ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ все страны-победительницы, кроме Советского Союза, приступили к широкой программе утилизации танковых парков, СССР же продолжал строить танки в больших количествах, сохраняя при этом и имевшиеся ранее. Помимо политической важности подобных тенденций, в основе которых лежал рост взаимного недоверия между вчерашними союзниками по антигитлеровской коалиции и страх перед возобновлением военных действий, возникла и окрепла новая стратегическая и тактическая угроза. И хотя не переводились те, кто считал танки вышедшими из моды, особенно при наличии у пехоты мощных гранатометов и ракет с кумулятивными боеголовками, совершенно очевидным становился тот факт, что в мире имеется некий центр, в котором сосредоточены сильнейшие танковые силы, способные грозить бронированным кулаком не только Западной Европе, но также и странам в других уголках мира, поскольку Советы стали экспортировать устаревшие, но все еще эффективные Т-34/85 и тяжелые танки так называемым неприсоединившимся странам, а также своим сателлитам и союзникам. Военный баланс неизбежно нарушался. По прошествии нескольких лет после окончания Второй мировой в западных некоммунистических странах назрела потребность в перевооружении и воссоздании танковых флотов, способных противопоставить себя массам танков, готовым в любой момент хлынуть в Европу с востока. В тот период родились танковые войска – причем войска немалой силы – многих стран коммунистической и некоммунистической ориентации: в Китае, в Северной Корее, в Восточной Европе и во вновь созданных государствах, таких как Израиль, Египет, Сирия, Индия и Пакистан.

Коммунистическая армия Мао Цзедуна, которая завершила подчинение себе Китая в 1949 г., представляла собой по большей части пехотное войско с незначительным количеством танков, отбитых у японцев, и американских машин, которые поставляли США противникам Мао. До тех пор пока Северная Корея при значительной поддержке китайцев и русских не вторглась в июне 1950 г. в Южную Корею, никаких серозных состязаний танк против танка на Дальнем Востоке не происходило. Северная Корея располагала около 240 Т-34/76 и Т-34/85, а войска Южной скоро получили усиление за счет американских танков, из числа которых первыми в боевых действиях приняли участие легкие танки М24 «Чаффи» с 75-мм пушкой. Северные корейцы применяли танки преимущественно как средство пехотной поддержки, при этом Т-34 себя вполне оправдывали (за исключением противостояний с «Чаффи» на малых расстояниях) до тех пор, пока им не пришлось столкнуться с М26 «Першинг» и последними М46 и М47 «Паттон».

Северокорейское вторжение проходило через традиционные фазы ослабления и снижения накала наступательного порыва по мере того как наступающие на передовой обгоняли тыл и снабженцы переставали поспевать за боевыми частями при одновременном росте противодействия со стороны врага. В схватках танк против танка, протекавших главным образом на дорогах или возле них среди рисовых полей и гор, верх обычно брали лучше вооруженные и обладавшие более толстой броней американские танки. Однако налеты авиации, наносившей удары напалмом по северно-корейским танкам и но грузовикам снабжения, ослабляли нападавших намного сильнее и в итоге вынудили их остановиться перед береговым плацдармом, прикрывавшим жизненно важный порт Пусан. После того как это случилось, дальнейшее стало лишь вопросом времени, которое потребовалось американцам для сосредоточения штурмовых формирований и высадки их с моря в тылу у противника с последующим разгромом его войск под Пусаном. Не прошло и нескольких суток, как северокорейские танковые войска перестали существовать. И хотя война продолжалась потом еще почти три года, северные корейцы, на выручку к котором пришла китайская армия, никогда уже не применяли в боях танки.

«Першинг вместе с пехотой совместно на рисовом поле

НОВЫЙ ВИТОК СОРЕВНОВАНИЯ ПУШКИ И БРОНИ

Оценивая степень советской танковой угрозы в Европе, западные союзники среди многих других факторов беспокоились и о том обстоятельстве, что последние тяжелые ИС-3 с их улучшенной броневой защитой могут оказаться неуязвимыми перед находившимся тогда на вооружении 90- и 83,4-мм пушками. Кроме того, они опасались, что окажутся в значительном численном меньшинстве перед Т-34 и их наследниками. В ответ на угрозу со стороны ИС-3 как американцы, так и британцы разработали тяжелые танки – соответственно 55-тонные М103 и 65-тонные «Конкерер», – вооруженные 120-мм пушкой и защищенные наклонной броней толщиной от 178 до 200 мм. Одновременно они дали старт целой серии проектно-исследовательских изучений в целях дальнейшего повышения поражающей способности противотанковых орудий, равно как радикального повышения темпов огня и его меткости.

Требование вооружить танк высокоскоростной пушкой ставило перед конструкторами ряд сложных проблем: прежде всего, как при таких возросших запросах удержать стоимость, размеры и массу изделия в разумных с практической точки зрения пределах. Те же проблемы не давали спокойно спать и разработчикам самых обыкновенных противотанковых орудий, которые тоже, конечно же, стали слишком большими и громоздкими. Изобретатели решительно вознамерились создать оружие, которое давало бы тот же эффект, как пушка с высокой начальной скоростью полета снаряда, но не заставляло бы платить за это ценой снижения подвижности. Появились и прошли испытания всевозможные безоткатные орудия, стрелявшие кумулятивными боеголовками со значительной бронепробиваемостью, которые, однако, страдали от определенных присущих им недостатков. прежде всего в том, что касалось дальности и меткости огня. (Самыми революционными можно считать управляемые реактивные снаряды, или ракеты, запускавшиеся с легкой техники или просто с земли, наводившиеся на цель за счет пульта управления (что оставляло за бортом проблему определения расстояния) и – по причине наличия у них кумулятивных боеголовок – не нуждавшиеся в большой скорости для достижения нужного эффекта. оставаясь одинаково действенными на любой дистанции. Началом начал для подобного рода средств противотанкового управляемого вооружения (по английской классификации Antitank Guided Weapon/ATGW или, что более распространено, ATGМ/Anti-tank Guided Missile – соответствует русской аббревиатуре ПТУР/противотанковая управляемая ракета. – Прим. пер.) стал немецкий проект ракеты «воздух-воздух» 1944 г. под индексом Х7; контроль за полетом снаряда производился за счет электрических сигналов, подававшихся по очень тонким проводам, стравливавшимся из ракеты в процессе полета. Модификации противотанкового оружия, разрабатывавшиеся н развивавшиеся на протяжении 50-60-х годов, привели к созданию серьезной угрозы танкам на дистанции до 4000 м не только со стороны наземных пусковых установок, но также и с вертолетов.

Однако сумма факторов за и против выносила тем не менее решительный приговор в пользу высокоскоростной пушки. Именно на этом оружии западные союзники – с британцами во главе процесса – и сконцентрировали основное внимание. Удлинение стволов пушек давало увеличение скорости полета усовершенствованных выстрелов (самым перспективным из которых оставался подкалиберный оперенный с отделяющимся поддоном, в соответствии с английской терминологией – Armor L'urcing Fin-Stabilized Discarding Stdxtt/APFSDS. – Прим. пep.), позволявших пушке во всех ситуациях при применении на приемлемых дистанциях боя поразить любую броневую защиту противника. Однако все старания были бы напрасными, если бы экипажи не научились добиваться высокой степени попаданий: уровень в 90 процентов попаданий при темпе огня 10 выстрелов в минуту считался необходимым, принимая во внимание, что массированные вражеские танковые соединения наступают с большой скоростью, при условии поддержки их другими танками с дистанции.

Проблему пристрелки в обстановке возникновения помех с видимостью после выстрела пушки предполагалось решить за счет простой тренировки. Оптические дальномеры отличались тенденцией к ненадежности и не обеспечивали должного порога точности, который требовался при стрельбе по малым мишеням. Для начала британцы изобрели прием, состоявший в том, чтобы производить один за другим три выстрела по цели с дистанции до 1000 м: первый с установкой прицельной планки на 800 м, второй – на 1000, а третий – на 600 м. Таким образом попадание гарантировалось, если исходить из гарантии надежности боеприпасов и точной балансировки пушки к прицелу. На дистанции свыше 1000 м сначала делался выстрел осколочным, позволявшим определить расстояние, после чего производилась вышеописанная процедура из грех последовательных выстрелов. Данный прием приводил к значительному перерасходу боеприпасов, принимая во внимание, что редкие танки несли боеукладку больше чем на 60 артиллерийских выстрелов. Не гарантировал подобный метод и от погрешностей и ошибок, нескольку разные боеприпасы имели разные характеристики, прицельные приспособления нередко страдали от изъянов, а четкого обнуления, или приведения к нормальному бок», не позволял достигнуть целый ряд факторов, первым из которых заслуженно считается «изгиб ствола». Воздействие дождя или холодного бокового ветра на раскаленный ствол в течение примерно двух часов могло дать отклонение от нуля на 5 #186; от нормальной траектории – достаточно, чтобы стать причиной промаха на 1000 м.

БРОНЕБОЙНЫЕ СНАРЯДЫ И ИХ ДЕЙСТВИЕ

На протяжении 50-60-х годов борьба за повышение качества огня за счет улучшения качества боеприпасов, усовершенствования прицелов и дальномеров в сочетании с облегчающими задачи приемами, а также путем тщательной подготовки вооружения заняла центральное место в методах решения проблемы эффективного противодействия вражеским танкам. С целью уменьшения расхода боеприпасов и упрощения прицеливания в середине 50-х годов британцы представили подкалиберное «пристрелочное орудие»», стрелявшее трассирующим боеприпасом по цели с задачей помочь определить дистанцию перед произведением выстрела из основного вооружения. Достигалось это за счет установки американского 12,7-мм пулемета, спаренного с 105-мм пушкой последних танков «Центурион». Система, в которой пристрелочное орудие давало короткую очередь из трех специальных трассирующих выстрелов, позволяла достигнуть 90 процентов гарантии попадания с первого выстрела из основного вооружения и значительно превосходила любые из уже имевшихся в наличии ручные или автоматические оптические установки. Американцы, однако, так и не приняли ее на вооружение. Вместе с тем проблема «изгиба ствола» тем не менее оставалась нерешенной. Появление в начале 60-х годов лазера, дававшего верный шанс легкой ценой достигнуть целей при применении его для определения дистанции, подарило конструкторам и военным надежду значительно усовершенствовать приемы управления огнем.

Сложности с поражением целей тесно соседствовали с проблемой передвижения и ведения огня в ночное время. Во время Второй мировой войны, когда танковые сражения редко происходили ночью, но передислокации формирований бронетехники в темное время суток при применении фар и просто при ясной луне являлись обычным делом, предпринимались попытки оснащения танков приборами ночного видения. Британцы отдали немалую дань экспериментам (хотя практически не нашедшим применения на практике) с прожекторами с дуговыми лампами в 13 миллионов свечей, которые устанавливались на «Матильды»» и «Гранты» для освещения поля боя, чтобы облегчить нахождение и уничтожение целей и ослепить противника за счет эффекта мерцания: в целях секретности проект получил название «световой обороны канала» (Canal Defence Lighl/CDL). Немцы, далеко продвинувшиеся в разработках в области невидимых инфракрасных лучей, использовали знания для создания танкового осветительного прибора, позволявшего экипажу видеть в темноте, оставаясь незаметными для невооруженного глаза. Однако источник «активного» инфракрасного света позволяет засечь его, а потому оставаться незамеченными удавалось только до тех пор, пока неприятель не располагал соответствующим снаряжением. После войны русские с энтузиазмом ухватились за исследования и разработки в области инфракрасных приборов, попавших им в руки. В середине 50-х на западе вдруг открыли, что русские Т-54 и Т-55 оснащены инфракрасным оборудованием, обеспечивавшим экипажам возможность передвигаться и стрелять ночью. Естественно, не понадобилось много времени, чтобы Соединенные Штаты, Франция и Британия стали устанавливать инфракрасные детекторы на свою бронетехнику, чтобы во всеоружии встретить обзаведшегося очередным новшеством потенциального противника.

РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ИННОВАЦИИ В ТАНКОСТРОЕНИИ У РУССКИХ ПОСЛЕ ВОЙНЫ

ИС-3

ИС-3 ПРЕДСТАВЛЯЛ СОБОЙ следующий шаг русских по пути развития ветви тяжелых танков КВ и ИС. В момент своего появления в 1945 г. машина с ее куполообразной башней и сходящимися под углом этаким широким клювом листами лобовой брони корпуса вызвала неприятный озноб у западных союзников. Если не брать в расчет неудобств, которые создавала экипажу вынужденная необходимость существовать в довольно тесном пространстве внутри машины, можно было бы назвать танк довольно удачным, тем более что разработчики гарантировали его защищенность перед лицом существовавших противотанковых орудий. В действительности же, как выяснилось на практике, ИС-3 имел определенные слабости, заключавшиеся не в последнюю очередь в верхнем броневом листе лобовой части башни. Вес: 46 тонн Скорость: 40 км/ч

Лобовое бронирование: 200 мм (наклонное) Вооружение: 1 пушка 122-мм, 2 пулемета

Т-54

Конструкция т-54 в очередной раз иллюстрирует прагматизм русской танкостроительной политики, заключавшейся в том, чтобы брать за основу при разработке нового танка удачные в прошлом модели. Итак, в этом наследнике Т-34 сохранилась подвеска системы Кристи, хотя выросла мощность двигателя (до 520 л/с), появилась куполообразная башня с действенной 100-мм пушкой, что отразило в себе попытку русских – и весьма удачную – повысить мощность орудия и броневую защиту, при этом понизив высоту силуэта. Как важное новшество, внедренное на более поздних моделях, следует отметить появление успокоителя качки орудия, которыми уже обладали современные американские и британские машины. Следом за Т-54 шел более сложный по устройству Т-55 с 35-см прожектором, позволявшим экипажу вести огонь в ночное время на дистанции до 1 000 м.

Вес: 36 тонн Скорость: 50 км/ч Лобовое бронирование: 75 мм (наклонное) Вооружение: 1 пушка 100 мм, 2 пулемета

ТАНКИ И УГРОЗА ПРИМЕНЕНИЯ АТОМНОГО ОРУЖИЯ

В послевоенную эру Советский Союз, Соединенные Штаты и Великобритания и следом за ними Франция встали во главе процессов создания танков нового поколения. Русские, следуя ранее избранной политике поэтапного развития существующих моделей, поставили в строй тяжелый ИС-3 и со временем его еще более массивного наследника Т-10, вооруженных 122-мм пушками, а также продолжали парадигму основанных на подвеске Кристи Т-34 путем создания танков Т-54 и Т-55 со значительно улучшенными башнями, 170-мм бронированием и 100-мм пушками. Действуя в том же духе, американцы развивали М26 «Першинг», что привело к появлению целой секвенции моделей американских танков- М47, М48 и М60. К сожалению для США, экспериментальный проект Т95 (танка с газотурбинным двигателем, независимой подвеской и гладкоствольной 90-мм пушкой) окончился полным фиаско, что побудило их обратить внимание на британскую 105-мм пушку как необходимую замену устаревшей 90-мм. Не менее радикальная затея британцев тоже завершилась провалом. Серия FY 200, на основе корпуса которой в будущем предполагалось строить целое семейство боевых бронированных машин, оказалась неприемлемой ни с какой стороны. В результате конструкторы пошли другим путем, что привело к созданию «Центуриона», который в будущем получил более толстую броню, приборы для ведения боя в ночное время и успешно менял главное вооружение с 76,2 до 83,4 и до 105 мм. Несмотря на некоторую ненадежность ходовой части, «Центурион», как мы увидим далее, зарекомендовал себя как отличный боевой танк. Однако только 105-мм пушка, совмещенная с той же затворной частью, что и у 83,4-мм, стала действительно превосходным оружием двойного назначения. позволявшим вести чрезвычайно точный огонь и принятым на вооружение для установки на танках в большинстве стран мира, за исключением советского блока.

Появление таких новых машин восстановило в военных веру в будущее этого оружия не только как средства наступления или противодействия танкам, поскольку танки обрели способность давать укрытие от огня, взрывной волны и радиации при действии ядерного оружия, которое в 50-е годы стало появляться в миниатюрном исполнении для тактического применения на поле боя. Бронетехника предоставляла защиту от физического воздействия ядерного взрыва, подвижность же танков позволяла сухопутным силам избегать ядерных ударов или же быстро продвигаться через опустошенные районы. Таким образом, будущее танка было гарантировано.

М48А2

М48А2 СТАЛ ЧЕТВЕРТЫМ АМЕРИКАНСКИМ ТАНКОМ в линии наследников «Першинга», который поступал в армию США ближе к концу Второй мировой войны и принимал участие в боевых действиях в Корее. За «Першингом» один за другим шли М46, М47 и М48 (известные также как «Паттон-1, -II и -III»). Ни один в действительности до конца не отвечал требованиям армии, хотя на каждой из модификаций появлялось нечто новое, как, например, улучшенная полуавтоматическая трансмиссия, ручка управления типа «джойстик», усиленный корпус, более совершенная по конструкции башня и стереоскопический дальномер, правда довольно сомнительной точности.

Разработанный в 1951 г., М48А2 представлял собой заметный шаг вперед по сравнению с предшественниками. Он оснашался 850-сильным двигателем с инжекторной системой впрыска топлива и отличался от предшествующей модели слегка переработанными корпусом и башней. Между тем он, к сожалению, сохранил неадекватную 90-мм пушку, вследствие преклонения американцев перед гладкоствольным вооружением, которое, однако, не сумело вписаться в рамки технического задания (по цене). Вес: 46 тонн Скорость: 53 км/ч

Лобовое бронирование: 1 78-мм (наклонное) Вооружение: 1 пушка 90-мм, 2 пулемета.

АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЕ КОНФЛИКТЫ

Начиная со смехотворно малого – одного -Шермана», двух «Кромвелей» и 12 легких танков «Гочкис» 1135, плюс нескольких разномастных бронемашин и джипов. – израильтяне сумели создать одни из самых результативных танковых войск в послевоенную эру Коль скоро новоиспеченное государство Израиль в 1948 г. оказалось втянуто в крупномасштабный вооруженный конфликт с соседствующими с ним арабскими странами, его выживание зависело от эффективности действий пехоты, поддерживаемой любым тяжелым оружием, которое только представлялось возможным купить, выпросить, украсть или захватить в виде трофеев.

В процессе роста израильские бронетанковые войска, как и вооруженные силы страны в целом, столкнулись с вызванными экономическими и политическими ограничениями сложностями при приобретении нового снаряжения. До начала регулярных поставок импортного вооружения – из Франции с 1955-го, из Британии с 1959 и из Соединенных Штатов с 1965 гг., – израильтянам приходилось обходиться тем, что теми или иными путями попадало к ним или перепадало им «от чьих-нибудь щедрот», то есть применительно к танкам они по большей части довольствовались «Шерманами» самых разных моделей с самыми разными пушками. В войсках Израиля бал правили в основном пехотно мыслящие высшие офицеры, не дававшие хода танкистам и не стремившиеся развивать танковую доктрину, несмотря на подходящую для бронетехники местность тех регионов, где традиционно находила применение армия. Проведенные дважды или трижды приближенные к реальным боевым действиям учения и война на Синайском полуострове в 1956 г. привели к пересмотру концепции и позволили энтузиастам танкового дела доказать необходимость перераспределения приоритетов в области укомплектования частей и выделения им средств на пополнение материальной части. Премьер-министр Давид Бен-Гурион принял решение в пользу танкистов.

После того как в 1955 г. египетская армия с ее «микстурой» из «Шерманов» и всевозможных британских бронемашин получила дополнительное вливание в виде поставленных из СССР через Чехословакию 230 Т-34/85 и 100 СУ-100, израильтяне уговорили Францию выделить им еще 100 «Шерманов» и около 100 АМХ-13, вооруженных немецкими 75-мм пушками L70 легких танков. Таким образом, когда Израиль перешел в наступление на Египет 29 октября 1956 г., танки, которые выставили стороны на поле боя, были в основном представлены образцами бронетехники, принимавшими участие во Второй мировой войне и уступавшими последним «Центурионам», которые британцы высадили с моря в Порт- Саиде 6 ноября.

Израильтянам понадобилось двое суток на разгром египетской обороны в районе Кусеймы на восточной окраине Синая и на то, чтобы покрыть следующие 150 км к стратегически важному перевалу Митла, перерезав вражеские линии коммуникации. Кусейма далась наступающим сравнительно легко за счет осуществленного в стиле блицкрига броска 7-й бронетанковой бригады полковника Бен-Ари. Ожесточенные бои танков против танков и противотанковых пушек полыхали у опорных пунктов Ум-Катеф и Бир- Шихан. Израильтяне, стремясь минимизировать потери, обычно оставляли позади неготового быстро сложить оружие противника, избегая кровопролитных штурмовок, предпочитая входить в тыл вражеских расположений и идти вперед к поставленным целям, нигде не задерживаясь. За довольно короткое время израильтяне сломили неприятельское сопротивление и в течение двадцати восьми часов соединились с парашютистами, выброшенными у перевала Митла в момент старта кампании. Не более чем через трое с\ток после начала операции египетская оборона в центре Синая начала необратимо рушиться, противник откатывался к Суэцкому каналу, что позволило наступающим к 5 ноября овладеть всем Синайским полуостровом до того, как долго раскачивавшиеся англо-французские командиры осуществили высадку в Порт-Саиде.

Реакцию египетских танкистов на израильские броски следовало бы назвать сдержанной. Танковые соединения откровенно избегали столкновений с противником, а приданная пехотным частям бронетехника обычно действовала неподвижно в обороне, часто вкопанная в землю по башни. Как правило, танки и САУ уничтожались там, где стояли. Во всяком случае гораздо чаще, чем те, которые в отчаянной ситуации снимались с места и, выезжая на открытое пространство, становились добычей бойко маневрировавших израильских танков, самоходных орудий или – что даже чаще – самолетов. Когда египтяне перешли во всеобщее отступление на северном прибрежном направлении от Эль-Ариша к Эль- Кантаре, грузовики снабжения и бронетехника сделались легкими мишенями для атакующих. С крушением организованной обороны начался разгром. Что самое удивительное – египетская бронетанковая бригада, получившая приказ атаковать десантников у перевала Митла, так и не появилась у их позиций. Израильские потери в танках можно считать минимальными, особенно учитывая тот факт, что многие машины подлежали ремонту и восстановлению. Кампанию никак нельзя назвать кровопролитной для Израиля, достаточно сказать только, что число убитых составляло около 150 человек. Победителям досталось около 55 египетских полевых пушек, 110 противотанковых орудий, 125 танков и 60 бронетранспортеров вместе с безнадежно устаревшими британскими транспортерами «Брен».

Есть все основания счесть последствия кампании 1956 г. поистине судьбоносными для израильских бронетанковых войск. В 1959 г. они приобрели у Британии «Центурионы» с 105-мм пушками, а в ноябре 1960 г. (точнее в 1964 г. – Прим. пер.) применили их против двух немецких PzKpfw IV. поставленных в глубокие танковые окопы с целью оказания поддержки операциям сирийских рейдеров в Нухейле. Открыв огонь примерное 1500 м и выпустив за полтора часа боевой работы 89 снарядов, израильтяне сумели поднять тучи пыли и дыма, но ухитрились не попасть ни в один из PzKpfw IV, которые отстреливались с той же эффективностью. С тех пор израильтяне под началом назначенного командующим танковыми войсками генерала Исраэля Таля сосредоточились на укреплении дисциплины, совершенствовании мастерства и отработке приемов стрельбы.

ШЕСТИДНЕВНАЯ ВОЙНА

Подготовка сцены для первого противостояния современной советской бронетехники, с одной стороны, и танков британских и американских поставщиков, с другой, началась в мае 1967 г., когда египтяне принялись накапливать войска на Синайском полуострове, тогда как сирийцы и иорданцы тоже выказывали признаки оживления деятельности в направлении наращивания сил с целью поддержать Египет в предстоящей агрессии против Израиля. Численность египетского танкового парка выросла примерно до 1000 единиц, включая 60 ИС-3, 450 Т-54 и Т-55 и 30 «Центурионов». Иорданцы располагали примерно 50 «Центурионами» и 150 легкобронированными танками «Чэреитир», вооруженными – как те, так и другие – 83,4-мм пушками. против этих сил арабского противника, дополненных еще примерно 400 сирийскими танками (из них 150 Т-54), израильтяне располагали приблизительно 1000 танков, треть из которых приходилась на «Центурионы», еще треть на М48, а оставшаяся на «Шерманы» и АМХ13. Баланс сил, таким образом, нельзя назвать безнадежно смещенным в пользу арабов, тогда как качество израильских танков н выучка личного состава позволяют считать расклад более чем благоприятным для Израиля.

Сухопутная армия дружно ударила по египетским войскам на оборонительных позициях вдоль границы от Сектора Газа до Кусеймы. Египетская сторона следовала современной советской доктрине, продиктованной так называемыми советниками. Передовые эшелоны состояли из обороняемых пехотой опорных пунктов, усиленных статичными ИС-3, Т-34 и СУ-100 и пользовавшихся всецелой поддержкой артиллерии, в тылу находились подвижные силы, широко представленные Т-54 и Т-55 и предназначавшиеся либо для того, чтобы купировать возможный вражеский прорыв, либо чтобы развивать успех в случае удачного хода событий в процессе вторжения в Израиль.

На суше израильтяне избрали оборонительную тактику против Иордании и Сирии, тогда как 5 июня нанесли нокаутирующий удар по Египту стремительными бросками на трех направлениях. Слева дивизия генерал-майора Ариэля Шарона нацеливалась на Кусейму и Абу-Агейлу; в центре дивизия Авраама Иоффе наступала на Бир-Лафан, откуда она смогла бы взаимодействовать либо с Шароном на южном фланге, либо с дивизией Галя на правом, или северном, поскольку последняя продвигалась дорогой вдоль побережья Средиземного моря к Эль-Аришу. Каждой из дивизий удалось значительно продвинуться, оказывая непрямую поддержку другой.

БИТВА ЗА ПЕРЕВАЛ ЭЛЬ-ДЖЕРАДИ

Город Рафах служил первой целью Таля, которую атакующие взяли в первое же утро в ходе ожесточенных танковых атак и фланговых обходов силами пехоты и танковых частей. Одновременно Таль ударил в направлении Эль-Ариша, послав на прорыв авангард из 17 «Центурионов» и двух М48 из состава 7-й бронетанковой бригады полковника Шмуэля Гонена. Держась шоссе (и таким образом избегая минных полей по обеим его сторонам), атакующие с налета обрушились на сильно укрепленные позиции противника вЭль-Джеради, обходя крупные силы временно деморализованных египтян из 7-й дивизии. Однако египтяне быстро пришли в себя н вновь заняли бетонные «редуты» Джеради силами пехоты, артиллерии и ИС-3, уничтожить которые не потрудились атакующие. Таким образом, дорога на Эль-Ариш оказалась блокирована, а израильские танки, у которых уже заканчивались горючее и боеприпасы, очутились перед угрозой уничтожения в том случае, если бы они в кратчайшие сроки не полу чили снабжения и подкреплений. Оценив обстановку, Таль понял, что не может ждать до ночи, чтобы развернуть атаку объединенными усилиями. Он приказал Го не ну атаковать с ходу. Тот взялся за дело с присущей ему энергией. Если бы сержант Шуваль, командир разведывательного дозора, состоявшего из джипа и полугусеничной бронемашины. не успел остановить Гонена прежде, чем полковник выехал к перевалу в пределах полной видимости для противника, командовать израильтянами в развернувшемся там затем бою пришлось бы кому-нибудь другому.

Шувалю повезло, когда обороняющиеся стерли с лица земли его маленький отряд, он сумел без единой царапины вернуться назад и успеть предупредить Гонена, чтобы и тот не попал в засаду. Гонен попросил Таля все же придерживаться изначального плана штурма силами двух бригад. Между тем, зная об отчаянном положении маленького танкового отряда, отрезанного под Эль- Аришем, Галь повторил приказ Гонену перейти в атаку немедленно силами единственного батальона М48, осознавая, что тому придется действовать практически без поддержки, поскольку остальные части будут подтягиваться по одиночке после того, как завершат овладение Рафахом.

ШЕСТИДНЕВНАЯ ВОЙНА. ИЮНЬ 1967 г. БРОСОК И ПРОРЫВ НА ПЕРЕВАЛЕ ДЖЕРАДИ

Развернутый израильтянами штурм перевала Джеради стал полной неожиданностью для египетской обороны, однако после достигнутого головным отрядом бронетехники прорыва египтяне пришли в себя. В результате их противодействия техника крохотного дозорного отряда сержанта Шуваля превратилась в обломки и осталась догорать на обочине дороги, а рядом с ней заняли место М48 из танкового батальона майора Эхуда Элада. Он попытался принять в сторону, где преградой служили в основном не мины, а глубокий песок. М48 справа пострадали от мин. а те, что слева. – от орудийного огня ИС-3 и противотанковых пушек.

Элад, чувствуя себя обязанным достигнуть цели, лично принял руководство боем и попробовал обойти заслоны через дюны, взяв еще левее. На панораме мы видим M48 Элада разворачивающимся под вражеским огнем. Не желая прозябать на столь открытой и невыгодной позиции. Элад, не дожидаясь, пока можно будет организовать полную огневую поддержку прорыву, возглавил самоубийственный бросок. Комбат решительно преодолел подъем и вывел танк на склон, где мгновением позже в буквальном смысле лишился головы.

Офицер по оперативным вопросам, лейтенант Амирам Мицна, не сумев связаться по рации с заместителем Элада, чтобы тот принял командование, тотчас же отменил атаку и приказал танкам разворачиваться. Тем временем заместителя погибшего комбата полностью поглотили события боя у дороги, а потому лейтенанту пришлось спешить к самому Гонену, которого он нашел на обочине шоссе, откуда Гонен, импровизируя в пожарном порядке, пытался скоординировать действия атакующих.

Положение батальона вполне заслуживает определения очень рискованного и незавидного. Несколько М48 полностью вышли из строя, остальные получили те или иные повреждения. Для второй попытки, поддержку которой осуществляли тяжелые минометы и орудия все еще способных стрелять танков батальона, оставалась только третья рота лейтенанта Эйн-Гиля, который помчался на врага со скоростью 40 км/ч по незаминированной дороге, стреляя во всех направлениях. Эйн-Гилю удалось достигнуть перевала, что называется, почти без царапинки. поскольку египетские орудийные расчеты оказались неспособны попасть в столь быстро двигавшиеся цели и. видя это. стали один за другим бросать пушки, разбегаясь кто куда. Заместитель Элада наконец получил известие о смерти комбата и принял батальон, приказав Эйн-Гилю уничтожить обойденные им с фланга ИС-3 на склоне позади него. Наводчики ИС-3 с их медленно вращающимися башнями оказались неспособны взять на прицел скоростные М48, и вот египетские танки стали один за другим вспыхивать или взрываться, получая снаряды в сравнительно тонкие борта с малой дистанции.

Отрезанному отряду израильтян грозили немедленный разгром и уничтожение. если бы Гонену не вмешался и не приказал заместителю Элада продолжить продвижение и подать помощь «Центурионам» у Эль-Ариша. Эль-Ариша наступающие достигли, однако перевал за их спиной остался в руках противника, что могло бы привести к печальным последствиям для оторвавшихся от своих израильтян, если бы не четвертый штурм силами пехоты с наступлением темноты, которая за четыре часа ожесточенного боя окончательно сломила сопротивление египтян.

Как бы смело и решительно ни действовал и израильтяне в наступлении и как бы стойко ни противостоял им египетский контингент в обороне, нельзя сказать, чтобы та или другая сторона заслужила особых похвал за свое поведение к описанном выше эпизоде. Трудно примириться с двумя случаями упущенной израильтянами возможности уничтожить противника, коль скоро они сумели выйти во фланг и в тыл весьма и весьма прочным вражеским позициям. Равно непростительно упущение египетских защитников перевала, так и не перегородивших дорогу минными заграждениями после того, как неприятель воспользовался ею на начальном этапе, а также не пожелавших контратаковать и покончить с отрядом «Центурионов» под Эль-Аришем и затем усилить оборону на перевале. Однако необходимо вместе с тем отдать должное израильтянам, которые, несмотря на их безрассудство, всегда стремились извлечь максимальную выгоду из огневой мощи, броневой защиты и подвижности бронетехники, чему египтяне редко могли противопоставить что-нибудь существенное.

ШЕСТИДНЕВНАЯ ВОИНА ИЮНЬ 1967 г .

ИСРАЭЛЬ ТАЛЬ

ИСРАЭЛЬ ТАЛЬ РОДИЛСЯ В 1924 г., в 1941 г. поступил в британскую армию, где дорос до инструктора по стрельбе, в чине сержанта в составе Еврейской бригады принимал участие в боях в Италии. Окончив философский факультет и защитив диплом, Таль пошел служить в Армию обороны Израиля и принял участие в вооруженной борьбе за выживание и сохранение независимости страны. Находясь на кадровой службе в армии, он снискал себе репутацию строгого поборника дисциплины, специалиста в области применения пулеметов и подрывного дела и талантливого изобретателя, а также сделался ярым поборником идеи главенства танков и высокоскоростных пушек в деле обороны Израиля. Изучение боевых приемов прошлого привело Таля к убеждению, что Гудериан есть тот самый военный, у которого стоит поучиться. Опыт применения танков в ходе кампании 1956 г. и пограничных инцидентов убедил Таля, что танки будут неспособны показать себя полностью, если только не улучшить технику стрельбы и дисциплину. Как глава бронетанковых войск, он в 1964 г. приступил к насаждению порядка и внушению личному составу всей важности внедрения четких огневых приемов, позволивших значительно повысить ценность таких машин, как «Центурион» и М48 «Паттон», за приобретением которых в 1965 г. тоже стоял Таль. По крайней мере, в одном из пограничных инцидентов генерал Таль выступал как наводчик, показав истинное мастерство артиллериста и записав себе на счет несколько удачных попаданий. Великий час пробил для Таля 5 июня 1967 г. Как командир дивизии, осуществившей ряд впечатляющих прорывов на северном направлении вдоль шоссе, связывавшего Газу и Эль-Ариш, он привел свое соединение к полной победе, имея все основания гордиться высоким уровнем огневой подготовки и качеством применения боевой техники личным составом частей, комплектующихся главным образом из резервистов. Позднее он принижал роль управляемого противотанкового оружия, не сумев разглядеть в ракетах серьезной угрозы танковым войскам Израиля, о также выступал против строительства фортификационных оборонительных сооружений вдоль Суэцкого канала. Как он утверждал, пушка всегда окажется предпочтительнее ракеты, а неподвижная оборона – верный путь к поражению. Хотя в последнем он и оказался прав, близорукость и презрение, с которым он относился к противотанковым управляемым ракетам и реактивным снарядам, а также слишком слепая вера во всемогущество танков во многом привели к поражениям израильтян на начальном этапе боев на западе Синая во время войны 1973 г. После войны Судного дня (Иом- Кипур) 1973 г., в ходе которой Таль служил в должности заместителя начальника Генштаба, он сделался советником министра обороны Израиля по вопросам развития и организации и сыграл ведущую роль в разработке и строительстве первого отечественного – и конструктивно весьма оригинального танка, названного «Меркава» (букв. «Колесница». – Прим. пер.).

ЛИХОЕ БЕСЧИНСТВО ИЗРАИЛЬТЯН

События развились так быстро и носили столь катастрофический характер для египтян, что они не смогли вовремя ввести в действие танковые боевые группы для исправления положения на границе. Потому 6 июня и в последующие дни танки арабов попадали в переделку либо на марше к передовой для развертывания контратаки, либо в процессе попыток спастись бегством. По всему фронту дивизии Шарона, Иоффе и Галя настигали и беспощадно уничтожали египетские танковые части. Действия танкистов Таля под Бир-Лафаном, пользовавшихся интенсивной поддержкой артиллерии в ходе штурма укрепленного района противника, можно назвать просто великолепными: предельно метким и смертоносным огнем танков и орудий наступающие выгнали уцелевшего врага прямо на направление наступления танков Йоффе южнее. Шабтай Тевет (автор книги «Танки Там муза» о танковых войсках Израиля и о Шестидневной войне, которую широко использует в этом разделе автор данной работы. – Прим. перев.) описывает момент встречи так:

«РОТЫ НАСТУПАЛИ размеренно, взвод за взводом, машина за машиной, наводчики пользовались подаренным им редким спокойствием и тщательно прицеливались».

Наступил час, когда израильские танкисты получили воздаяние за многие нелегкие дни упражнений по упрощающим прицеливание методам, когда сказалась уверенность танковых экипажей в машинах и в их вооружении.

Израильтяне бесчинствовали во вражеских тыловых районах, громя противника как им заблагорассудится и беспощадно уничтожая службы его тылового обеспечения. Иоффе и Шарон рвались к перевалу Митла, чтобы скоро стать свидетелями полного коллапса неприятельской обороны и упадка боевого духа врага. Египетские колонны снабжения пылали в огне, подожженные нещадно атаковавшими их ВВС. Система руководства частями у египтян переставала функционировать, командование утрачивало контроль над войсками. На подступах к перевалу ночью 6 июня рота израильских танков перемешалась в темноте с танковым батальоном египтян, причем последние не осознали случившегося. Израильтяне же быстро поняли, что происходит, и продолжали следовать в колонне до тех пор, пока командир не отдал приказ;» принять в сторону, включить прожекторы и осыпать недавних спутников градом снарядов и выстрелов с короткой дистанции, что привело к уничтожению целой египетской части. Конечно же, у израильтян тоже назрела проблема тылового обеспечения – на снабженцев стало часто невозможно полагаться. Несколько израсходовавших горючее танков пришлось на буксирах тянуть к огневым позициям на перевале Митла, и порой машины сохраняли подвижность только благодаря перекачке топлива из брошенной врагом техники. Размеры материальной части, оставляемой бегущим врагом, не могут не поражать. Около Нахля бойцы дивизии Шарона нашли египетскую 125-ю бронетанковую бригаду, в превосходном порядке выстроившуюся но обочинам дороги, при этом экипажи покидали машины и бежали кто куда, даже не попытавшись уничтожить танки, поскольку не получали соответствующего приказа, как потом объяснил взятый в плен командир. Спустя несколько часов, Шарон догнал остатки 6-й дивизии, в которую и входила упомянутая выше бригада, записав себе на счет еще 60 танков, 100 орудий и 300 единиц прочей техники.

Подобное происходило не везде и не всегда. То гут. то там египтяне сражались отважно, однако распад армии зашел слишком далеко, чтобы что-то могло спасти войска Египта на Синае. Когда 8-го числа израильские части достигли канала и развернулись по его берегам, стали очевидными масштабы одной из величайших из известных истории побед в танковых сражениях. Около 800 египетских танков, сотни орудий и еще 10 000 единиц техники, что составляло до 80 процентов материальной части египетской армии, достались израильтянам, заплатившим за крупнейший успех уроном в 1300 человек (в том числе всего лишь 300 убитых). Потери же египетских войск, по разным оценкам, составили от 10 до 15 тысяч человек.

Иорданская армия понесла столь же убедительное поражение, правда с меньшими по масштабам потерями. В то время как в ожесточенных боях за Иерусалим принимала участие преимущественно пехота и десантники, основное столкновение бронетехники протекало в Самарии, где 5 июня две бригады израильских «Супер Шерманов» схлестнулись с почти равными им по численности группами вражеских «Центурионов» и «Чэреитиров». Здесь израильтянам пришлось столкнуться с достойным противником: в начале боевого соприкосновения иорданцы на маневре сумели окружить атакующие «Шерманы», встречая каждый удар израильтян вблизи Дженина и Кабатии с непоколебимой стойкостью. Однако постоянный напор израильских танкистов и вмешательство никем не тревожимой в небе военной авиации Израиля позволили сломить сопротивление на позициях арабов, 105-мм пушкам «Шерманов» оказались вполне по зубам даже «Центурионы», которые и уничтожались на дистанции обычно не свыше 1000 м. Однако только прорыв израильтян в районе транспортного центра Наблус, выход в тыл иорданцам и захват всех мостов через реку Иордан смогли принести быструю и решительную победу наступающим 6 июня. Крушение иорданской обороны 7-го числа с потерей почти всех танков стало неизбежным.

Падение Иерусалима 7-го и вывод уцелевших иорданских частей развязали Израилю руки для штурма Голанских высот 9 июня, где с самого начала вспышки военных действий 5-го числа сирийцы проявляли примечательную осторожность. Действуя против окопавшегося на укрепленных высотах противника, израильтянам приходилось полагаться на хорошо скоординированные силы пехотных и танковых частей. Как некогда давным-давно под Камбре, наступающие пробили бреши в передовых заслонах сирийцев, в которые и устремилась бронетехника. Темпы вражеского продвижения (чему особенно способствовала перебрасывавшаяся на вертолетах пехота), да еще в условиях такой трудной местности поколебали волю сирийских защитников к победе. Пехота их дрогнула, танковые экипажи принялись бросать машины, а танковые резервы в основном предпочли поискать спокойных мест где-нибудь вдали от Голанских высот. Баланс во всех состязаниях танк против танка, протекавших в ходе этого краткосрочного сражения, неизменно сводился в пользу лучше подготовленных и более опытных израильтян.

ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЕ ПРИНЦИПЫ УСПОКОИТЕЛЯ КАЧКИ ОРУДИЯ

«ЦЕНТУРИОН-3»

ЦЕНТУРИОН» МК 1 появился слишком поздно, чтобы успеть принять участие во Второй мировой войне, однако именно он, наконец, позволил британским танкостроителям занять достойное их призовое место. Представлявший собой прорыв в британских танковых технологиях, танк с наклонной броней и значительно усовершенствованной по форме башней имел и еще одно привлекательное свойство – вполне легко поддавался дальнейшей модернизации.

В то время как Mk 1 вооружался уже устаревшей 76-мм пушкой, Мк 3 получил куда лучшую 83,4-мм с электронным стабилизатором угла возвышения и азимута, что сильнейшим образом облегчало задачи управления огнем и повышало меткость. Однако же вместе с тем не отмечалось усилий разработчиков в направлении упрощения работы водителя. Переключение передач оставалось ручным, а управление движением осуществлялось привычными рычагами. С течением времени место главного вооружения заняла превосходная 105-мм пушка, толщина скатных листов брони возросла, появились инфракрасные приборы для ночного боя и определения дистанции, позволявшие улучшить качество огня. Когда же в 60-е годы «Центурионы» стали снимать с вооружения в Британии, другие страны – прежде всего Израиль – поспешили приобрести перспективную, на их взгляд бронетехнику, которую в свой черед усовершенствовали, в частности заменив трансмиссию на более мощную и надежную, чем стояла на оригинальных танках. Вес: 49 тонн Скорость: 34 км/ч

Лобовое бронирование: 152 мм (наклонное) Вооружение: 1 пушка 83,4-мм, 1 пулемет

Русские Т-54 и -55, захваченные целыми сотнями у армий арабских стран и впоследствии поставленные на службу Израилю.

ИНДИЯ ПРОТИВ ПАКИСТАНА

Танковые поединки в Пенджабе в 1965 г. велись между М47 Пакистана и «Центурионами» и АМХ-13 Индии и представляют интерес для Запада прежде всего тем, что в них танки американской постройки состязались с бронетехникой, выпущенной в Британии и во Франции. Более того, события разыгрались на местности, где обе стороны предпринимали попытки глубоких прорывов и активного маневрирования. Однако в итоге все противостояние вылилось в серию кровопролитных лобовых столкновений, в которых индийцы с их упрощенной техникой управления огнем и 83,4-мм пушками взяли верх над пакистанцами, баллистические компьютеры которых, оперируемые вручную, оказались слишком медлительными.

Расцениваемое всего лишь как пограничный – пусть и весьма дорогостоящий в смысле ущерба – инцидент, случившееся опровергло теории некоторых командиров в индийской армии, показав, что хорошо бронированный танк сохраняет значение как ценное противотанковое оружие. АМХ-13 с 40-мм бронированием показал себя как безнадежно уязвимый, а М47 со 110-мм – как недостаточно защищенный по сравнению с «Центурионом» с его 152-мм броней.

ЭКЗОТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ОГНЕМ

В 60-е годы на танкостроителей начали оказывать серьезное влияние последние технологические новинки, особенно в части того, что касалось электроники. Появление транзистора в 50-е и последовавшая затем разработка микропроцессора не только сделала реальностью куда более надежные и удобные в обращении средства коммуникации. но позволила в 60-е разработать электронные усилители изображения в ночное время (обеспечивавшие экипажам возможность видеть в темноте при общем свете и без необходимости использования источника активной подсветки) и снабдить танки миниатюрными компьютерами. Изобретение лазера в 1958 г. стало залогом обеспечения невиданной и неслыханной прежде точности определения дистанции до цели. В сумме все эти и другие новшества на исходе 70-х годов сделали реальным создание приборов, позволявших засечь цель и вести прицельный огонь по врагу ночью, в дыму и в тумане, при этом оставаясь незамеченным, кроме того, точно устанавливать дистанцию до объекта и вычислять и вносить поправки на погодные условия и отклонения от нормального состояния у пушки. Электронная революция подарила наводчикам устройства, которые с одного нажатия кнопки предоставляли людям вид мишени в перекрестии прицела, оставляя им нетрудную задачу навести его на центр объекта с почти полной гарантией поражения цели первым же выстрелом на дистанции 3000 м и выше.

Одновременно произошли революционные перемены в артиллерийском деле, касавшиеся повышения точности огня орудий и качества боеприпасов с такой высокой скоростью полета, что некоторые стали невольно задаваться вопросом в отношении целесообразности применения ПТУРов даже на больших расстояниях. Скептицизм подобного рода получил дополнительное вливание вследствие разработок британцами в 50-60-х гг. так называемого композитного – комбинированного или слоеного – бронирования. в котором стальной сплав призван был выдерживать кинетическую энергию выстрела, а другие материалы – керамика, пластмасса и стекловолокно – брать на себя поглощение и химической реакции, происходящей при столкновении с броней кумулятивной боеголовки. Калибр последних для гарантированного поражения композитной брони приходилось значительно увеличивать, доводя до 150 мм и более, эффективность же повышать за счет усовершенствования формы конуса, направлявшего струю газа. Однако подозрения в отношении способности кумулятивных гранат эффективно поражать цели бросили тень сомнения на ПТУРы как таковые, что и будет разъяснено позднее.

Однако очень немногое из упомянутых здесь выше новых изобретений нашло применение во время двух наиболее крупных военных кампаний конца 60-х – начала 70-х годов XX века, несмотря на то что в ходе обеих танки находили самое широкое применение.

Французский АМХ-13 с 75-мм пушкой (с автоматическим заряжанием)- той же, что в свое время и у «Пантеры», – отличался, однако, слишком тонким бронированием (40-мм), что делало его особенно уязвимым в ближнем бою.

ВОЙНА ВО ВЬЕТНАМЕ

Танки играли лишь незначительную роль в противоборстве, разгоревшемся с 1946 г. между французскими колониальными войсками и сторонниками вьетнамского самоопределения н закончившемся поражением США н поддерживавших их австралийских и южновьетнамских войск. В войне во Вьетнаме доминировали пехотные части и артиллерия, танки же поначалу выполняли лишь весьма ограниченные задачи, поскольку вьетнамцы практически не располагали бронетехникой, а их противник считал местность, идеально подходившую для ведения боевых действий в партизанском духе, мало пригодной для применения танков. Так продолжалось лишь до 1967 г., когда американские военные провели исследования и установили, что танки вполне могут использоваться на 61 проценте территории страны в сухое время года и на -16 процентах в сезон дождей, тогда как бронетранспортерам доступны 65 процентов Вьетнама, причем круглый год. После этого открытия Южный Вьетнам быстро нарастил свой бронетанковый контингент, которому его противник, однако, по-прежнему мало что мог противопоставить. В результате танки стали почти постоянно задействоваться при поддержке пехоты, а источником главной опасности для них служили мины и пехотное противотанковое оружие, включая управляемое (ПТУР). Итак, бронетехника была признана весьма целесообразным средством на полях сражений, где правили бал вертолеты.

Отмечалось только одно столкновение между северовьетнамскими и американскими танкистами – стычка под Бен-Хет ночью 3 марта 1969 г., когда два легких танка ПТ-76 русской постройки из 202-го танкового полка оказались замеченными на дистанции примерно в 1000 метров М48 1-го батальона 69-го бронетанкового полка. Инфракрасные прожекторы ослепли из-за густой дымки, как обнаружил это специалист (воинское звание равное званию младшего сержанта. – Прим. пер.) Фрэнк Хембри:

Я МОГ НАВОДИТЬ ТОЛЬКО по вспышкам его выстрелов, однако мне не приходилось ждать лучшей возможности, поскольку вражеские снаряды стали падать все ближе от нас».

Вторым выстрелом Хембри поджег защищенный лишь тонкой броней ПТ-76, сделав это как раз перед тем, как снаряд второго I ГГ-76, заметившего противника в свете осветительной ракеты, попал в М48. В следующий момент и этот ПТ-76 вспыхнул, поскольку свет от зарева пожара другого горящего северовьетнамского танка помог американцам прицелиться. Только в 1971 г. северные вьетнамцы в очередной раз попытали счастья с танками. До тех же пор они довольно успешно применяли противотанковые ракеты, пока американцы не нашли противоядия, начав обстреливать возможные позиции пусковых установок беглым огнем, чтобы отвлечь внимание операторов. Когда же северовьетнамская бронетехника. в том числе Т-54 русской постройки, действительно дебютировала в массе силами 100 машин Иодан-Локом в апреле 1972 г., южновьетнамская оборона строилась на артиллерии, пехотных гранатометах, а также на противотанковых ракетных комплексах и ракетах, которыми стреляли с вертолетов. За полтора месяца боев коммунисты недосчитались 80 танков.

Тем временем после вывода американцами войск расклад сил поменялся. Скорому коллапсу Южного Вьетнама в 1975 г. способствовали и задействованные противником 1000 единиц бронетехники. которые быстро разделывались с деморализованными южновьетнамскими экипажами. хотя о боях этих и довольно мало известно. Достаточно сказать, что коммунисты уничтожили или захватили свыше 600 танков американской постройки, а столкновения танков с танками должны были носить лишь фрагментарный характер на фоне быстрого и полного разгрома, учиненного северянами с их бронетехникой противнику на юге.

Т-54 (на заднем плане) и Т-55 идут в бой во взаимодействии с пехотой. Солдат на переднем плане сжимает в руках гранатомет РПГ-7, противотанковый кумулятивный снаряд которого позволял эффективно поражать цели на малой дистанции и имел, таким образом, значительную тактическую важность. Как и его предки – базуки и панцерфаусты, – РПГ-7 служил действенным противотанковым оружием пехоты, что заставляло танковых командиров прибегать к осторожности и действовать, как правило, во взаимодействии с пехотным сопровождением, помогавшим избежать засад. Внедрение современной композитной брони, однако, заметно подорвало значение подобного оружия со сравнительно небольшими боеголовками.

ВОЙНА СУДНОГО ДНЯ, ИЛИ ЙОМ-КИПУР

Отличие предыдущих агрессивных попыток арабов уничтожить Израиль от войны, начавшейся в так называемый Судный день (день покаяния) 6 октября 1973 г., заключалось во внезапности нападения и в координированных действиях врагов израильтян. Наступление в священный для верующих евреев день не только застало врасплох вооруженные силы страны, но и позволило египтянам с сирийцами нанести мощный удар одновременно, не давая израильской армии сосредоточиться на разгроме кого-то одного, как случалось прежде. Более того, как на северном, так и на южном фронте, сирийцы – в первом случае – и египтяне – во втором – применяли весьма подходящую к местности тактику и демонстрировали знание вражеской обороны, делая упор на применении бронетехники.

На севере сирийцы, имея 1500 танков и готовые на все ради захвата Голанских высот, сумели довольно легко достигнуть решения первых задач. Однако затем, несмотря на подавляющее численное превосходство в танках в пропорции 5:1 (а на некоторых участках до 12:1), наступающие не смогли захватить жизненно важных мостов через реку Иордан. От обладания мостами зависело поступление израильтянам подкреплений. Бои между разумно сбалансированными отрядами из танков и пехоты, действовавшими при поддержке артиллерии, напоминали многие другие «классические» лобовые столкновения в истории. Перед лицом хорошо подготовленных, хотя и прикрываемых незначительным количеством солдат вражеских позиций, сирийцам предстояло сначала пробить бреши в защитных рубежах противника, чтобы затем бросить в «окна» танковые бригады, действуя, так сказать, как по учебник)'. Поступая в том же прописном духе, 170 израильских танков – некоторые с закрытых позиций, а другие как подвижный резерв для контратак – сумели продержаться до тех пор, пока не начала подтягиваться помощь. Израильская тактика могла оправдать себя только за счет очень высокой дисциплины огня, строжайшей экономии сил и отказа от отчаянных «кавалерийских» бросков. Противник их располагал отличным вооружением – помимо Т-54 и Т-55, сирийцы получили от русских Т-62 с установленными на них 115-мм пушками и инфракрасными приборами. Такого врага приходилось волей-неволей уважать.

М60

Американский М60 (первоначально М48А4), с представлением которого в 1962 г. США компенсировали наконец недостаток огневой мощи их бронетехники за счет установки британской 105-мм пушки и дальнейшего усовершенствования конструкции башни. Машина строилась на базе М48 с его удачной подвеской, 865-сильным дизельным двигателем воздушного охлаждения и открывала дорогу поступательному процессу модернизации, продолжавшемуся в 70-е годы, который выразился, например, в установке на М60АЗ новейшего оборудования для ведения боя в ночных условиях, лазерного дальномера, улучшении ходовой части и электрики, а также во внедрении шноркелей, позволявших преодолевать водные преграды вброд.

М60А1 с 105-мм пушкой