Горец _ Чужие _ Чернокнижник (сборник)

Малкахи Рассел

Скотт Ридли

Кемерон Джеймс

Майнер Стив

Твохи Джулиан

РИДЛИ СКОТТ, ДЖЕЙМС КЕМЕРОН

ЧУЖАКИ

 

 

ЧАСТЬ 1

ЧУЖАК

Транспортный корабль в сто миллионов тонн весом плыл в космосе. Экипаж спал, ожидая возвращения на Землю.

Открылся люк. Свежий поток воздуха прошелестел бумагами и улетел в глубину коридоров.

Внезапно сотни лампочек загорелись на панелях рубки. Дисплей высветлил:

«Ностр — транспортный звездолет»

«экипаж — 7 человек»

«груз — 20 000 000 тонн минеральной руды»

«курс — Земля»

Свет появился внезапно. Автоматические замки открыли шлюз. Боксы анабиозных камер с прозрачными колпаками располагались по кругу как лепестки цветка. Прозрачные колпаки поползли вверх, обнажив спящих.

Сознание пробуждалось медленно.

Кэн поднял руку, сбросил присоски датчиков. Другие астронавты-транспортники тоже просыпались. Пакер попытался заговорить.

Кэн набросил рубашку.

Через четверть часа в кают-компании собрался весь экипаж. После сна аппетит у всех был зверский. Больше всех налегал Пакер, он ел всё подряд.

Берт хрустел кукурузными хлопьями, запивая их кофе.

— Ну что, как вы себя чувствуете? — Далс потянулся.

— Холодно. Я замерзла. — Ламери курила и грела руки.

— А ты горяченького внутрь залей, — подбодрил её Эшн.

— Это точно, — хмыкнул Пакер. — Может, налить покрепче?

Ламери обиделась:

— Ты же знаешь, я не выношу спиртного.

— Не приставай! — Кэн толкнул толстяка. — У тебя что, других проблем нет?

— Ладно-ладно, — Пакер потянулся за бутербродом, — надеюсь, что скоро этот контракт закончится, и с ним у меня отпадут всё проблемы.

— Да, — сказал Берт, — я тоже надеюсь, что нового контракта мы не подпишем. Или капитан считает не так?

Далс улыбнулся.

— Я привык ни с кем не портить отношений. Зачем искать проблемы там, где их нет?

— Согласна, — кивнула Рили.

— Говорю как специалист, — сказал Эшн, подмигнув, — курить так много после сна вредно, особенно такой очаровательной девушке.

Ламери хотела огрызнуться, но её остановил сигнал вызова в рубку.

— Ну, вот, — Далс поднялся, — меня вызывают.

Далс, зайдя в рубку, открыл шкаф и достал дискеты центральных ключей. Кассетоприемники поглотили диски. Каюта с одним креслом вспыхнула индикаторами. Далс плюхнулся в кресло и набрал комбинацию на клавиатуре. Дисплей осветился.

По экрану поползли столбцы цифр. Капитан смотрел на дисплей и не верил, набрал код повтора информации — вновь поползли те же данные.

«Ошибка в программе? Сбой в системе? Не похоже, да и маловероятно. Вмешательство извне?»

— У меня новость, — объявил Далс, появляясь в каюте. Капитан поглаживал бороду. — Компьютер вел переговоры без нас.

— Что за информация? — Рили привстала в кресле.

— Неизвестно.

— Ас кем был контакт можно установить? — спросил Берт.

— Нет, передача длилась двенадцать секунд. Была послана команда об изменении курса.

— Бред… — Ламери закурила.

— Основной терминал был включен, ключи находились в сейфе. Проход сигнала просто немыслим.

— Тогда в какой системе мы сейчас? — Рили всматривалась в лицо Далса.

— Нужно выяснить. Я дал запрос. Сейчас можно сказать одно — очень далеко от Солнца.

— Это могли быть разумные существа!

— Пришельцы — здесь? — Кэн пожал плечами. — Сомневаюсь.

— Ты, Энш, соскучился по приключениям?

— А вдруг они похожи на нас?

— Разумеется, — Пакер сдерживал смех, — у них одна мечта — познакомиться с кем-нибудь.

— Я согласен с Эшном, — кивнул Далс.

— У меня в контракте нет пункта, в котором сказано, чтобы я рвал задницу ради какого-то сигнала.

— А если это действительно шанс? — Рили взяла Пакера за руку.

— Да ну, лезете не в свое дело.

— Ну что, проверим? — Далс обвел взглядом присутствующих.

— Надо посмотреть, как бы нехотя согласился Кэн.

— Ладно, — Далс хлопнул по столу, — кончай базар, по местам!

— Как система? — Далс щелкал клавишами. — Отклонение от курса?

— На полтора квадрата, — ответил сидящий рядом Кэн.

— Тебе это о чем-нибудь говорит, Рили?

На экране поплыла точка.

— Планета… — Ламери нервно дергалась в кресле, но говорила спокойно. — Мы в другой системе.

— Приехали, — Далс откинулся на спинку. — Эшн, ты слышал?

— Да, дело серьезное,

— Рили, мы в другой системе.

— Спасибо, дорогая.

На корабле чувствовалось оживление. всё соскучились по настоящей работе.

— Планета третьей величины, атмосфера для дыхания не пригодна.

— Скорректируй курс. Зависнем на стационаре, а там разберемся.

Далс посылал импульсы радиовызова, но Планета не проявляла никаких признаков жизни.

— Дайте развертку излучения. Да, и определите координаты источника сигнала. Надо учесть, что корабль шел старым курсом, и выяснить его координаты.

— Кэп, есть точка, — обрадовалась Ламери.

— Корректировка на три градуса — и мы на месте, — сказала Рили.

— Ну-ну, удачи вам. — Пакер встал. — Если понадоблюсь, вызовите.

— Сколько летаю — и всякий раз какая-нибудь подставка. И всякий раз при возвращении. На этот раз точно — вернусь и больше никогда никаких контрактов! Подберется же команда из одних олухов. — Пакер махнул рукой.

Раздался щелчок, и компьютер проворковал:

— Мистер Пакер, вас просят к капитану!

— Я так и знал, — Пакер хлопнул себя по лбу. — Этот черт плевать хотел на мое мнение! И за это я его люблю.

— Ну, что у нас?… — Далс опять был строгим.

Экран вспыхнул:

«Сейчас стартуем» — появилось на экране, после чего затолпились цифры десятых и сотых секунды.

«9; 8; 7; 6; 5; 4; 3; 2; 1; 0!»

— Ненавижу старты! — процедил Пакер сквозь зубы.

Захваты отошли в проем.

— Наш гроб на полпути в ад, — пошутил Кэн.

— Можете расслабиться. Мы будем лететь еще двадцать четыре минуты, — вздохнула Рили.

— Кэн, — Пакер вытер лоб, — еще пару таких шуточек, и по возвращении я тебе настоящий гроб устрою, понял?…

Угловая коробка челнока понеслась к планете. Гигантские очертания корабля уменьшались, поглощаемые темнотой. А в свете звезды проступал диск планеты.

— Даю минутную готовность, — зашипел в наушниках голос Эшна. — Контроль прекращаю, двигайтесь самостоятельно. Вы входите в атмосферу.

— О'кей, — откликнулся Далс и пробежал пальцами по клавиатуре.

— Десять секунд до входа в атмосферу. — Ламери была на удивление собрана. — Полная готовность!

— Интересный шарик, — Рили глядела на экран — атмосфера как кисель.

— Ребята, вошли в атмосферу.

Из боковой стенки приборного щита выполз штурвал.

— Беру управление на себя.

Челнок начало трясти, как в лихорадке.

— Как у вас дела? — спросил Эшн.

Он был спокоен и, склонившись над экраном, наблюдал за мерцающей точкой, погружающейся в темноту плотной атмосферы планеты.

— Пока жить можно. — Далс улыбнулся. — Даю коррекцию. Выходим в соседний квадрат к предполагаемому источнику сигнала.

— Мы движемся по очень странной траектории. До контакта с поверхностью тридцать шесть секунд. всё нормально, — отрапортовала Рили.

Челнок затрясло с невероятной силой. Перегрузка наваливалась и душила, терзая экипаж.

— Включаю тормозную систему, — Далс давил штурвал. — Держитесь, ребята!

Голубое пламя рванулось из дюз, остановив челнок. Корабль дергался.

— Дьявольская дыра, — хрипел Пакер.

— До контакта десять секунд… девять…

На экране вспыхнули зубья горных пиков. Скалы мешали посадить челнок на ровную поверхность.

— Сейчас раскроим себе брюхо, — рычал Кэн.

— Нашли местечко! — закричала Ламери.

— До контакта четыре… три… две…

Стойки опор выпали из чрева шлюпки. Гул и грохот тормозных двигателей перекрыл голоса. Стальные пальцы врезались в грунт. Двигатели смолкли. Шлюпку встряхнуло, наклоняя на правый борт. Лязгнула обшивка, повело и разнесло на части корпуса силовых щитов. Воздух наполнился дымом и треском горящей проводки.

Пакер и Берт вылетели из кресел, хватая огнетушители. Далс, чертыхаясь, выключил питание.

— Ну, умница, нашла куда задницу усадить?! — не унимался Пакер, отшвыривая пустой баллон огнетушителя.

— Степень повреждения установить не могу. Нет индикации. Но компьютер жив. — Рили барабанила по клавишам, вызывая Эшна.

Его голос доносился сквозь шум помех:

— Что случилось?

— Сели на ежа голой задницей, — процедил сквозь зубы Далс.

— Что? — голос Эшна тонул в помехах. Из-за дверцы появился Пакер:

— Мы круто застряли. Тут ремонта на сутки.

— У вас проблема? — прорезался голос Эшна.

По моим данным, у вас есть восемь часов на ремонт.

— А как сама планета? — осведомился Далс.

— Не из привлекательных. — Шелест помех перекрывал голос. — Порода состоит из твердых кристаллов, и кругом полно тяжелых металлов.

— Какой идиот, кроме нас, сюда полезет? — изрек Берт, ковыряясь в платах.

— Ладно. — Далс встал. — Раз прилетели, пойдем посмотрим на эту экзотику. Эшн проследит за нами. Со мной пойдут Кэн и Ламери. Остальные займутся ремонтом.

— О'кей. — Пакер улыбнулся.

Шлюзовой отсек разошелся в стороны. Земная атмосфера покинула шлюз, уступая место туману планеты.

Далс встал, пошел к краю спускового лифта.

— Как у вас дела? — в наушниках голос Эшна трещал.

— Пока всё в норме, но пейзаж, как в аду, к тому же ураган.

Скалы, окружавшие шлюпку, были погружены в полумрак. Лифт понес троих людей в это топкое зеленое болото.

Кэн спрыгнул с платформы, погрузившись по щиколотку в мягкую пыль, и крикнул:

— Видимость плохая, кэп!

Далс тоже слез с платформы и огляделся.

Коробка челнока почти целиком утонула в тумане, который вытекал из проемов между скалами и заливал корпус корабля.

— Пока ничего не произошло. всё в порядке. — Кэн поежился.

— Если верить компьютеру, нужно идти на северо-запад, — Ламери указала в сторону трехзубой вершины.

— Тогда пошли, — скомандовал Далс.

— Всё под контролем… — голос Эшна съели помехи.

Рили настраивала систему подачи кислорода. За поворотом послышались шаги, и у клапана, фыркающего сжатым воздухом, появились Пакер и Берт.

— Послушай, тебе не надоели выкрутасы нашего Далса? — Пакер вытирал руки. — У меня в контракте нет записи, что я обязан ломать шею в системах, не указанных в путевом листе. Я беспокоюсь о сохранности моей задницы. Или один-два пилота ни в… ни во что не ставятся?!

— Знаешь, что! — Рили отшвырнула отвертку. — Я заявляю тебе как офицер безопасности: вам гарантировано, вы вернетесь живыми. Это моя работа.

— Получить гарантии безопасности от очаровательной девушки всегда приятно. Но что будет, если ты погибнешь?

— Дурак… — Рили повернулась и быстро пошла.

Пакер прикрутил кран с кислородом и добавил:

— Гарантии мне может дать только Бог.

— Угу, — поддержал его Берт, — или страховой полис.

* * *

— Здесь усиление поля, — Ламери указала на индикаторы.

— Обходить скалу долго, — прикинул Далс, глядя на окутанный туманом край скалы.

Ветер усиливался, туман отрывался клочьями и летел прочь. Порывы ветра срывали с уступов песок и мелкие камни.

— Попробуем пройти через пещеру. Иначе через четверть мили мы будем лежать, избитые камнепадом.

— Вы что, в прятки играете? — голос Эшна вновь пробился через помехи. — Вы вышли из-под контроля системы. Что у вас?

— Сам смотри. Здесь был мощный экран. Мы попали в каменный дождь.

Пещера закончилась, и внезапно перед ними открылось песчаное плато, усеянное обломками скал. И посреди этого мрачного безмолвия лежал огромный подковообразный корабль. Пепельная обшивка как чешуя мерцала в фиолетовом свете звезды.

— Что это? — вдруг зазвенел голос Эшна. — Такого я никогда не видел! Подобных кораблей никогда не делали на Земле.

— Рогалик с крыльями, — попыталась объяснить увиденное Ламери.

— Хорош рогалик! Миллиона на три измещением.

— Будьте осторожны. Возле этой штуки усилились помехи. Вас почти не видно. Этот гигант, может быть, еще жив.

— Эшн. как дела у ребят? Их почти не слышно.

— Они нашли кое-что. Рили, как чинитесь?

— Эшн, я еще раз дала запрос на расшифровку этого диалога.

— Ну и как?

— Мне кажется, этот сигнал напоминает предупреждение об опасности.

— О какой опасности? Тебя плохо слышно!

— Да. Сигнал можно классифицировать как формулу стандартного предупреждения об опасности.

— Ерунда! Ведь всё нормально.

Вход находился на внутренней стороне подковы. Два отверстия зияли огромными подвалами.

— Неплохая дверца. Здесь фунтов сорок, — оценил Далс, запрокинув голову.

— Ребята, здесь открыто! — Кэн взобрался на валун, подбираясь к огромному тоннелю. — Там вдали есть свет.

— Может, еще кто-нибудь уцелел?… Лучше держать оружие наготове.

Три силуэта приблизились к входу, и изображение исчезло. Эшн усилил мощность сигнала. Обшивка чужого корабля полностью экранировала любые волны.

Тоннель был почти круглый.

Ламери тронула стену, и пара тягучих капель осела на её перчатке.

— Всё это странно… Кажется, это не вода.

— Это чужой корабль, Далс!

Свет прожекторов скафандра с трудом вырывал из липкой пустоты участки тоннеля. Еще шагов тридцать — и они оказались в тупике.

— Черт побери! — Кэн ощупывал стену руками.

Луч света выхватил черную пустоту над головой и растворился в ней. Кэн подтянулся.

Далс и Ламери тоже взобрались на гигантскую ступеньку и, пройдя по следующему коридору за Кэном, выбрались в зал.

Исполинское помещение было освещено слабым светом, льющимся прямо из стен. Оно состояло из блоков стального цвета. Посредине возвышалось странное сооружение, похожеё на гигантский башмак с загнутым кверху носком. Наверху красовалось морщинистое голенище, наклоненное набок.

— Что это может быть? — Ламери подошла по ближе.

— Похоже на огромное оружие, — оценил Далс, всматриваясь в конструкции.

— Боже! — Ламери вскрикнула.

Луч прожектора вырвал из полумрака фигуру существа, полулежащего на черном искрящемся кресле.

— Инопланетянин, — выдохнул Кэн.

— Видно, он провел здесь много времени. От него остался практически один скелет, — спокойно заметил Далс.

Продолговатые кости были покрыты коричневым налетом разлагающихся тканей. Казалось, это ужасное существо крепко спит. И лишь огромная дыра в центре груди не допускала подобного утверждения.

— Похоже, что его пристрелили из какого-нибудь орудия. — Кэн потрогал развороченные края дыры.

— Нет, его разорвало изнутри…

— Давай уходить, — завизжала Ламери.

— Нет, ты лучше погляди, какая отличная пушка! Из неё всего пару залпов, и от нас ничего не останется! Ладно. Пойду посмотрю, что там дальше, — Кэн спрыгнул с консоли и медленно пошел вглубь зала.

— Ты видела что-нибудь подобное раньше? — Далс взял Ламери за руку.

— Что ты хочешь сказать?

— Этот корабль напоминает желудок. Я никак не могу отделаться от ощущения, что нас съели и мы внутри какого-то организма.

— Мне наплевать, — заорала Ламери, — что это! Лишь бы эти органы нас не переварили… И вообще, хватит меня пугать!..

Звонкий голос Кэна подействовал отрезвляюще:

— Ребята! Сюда! Идите ко мне!

Луч его прожектора маячил шагах в тридцати левеё огромной пушки.

— Что ты там нашел?

— Идите и сами взгляните на это.

Кэн стоял у квадратного отверстия, уходившего в пол.

Даже луч прожектора не мог нащупать дна.

— Я попробую спуститься, — сказал Кэн. — Только нужна лебедка. Края совершенно гладкие, и всё в отвратительной слизи.

— Хорошо, — Далс кивнул. — Ламери на подстраховке. Смотри за тросом. Только, Кэн, будь осторожен.

— Не беспокойтесь.

Он улыбнулся и подмигнул Ламери.

Эшн сидел в кресле и всматривался в экран, на котором виднелся корпус корабля пришельцев.

По лбу Эшна прошла судорога.

«Сейчас главное — тянуть время. Еще час — и всё будет кончено. Они вернутся на корабль…»

Кэн защелкнул карабин на поясе:

— В порядке. Далс! Опускай!

Лебедка с шуршанием разматывала трос, и Кэн начал медленно исчезать во тьме провала.

— Ты видишь что-нибудь?

— Пока нет. Здесь всё стены покрыты слизью. Не за что ухватиться. Мерзость.

Далс склонился над черным квадратом. Свет прожектора Кэна растворился в темноте. Его голос монотонно описывал стены колодца. И вдруг:

— Стоп! Теперь я вижу. Несколько пещер! Это похоже на пещеру, но размеры… Далс, помнишь манеж в Лос-Анджелесе? Так вот, это совсем не похоже и в несколько раз больше!

— Не молчи! Что там у тебя? — звучал в наушниках голос Далса.

— Всё в порядке, кэп, продолжаю спуск. Еще метра три — и стоп. Я немного прогуляюсь, осмотрю достопримечательности.

Кэн коснулся пола и оказался погруженным по колено в туман.

— Далс, здесь тысячи каких-то яиц. Странное зрелище. Похоже на космический инкубатор.

— Они что — живые? Ради Бога, будь осторожен. — Голос Ламери дрожал и срывался.

— Всё в порядке, детка. Посмотреть бы на наседку.

Кэп, продолжаю визуальный осмотр. Продвижение затруднено. Весь пол в чертовой слизи.

— Возьми пробу этого дерьма.

— Есть, кэп.

Кэп достал микроконтейнер. Раздался свист, и в щель нырнула маленькая струйка вязкой субстанции. Рука прошла сквозь тонкий слой голубого сияния и на перчатке с шипением начали исчезать комочки грязи и слизи.

— Черт… Кэп, знаешь, а сразу и не скажешь, что они настолько чистоплотны…

— Ты это о чем? Мне спуститься к тебе?

— Как хочешь. Здесь всё хозяйство накрыто рассеянным лазером. Хитрые ребята. Стерильно, как в операционной. Наверное, и вправду дети.

В ярком свете лампы можно было разглядеть оболочку, под которой что-то пульсировало и переливалось оранжевыми бликами. Теперь было видно множество чешуек.

— Какие странные… По-моему, там внутри есть жизнь. Кажется, они дышат.

Он провел рукой над верхушкой яйца — и четырех лепестковый зев, лоснящийся алой, мерцающей в рассеянном свете влагой, вздрогнул. Кэн отдернул руку и направил фонарь на основание яйца. Под чешуей оболочки отчетливо просматривалось существо.

— Оно действительно живое. Это настоящая жизнь. От основания кокона пошла судорога. И четырехстворчатый венчик покрылся слизью. Словно цветочные лепестки раскрылись створки мясистого купола.

— Почему ты молчишь? Кэн, мы спускаемся. Голос Ламери тяжело пробивался сквозь помехи.

Мгновение, и воды пещеры огласились зловещим чавканьем. Что-то вырвалось из яйца, и человек отлетел к стене, схватившись руками за стекло шлема.

* * *

Экран вспыхнул. Лицо Эшна было спокойно и не выражало волнения.

— Ты где?

— На своем месте. У нас всё в порядке.

Рили убрала ногу с приборной панели и придвинулась к пульту.

— Не спи, ты слишком расслабляешься. Они возвращаются.

Далс втянул тело Кэна в шлюз челнока и закрыл люк. Ламери бессильно привалилась к стене.

— Уже все. Мы дома. Рили, у нас проблема с Кэном.

— Открывай дверь, Рили, пусть они войдут, — сказал Эшн. Его лицо на экране было спокойно.

Вдруг индикаторы на переборке замигали. Экран высветлил: «Осторожно! Чужая форма жизни!»

Рили включила камеру в шлюзе.

— Что с Кэном? Далс, что с ним произошло?

— Впусти их, — вмешался в разговор Эшн.

Рили отключила видеоканал «Ностр».

— Что у вас? Ты меня слышишь?

— Да. На Кэна прыгнуло какое-то странное существо. Там, на корабле. Но он еще жив.

— А снять его?…

— Невозможно. Оно в его скафандре. Прямо на лице. Открывай.

— Подождите! Вы что, действительно притащили на корабль чужеземное существо?

— А что же нам было делать? Открывай скорее! Мы обязаны его спасти!

— Нет! Я не имею права пускать на корабль чуждую форму жизни!

— Ты что, собираешься держать нас здесь, изучая, как пауков в банке?! Ведь Кэн может погибнуть! Сейчас каждая минута на счету!

— Успокойся, Далс! Я ничего не могу сделать. Я только соблюдаю инструкцию о космических исследованиях. Ты сам знаешь, как это опасно.

— Но мы не можем торчать здесь, Рили! Мне осточертел этот скафандр! Впусти нас сейчас же!

— Да поймите вы! Эти правила придумала не я!

— Сука! Ты что, нас здесь сгноить хочешь?

— Далс! Успокой её сейчас же!

— Так ты все-таки решила до возвращения держать нас на карантине?

— Я офицер безопасности и должна это сделать.

Берт держал щупы тестера на клеммах:

— Проверь питание.

— Даю. — Пакер соединил разъем.

— Норма. — Берт закрыл крышку. — Еще минут десять — и мы сможем покинуть это проклятое место.

— Скорей бы, — сказал Пакер. — Лучше быстрей рвать отсюда когти. Я нутром чую дерьмо. В космосе я чувствую себя куда увереннее, чем на твердой почве, если конечно, это не на Земле.

— До неё еще ползти.

— Доползем. Ребята вернутся и…

— Дай Бог…

Эшн перебирал комбинации выхода на дисплей Рили. Он слышал всё переговоры, но вмешаться не мог.

«Чертова девчонка, она всё погубит! Это уникальный шанс. Ей бы сейчас рыдать над умирающим — так нет же, читает выдержки из правил».

Он вновь набрал на клавиатуре код доступа, по экрану заструились строчки.

— Есть! — взревел Эшн. — У тебя нет шансов, крошка! Они — мои, Рили, и только мои!

Трель компьютера превратилась в равномерное гудение.

— Вывести управление шлюзом на мой пульт! — гаркнул Эшн.

— Далс, Ламери! Я отвечаю не только за ваши жизни — есть еще Пакер, Берт…

Замки чавкнули, и створки шлюза разошлись в стороны. Рили лихорадочно забарабанила по клавишам, включая видеосвязь с «Ностр».

Лицо Эшн было спокойным.

— Здесь безопасность кончается, Рили. Что произошло, то произошло. Начинается наука. А это, между прочим, мой долг и моя работа. Так что, дорогая…

— Черт!.. — она стукнула кулаком по экрану. — Сукин ты сын!

— Твои эмоции — это эмоции, а пока обязанности капитана здесь временно выполняю я. И прошу готовиться к старту. Через три четверти часа я вас возвращаю.

В рубке появился Далс.

— Я оставил Кэна в изоляторе. За ним наблюдает Ламери.

— Хорошо, — кивнула Рили. — Эшн уже готовит всё необходимое на корабле. Ты плохо выглядишь.

— Надо постараться его спасти. Понимаешь, я хочу дать ему шанс.

* * *

— Я вышел к планете. Жду приказа, — отрапортовал смуглый офицер, всматриваясь в экран.

— Приказ, — заговорил компьютер, — по достижении углового размера и дальности, открыть огонь на поражение.

Точка на экране росла, превращаясь в подковообразный корабль.

Человек поднялся с кресла и ткнул в силуэт корабля концом еще не распечатанной сигары:

— Кроме этого у вас есть еще что-нибудь стоящее?

— Есть перехват их радиограммы.

— Она расшифрована? — На этот раз говоривший был явно заинтересован.

— Мы не получали инструкций, — сказал другой человек, в двубортном костюме.

— Ну-ну, — пухлая рука опустилась на его плечо, — я знаю. Надо иметь свою голову. Вас держат здесь не только для выполнения приказов, но и для выполнения того, чего не приказывали.

— Мы предприняли рейд… В отчете всё указано.

— Всё знаю, — проговорили пухлые губы и выпустили толстое кольцо дыма. — Мне нужны образцы! Понятно?

— Сколько времени в моем распоряжении?

— Нисколько. Чем скорее, тем лучше. Но чтобы ни-ни… — пухлый указательный палец прижался к губам.

— Я понял, сэр.

— Посредников не надо! Об этом знаем только вы и я. И помните, что у меня есть выход на любой борт. Так что для вас в этом отношении ограничений нет. Помни те это.

— Да, сэр.

Человек в строгом двубортном костюме вышел из кабинета.

Парнишка в форме козырнул и отступил в сторону.

* * *

— Включить третий маршевый, — скомандовал Берт, наблюдая за беготней огоньков по приборному щиту.

— Отлично. — Довольный Пакер выставил большой палец. — Уходим.

Челнок вздрогнул и затрясся. Внезапно вернулась прежняя легкость.

— Вот и все! — Пакер заулыбался.

Рили подобрала под себя ноги и поежилась:

— Я раньше никогда не видела такой жуткой планеты.

— Ладно, девочки, расслабьтесь, — Пакер поставил перед Рили и Ламери по банке с пивом. — Все. Наша прогулка закончена.

— Как сказать, — хмыкнул Далс.

Пакер сидел, прильнув к окну, и следил за происходящим в боксе. Рили тоже подошла к стеклу:

— Пакер, что у них там?

— Не знаю. Они заблокировали дверь и уже с полчаса не выходят.

Треск резака смолк, и шлем распался на две половинки, обнажая то, что заставило похолодеть Эшна и Далса.

Лицо Кэна полностью закрывал членистоногий инопланетянин воскового цвета. Кожа существа блестела. Было совершенно непонятно, как пострадавший дышит, но грудная клетка равномерно поднималась и опускалась. Вокруг шеи обвился длинный хвост.

— Что это может быть? — побледнел Далс.

Эшн начал действовать. Он подошел к автоклаву и начал подбирать инструменты.

— Надо попробовать снять с него это чудовище!

Стальной зажим блеснул в руке Эшна и обхватил одно из щупалец. Но стоило только холодному металлу попытаться оторвать щупальце от головы Кэна, как хвост существа вздрогнул, и заструились кольца на шее. Кадык пострадавшего дернулся, напряглись мышцы, тело сковало судорогой.

— Осторожно! Оно душит его!

Эшн подошел к пульту управления сканером и начал набирать программу. Стол, на котором лежал Кэн, въехал в нишу.

На экране появились русла кровеносных сосудов, пустота тканей, пятна костей. Но голова была лишь сплошным черным пятном.

— Видишь, даже рентген не пробивает это существо.

— Что это за ужас у него на шее?

— Нет, я ничего не могу разобрать из-за этого чертова хвоста.

— Нужно погрузить его в анабиоз.

— Правильно! Может, это усыпит не только Кэна, но и эту тварь. Тогда мы сможем легко снять ее, обрезав щупальца.

— Думаю, они скоро закончат. — Рили указала на Далса, который возился возле криогенной установки, пока Эшн накладывал датчики.

Пакер заколотил кулаком в стеклянную дверь:

— Что вы делаете! Ведь он замерзнет!

— Не психуй! — резко одернула его Рили. — К тому же они тебя не слышат.

— Ист, вы видели? — не унимался толстяк. — Они заморозят его! Заморозят, как свиную тушу…

Экран переливался полосами: «Процесс замораживания завершен. Состояние анабиоза достигнуто».

Эшн взял скальпель:

— Сейчас попробуем перерезать щупальца.

— Только осторожно.

— Наверное, удобнеё всего вот здесь. Сделаем разрез по суставу.

Струйка фосфоресцирующей жидкости полилась из ранки. Марлевый тампон в руках Эшна зашипел, испаряясь. Струйка стекла на пол. Пластик покрытия начал таять. Жидкость добралась до стальных перекрытий.

— Черт, она разъедает металл!

— Надо посмотреть, что на нижнем этаже, — Далс разблокировал выход и побежал по коридору, чуть не сбив с ног Ламери. всё бросились за ним следом. Бежали так, будто от этого зависела жизнь.

— Проходит! — Далс нашел прожженное отверстие в отсеке со скафандрами.

В помещении висел легкий дымок, в потолке зияла ажурная дыра с бахромой по краям. С этой бахромы капал расплавленный металл. Скафандр, оказавшийся под дырой, уже дымился и расплывался.

— Это его кровь? — спросил Берт.

— А может — защитный механизм? Существо почувствовало, что вы хотите его убить…

— А как насчет Кэна? — напомнила Рили.

— С ним Эшн. Может быть, он разберется.

Казалось, Кэн спит. Грудная клетка плавно подымалась и опускалась. Сидящий на лице монстр наводил ужас.

В глубине медицинского отсека сидел Эшн и делал пометки в журнале, поглядывая в окуляр микроскопа.

— Эшн, послушай, — Рили произнесла эти слова в тишине, офицер по науке дернулся, но не обернулся. — Зачем ты это сделал?

— Я сделал это, потому что не мог оставить живого человека снаружи.

— Это просто смешно, и ситуация легко может выйти из-под контроля. — Она склонилась над окуляром микроскопа.

— Не смотри туда! — вдруг заорал Эшн; синие жилы вздулись на его шее.

— Извини, — она отпрянула от окуляра, и Эшн приобрел свой обычный вид.

— Послушай, в тот момент я был капитаном.

— За безопасность корабля и экипажа в любом случае отвечаю я. Ты нарушил кодекс и поставил под угрозу жизнь всего экипажа.

Эшн встал, подошел вплотную к Рили и твердо произнес:

— Вы делаете свою работу. Позвольте и мне заниматься своей.

Перед Далсом загудел звонком селектор, горела лампа вызова в медотсек. Далс потянулся к кнопке.

— Слушаю.

— Далс, что-то случилось с Кэном.

— Что с ним?

— Иди и посмотри сам. Иди сейчас же!

— Что с ним случилось? Он жив?

— Да. Приходи. Здесь что-то очень для тебя интересное.

— Ну и где же оно? — Далс оторвался от прозрачного стеклопластика.

— Понятия не имею. Пять минут назад было на нем. Никто не входил туда без нас. — Эшн набирал код, что бы открыть дверь.

— Ребята, будьте крайне осторожны. — Капитан первым вошел в каюту.

Рили медленно приближалась к столу, на котором лежал Кэн. Его лицо казалось мёртвым.

— Посмотри, — Рили тронула за плечо Далса, — ни одной царапины! Дышит?

— Судя по показаниям прибора, он еще в анабиозе.

— А где эта штука?

— На, — Эшн протянул Делоу длинный металлический щуп. — Это — электрошок.

— А вдруг не поможет? — Рили смотрела на тоненькую трубочку.

— Поможет.

— Где же оно? — Рили присела, заглядывая под стол.

Во сне слабо вздрогнули веки Кэна. Эшн вооружился пластиковой коробкой, в которую собирался поместить исчезнувшеё существо. Рили перегнулась через шкаф, пытаясь заглянуть за заднюю панель, как вдруг что-то холодное и липкое коснулось её шеи. Крабоподобное существо с длинным гибким хвостом, выпавшеё из вентиляционной щели, попыталось зацепиться щупальцами за её голову. Рили отбросила нападавшую тварь и отскочила в угол. Далс одним прыжком оказался рядом и закрыл собой бьющуюся в ужасе девушку. Правая рука его вылетела вперед, выставляя, как фехтовальщик шпагу, прут электрошока. Существо глухо шлепнулось на пол и замерло, вытянув хвост и поджав щупальцы.

— Всё в порядке? — спросил Эшн, присаживаясь рядом с лежащей без движения тварью.

— Будь осторожен, — Далс недоверчиво покосился на валяющуюся нечисть.

— Оно прыгнуло сверху, — сказала Рили, тяжело дыша.

Эшн ткнул электродом в багрово-красное брюшко прямо между щупальцами. Фаланги резко дернулись и вернулись в прежнеё положение.

— Осторожно! — вскрикнул Далс.

— Это рефлекторный ответ. Бояться нечего. По-моему, оно мёртвое.

Он переложил тельце в кювету и поставил её на стол.

Пространство между щупальцами занимали багровые складки ткани. Эшн пинцетом согнул тонкую складку.

— Странно, никаких признаков ротовой щели. Только мембранные соединения. Невероятная конструкция!

— Это же отлично, — вырвалось у Рили.

— Да? — Эшн взглянул на Рили. — Может быть. Наверное, через эти жабры оно дышало. А может быть, и нет. Точнеё я скажу после вскрытия.

— Ты собираешься его резать?

— Конечно, надо же в этом, черт возьми, до конца разобраться! А ты что, против? — Он удивленно поднял голову и взорвался: — Рили, ты понимаешь, что это же первый раз, первый раз за всю историю человечества, когда мы имеем прямой контакт с внеземной формой жизни! Такого может больше никогда не случиться!

Это уникальное стечение обстоятельств.

— Да, но может так случиться, что об этом уникальном случае некому будет рассказать на Земле! Откуда мы знаем, что оно еще может сделать? Что оно уже сделало с Кэном? Лучше уничтожить его. Ты же даже не знаешь, умерло оно или нет. А кислота внутри него?

— Вы что? — Глаза Эшна заблестели, и взгляд переметнулся на Далса. — Это безумие! Это банальный живой страх. Вы просто не отдаете себе отчета. Вы понимаете, что мы можем потерять?

— Я не могу гарантировать безопасность. — Рили смотрела на существо. — Мы всё многим рискуем. Я не могу допустить её пребывания на борту.

— Мы на пороге великого открытия, — не унимался Эшн. — Это переворот в мировой науке. Это новый принцип построения живого организма!

— Мы на пороге великой проблемы, — парировала Рили.

— Только вскрытие! И все, — неожиданно спокойно попросил Эшн. — Пара анализов и проб тканей. Ребята, это действительно нужно.

— Я настаиваю на немедленном уничтожении. — Рили была непреклонна.

— Хорошо, — поставил точку Далс. — Я даю тебе сутки на исследование. А там посмотрим.

Когда они уже вышли с Рили, Далс улыбнулся и нарочито спокойно произнес:

— Рили, дорогая, не надо ссориться, пожалуйста.

— Далс!

— Я не могу изменить своего решения.

— Послушай, что ты делаешь? Ты теряешь контроль над ситуацией. Это крайне опасно. Это огромный риск. Ты же капитан!

— Неужели ты и вправду думаешь, что эта дохлая мелкая тварь может хоть как-то повлиять на нас или на корабль?

— Нападение на Кэна — раз. Взгляни на скафандр, может это тебя отрезвит. А мы даже не знаем, как оно это делает. Кислота вместо крови — два. Мало? Тебе надо посмотреть, что будет на три?

— Я знаю, что делаю! — не выдержав, заорал Далс.

— Так значит, ты не хочешь его уничтожить?

— Ты пойми, пока что я — капитан. А ты, пожалуйста, делай то, что входит в твои обязанности.

— Я это и делаю. И не забывай, что мои обязанности — это обязанности офицера безопасности.

— Но он. — Далс указал в сторону медотсека, — тоже офицер по науке.

— Тем более! Кстати, откуда он вообще взялся? Я никогда о нем не слышала.

— Кажется, он новичок. Я тоже о нем ничего раньше не слышал. Он заменил офицера, который должен был лететь с нами, за два дня до старта. Я даже толком не поговорил с ним, на Земле.

— Я ему не доверяю, — произнесла Рили.

— Обязанности свои он выполняет. Пока он ничем не скомпрометировал себя.

— Ну это как сказать:

— Это его мнение, он на него имеет право.

— Ладно, оставим. Но бездействие сейчас хуже смерти.

— Не преувеличивай! Кроме того, что мы сейчас можем делать? Вот завтра, после того как Эшн проанализирует информацию…

— Завтра может быть уже поздно.

— Но прежде всего мы должны прийти к общему решению.

— Согласна. На решение это надо принять быстро. Далс, мы же с тобой всегда понимали друг друга!

* * *

Панель ушла в стену. Когтистая лапа коснулась клавиши центрального компьютера. Экран вспыхнул, и побежали символы. На дисплеё появилось:

«Чужой»

«Доступ к информации закрыт»

«Уничтожение информации на матрицах»

«Экипажу: на корабле обнаружено присутствие чужеродной мыслящей субстанции»

«Опасность»

«Компьютер отключен. Информация уничтожена».

Пальцы разжались, и на пол с шипением упал блестящий штеккер. Индикаторы вспыхнули и стали взрываться один за другим, наполняя воздух дымом. Экран погас. Лапа поползла по клавишам, оставляя на них сгустки прозрачной слизи. Зазвучал механический голос:

«Срочно приступить к эвакуации. Включена система уничтожения корабля. До взрыва тридцать минут Отсчет времени: двадцать девять».

Вспыхнул экран: «Курс изменен».

Экран взорвался. Панель центрального терминала отлетела, обнажая пучок вьющихся щупалец, пробивающихся сквозь пыльные платы.

* * *

Рили потянулась к микрофону селектора и щелкнула тумблером:

— Да, слушаю.

— Далс! — позвал голос Эшна.

— Что? — отозвался капитан.

— Далс, приходи немедленно посмотреть на Кэна. Он открыл глаза.

Кэн сидел на столе и тер глаза. Точки зрачков сузились. Веки набухли и вздулись тяжелыми мешками. Кожа обвисла, а губы потрескались. На широком с горбинкой носу выступили крупные капли пота. Лицо было измято и истерзано.

— Как ты? — спросил Пакер.

Кэн щурился и отхлебывал из чашки.

— Глупый вопрос. Ужасно, просто ужасно. Как может чувствовать себя человек после этого? Наверное, как новорожденный. Очень холодно.

Эшн подошел к нему и подал новую чашку с горячим какао.

Рили и Далс стояли рядом и переглядывались. Им не терпелось расспросить Кэна. Первым подошел к столу Далс:

— Ты помнишь что-нибудь, что было с тобой на той планете?

— Нет. Если кто-нибудь расскажет мне о том, что со мной произошло, я тому по возвращении сотню презентую. — Он замер, взгляд его остановился… — Я, — протянул он, — помню… Что-то странное. Как в страшном сне. Я помню только, что что-то ужасное происходило с нашим компьютером. Что со мной? Где я сейчас? Вообще, где мы все?

— Всё в полном порядке! Мы на пути домой.

— Нас уже давно нет на той планете.

— О-о-о, — Кэн потряс головой, — нет, я больше не хочу туда.

— И всё же, — не унималась Рили, — если можешь, вспомни, что там было.

— Ну я же говорю. Мы идем этими жуткими коридорами, ну, Далс, Ламери и я. Как во сне. Непонятно, как вы всё остались живы. Здесь всё сломалось. Это просто невообразимо.

— Так ты говоришь, с компьютером что-то произошло?

— Нет! Я же сказал, всё было как во сне.

— Ну что ты к человеку пристала? — вмешался в разговор Пакер. Он подошел к Кэну, обнял его за плечи и встряхнул. — Кэн, после всего этого надо перекусить. Может, устроим вечеринку?

— Между прочим, нам по такому случаю полагается царский обед! Даю добро, будем праздновать, — резюмировал Далс.

Всё направились в кают-компанию.

В переходнике Рили задержала Далса.

— Подожди, ты обратил на него внимание?

— На кого? На Кэна? Конечно! Он…

— Нет. На Эшна. Он ни на что не реагирует. У него каменное выражение лица. Никаких эмоций. Улыбается только ртом.

— Он тоже человек, не выспался побольше нашего. Не забудь, он всё это время не отходил от Кэна.

— Не отходил… Он сканировал Кэна после того, как тварь отклеилась?

— Нет.

— А почему?

— Пойди и спроси его сама. Только после обеда. Не порть людям аппетит. Я могу сказать только одно: выглядит Кэн вполне прилично.

— Да, но он ничего не помнит.

— Слушай, — Далс скрипнул зубами, — Рили, если бы тебе на лицо присосалось что-то подобное, то, интересно знать, как бы ты реагировала? Тут забудешь что хочешь! Даже собственное имя. Так что, по-моему, он еще хорошо отделался.

— Всё это очень странно.

— Да с чего ты взяла?!

— Он помнит только высадку на планету. И все! А потом только какие-то видения. Мне кажется… эта тварь стерла у Кэна память!

— Послушай, брось всё это. Это — ерунда, бред. Дай парню прийти в себя.

— Мне что-то неспокойно. Я не чувствую, что мы всё в безопасности, — Рили тряхнула головой. — Ты прав, надо отдохнуть, расслабиться.

Кэн ел за четверых, и Пакер не мог упустить такого повода:

— Эй, парень! Может, мне лучше отсесть? А то ты и меня проглотишь!

— Чего пристал, — заступился Эшн и пошутил с каменным лицом: — Может, он сейчас лопнет от еды!

Но Кэн не обращал на них никакого внимания.

— Послушай, заткнись! — добродушно посоветовал Далс Пакеру. — Ты начинаешь мне надоедать, да и девушки вон не могут спокойно кушать.

Кэн внезапно покраснел и склонился над столом с гримасой на лице. Он захрипел, изо рта его стали вываливаться куски не проглоченного салата, вены на шеё вздулись, а кожа на скулах вытянулась. Руки свела судорога, пальцы скрючились.

— Эй, Кэн, что с тобой? Что случилось? Тошнит? Кэн привстал и, схватившись за горло, повалился на стол.

— Да что с тобой, парень? — Пакер схватил его и поднял.

Кэн рвался, кричал и хрипел.

— Держите его! Положим его на стол!

— Бери! Ложку! Разожми ему рот, чтобы он не задохнулся!

Кэн дергался и извивался. Желтая пена вырывалась из его рта.

— Аккуратно! Не дай ему прикусить язык!

Кэну было совсем худо. Рев вырывался из его горла вместе с пенистой слизью.

— Он умирает! — воскликнула Рили и обернулась к Эшну. Тот стоял в стороне, держась за спинку стула. Её шокировало то спокойствие, с каким Эшн наблюдал за происходящим.

— Да сделай же что-нибудь, сукин сын! — заорала она.

Эшн повернул голову, и казалось, что он улыбается.

— Твою мать! — вырвалось у Пакера, — и он отбросил перекушенную надвое стальную ложку.

Тело Кэна выгнулось дугой.

— Держите его! — шипел Далс, стараясь удержать, но Кэн вырвал руки.

Глаза у него закатились. Из него вырвался фонтан крови, забрызгавший Далса и Пакера. Тело Кэна забилось в конвульсиях. Грудь треснула и покрылась кровью. Далс отпрянул — пятно и отверстие походили на огнестрельную рану. Тело еще пару раз вздрогнуло. Грудь Кэна разорвалась, словно от взрыва. Обрывки ткани вперемешку с кусками мяса и потоками крови окатили всех присутствующих. Из разорванной в клочья груди появилось странное существо, походившеё на огромного червя. Оно открыло зубастый рот и заверещало.

Алые капли крови скатывались с блестящего тела и собирались в ручейки, обнажая бледную кожу. Существо поднялось на членистом хвосте, и тупая морда медленно повернулась, на мгновение останавливаясь на каждом из присутствующих.

Пакер схватил нож. Он поднял оружие над головой и уже собрался нанести удар, как Эшн схватил его за руку:

— Нет, нет! Не нужно его убивать!

Пакер опешил. Такого от Эшна он никак не ожидал. Тварь ударила хвостом, еще раз обдав всех кровью, покинула тело Кэна и бросилась удирать по столу, вращая хвостом из стороны в сторону.

— Нет! Нет! — всё еще орал Эшн; он висел на руке Пакера.

Существо, расшвыривая посуду, пронеслось по столу, спрыгнуло на пол и скрылось в отверстие вентиляционного люка.

Эшн закрыл молнию пластикового мешка и запаял шов. Ламери стояла у входа в шлюзовую камеру и нервно курила, сдерживая слезы. Рили шепотом читала молитву. Пакер и Берт переложили импровизированный гроб на тележку катапульты.

— Извини, парень, если что не так, — Паркер разгладил складки пластика.

— Пошли, — тихо сказал Берт. — Рили, передай Далсу, что у нас всё готово.

— Кэп, всё на местах. Сидят у своих дисплеев. Пора начинать.

— Да, пожалуй. Сейчас очень легко искать виноватого. Не всегда, дорогая, всё получается так, как хочется.

— Да, не всегда. Но сканирование необходимо.

— Эшн производил вскрытие, — Далс положил руку на клавишу, открывавшую шлюз. — Мы вряд ли что-нибудь увидели бы.

— Это почему?

— Судя по нарушению тканей в теле Кэна, эта тварь образовалась в нем всего за несколько минут.

— Что ты хочешь этим сказать?

— То и хочу, что от микроскопического яйца или эмбриона до той стадии, когда существо покинуло тело, прошло не более двадцати минут.

— Боже! — вырвалось у Рили.

На экране оранжевым светом замерцали: «3», «2», «1», «0». Створки шлюза разошлись, и кокон вылетел в пустоту и исчез, поглощенный мраком космоса.

— Прощай, наш друг, — вполголоса произнес Далс. — Ты уже ничего не сможешь нам сказать.

— Покойся с миром, — добавила Рили и вышла из рубки.

Берт положил на стол длинную стальную трубку с пистолетной рукояткой:

— Можно попробовать вот это.

— А она… — Далс скептически поглядел на конструкцию.

— Все, что есть. Это единственное серьезное оружие, которое я нашел. — Он взял трубку, нацелил в потолок. Голубая молния слетела, выбросив сноп искр, врезалась в балку потолка. Сталь загудела и стала осыпаться мелкими кусками.

— Это может убить его. Конечно, гарантии я дать не могу.

Берт передал оружие Пакеру.

— Может, огнеметы лучше?

— Нам нужно сначала найти его, — проговорила Ламери.

— Ты права, милая. Нам нужен вот этот прибор, — Эшн поднял с пола большой ящик с раструбом и сигнальной лампой. — Это тепловизор. Он ведь теплокровный.

Эшн поднес руку к раструбу. Стрелка на шкале вздрогнула, вспыхнула лампочка, и слабый писк наполнил каюту.

— Вот. Видите, как действует? Мы пойдем с ним. Здесь есть регулятор. Максимальное расстояние, на которое он действует, — пять метров.

— Негусто. Ты видел, как эта зараза слетела со стола? И пискнуть не успеешь, как она прогрызет в тебе дыру!

— Заткнись! — одернула его Рили.

— Ладно! Пора действовать. — Далс вышел на середину каюты. — Рили, Пакер и Берт обследуют всё каюты и палубы.

— Будем стараться! — Берт взял у Пакера прожектор.

— Эшн остается в рубке. Принимает сообщения. Обо всем происходящем немедленно докладывать ему.

— Есть, сэр.

— А мы с Ламери выйдем на датчики противопожарной системы и попробуем переориентировать их так, чтобы они работали на весь корабль, — если, конечно, у них хватит чувствительности.

— Пошли, надо работать. — Рили взяла коробку тепловизора и, хлопнув Берта по спине, вышла из каюты.

Длинные коридоры палуб опоясывали технические рубки и отсеки.

— Дай Бог, чтобы эта штука помогла нам. Тяжелая, — глаза Пакера блестели в полумраке коридора.

— Поможет. Тебе же объяснили, — Берт перебросил оружие из руки в руку, — она чувствует тепло.

Рили остановилась у шлюзового люка. Пакер стал ковыряться в блоке управления.

— А я тебе, дураку, говорил, — чертыхаясь, ворчал он, — Берт, старина, почини всё люки и освещение.

Берт молча подавал инструменты. Из коробки посыпались искры, контакты замкнулись, магнитные замки разошлись, и дверь ушла в потолок. Рили подняла тепловизор и направила его в проем. Индикатор вздрогнул, лампочка вспыхнула и тут же погасла.

— Ребята, — прошипела Рили, — кажется, здесь!

— Сейчас дам свет.

Рили короткими перебежками двинулась вперед, выставив перед собой раструб тепловизора. Стрелка слабо отклонялась, показывая наличие в рубке чего-то живого.

— Он здесь, Пакер. Приготовьтесь! — прошипела Рили.

Пакер снял с пояса аккуратно сложенную сеть и развернул ее.

— Открывай, — сказал Берт.

Рили взялась за ручку дверцы.

Дверца распахнулась, луч света ворвался в мрак шкафа и высветил два желтых глаза и огромную шипящую пасть.

Блеснула молния, разноцветные искры брызнули во всё стороны. Рили отшатнулась, роняя тепловизор. Рыжий комок с воем пронесся мимо, обогнул сеть и исчез в коридоре.

— Не дайте ему уйти!

— Да стойте, стойте, вы, — орал Берт. — Это не он! Это наш кот!

— Что! — Пакер нервно хихикнул. — Это был Джоси?

— Да!

всё расхохотались.

— Черт! Нам надо поймать его! Эта тварь может сожрать беднягу.

— Да. Джоси — лишняя тепловая мишень для нас. Мы же не собираемся целую вечность гоняться по кораблю за котом?

— Верно.

— А раз верно, значит, Берт, сбегай и поищи его. Он далеко не уйдет, — сказал Паркер, прилаживая сеть обратно к поясу.

— Только если вместо Джоси я найду эту тварь, то нести за шиворот сюда я не буду.

Металлические стены отражали звук, усиливали его и искажали до неузнаваемости.

— Джоси, кис-кис, где ты? — позвал Берт.

Голос был чужим и незнакомым. Волна страха подкралась, захлестнула, заполнила вязким холодом.

— Кис-кис-кис, Джоси, ну, отзовись!

Он прошел в центр зала. Полумрак преображал нагромождения техники в диковинных монстров.

— Джоси, сукин кот, куда же ты пропал?! Приглушенное урчание раздалось из соседней рубки.

Берт быстро побежал по коридору.

— Джоси. — Голос Берта осекся.

Серое пятно с шипением метнулось из-под ног и исчезло в боковом тоннеле.

— Черт! Джоси! Еще пара таких выходок, и я сам сверну тебе шею!

Он побежал к черному провалу прохода.

— Слышишь меня, Джоси? Кис-кис-кис! Так и знай оторву твою дурную башку!

Берт тщательно, дюйм за дюймом, стал ощупывать стену в поисках выключателя. Берт отдернул руку от стены и взглянул на нее. Прозрачное желе сползало с пальцев. Выключатель и часть обшивки стены были забрызганы.

— Черт! — он вытер руку о комбинезон. — Это что еще за дерьмо? Джоси, кис-кис. Джоси, где ты?

Мяуканье раздалось где-то совсем рядом.

— Мать твою, Джоси, выходи, кис-кис-кис!

Берг подошел к встроенному техническому модулю. Рыжий кот сидел в проеме между колесами ржавого скрепера.

— Джоси. мне это уже порядком надоело! Еще немного — и я могу плюнуть! Пусть тобой завтракает кто хочет, дерьмо кошачье!

Кот замер с поднятой лапой.

— Ну-ну, всё хорошо, иди, дурашка!

Он склонился над котом, но тот отскочил на пару футов, сел и стал умываться. Берт встал на четвереньки и начал ползти. Рука вляпалась во что-то липкое и холодное. Берт посмотрел вниз. На металлическом листе пола лежало что-то напоминавшеё кожу змеи, только в несколько раз больше и совершенно другой формы. Эту кожу покрывал слой какой-то прозрачной слизи. Берт расправил кожицу. Она передавала конфигурацию тела её хозяина.

Просматривался длинный, как у краба на лице Кэна, хвост, состоящий из множества роговых колец. Головная часть шкуры была разорвана надвое. Он брезгливо взял её двумя пальцами и отшвырнул в глубину зала.

— Черт! Куда! Кот проклятый.

Берт сорвался с места, но ноги его разъехались в разные стороны, оскальзываясь на слизи, и тело, потеряв равновесие, полетело вперед. Пирамида пустых баков дрогнула и стала оседать на него, заваливая и не давая выхода. Ребро стальной канистры обрушилось на голову Берта.

Еле слышный кошачий писк донесся из глубины коридора.

— Джоси, кис-кис-кис, иди сюда, прохвост, я тебе дам что-то вкусненькое!

Странное чувство охватило Берга. Он медленно, как во сне, поднялся с колен и лишь сейчас ощутил чье-то присутствие за спиной. Он развернулся и онемел. В полумраке зала стояло что-то огромное и тянуло к нему свои руки. Тяжелый ком застрял в горле, не давая возможности произнести ни звука. Огромная с голубым отливом голова в гладком роговом шлеме, начинающемся ото лба и уходящем далеко назад, склонилась над ним. Потоки склизкой вонючей жидкости вывалились изо рта и забрызгали Берту комбинезон. Он отшатнулся.

Голова твари метнулась к нему, узловатые лапы вцепились в шею, поднимая тело над полом. Огромная пасть открылась, обнажая частокол редких, но острых зубов. Челюсти раздвинулись. За первым рядом зубов оказался еще один, за ним еще и еще. Водопад слизи омывал их.

Увенчанный крупными зубами ребристый поршень последней пары челюстей распахнулся и набросился на жертву: пробил голову, разнес в клочья череп и расплескал мозг.

Следующая пара челюстей плотно вцепилась в жертву. Лапы раздались; безжизненное тело повисло в зубах чудовища.

Кот вжался в переборку и хрипло рычал, наблюдая за происходящим. Мелкие шипящие лужицы едкой смердящей слизи расплескались по полу.

Первым очнулся Пакер. Он ударил кулаком о переборку и заорал:

— Он был моим другом! Господи! Восемь лет! Восемь лет как один день!

К нему подошла Рили и положила руку на плечо:

— Не надо! Он исчез…

— Мы все-таки должны что-то придумать! — Ланери вытащила сигарету. В её больших глазах стояли слезы. — Может, он еще жив?

— Нет. — Рили покачала головой, — не может быть такой удачи. Пакер и Далс четыре часа лазили по всему правому крылу, пытаясь найти хоть что-нибудь. Ты же сама всё это знаешь!

Далс поднялся:

— Да. Ничего. Только электрожектор. Но похоже, что он его просто забыл еще до трагедии. И никаких следов. Ни крови, ничего.

Рили посмотрела на Пакера.

— Сколько лет я его помню, — со вздохом сказал тот, — он всегда был хорошим парнем.

В наступившей тишине раздался голос Далса — слово капитана. Казалось, он размышлял вслух:

— Нам нельзя оставить его в живых. Никак нельзя — Он поднял голову. В его взгляде было что-то такое, что заставляло слушать. — Это существо должно умереть. Мы находимся на пути в Солнечную систему, и везти его туда было просто безумием. Будем вести поиск.

— Тогда кто пойдет? — спросил Пакер. — Кто будет теперь искать это чудовище? Кто будет следующим?

— Может быть, я? — спросил Эшн.

— Нам нужно какое-нибудь оружие. Настоящее, действенное. То, что у нас есть, — просто детская забава.

— Эшн, скажи, что мы должны делать, чтобы себя обезопасить? — обратилась Рили к офицеру по науке.

— Я не знаю. Мы же ничего не знаем о нем. Я не могу объяснить его увеличения. Но то, что это уже не тот червь, что убил Кэна, так это точно. Мы даже не знаем, каких размеров он сейчас и каких размеров еще может достигнуть. Понятно только, что для такого быстрого роста ему нужна какая-то органическая пища, и скореё всего, он Берта просто съел. Понимаете, ему просто нужен материал для постройки своего организма, и поэтому, естественно, что от Берта ничего не осталось. Для него сейчас любое биологическое существо ценно, от первой до последней клетки. Это уникальный материал.

— Пожалуй, ты рассуждаешь здраво, — кивнула Рили. — Но что же мы должны делать? Сейчас мы не можем просто поймать его и посадить в клетку. У нас нет ни времени, ни возможности сделать это. Скажи лучше, как мы сможем его уничтожить?

Эшн продолжал:

— Пакер, ты проверил систему противопожарной зашиты?

— Да. Конечно, если собрать то, что хотели сделать Ламери и Далс, то кое-что мы все-таки увидим, но не везде, да и чувствительность будет хреновая. Нужен достаточно мощный сигнал.

— Мы попытаемся найти это. Я проверил на компьютере…

— Ну и что?

— Учитывая всё аспекты, можно предположить, что это существо кардинально изменяет свою структуру примерно каждые двадцать минут.

— Каждые двадцать минут? — переспросила Ламери, её глаза забегали.

— Меня больше интересуют не его изменения. Меня интересует, что можно сделать, чтобы убить его, — не унималась Рили.

— Нет, — Далс поднялся, оборвав разговор, и всё обернулись к нему. — Никто не имеет права идти.

— Почему? Мне было бы интересно поохотиться на это существо, — потер ладони Эшн.

— Это не смешно, — остановил его Далс. — Ты — наука, а ты, Рили, — безопасность. Без Пакера, — какая поломка, — мы просто не долетим до дома. Вы должны оставаться здесь! Я несу ответственность за всех вас, и поэтому я принял решение. На поиски пойду я. Обсуждению не подлежит. Это приказ.

— Без истерики, капитан! — крикнула Рили. — Ты ведешь себя как мальчишка! Здесь не нужна показуха! Это не пикник!

— Я отдаю себе отчет! — заорал в ответ Далс. — Прошу всех через пятнадцать минут собраться в рубке. Эшн, Пакер, подготовить компьютер и тепловизор. всё подключить!

Он вышел из каюты.

— По крайней мере это право каждого из нас, — заметил Эшн.

Далс сел в кресло оператора и опустил руки на клавиатуру. Экран дисплея вспыхнул. По центру прошла серебристая развертка. Далс набрал код и задал первый вопрос:

«Степень опасности для экипажа и корабля?»

«Опасность необъяснима»

«Что ты можешь сделать для того, чтобы определить местонахождение пришельца?»

«Что означает «пришелец»?

«Информация заблокирована. Компьютер не может выдать эту информацию».

«Какой может быть ответ с его стороны на агрессивные действия?»

«Компьютер не может ответить на этот вопрос»

Далс был готов разнести терминал вдребезги, но, сдерживая себя, продолжал выводить на дисплее:

«Каковы мои шансы?»

«Уточните запрос»

«Каковы мои шансы уничтожить чужого?»

«Компьютер не может ответить на этот вопрос»

Дверь плавно опустилась за его спиной, и свет в рубке погас. Только на экране светились слова:

«Компьютер не может ответить на этот вопрос»

Капитан вырвал из кассетоприемника дискету и запустил её в окошко, диск отскочил и упал на пол.

— Проверьте систему! Я готов! — Далс поправил ремень огнемета и включил фонарь.

— всё в норме. Система готова, — услышал он в наушниках голос Ламери.

— Отлично. Открывайте первый створ.

Сплюнув, капитан направил в темноту ствол огнемета и нажал на спуск. Желтое пламя с шипением лизало своды и погасло.

— Чисто! Ну, я пошел!

Встав на четвереньки и постоянно задевая головой потолок, он пополз по тоннелю к следующей шлюзовой камере.

— Мы тебя видим! — прозвучал в наушниках радостный голос Ламери.

Экран высвечивал сетку квадратов, которыми обозначались отделения тоннелей.

Пакер и Эшн славно поработали, подключив к системе тепловых датчиков противопожарной защиты комплекс по поиску теплокровных объектов.

Яркая точка светилась на экране в первом переходе, куда только что вошел Далс. Ламери изменила проекцию и дала вид сбоку. Точка-Далс как бы висела в воздухе, удаляясь в сужающуюся сетку квадратов.

— Пока всё в порядке. Открывай следующую дверь.

Длина тоннелей составляла порядка ста миль. Они опоясывали весь корпус корабля. Воздух внутри был затхлый: вентиляция здесь не была предусмотрена, а факел горелки огнемета пожирал запасы кислорода. Фонарь вырывал части тоннеля, но тот был пуст. Можно было двигаться дальше.

— Как там у вас? — Далс поправил сползающий микрофон.

— Тебя видим, но чужака пока нет.

— Закрой за мной дверь.

— Хорошо. Слушаюсь, — проговорил в наушниках голос Рили.

Стальные лепестки сошлись — диафрагма отрезала путь к выходу. Еле двигаясь, Далс подполз к следующему створу.

— Открывай следующую.

Вставив в отверстие ствол огнемета, он нажал на спуск. Огромный факел доел остатки кислорода.

— Черт! — Далс лег, подложив под голову фонарь. — Если эта тварь не появится через пять-шесть переходов, то вы меня здесь и похороните.

— Что случилось? — прорезался в наушниках голос Ламери. — С тобой всё в порядке?

— Пока да. Просто мне нужно передохнуть. Мы не учли одну маленькую деталь.

Паузы между словами становились всё длиннеё и длиннее. Это насторожило Рили.

— Что у тебя там? Далс, не молчи!

— Детка, не психуй! Здесь практически нет воздуха и пользоваться огнеметом равносильно самоубийству.

— Это не проблема. Я открою люки и пущу тебе воздух, но на всякий случай будь наготове.

— Спасибо. Мне уже лучше. — Далс пополз дальше.

— Есть! Он появился! — остерегла Ламери.

Капитан вздрогнул, весь собрался в комок и прислушался. Было тихо.

— Где он? — шепотом спросил Далс.

— Он на два этажа ниже тебя. Видна четкая точка. Будь осторожен, он очень быстро передвигается.

— Закрой всё люки. Немедленно!

— Они закрыты. Я не знаю, как он проходит через секции! Он прошел уже три! Нет, четыре! — голос Ламери срывался на крик.

— Спокойно! всё хорошо! Спокойно!

Он подполз к следующему шлюзу.

— Открой дверь!

— Есть! Готово!

Лепестки стали расходиться.

— Оно не двигается. Оно сейчас прямо под тобой, на две палубы ниже.

Далс перебрался через затвор и стал фонарем нащупывать люк перехода на нижний ярус. Факел пламени вылизал пустоту.

— Спускаюсь вниз. Проверил. Свободно. Где чужак? Что делает?

— Он прошел еще два перехода. Сейчас он уходит от тебя в носовую часть.

— Есть. Понял.

Ноги коснулись пола нижнего тоннеля. Крышка переходного люка захлопнулась.

— Чужак остановился. Он в пяти переходах влево под тобой.

Далс нашел еще один люк и стал снимать с него зажимы.

— Пожелайте мне удачи. Открываю люк. Пойду еще ниже. Сейчас попробую пообщаться.

Крышка отошла в сторону, и залп огнемета окатил пламенем темный провал.

— Не спеши. Будь осторожен. Возможно, шлюзы выведены из строя. Помни: чужой слева от тебя.

— Понял.

Капитан спрыгнул в тоннель и дважды выстрелил в обе стороны от себя. Языки пламени отразились от стен. Волна раскаленного воздуха ударила в лицо. Далс выронил огнемет и закрыл обожженное лицо руками.

— Черт!

— Что там у тебя? Отвечай!

— Да ерунда. Немного не рассчитал мощность.

— Далс, уходи! — От крика голос Ламери исказился. — Уходи немедленно! Он приближается к тебе! Ты слышишь?! Быстрее, он в двух переходах от тебя! Это опасно! Остался всего один переход!

Ухватившись за края шлюза, Далс подтянулся на руках и забрался на верхний этаж. Он встал на колени, и приготовился к бою. Огнемет оттягивал руку.

— Чужак остановился! Он прямо под тобой! Палец лег на спусковой крючок.

Что-то теплое коснулось его плеча. Далс вздрогнул. Он упал на руку, перекатился и, вывернув огнемет, нажал на спуск. Пламя с воем рвалось из форсунки, пожирая всё пространство тоннеля до самого шлюза. В его узком дергающемся свете стоял силуэт человека! Человек горел, но ни крика, ни стона слышно не было. И вдруг:

— Хватит, чего зря жечь? — как ни в чем не бывало проговорил человек.

Далсу показалось, что он уже слышал этот голос. Он опустил огнемет и прислушался. Фигура медленно гасла, наполняя тоннель смрадом сгоревшего мяса. Еще мгновение — и силуэт погас окончательно, исчез во мраке тоннеля. Далс поднял фонарь. Луч фонаря вытащил из тьмы его самого. Второй Далс сидел на полу и улыбался.

«Галлюцинация, наверное», — мелькнуло в голове капитана.

— Да нет, — снова прозвучал голос; казалось он шел из наушников.

— Что? — ошарашено произнес оригинал.

Двойник подполз ближе к отверстию люка, заглянул в темноту.

— Плохо дело.

Фонарь осветил задумчивое лицо, слегка опаленное огнем. Губы дрогнули:

— Ты — это я.

Капитан расхохотался:

— Я просто сошел с ума! Ребята, слышите, у меня галлюцинации.

Другой Далс протянул к нему руку.

— Перестань! Ведешь себя хуже Ламери!

Это было как сон. Но наяву. Смотреть на себя со стороны, слышать свой голос.

— Брось! Не выдумывай! — двойник сел и опустил ноги в люк. — Что-что, а фантазия у нас что надо. Но успокойся, я так же реален, как ты. Надеюсь, ты в этом убедился.

— Боже! — Далс вытер взмокший лоб. — Но кто же ты тогда, если не галлюцинация? Он?!

— Я был о тебе лучшего мнения!

— Ламери, Рили, вы слышите меня?

Наушники молчали. Далс потрогал микрофон. Микрофона не было.

— Черт бы всё это побрал! — Он снова схватился за огнемет.

— Подожди, я сейчас уйду, и ты продолжишь. А пока послушай: ведь ты шел сюда за смертью?

— Если ты — это я, то какого дьявола ты задаешь эти вопросы? Сам знаешь: его надо убить!

— Нет. Не обманывай себя — не получится! Тебе нужна совсем не смерть того, кто находится здесь внизу. Ты шел за своей смертью. Да? Думал ею оплатить жизнь всех остальных?

— Ребята, где сейчас… Тьфу ты, забыл!

— Ну-ну, перестань! Прекрати сейчас же истерику! Я — это ты. Мы вместе, всё хорошо. Ну сам подумай, надо же когда-то высказать хоть самому себе, что накипело, что камнем лежит на душе…

— Ты знаешь, — вдруг совершенно спокойно заговорил капитан, — это как в детской игре. Я — это ты, ты — это я. Кто из нас дурак?

— Слава богу! Хоть одна здравая мысль! И кстати я знаю разгадку. Мы — дураки. В первый раз мы ими оказались, когда сели на эту планету. Так?

— Так.

— Второй — когда оставили эту мразь на корабле. Так?

— Послушай, провокатор, я не мог допустить…

— Не ори! Так! И сейчас мы снова, в третий раз, в полном дерьме. По уши! Друг мой, тебе не кажется, что на этот раз мы уже дураками так и останемся? Навсегда?

— Ерунду несешь! Чего тебе надо? Уходи! Или…

— Или доблестно спалишь себя и меня? Не стоит, — двойник тяжело вздохнул и закашлялся. — Дышать-то здесь как-то тяжело!

— Проникся?

— А еще тяжелеё разговаривать с самим собой! С тобой! Видно, ничего не получится. Психологическая несовместимость, что ли? — Он встал на четвереньки и, ворча, пополз в глубину тоннеля.

— С кем? С тобой?

Двойник остановился.

— Мне ничего не нужно. Я просто хочу напомнить тебе слова Кэна в медотсеке. Ведь он был прав, черт возьми!

— Я понял! Подожди, но зачем ты все-таки появился?

— Не задавай дурацких вопросов, ладно? Я хотел поговорить с тобой.

— Я сам знаю, что натворил много ошибок, и мне надо исправить их. Самому исправить. И я не нуждаюсь ни в помощниках, ни в исповедниках!

— Конечно! Я понимаю. Уж кого-кого, а тебя я очень хорошо понимаю. Спасай весь экипаж, всё человечество, спасай даже тех, кто уже погиб! Но вот проблема. Если ты погибнешь, кто будет заниматься всем этим вместо тебя? У нас мало времени, а твои подвиги — это безрассудство и истерика, недостойная капитана!

— Я перебрал всё решения! И это было лучшим.

— Конечно, лучшим! Для тебя лучшим. Твоя смерть снимет с тебя всякую ответственность!

— Почему?

— Еще один дурацкий вопрос. Объяснить? Пожалуйста! Конечно, это больно, мучительно больно — видеть как гибнут всё они. Но капитан должен покидать корабль последним.

Далс опустил огнемет:

— Что же ты можешь предложить?

— Ничего. Я — это ты. То есть, и думаю так же, как и ты.

— Ты прав. Значит, нужно возвращаться. Это было не самое удобное решение проблемы.

— Но тогда нужен будет другой способ, чтобы уничтожить эту тварь.

— Найдем. В конце концов, можно просто поочередно разгерметизировать всё отсеки, и если эта тварь дышит, то она просто задохнется. Перепад давления тоже может её убить, просто разорвать на части. Может быть это и есть выход?

— Вот видишь! А ты говоришь, что нет лучших решений. Они есть; нужно только хорошенько подумать, и всё сразу станет ясным. Действуй! Эта тварь может в любую минуту сожрать нас, как уже сожрала Берта.

— Нет! — взревел Далс. — Эта мерзость не дождется ужина. Уходим.

— Действуй, брат, — прозвучал голос двойника из-за спины.

Капитан пополз к люку. Что-то липкое и вонючеё промелькнуло перед самым лицом. Он отпрянул в сторону, выставляя вперед огнемет и нажимая на спуск. Пламя ухнуло, освещая следующий отрезок перехода. Рука поползла по какой-то липкой желеподобной слизи. Фонарь выскочил из рук и, ударившись о трубу, торчащую из стены, погас. Лишь огнемет тускло освещал пространство, искажая формы. Чье-то присутствие отчетливо ощущалось всем телом.

— Послушай, друг, тебе не кажется, что мы здесь не одни? — спросил Далс.

Но в ответ раздался голос Ламери.

— Что у тебя там? Не молчи!

* * *

Капитан схватился руками за голову. Наушники были на месте, микрофон тоже.

— Чертовщина какая-то, — прохрипел он. — Ребята, кажется, я всё понял! Дерьмо! Это всё — огромное вонючеё дерьмо!

Далс нажал на спусковой крючок.

Рили и Ламери сидели у дисплея. На поле отчетливо мерцали две точки. Красная — Далса, белая — чужака.

— Далс, что там? Он прямо над тобой! Отвечай!

— У меня всё в порядке.

Рили всматривалась в экран. Наконец она спросила:

— Ламери, как ты определяешь, где тут верх, а где низ?

— Что? Это зависит от полярности подключения…

— Черт! Далс, у нас проблема! Ты слышишь?

Рили, как безумная, орала в микрофон.

— Я не понял! Ребята, в чем дело? Чужака здесь нет!

— Боже! — кричала Ламери. — Далс, уходи оттуда немедленно! Он идет за тобой! Слышишь, уходи!

— Куда? Где он? — Далс застыл в переходе и размахивал огнеметом.

Взгляд Ламери перебегал то на Рили, то на экран. Расстояние между капитаном и монстром неумолимо сокращалось.

— Далс! Уходи куда-нибудь!

Белая точка исчезла и через мгновение появилась в одном квадрате с красной.

— О боже, беги! Он рядом с тобой!

— Что у тебя там, Далс, отвечай! — Рили кусала губы.

— Вот дерьмо! — ревел в динамиках голос капитана.

Грохот и рев вдруг заполнили эфир. Красная точка слилась с белой. Размытое пятно вдруг исчезло.

— Нет! Нет! Далс! — Ламери сорвала микрофон.

Рили тоже сняла наушники и тихонько положила их на стол рядом с дисплеем.

— Этого не должно было случиться, — всхлипывала Ламери, пытаясь закурить. — Это я! Я не понимала, куда ему идти. Может что-то со связью, может у него есть еще шанс?

— Слишком поздно. Далса больше нет.

Пакер возвышался над столом.

— Мы в ловушке — Его голос звучал нервно. — Далс исчез. Ни крови, ничего! От капитана совсем ничего не осталось!

Он резко выпрямился, метнулся к Рили и замер.

— Ну, кто мне скажет, что теперь делать?

— Надо думать. — Она смотрела прямо перед собой. — Может быть, у кого-нибудь найдется хорошая идея. Я знаю только одно: нам нужно подождать и закончить то, что задумал Далс.

— Что? — Ламери подпрыгнула. — Ты что, хочешь рисковать всеми нами? Тебе еще не надоели эти игры? Надо быть слепым, чтобы не видеть, насколько всё это опасно. Мы уже потеряли Кэна, Берта, Далса, а тебе всё мало? Мы даже не можем определить местонахождение монстра!

— Я могу продолжать? Или у тебя есть еще и какие-то идеи?

— Есть! Конечно, есть! Нам нужно немедленно покинуть этот проклятый корабль! — Ламери говорила сквозь слезы. — У нас есть космический челнок, и мы должны воспользоваться им! Немедленно! Это наш единственный шанс!

Рили посмотрела на Ламери.

— Он не возьмет четверых в дальний рейс. А до Земли не близко.

— А-а! Вы — как хотите! Можете оставаться и ловить здесь это чудовище! А я хочу исчезнуть отсюда! Сейчас же! Раз и навсегда!

— Успокойся, не надо так психовать, — сказал Пакер.

— Хорошо. — Рили хлопнула ладонью об стол. — Нам нужно серьезно обсудить, как мы сможем уничтожить это существо.

— Я не собираюсь охотиться за ним! Это безумие, бред!

— Заткнитесь все! Перестаньте скулить!

— Что ты предлагаешь? — спросил Пакер.

— Я знаю только одно: эта тварь использует тепловые лучи. Тоннель, по которому шел Далс, звуконепроницаем; услышать его шаги с нижнего яруса, а тем более через два-три, — невозможно. Тварь явно чувствовала его тепло, излучаемое телом, или, скореё всего, тепло, излучаемое огнеметом, — ответила Рили.

— И что мы должны предпринять?

— Мы должны поднять температуру на корабле до температуры тела, чтобы слиться с тепловым фоном. Это повысит нашу безопасность. После этого мы должны по двое обойти весь корабль. Облазить все, что только возможно, найти это существо и уничтожить его. Или, если не удастся уничтожить, — выбросить в космос.

— Боже мой! Это же варварство! Ни в коем случае нельзя уничтожать его! — быстро заговорил Эшн сидевший за спиной Рили. — У этого существа уникальный…

— Заткнись! — огрызнулась она, — Мы должны были сделать это уже давно! И вообще, всё это уже давно проблемы безопасности, а не науки!

Эшн встал, заговорил, четко произнося слова:

— На повышение температуры у нас уйдет три часа. Не меньше. И еще неизвестно, как эта тварь отреагирует на повышение температуры.

— Да, но если мы будем продолжать следовать твоим советам и нянчиться с этим монстром, то последствия будут куда более серьезными. Его самочувствие меня не интересует. Даже наоборот. Меня интересует, как я могу ухудшить его настолько, чтобы… Пакер, сколько у вас есть сегментов без постоянного факела запала?

— Пара наберется. Но не больше.

— А что еще есть?

— А почти ничего. Ресурс практически исчерпан. Мы же грузовоз, а не истребитель. Ну, есть еще четыре бочки с напалом на дальнем складе на правой стороне.

— Негусто. — Рили задумалась. — Тогда бери Эшна и…

— Нет, — перебил её Пакер. — Я возьму Ламери. Нужно равномерно распределить силы. Два мужика и две бабы — это нечестно. Пошли, крошка! — он поманил её пальцем. — Там работы-то — кот наплакал.

Ламери затушила сигарету и подошла к нему. Толстяк обнял её и повел к выходу.

— Через четверть часа начнет теплеть. Попотеем, — бросил он через плечо и исчез в коридоре.

Эшн проводил их взглядом, и улыбка, пробежав по лицу, исчезла. Рили сидела к нему спиной:

— Эшн, у тебя есть какие-нибудь предположения?

— Нет. Я до сих пор раздумываю.

— Что? Что ты делаешь? Раздумываешь?! О чем же, позволь узнать!

— Я обдумываю твои предложения.

— Наверное, уже хватит. Уже не время думать. Уже время действовать. Понимаешь?

— Нам необходимо сначала всё тщательно выяснить, и на основании полученных данных принимать решения.

Иначе можно наломать дров. А твои эмоции вряд ли помогут.

— Хватит! Мы слишком многих потеряли. И не без твоего участия! А ведь этих потерь можно было избежать. Я не могу больше тебе доверять.

— Но ты ведь тоже при всем при этом присутствовала! Что же, по-твоему, я должен был делать?

— Я знаю, что ты должен делать. Ты должен помогать мне, а свои исследования засунуть себе в задницу!

— Извини, но этого я не могу сделать при всем желании.

— Послушай! Сейчас я командую, и ты должен выполнять мои приказы. Так вот, это — приказ. всё исследования отложить и объект исследований уничтожить как потенциально опасный для экипажа корабля и населения Земли.

— В таком случае, капитан, — в голосе Эшна отчетливо звучала насмешка, — у меня есть вопросы.

— У меня есть ответы на любые твои вопросы!

— Есть! — Эшн вышел из кают-компании.

Рили подошла к сейфу и набрала код. Крышка отошла в сторону. Кассетоприемник поглотил диск ключей, и ниша вспыхнула огнями. Дверь в каюту центрального терминала открылась. Рили вошла, устало опустилась в кресло и стала не спеша нажимать клавиши на клавиатуре. Экран молчал. Рили набрала код доступа Далса и принялась ждать. Панели терминала непривычно долго играли огоньками.

«Доступ разрешен»

Пальцы забегали по клавишам:

«Запрос»

Экран высветил:

«Опасность»

«Научные условия уничтожения пришельца?»

«Компьютер не может ответить на этот вопрос»

«Основание для отказа?»

«Специальный приказ. Распоряжение офицера по науке»

Рили, кусая губы, смотрела на дисплеи. Офицер безопасности должен иметь доступ к любой информации. Она набрала:

«Запрос по специальному каналу доступа»

«Канал заблокирован в соответствии с приказом»

«Отмена приказа»

«Данные не принимаются»

«Возможные воздействия пришельца на организм человека?»

«Данных недостаточно. Необходимо провести дополнительные исследования пришельца»

— Черт! — Рили ударила кулаком по клавишам.

— Ну что? Получила информацию от компьютера?

Она обернулась. Эшн стоял за ней, сложив руки на груди, и улыбался. Рили взглянула на дверь. На маленьком табло по-прежнему горели её инициалы и цифра «1», обозначающая количество человек, прошедших через сканер анализатора.

Рили вылетела из своего кресла и вцепилась в ворот комбинезона Эшна.

— Зачем ты сделал это? Зачем ты заблокировал информацию о нем?

Рили последний раз встряхнула его и, разжав кулаки, отшвырнула в сторону, прямо на мигающие индикаторы панели.

Улыбка исчезла с его лица, но он продолжал спокойно смотреть на нее, ничего не говоря. Она подбежала к селектору, нажала кнопку вызова.

— Пакер! Ламери! Где вы! Срочно зайдите в кают-компанию!

И побежала по коридору, но тяжелая плита переборки опустилась прямо перед её лицом. Рили отпрянула. Она бросилась в соседний коридор, но и там плита уже опускалась, преграждая дорогу. Не успеть.

— Эшн! — Рили бросилась обратно. — Эшн, с тобой всё в порядке? Что ты делаешь?

Она опасалась, что он просто спятил. Но вдруг она заметила: в виске Эшна торчал пластиковый осколок из рассеченной кожи вытекала тоненькая струйка, но не крови, а зеленоватой фосфоресцирующей жидкости.

Она подошла и, вытянув руку, толкнула Эшна. Рука наткнулась не на мягкое тело, а на жесткую стену. Внутри его тела послышался легкий звенящий гул. Рили протянула руку к его голове. Резким толчком он отстранил ее. Клок волос остался в её пальцах. Эшн отшвырнул её в сторону. Сила была огромной. Рили перелетела через стол.

— Перестань! Эшн, опомнись!

Его движения стали как у машины. Он бессмысленно поворачивал голову и приближался к Рили.

— Убьет, — промелькнуло в голове Рили

Руки Эшна сжали ее, оторвали от пола — и она полетела, ударившись головой. Рили потеряла сознание. Правый люк открылся, и в кают-компанию вошли Пакер и Ламери.

— Мы обошли весь правый портал, — пусто. Задраили всё люки…

Эшн даже не обернулся, продолжая спокойно душить Рили журналом.

— Эй, парень, ты что делаешь? — Пакер подскочил к нему и схватил за руку. — Ты в своем уме?

Ламери вцепилась в шею, пытаясь повалить, но Эшн стоял, как монумент. Она повисла на нем и болтала ногами.

— Да что же ты? — шипел Пакер, отрывая руку Эшна от Рили.

Рука, казалось, жила своей собственной жизнью.

— Скорее! Она умирает! Сделай же что-нибудь!

Пакер вскочил, взгляд его упал на баллон огнетушителя… В удар толстяк сложил всю силу.

Эшн пошатнулся. Фонтан фосфоресцирующей зеленоватой жидкости хлынул из горла, заливая комбинезон и пол. Эшн вдруг завертелся, расплескивая жижу.

— Боже, что это?! — воскликнул Пакер.

Пакер нанес второй удар. Голова Эшна оторвалась вместе с шеей. Она повисла на тонких проводах, а из образовавшейся дыры выливались тонкие струйки той же жидкости. Эшн рухнул. Обрывки проводов торчали из раны.

— Он робот!

Пакер смотрел на останки. Он утер лицо, размазывая по нему липкую жижу, выплеснувшуюся из разбитых внутренностей Эшна.

Пакер не верил своим глазам. Останки вдруг вздрогнули, и мертвые руки вцепились в горло Пакера. Казалось, это не закончится никогда, — даже разобранный на части, Эшн будет продолжать сражаться.

Из коридора появилась Ламери. Она схватила электрожектор и вонзила его в спину робота. Сноп искр и клубы дыма вырвались из-под его комбинезона, запахло горелой изоляцией; тело Эшна еще раз дернулось и замерло. Пакер подошел к столу, сел на край, закурил и тихо проговорил:

— Зачем Компании нужно было посылать с нами робота? Чего они хотели?

Ламери сидела, скрючившись под столом, уткнув голову в колени:

— Какой ужас! Неужели всё это произошло с нами? Почему? Или это просто сон? Проснуться бы, а?

— К сожалению, это не сон, — покачал головой Пакер. — От этого сна мы можем запросто не проснуться. Вылазь, маленькая, с этой проблемой мы уже справились.

— Видимо, он служил в отделе вооружений, — прохрипела Рили. — У него, по-видимому, было какое-то специальное задание.

— С воскресением, — осклабился Пакер.

Из-под стола появилась взъерошенная голова Ламери:

— Я здесь боюсь, я хочу домой. Мне всё надоело.

— Да. Не волнуйся. Просто мы всё немного устали. Слишком многое произошло за эти часы.

— Девочки, по-моему, нам всем нужен отдых. Мы плохо выглядим. Если сказать честно, просто дерьмово выглядим! Как вы смотрите на то, чтобы часок-другой вздремнуть?

— Я не усну, ни за что не усну, — слабо засопротивлялась Ламери. — Мне всё время будут сниться кошмары. Я боюсь!

— Пойдемте, — скомандовал Пакер. — Я зайду в душ, а вы притащите чего-нибудь пожрать. Поедим и ляжем спать.

— Нет, — подала голос Рили. — Мы не можем терять зря так много времени.

— Тебе надо пожрать и поспать, а потом уж выходить на охоту.

— Наплевать! Мы должны немедленно…

— Ты сильно ударилась головой. Я покараулю. И… Все, без возражений! Девочки, шагом марш!

Пакер сидел прямо на полу и клевал носом. Полуприкрытые веки на его глазах вздрагивали. В руках он сжимал огнемет. Рили соскочила с кушетки, подошла к нему и тронула за плечо. Он дернулся и открыл глаза.

— Ты проснулась? Как спалось?

— Спасибо. Хорошо. Почему только так жарко?

— Забыла? Ты же сама приказала перенастроить тепловой режим. — Пакер поднялся.

— Ах, да! Теперь эта тварь не должна нас чувствовать.

— Что будем делать? Прошло шесть часов. Время летит быстро!

— А этого, — Рили сделала загадочное лицо — не было?

— Нет. всё тихо.

Ламери спала на топчане, положив под голову одеяло

— Ей тоже что-то снится. — Рили отвела взгляд.

— Вы обе хороши, подруги. Разбудить ее?

— Не надо. Может, сам поспишь хоть часа три, а я посижу? Я уже в норме.

Рили потянулась к огнемету, но Пакер отстранил ее.

— Спасибо. Я не устал. Мне удалось одним глазом вздремнуть. Мне хватит. Так её будить?

— Нет. Не надо. Пусть еще поспит.

— А что мы будем делать? Так и сидеть на страже?

— Нет, Мы займемся Эшном.

Пальцы Рили ловко скручивали оборванные провода и присоединяли их к туловищу.

— Нужно узнать, какое задание он выполнял и чье! Сейчас всё узнаем, еще пара…

— Рили, слушай, а это не опасно?

— Не волнуйся. Он сможет только разговаривать с нами.

Тело вздрогнуло, судорожно сжались кисти рук. Рили отошла в сторону и спросила:

— Эшн, ты слышишь меня?

Веки робота вздрогнули, и глаза открылись.

— Я ничего не смогу сказать тебе.

— Какое у тебя было специальное задание?

— У меня был приказ.

— Какой приказ? От кого?

— У меня был приказ посадить корабль на той планете.

— Кто отдал приказ?! — настаивала Рили.

— Я не помню.

Она подумала и задала новый вопрос:

— Мы сможем уничтожить этого инопланетянина каким-либо способом?

— Нет, — спокойно ответил Эшн, — вы ничего не сможете с ним сделать.

— Нам надо сжечь его, — не унимался Пакер, — и эту железяку, и эту тварь!

— Нет, — улыбнулась голова Эшна.

— Что? — Рили наклонилась над останками. — Ты знаешь как?

— Наверное, знаю. Но эта информация ни для меня, ни, тем более, для вас недоступна. Это прекрасный, совершеннейший организм. Вы всё равно погибнете.

— Откуда такая уверенность?

— Я — машина. Корабль в любом случае достигнет Солнечной системы. Изменить курс вы не сможете. Я заблокировал компьютер.

Ламери появилась в рубке. В её больших глазах стояли слезы. Пакер обнял ее. Она испуганно перевела взгляд на Эшна.

— Мы в дерьме, но попробуем из него выбраться, — прошептал Пакер.

Эшн продолжил рассказ о чужаке:

— В этом существе такая комбинация генов, что любая рана, нанесенная ему, заживет за несколько минут. Мы нашли их на том корабле годом раньше. И когда сообразили, что нам попалось, то решили взять один экземпляр для исследований. И Компания получит его! Моя программа практически выполнена.

— Ты хоть понимаешь, что ты сделал? — еле слышно проговорила Ламери.

Эшн посмотрел на неё свысока и произнес:

— Меня не волнуют ваши человеческие эмоции. Они умнее, хитреё и, главное, беспощаднеё вас. При таких ставках жизнь экипажа не имеет значения.

— Так для чего же ты пытался убить меня?

— Ты была главным препятствием для выполнения программы. Я всегда любил тебя, Рили. Ты была моей симпатией.

Лицо Рили исказила гримаса гнева, она схватила со стола паяльник и воткнула его в рот робота.

— Ладно, пошли отсюда! К черту эту кучу хлама!

Рили устремилась к выходу. Пакер отпустил Ламери, взял со стола огнемет и пошел следом. В дверях он остановился, в последний раз посмотрел на Эшна и, подмигнув ему, нажал на спуск огнемета.

— Мы должны взорвать корабль, — в голосе Рили звучала решимость. — Нужно уничтожить эту тварь вместе с кораблем. А мы сами рискнем добраться до пограничных маяков нашей системы на челноке. Других вариантов я не вижу.

— Да, ты права, — Ламери старалась не отстать.

— Помните, что сказал этот ублюдок. Она очень умная. Я подготовлю челнок, активирую бортовой компьютер.

— Понял — кивнул Пакер. — Пошли.

Он взял Ламери за руку и потащил к выходу.

— Подожди — остановила его Рили, — ты еще должен будешь зайти в каюту Далса. Там в сейфе лежат детонаторы.

— Я сейчас. Подождешь меня в своей каюте. Только хорошо закройся; запри даже вентиляцию. — Пакер снял огнемет и протянул его Ламери.

— Иди, иди. всё будет хорошо.

Коридоры, коридоры. Так. Дверь с надписью «Далс». Посмотрим.

Пакер нажал кнопку, и панель ушла вверх.

Сейф. Небольшой шкафчик возле дисплея.

Дверь сейфа ушла в нишу, и Пакер извлек из него небольшой чемоданчик.

— Ну, нашел. Сейчас мы приготовим один небольшой сувенир.

Он шел по пустым коридорам, освещенным дежурными фонарями.

Тоннель кончился, и Пакер вышел в широкий зал, покрытый плитами термоизоляции. Ярко-алая надпись гласила: «Внимание! Опасно для жизни! Реакторное отделение».

Пакер открыл блок доступа и набрал код. Шлюз открылся. Пакер подошел к крышке системы ликвидации, встроенной в пол зала. Тяжелый чемоданчик опустился рядом.

Четыре блестящих диска помещались внутри.

Пакер вставил детонатор в отверстие диска и вкрутил его до отказа. Подняв глаза, он пробежал взглядом по табличке, прикрепленной к обратной стенке крышки.

«После включения системы корабль будет уничтожен через 10 минут».

Пальцы толстяка пробежали по клавишам, встроенным между дисков взрывателей. Отжатые кнопки начинали светиться бледным желтым светом.

«Система подготовлена» — высветилось на небольшом экране.

Пакер стер с лица пот и вновь взглянул на таблицу.

«По экстренной необходимости автоматическая ликвидация может быть отдалена на 5 минут»

Кривая улыбка застыла на лице Пакера.

— Нет, ребята, откладывать мы не станем. — Он поднялся с колен и подошел к шлюзу.

Ламери сидела в кресле и курила; услышав за своей спиной грохот, она вздрогнула, резко обернулась, и сигарета выпала из разжавшихся пальцев. Люк закрылся.

— Ты видел его? — спросила Ламери, подскакивая и хватая со стола огнемет.

— Нет, — задыхаясь, выдавил Пакер, — не видел, но дерьма он по кораблю раскидал предостаточно. Надо спешить.

Пот заливал лицо. На корабле было жарко, как в джунглях. Рили двигалась короткими перебежками от одной стены к другой, держа огнемет наготове и вглядываясь в глубину коридора. Челнок был рассчитан на двоих. Управление им не требовало больших знаний и навыков. Внутренний компьютер имел достаточные возможности, запасы топлива позволяли совершать достаточно долгие перелеты.

Рили одну за другой вводила системы в действие. Спустя несколько минут приборные панели сияли всеми цветами радуги. Её руки бегали по кнопкам терминала, набирая координаты корабля и задавая предполагаемый курс.

«Корабль к полету готов»

Рили встала и осмотрелась. Вдруг одна из коробок отлетела в сторону, и что-то быстро метнулось под кресло. Рили прыгнула к приборной доске и схватила огнемет.

Под креслом сидел Джоси и шевелил ушами.

— Боже! Джоси, мальчик мой, как ты меня напугал! Еще минута — и я сожгла бы тебя!

Кот мяукнул.

— Милый, глупый котишка! — нежно ворковала она. — Как ты забрался сюда? Ты тоже собрался домой?

Кот стал пятиться.

Она отстегнула крышку и поставила контейнер рядом. Кот подошел.

— Ну вот и молодец, — Рили потрепала его по голове. — Посиди пока тут.

Она закрыла замки на крышке.

— Здесь тебе будет безопасно.

Переходы были пусты. Пакер перебежками двигался вперед, до боли в глазах всматриваясь в погруженные в полумрак стены и потолок. Ламери ковыляла сзади.

— Заберем кислород в хранилище, а потом спустимся в шлюзовой отсек и снимем всё регенерирующие установки со скафандров, — тяжело дыша, хрипел Пакер, — всё равно это по пути. Вот сюда, скорее, — позвал он.

На стальных решетках громоздилась пирамида голубых баллонов.

— Осторожно, постарайся не уронить!

— Я аккуратно! — шипела Ламери, вытаскивая их руками. — Как ты думаешь, сколько времени нам понадобится, чтобы добраться до Земли?

— Не знаю. — Пакер перевел дух. — Если хорошо разогнаться, то месяца за два — два с половиной мы долетим.

— Послушай, а сколько в челноке камер?

— Не помню точно. По-моему, там всего два пилотских кресла.

— Значит, и камеры две.

— А какая разница? Нам надо скореё рвать отсюда когти. Лично мне плевать, где спать: под колпаком с датчиком или на полу, прикрывшись одеялом. Лишь бы эта штука не сожрала нас.

— А вдруг она узнает, что мы задумали, и попытается помешать нам?

— Брось. Эта тварь не настолько умна!

— А я думаю, что нет. Помнишь, что сказал Эшн: она хитрая и беспощадная, — девушка побледнела.

— Этот урод просто хотел напугать нас! Сволочь!

Последние баллоны легли на тележку.

Пакер обогнал Ламери с тележкой и подбежал к дверям грузового лифта. Лебедки натужно взвыли, подтягивая платформу.

Пакер подбежал к иллюминатору. На мерцающем сером фоне громады корабля светились пятнышки бортовых огней челнока.

— У Рили уже всё готово, — выговорил он.

— Еще пара минут.

Ламери возилась с панелью переключения, но дверь упорно не хотела открываться.

— Ну давай, давай! Нам нужно выйти, выбраться.

— Не психуй! Я сейчас гляну, может что-то не в порядке с проводкой. — Пакер забросил огнемет за спину и полез в распределительный блок питания. — Здесь всё разворочено.

Луч фонаря, установленного на тележке, четким кругом освещал Ламери. Тень мелькнула, загородив на мгновение свет.

— Пакер, отойди!

Но навязчивая тень снова загородила свет и на этот раз не исчезала. Ламери разозлилась и, резко обернувшись, произнесла:

— Пакер!..

Остальные слова застряли у неё в горле.

Гигантская фигура монстра черной громадой стояла перед ней.

Мощный череп блестел и искрился. Чудовище тихо приближалось к ней, протягивая длинные руки, покрытые роговыми пластинками.

— Нет! — заорала Ламери.

Пакер, возившийся в боковой нише, обернулся.

Монстр поднял голову и раскрыл первую пару челюстей, обнажая ряд новых зубов. Липкая слизь стекала с них, падая на пол.

— Нет, не надо! — тихо шептала она, оседая на пол и закрывая голову руками.

Инопланетянин продолжал склонять над ней свою ужасную голову.

Пакер рванулся вперед, на ходу вытаскивая из-за спины оружие.

— Ламери, беги! Беги влево, там есть еще люк! — заорал Пакер, наводя на чудовище огнемет и щелкая тумблером. — Беги же!

Девушка упала на четвереньки и быстро поползла. Чудовище занесло было лапу, но тут Пакер вскочил и нажал на спусковой крючок. Из сопла вылетел шар пламени, разбился о спину монстра и погас. Больше огнемет не стрелял.

Пакер ожесточенно нажимал на спуск, но огнемет молчал. Он взглянул на индикатор количества смеси и увидел, что тот на нулевой отметке.

В это время чужак развернулся, оставив на мгновение Ламери в покое, и ударом длинного хвоста сбил Пакера с ног, отшвырнув к стене. Огнемет вылетел из рук, звонко ударившись о переборку.

Как рассерженный дракон, чудовище вращалось на месте, рассыпая в разные стороны удары хвостом. Один из ударов задел тележку с баллонами, и она рассыпалась, как картонный домик. Баллоны заскакали по полу.

— Беги, я сам! — вопил Пакер, пытаясь подняться.

Но монстр метнулся к нему, и Пакер уже не чувствовал боли. Он хрипел, пытался отбиваться.

— Чертов ублюдок! Ишь, вымахал!

Ребристый поршень вырвался из бездны смердящей пасти, раскраивая черепную коробку.

— Нет! Нет! — заорала Ламери.

Её вопль раскатился в пустых коридорах. Она схватила с пола кислородный баллон и, открыв вентиль, бросила его в монстра. Он не долетел, упав всего в паре футов. Клапан отломился, и тугая струя сжиженного кислорода ударила вверх, наполняя пространство холодным густым паром.

Существо отпустило тело Пакера и отскочило в дальний угол, спотыкаясь о валявшиеся на полу баллоны.

Ламери бросилась бежать.

В глубине перехода вспыхнула алая лампочка селектора, и голос Рили позвал:

— Пакер! Ламери! Где вы? У меня всё готово!

Девушка бросилась к селектору и стала колотить кулаками по всем клавишам:

— Рили! На помощь! Он тут! Он уже убил Пакера! На помощь! Он идет за мной!

Фигура чудовища появилась в другом конце тоннеля.

— Ламери! Ламери! Ответь!

Рили несколько раз нажала на клавишу связи, но селектор молчал.

Прежде чем Рили успела осознать, что делает, руки схватили огнемет.

Коридор. Длинный коридор.

Ламери, вжимаясь в стену, медленно двигалась в сторону лифта. Стук собственного сердца грохотал в ушах, заглушая окружающие звуки.

— Еще немножко. Надо уйти отсюда. Надо, — шептала она себе, беспокойно оглядываясь по сторонам. — Сейчас вот только доберусь до лифта… Тень мелькнула в дальнем конце перехода.

— Опять! Боже! — Ламери стоило больших усилии удержать ускользающеё сознание, страх сковал тело.

— Ламери! Пакер! Где вы? — долетел до неё слабый отзвук голоса Рили. — Отзовитесь!

Словно проснувшись, Ламери вскочила и побежала.

— Я здесь! Рили! Сюда!

Тонкое членистое щупальце с роговыми наростами заструилось из вентиляционной решетки.

— Рили! Рили!

Острый наконечник, как удар молнии, вошел в спину Ламери, проламывая грудную клетку, разнося вдребезги ребра и позвоночник. Тело извивалось и дергалось. Хвост чудовища обвился вокруг останков и потащил их в вентиляционный ход. Тело развалилось пополам и упало вниз.

Рили остановилась.

— Пакер! Ламери! Где вы?

Освещение было слабым. Рили двигалась медленно.

Перед ней лежало тело Ламери. Оно было разорвано пополам, и верхняя половина тела лежала на изломанных, с торчащими углами костей, ногах. Из туловища, словно распиленного гигантской пилой, вывалились внутренности.

Рили прикрыла ладонью рот, чтобы заглушить вопль.

Стены и пол были залиты кровью, а на потолке остался огромный кровавый след, как от раздавленной мухи. В темном заляпанном кровью провале шевелилось что-то живое и громадное.

Рили отскочила назад, вскинула огнемет и, не переставая поливать огнем потолок коридора, побежала из тоннеля.

Она выстрелила в серую глубину тоннелей. Он осветился кроваво-красным светом, и покрытие стен загорелось, ярко освещая длинный переход.

Следующий коридор осветил свое чрево горящей облицовкой.

Что-то валялось на полу прямо перед шлюзовым отсеком. Подбежав ближе, она увидела, что это голубой баллон с кислородом.

— Пакер! Ты здесь? Ты слышишь меня?

В шлюзовом отсеке царил страшный беспорядок. Пол был густо усеян разбросанными кислородными баллонами.

— Пакер! Пакер! Где ты?

Она подняла с пола фонарь.

Пакер сидел в дальнем углу и, казалось, дремал.

Голова Пакера упала на грудь, расплескивая на Рили перемешанные мозги.

Рили опустилась в кресло и зарыдала. Но вид пульта управления челнока привел её в себя.

«Как я здесь оказалась? Дверь!..»

Рили обернулась. Люк был задраен.

Рили сидела перед дисплеем компьютера и набирала:

«Приказ: запустить систему самоуничтожения корабля».

«Система самоуничтожения не работает».

«Этот приказ не может быть выполнен в соответствии с приказом офицера по науке».

— Джоси, пойдем! — Она взяла коробку с котом и пошла к люку. — Сейчас мы им!..

Тоннели тянулись длинной чередой один за другим.

— Проклятая тварь! Она почувствовала, что мы хотим её уничтожить, и начала охоту за нами. Теперь мы с тобой остались одни и ни в коем случае не должны ошибиться. Понимаешь? Иначе она все-таки долетит до Солнечной системы — и тогда там такое начнется, что нам еще всё будут завидовать. Или проклинать.

Джоси! Мы с тобой справимся с этой проблемой, правда? Ты мне обязательно поможешь! Нами просто не позавтракаешь!

Лифт поднял Рили к площадке входа в реакторный зал. Центральный люк был открыт.

Крышка блока самоликвидации была открыта. Стержни детонаторов, посаженных на никелированные блюдца, искрились в свете окружавших их индикаторных лампочек.

— Умница! — У неё отлегло от сердца. — Все-таки ты успел! Спасибо Пакер!

Рили склонилась над крышкой, вчитываясь в инструкцию.

«Для введения системы самоликвидации в рабочий режим произвести следующие операции…»

Рили бросилась к панели управления.

«Отжать» — гласила надпись на стержне.

Рили потянула его вниз обеими руками. Вслед за движением рук взгляд опустился в нишу, закрытую листом стекла, под которым были спрятаны два рубильника.

Крышка с грохотом полетела на пол. Рили отскочила.

— Продолжим.

Рубильник поддавался с трудом. Рили уперлась ногами в стену, повиснув всем телом на рукоятке.

Что-то грохнуло в глубине зала. По свинцовому полу прошла мелкая дрожь.

— Нужно набрать код.

Движения были точны и молниеносны. Секунда — и Рили уже сидела у блока с детонаторами, которые начали выползать.

— Потом, Джоси, мы с тобой улетим. И эта тварь сгорит здесь, дотла, без остатка, — обратилась Рили к коту.

«Автоматическая система уничтожения включена».

Зал наполнился пронзительным воем сирены. Освещение погасло.

— Внимание! Внимание! Срочная эвакуация всего экипажа! Включена система автоматического самоуничтожения корабля!

Рили схватила коробку и выскочила из реакторного зала.

— Внимание! Корабль будет уничтожен через десять минут.

Рили вбежала на платформу лифта.

Коридоры дрожали от воя сирены, и казалось, что они двигаются и извиваются в такт мигающим под потолком шарам.

Большая тень мелькнула впереди и исчезла в одном из боковых ответвлений.

— Черт! — Рили прижала коробку с котом к груди и вжалась в стенку.

— Вперед, только вперед, — шептала она, выставляя ствол огнемета.

Белый купол черепа-шлема блеснул впереди. Рили нырнула в нишу, она всем телом ощутила приближение Чужого. Нога запуталась в кабеле, и Рили стала терять равновесие, падая на спину. Тяжелая коробка с котом вырвалась и полетела вперед, грохоча на жестком полу тоннеля.

Развернувшись в воздухе, Рили упала на живот, ухитрившись не выронить при этом огнемет.

Морда чудовища появилась в проходе, медленно склоняясь над коробкой и рассматривая ее.

— Не смей его трогать, сволочь, не смей! — заорала Рили, направляя ствол огнемета в потолок и нажимая на спуск.

Пламя расползлось по потолку. Гигантская голова издала вопль и скрылась.

Только сейчас Рили осознала, что она видела в проеме коридора. Это уже совсем не тот слабо пищавший, бьющий хвостом червяк, вырвавшийся из растерзанного тела Кэна, а гигантское чудовище.

— Нет! Врёшь, сволочь, я так просто не сдамся, — скрипя зубами, прошипела она, подползая к коробке с Джоси.

Рука почти коснулась коробки, как вдруг что-то опустилось сверху и вырвало её из пальцев. Чужак сжал лапами металлическую коробку и в три прыжка преодолел тоннель, скрывшись в проходе.

— Нет!

Отчаяние исказило лицо Рили, она давила и давила на спуск огнемета, и оранжевые клубы метались по пустому коридору.

Голос перекрыл вой сирены:

«Внимание! До автоматического уничтожения корабля осталось пять минут!»

Рили с трудом поднялась с пола и побежала вперед. Она рухнула в кресло. Непослушные пальцы забегали по клавишам, привода челнок в рабочеё состояние.

Наконец на дисплеё вспыхнула надпись: «К запуску готов».

Палец завис над большой клавишей запуска двигателей.

Вой сирены неожиданно смолк. Рили застыла с поднятой рукой, вслушиваясь в наступившую тишину.

Она отменила запуск и набрала запрос:

«Причина отказа системы самоуничтожения?»

«Отключение питания автоматики реакторного блока»

«Причина?»

«Информация не может быть выдана в соответствии с приказом офицера по науке».

— Черт! — Рили бессильно откинулась на спинку кресла. — Что это может быть? всё равно никуда не денешься. Надо идти!

Рили открыла люк и выбралась из челнока. Аварийные лампы горели вполсилы.

— Это гораздо хуже, чем я думала, — проговорила Рили и испугалась собственного голоса. Держась за стену, она стала подниматься по крутой и скользкой лестнице. Отыскав большой шкаф с инструментами Рили сняла с полки переносные фонарики.

Реакторный зал был темен и пуст. Луч фонарика слабо пробивал кромешный мрак, вырывая участки пола, обшивку стен. Рили медленно подошла к нише с детонаторами. Никелированное покрытие стержней блестело жутким мертвенным светом. Индикаторы молчали.

— Это ты сделал, ублюдок?! — вскрикнула Рили. Она подошла к панели. Рубильники были возвращены в первоначальное положение. Струйки прозрачной слизи стекали с рукоятей.

Она продолжала не шевелясь смотреть на залитые слизью рукоятки рубильников, и чем больше она на них смотрела, тем больше ей хотелось бежать. Просто улететь. Но только одно удерживало ее: корабль продолжал нестись с гигантской скоростью, с каждой минутой приближаясь к Солнечной системе, неся в себе это страшное существо.

И она — как офицер безопасности, как солдат и просто как житель Земли — должна выполнить свой долг.

— Ненавижу! — заорала она.

Рили отшвырнула огнемет и вцепилась руками в скользкие вонючие рукоятки, потянув их на себя. На этот раз рукоятки поддались необыкновенно легко. Свет и рев сирены снова потрясли корабль.

Рили долго стояла неподвижно, глядя на клочья слизи.

«Внимание! До автоматического уничтожения корабля осталось 5 минут. Включена вторая линия системы самоуничтожения».

— Нет, стоп!

Она подбежала к коробке с детонаторами. всё индикаторы горели.

«Из-за отсутствия питания произошел сбой в процессоре. Самопроизвольно включилась вторая линия системы, откладывающая взрыв на 5 минут. Мне крупно повезло. Второго такого случая быть не может. Или я добегу и спасусь, взорвав корабль, или погибну вместе».

— До автоматического уничтожения корабля осталось 4 минуты 30 секунд.

— Черт! Она заскулила от собственного бессилия. — Четыре с половиной минуты — и все. Потом будет поздно. Что делать? Чужак может повторить свой маневр, но тогда возврата уже не будет. Если система еще раз будет обесточена, то это всё равно не спасет его, а лишь отсрочит взрыв. Это может произойти и через положенное время, а может затянуться на долгие годы — и тогда корабль успеет прийти в Солнечную систему. Что же делать? Просто закрыть дверь и закодировать замок? Напалм! На дальнем складе. На тележке туда и обратно, погрузить, и… Четыре минуты».

Рили бросилась к выходу.

— Внимание! До автоматического уничтожения корабля осталось 4 минуты.

«Рискнуть? Идти прямо на челнок? Нет. Я должна быть уверена на всё сто, что этот мерзавец уничтожен».

Она не могла сделать выбор и металась в шлюзе реакторного блока. Вдруг она бросилась обратно в зал.

Стержни упрямо ползли и ползли вверх. Её глаза забегали по залу. Взгляд упал на бак, стоящий в углу. На пластике корпуса было выведено: «Ракетное топливо. Огнеопасно».

Стальной обод заглушки не хотел проворачиваться. Подобрав огнемет, она принялась прикладом сбивать вентиль. Металл поддался, и вентиль выпал из клапана.

Жидкость полилась, медленно растекаясь по плитам.

Руки набрали код замка, но плита осталась на прежнем месте.

— До автоматического уничтожения корабля осталось три минуты 30 секунд.

— Проклятый корабль! — заскрежетала зубами Рили, бросаясь к узкой лестнице, ведущей к коридорам.

На ступеньке она остановилась и залила всё пространство реакторного отсека пламенем из огнемета. Ракетное топливо мгновенно вспыхнуло.

Рили двинулась вниз и внезапно поскользнулась, чуть не свалившись. Ступени и поручни лестницы забрызганы всё той же прозрачной слизью.

Рили неслась по коридорам.

На площадке перед лестницей, ведущей к нижней и верхней палубам, лежала покореженная металлическая коробка.

Рили притормозила, но, не удержав поехавшую по полу ногу, упала на колени прямо перед коробкой. Толстый слой липкой слизи покрывал её стенки, застекленная крышка была покрыта паутиной тонких трещин. Рили пыталась разобрать, что находится внутри.

Рыжий кот, совершенно целый и невредимый, сидел на дне.

— Джоси, милый! Ты жив! Он не тронул тебя, не обидел? Ты снова со мной, мой маленький! Я нашла тебя!

Находка придала ей сил и уверенности. Ей казалось, что теперь-то уж точно всё будет хорошо.

Рили вбежала в узкий тоннель, где можно было двигаться только боком. Выставив вперед огнемет и держа коробку, она двигалась вперед.

Он возник сам по себе.

Она отреагировала раньше, чем успела сообразить. Рука сжалась в кулак. Пламя вспыхнуло, вырываясь из сопла. В его свете Рили увидела перед собой огромную фигуру. Хохот заполнил тоннель, перекрыв рев сирены.

Ресницы горели. Рили на мгновение прикрыла глаза, а когда снова открыла их, то уже никого не было.

— Сукин сын! Плевала я на тебя! Я с тобой сегодня в прятки играть не буду!

И по горящему тоннелю, где не оставалось ни капли воздуха, она пошла дальше.

— Еще немного. Сейчас выйдем.

Она выбралась наконец в широкий коридор.

«До автоматического уничтожения корабля осталось две минуты».

Впереди в полумраке коридора мелькнуло что-то огромное. Рили побежала, всматриваясь и стреляя из огнемета во всё боковые проходы. «Вот! Опять! Проклятое чудище! Вот, в том левом переходе! Сейчас!»

Подкравшись к очередному переходу, Рили, притаившись и собравшись, выскочила из-за угла и пустила длинную струю пламени в темный провал. Там было пусто. Переход за переходом, коридор за коридором, всё ближе и ближе к спасительному челноку. Пламя хлестало из огнемета.

— К чертям все! — орала Рили.

Отшвырнув огнемет и, собрав остатки сил, как пловец, бросающийся со старта в воду бассейна, она нырнула в люк челнока. Коробка с котом прогромыхала следом.

«До автоматического уничтожения корабля осталась одна минута».

Рили подползла к креслу. Тело отказывалось подчиняться, сведенные судорогой ноги не двигались. Руки потянулись к панели управления.

Захваты, державшие челнок, отошли.

«Отстыковка закончена», — сообщил компьютер.

Громадная масса корабля не хотела выпускать челнок из пут своего тяготения.

Днище корабля всё быстреё и быстреё мелькало над головой.

Рили напрягла мышцы, оттягивая рукоятку форсажа на себя. Корабль над головой всё несся и несся прочь.

Даже сквозь сомкнутые веки был виден гигантский взрыв. Всепроникающий жар пожирал пространство, проникая через толстые стекла иллюминаторов. Новое солнце разгоралось позади. Корабль умирал в пламени ядерного пожара.

Шар разрастался всё больше и больше и наконец рассыпался.

— Я все-таки успела, — прошептала Рили, утирая со лба пот. — Голова раскалывается…

Боль пульсировала в висках.

— Иди ко мне, мой красавец!

Рили прижала теплый пушистый комок к груди.

— Джоси! Ты со мной, и мы победили его!

Рили открыла крышку анабиозного бокса. Она опустила прозрачный лепесток колпака и опустилась рядом на пол, расшнуровывая ботинки. Шнурки путались в пальцах. Комбинезон был весь забрызган кровью.

Пуговицы запеклись в темной густой жидкости и срослись с петлями. Расстегнуть их не было возможности. Она срезала застежки и бросала их на пол.

Рили собрала останки одежды и запихнула их в жерло мусоросборника.

— Ну, все. Теперь — в душ!

Она вошла в небольшое помещение, нажала на стенке кнопку — и с потолка пошел дождь. Рили подставила лицо под прохладные струи и замерла, закрыв глаза.

Потоки воды лились и лились на разгоряченное лицо.

В каюте было тихо. Аппаратура положила челнок в дрейф, и отключилась. Лишь механический хронометр на переборке чуть слышно тикал.

Рили вышла из душа, вытирая мокрую голову полотенцем. Джоси свернулся клубком посредине анабиозной постели и спокойно спал.

Рили подошла к шкафчику и достала из его глубины запечатанный пакет со сменным комплектом белья. Разорвав обертку, она вытряхнула прямо на пульт управления майку и трусы. Так и не одевшись, она подошла к кондиционеру и включила его на полную мощность.

Рили подняла майку и поднесла её к лицу. Да. Так и есть. Что-то странное. Она отключила кондиционер и, принюхавшись, направилась к дальнему концу помещения. Её взгляд скользнул по панели, не задерживаясь на блестящем белоснежном полусферическом шлеме. Рука потянулась к нише и дотронулась пальцами до чего-то теплого и скользкого. С них сползала голубоватая, резко пахнущая слизь. Она отшатнулась. Шлем вздрогнул. Огромная когтистая лапа, состоящая из роговых сочленений, покрывавших её как латы рыцаря, выпала из ниши. Рили кричала, не слыша собственного крика.

Шлем в нише начал разворачиваться, показалась отвратительная, брызжущая слюной пасть. Маленькие глазки поблескивали алым светом. Монстр с любопытством рассматривал её тело. Первая пара челюстей раскрылась, обнажая следующую, и чудовище замерло.

Рили перебралась через гору барахла и нырнула в проем двери. Издалека она осмелилась посмотреть на существо, всё еще лежавшеё в нише.

Шлем оставался неподвижным, по-прежнему держа внешнюю пару челюстей открытыми.

Медленно Рили стала вползать в прохладный панцирь скафандра. Движения её были точны и хирургически аккуратны. Не бряцнул ни один замок, ни разу не зашуршала металлизированная ткань.

«Тише, как можно тише, чтобы он не услышал, если только у него есть слух…»

Пригнувшись, Рили просунула голову под висевший на стойке шлем. Тихо зашипели присоски, притягивая комбинезон к пластикату сферы. Посторонний шум мог вспугнуть чужака.

Монстр вдруг раскрыл ряды челюстей. Рили задержала дыхание.

— О боже!

Ребристый поршень медленно выплыл из пасти, выбрасывая сгустки слизи. Миниатюрные челюсти, щелкнули, и поршень убрался в разинутую склизкую пасть чудовища. Тварь зашевелилась, издала звуки и замерла.

Рили сделала шаг в сторону и взяла из ниши гарпунный пистолет, заряженный тонким стержнем с набалдашником, распускающимся лепестками крючков. Хоть слабое, но все-таки оружие. Хорошо, что хоть такое нашлось. Она распахнула дверь и вышла из шкафа.

— Удачи мне, удачи. Она мне сейчас ой как нужна, — еле шевеля губами шептала Рили.

Чудовище вновь подняло голову, оскаливая брызжущую слизью пасть.

Монстр был совершенно спокоен и практически неподвижен. Он лежал, вращая головой и попискивая, не проявляя никакой активности.

Рили медленно опустилась в кресло, следя за существом. Руки сами нащупали и застегнули зажимы ремней безопасности.

— Сейчас, — шептала Рили, — сейчас мы попробуем тебя оттуда вытащить…

Чужак продолжал вращать головой, слабо попискивая.

— Тебя напугал газ, вырывающийся из баллона? Так? Обычный сжатый воздух? Сейчас мы тебе устроим!

Пара клавиш утонула в панели управления.

Клапана на переборке зашипели, выпуская тугие струи воздуха чуть левеё от места, где спрятался монстр.

— Черт! Где же?

Рили продолжала нажимать клавиши. Еще два клапана выпустили газ. Он начал беспокойно оглядываться.

— Спокойно! Ну же!

Два потока рванулись прямо на существо.

— Есть!

Монстр забился в конвульсиях.

— Что? Не подходят тебе эти штучки? Давай, давай, побегай!

Гигантская голова свалилась с приборных щитов, перетягивая всё тело и увлекая его за собой. Монстр отталкивался ногами, пока не вывалился из ниши на пол. Хвост бил по аппаратуре, разнося всё вдребезги. Чужак барахтался на полу, пытаясь оттащить свое громоздкое тело от белого облака. Он, вцепившись когтями в пол, поднялся.

Чужак высотой почти в два человеческих роста стоял. Гигантская голова, покрытая лоснящимся панцирем, походила на молот. Грудь охватывали кольца роговых пластин, под которыми отчетливо виднелась бурая плоть.

Чужак ловко развернулся на месте, протягивая руки в сторону Рили. Хвост твари метался из стороны в сторону, разбрызгивая липкую слизь.

Рили вжалась в кресло, сжимая в руке гарпунный пистолет. Страх сдавил тело, не позволяя вдохнуть. Она закрыла глаза и принялась читать молитву.

Чужак застыл над ней, наклоня голову и распуская зубастый цветок челюстей.

Рили открыла глаза.

Последняя пара челюстей раскрылась. Рука метнулась к пульту. Створки шлюза разлетелись в стороны, выпуская атмосферу в бездонный мрак. Монстр пошатнулся и медленно пополз следом. Он взревел. Тяжелый бак, устремившийся из челнока, врезался в грудь чудовища.

Чужак завис в створе люка, цепляясь лапами за края.

Рили подняла пистолет. Стальная стрела врезалась в роговые пластины. Взрыв разорвал панцирь, и крючья гарпуна погрузились в чудовище.

Чужак разжал лапы и вылетел в космос. Катушка с тросом завращалась, разматывая стальную нить. Гарпун, вырвавшись из рук Рили чуть не сорвал перчатку скафандра, отскочил и, ударившись о панель, пробил обшивку и застрял в ней.

Монстр повис на тросе, как пойманная рыба. Створки люка захлопнулись. Рили подбежала к иллюминатору.

Чужак медленно подтягивался к фюзеляжу, цепляясь хвостом и лапами за выступы двигательных дюз.

Рили вцепилась в ручку форсажа. Рев двигателей. Плазма вырвалась из дюз.

Монстр вспыхнул и слетел с дюз во мрак. Его тело, охваченное огнем, отлетало от челнока. Трос лопнул, фигура исчезла в бездне космоса.

Рили расстегнула скафандр.

— Мы все-таки победили его, Джоси. Теперь — победили…

Рили почесала кота за ухом. Джоси замурлыкал.

Рили гладила его по спине. Диск вращался в приемнике диктофона.

— Экспедицию завершаю я, Рили, офицер безопасности грузового транспорта. Звездолет уничтожен вместе с грузом. Кэн, Пакер, Ламери, Эшн, Берт и капитан Далс погибли. Попавшеё на наш корабль инопланетное существо, послужившеё причиной смерти всех членов экипажа, уничтожено мной. Дополнительная информация записана в памяти компьютера.

Рили всхлипнула.

— Ну что, Джоси, пошли? — обратилась она к коту

Рили поднялась с кресла и, подойдя к анабиозной камере, набрала режим длительного сна.

Прозрачный колпак опустился, он закрыл собой Рили и спокойно лежащего рядом с ней рыжего кота.

Казалось, челнок застыл в космосе, но он, на самом деле, стремительно мчался в звездных просторах, неумолимо приближаясь к Земле. всё было позади, можно было спокойно спать, дожидаясь возвращения.

 

ЧАСТЬ 2

ПЛАНЕТА БЕЗЫСХОДНОСТИ

На космической станции была суматоха. Только что они обнаружили на орбите одной из далеких планет челнок.

Под колпаком виднелось лицо. Неподвижное лицо женщины. Сложенные на груди руки делали её похожей на мумию. Даже анабиоз не сгладил следы пережитых страданий. Мик поспешил отвести взгляд.

Глазок биодатчика подмигнул огоньком.

— Биоритмы функционируют, — произнес врач. — Она, кажется, жива.

— Ну что ж, — вздохнул и провел рукой по шлему его напарник. — Теперь пусть ею займется спасательная группа.

* * *

Доктор Руди вошла в палату. Рили не спала.

— Привет, Рили, — улыбнулась негритянка. — Как мы себя чувствуем?

— Ужасно.

— По крайней мере, лучше, чем вчера, — улыбнулась доктор.

— Где я? — уже не в первый раз спросила она.

— всё в порядке, вы в безопасности, — мягким голосом произнесла Руди. — Через пару дней вас переправят на земную станцию.

В двери возник человек. Рили заметила у него в руках рыжего Джоси.

— Джоси, иди ко мне, миленький! — ожила Рили. Маленький друг снова был с ней!

— Кажется, вы с ним знакомы? — спросил гость. Рили посмотрела на него. — Меня зовут Катер Кер. Я работаю в Компании.

— Вам нехорошо? — сочувственно переспросил Кер. — Ничего удивительного — после такого затяжного сна!

— Сколько времени я находилась в анабиозе?

— Вы спали очень долго.

— Сколько?

— Вы проспали пятьдесят лет.

— Что?! — выдохнула она.

— Ваш корабль унесло с курса, — начал объяснять Кер. — Спасатели наткнулись на капсулу совершенно случайно. Вам просто повезло.

На заседании комиссии присутствовал глава Компании.

Рили отвечала сдержанно.

За три часа мнение членов комиссии не изменилось.

— Еще разочек, пожалуйста, — привычно вежливо повторил один из них оператору, отвечающему за полученную с корабля Рили запись. — Вот этот отрывок. Мне бы хотелось вернуться к тому моменту…

Вряд ли хоть кто-то мог выдержать это спокойно.

— Я ничего не понимаю! — В голосе Рили появилась дрожь. — Сколько раз можно пересказывать одно и то же?!

— Вы признаете, что уничтожили дорогой звездолет? — задал вопрос глава Компании.

— Конечно!

— Сорок миллионов долларов, — уточнил глава Компании. — Это довольно большая сумма. Да, конечно, записи на компьютере подтверждают кое-что из вашего донесения. В силу неизвестных причин корабль сел. В те годы это была неисследованная планета. Затем он возобновил курс и потерпел аварию по неизвестным причинам…

— Что значит «по неизвестным причинам»?! Я вам уже сказала: по приказу мы сели на планету, чтобы добыть эту штуку, которая чуть не уничтожила весь персонал и ваш корабль…

Рили понимала, они не признаются в том, что отдали этот приказ.

— Дело в том, что у нас нет никаких подтверждений существования созданий, о которых вы нам рассказывали, — перебила её женщина из комиссии.

— Это потому, что я вышибла последнего из них через шлюз!

— Скажите, а такие враждебные организмы, описанные Рили, обнаружены на планете?

— Нет, — женщина подобрала губы. — Там ничего нет. Только скалы и камень.

— Я тоже вам говорила: там нет своей фауны и флоры. Там находился корабль инопланетян. Мы приземлились и нашли то, чего никто не находил… — Рили говорила медленно. — Кэн, член нашего экипажа, который был на этом объекте, видел там тысячи яиц…

— Тысячи? — глава Компании кивнул секретарю, и тот что-то черкнул на бумаге.

— Тысячи! — перешла на крик Рили. — Если одно из этих существ спустится сюда, всё будет кончено.

Члены комиссии уже начали вставать с мест: пока Рили кричала, табло компьютера высветило надпись «Дело закрыто».

Шеф смотрел на неё свысока, но надежда не позволила ей отвернуться.

— Почему вы не верите?

— А в этом нет необходимости, — недовольно ответил глава Компании. — Там уже двадцать лет живут люди, которые не жаловались, что там есть какие-то враждебные организмы.

— Какие люди?! — переспросила она.

«Люди… там…» — об этом страшно было даже подумать. — Инженеры, которые установили там процессор для изменения атмосферы, чтобы она стала пригодной для дыхания. Они находятся там уже более двадцати лет. Это колония.

— Колония? — спросила она.

— Шестьдесят семей…

* * *

Замяукал Джоси, почуявший гостей. Рили подняла голову и взглянула на дверь.

Пустой взгляд женщины смутил Кера, но он представил своего спутника.

— Это лейтенант Гори из колониальных космический войск. Рили, мне нужно с тобой поговорить. Мы потеряли связь с колонией на той планете.

— Ушам своим не верю, — язвительно произнесла Рили, отвечая злым взглядом на изучающий взгляд Кера. — Сперва вы уличили меня во лжи, а теперь хотите снова отправить туда? Я не полечу.

— Я могу закончить? — переглянулся с лейтенантом Кер.

— Я сказала, не полечу!

— Рили, вы полетите вместе с солдатами, с воинами, вам гарантирована безопасность. Это космический пехотный десант, специально обученная армия; в их силах абсолютно все. Так, лейтенант?

— Да. — Голос лейтенанта Горна был ровным. — Нас специально готовят к таким ситуациям.

— В таком случае я вам не нужна, — резко ответила Рили.

— Но мы не совсем понимаем, что там происходит, — подхватил Кер. — Вы будете нам нужны как консультант.

— Извините, мне некогда с вами разговаривать, — попробовала поставить точку Рили.

— А что бы вы сказали, если бы вас восстановили в звании астронавта? Компания готова вернуть вам ваше звание и вашу работу…

— В том случае, если я полечу на эту планету?

— Да!

— Я туда не вернусь! — не унималась Рили. — Но даже если бы я туда полетела, то ничем бы не смогла помочь.

— Будьте добры, подумайте все-таки об этом предложении…

— Скажи мне только одно, Кер. Вы летите туда, чтобы уничтожить этих тварей, да? Не для того, чтобы их изучать? Не для того, чтобы привезти их на Землю?

— Да.

— Вы летите для того, чтобы всех их уничтожить? — продолжала допытываться Рили.

— Да! — еще более уверенно подтвердил Кер. — У нас именно такой план. Даю вам слово.

— Ну, хорошо. Тогда я лечу.

* * *

Корабль выглядел скореё уродливо, чем внушительно; от боков, покрытых локаторами, прицелами, пушками и прочей аппаратурой, веяло угрозой.

Корабль спал. Первым ожил регулятор сна. Сразу на всех анабиозных камерах откинулись прозрачные лепестки колпаков, открывая тела.

— Черт побери! Переспал…

Неловко и медленно блондин поднялся, поднялась и женщина.

— Ну и морда у тебя, Рей! — засмеялась Кеси.

Третий десантник, Гис, прислушался к разговору.

— Посмотри на себя, — добродушно огрызнулся Рей.

— Это что? Шутка? Гис! — позвала Кеси и снова повернулась к блондину: — Ты выглядишь точно так, как я себя чувствую!

— Ну ладно, вы, умники! — подошел к ним сержант Эрн, негр с рельефной мускулатурой и курчавыми усами. — Чего ждете? Вставайте, дорогие мои, — издевательски продолжал Эрн. — День в казармах космического десанта: каждые полчаса — завтрак, каждые два дня — парад. Люблю я службу!

— Ой, черт, пол какой холодный!

— Тебе что, принести теплые тапочки?

— Если принесешь, я буду очень благодарен!

Десантники вставали один за другим. Среди них Рили стало немного неуютно.

— Быстро, быстро, пошли! — не прекращал подгонять десантников Эрн. — Разминаемся, разминаемся…

Они разминались. Крепко сложенная, с хорошо развитой грудью, Кеси принялась подтягиваться на турнике; почти сразу к ней присоединился блондин Рей. Рили прошла мимо них.

— Секции рассчитаны на пятнадцать человек, — проходя, сообщил лейтенант Горн. — Быстреё занимайте свои места.

Пользуясь случаем, Рили проскользнула к ряду шкафчиков с одеждой и принялась искать свой.

— Кто это? — покосилась в её сторону Кери, женщина с короткой стрижкой. — Эй, Берта, ты не знаешь?

— Какой-то консультант, она видела когда-то этих монстров!

Рили сделала вид, что их не слышит.

— Странно, — встрял в разговор Асон, — они её встречали и выжили?

От этой шутки Рили вспыхнула.

В другом месте говорили о более серьезных вещах.

— Эй, сержант!..

— В чем дело?

— У нас спасательная миссия! — ухмыльнулся лейтенант. — В колонии много молодых девушек.

— Что это за дерьмо нам дали? — попробовав, оттолкнул тарелку Асон.

— Ты еще не пробовал, что мы в прошлом полете ели! — отозвался Фро.

— По-моему, нам дали кукурузный хлеб.

— В прошлый раз мы вообще ели каких-то пиявок.

— Да, — немедленно добавил Урих, — только та, что ты ел, была не пиявка, а глиста.

Асон, как новичок, не знал, верить этому или нет, а над его головой уже собирались новые тучи.

Кто-то подмигнул проходящему мимо Бишу, тот отставил поднос, и почти сразу же натренированные руки схватили Асона за шею.

Биш прижал его ладони к столу.

— Не надо, ребята! — еще не понимая в чем дело, на всякий случай запротестовал бедняга Асон, но было уже поздно.

В воздухе мелькнул нож и ударился острием в поверхность стола между пальцами Асона. Нож прыгал между его растопыренными пальцами всё быстрее, дикий крик не прекращался. Нож выбивал дробь. Кругом смеялись.

— Ну ладно, ребята, — еле отдышавшись произнес Гис.

— Кончаем!

— На, ешь спокойно, — передал ему кто-то тарелку

— Это было совсем не смешно, ребята! — заключил Асон.

Между тем освободившийся Биш направился с подносом к своему столу.

— С нами есть не хочет!

— У них там свой клуб, — заметил Гис.

— Эй, Биш!

Рили внимательно посмотрела на Биша и отвела глаза

— Почему меня не предупредили, что у нас на борту робот? — резко спросила она.

— Я даже не подумал, мы всегда берем с собой синтетических людей.

— Я лично предпочитаю термин «искусственные люди», — поправил биоробот Биш. — А что, какая-то проблема?

— Потому что во время последнего моего полета искусственный человек на борту корабля испортился, и несколько человек погибли, — сухо добавила Рили.

— Какой ужас! — произнес Биш. — Это, наверное, была старая модель?

Рили грубо оттолкнула тарелку. Внутри у неё всё кипело. Вся затея с каждой минутой нравилась ей всё меньше; увидев же, с кем приходится идти на задание, она растерялась окончательно.

— Ты, Биш, ко мне лучше не подходи, — зло выговорила она. — Понял?

За столом десантников сцену с роботом восприняли по-своему.

— Кажется, им тоже кукурузный хлеб не по нутру! — не без злорадства прокомментировал Асон.

— Взвод, строиться!

Одетые в пятнистые защитные комбинезоны, десантники выглядели сейчас настоящими солдатами.

— Быстро! быстро! пошевеливайтесь! — подгонял Эрн. — Пошевеливайтесь! — дождавшись, когда всё выстроились в линию, он продолжил: — Внимание, теперь слушаем командира.

Лейтенант Горн внимательно осмотрел взвод. Десантники ему не нравились.

— Доброе утро, — привычно командным голосом произнес он. — К сожалению, у меня не было времени сообщить вам о вашей миссии перед вылетом…

— Сэр! — нахально перебил его десантник в перевернутой кепке, который успел уже облокотиться на цепь.

— Что, Гис?

Десантник в неправильно надетой кепке растянул рот до ушей.

— Я Асон, — довольный ошибкой командира, заявил он.

— В чем дело? Какой вопрос?

— Скажите, а это у нас что будет, настоящая боевая операция, или опять будем охотиться за вирусом?

— Мы знаем только одно: с колонией по-прежнему нет связи.

— Опять вирусы какие-то, — подсказал кто-то.

— Короче говоря, с чем мы имеем дело, расскажет консультант, — остановил разговоры лейтенант Горн. — Рили!

Рили вышла вперед.

— Я расскажу вам только то, что мне известно самой, — начала она. — Тогда мы сели на планету. Когда один из членов нашего экипажа вернулся на борт, к его лицу прилепился какой-то паразит. Неизвестный нам паразит. Мы вначале пытались его отодрать, но потом он отвалился сам и, кажется, умер. Но оказалось, что этот паразит отложил у него в горле какое-то яйцо или какой-то эмбрион, и Кэн начал…

— Слушай, — вызывающе выступила вперед Кеси. — Мне надо знать только одно: где эти твари?

— Отлично, Кеси! — оскалился Рей.

— Так их!

— С тобой — куда угодно, в любое время, — продолжал Рей.

— Да, — подтвердил Гис, — когда говорят про инопланетян или про Чужих, она только спрашивает: «Куда стрелять?»

— Иди к черту! — смачно выругалась Кеси.

— Ладно, вы закончили? — спросила Рили.

«Неужели они совсем не понимают, какая опасность их поджидает? Мясо… здоровое мясо… Нет, так нельзя», — спохватилась она через секунду.

— Надеюсь, вы правы, — голос Рили звучал вымученно. — Надеюсь, всё уладится. Надеюсь…

— Я надеюсь, — слегка отстранил её Горн. — Спасибо, Рили. У нас имеется записанный на диске отчет Рили, прошу вас его изучить…

— Одна из этих тварей, — громко и быстро, опасаясь, чтобы её не перебили, заговорила Рили, — за двадцать четыре часа уничтожила всю мою команду. Если колонисты нашли этот инопланетный корабль, то неизвестно, сколько человек подверглись нападению этих существ и сколько из них погибли. Вы поняли?

— Так, — лейтенант Горн обвел глазами взвод. — А теперь слушайте меня внимательно. Вы будете действовать так, чтобы всё прошло гладко и четко, как в аптеке. К трем часам — подготовить всё оружие, проверить всё тактическое вооружение, оборудование, аппаратуру транспортные средства. Начинайте!

— Вы слышали, что он сказал? — спросил Эрн — Вы знаете процедуры! Начинайте тренировку. Асон, иди сюда, не стой дураком…

В руках Кеси тяжелая, длиной больше полутора метров, ручная автоматическая бронебойная пушка — специальное оружие десантников — казалась детской игрушкой. Кеси любила оружие.

Чем больше Рили смотрела на них, тем сильнеё ощущала свою боль: она казалась себе ничтожной и лишней здесь. Рили проследовала в ангар. Здесь тоже кипела работа, но более понятная и более знакомая.

Трудно было поверить, что на корабле могло найтись столько почти пустого места. В ангаре находились бронетранспортер, несколько челноков, и всё равно он был почти пустым. Довольно быстро она нашла взглядом автопогрузчик.

Рили обернулась; как она и предполагала, здесь был и второй автопогрузчик, для которого водителя еще не нашли.

Тем временем в работе произошел какой-то сбой, и Рили услышала раздражительный голос лейтенанта:

— Мне наплевать, что вы там думаете, но главное, чтобы всё работало…

Что-то не ладилось или с люком, или с самим погрузчиком: груз торчал из брюха челнока самым неудобным образом. Когда ящик кое-как пролез в проем, Горн сердито приказал!

— Сейчас же загерметизируйте этот люк!

Автопогрузчик начал разворачиваться. Рили подошла к лейтенанту и стоящему возле него сержанту поближе.

— Здравствуйте. У меня сложилось впечатление, что я бездельничаю, когда могу вам помочь.

— Интересно, а что вы умеете? — немного свысока поинтересовался Горн. Его взгляд скользнул по фигуре Рили.

— Ну, по крайней мере, я могу командовать этим погрузчиком. У меня второй класс.

— Что ж, тогда попробуйте.

Рили отвернулась и направилась к машине. Какое ей дело, что думает о ней этот лейтенант? Плевала она на его мнение!

Легко и привычно Рили вскарабкалась на рабочеё место. Тонкая рука легла на рукоятку управления, вторая нащупала кнопки. В её руке была невиданная мощь, которой разум придавал осмысленность и легкость.

— Ты гляди, чего творит баба, — удивленно шепнул Эрн проходившему мимо Гису.

Рили работала. Работа постепенно налаживалась. Во всяком случае, стала более скоординированной.

* * *

Кеси выскочила в коридор с ручной автоматической пушкой наперевес. Полет подошел к концу; оставалось только спуститься на саму планету. Вслед за Кеси в коридоре прыжком очутился Рей. Нетерпение жгло и его.

Возле челнока перед взводом очутился Горн, он сухо произнес.

— Беспокоиться не о чем.

— Ага, высаживаемся, побеждаем и улетаем, — прокомментировал кто-то.

— всё понятно? — грозно переспросил лейтенант. — Акция будет развиваться по плану. Никаких отклонений… — Взвод начал выстраиваться в жалкое подобие шеренги. — Как сказано: высаживаемся, побеждаем и улетаем.

В строю зашумели.

— Внимание, готовность! — скомандовал Горн. — Посадка!

Раздавшиеся возгласы чуть не заглушили команду.

— всё — быстро в транспортер! — выкрикнул он.

— Ура! ура! ура!

— Давай!

— О-го-го!

Трудно было поверить, что так могут вести себя специально обученные люди.

— Быстро, все! Быстро! — подгонял сержант Эрн.

— Ура-ура-ура!

Шум не умолкал.

— Быстро в транспортер! — заорал лейтенант Горн.

Большая часть десантников успела скрыться в брюхе приземистой и остромордой машины.

— Так, свои места при боевом расчете вы знаете — продолжал лейтенант. — Оружие закрепить! Всем занять места, сесть и успокоиться! — Горячка передалась и ему. — Закрепить запоры! — уже с водительского места скомандовал лейтенант.

— Так, лейтенант?

— Биш, начинаем!

— Понял!

Транспортер въехал в люк челнока.

— всё готовы?

— Поехали!

Из микрофона донесся голос Кери:

— Начинаем процедуру запуска!

Гудение и шорох заполнили пространство челнока.

— Шасси поднято. — Казалось, что говорит робот. В такие минуты Кери действительно ощущала себя машиной.

— всё шлюзы загерметизированы.

— Так, готовность. Десять секунд. Девять, восемь.

С этого момента начиналась работа.

— Семь, шесть…

— Два, один… Поехали!

— Переключаю пеленг показательного радиуса…

— Два-четыре, профиль виден, — ответили с корабля.

— всё ясно. Курс взят…

Челнок летел свободно, словно падал.

— Включи, пожалуйста, ускоритель, — посоветовал Биш.

— Включаю, — Кери взялась за рукоятку. — Эй, всё берегите головы: немного потрясет.

Наконец тряска осталась позади; челнок выровнялся, шум поутих.

Рей уставился на бюст Кеси. Молодая женщина притягивала его. Кеси хмуро изучала лейтенанта.

— Эй, лейтенант, — наконец не выдержала она. Лейтенант, сколько вы вылетов сделали?

— Тридцать восемь, — ответил Горн и, опасаясь, что его неправильно поймут и уличат во лжи, уточнил: — Тренировочных.

— А боевых?

— Два. — И снова уточнил: — Считая с этим.

— О, черт! — выдохнула Кеси,

— Идиотизм, — прошипел кто-то.

— Кранты всем…

— Да бросьте… чего там…

— Ну и ну!

— У меня что-то плохое предчувствие, — пробормотал Урих.

— У тебя всегда плохое предчувствие, — огрызнулся Фро. — Если с тобой что-то случится, я, вернувшись, позвоню твоей маме.

Чтобы отвлечь десантников от подобных разговоров, Горн снова заговорил:

— Хорошо, давайте проверим мониторы. Так, вижу всех; всё выглядит неплохо. Рей! Поправь свою камеру! Что-то я тебя не вижу. Через две минуты садимся. Готовьтесь!

— Сейчас!

— Эй, кто-нибудь, разбудите Гиса!

Вместе с Гисом проснулся и механизм выпуска атмосферных крыльев.

Челнок стал похож на огромного металлического скорпиона.

Скорпион полз по облакам, ожидая встречи с противником. Внизу намечались контуры станции.

Станция.

Во всяком случае, определенная её часть — лежала в объятиях уродливых железных рук остатков корабля инопланетян. От неё веяло ужасом!

— Спускаемся! — Даже голос Кери показался немного чужим.

— Это и есть атмосферный процессор? — Рили повернулась к Керу. На его лице расцвела улыбка. Представитель Компании был почти весел.

— Да-да, — гордо сообщил он. — Удивительное сооружение; полностью автоматизировано. Это производит наша Компания.

Глядя на лицо Кера, Рили явственно ощутила, что хочет врезать ему по морде.

Корпуса процессора замелькали совсем рядом — полет подходил к концу.

— Так, Кери, сажаешь транспортер у главного корпуса колонии и сразу возвращаешься назад на корабль. — Чтобы не молчать, Горн констатировал. — Никакой видимой жизни нет.

— Всех сожрали, — прошептал себе под нос Асон.

— Подожди, Керн, — снова заговорил лейтенант, — сделай сначала круг над комплексом.

Этого времени, по расчетам Горна, было вполне достаточно, но вид пустующей станции только усилил тревогу. На этом облете удалось заметить небольшие следы жизни: в одном из зданий комплекса все-таки горел свет.

— По-моему, ничего не повреждено, — сообщила Кери. — У них по-прежнему есть электричество…

— Все, Кери. Садишься на посадочной площадке и сразу же улетаешь; а мы остаемся.

— Приготовиться! Челнок пошел вниз.

— Посадка произведена, — доложила Кери, когда челнок замер.

— Даю десять секунд, — на повышенных нотах скомандовал лейтенант Горн. — А теперь, ребята, будем действовать аккуратно и четко. Прочесываем территорию!

Было сумрачно. Шел дождь. Атмосферный процессор поработал на славу, дышалось почти так же легко, как и внутри корабля.

Они высадились слаженно и быстро: привычная работа.

Рили казалось, что на улице она безоружная и беззащитная…

— Первая группа, двигайтесь вперед! — скомандовал Горн.

Они побежали, разбрызгивая грязь.

— Шевелитесь! — подгонял Эрн. — Асон!

— Я!

— Открой замок. Расшифруй код.

— Вторая группа, — крикнул Горн, — располагайтесь по флангам.

— Вторая группа, выполняйте приказ!

Дверь поддалась довольно быстро — колонисты явно не опасались взломщиков. Открывшийся коридор был погружен во тьму.

Гис вошел первым. Дуло автоматической винтовки обвело помещение. Решетчатый пол блестел. За ним последовала вся группа.

Следующий коридор был освещен, но масса боковых дверей и громада аппаратуры делали его более опасным.

Враг мог выскочить с любой стороны.

У Рили, взгляд которой был прикован к мониторам, перехватило дыхание. В коридоре пахло опасностью!

Десантники шли медленно, приникая к стене у каждой двери или поворота. Коридор, да и вся станция хранили молчание.

На мониторе мелькнуло бледное, окаменевшеё лицо Гиса. Он был готов к бою. Асон от напряжения еле сдерживался, чтобы не начать стрелять.

Напряжение росло. Уже не только Асон думал о том, что чудовища задались целью вымотать нервы и напасть.

Рили заметила, что страх сдавливает ее.

— О, черт! — простонал Урих. Он споткнулся.

Время шло. Монстр не нападал. Коридор привел их к закрытой двери одной из секций и свернул к лифту.

— Вторая группа, зайти в здание! — скомандовал Горн. — Гис, поднимайтесь на второй этаж!

Повторяя всё маневры первой группы, группа Эрна вошла в здание. Кеси шла впереди, её разбирал азарт.

«Чужой нападет на них, — кусала губы Рили, — нужно было запретить Горну посылать их.»

её взгляд прыгал с монитора на монитор. Теперь пропустить начало конца было проще — монстр мог напасть на любую из групп. Коридор верхнего этажа, где находилась группа Гиса, был похож на первый как две капли воды: та же развороченная аппаратура, та же капающая сверху вода, те же мокрые решетки на полу, те же колючие клочья проводки…

С монитора Эрна был виден совсем другой участок. Рили не заметила, когда и в какую сторону свернул сержант.

— Сержант Эрн! — сказал, глядя в монитор, лейтенант.

— Здесь отверстия, оставленные пулями мелкого калибра. Судя по всему, здесь была какая-то перестрелка… — помолчав секунду, он переспросил: — Вы меня видите и слышите?

— Да. — Послышался легкий шум. — Следов людей нет…

Пулевые отверстия уходили внутрь отсека: отсек мог быть для колонистов укреплением против Чужих.

Рили переключила внимание на монитор Гиса. Не время сейчас гадать.

На мониторе мелькнуло странное пятно на решетке, издали похожеё на тень. Рили дернулась. Лейтенант бросил в её сторону удивленный взгляд.

— Так. Гис, Асон, включите, пожалуйста, индикаторы движения живых организмов…

Пятно исчезло из поля зрения.

Табло индикатора движения представляло собой прямоугольник, расчерченный концентрическими полукружьями и выходящими из одной точки лучами. Ничего, кроме них, на индикаторе не вспыхнуло. Четверка Гиса продолжила движение.

Коридор вывернул к перекрестку.

— Что показывают индикаторы?

— Ничего нет, — глянул на табло Гис.

— Ни черта, — процедил сквозь зубы Асон.

— Делимся пополам, — после недолгого колебания принял решение Гис. — Будем прочесывать. Фро и Урих, идите наверх.

Тем временем группа Эрна добралась до какого-то помещения. В отличие от служебных коридоров, оно казалось покинутым только что: на столе еще виднелись остатки завтрака, разложенные бумаги — не брошенные в спешке, а именно разложенные. В таком виде стол оставляют, когда выходят ненадолго. Сверху всё было залито водой. Грязные струйки всё падали в переполненную чашку. Через монитор Рея было видно, как Кеси покачала головой.

На мониторе Гиса опять возникло пятно странной формы.

— Стойте! — закричала Рили. — Постойте минутку!

— Алло, Гис? Вы меня слышите? Остановитесь и посмотрите направо.

Теперь пятно приобрело четкость — решетка стекла вниз, прожженная кислотой.

— Здесь всё в порядке, — жестко произнес Гис.

— Видите? — подалась вперед Рили.

— Это, наверное, плюнул один из знакомых Рили. Чтобы подбодриться, сыронизировал Гис.

— Значит, кислота вместо крови? — уставился на дыру Асон.

— Вот сейчас я сделаю то, что вам очень понравится, — сострил Гис.

Он плюнул. Комочек слюны исчез в дыре и помчался между этажами. Провал оказался практически бездонным. Проследив за полетом плевка, оба десантника невольно посмотрели вверх: с потолка свешивались тускло поблескивающие, а местами совсем утратившие блеск сосульки металла. Дыра пронизывала станцию сверху донизу.

— Ну, хватит валять дурака. — Это подошли Фро и Урих.

— Вторая группа, что у вас там? — разочарованно перевел взгляд на другой монитор Горн.

— Только что закончено прочесывание, — доложил Эрн. — Никого нет.

— Понятно, — протянул лейтенант.

— Сэр, здесь нет никого, — повторил Эрн. — Если здесь что-нибудь и случилось, то мы с вами опоздали.

— Так, хорошо, территория безопасна, — громко и уверенно произнес Кер. — Проходим к компьютеру. Нам нужно просмотреть записи.

— Как это — безопасна? — переспросила Рили.

— Я говорю вам, Рили, — повторил Кер, — территория безопасна.

Поражало спокойствие Кера — неужели он рассчитывал на то, что Чужих остановит авторитет Компании? Или он настолько самоуверен, что полностью отупел и вообще не видит опасности?

Эрн открыл перед ними дверь в отсек. Помещение хранило следы полного разорения.

— Сэр, вот это крыло было запечатано, — обратился Эрн к лейтенанту. — всё двери были закрыты и завалены мебелью. Похоже, колонисты сделали здесь баррикаду, но её прорвали. Здесь был ожесточенный бой.

— Да, похоже, — поежилась Рили.

— Трупы найдены? — поинтересовался Горн.

— Нет. Ничего нет.

Несколько секунд вошедшие сосредоточено озирались, изучая помещение, которое на некоторое время должно было стать их убежищем.

— Так, хорошо, — произнес лейтенант Горн. — Рей, сюда! Я думаю, мы можем закрыть двери снаружи, открыть вот эти и восстановить функции аппаратуры в этом отсеке.

Рей склонился над замком второй двери.

Пальцы Рея двигались медленно, тяжелое дыхание становилось всё громче.

Чудовища явно были где-то рядом. Разгром в отсеке и баррикады не оставляли больше никаких сомнений.

Атака могла начаться в любую секунду.

Наконец дверь поддалась.

Табло индикатора движения живых организмов молчало.

Горн зашел внутрь, за ним Кер, потом Биш. За каким из столов мог прятаться монстр, если он прятался там вообще?

Рили на мгновение обмерла. Чужие не прятались — они были выставлены на обозрение.

— Лейтенант! — негромко позвал Кер, наклонясь к одной из банок. — Горн!

В жидкости висели остатки разорванного на части существа, с первого взгляда похожего на гибрид паукообразного с осьминогом. Паучьи лапы сходились к кожистому брюху со щелью рогового отверстия. Свисающие щупальца напоминали змей. Сбоку свешивались остатки выпотрошенных внутренностей.

Кир перевел взгляд на другую банку, которую уже изучал Биш.

Собрав в себе всё мужество, Рили подавила отвращение и прошла в центр лаборатории.

— Это они? — заметив ее, спросил Кер. — Таких вы видели?

Его глаза отыскали экземпляр, который выглядел наиболее целым, и Кер направился к нему.

Неожиданно в экспонате что-то изменилось. Кер не понял, что именно. Первое, почти незаметное движение щупалец.

Кер широко раскрыл глаза. Ничто, казалось, не могло заставить его отойти от лабораторной банки. На брюхе, чуть ниже рта, зашевелилась кожа, и оттуда выпало нечто, похожеё на удлиненную грыжу. Почти тут же, мотнув выростом, существо кинулось на Кера. Дернулись в жидкости щупальца, стремительно взметнулись, и существо врезалось в стекло.

Кер вскрикнул и отшатнулся.

— Осторожно, Кер! — закричала Рили.

Существо в банке продолжало дергаться.

Кер попятился, перед ним была другая банка, и точно так же, от одного его взгляда, существо в ней засучило лапами, щупальца ударились в стекло.

— Похоже на любовь с первого взгляда.

— Да, Кер, вы ему понравились, — заметил Биш, закончивший предварительное изучение лаборатории — Двое живы, остальные мертвы.

«Удалены хирургическим путем до имплантации эмбриона», — прочитал он в лабораторном журнале. — «Пострадавшая погибла во время операции», — прочел Биш. Убийца неизвестной им колонистки продолжал дергаться.

Продолжать разговор было неловко.

Молчание нарушил срывающийся от страха голос Фро:

— Эй, Гис, здесь, кажется, что-то шевелится!

Напрягся, готовый к прыжку, Горн.

— Здесь что-то ходит, — повторил Фро.

Индикатор пищал, появилось светлое пятно. Оно приближалось.

— Оно идет за нами, — сообщил Фро.

Под попискивание индикатора пятнышко прошло через полукруг.

Кеси вскинула автоматическую пушку, направив её на дверь.

— Может, это кто-то из наших? — спросила Берта.

— Эрн, где люди? — быстро заговорил Горн. — Есть кто-нибудь в блоке?

— Нет, мы всё в оперативном центре, — покачал головой сержант.

Горн махнул рукой. Фро стоял, уставившись на табло.

— Фро, — с трудом выдавил Горн.

— Эта штучка движется, — ответил тот.

Враг приближался.

— В какую сторону?

— Прямо на нас. — Фро закусил губу. Десантники миновали дверь и вышли в уже знакомый коридор. Коридор был пуст. Индикатор продолжал пищать.

— Он один?

— Да.

Десантники шли, стараясь держаться ближе к стенам. Передвигались по одному: пока кто-то выбегал на несколько шагов вперед, остальные сливались с винтовками, готовые в любой момент начать стрельбу.

Пятнышко на индикаторе приближалось к последнему полукругу. Противник был совсем рядом.

Вдруг в вентиляционном проходе что-то мелькнуло, из автоматической винтовки Асона вырвался столб пламени и ударил в потолок — Гис подбил ствол снизу.

На секунду мелькнувшеё перед глазами существо было человеком.

— Черт! — выругался Асон.

— Тише! — процедил Гис — Не стрелять! — Он сосредоточился, вспоминая секундное видение. Нет, сомнений быть не могло, крошечная фигурка была человеком.

— Рили! — негромко позвал он.

её пропустили вперед. Чувствуя на спине взгляд десантников, Рили пошла по коридору к воздушной шахте.

За решеткой явно кто-то был. Очень маленький; достаточно маленький, чтобы свободно продвигаться по вентиляционным каналам.

Она наклонилась к решетке и приоткрыла заслонку. На неё уставились расширенные от ужаса глаза.

Только глаза. Рили не видела ничего, кроме них.

— Эй, всё в порядке, — прошептала Рили, — всё в порядке. Не волнуйся.

Глаза были детскими, в этом она уже больше не сомневалась.

Да, здесь на станции прятался ребенок. Ребенок попятился и быстро побежал на четвереньках по шахте. Копна спутанных волос подсказала Рили, что перед ней была девочка. Девочка убегала.

Рили встала на четвереньки и поползла за ней.

За поворотом они снова встретились. Теперь Рили видела всё её личико.

Рили почувствовала движение. Девочка напряглась.

— Осторожно, капрал! — предупредила Рили и опять заговорила с девочкой: — Ты не бойся, выходи, мы тебя не обидим.

Девочка не верила. Сжатые в узелок губки и настороженные глаза недвусмысленно свидетельствовали об этом.

— всё хорошо, всё в порядке, — продолжала Рили.

Девочка резко впилась зубами в её руку. Рили закричала:

— О, черт! Она меня укусила!

Боль не дала возможности Рили заметить, в какую сторону сбежала девочка.

— Осторожней, не упускайте ее! — вскрикнула она. — Не выпускайте!

— Куда она сбежала?

— О, черт! — донеслось со стороны коридора.

— Куда она побежала?

— её здесь нет! — заорала в коридоре Кеси.

— Дайте свет!

— Здесь она! — крикнула Рили. — Она здесь!

Девочка удирала. Ловкость, с которой она бегала на четвереньках, была звериной.

В шахту полезло сразу несколько человек.

— Не пугайте ее! Отойдите! Так мы упустим ее, черт вас побери! — кричала Рили.

Девочка откинула еще одну заслонку — на этот раз цельную и очень маленькую — и исчезла за ней.

Рили подползла к её убежищу. Ни окон, ни дверей в убежище не было, — одна только дверь-заслонка в полуметре от пола. Рили проскользнула в отверстие и чуть не вскрикнула, упав на что-то жесткое и ударившись коленями о банку.

Девочка забилась в угол. Её взгляд выражал ненависть к незнакомке.

Жилище больше всего походило на склад. Одежда, консервные банки, коробки и пакеты, книжки, кассеты, бумага, обломки мебели, игрушки, всё свалено в кучу.

Рили попробовала приблизиться к девочке. Та молча быстро перебежала в другой угол и прижалась к стене.

— Ну, не бойся, — прошептала Рили.

Глаза девочки расширились от страха.

Рили подходила к ней медленно, боясь снова спугнуть.

Девочка смотрела на фотографию. Рили протянула руку и взяла снимок.

«Ревека» — гласила надпись.

Ревека, скрючившись, сидела в уголке.

— всё в порядке, — более твердым тоном произнесла Рили. — всё в порядке. Не бойся! — Она подползла ближе и обняла девочку за плечи.

Ревека протестующе замычала.

— Ну, успокойся, — прижала её к себе Рили. Тельце девочки казалось горячим. — всё будет хорошо теперь…

Рили гладила Ревеку по голове и слушала, как тает лед враждебности.

Постепенно Ревека прекратила мычать и расслабилась. Впервые за долгое время игры в прятки от всего ставшего враждебным мира…

Ревека сидела на столе, уставившись невидящим взглядом в одну точку.

В отсеке на неё нашло какое-то оцепенение.

— Как её зовут? — поинтересовался Горн.

— Ревека, — ответила Рили.

— Так, Ревека, постарайся сосредоточиться, — начал лейтенант. Он не знал, как надо разговаривать с детьми. — Расскажи нам с самого начала. Где твои родители?

Девочка вздрогнула, и взгляд её заметался в поисках выхода.

Возле двери стоял Кер.

— Ревека, ты должна постараться! Ревека, вспомни! — не унимался лейтенант.

— Горн, дайте ребенку передохнуть! — не выдержала Рили.

Горн сказал в сторону:

— Похоже, у неё что-то не в порядке с головой. Может, у неё просто отшибло память?

— По-моему, у неё всё нормально, — возразила Рили.

— Никаких травм я не нашла. Пойдем. Зря только время тратим. — Берта злилась.

Горн направился к выходу.

Кер сплел руки на груди. Рили бросила на него взгляд. Тот скривился, но всё же вышел.

Теперь Рили и Ревека остались вдвоем. Рили взяла чашку и медленно приблизилась к Ревеке:

— Выпей-ка вот это. Это горячий шоколад.

Девочка посмотрела на Рили.

Из чашки вкусно пахло.

Рили поднесла чашку прямо к её губам.

Когда-то, непередаваемо давно, её так кормила мама.

Край чашки ткнулся в её губы. Как когда-то давно, Ревека приоткрыла рот и глотнула. Шоколад был сладким. Она уже не помнила, когда пила что-нибудь такое вкусное. Через секунду ни о чем, кроме вкуса шоколада, она уже не думала.

Рили смотрела на девочку с улыбкой.

— Вот так умница, — улыбнулась она девочке, когда та закончила пить и, в детских глазах снова засветился огонек настороженности.

Несколько секунд Ревека смотрела на нее, готовая в любой момент спрыгнуть со стола и удрать, но потом кивнула.

* * *

— Мотать отсюда надо, пока нас всех не прикончили, — хмуро произнес Асон.

— Рядовой Асон, прекратите сеять панику! — прикрикнул на него лейтенант.

— По-своему он прав, — заметил Гис — Мы только зря теряем здесь время. Не похоже, чтобы в колонии кто-то уцелел.

— Это как раз можно проверить, — ответил сидящий возле дисплея Эрн.

— Для того чтобы обойти этот дурацкий комплекс целиком, понадобиться на меньше суток. Может случиться так, что мы всё здесь свихнемся, прежде чем найдем чьи-нибудь объедки… если сами к тому времени не превратимся в чужое дерьмо.

— Посмотрите сюда. Это схема комплекса.

— Вы что, собрались вычислить по изменению теплового фона, не затягивается ли там кто-нибудь сигаретой? — не унимался Асон.

— Да, действительно, — наморщился Гис, — я слышал протакое. Такую штучку называли «ловушкой для курящих». Курить там категорически запрещалось: в воздухе была слишком высокая концентрация гремучего газа; а курящие, известное дело, выкручивались, как могли.

— Курящие или некурящие, — это всё равно!.. — заявил Горн.

— Так, здесь, кажется, что-то есть.

Лейтенант подсел к Эрну и постепенно оттеснил сержанта от дисплея. Действительно, на схеме не было видно никаких посторонних сигналов, — лишь иногда проскакивали пятнышки, вызванные плохой наладкой аппаратуры.

— Что вы ищите? — поинтересовался подошедший Рей.

Ответил Кер.

— Мы ищем датчики индивидуальной жизнедеятельности. У каждого колониста был такой датчик, их имплантировали в организм. Пока что мы не нашли ни одного.

* * *

Рили взяла девочку за руку и заглянула в глаза.

— Не знаю, как тебе удалось остаться в живых, но во всяком случае ты — смелый ребенок, Ревека

— Нют, — раздался чуть слышный голосок.

— Что?

— Нют, — повторила девочка. — Меня зовут Нют. Меня никто не называет Ревекой. Только брат.

Ну конечно же! Рили улыбнулась.

— Нют, — повторила Рили. — А мне нравится это имя. Меня зовут Рили. Очень приятно с тобой познакомиться. А это кто? — спросила Рили, указывая на куклу, прижатую к груди Нют. Кукла была не чище самой девочки, тоже светловолосая, голубоглазая и почему-то почти такая же серьезная.

— Кени, — ответила Нют.

— Привет, Кени, — Рили пожала пластмассовую ручку. — А твой брат, как его зовут?

— Тим.

— Тим тоже где-то здесь?

Нют покачала головой.

— Может, он, как и ты, где-то прячется?

— Нет, — выдохнула Нют.

— А мама и папа где? — не унималась Рили. Нют отвернулась и сжалась.

— Нют, посмотри на меня! Где твои папа и мама?

— Погибли они, умерли, понятно?! — с вызовом выкрикнула она. — Теперь вы довольны? Теперь мне можно уйти?

её слова ударили Рили, как пощечина. Какое она имела право так ковыряться в незажившей ране? Собственные переживания не давали ей такого права, как казалось ей вначале. Не давали. К тому же и утраты их не были равны: Рили потеряла всего лишь друзей, коллег, но не единственных по-настоящему близких людей.

— Прости меня, Нют, — искренне произнесла она. Теперь главным было заставить девочку остаться здесь до прилета челнока.

— А тебе не кажется, что с нами тебе будет надежнеё и не так страшно? Эти люди прилетели сюда, чтобы защитить тебя. Они солдаты.

Рили сама почти поверила своим собственным словам. Нют угадала это.

Женщина говорила искренне и сочувствовала ей тоже искренне. Только всё взрослые были точно такими же: сами верили в свои глупые сказки и упорно не хотели признавать сказки настоящие, в которых было, по крайней мере, больше правды.

— Ничего они не сделают, — уверенно сказала Нют.

* * *

Биш пинцетом оттянул кожу в сторону. Он уже начал понимать, как устроена физиология этого удивительного существа.

Сложнеё всего было понять, зачем существу, настолько отличному от человека, нужен был нормальный животный белок. Он не мог поверить, что тварь с концентрированной кислотой в крови может иметь биохимию, похожую на человеческую. Поначалу Биш думал, что органика должна окисляться в организме Чужих до простого углерода. Но в таком случае почему они, во-первых, не ели бесчисленные органические полимеры, из которых состояла добрая половина внутреннего оборудования станции; а во-вторых, для чего им нужны были люди в количестве промежуточного хозяина — носителя Эмбриона? Это говорило о том, что Чужие должны быть вовсё не такими уж чужими.

Серной кислоты в организме существа оказалось гораздо меньше, чем следовало ожидать. То, что было поначалу принято за нее, на поверку оказалось уникальной в своем роде органической сульфокислотой — высокомолекулярным соединением, окислительные способности которого на порядок превышали таковые у обычной серной кислоты.

— Тебе еще что-нибудь нужно? — раздался голос Асона, подкатившего к лабораторному столу каталку.

Биш прихватил пинцетом сосуд.

— Привет, Биш! — громко повторил Асон. — Я только что тебя спросил: тебе еще что-нибудь нужно?

— Нет, — пожал плечами Биш.

Асон подошел поближе и заглянул ему через плечо.

— Симпатичная штучка! — хмыкнул он.

— Да, великолепная, — совершенно серьезно ответил Биш.

Убедившись, что разговаривать с искусственным человеком бесполезно, Асон развернулся и пошел искать более общительного собеседника.

Кер сидел в кресле сбоку от дисплея главного компьютера и смотрел на Эрна.

«Интересно, смогут ли эти парни изловить живьем хоть одну взрослую особь таких тварей? Ждать пока промежуточная форма отложит свой эмбрион и пока тот разовьется, — долго и накладно. Взрослое чудовище содержать тоже будет нелегко, зато это будет полным триумфом для всех. Наша Компания — единственный обладатель животного из других миров! Это станет лучшей из всех возможных реклам!.. Вот только как убедить в этом солдатню? Зря им дали столько воли в этом деле. На какую сумму может клюнуть Горн? Только бы эта сумасшедшая Рили не убедила их взорвать планету — такая потеря будет невозместима.»

Как ни странно, собственная безопасность его мало волновала. Единственный риск, к которому Кер привык, был чисто экономическим.

— Эй, бросайте все, я их нашел! — закричал Эрн, отрываясь от экрана.

На участке схемы, начерченной белыми светящимися линиями, виднелось мутное большое пятно, состоящее, при более внимательном рассмотрении, из множества слившихся пятнышек.

— Живы? — рванулся в его сторону Горн.

— Этого уж я не знаю, — ответил Эрн. — Но похоже, всё они собрались в одном месте.

— Где?

— Возле процессорного комплекса. Если точнее, возле главной системы охлаждения.

— Что у них там, собрание? — предположил Гис.

— Ну что ж, Эрн, будем действовать, — выпрямился лейтенант Горн.

— Ясно, сэр. — Эрн тоже встал.

— Ну что ж… — Гис про себя подумал: «Будь я на месте монстров, я взял бы заложников и выставил возле них охрану».

Нют представила себе, как чудовища гонятся за транспортером по пустынному комплексу, по улицам. У бронетранспортера вырастают крылья, и он взмывает вверх перед самыми уродливыми мордами, и летит туда, где небо — ярко-голубое, где растут зеленые деревья, а солнце светит совсем ласково: летит на планету из сказок, которая называется Земля.

Взрослые говорили Ревеке, что Земля — это не сказка. Ведь говорили же они, что чудовищ не бывает. Так можно ли им верить, что Земля — не выдумка? Можно потому что хочется!

— Не волнуйся, всё будет хорошо. — Как совсем недавно Рили, она успокаивала себя, обращаясь к кукле.

«Какой она еще ребенок», — закусила губу Рили, глядя на Нют.

Транспортер обогнул вспомогательный корпус и подъехал к ангару процессорного комплекса. Въезд был низким — пушку пришлось опустить. Надоедливый мрачный дождь еще не кончился. Транспортер замедлил ход и остановился.

— Что, опять идти? — ныл Асон. — Сколько можно! Почему этим людям не прийти сюда самим? Позвонить бы им, что ли… Так нет, заставляют нас рисковать.

Гис вздохнул. Он чувствовал себя несколько виноватым перед Асоном: в десантные войска они записались оба по договоренности. В свое время учились в одной школе и были приятелями.

«Бедняга Асон, — думал Гис, — я не прощу себе, если с ним что-нибудь случится…»

Короткими перебежками они нырнули в здание. Здесь коридоры были просторнеё и вода журчала где-то снизу — вся разница на этом и заканчивалась.

Снова было запустение, снова был страх, от которого всё уже устали до отупения и поэтому перестали ощущать его с прежней остротой.

Они продвигались медленно. Казалось, прочесыванию корпуса не будет конца.

Сержант Эрн заговорил в микрофон, не столько для того, чтобы реально доложить о своем местонахождении, — на мониторе эти данные так или иначе были уже высвечены, — сколько для того, чтобы вырваться из тяжелого молчания, притуплявшего всё чувства.

— Проходим по второму уровню.

Горн откашлялся:

— Начинайте фильтровку. — После напряженного молчания голос его никак не хотел давать полный звук.

— Налево-направо — разошлись! — скомандовал где-то в глубине корпуса Эрн.

Горн почти завидовал ему в этот момент. Вот уж действительно — вояка, человек на своем месте.

— всё данные давайте на мониторы, — напомнил о себе лейтенант.

Нет, комплекс всё же отличался от первого здания. Помимо лифтов с крупными цифрами, обозначающими уровень, здесь была масса других деталей, по меньшей мере неприятных. Больше оборудования, больше подозрительных закутков, больше углов, за которыми могла скрываться засада…

— Переходим на третий уровень, — отчеканил Эрн.

Эрну нравилось командовать. К риску он относился как к чему-то естественному, сражения были его родной стихией, и до этого самого дня ему ни разу не приходило в голову жалеть о выборе профессии. «Ребята слабоватые, что и говорить, — думал он, провожая всех по очереди взглядом. — Неплохие, но не для такого дельца. Разве что Рей, да еще эта, Кеси. Гис — маменькин сыночек, Асон — паникер, которого я бы и близко к десантным войскам не подпустил».

— Пошли? — спросил Асон Гиса, пристраиваясь к нему.

— Пошли. Асон, ты знаешь, куда?

— Гис! — окликнул его Эрн и грозно посмотрел на Асона. — Следи за оставшимися. Первым идет Асон. — Проследив за выполнением, он продолжил: — Так, спокойно! За углы не задеваем, проверяем всё закоулки…

— Распределяйтесь равномерно, — загудел голос Горна.

Они повернули в коридор, где булькало сильней, и голоса звучали глухо.

— Тут связь идет с перебоями, — прозвучал в наушниках голос. — Мешает конструкция.

— Огоньки! Уровнем ниже…

— Спускайтесь на этаж ниже и продолжайте по инструкции, — скомандовал Горн.

— Понятно, — протянул Гис.

Коридор вывел их к несколько странно выглядевшему шлюзу: дверь казалась самодельной.

То, что открылось за ней, было ни на что не похоже.

Каждая деталь помещения, которое с некоторой натяжкой еще можно было считать коридором, была настолько непривычной на вид, что невозможно было даже подобрать ей определения.

всё бока коридора занимали конструкции со сглаженными углами и изогнутыми ребрами. Ребрами скореё в анатомическом, чем в конструкторском понимании: и стены, и сам коридор чем-то напоминали внутренности необычного животного. Совершенно неясно было, для чего жителям колонии могла понадобиться в процессорном комплексе такая загадочная пристройка.

— Я не понимаю, что здесь такое, Асон, — рассеянно проговорил Гис.

Асом, не поднимая глаз от схемы, пробормотал:

— Я здесь работаю, а не изучаю.

Прибор явно говорил о том, что колонисты были где-то здесь. Может быть, за ближайшим поворотом.

— Я не знаю, что это такое, — опять услышал Асон пару секунд спустя.

После первого же взгляда, вскользь брошенного на странные конструкции, Асон обмер.

От этого места веяло чем-то враждебным и чужим. Конструкции были закреплены.

Уж не забрались ли они впрямь внутрь какого-то чудовища, приняв за дверь его пасть?

Вот это, полукругом выпирающеё из стены рубчатое образование из окаменевшего пластика, — не подозрительно ли оно похоже на трахею?

Вода под ногами, кто сказал, что это вода, а не слюна? Или желудочный сок?

— Что это такое? — прозвучал голос.

Десантники продолжали входить в пасть загадочного монстра.

— Не знаю, — ответил Фро.

Почти каждый ощущал, что здесь их поджидает что-то новое и вдвойне опасное по сравнению со всем, с чем они встречались раньше.

— Дьявольщина какая-то! Что за проклятое место?! — негромко сказала Берта.

Рей бросил быстрый взгляд в её сторону.

— Черт… — словно боясь разбудить монстра, выдавил из себя Фро.

— Ну и местечко!

«Сейчас случится что-то нехорошее», — глядя на мониторы, сказал себе лейтенант Горн.

Действительно, хотя еще ничего не происходило, чувствовалось, как над десантниками сгущались тучи. Тревога жгла Горна всё сильнее.

— Продвигайтесь внутрь, — приказал он.

Ему никто не ответил. Только звук шагов, неторопливых и глуховатых, доносился с мониторов. Десантники продвигались вперед и без его команд.

Рили затаила дыхание. В каком месте этого инопланетного корабля нашли тогда яйца? Первый раз был поворот налево. Скореё всего, это был совершенно другой вход. В чужом корабле что-то изменилось. Может, это была просто другая его часть, но может? Нет, это казалось уже совершенно невероятным.

Рили с тревогой покосилась на девочку. Нют сосредоточенно молчала, глядя на мониторы.

Под ногами десантников плескалась вода.

— Без нужды не стрелять, — произнес в микрофон Горн. — Целиться как следует. Помните, что здесь могут быть живые люди.

Рили пропустила слова лейтенанта мимо ушей. У неё зародилось смутное подозрение, что есть еще одна опасность, пока неясная, но не относящаяся к Чужим. Пусть это простое предчувствие, но Рили знала, когда ему можно доверять.

Если Чужие подготовили ловушку, то в чем её суть? Почему они выбрали именно это место?

Десантники шли. Коридор инопланетного корабля расширился, из перекрестка вело сразу несколько выходов. Изменился и свет. Откуда он шел, было непонятно, и именно это заставило Фро, оказавшегося впереди, остановиться перед выходом на пустое пространство. всё ответвления коридора были пусты. Как бы странно ни выглядело то, что можно было условно назвать оборудованием этого корабля, в нем было одно неоспоримое преимущество: за него сложно было спрятаться так, чтобы опытный взгляд не заметил засады.

— Спокойнее! — рука Эрна легла Фро на плечо. — Пройди вперед…

Остановились почти все.

Многим чудилось, что из пустых коридоров идет воздух, подгоняемый чужим дыханием.

— О Господи! — тихо простонал Асон.

Колонисты должны были быть в нескольких метрах от них — в той стороне, куда вел самый широкий из коридоров.

— Проклятье!

— Я сказал, спокойнее!

Эрн пошел вперед. Остальные за ним. Коридор вел их к какому-то новому помещению, которое, по идее, должно было соответствовать отсеку, но напоминало его крайне мало, зато по необычности превосходило все, виденное раньше. Потом коридор снова сузился, пропустил их… Пожалуй, аналогов увиденному трудно было подобрать.

— Здесь что-то странное, — произнесла обогнавшая почти всех Берта.

— Это какое-то убежище?

— Убежище — от кого?

— Никто ничего не трогает! — грозно предупредил Эрн, поглядывая на стену, составленную из подобия переплетенных между собой окаменевших корней.

— Странные дела.

Асон хмуро смотрел на табло. Его всё больше смущала одна деталь: никто из колонистов не сдвинулся с места за всё время поиска. Неужели они лежали там связанные? Или они действительно находились, еще живые, в желудке чудовища?

Эти твари догадались, что пока живые свои, земляне не станут сбрасывать бомбы. Система старая, но надежная: пока есть заложники, можно и поторговаться. Так вот и прислали бы для переговоров кого-нибудь из начальства, а не заставляли других совать голову в петлю!

— Как здесь жарко… — пробормотал Урих, продолжая путь.

Под ногами чавкала грязь, похожая на слюну или слизь.

— Зато жара — сухая, — снова попробовал шутить Гис.

— О, черт!

— Тихо, Асон!

— Пошли, пошли, — подгонял всех Эрн. В его голове звучала тревога.

— Пошли…

Рили закрыла глаза.

— Лейтенант, — встрепенулась она.

— Что? — вздрогнул лейтенант.

— Что у них за оружие?

Лейтенант расслабился. Тревога оказалась ложной.

— Десятимиллиметровое, бронебойное, стандартное, — отчеканил Горн. — С разрывными пулями.

— Между прочим, ваша команда проходит сейчас возле теплообменников, точнеё — под ними.

— Ну и что? — пожал плечами лейтенант.

На лице Кера впервые появилась озабоченность

— А то, — вместо Рили начал отвечать он — что если они начнут стрелять там, то могут разрушить систему охлаждения.

— Ну и что? — продолжал недоумевать Горн. Компания заверила его, что за нанесенные оборудованию повреждения он материальной ответственности не несет и какие-то системы охлаждения его в этом плане совершенно не волновали.

— Рили совершенно права, — продолжал развивать свою мысль Кер. — Вся станция, этот процессор, — в принципе, один большой ядерный реактор.

— Не понимаю. — Разговор начал вызывать у лейтенанта раздражение.

Его люди были на боевом задании, в скором времени им, возможно, предстояло защищать свои жизни. Причем здесь разговоры о реакторе и прочей дребедени?

— Может возникнуть ядерный взрыв, — с трудом сдерживаясь, пояснил Кер.

— Дерьмо… — процедил лейтенант сквозь зубы.

Да, он сидел в дерьме.

— О черт, — в очередной раз пробормотал Горн.

Тянуть время до принятия решения было уже невозможно.

— Горн, что с вами? — внимательно посмотрел на лейтенанта представитель Компании.

Горн рассеянно кивнул.

Итак, его смертный час пробил. Из двух решений нужно было выбрать то, что кажется наименьшим злом.

Единственный его шанс заключается в том, что атаки со стороны Чужих в этом месте не будет. Надежды на это были весьма иллюзорными, но второй вариант не оставлял даже таких.

— Внимание. — Горн незаметно для всех зажмурился. — Эрн!

— Что сэр? — Эрн остановился.

Десантники находились в небольшом закутке, из которого был уже виден очередной зал.

— Эрн, вы не можете стрелять там, где вы находитесь.

— Что? — ошарашенно переспросил Эрн.

— Вы поняли меня? — От волнения Горн не слышал его ответа.

— Нет.

— Повторяю. В том месте, где вы находитесь, стрелять опасно! Понятно теперь? Я прошу забрать у всех патроны.

Десантники переглянулись. Всем показалось, что они ослышались.

— Что? — еще раз переспросил Эрн, хотя как раз у него таких сомнений не было.

Ему почудилось другое: командир попросту спятил.

Побелевший от ужаса Асон был близок к обмороку. Мало того, что их и так пригнали на верную гибель, их еще и превращали в скотину, посылаемую на убой безо всяких шансов на сопротивление! И кто? Собственный командир!

— Вы что, не слышите приказ, Эрн? — снова спросил Горн.

— Слышу, сэр. — Эрн облизнул пересохшие губы. Ему вдруг показалось, что сразу за проходом, в зале, что-то шевелится. Там была смерть.

— Он что, с ума сошел, что ли? — покачала головой Кеси.

Даже она вынуждена была признаться себе, что страх на этот раз захватил её врасплох.

Одно дело — рисковать, когда знаешь, что твоя жизнь в твоих руках, что всё зависит от твоей ловкости и от того, как скоро и насколько точно ты выстрелишь, и совсем другое — ждать смерти, которая станет хозяйкой положения, и против которой не поспоришь.

— И чем же мы будем стрелять? — всё еще не веря своим ушам, выдавил Урих.

— Интересно! — пробормотал Эрн. — А чем мы будем действовать?

— Я сказал, сержант. — Необходимость вести спор окончательно убедила Горна в правильности принятого решения. Точнее, это теперь стало не самым важным на данный момент. Решение принято, приказ отдан, теперь главным было не допустить неподчинения. Если десантники сейчас взбунтуются, это будет хуже. Во всяком случае, лично для него. Лейтенант был обязан в этой ситуации настоять на своем, чего бы это ни стоило. — Приказываю обойтись без стрельбы и не пускать в ход гранаты. В крайнем случае, используйте огнеметы.

Эрн выдохнул. Его выбор был куда проще: или подчиниться идиотскому приказу старшего по званию, или устроить бунт. К бунтам, восстаниям Эрн, несмотря на свое прошлое, питал отвращение.

— Вы слышали, дорогие? — повернулся сержант к своей команде. — Давайте мне магазины. — И убедившись, что его команду выполнять не торопятся, добавил: — Вынимайте! Кому сказано?!

Асон повиновался автоматически, как в бреду. Ему пришла в голову очередная сумасшедшая идея. Трудно поверить, что человека в его состоянии можно было напугать еще сильнее, но это с ним произошло. Подумалось, что с транспортера приказ отдал не лейтенант. В самом деле, кто знает, на что способны эти твари?

«Здесь что-то не так, — рассуждала, глядя на ствол своей пушки, Кеси. — Или мы что-то недопоняли, или этот приказ — предательство. Во всяком случае, я еще не настолько спятила, чтобы ему подчиниться!»

Кеси закусила губу. Интересно, будет ли Эрн их обыскивать? На всякий случай она всегда брала второй магазин. Кроме того, у неё был припрятан еще и пистолет с разрывными пулями. Игрушка, конечно, по сравнению с бронебойной автоматической пушкой, но всё же лучше, чем ничего…

Заметив её колебания, Эрн остановился прямо перед ней.

Кеси затаила дыхание: обыщет или не обыщет?

— Кеси, а ты чего встала? Быстренько!

Глядя в упор в глаза сержанта, Кеси отстегнула магазин.

Эрн взял его и подозрительно окинул её взглядом. Кеси почувствовала, что он догадался о её маленькой хитрости.

«Она хочет меня обмануть, — отметил про себя Эрн. — Мне самому этот приказ не по душе».

— И вы тоже! — обратился Эрн к Фро и Уриху, стоявшим рядом. — Давайте! Быстренько, торопитесь! Вынимайте патроны!

Он говорил почти скороговоркой — это помогало не думать над смыслом собственных слов и действии…

Гис наморщил лоб и мучительно соображал, как ему поступить. Маневра Кеси он не понял — волнение не позволяло ему тратить время на наблюдение за другими. Из прохода дышала смерть, и об этом нужно было думать сейчас в первую очередь. Совсем рядом жило и двигалось что-то враждебное; ощущался запах, неприятный весьма подозрительно напоминающий запах какого-то живого существа.

«Погибать — так весело, — сказал себе Гис и решил не отступать от этого принципа. — Кажется, я разгадал маневр лейтенанта. Вот сейчас сержант со всей этой кучей боеприпасов отправится вперед, милая зверушка его проглотит со всеми потрохами, и вот уже у неё в брюхе наш доблестный сержант подожжет всё боеприпасы и гордо взлетит на воздух вместе с её кишками…»

— Фро, давай! — раздался голос Эрна совсем рядом.

Это подтолкнуло Гиса к принятию решения.

— А это я на всякий случай оставлю при себе, — произнес он негромко, засунув под одежду запасной магазин и свой любимый крупнокалиберный обрез. Эрн оглянулся в его сторону, но Гис быстро показал ему нож и пояснил: — Для близких контактов.

— Понятно, — с завистью посмотрел на Гиса Садро. Он упустил удобный момент и теперь злился на всех за собственную несообразительность. «Все, небось, что-нибудь оставили, кроме меня, дурака…» — подумал он.

— Ну, пошли, — неуверенно произнес Эрн, сваливая боеприпасы в висевшую на его поясе объемную походную сумку. Приказы — приказами, но нужно идти дальше, и к тому же вести за собой на верную смерть безоружных людей. Он чувствовал себя виноватым, и это мешало командовать в полный голос.

— Вперед, — пробормотал он.

Никто не сдвинулся с места.

Одно дело — погибать для того, чтобы спасти чью-то жизнь или десятки жизней, и другое — когда единственной причиной гибели является нелепая прихоть командира, который не сделал пока ничего, чтобы заслужить их доверие.

Но время шло, никто не двигался с места, и Эрну надо было что-то делать.

— Асон!

— Да! — не своим голосом ответил бедняга.

— Посмотри на индикатор — что-нибудь движется?

Асон отрицательно покачал головой. Говорить ему было слишком трудно.

— Асон!

— Ничего, — хрипло выдавил он. Табло прыгало у него перед глазами; какие-то пятна на нем всё же двигались, и ему понадобилось несколько секунд, прежде чем он понял, что это у него просто рябит в глазах. — Датчики молчат…

Первым с места сдвинулся Гис. Шагнул — и тут же пожалел об этом: спрятанный обрез обжег его, как украденный. Выходило, что вел безоружных людей в неизвестность именно он.

Первый послушавшийся нелепого приказа всегда словно подписывается под ним.

Глядя на Гиса, двинулась вперед и Кеси. «Ничего вставить магазин — две секунды. Достать и в гнездо…» — на её лице с крупными чертами на секунду промелькнула злая усмешка.

«Какая разница? — думала Берта, — хоть так, хоть этак… всё равно конец».

«Почему молчит датчик? — размышлял о своем Эрн. — Будь я проклят, если сомневаюсь, что там, в нескольких шагах, что-то есть. Этот запах, этот странный ветер. Неужели датчик засекает только людей, а не инопланетян? Хороший подарочек!»

Асон, как во сне, сдвинулся с места. Его взгляд застыл на табло датчика, но замеченное боковым зрением общеё движение увлекло его за собой.

Страшно идти вперед, но оставаться здесь одному и без оружия было немного страшнее.

Вдруг по нервам ударил короткий звук, похожий на испуганный вздох при сильном потрясении.

Вздохнула Кеси.

Проход вывел их в зал — достаточно большой, чтобы вместить в себя как всех прежних обитателей колонии, так и пару сотен яиц метровой высоты, и оставить при этом достаточно места для небольшого отряда десантников.

Да, всё колонисты были здесь, и при виде их самый мужественный человек мог потерять самообладание.

С первого взгляда тяжело было сказать, живы они или мертвы: для людей, находящихся в таком положении, критерии жизни и смерти не были разработаны.

Со всех сторон потеками и космами свешивалась серая застывшая слизь, уродливой паутиной оплетая тела и склеивая их в общую массу, спрессованную и сформированную в виде уродливых неровных колонн, ведущих к потолку. Большинство людей всё же сохраняли вертикальное положение, некоторые из них были видны из клейкой массы почти целиком, у других наружу могла торчать кисть руки или носок ботинка. Лица одних казались лицами спящих или лишь на минуту закрывших глаза людей. Другие застыли в гримасах, полных страдания и отчаянья.

И те и другие лица от покрывающей их слизи казались серо-зелеными.

В некоторых местах слизь высохла и осыпалась трухой, отдаленно напоминающей сигаретный пепел.

В других она еще блестела и казалась вязкой, способной приклеить к чудовищным колоннам новые жертвы.

— О Боже, что это? — прошептал от ужаса Асон.

От чудовищных кожистых яиц тянуло сладковатой гнильцой.

Слизь, опутавшая мертвых колонистов, пахла сыростью.

Но всё ли люди были мертвы?

Слизкая масса дышала. Запах исходил от неё не ровным облачком, а накатывался периодическими волнами.

От фонариков десантников слизь мерцала. И казалось, что она шевелится, высвобождая невидимые щупальца, готовые в любой момент метнуться навстречу почти безоружным людям.

От этого страшного зрелища трудно было оторваться. Оно подавляло своим уродством и завораживало своей грандиозностью.

В своем роде это была поэма смерти, её квинтэссенция, вытащившая наружу и выставившая напоказ всё уродство человеческого перехода на тот свет.

Нет, в колоннах были слеплены всё же мертвецы: при более детальном рассмотрении оказалось, что у некоторых висели выпущенные кишки, вытянутые и смешавшиеся с потеками слизи, подкрашенной застывшей кровью. Словно через стекло, глядели из её толщи перекошенные лица вытаращенными помутневшими глазами — похоже, люди, утопленные в слизь поглубже, просто задохнулись.

Женщины, мужчины, подростки, дети.

Горн наклонился вперед, к ближайшему монитору.

Рили вцепилась в подлокотники кресла.

«А я еще считала, что страшней того, что видела я, уже ничего не может быть», — было написано на её лице.

«Жутко. Страшно», — поставил себе диагноз искусственный человек Биш.

Даже для робота это зрелище было невыносимо.

Боковым взглядом Рили уловила возле себя какое-то движение и вздрогнула.

Маленькая Нют, вытаращив глазенки, всматривалась в экран, ища кого-то взглядом.

— Ну-ка, Нют, — севшим голосом окликнула её Рили, — пересядь вперед.

Нют отрицательно мотнула головкой.

— Я сказала, сядь вперед! — более решительно приказала Рили.

Нют взглянула на нее. Взгляд девочки был сухим и застывшим.

Было ясно, что в её душе появился еще один намертво выжженный участок.

На этот раз девочка молча повиновалась. Рили была знакома эта сухая боль.

С потолка зала капала жидкость, густая и вонючая. Может, это был раствор всё той же слизи…

Проход между цепочкой кожистых яиц был усыпан трухой.

Тянуло сыростью.

«Так, должно быть, пахло в старинных склепах», — подумал Гис.

— Спокойно, ребята, спокойно, — бодрясь из последних сил, проговорил Эрн. Его слова звучали фальшиво. — Не забывайте, что мы по-прежнему десантники, что у нас есть задание. Идем, ничего не боимся.

Эрн первым вступил в проход между яйцами и колонной. Искаженные смертью лица людей качнулись и поплыли навстречу камере монитора; при виде их Горн и Рили непроизвольно отшатнулись.

За Эрном с хладнокровием мертвеца отправилась Берта. Её саму немного удивляло собственное отношение к возможно скорой смерти. Возможно, психологи подобрали бы её состоянию какой-нибудь умный медицинский термин вроде «потери чувствительности при сверхпороговом раздражителе на фоне общего нервного переутомления». Сама она знала только одно: появилось предчувствие, что смерть не заставит себя долго ждать, и она поняла это и согласилась. Как ни странно, это вызвало даже облегчение: теперь она могла делать что угодно. Приговоренные люди — самые свободные из всех.

— Мне кажется, на нас кто-то смотрит, — буркнул Фро.

«всё это сон, — неожиданно принялся убеждать себя Урих. — Мне всё это привиделось. Обыкновенная иллюзия. Разве так бывает в жизни: чудовища, эти склеенные люди? Конечно же это сон. Так чего я должен бояться?»

Асон гипнотизировал взглядом индикатор движения живых существ. Глаза болели, и время от времени ему начинало казаться, что полукружья с радиусами на табло начинают вращаться. Серые пятна перед глазами тоже несколько раз чуть не сбили его с толку, но распознать их было несложно — стоило только зажмуриться.

Одно из лиц, наиболее сохранившееся, привлекло внимание Берты. Из-за витка слизи, посеревшей и потерявшей видимую клейкость и почему-то напоминавшей легкий газовый шарф, смотрело изможденное лицо подростка, словно на секунду забывшегося от долгих страданий. Берта наклонилась к нему и разглядывала тонкие черты, которые могли принадлежать как мальчику, так и молодой женщине. Прямой нос, короткая челка, тонкие губы.

Гис разглядывал яйца. Кожистые, рыхлые мешки с неровной поверхностью изнутри, казалось, были выложены обнаженным мясом, еще свежим и влажным, лишь местами запекшимся, как на ссадинах. Уродливые лепестки взорвавшейся изнутри толстой плоти вызывали тошноту. От них и пахло плотью, но к запаху примешивался незнакомый оттенок, не имевший земных аналогов. Даже опустев, эта скорлупа была полна хищной издыхающей зрелости и, по контрасту с мертвецами в слизевой колонне, отличалась наглым торжествующим здоровьем.

От постоянного вглядывания в индикатор у Асона начала кружиться голова.

Между тем Берта дулом винтовки отвела пленку от лица подростка. всё же это скореё был мальчик.

— Смотрите-ка!

Гис, тоже дулом винтовки, поднял валявшийся рядом уплощенный, будто выпотрошенный, скелет паука.

Неожиданно мертвая голова дернулась и открыла глаза. Это произошло так неожиданно, что Берта закричала.

всё обернулись к ней. Ей еще повезло, что у винтовки Асона не было магазина: на этот раз отбить дуло было некому.

— Что такое?

— Что случилось?!

Никаких чудовищ не было видно, и это озадачило всех еще сильней.

— Тут живой, живой! — нервно закричала Берта. Крик быстро привел её в себя. Мгновенный испуг улетучился, снова уступая место тупой обреченности. — Один из них живой…

— Тише! — Эрн оттолкнул её в сторону и, прищурившись, заглянул в открывшиеся глаза мальчика. — Не беспокойся. Мы пришли за вами.

Мальчик негромко застонал сквозь зубы. Его лицо исказила гримаса боли.

— всё будет хорошо, — произнес Эрн.

Мальчик посмотрел на него глазами, полными ужаса. Он попробовал что-то произнести, но одеревеневший язык не подчинялся, скованный бессилием.

— Не волнуйся, всё будет хорошо, — повторил Эрн.

— Нет! Нет!!! — На лице мальчика отразился протест.

Только Рили заметила замершую в его глазах просьбу уйти — и по её позвоночнику тотчас пробежали мурашки. Она догадалась, что это могло означать.

— Пожалуйста, — каждое слово уходило из него с крупинкой жизни, — убейте меня! Убейте!

Мальчик снова приоткрыл рот, но больше не смог выдавить ничего.

— Успокойся, мальчик, — продолжал утешать его Эрн, не замечая ужаса в глазах подростка. всё будет хорошо.

Забыв обо всем, Эрн шептал мальчишке слова утешения. Люди были живы — ничто другое его больше не волновало.

— Давай сюда руку, — сказал расчувствованно Эрн, — сейчас мы тебя снимем…

Мальчик закричал, захлебываясь от собственного крика, и, согнувшись пополам, почти вывалился на руки десантников — лишь одна из слезивых полос удерживала. Его тело изгибалось. Мальчика ломало так, что трудно было поверить, что человеческое тело способно на такое, — можно было подумать, что мальчику в спину воткнулось что-то и теперь пронзает его насквозь, стараясь найти в живой преграде более короткий путь.

— Что с ним?! — замерла на месте Берта.

— Конвульсии, — пожал плечами Эрн.

— Что?

— Какие-то судороги. — Эрн призадумался.

Тем временем конвульсии стали резче, крик, окончательно задохнувшись, смолк.

Это была агония, но агония странная: уже обвисла на ослабевшей шеё голова, глаза потухли, черты лица заострились и замерли, но тело, особенно его нижняя часть, продолжало дергаться во всё ускоряющемся темпе. Дергался живот, совершенно невероятным образом выпирая вперед огромным скачущим пузырем: вспух, втянулся, опять раздулся, на этот раз сильнее; вытянулся кишкой, опять втянулся. На серо-зеленых губах вспенилась кровь и потекла струйкой — лопались под давлением невидимой силы внутренности.

Рили первая стряхнула с себя оцепенение.

— Отойдите! — закричала она в микрофон. — Скореё отходите назад!

её крик уже был бесполезен: всё стоявшие возле подростка и так отскочили, не выдержав чудовищного зрелища.

— О Боже! — пролепетал Урих.

Асом медленно пятился назад, уперев невидящий взгляд в табло.

Разбрызгивая вокруг кровь и жидкое содержимое кишок и желудка, живот прорвался.

Вывалившаяся оттуда бронированная голова, блестевшая словно под слоем лака, лязгнула в воздухе кривыми зубами, расположенными во рту несколькими рядами. Монстр еще не полностью вырвался на свободу, но уже был готов убивать.

Он брыкался, стараясь встряхнуть ставшую ненужной человеческую оболочку, и маленькие подслеповатые глазки хищно впились в будущую пищу.

На людей.

— О Господи! — снова простонал Урих.

— Черт! — вырвалось у Рея.

— Дерьмо… — почти завороженно покачала головой Кеси.

— Всем отойти назад! — резко скомандовал Эрн.

— Убейте эту тварь! — завопила Берта.

Тупая обреченность при виде реального противника оставила ее, словно вытолкнула из таких же помертвевших слоев слизи, заставив потерять равновесие.

Эрн поднял огнемет:

— Получай, сволочь! — Из ствола огнемёта с гулом вырвался столб пламени.

Чудовище завопило.

Остатки человеческого тела обуглились, членистые когтистые лапы судорожно задергались в воздухе.

Пламя с шипением било по прямоугольной лакированной морде, и она чернела под его напором, теряя блеск, и обжигаемые десна плавились на глазах.

Монстр подыхал. Его тело корчилось в огне почти так же, как за минуту до этого тело подростка, разрываемое им изнутри.

— Движение, — не своим голосом выдавил Асон.

С индикатором происходило что-то невероятное: по мере того как писк усиливался, в движение пришла сама сетка. Задрожали полукружья, поплыли во всё стороны радиусы, но расплывчатые язычки всё глубже вгрызались в синеё поле, сливаясь от вращения в один круг.

— Откуда? — издалека донесся голос Эрна.

Асон не понял, как сумел выговорить в ответ более или менеё членораздельное предложение.

— Я не могу твердо зафиксировать. Множественные сигналы.

Наконец карусель на табло остановилась. Огромное расплывчатое пятно занимало уже почти весь внешний сектор и продолжало распространяться, как разливающаяся по полу вода.

— Уходите, — еле слышно проговорила Рили. — Бегите оттуда…

В микрофонах её голос превратился в неясный, похожий на помехи шум.

Затаив дыхание, всё теперь слушали Асона, глядевшего на индикатор движения живых организмов вытаращенными от страха глазами.

В зале было тихо.

Стволы лишенных своего жала винтовок поникли и виновато смотрели вниз.

Пятно на табло продолжало расти.

Вместе с ним росли напряжение и страх.

— Асон, говори, говори! — закричал Эрн.

Хотя на самом деле молчание длилось всего несколько секунд, большинству показалось, что прошли часы.

— Асон, всё слушают!

Асон часто задышал, стараясь понять, что именно происходит с индикатором. Вращение могло означать только одно: заданного направления для того, чтобы зафиксировать всё движущиеся объекты, не хватало.

— Асон!

— Множественные сигналы. Похоже, нас окружают

— Что? — взвыл Урих.

— Нас окружают! — комментировал Асон. — Приближаются к нам.

— Горн, сделайте же хоть что-нибудь! — прошептала Рили.

— Внимание, тревога! — собрал свои силы Эрн. Его лицо приняло решительный вид, ствол огнемета угрожающе нацелился в сторону коридора.

— Что там такое, Эрн? — сжимавшая подлокотник рука лейтенанта задрожала.

— Зафиксировано движение. Асон говорит — со всех сторон.

— Эрн, на мониторах ничего не видно!

Горн никак не хотел поверить в происходящее. Ну почему этим гадам пришло в голову начать атаку именно здесь?

— Сигналы на всех датчиках: и спереди, и сзади, — отрапортовал Эрн, заглядывая и в свой индикатор, подтверждающий слова Асона.

— Откуда? — Взгляд Горна бешено прыгал с монитора на монитор.

— Горн, выводите оттуда людей, — подсказал лейтенанту Биш.

— Эрн, выводите людей! — послушно повторил Горн.

Самым обидным было то, что на мониторах не было ничего угрожающего. Оба коридора хорошо просматривались, и, вопреки индикаторам, никакого движения там не было заметно.

Приблизительно об этом подумал и Фро, вглядываясь вдаль коридора, из которого они только что пришли.

— Где они?

— Сигналы и спереди, и сзади. На всех датчиках.

— Откуда? — взывал Горн.

— Я ни черта не вижу! — сообщил спереди Урих.

— Сзади ничего нет, — отозвался Фро, — я вам говорю, ребята!

Эрн оказался прав, оцепенение быстро спадало, тренировки брали своё.

— У нас, по датчикам, что-то движется, — заглядывая Асону через плечо, продолжил Эрн, — двигается вокруг нас, со всех сторон…

На Эрна накатывала новая волна растерянности. В самом деле, по логике вещей, эти твари давно должны были появиться.

— Ребята, вы нас не пугайте!

Улучив момент, Гис вставил магазин в гнездо и оглянулся: никто ничего не заметил.

— Да я говорю, — отчаянно пролепетал Асон, — они со всех сторон!

По сторонам всё было тихо. Беззвучно испускали запахи лопнувшие бугристые яйца Чужих, безмолвно таращились мертвецы. Выжженное в колонне углубление теряло черный цвет, затекая выдавившейся из соседних тел кровью. Мертвецы не шевелились.

В бронетранспортере Рили наморщила лоб.

«Тот монстр всегда появлялся неожиданно, хотя многие коридоры просматривались так же хорошо, как этот зал. Откуда же он мог нападать?»

Рили напрягла свою память. Вдруг, если она найдет ответ, этим людям удастся помочь?

«Коридор, аппаратура, взмах щупалец, зубы… он свалился как снег на голову?! Они валились на голову. Падали сверху.»

— А может, они вообще не появятся? — с надеждой вздохнула Кеси. — Может, это какая-то неисправность?

— Лейтенант, — негромко позвала Рили, — скажите…

Огромное лоснившееся тело с щупальцами, забившимися в воздухе как лассо, оттолкнулось от потолка и свалилось прямо на Берту. Клацнули в воздухе челюсти.

Щупальца сомкнулись, обхватывая женщину сзади.

Берта закричала. Отчаянно, во весь голос. Шупальца сдавили ее, тело судорожно дернулось, и пальцы сами нажали на спуск огнемета.

Вылетевший со свистом язык пламени врезался в Садра.

— А-а-аа-ааа!

Загоревшийся человек попятился и сорвался в открытую шахту. Он летел, изгибаясь в воздухе и разбрызгивая во всё стороны сверкающие искры. Крик быстро удалялся.

Новое движение монстра переломило молодой женщине хребет. Она изогнулась в его щупальцах и обмякла.

По морде чудовища хлестнул факел пламени: сжав зубы, Эрн бросился в бой.

Перед ним был враг, и его надо было уничтожить!

Где-то слева свалился с потолка еще один монстр и получил в нос вспышкой из огнемета Рея.

Хитиновая броня мелькала в пламени.

Но ничто, казалось, было не в силах остановить монстров: их кожа лопалась, разбрызгивая кислоту, конечности отлетали, хрустя и трескались в воздухе, но они продолжали наступать.

— Эрн! Эрн! — орал в микрофон лейтенант и не получал ответа. Еще одно тело — тонна мышц и брони — по-кошачьи ловко спланировало на пол прямо перед Фро. Огонь вспорол монстру брюхо — оттуда потекла желто-зеленая кашица, но из последних сил чудовище прыгнуло, вцепилось в человека и вновь подцепилось к потолку, волоча добычу.

Выплеснувшаяся из разорванных жил чудовищ кислота с шипением проедала пол.

— Сволочи! Гады! — орал Рей.

— Эрн, Эрн, что у вас происходит? Что происходит? — взывал из транспортера Горн.

Мелькание на мониторах не позволяло толком ничего рассмотреть. К мониторам незаметно подобралась Нют. Детские глазенки сосредоточенно уставились на огненно-кровавую картину.

— Эрн, да отзовитесь же вы!

— Дерьмо! — Эрн поджег еще одного монстра.

— Эрн!

Асон, окончательно очумев, палил во всё стороны, приподнимая ствол, лишь когда под прицелом оказывались человеческие фигуры.

— А-а-а-а!

— Гады!

— Суки!

— Дерьмо!

— Эрн, да отзовитесь же вы!

Еще один Чужой скорчился на полу, разрывая в агонии бока ближайших яиц.

— Заткнитесь, сэр!

— Эрн! — Горн не обиделся. — Эрн, что там происходит?

— Люди выбывают, — прохрипел Эрн.

Рили поджала губы. Имена гасли на мониторах.

Эрн не договорил.

Монитор с его именем погас.

— О, черт!

Они стреляли, не помня себя.

— Сволочи! Суки!

Еще один отчаянный вопль. Треск огня. Прыгающие в прицеле фигуры.

В зале был ад. Самый настоящий.

Пламя обжигало лица стреляющих, палило им волосы, капли кислоты оставляли на коже язвы, проходившие почти до костей.

Даже Асон забыл свой страх и палил из огнемета.

Таяла случайно попадающая под огненные струи слизевая пирамида.

Чужие продолжали ползти: уже не только по потолку — по полу, по стенам, как угодно и где угодно, сливаясь в общую волну тупой ненависти.

Трещали, задевая друг друга, хитиновые тела.

— Сволочи!

Еще один монитор подернулся серыми волнами.

Нют подкралась к Рили и ухватила её за руку. Рили стиснула руку в ответ. Отогнать девочку сейчас у неё не было сил.

Бойня на корабле продолжалась.

Вопли, стоны, гул рвущегося наружу огня сливались в общую жуткую какофонию.

— Кеси! Кеси! — кричал Гис, стараясь сжечь чудовище, у него на глазах рвущеё в клочья очередное человеческое тело.

Кеси, забросив за спину огнемет, поудобнеё перехватила свою автоматическую пушку. Бронебойные снаряды мгновенно сделали свое дело: монстр буквально взорвался в воздухе, разлетевшись на мелкие брызги слизи, кислоты и разорванной плоти.

У всех сидящих в транспортере при виде этого застыла кровь в жилах.

Вот это был настоящий конец!

— Охладители, лейтенант! — прошипела Рили.

Нют вскрикнула.

— Приехали, — негромко произнес побледневший Кер.

— Кто там стреляет, черт возьми? — подскочил Горн.

Неужели это действительно был конец? Может, выстрелы Кеси еще не успели достичь системы охлаждения?

— Эрн! — заорал лейтенант, — Эрн!

Эрн не отозвался. Происходящеё в зале не давало времени Горну приглядеться к надписи на экране монитора. Он звал сержанта, обращаясь к капралу Гису.

— Кто там стреляет? Я же приказал не стрелять!!!

— Они спускаются по стенам! — заорал Гис в ответ. — Эти твари на стенах!

— Так вам! — вопила Кеси, продолжая стрелять.

Чудовища одно за другим разлетались на куски.

Вот один упал, вот у второго отвалилась отсеченная очередью голова.

— Эрн, я требую прекратить подавляющий огонь!

Горн сжал кулаки, словно был готов впрыгнуть прямо на место событий и навести там порядок.

— Интересно, — голос Кера слегка дрожал, но тем не менеё представитель Компании не полностью потерял вид хозяина положения, — сколько времени у нас остается до взрыва?

— всё зависит то того, что именно и как повреждено, — почти невозмутимо ответил Биш.

— Эрн!

— Кеси, кому сказано — не стрелять?!

— Эрн, вы меня слышите, Эрн? — надрывался Горн. Он уже слабо понимал, что именно кричит, но не мог остановиться. Только бы удалось прекратить эту убийственную для всех стрельбу!

— Сейчас же перестраивайтесь взводом!

— Что? — Гис даже не расслышал команду.

— Я же сказал: прекратить подавляющий огонь и двигаться к выходу!

Десантники и так отступили в ту сторону, но по одной-единственной причине: монстров оказалось в той стороне несколько меньше, и выстрелы Кеси почти полностью расчистили путь.

Очертания зала потонули в чадящем смрадном дыму, чудовища выскакивали из него как призраки.

Что-то грохотало, зубастые морды клацали зубами прямо перед камерами мониторов.

Бой продолжался.

— Эрн! Эрн! Скажите хоть что-нибудь!

— Да нет его! — огрызнулся Гис, переводя винтовку на стрельбу бронебойными пулями. — Он погиб уже!

— Что? — лицо Горна исказилось.

Разобраться в происходящем было невозможно. Даже более опытный командир, чем Горн, вряд ли смог бы указать сейчас, на чьей стороне был перевес, где сколько было потерь.

— Минус тридцать два, минус тридцать три, — вела свой условный отсчет численности врагов Рили. Она не заметила, что начала шептать цифры вслух. Впрочем, кроме Нют, казалось, навсегда утратившей способность удивляться, этого никто не замечал.

— Эрн!

Рили вдруг замолкла. Очередной крик Горна словно отрезвил ее.

— О черт!

— Так их, так! — орали микрофоны десантников.

«Что же мы сидим? Они там гибнут, а мы…» — кровь ударила Рили в лицо, заливая краской стыда.

На бронетранспортере можно проехать по коридору до самого лифта — коридор достаточно широк для этого. Буквально один поворот, пара стенок, которые можно просто смести по пути. Главное, чтобы они сейчас вышли оттуда.

— Сейчас же выводите всех оттуда! — перекрикивая всех, приподнялась Рили.

— Что?! — вытаращился на неё Горн.

— Я вам приказываю! — громыхнула Рили.

— Замолчите! — подскочил Горн. Значит, он не ослышался? Им командуют.

Рили выхватила у него микрофон:

— Всем внимание! Выходите немедленно! Мы ждем вас на третьем уровне!

— Замолчите! — выговорил Горн с тихим отчаянием в голосе.

— Вы мне мешаете, — отрезала Рили.

Тем временем, несмотря на неразбериху, по мониторам стало можно определить, что бой переместился в уже знакомый проход. Его высота не позволяла Чужим беспрепятственно бегать по потолку и валиться на людей сверху — здесь им приходилось двигаться по одному.

— Вот дерьмо!

— Суки! — продолжали отругиваться и отстреливаться десантники.

Вновь возникшая надежда на спасение дала им возможность перевести дух: стрелять в поочередно высовывающихся из прохода чудовищ мог теперь и один человек, остальные нужны были скореё для подстраховки

— Где Эрн? Куда делся Эрн? — всё еще кричал Рей

— Погиб — снимая очередью еще одного монстра бросил ему Гис.

— Где Кеси?

Рей не мог успокоиться. Ему всё еще не верилось, что он уцелел в этой заварухе.

— Они погибли, погибли! — завопил пришедший в себя Асон. — Скорее, ребята, линяем отсюда!

— Быстрее! Быстрее! — кричала в микрофон Рили.

Глядя на нее, Кер тихо ухмылялся.

Улучив момент, Горн снова выхватил у Рили микрофон.

— Асон! Асон! — принялся выкрикивать он первое пришедшеё на ум имя.

«Неужели и Асон погиб?» — глотнул воздух Горн.

— Кеси! Кеси?! — почти безнадежно позвал он.

Из динамиков еще доносились звуки, отдаленно напоминавшие выстрелы, но перегревшиеся контакты не позволяли их слышать достаточно отчетливо, чтобы не спутать с чем-либо другим.

Его призывы не получали никакого отклика.

Рили, скрипя зубами, пялилась на Горна, готовая в любой момент снова отпихнуть его, но пока в этом не было необходимости.

Сейчас нужно было другое — подвести бронетранспортер поближе к выходу. Неужели Горн этого не понимает?!

От жалости к себе лейтенант готов был зарыдать. Уж лучше бы он находился там! Лучше погибнуть, чем пережить такой позор…

— Они не отвечают! — сквозь зубы простонал он.

— Да их же отрезало! — взвилась с места Рили, — Вы что, забыли, что связь здесь прерывается? Эй, вы! Сделайте же что-нибудь!

Она говорила твердо.

— Что? — взгляд Горна прошел сквозь нее.

Рили почувствовала, что её изнутри наполняет твердая решимость. Она не имела права сидеть сложа руки, когда рядом гибли люди!

— Горн, не стойте как болван!

Рили сжала губы!

Теперь она имела право действовать: молчанием и тупым блуждающим взглядом Горн признал свою не способность принимать решения.

Прыжком Рили оказалась в водительском кресле.

Кер и Биш молча уставились на неё.

— Нют, держись, — коротко приказала она.

Дуги страховки опустились, накрывая собой девочку.

Горн растерянно заморгал. Похоже, до него начало доходить, что хочет натворить эта женщина.

— Рили! — завопил он не своим голосом.

Двигатель взвыл, быстро набирая обороты.

Скрипнули и высекли пригоршню искр о стальной пол колеса.

Транспортер рванулся с места, чуть не опрокинув Горна на спину.

— Нют, держись! — повторила Рили.

Управлять транспортером было несложно. Даже погрузчик имел гораздо более сложную систему управления. Горн вскочил на ноги и бросился к ней.

Его нисколько не заботило то, что транспортер, оставшись без водителя, на полном ходу может потерпеть аварию, — его охватила дикая ненависть.

Горн вцепился в Рили и почти выдернул её из водительского кресла.

Транспортер вильнул.

— Да что вы делаете! — подскочил с места Кер.

На миг руки раздались, и Рили каким-то чудом успела перехватить руль и отвести машину от угла.

Но налитые кровью глаза Горна снова уставились на нее, и сильные натренированные руки опять вцепились в её хрупкие плечи.

Рили напряглась. Кер отшвырнул Горна в сторону.

— Вы не имеете права! — завопил лейтенант.

— Горн, вы сами ничего не можете делать, так не мешайте ей! — назидательно проговорил Кер.

Острая бронированная морда транспортера, которой мог бы позавидовать любой монстр, с потрясающей легкостью крушила стены и перегородки.

— Идем! — кричал Гис полуосипшим голосом. — Уходим!

Они шли уже не на втором дыхании — на четвертом, если не на десятом. То ли от усталости, то ли от газа, выделяющегося при сгорании кислоты Чужих, то ли от долгого движения спиной вперед головы у всех четверых кружились, а руки и ноги с каждым шагом наливались свинцом. Казалось, что они движутся уже не сами а по схеме автопогрузчика: кто-то невидимый внутри мозга нажимает на кнопки, и потерявшие чувствительность конечности механически подчиняются его приказам. И руки — не руки, и пальцы — не пальцы, а так, механическая конструкция, дублирующая их и пришедшая им на смену.

— Идемте!

Корабль пришельцев кончился. Они двигались по станции колонистов.

Здесь стены помогали только врагу: широкий коридор вернул им возможность напасть более широким фронтом.

— Черти проклятые!

Монстры прыгали на стены и лезли на потолок. Теперь стрелять приходилось быстрее, но одеревеневшие руки подчинялись с трудом.

— Отходим! Скорей!

Внезапно Асон спиной почувствовал, что сзади находится что-то большое. На секунду обернувшись, он издал радостный вопль: это был транспортер.

— Сюда! — во весь голос заорал он. — Эй!

Гис и Кеси обернулись — этой секунды оказалось достаточно, чтобы одно из чудовищ спрыгнуло прямо в центр их группы. Пламя из огнемета Рея тотчас выжгло твари глаза, еще через мгновение Гис прикончил чудовище выстрелом в упор.

— Давайте, давайте! — кричал он.

Броневик был в двух шагах, но спасение всё еще оставалось весьма проблематичным: стены, потолок и весь коридор сзади покрылись сплошной хитиновой массой с десятками щупалец и зубастых голов. Теперь монстры были и сверху, и сбоку, и они спокойно могли запрыгнуть в люк, который к тому же был еще закрыт.

— Откройте люк! — во весь голос заорала Кеси.

— Откройте! — не прекращая стрельбу, поддержал её Гис.

— Мы уходим! Уходим! — с восторгом перекрыл их голоса Асон.

— Они здесь, — сообщила Рили остальным пассажирам бронетранспортера.

её рука легла на кнопку, но дверь почему-то не открывалась. Рили закусила губу — только этого сейчас и не хватало!

— О черт! — пробормотал Рей. — Да эти твари повсюду!

Положение снаружи осложнялось с каждой секундой: чудовища были прямо над головами уцелевших десантников, они шли с разных сторон, и их было так много, что четверых здесь было явно недостаточно, будь даже всё они вооружены автоматическими винтовками.

«Может, я нажала не на ту кнопку?! — мучительно соображала Рили.

— Отходим! Отходим, ребята! — истерически вопил Асон.

— Кер, снимите дверь с предохранителя!

— Асон, прикрой рот!

И снова возникло свалившееся с потолка чудовищное тело, почти подмяв под себя Рея.

Несколько выстрелов в упор оторвали монстру голову. Убийственные капли падали на руки Рею, на лицо, вгрызаясь в кожу и мышцы и сдирая их с костей. Рей завопил. За доли секунды его рука сгорела до костей, пятна закрыли лицо и глаза.

Он еще кричал, когда Асон первым почувствовал открывшийся за спиной простор для отхода: проклятая дверь наконец распахнулась!

её створки горели. Подскочивший было с огнетушителем Биш отпрыгнул назад, давая дорогу уцелевшим.

— Скорее!

— Загружайтесь!

— Скорее!!!

Они влетели в транспортер втроем: Рей, продолжая вопить, корчился на земле.

Сверху падали, гулко ударяясь о железо пола, новые чудовища.

— Закрываю! — предупредительно крикнула Рили, ища нужную кнопку. Створки двери поехали друг другу навстречу. Но они двигались слишком медленно, — во всяком случае, для теперешних обстоятельств. В последний момент, не давая им закрыться до конца и раздвигая обратно, между ними вклинился монстр.

Клацнули челюсти, взмахнула в воздухе лапа.

— Отцепи меня, отцепи! — изо всех сил заорала Кеси, снаряжение которой зацепилось за что-то у самой двери.

Почти сразу же Гис прыгнул к двери. Пасть раскрылась ему навстречу.

Он выхватил свой обрез и сунул ствол в пасть. Чудовище взорвалось изнутри.

Гис инстинктивно отшатнулся и поднял руку, прикрывая глаза, — только это его и спасло. Лишь несколько брызг обожгли руку.

Тут же обе створки двери с лязгом захлопнулись.

Кеси издала неясный звук, не то стон, не то рычание. Гис обеспокоено повернулся к ней.

— Рей!.. — осипшим голосом выдавила она. — А как же Рей?

— Забудь о нём, — ровным голосом ответил ей Бит. — Он мёртв.

Что-то тяжелое ударилось в дверь бронетранспортера; машину тряхнуло.

— Рили, поехали, — приказал Кер.

Кеси отвернулась.

Она не протестовала против решения Кера ехать.

Транспортер, скрипя колесами о железо, развернулся. Сбивающий с двери пламя Биш с трудом удержался на ногах.

Тяжелый ящик с запасными частями для ремонта транспортера слетел с полки, обрушившись Горну на голову. Лейтенант молча ткнулся носом в пол. Бронетранспортер горел.

Проезд был закрыт десятками массивных хитиновых тел.

Спереди надвигалась стена.

«Будь что будет!» — зажмурилась Рили, направляя транспортер прямо на нее.

Расстояние до стены быстро сокращалось, Нют прижала к себе куклу.

— всё в порядке, — без звука шепнули губы девочки.

В следующую секунду транспортер налетел на стену. Его тряхнуло со страшной силой.

Хотевший было что-то сказать Асон взвыл: он чуть не откусил себе язык. Приподнявший голову лейтенант снова потерял сознание.

Темный обломок стены на миг закрыл обзор и тут же исчез. Дорога была открыта.

«Неужели всё уже позади?» — не верила себе Рили, глядя на открывшийся свободный путь.

Неужели теперь они дождутся челнока, поднимутся на орбиту, и всем кошмарам придет конец?

«Не расслабляться! — скомандовала она себе. — Пока мы не поднялись в воздух, пока эти гады еще живы, ты не имеешь такого права! Не говоря уже о том, что неизвестно, когда может произойти взрыв».

«Ну кто бы сказал мне, насколько повреждены эти проклятые охладители? — снова и снова мысленно взывал Кер. — Какое из решений мне лучше принять?»

— О нет! — закричала Рили, когда коричневато-желтое тело чудовища взметнулось в воздух и тяжело обрушилось на крышу.

В выбитое окошко сунулась уродливая зубастая морда.

Гис поднял обрез и с ужасом понял, что если он выстрелит, кислота зальет пульт управления — если вообще при этом не разлетится вся передняя часть транспортера.

— Нет!

Рука Рили сама легла на тормоз.

Транспортер пролетел юзом несколько метров и встал как вкопанный. Толчок сбросил монстра.

Колеса подмяли его тело под себя, размазывая по дороге.

— Так его, дерьмо такое! — ликовала Кеси.

Быстрая езда помогла сбить пламя; но в обшивке еще что-то тлело, внешняя же пушка и вовсё слетела во время очередного столкновения со стеной, и её гнездо тоже дымилось.

всё это были мелочи; главное — они за городом, вдали от Чужих, и с проклятой планетой вскоре можно будет распрощаться.

Даже Кер поддался общему настроению и радовался вместе со всеми, что опасность миновала.

— всё в порядке, — одобряюще сказал он Рили. — Мы прорвались! Вы отлично действовали, Рили, вам за это медаль нужно дать!

Про себя Рили поморщилась: медаль — от Компании? Ну уж нет!

Асон вздохнул. До него медленнеё других доходило, что всё позади.

В душе Кеси, к тому времени успевшей пройти через горе и пережить радость спасения, теперь проснулась новая злость: «Да этот мерзавец лейтенант нас попросту подставил!»

Рили остановила транспортер, встала с места и поискала глазами Нют. Только сейчас она заметила, что девочка выскользнула из кресла и ехала всю дорогу, забившись в щель между скамейкой и ящиком для инструментов.

— Ну, как ты? — с трудом сдерживая нахлынувшую вдруг нежность, спросила Рили.

— О'кей! — девочка подняла большой палец.

— Действительно! — подтвердила Рили.

Нют улыбалась.

Ревека, маленькая девочка, победившая своей ловкостью и изворотливостью чудовищ, перед которыми спасовали взрослые опытные люди, потерявшая всех близких и приобретшая самый мощный, хотя и страшный опыт борьбы за свою жизнь, она снова могла улыбаться.

— А здорово всё же, — встряхнул головой Гис.

«Ну, теперь я выскажу этому мерзавцу все, что о нем думаю!» — поискала лейтенанта взглядом Кеси.

— Дерьмо! — вырвалось у нее.

— Успокойтесь, успокойтесь, успокойтесь, — потирая руки, по салону транспортера прошелся Кер.

— Ну, слава Богу! — непонятно кому улыбнулся Гис. По его лицу еще тек так и не успевший испариться холодный пот.

Лейтенант лежал с закрытыми глазами.

Человек, бросивший их на произвол судьбы и ставший в её глазах виновником гибели самых лучших людей, лежал теперь молчаливый и беспомощный.

Рука Кеси рассекла воздух, но ударилась о неожиданно выросшую перед ней преграду — подошедший Гис успел поставить блок.

Кеси бросила на него раздражительный взгляд. Гис был хорошим парнем, он это доказал.

— Руки убери, — огрызнулась она.

— Успокойся, — Гис посмотрел на неё спокойно.

Кеси отступила — так смотреть мог только командир.

— Лейтенант, — обратился к лежащему Гис, но оборвал сам себя на полуслове. — Что случилось с Горном?

— Не знаю. — Бровь искусственного человека поехала вверх. — Может быть, сотрясение мозга, но, по край ней мере, он жив.

Кеси снова ухитрилась схватить Горна за плечо.

— Эй, ты! — зашипела она. — Просыпайся, сволочь, не то убью!

Она действительно была готова убить его в эту минуту.

Беднягу снова выручил Гис.

— Тихо! — он схватил Кеси за плечи. — Тихо!

Биш вернулся на свое место.

— Кто-нибудь, дайте мне набор первой помощи! — попросил он, держа лейтенанта за запястье, — его пульс едва прощупывался. Из ссадины на лбу после встряски поползла струйка крови.

Между тем Асон остался один. Ввязываться в конфликт ему не хотелось.

Мертвые экраны тускло поблескивали. Асон принялся изучать систему.

«Один, два, три, четыре, пять… — посчитал Асон. — Как — пять?»

Цифра была неправильной. Из ушедшего на задание взвода вернулось три человека. Вместе с оставшимися в бронетранспортере людей становилось восемь. Допустим, без девочки, — её могли не успеть зарегистрировать на компьютере, — и без робота. всё равно цифра не сходилась.

Асон на миг зажмурился, потом снова открыл глаза. Пять. Стоп, но ведь передатчики-то находились в форменном обмундировании!

Асон перевел взгляд на светлое табло со схемой комплекса. На ней светилось еще две точки.

Не веря своим глазам, Асон снова поднялся и посмотрел на мониторы.

На них должны быть написаны имена. Крутнув ручку настройки, он увидел, как вспыхнули синие буквы.

«Асон, Гис, Эрн…»

«Эрн?!»

— Смотрите! — закричал Асон.

Рили резко развернулась, Кеси одним прыжком оказалась возле лежавшей на скамье пушки, Гис потянулся за пистолетом.

— Сержант и Урих, — продолжал кричать Асон, — они же не погибли! Датчики всё еще действуют!

Это известие вызвало у всех шок. Значит, они ушли раньше времени, бросили товарищей в беде!

Рили шумно втянула воздух.

— Ничего себе, — беззвучно прошептала Кеси.

— Может, вернемся за ними? — неуверенно предложил Гис.

— Еще чего! — вырвалось у Асона.

Да, он и сам дорого бы заплатил, чтобы Эрн и Урих оказались сейчас с ними целыми и невредимыми, но ехать туда снова? Лучше сразу застрелиться.

— Мы не имеем морального права оставлять там живых люден, — отчетливо проговорил Гис

Рили подошла к нему.

— Вы ничем им не поможете. Ничем. Они погибнут так же, как погибли колонисты. Считайте, что их уже нет. Так будет проще для вас.

— Но датчики? — голос Гиса утратил уверенность.

— Датчики будут действовать, пока у них бьется сердце, вот и всё — Из-за сдержанности голос Рили прозвучал еще трагичнее. — Как у того мальчика.

— Нет! — Гис чуть не застонал.

— Нет! — вырвалось у Асона. На одну секунду он представил, что там, на месте Уриха и сержанта мог быть и он сам… — Нет! — истерически выкрикнул он. — Я не верю! Не верю, что всё так!

— Асон. — только и смог выдавить из себя Гис.

Действовать — бессмысленно.

Не действовать — подло.

— Сволочи, — процедила сквозь зубы Кеси. — Ненавижу!

«Какое право имеют эти твари так поступать? Пусть платят полной мерой. Ни одна из них не имеет права на спасение. Все, всё они обязаны сдохнуть!»

— Ну ладно, — жестко произнесла Кеси. В её глазах горел холодный огонек. — Месть, только месть, за Рея, за всех! Нас осталось все-таки несколько человек, — она не привыкла говорить длинные речи и с трудом подбирала слова. — Допустим, бомбы с серным газом.

— Что — бомбы? — не понял Асон.

— Подняться. Сбросить. Прибить этих гадов! — лицо Кеси исказила гримаса.

— А ты думаешь, серный газ на них подействует? — нахмурился Гис.

— Я не могу, нет! Не надо!

Кеси удивленно посмотрела на него:

— В чем дело?

— Ну давайте будем считать, что мы с ними квиты. Хватит этой крови, этой грязи, этой смерти, наконец! Сколько можно?! — нижняя челюсть Асона двигалась то влево, то вправо, словно на ней выросли добавочные мышцы.

Гис понимающе покачал головой. Бедняга Асон!

— Я считаю, — в нем снова заговорил командир, рассудительный и решительный, — что мы должны взлететь, подняться на космическую станцию и уничтожить эту планету. Мы должны взорвать её с орбиты. Это единственный выход.

— Действительно, — Рили обвела взглядом всех присутствующих, — эту планету необходимо уничтожить. Двух мнений тут быть не должно.

— Одну минуточку! — Кер встал и вышел вперед чтобы его всё видели. — Одну секунду! Вы хоть представляете себе, что вся эта установка, этот комплекс, имеет большую цену в долларах?

Обычно этот аргумент действовал безотказно. Однако Керрано возрадовался, что нашел нужный ход: сейчас перед ним были люди другого сорта.

— Ну что ж, пусть мне пришлют счет! — бросила Рили.

Кер вытаращил глаза.

Неужели его не поняли? Кажется, сказано было достаточно ясно. Если планета уцелеет, на неё можно будет послать еще одну экспедицию и исполнить, наконец, задуманное.

— Ладно, — быстро затараторил он. — Мы понимаем, что у нас сейчас напряженный момент, всё мы очень устали, нам трудно, эмоционально трудно. — Чтобы текст не обгонял мысль и не сбил с толку его самого, он специально повторял варианты одной и той же фразы, пока обдумывал следующую. — Тем не менеё не нужно язвить и постоянно принимать необдуманные решения. Вы поймите, что мы имеем дело с очень важными для развития науки организмами, представляющими огромную ценность для всей науки, для нескольких наук. И никто из нас не имеет права уничтожать их.

— Да?! — подбоченилась за его спиной Кеси.

— Не имеем права? — холодно переспросила Рили и сплела руки на груди.

— Не имеем права? — шагнул к Керу Асон. — А ну посмотри мне в глаза! Ты что, совсем очумел? Мне плевать на их научную ценность, нам шкуру сохранить надо!

Кер отступил на полшага.

Чего еще можно было ожидать от этих психованных грубиянов?

Кер в надежде покосился в сторону Гиса. Молодой командир сдерживал свои эмоции: его лицо, хотя и влажное, выглядело спокойным. Кер понял, что ожидать поддержки с этой стороны нечего.

Оставался Биш. Но что мог сделать один робот, не имеющий даже права голоса?

— Я тоже не слепой, — снова зачастил Кер, на этот раз от волнения, — я вижу, что происходит, но я не могу санкционировать такие действия.

Рили повернулась к Гису.

— Насколько я понимаю, сейчас командовать должен капрал Гис.

«Что еще задумала эта сумасшедшая?» — внутренне содрогнулся Кор.

— Капрал Гис? — переспросил он.

— Да, — с напором проговорила Рили. — Эта операция проводится по военной линии, а Гис по званию — следующий за лейтенантом и сержантом.

— Совершенно верно, — подтвердил капрал. — Я старший по званию.

И снова на секунду всё замолчали.

После этих слов Кер напрягся, ожидая удара. Конечно, драться на равных с профессионалами он долго не сможет.

— Я и не обижаюсь. — Гис просто отвернулся от него.

Пусть говорит, что хочет. Операция военная, и этот человек здесь — ничто. Пустое место. Во всяком случае, должен стать таковым на время, пока операция не будет закончена: ничего, кроме лишней траты времени и нервов, его выступления дать не могут.

— Кер, ты меня слышишь? — спросил он в микрофон.

Кер растерянно захлопал глазами. Снова поведение не укладывалось в привычные рамки. Он ожидал если не согласия, то вспышки и возмущения, короче, реакции, любой — от уважения до презрения, — но не того, что его могут просто проигнорировать.

— Да, — прозвучал голос Кера.

— Подготовься, пожалуйста, — вежливо, но тоном, не допускающим возражений, произнес Гис. — Нам нужна срочная эвакуация. Снимай нас с планеты.

* * *

— Эй, майор, пошевелись, мы летим за ребятами! — крикнула Кери.

— Подожди, — механик заглянул в багажный люк: во время полета там что-то булькало, а он не любил никаких посторонних звуков.

Булькавший баллон он перезакрепил, но теперь его снова что-то волновало. То ли среди багажа появилось что-то лишнее, то ли, действительно, к шуму мотора добавился какой-то призвук.

Майор сосредоточился, перебирая в уме, что могло случиться, но в голову ничего не приходило.

— Сколько раз можно тебя звать?

Писк. Тоненький и странный, он раздавался непонятно откуда.

— Ты что, оглох?

— Подожди секундочку.

Майор приподнял руку. Пищал рукав или что-то под ним.

— Я тебе говорю — садись, — всё сильнеё кипятилась Керн. — Нечего время тянуть.

Часы. Разумеется, они. Майор взбежал по трапу и закрыл люк.

— Где ты, черт тебя раздери?

Кери уже включила зажигание; мотор взревел во всю свою громкость.

Под рукавом, на индикаторе движения живых организмов, ползло светлое пятнышко. Майор совсем забыл о существовании этого прибора.

Неожиданно сзади раздался свист рассекающего воздух щупальца.

Ветер бил в лицо маленькой группке людей, вздумавших прогуляться под открытым небом. Ничтожные и мелкие на фоне огромных каменных глыб и покрытого пятнами облаков неба, они медленно шли, таща что-то длинное и тяжелое. За их спиной тлели остатки бронетранспортера. Им еще повезло — успели выскочить до того, как пламя охватило его целиком.

Горн на носилках тихо застонал. Асон чуть не упал.

— Держи его, держи, Асон! — Гис тоже споткнулся и через пару шагов приказал остановиться. Между двумя глыбами серого камня было достаточно места для того, чтобы там мог приземлиться челнок. — Опускайте, — махнул он рукой.

Горна опустили.

Ветер усиливался. Между камнями с легким свистом просеивались мелкие песчинки.

— Летит, — тихо прошептала Нют.

Действительно, на фоне неба возникла маленькая блестящая точка, которая быстро приближалась, увеличиваясь в размерах и принимая очертания челнока.

Челнок был уже совсем близко, когда его траектория вдруг резко изменилась.

В первую секунду никто ничего не понял.

Летательный аппарат вдруг резко пошел вниз, почти накренился набок и проехал брюхом по вершине скалы. Брызнули во всё стороны оторванные детали шасси.

Новый рывок заставил его выпрямиться, но не надолго: челнок падал, волоча за собой дымный шлейф. Он еще летел и вполне мог дотянуть до места посадки, но было видно, что его корпус разваливается на лету. Вместо спасителя к ним мчалась огромная бомба — можно было не сомневаться, что до взрыва остались считанные секунды.

— Бегите! — пронзил воздух отчаянный крик.

Они бросились врассыпную, кто куда, не разбирая дороги.

Единственное, что запомнила из всего этого Рили, — это как она старалась прикрыть девочку собственной спиной. Они так и упали, вдвоем, когда взрывная волна догнала их и швырнула на камни: Нют снизу, а Рили сверху, закрывая её своим телом от посыпавшихся обломков.

Раздался грохот, по спинам прокатил жар, замельтешили в воздухе куски летательного аппарата; набухли, вытянулись вверх и рассыпались огненные клубы, и наконец всё стихло.

Осторожно привстала Рили: посмотрела, всё ли в порядке с Ревекой, и лишь тогда поднялась на ноги.

Пейзаж, секунду назад мертвый, оживал на глазах. Потирая руки и шею, встал Кер. Его взгляд рассеянно прыгал из стороны в сторону, выдавая полную растерянность. Он не просто не знал, как вести себя сейчас, — после удара в голове шумело, и Кер слабо соображал, что вообще происходит. Впрочем, рассудок и самообладание возвращались к нему быстро. Пожалуй, только искусственный человек опередил его в этих качествах — но он, в отличие от остальных, и был запрограммирован на то, чтобы не потеряться в какой бы то ни было ситуации. Поправив одежду, он сразу же принялся откапывать лейтенанта.

— Великолепно, а? — заговорил Асон. Со стороны можно было подумать, что он был пьян в стельку: ужимки и интонации, с которыми он начал свое выступление, не могли принадлежать трезвому человеку. Пошатывание только усиливало этот неожиданный эффект. — Просто лучше не бывает, да? Вот здорово! Только этого нам не хватало! А? всё слышали? Что теперь будем делать, а? Могу всех поздравить — мы теперь в полном дерьме!

Гис провел рукой по жестким волосам. Ему было не до выслушивания чужих истерик.

У Гиса не было ни готовых сверхустойчивых программ, как у робота, ни веры в собственную неуязвимость, если не бессмертие, как у Кера. У него было другое. Долг.

Может быть, в одиночку Гис и сплоховал бы — но теперь такого права он не имел.

В первую очередь нужно было привести Асона в порядок.

Резким движением Гис схватил Асона за рубаху и притянул к себе:

— Ты всё сказал?

Асон ошарашено уставился на него. Нют была почти спокойна.

— Значит, мы теперь отсюда не улетим, — спросила она.

— Извини меня, Нют, — Рили заглянула девочке в глаза.

— Не надо, ты не виновата, — спокойно возразила Нют.

Асон снова заныл:

— Ну что? Что? Игра закончена! Что мы теперь будем делать? Что делать, хотел бы я знать? Может, разложим костер, сядем и споем пару песен? — предложил Асон. — Давайте попробуем!

Кер посмотрел на него, как на идиота.

Рили жестом подозвала Гиса.

Быстро темнело.

* * *

В лаборатории и близлежащих помещениях всё оставалось по-прежнему. Похоже, монстрам было недосуг заглянуть сюда.

Собрав всех около большого лабораторного стола, Гис разложил на нем всё уцелевшие боеприпасы и оружие, за исключением личного оружия.

Автоматические винтовки, ленты, коробки и магазины представляли собой довольно внушительное зрелище.

Матово поблескивал металл и пластик винтовок.

Тем не менее, несмотря на солидный вид, при ближайшем рассмотрении оказалось, что большей частью оружия воспользоваться не удастся: даже неспециалист мог заметить большие или меньшие поломки. Когда со стола было убрано всё лишнее, Рили озабоченно спросила:

— Это что — всё что у нас осталось, да?

— Да, все, что осталось, — подтвердил Гис, слегка разводя руками. — всё остальное разбито вдребезги.

Для того чтобы хоть как-то отвлечься, Асон затребовал у компьютера техническую документацию и тупо смотрел на нее.

— У нас четыре винтовки, — подводил итог Гис, — и четыре магазина на каждую.

— Четыре винтовки на восемь человек, — подсчитал Кер.

— На каждого — не так уж много. — Закончил свою мысль Гис. — Дальше: у нас есть пятнадцать гранат, — он поправил на столе маленький цилиндрик. — Не трогай, пожалуйста, — одернул девочку Гис. — Это опасная штука.

— А это что, единственный огнемет? — указала Рили на орудие убийства с тяжелой приставкой и толстым стволом.

— Да, — подтвердил Гис. — Единственный работающий.

— Как скоро мы можем ждать спасательную экспедицию? — спросила она вслух.

— Семнадцать дней, — ответил Кер и осекся. Цифра напугала его самого.

«Семнадцать… но за сколько времени реактор придет в полную негодность? Сколько нам осталось дней?»

— Семнадцать дней? — подпрыгнул на месте Асон.

Ему показалось, что он ослышался. — Да не может такого быть это шутка, сумасшествие! Какие еще семнадцать дней! Издевательство! Вы психи! Я не собираюсь участвовать в вашем параде, мы здесь и семнадцати часов не продержимся!

— Асон! — резко закричала на снова впавшего в истерику десантника Рили. — Асон!! Посмотри на нее, — её палец указал на Ревеку. — Эта девочка продержалась здесь куда больше семнадцати дней! Одна, без оружия и без вашей специальной подготовки. — Асон замолчал и слушал ее, поэтому Рили сбавила тон: — Правильно, Нют?

— Так точно, сэр! — звонко и четко прозвучал детский голосок.

— Что это за спектакль? — ошалело вытаращился на неё Асон.

— Асон, прекратите истерику! — Рили запнулась, решая, чем можно угомонить этого психопата хотя бы на некоторое время. — Ты должен каким-нибудь образом раздобыть чертежи. Чертежи всей конструкции, всего комплекса. Мне совершенно неважно, как ты их достанешь, но я хочу знать все. Расположение воздушных шлюзов, электроканалов, подвалов, всё ходы и выходы из комплекса. Мы должны тут забаррикадироваться, и у нас мало времени. Ты всё понял?

— Да, — буркнул Асон. Приказ действительно несколько отрезвил его, зато порядком озадачил Кера. — Я пошел искать. — Это Асона вполне устроило. Это было дело, и дело нужное. Кроме того, разве это не выход? Может, этим тварям еще и не удастся прорваться.

Нют снова потянулась к гранате.

Гис оглянулся.

Рука Ревеки вернулась на свое место.

— Я буду в лаборатории. — Спокойный голос Биша резко контрастировал с прыгающими бровями и подергиванием уголков рта. — Проверю состояние Горна и продолжу анализы.

Как ни странно, он обратился именно к Рили.

— Хорошо, займись этим, — ответила Рили.

— Ну-ну, — сказал Кер.

Асон вернулся с планом колонии.

— Значит, этот служебный тоннель, — рука Рили зависла над вычерченной белыми линиями схемой.

— Совершенно верно, — подтвердил Кер. — Он соединяет процессор с остальным комплексом. Вот здесь у нас подвальные помещения…

— Значит, эти твари перебираются через канал? — сердитым тоном задала вопрос Кеси. Её распирало желание пойти и прикончить хоть несколько этих гадов. Даже мысли о собственной безопасности не занимали её так сильно.

— Может быть, — проговорил Гис.

Рука Рили исчезла с экрана.

— На секунду верните изображение назад.

Поле экран-планшета поползло, открывая только что увиденный узел. Длинная одинокая полоса канала занимала добрых две трети изображения.

Рили нахмурилась.

— Рили, вы что-то хотели сказать? — голос Кера казался приглушенным.

— Да… — отозвалась Рили. — Так вот, здесь дверь под давлением, в самом конце, — предложения получались корявыми, но к мыслям вернулась ясность — того было достаточно. — Кажется, её можно закрыть, и мы отсечем себя от этих тварей на какое-то время.

— Дверь может не выдержать, — возразил Гис.

Его взгляд вернулся к лицу Рили. Было видно, как она осунулась за эти часы, если не постарела на пару лет за один день.

«Не женское всё это дело», — подумал Гис. Теперь его начали одолевать всякие романтические грезы. Полезли мысли о таинственной и зловещей планете, на которой он сражается с чудовищами вдвоем с красивой женщиной. Пусть не вдвоем, — всё равно.

— Ничего, мы восстановим баррикады, созданные колонистами в этих двух секторах, — возразила Рили. — Вот здесь, — красивая рука снова легла на экранное поле, — заварим автогеном. Входы здесь, здесь и здесь тоже закроем, и тогда оперативный центр и лаборатория будут отсечены от всех остальных помещений.

— Прекрасно…

Девочка зевала. Если бы её не вытянули из прежнего убежища, она бы давно уже спала.

— Это ясно, как в игре в карты, — неизвестно зачем ляпнул Гис.

Рили пропустила его бессмысленную реплику.

Гис посмотрел на девочку извиняющимся взглядом, шагнул к ней и посадил на стол.

Рили проследила взглядом за его движениями и отметила про себя совсем уже не относящуюся к делу деталь: волосы Гиса показались ей очень светлыми. Намного светлей, чем было на корабле.

Это не было иллюзией, Гис поседел. Почти половина его волос утратила свой естественный цвет.

Створки двери с усеченными углами сошлись и замерли.

Асон бросил на дверь недоверчивый взгляд: неужели она сможет выдержать, когда на неё навалятся тяжелые тела бронированных чудовищ?

Снова ему почудилось, что он ощущает на себе враждебный взгляд.

Чем он может защититься от этого страшного взгляда? Автогеном? Просто смешно… его специально послали сюда, в конец тоннеля, чтобы отдать на съедение…

«Стоп, — приказал он себе. — Тебе же сказано — не психовать! Не настолько же они выжили из ума… Нет, они просто дураки и не понимают, насколько это опасно. Эти твари ведь рядом».

— Так, герметизируем тоннель, — раздался голос Гиса. — Быстро…

Язычок пламени ударился в место смыкания створок. Сразу же во всё стороны брызнули яркие синеватые искры раскаленного металла.

Дверь была сделана на совесть — металл плавился медленно и с явной неохотой.

«Да что же это она не поддается?» — испугался Асон, в какой-то момент убедившись, что работа продвигается медленней, чем ему бы хотелось.

В одном месте металл поддался — образовавшийся шов смотрелся надежно, — но дальше, книзу…

Точно, чудовища были рядом. Он явственно различал шуршание хитиновых панцирей и смех, ехидный, противный смешок существа, издевающегося над тщетностью усилий людей.

Смех? Перед глазами у Асона всё поплыло.

Выходит, это всё же был бред: разве монстры могут смеяться? Не хватало только сойти с ума. Лучше уж пусть сожрут — это не так унизительно.

Вот и еще на одном участке металл вздулся и залил собою тоненькую черточку щели.

Эта работа была гораздо заметнеё другого события произошедшего в душе одного из членов маленькой компании: Асон снова почувствовал себя человеком.

«Зачем я думаю о ней столько времени? — ругал себя Гис и ничего не мог с собой поделать. Обманывать себя, что Рили интересовала его только как начальство? Он очень быстро признал за ней право командовать как за более опытной по части общения с Чужими. Рили ему нравилась. Однажды заметив это, он никак не мог избавиться от этой мысли. — Ну какое право я на это имею? Сейчас, когда мы в любой момент можем погибнуть… Это просто наваждение какое-то! Но, с другой стороны, не избавляет ли опасность от необходимости прикидываться и обманывать себя? Если любишь — люби. Так должно быть, и так будет. Помнится, Рей жаловался мне на то, что всякий раз в критические моменты ему вспоминались всё те романы, которых он так и не начал… Бедняга Рей, он всегда старался выглядеть перед другими циником, чтобы скрыть свою застенчивость. Он ведь любил Кеси. И что? Кому стало лучше от того, что он ни разу ей в этом не признался? Ведь как знать, если бы это произошло, они могли бы стать законными мужем и женой и не попасть в этот дурацкий вылет. И из-за чего? Из-за того, что всё мы привыкли слишком мудрить с чувствами. Разве это естественно? Вот сейчас пойду к Рили и всё ей скажу. Я не найду для себя более подходящей подруги, чем она. Уж слишком она… настоящая. Вот прямо сейчас пойду — и признаюсь… Назло всем этим тварям».

Гис решил отыскать Рили. А там уже — как получится.

Рили перебирала документы.

Для того, чтобы разыгралась эта трагедия, нужно было, чтобы кто-то из колонистов прошел на корабль. Если бы это было сделано в самом начале, пока они просто обживали планету, в этом не было бы ничего удивительного. Сколько времени можно потратить на изучение местности? Несколько дней, месяцев, даже год. Они прожили здесь долго, достаточно долго, чтобы можно было с уверенностью сказать, что корабль чужаков их не интересовал. Чем же был вызван их визит туда? Судя по всему, процессор работал в своем режиме и не требовал расширения. Начинать новые исследования местности было незачем. Тем не менеё кто-то это сделал — и уже после того, как её собственная история стала известна Компании. Значит, был дан приказ специально пойти на этот инопланетный корабль. Пойти для того, чтобы проверить ее, Рили, слова. И тот, кто отдал этот приказ, прекрасно осознавал, что ставит под угрозу жизнь десятков людей.

Теперь Рили искала этот приказ. В том, что он будет обнаружен, она не сомневалась.

В комнату кто-то вошел. Рили на секунду приподняла голову — это был Гис — и снова углубилась в свое занятие.

Решительность быстро покидала его. Одно дело — размышлять о таких вещах наедине с собой, а другое — сказать человеку вот так, в глаза. Тем более, что её мысли заняты чем-то другим.

Что будет, если он начнет как-то не так? Она не просто посмеется, она разочаруется в нем как в человеке несерьезном, способном тратить время на пустяки в такой момент. «Но ведь для меня это не пустяки!» — запротестовал он против собственной же мысли.

Нужно было или уходить, или начинать разговор.

Рили перевернула еще один лист, и вдруг её лицо словно заострилось.

Перед ней лежал тот самый приказ.

«Лучше бы его не было», — с отвращением посмотрела на лист бумаги Рили.

«Но как сохранить этот документ? Пожалуй, ради этого одного стоит выжить. Не чудовища виноваты во всем, а другие, которые именуют себя людьми. И вот с ними-то и нужно поквитаться, уничтожив сперва Чужих. Во всяком случае для одного человека сей документ означает смертный приговор, а для остальных мерзавцев послужит хорошим предупреждением. Ну, Компания, теперь берегись!

Рили сложила лист бумаги. Его нужно было спрятать, но почему-то она не могла этого сделать, хотя бумага почти физически жгла ей руки.

Словно ища поддержки, она подняла голову и посмотрела на Гиса.

— Ну что ж, — начал он, — что могли, мы сделали.

— Что? — переспросила Рили, словно очнувшись ото сна.

Вдруг ему в голову пришла хорошая идея и он невольно улыбнулся самому себе, радуясь своей находчивости.

— Пожалуйста, надень это на себя, Рили, — Гис протянул ей браслет с небольшим циферблатом, который Рили в первое мгновение приняла за часы.

— А что это? — недоумевая взяла она в руки предложенную вещицу.

— Это локатор, маркер. Индивидуальный передатчик и одновременно приемник. У меня есть второй такой же, и я буду всегда знать твое местонахождение.

— Да? — приподняла брови Рили. Мысль о каком-то маркере никак не укладывалась в её голове.

Впрочем, вещичка могла оказаться полезной: мало ли какие сюрпризы готовила им еще эта планета. Иметь возможность всегда найти человека было совсем неплохо.

— Это на всякий случай, — пояснил Гис, всё больше смущаясь. Он уже был уверен, что так и не сможет признаться ей в своем чувстве. Может быть, когда-нибудь — но не сейчас.

— Спасибо, — кивнула Рили. Она так и поняла его жест: на всякий случай.

— Это, конечно, не значит, что мы помолвлены, — поспешил заметить он. — Это не кольцо…

«Хороший всё же парень этот Гис, — усмехнулась про себя Рили. — И за что ему всё это досталось? Жаль его…»

О том, что он десантник, профессионал, выбравший свой жизненный путь самостоятельно, ей сейчас как-то не думалось.

Нют почти ничего не весила — во всяком случае, удивительно мало для своего возраста.

Рили пронесла её на руках через всю лабораторию к небольшой койке, поставленной некогда, по-видимому, для дежурного.

Ревека засыпала на ходу, но было видно, что она борется со сном изо всех сил.

«Несчастный ребенок», — в сотый раз повторяла про себя Рили, укладывая её на кровать.

— Давай, ложись, укрывайся, вот так, — она укрыла девочку одеялом. — Хорошо. И теперь лежи и засыпай: ты же очень устала.

Ревека пристально посмотрела на нее.

— Я не хочу спать, — приподнялась на подушке Нют.

Голубые глаза безмолвно просили: «Не покидай меня хоть ты!» — Мне страшно. Я сны вижу, страшные очень…

— Не сомневаюсь, — ласково сказала Рили, включая освежитель воздуха. Взгляд упал на головку куклы — А вот она наверняка не видит страшных снов. — Она поймала куклу рукой и покачала ее, чтобы та открывала и закрывала глаза. — Вот видишь, не так уж и страшно.

Похоже, Рили сказала что-то не то: взгляд малышки стал почти испуганным.

— Рили, — как младшему брату или другим детям, оказывавшимся иной раз на её попечении, серьезно начала объяснять Нют, — у неё не бывает плохих снов потому, что это просто пластмассовая кукла!

— Правильно, — Рили грустно покачала головой. — Ты извини меня, Нют.

— Слушай, Рили, — в душе у молодой женщины снова защемило от недетского взгляда маленького ребенка. — Моя мама всегда говорила, что никаких чудовищ не бывает, но, оказывается, они есть.

— Да, они существуют, — осторожно ответила Рили. Взгляд девочки проникал в самую глубь её души и нестерпимо жег.

Она говорила правду, и тем не менеё Рили казалось, что она старается обмануть Ревеку. Разве вот такая уклончивая формулировка не была обманом?

— Тогда зачем детям говорят, что их нет? — напрямик спросила Нют.

Ей казалось, что Рили просто не поняла её первого вопроса.

— Потому что по большей части это все-таки правда. Это небольшое открытие успокоило ее.

Нют поудобнеё устроилась на подушке. Теперь её взгляд смотрел не так остро, — глаза слипались, — но всё равно он говорил о том, что Нют не хочет, чтобы Рили уходила.

Она случайно посмотрела на свои руки и тут же наткнулась взглядом на подарок Гиса.

— Ладно, — сказала Рили и взяла девочку за руку. — Надень это. Для удачи. — Она помогла застегнуть браслет.

Он явно не был рассчитан на такие маленькие ручонки и спадал. Рили пришлось проколоть застежкой еще одну дырочку.

— Ну, все. — Рили встала и включила настольную лампу на тумбочке.

— Не уходи! — подскочила Нют на кровати — Не уходи!

Неужели Рили может бросить её сейчас одну? В этот миг такой поступок казался Нют почти предательством.

— Нют, — произносить слова ей было тяжело, словно и она чувствовала в них привкус предательства. — Я буду в соседней комнате. Видишь вот эту камеру, вот там? — она указала на небольшую серую коробку с темным кружком объектива. — Мне будет видно тебя через нее, и я буду знать, что с тобой, и всё ли в порядке. — Заметив, что Нют смотрит на неё всё еще с недоверием, хотя и не лишенным сомнения, Рили добавила: — Я это тебе совершенно серьезно говорю. Я тебе обещаю!

— Ты клянешься? — торжественно произнесла Нют.

Может быть, в другой обстановке тон, каким это было сказано, рассмешил бы Рили. Но сейчас он вызнал только дополнительную волну нежности.

— Клянусь всем святым, — серьезно ответила она.

— А если соврешь, то чтоб ты сдохла? — продолжала допытываться Нют.

— Да, если совру, то чтоб я сдохла, — подтвердила Рили — и Нют, в знак полного доверия к её словам, закрыла глаза.

Рили тихо поднялась и вышла.

Голова Горна почти целиком была скрыта под бинтами.

Время от времени к нему подходил Биш, щупал пульс, заносил изменения в тетрадку и снова углублялся в свои занятия.

Биохимия этих существ, всё еще не давала искусственному человеку покоя: снова и снова он проводил экспресс-тесты не совместимость тканей, и каждый раз результаты оказывались всё более удивительными, если не сказать невероятными. Взять хотя бы то, что чуждому существу для развития эмбриона необходимы именно человеческие гормоны роста. Совместимость совместимостью, но из этого следовало, что человек входил в путь развития. Но где же они могли брать людей там, у себя? Или у них были аналоги людей, существа, по всей вероятности, не обладающие разумом?

— Ну как продвигаются дела? — заглянула в лабораторию Рили.

— Идут потихоньку, — Биш в сторону препаратов.

— Что это вы вообще с ними делаете?

— Ну как? Провожу полный анализ биохимических элементов.

— И что?

Взгляд Рили остановился на неподвижном теле Горна.

Видеть осьминогопауков ей очень не хотелось. Как, впрочем, и робота.

— Эмбрионы располагаются в районе легких человека и потом прорывают диафрагму.

— Ну, это мы… видели. — Рили почувствовала легкий приступ дурноты.

— Кроме того, можно утверждать, что эмбрионы поглощают ферменты и растворенные питательные вещества, используя их в своем обмене веществ.

Он хотел добавить, на какие выводы это наталкивает, но не успел: Рили, поморщившись, перебила его:

— Это всё очень интересно, Биш, но эти знания ни к чему не ведут. Я хочу понять, с чем мы имеем дело, то есть, чего от этой дряни следует ожидать и как с ней бороться. Давай лучше еще разок всё посмотрим. Значит, они хватают колонистов, переносят их туда, в свое логово, и обездвиживают для того, чтобы эти самые эмбрионы могли в них попасть при помощи пауков. И это означает, что паразитов там очень много. Колонистов было сто пятьдесят семь человек, из них почти треть погибла: кто во время боя, кто был съеден… Если подсчитать оставшихся; то получается, что этих тварей как минимум сто.

— Да, совершенно верно, — подтвердил Биш.

Конечно, этот разговор совсем уводил его от собственной темы, но в нем что-то было. Свежий подход никогда не будет лишним — так было записано и в его программе.

— Но вот что еще интересно, — сердитым тоном произнесла Рили. Сама необходимость спокойно обсуждать этих монстров вызывала у неё раздражение. — всё они, то есть эти паразиты, возникают из яиц. Каждый из яйца. всё яйца находятся там, на чужом корабле. Но кто ответит, откуда они там взялись? Кто откладывает эти яйца?

Вопрос застал Биша врасплох. Он не успел еще подумать об этом.

И в самом деле, откуда? Если учесть размер яиц и сравнить его с размерами взрослых особей, даже если учесть, что большая часть яйца заполнена воздухом, как надувной шарик, неясно, как эти существа могут их вынашивать.

— Ну и что ты скажешь об этом? — спросила Рили.

— Этого я пока не знаю. Какое-то другое существо, которого мы еще не видели…

Он замолчал.

Если виденные до сих пор чудовища казались ужасными, то как должна была выглядеть их матка?

А ведь это сверхчудовище должно находиться где-то здесь!

Рили почувствовала, что её волосы вот-вот встанут дыбом.

Рили резко повернулась к Бишу. Её приглушенный голос словно приказывал ему:

— Биш, я хочу, чтобы, как только вы закончите анализы, эти существа были уничтожены.

Она с отвращением посмотрела на пауков. Неизвестно, внутри какого из них может скрываться зародыш.

Биш сделал несколько энергичных движений бровями. Он прекрасно понимал причины такой реакции Рили, но что взять с настоящих людей, раз они по своей природе склонны больше слушаться своих эмоций, чем разума.

— Но мистер Кер сказал, что их необходимо оставить в живых.

— Что-о? — Рили изменилась в лице.

Кер? Снова этот негодяй!

В её душе всколыхнулись всё чувства, вызванные недавним открытием.

Кер давно уже незаметно вошел в комнату и наблюдал за их разговором издалека.

— Он сказал, что их нужно сохранить, чтобы потом доставить в земные лаборатории.

— Это Кер тебе приказал?

— Он дал мне совершенно конкретные указания.

— Ах, даже так?

Кулаки Рили сжались.

— А вы сами подумайте, — выступил Кер вперед. — Эти два организма — настоящий клад. Они будут стоить миллионы!.. В нашей лаборатории биооружия. Если мы будем действовать умно, то станем героями и, кроме того будем материально обеспечены до конца дней. Нам заплатят большие деньги. Просто огромные.

Кер почти заискивающе улыбнулся.

— Кер, вы сумасшедший, вы это знаете? — как можно спокойней ответила она, стараясь не выдать ему кипящую в душе бурю чувств, вызванных его особой.

— Ну, кто из нас сумасшедший, еще надо разобраться. — Ухмыльнулся Кер.

— Вы действительно думаете, что сможете провести таких опасных существ через карантин земной зоны?

На лице Кера ухмылка перешла в довольную улыбку.

— А откуда карантинный контроль узнает об этом, если ему никто не скажет?

При этих словах глаза Рили расширились. Неужели он серьезно рассчитывает на это?

«Что же мне делать?» — спросила она себя.

Отказать сразу и резко — он придумает новый способ.

Притвориться союзником?

всё существо Рили восстало против такой мысли.

Хватит опускать руки и притворяться!

Кер — мерзавец, и пора называть вещи своими именами.

На лице Рили тоже появилось подобие улыбки, холодной и жесткой.

— Они узнают, — медленно проговорила она.

— Но откуда?

— Я им скажу. — Рили вдруг почувствовала, что не может больше сдерживаться. — Так же, как сообщу им, что вы отвечаете за смерть колонистов!

На лицо Кера устремился полный бешеной ненависти взгляд. Представитель Компании опешил.

— Одну секундочку, — пробормотал он, теряя самоуверенный вид.

На мгновение Керу показалось, что земля уходит из-под его ног, а Рили продолжала читать свой приговор.

— Это вы отправили их на тот инопланетный корабль!

Бежать было некуда. Торговаться — невозможно.

— Вы ошибаетесь! — уже не надеясь, что ему поверят, выкрикнул Кер.

В глазах Рили бушевал огонь.

— Я проверила журнал, — сообщила она. — Там было указание, подписанное Кером. — При этих словах представитель Компании снова поежился. Он боялся: признаваться в содеянном ему не хотелось, но и скрывать правду было уже невозможно. Рили говорила. — Вы отправили их на этот инопланетный корабль, ни о чем не предупредив.

Ей не хватило воздуха, и она на секунду замолкла.

Теперь Кер не сможет отпереться.

Почти сразу же на Рили навалилась усталость.

— Одну минуточку, — зачастил Кер. — А если бы этого корабля не существовало? Я мог и не знать. Мне нужно было оценить ситуацию. Если бы я сказал, что в том месте находится инопланетный корабль, поднялся бы большой шум, и никто бы не дал разрешения это проверить. Я принял решение, чтобы колонисты сами осмотрели этот корабль и убедились, что на нем есть, а чего нет. Это было неверное решение, но это не злой умысел, а просто ошибка.

Она могла бы еще простить сумасшедшего.

Она могла бы понять, что маньяк — больной человек, которого нужно скореё лечить, чем наказывать.

Что бы там ни было, ни один сумасшедший не назовет свои действия ошибкой. На это способен только здоровый подлец, для которого в жизни нет ничего святого. Именно поэтому Рили сразу и решительно прогнала мысль о том, что Кер страдает психическим заболеванием.

— Просто ошибка? — повторила Рили, и боль от ожога, вызванного этим словосочетанием, заставила её закричать во весь голос, не считаясь уже ни с чем. — Но эти люди погибли, Кер! Погибли! Вы хотя бы понимаете, что вы наделали? Я сообщу об этом на Землю, и вас поставят к стенке! Поставят к стенке — вам будет не уйти от этого!!! Понятно? — она схватила представителя Компании за ворот комбинезона и трясла, как тряпичную куклу, жалея, что у неё не хватает сил растерзать его тут же на месте. — Это вам с рук не сойдет! Вы погубили людей!

В исступлении Рили бросила его спиной на стену. Кер поморщился от удара.

«Она хочет его уничтожить? Что ж, она сама выбрала свою судьбу».

Теперь нужно было сказать несколько слов на прощанье.

— Рили, — нехорошо глядя на молодую женщину заговорил Кер. — Знаете, я думал, что вы способны на большее. Я считал, что вы окажетесь умнее.

Рили уничтожающеё посмотрела на него. Смертельная вражда уже была объявлена, но и в первом, словесном, туре нельзя было ему уступить.

— Так вот, — с ледяным ехидством ответила она, — я очень рада, что вас разочаровала!

* * *

Лицо искусственного человека казалось задумчивым и отрешенным. Можно было подумать, что он не занят своей, пока мало понятной остальным, работой, а просто созерцает. Но вот его рука напряглась, махнула в воздухе. И у самого подножия конуса ярким фейерверком взметнулся к небу взрыв.

Звукоизоляция заглушила его, был виден только сноп огня и мерцающие в тишине искры.

Некоторое время всё смотрели в иллюминатор как завороженные. Потом Рили вздохнула.

— Это очень красиво, Биш, но чего мы ждем?

Рили заморгала. Не от яркости крутящегося возле подножия конуса огня, а для того, чтобы стряхнуть с отяжелевших век сонливость. Это помогало, но ненадолго.

— Этот взрыв должен привлечь внимание со стороны, — отвернулся от окна робот. — Это взрыв тревоги.

— Сколько он будет гореть? — глядя на огонь, спросил Гис.

— Четыре часа. — Биш сделал паузу и принялся докладывать все, что знал по этому поводу и что считал нужным сообщить. — Радиус свечения тридцать километров, мощность около сорока килотонн.

Асон еще раз бросил взгляд в сторону окна и скривился:

— Ни черта нам это не даст.

— Почему? — посмотрел на него Гис.

Асон вроде бы психовать не собирался; в нем говорил обычный пессимизм.

— Нас никто не заметит.

— Я не верю в это, — возразила Рили неизвестно кому. Невыносимо хотелось спать.

— А почему мы не можем взорвать планету прямо отсюда? — невпопад поинтересовался Гис.

Он чувствовал себя не лучше.

— Потому что мы сами взорвемся вместе с ней, — невозмутимо пояснил Биш.

— Еще четыре недели ждать! Да мы тут всё сдохнем! Лучше гробы себе делать.

— Заткнись, — огрызнулся Гис. Меньше всего ему хотелось разбираться сейчас с чужими истериками.

— Да, ждать еще целых четыре недели, — поежилась Рили. Смотреть, засыпая, в окно было уже невозможно — движение пара и дыма действовали не хуже сильного снотворного. Что-то она хотела сказать. Ага, вот: — Мы должны вызвать с орбитальной станции второй челнок.

Асон нервно промычал что-то неразборчивое.

— Ну и как мы его вызовем? — заговорил он голосом, готовым в любой момент сорваться на крик. — У нас передатчик не работает!

— Неважно, как именно, — упрямо мотнула головой Рили. — Надо будет что-то придумать.

— Ни черта тут не придумаешь! всё равно всё — к чертям! — снова не сдержался Асон.

Гис метнул в его сторону раздраженный взгляд.

— Заткнись! Заткнись!!!

— А как обстоят дела с передатчиком, который был в колонии? — поинтересовался Кер.

Рили поджала губы. Что бы он не говорил, у неё возникало желание броситься на него и задушить на месте.

— Тот передатчик я проверил, — проговорил Биш. — Он поврежден. То есть поврежден канал связи. Мы не можем связаться со станции напрямик, нужно будет кое-что переделать.

Рили кивнула.

— Тогда кто-то должен пройти через тоннель.

— О, да! — взвыл Асон.

— … починить передатчик, — продолжала Рили, — и перевести его на ручное управление.

Асон снова перехватил предостерегающий взгляд Гиса.

— Очень интересно, — выдавил он. — Ну и кто же захочет стать покойником? Как хотите, а я не пойду. Мо жете сразу меня вычеркивать.

— Я пойду, — негромко, но решительно заявил Биш, но его слова потонули в возмущенный возгласах: заявление Асона вызвало бурную реакцию.

Гис поднял руку.

— Хорошо, мы тебя вычеркиваем, Асон.

В его глазах появилось презрение. Асон, заметив его чуть не пожалел о так откровенно сорвавшихся с языки словах. Ну кто его просил так подставляться? Разве легче жить, зная, что тебя презирают?

— Я пойду, — повторил Биш.

Асон с умилением посмотрел на него.

— Что ты сказал, Биш?

Гис никогда не смотрел на искусственного человека как на возможного подчиненного, которому можно отдавать приказы.

— Я пойду! — Брови Биша застыли.

— Биш.

— Я единственный, кто имеет право вызывать со станции корабль.

Даже Рили забыла в этот момент, что перед ней всего лишь робот.

Один только Асон, и то скореё из-за растерянности, чем от природного цинизма, смог брякнуть:

— Правильно, пусть идет Биш!

Глаза искусственного человека обвели притихших людей.

— Поверьте мне, — это казалось странным, но в его голосе тоже звучали почти неприкрытые тоска и боль, — я бы предпочел не браться за это. Я, конечно, синтетический человек, но я не дурак. — При этих словах Асон отвернулся, чтобы скрыть от всех заливающую его лицо краску. — Я понимаю, как это опасно.

* * *

Кеси окинула Рили равнодушным взглядом и пропустила её к трубе.

За ней последовал Биш.

Рили старалась не видеть его больших темных глаз — вопреки логике она чувствовала себя виноватой перед ним. Можно сколько угодно убеждать себя, что робот — не человек, что хорошей или плохой у него может быть только программа, и именно она, а не высокие чувства, заставляет его идти сейчас почти на верную смерть: всё равно Биш жертвовал собой для их спасения, и деться от этого было некуда.

Кеси поднесла автоген к блестящей поверхности трубы, поименованной на схемах тоннелем. С легким шипением язычок пламени погрузился в металл, полетели искры.

Биш внимательно наблюдал за работой.

Опальный круг, вырезанный на гладкой поверхности, потерял последний связующий с трубой участок и со звоном упал в образовавшуюся дыру.

Биш молча извлек его и сел, опустив ноги в тоннель.

— Сколько времени это займет? — поинтересовалась Рили.

— Длина тоннеля — около ста восьмидесяти метров, — сухо проговорил Биш, но за этой сухостью мерещилось тщательно скрываемое волнение. — Значит, ползти я буду около сорока минут. Потом, чтобы починить и настроить антенну, понадобится еще минут тридцать, и еще тридцать минут — чтобы вызвать челнок. На то, чтобы он долетел сюда, уйдет еще минут пятнадцать-двадцать.

Рили кивнула.

Биш просунул ноги чуть дальше и, изловчившись, одним движением вошел в тоннель.

Сердце сжималось от нехорошего предчувствия.

— Ну, желаю удачи, — немного не своим голосом произнесла Рили.

— Мы скоро увидимся, — пообещал робот.

Кеси подняла выпавший кусок металла и приладила на прежнеё место. Биш придержал его изнутри.

Рили отвернулась.

Зашипел автоген.

— Прощай, — одними губами выдохнула Рили.

— Осторожно, пальцы, — гулко прозвучал внутри трубы голос Биша.

Кеси кивнула и переместила автоген.

— Завариваю!

Может быть, и удастся. Лишь бы Биш смог починить передатчик. Лишь бы только он не погиб раньше времени.

Гис шагнул Рили навстречу. В помещении они были одни.

— Рили!

Сердце Гиса учащенно билось.

«Вы мне нравитесь, Рили. Я уважаю вас. Я восхищаюсь вами. Я хочу стать вашим другом — слушайте меня!» — мысленно произнес он.

— Рили, — Гис ощутил, что ему жарко.

— Я слушаю тебя, Гис.

— Вы неважно выглядите. Когда вы спали в последний раз?

— Не помню.

— Вы не спали около суток. Так нельзя. Вам надо пойти и прилечь. Хоть на часок.

— Спасибо, не надо, — покачала головой Рили.

— Зачем вы себя так мучаете, Рили? Сейчас у вас есть возможность расслабиться.

— Я слишком хочу жить, чтобы позволить себе это.

— Но, Рили!

«Почему он так переживает за меня? Или… неужели он ко мне неравнодушен?»

— И всё же пойдите и прилягте ненадолго. Мы всё еще на ногах, и вашему сну ничто не будет мешать.

— Спасибо, Гис. — Она на секунду замолчала.

— Что?

— Обещайте мне одну вещь. — Губы Рили чуть заметно дрогнули. — Я не хочу умереть так, как погибли остальные. Если нам придется туго, то…

Гис кивнул. Он прекрасно её понял.

— Так ты поможешь?

— Да, — твердо произнес Гис. — Если дело дойдет до этого, я убью и тебя, и себя. Только нужно постараться, чтоб до этого не дошло.

Рили послала ему взгляд настолько благодарный, что сердце Гиса ёкнуло.

Они прошли в узкую, похожую на замкнутый отрезок коридора подсобку. Предыдущий разговор и признания остались позади; не то чтобы они забылись — такие вещи забыться не могут, — просто дела более насущные завлекли их в свой круговорот. И всё же между Гисом и Рили установилась невидимая связь.

— Я хочу познакомить тебя с действием вот этого оружия, — положил он на стол винтовку и нежно погладил её ствол рукой.

— Вот это пульсатор с гранатометом. Вот взгляни сюда. А здесь — патроны с бронебойными пулями. Теперь попробуй!

Он протянул ей винтовку.

Рили вздохнула.

Винтовка оказалась намного легче, чем казалось со стороны.

— Хорошо. Как это приводится в действие?

— Оттяни здесь.

Гис зашел ей за спину, чтобы помочь правильно взять оружие, но вдруг отшатнулся. Его смутила близость её тела, теплого и защищенного лишь тонкой тканью Его вдруг охватило сильное желание прижать Рили к себе.

«Нет, так нельзя…»

— Да.

— Теперь прижми фиксатор. Прижала?

Он снова сделал попытку приблизиться и снова остановил себя всего в нескольких сантиметрах от её тела.

— Да.

— Теперь быстро вставляешь магазин и ломаешь сверху, поняла?

— А это что? — спросила Рили.

— А это гранатомет. — По всему телу Гиса снова прокатилась волна возбуждения. — Я думаю, тебе это пока не нужно знать.

Рили на миг нахмурилась.

— Раз ты начал объяснять, то давай, покажи мне все. Я уж как-нибудь разберусь. Я кое-что изучала, и за себя постоять сумею.

— Да, я это уже заметил, — сказал Гис и отвел глаза.

Рили шла по коридору, когда навстречу ей вывалился Горн. Повязка на голове, нетвердая походка. В нем оставалось совсем немного от бравого командира.

Она сразу же заметила изменение в нем.

— Как вы себя чувствуете?

Вопрос был задан скореё из вежливости: злость в адрес Горна не оставляла ее. Лейтенант угадал её мысли.

— Вроде ничего, только немного голова побаливает.

Рили машинально кивнула и пошла дальше.

Горн поморщился.

— Рили!

— Что?

— Я хотел извиниться.

— Неважно.

Она прошла мимо.

Коридор на миг заволокло туманом, у Горна закружилась голова.

— Рили!

— Чего еще? — обернулась она.

— Ты не знаешь, где Биш?

— Он чинит антенну. Передатчик, чтобы мы могли связаться с кораблем.

Ей не хотелось продолжать разговор, но оправдываться перед собой за свою невежливость, лейтенант всё же был слишком болен на вид, — ей хотелось еще меньше.

* * *

Рука Биша потянулась к синему проводку. Биш спрашивал себя, откуда можно ожидать нападения, и всякий раз после этого вопроса всё остальное уплывало.

Темнота за окнами сгущалась, но отсветы вызванного взрывом пожара и электрического зарева, пропущенные через рвущийся из поврежденных охладителей пар, освещали панель передатчика.

Вообще пейзаж выглядел сейчас еще более фантастическим, чем прежде, но любоваться им было некогда.

Биш ничего не замечал.

«Зачистить контакт, присоединить, закрепить, — скользили его мысли. — И всё же интересно, с какой стороны могут напасть эти существа? О чем я думал перед этим? Так, присоединить, закрепить».

А на корабле челнок уже готовился к старту.

Участок лаборатории был отгорожен прозрачной стеной. Рили специально выбрала его для Нют как самый тихий уголок.

Девочки не было.

Рили закрыла глаза и снова открыла.

Никого.

Рили затаила дыхание, если здесь побывал Чужой и унес девочку, может удастся в тишине услышать шорохи его движений.

В какой-то момент её слух обострился настолько, что она услышала легкий шум выдыхаемого воздуха.

Ну конечно! Но куда она спряталась?

Рили окинула взглядом столы, потом заглянула под кровать.

Девочка лежала на полу. Сон разгладил черты её личика, теперь Ревека выглядела совсем крошкой.

Положив винтовку на кровать, Рили пристроилась сбоку от Нют и осторожно прижалась к её крошечному тельцу, потом задремала.

Но вскоре проснулась. Внезапно ей на глаза попалась деталь, вызвавшая шок куда более сильный, чем пару часов назад исчезновение Нют.

Прямо напротив кровати покачивалась на полу стеклянная банка. В таких банках сидели пауки!

Банка еще качалась: обитатель покинул её несколько секунд назад.

Рили приподнялась на локтях, напряженно всматриваясь.

Никого.

Он здесь, но его не видно. Нет ничего хуже опасности, когда не знаешь, с какой именно стороны она грозит.

Осторожно, стараясь не делать резких движений, Рили подняла руку и попыталась нащупать винтовку. Это ей никак не удавалось, и тогда женщина осторожно привстала.

Дрожащей рукой Рили схватила девочку за плечо. Глаза Ревеки открылись, и снова перед Рили оказался дикий зверек, сразу же учуявший опасность.

На миг прижав палец к губам, Рили привстала и снова выглянула из-за кровати. Почти сразу же перед её глазами мелькнули щупальца. Маленькое чудовище поджидало совсем рядом и не замедлило прыгнуть!

Рили среагировала не раздумывая: руки её сами вцепились в одну из отвратительных конечностей и отшвырнули существо в сторону.

— Нют, беги!

Девочка выпрыгнула из-под кровати и проворно кинулась к двери.

Паук промчался по комнате и скрылся. Рили побежала вслед за Ревекой.

Дверь не открывалась.

Рили застонала и повернулась спиной к стеклу.

«Кер! Это он!» — возникла догадка. Исчезнувшая винтовка, опрокинутая лабораторная банка. И эта дверь… Ловушка была подстроена специально. Рили даже увидела через стекло свою винтовку, оставленную Кером у входа в отсек.

Они были вдвоем наедине с чудовищем — безоружные женщина и маленький ребенок.

Бежать было некуда. Оставалось только надеяться на чудо — или на то, что к ним кто-нибудь придет на помощь.

«Стоп! — приказала себе Рили. — А камера?»

Для того чтобы попасть в поле её действия, нужно было оторваться от спасительной стены, — но это был их единственный шанс.

Одним прыжком Рили оказалась напротив объектива.

— Эй! — изо всех сил заорала она.

— Помогите! — закричала Нют.

— Гис!

Рили замахала руками, прыгая перед камерой.

— Помогите!!!

Гис, к которому отчаянно взывала Рили, сидел в наушниках и переговаривался с Бишем; сейчас его больше ничто не волновало.

— Так, Биш, хорошо. Ты уже набрал вызов?

Кер прошел за его спиной, и ему показалось, что на экране что-то мелькнуло.

— Очень хорошо. Мы будем ждать тебя здесь с челноком:

К нему стыдливо подсел Горн. Гис бросил на него быстрый взгляд и перевел глаза на Кеси.

— Понял, — прогудел в наушниках голос Биша.

— Помогите! Спасите! — надрывалась Ревека.

«Ага, запрыгали!» — равнодушно зафиксировал Кер, глядя на скачущие фигурки.

— Ну, что там? — наклонился к Гису Асон.

— Биш уже набрал код и вызвал челнок.

Гис повернулся.

Кер почувствовал его движение и воровато нажал кнопку, экран погас, перечеркивая последнюю надежду двух обреченных.

Возле пульта связи улыбался ни о чем не подозревающий Гис.

— Помогите! — размазывая слезы по лицу вопила девочка.

— Гис! — вторила ей Рили. — Разбейте стекло!

— Разбейте стекло! — в последний раз крикнула в пустоту Рили. И только тут до неё дошел смысл собственных слов.

Быстрым порывистым движением она схватилась за ножку железного столика. Беззащитность собственной спины обжигала ее.

Рили размахнулась и изо всех сил ударила по стеклу.

Удар, еще удар.

Рили била столиком по стеклу изо всех сил: ножки гнулись, но на проклятом стеклопластике не оставалось даже царапин!

Еще один удар — и столик разлетелся руках Рили.

Она отбросила ставший ненужным обломок и прижалась спиной к стеклу. Паук выжидал. Ни звук, ни неосторожный шорох не выдавали его присутствия.

Медленными шажками Рили стала продвигаться вдоль стены. Нют копировала ее.

— Рили, мне страшно, — прошептала девочка, подбираясь к ней ближе.

Пока Чужой не обвил щупальцами шею, его еще можно отбросить. Если удастся протянуть время, их найдут и спасут.

— Мне тоже страшно, Нют.

В углу что-то шевельнулось. Нют вздрогнула. Рили напряглась.

Догадка пришла, как удар молнии.

Рили шагнула вперед, к датчику противопожарной системы, и поднесла к нему зажигалку.

Тысячи струй брызнули с потолка, заливая всё вокруг себя. Завыла сирена. На стене замигала красная лампочка. Все, дело сделано — теперь в координационный центр должен поступить сигнал.

Дикий вопль Нют заглушил вой сирены: вода залила Рили глаза, и она заметила, что к ней со страшной скоростью помчался паук. Лишь ощутив на себе его цепкие лапы, Рили поняла, что пропала: попытка схватить его не удалась. Мокрое скользкое тело существа ударилось в её губы. В последний момент Рили удалось всё же схватить его за панцирь, но змеящиеся щупальца уже оплели шею.

Морщинистый кожистый отросток высунулся из отверстия на брюхе осьминогопаука и потянулся ко рту.

Рили задыхалась.

Она еще могла держать его на расстоянии, не позволяющем всунуть в рот откладывающий эмбрионы орган, но руки слабели.

Мокрый островок снова дотронулся до её губ — Рили откинула голову назад, содрогнувшись от отвращения.

Сознание уходило.

— Нет! Я не хочу! Я хочу жить!

Вот паук снова дотронулся до лица, вот его орган приблизился еще на полдюйма.

Его щупальцы сдавили горло Рили. Она упала на спину.

Нют продолжала визжать.

Сирена выла.

— Немедленно в лабораторию! — на ходу прокричал Гис. — Пожар!

Рили поняла, что больше не в силах сдерживать напор монстра. Она снова рванула с себя паразита — но это движение было уже конвульсивным.

Тем временем до смерти перепуганная Нют совершенно забыв о собственной безопасности, кинулась к Рили и застыла в двух шагах от нее: на малом лабораторном столе возник второй паразит.

Цепкие рыжие лапы зацокали по столу, подбираясь к ней.

Раздался треск, и стекло разлетелось, — это Гис успел привести подмогу.

Дулом винтовки Асон успел отшвырнуть паразита в угол, и очередь бронебойных пуль разорвала его на куски, а сквозь разбитое стекло в комнату уже прыгали Горн и Кеси.

Еще не придя в себя, Нют пальцем указала в сторону Рили — та еще держалась, намертво стиснув зубы. Напрасно тыкался в её губы эмбрионовод. Гис выхватил панцирь из уже безвольных рук и потянул на себя, подоспевший в этот момент Горн принялся отгибать холодные щупальца.

Одно из них выскользнуло из рук Горна и усилило захват.

Черты лица Рили начали заостряться.

От бессилия Гис издал короткий стон.

Горн еще раз с силой рванул за щупальце. Оно неожиданно поддалось.

— Готов? — не поверил себе Гис: тело паука повисло у него в руках.

— Да!

— Давай! — прокричала Кеси, поднимая дуло винтовки.

— Асон? — всё еще не веря, выдавил из себя Гис.

— У меня всё в порядке, — Асон кивнул в сторону останков другого паразита.

— Стреляй!

Тело паука взвилось в воздухе, и новая очередь разнесла его в клочья, отшвырнув брызжущие кислотой останки к стене.

Гис склонился к Рили. Она, казалось, не дышала.

— Где остальные? — спросил над его ухом Горн.

— Все, всё в порядке! — отозвался Асон.

«Рили, ну что же ты!» — Гису казалось, что он сейчас заплачет. Неужели он всё потерял?

Рили втянула в себя немного воздуха и вздохнула.

— Рили! Что?

Она приоткрыла глаза и снова закрыла их. — Их выпустил Кер!

Гис сунул дуло винтовки Керу в подбородок.

Представитель Компании подался назад, но его не пустило кресло.

Мысли Кера заметались в поисках выхода. Можно ли еще обмануть этих людей, отвертеться?

— Я предлагаю поставить эту сволочь к стене, — процедил сквозь зубы Асон.

Одна мысль о том, что Кер мог проделать это с кем угодно, вызывала у него дикую ярость.

— Правильно, — поддержала его Кеси, — расстрелять его!

— Это глупость! — выдавил Кер. — Что вы слушаете кого попало. Мало ли что может выдумать эта женщина!

— Он решил, что ему не провести Чужих через карантин. — Рили встала над ним, непреклонная, как сама судьба. Её голос был одновременно холоден и страстен. — Однако он придумал другой способ: чтобы один из нас нес в себе зародыш, и тогда можно будет протащить его внутри спящего. Никто бы и не узнал, что я или Нют несем в себе эмбрион.

— Но мы бы знали! — возразила Кеси.

— У него и это было продумано. Он избавился бы от вас, а потом рассказал бы первую попавшуюся историю.

— Ты — покойник, понял? — вызверилась на него Кеси. — Я тебя сейчас пришью!

— Да всё это ерунда! — зачастил Кер. — Это психоз! Послушайте сами, что она говорит. Это бред! Что она придумала, — очень нужно было всё это затевать!..

— Ну и жалкий же ты тип, — уничтожающе и презрительно взглянул на него Гис.

Снова взгляд Кера отчаянно заметался.

Дуло продолжало упираться в подбородок.

Спасения не было.

— Кер, ты понял, — Рили продолжала, — что на этих организмах можно сделать большие деньги, а ради денег ты пошел бы на все.

— Хватит! — Черные глаза Кеси агрессивно сузились. — Мы его сейчас расстреляем!

— Нет, только не сейчас! — взмолился Кер.

Гис рывком заставил представителя Компании подняться и поволок к стене.

— Нет! — раздался вдруг голос Рили, и Кер радостно встрепенулся. — Подождите.

Рили не договорила. Неожиданно погас свет.

Асон, успевший вцепиться в Кера, толкнул его в сторону стола.

Было слышно дыхание каждого.

— ОНИ отключили электричество, — уже другим голосом произнесла Рили.

— О нет!!! — застонал Асон.

Темнота была неполной. Тусклый свет за окном и зловещеё багровое мигание ламп аварийного освещения позволял различить одинаково серые, искаженные заставшим их врасплох страхом лица.

— Как они могут отключить свет? Они же животные! — заговорила Кеси, сама уже не веря своим словам.

— Проверьте всё углы!

Гис первый начал исполнять собственное приказание.

— Горн, следите за Кером! — скомандовала Рили.

— Да, я его не отпущу, — глухо отозвался лейтенант.

Горн мрачно уставился на Кера из-под повязки.

— Ну, я им покажу! — прошептала Кеси, направляя ствол винтовки на дверь.

— Я тоже! — поддержал её Асон.

И снова на некоторое время воцарилась тишина.

её нарушил слабый писк индикатора.

При его звуке всё вздрогнули. Шаткая надежда на то, что свет погас сам по себе, исчезла.

— Что-то движется! — шепотом проговорил Асон, поднося к глазам табло.

На внешней дуге действительно обозначился туманный участок.

— Может, ты засек меня? — облизывая внезапно пересохшие губы, спросил Гис.

— Нет, датчик засек другое. Эти твари всё же пролезли к нам! Они уже внутри периметра комплекса!

Внутри! Неужели они не смогли отсечь себя от остальной станции?!

— Асон, успокойся! — прикрикнула Кеси.

— Кеси! — оборвал её Гис, направляясь к застывшему на месте Асону.

Пятно на табло вылезло на внешнюю дугу и теперь неумолимо расширялось. — Да, Асон, кажется, прав…,

— Возвращайтесь оба! — не выдержал Горн.

Он еще смотрел на Кера, но происходящеё в дальней части лаборатории то и дело приковывало к себе его внимание.

Гис отступил вглубь комнаты. У двери сейчас стоял только Асон.

— Сигналы усиливаются! — Асону казалось, что за него говорит кто-то другой.

— Приготовиться к боевой операции! — резко, как выстрел, прозвучал голос Гиса.

Кер тихо сдвинулся с места и начал протискиваться в проход между столами.

Взгляд Горна остановил его.

— Двери! — закричала Рили. — Скореё заваривайте двери! Быстро!

Не дожидаясь следующего приглашения, Кеси схватила лежавший на столе автоген и скользнула к двери.

С тихим шипением посыпались во всё стороны огненные брызги.

— Сигналы, — продолжал комментировать Асон. — Движение. Расстояние до нас двадцать метров.

— Неужели мы не всё загерметизировали? — вырвалось у Рили.

— Нет, мы заделали всё ходы!

— Четырнадцать метров.

По табло ползло пятно.

— Может, они лезут над потолком или под полом?

— Черт их знает.

— Рили! Они уже за баррикадами!

— Пойдем отсюда! — раздался голос Нют. Она смотрела теперь на заслонку вентиляционного канала.

— Двенадцать метров. — Асон осекся: на табло вспыхнуло еще одно пятнышко, более мелкое, но зато на расстоянии меньше шести метров. Он метнул испуганный взгляд в сторону двери, и ругательство чуть не сорвалось с его языка: индикатор засек движение Кеси, запаивающей дверной шов. — Кеси, отойди! Одиннадцать метров, сигнал очень четкий.

— Кеси, как дела? — спросил Гис, прикрывая лицо рукой от света сварочного огня.

— Говори, Кеси!

— всё в порядке, сейчас заканчиваю.

Она провела автогеном еще раз и отключила пламя. Тут же послышался невразумительный возглас Асона.

— Что такое? — всё обернулись к нему.

— Они уже здесь.

— С чего ты решил?

— Десять метров.

— Они здесь? — переспросил Гис. — Сколько было отсюда до двери?

Вся комната — около двадцати метров! С того места, где стоял Асон, до двери шесть или семь.

— Где же они? — Кеси медленно отступала назад, в её руках снова была винтовка, автоген повис на боку.

— Помните, стреляем с близкого расстояния. — Рили шагнула к Гису. Они касались друг друга локтями.

— Шесть.

— Так они уже внутри комнаты? — спросил Гис неизвестно кого.

— Пять.

— Ты, наверное, неправильно толкуешь показания, — скривилась Кеси.

— В прошлый раз всё было правильно, — ответил Гис.

Кер, прищурившись, смотрел на Горна, тот уже увлекся наблюдением за надвигающейся грозой, но еще не настолько, чтобы не заметить его бегства.

— Четыре!

— Господи!

Невидимый враг в четырех метрах.

— Три.

Невольно взгляды, один за другим, переместились на потолок.

Монстры были здесь, теперь можно было услышать негромкое похрустывание членистоногих суставов, но никого не было видно.

Гис снова посмотрел на потолок, сложенный из металлических пластин.

— Помогите, — он пододвинул стул под ту самую пластину, у которой сбоку была видна щель — по-видимому, эта плита служила люком, — и вскарабкался наверх, приподнимая крышку дулом винтовки.

— Фонарь!

Кеси протянула ему фонарь.

Гис направил луч света в темноту проема и чуть не вскрикнул от ужаса: на него катилась масса, состоящая из чудовищного переплетения щупалец членистых суставов.

— О Боже! — прошептал он.

Они приближались.

Гис скатился со стула, направляя подхваченную тут же винтовку на потолок.

— Всем отойти от люка!

Рили вцепилась в руку Нют.

— Давайте всё сюда!

Потолок не выдержал. С гулким грохотом свалилась на пол вылетевшая пластина, за ней упал Чужой.

Несколько очередей и пылающий факел огнемета рассекли темноту.

— Они здесь!

— Стреляйте!

Возгласы утонули в шуме выстрелов, грохоте металла и падающих сверху бронированных тел.

— Сделайте же что-нибудь! — заорала Рили.

— Так их! Так! — кричала Кеси, посылая пулю за пулей.

Горн присел за столом и оттуда бил очередями. Никем не замеченный в начавшейся неразберихе, Кер метнулся по короткому коридорчику…

— Черт бы их подрал!

— В лабораторию! — закричала Рили, увлекая Нют за собой. — Скореё в лабораторию!

Перед ними прямо с потолка свалился Чужой. Нют завизжала, но Рили, не успев даже испугаться, разнесла врага на куски длинной очередью.

Схватив Нют, Рили помчалась по коридору; толстые створки двери захлопнулись прямо перед ними. В последний момент ей показалось, что за ними мелькнуло знакомое лицо.

Кер расслабился, оглядываясь на закрывшуюся дверь. Теперь можно уже спокойней пройти через еще один отсек — и дальше; минут через пять он будет снаружи. Сколько там осталось до прилета челнока?

— Нет! Нет! — со слезами на глазах Нют бросилась на дверь.

Неужели спасения не было?

— Кер?! — срывающимся от напряжения голосом заорала Рили. — Открой дверь. Открой! Открой сейчас же.

— В лабораторию, быстрее! — кричал где-то Гис

— Вот вам, сволочи, вот вам! — стрелял Асон.

Он вдохновенно стрелял по бронированным чудовищам, вымещая на них всё свое прежнеё бессилие.

— Кер! Открой, гад! — исступленно билась в дверь Рили.

— Сволочи!

— всё сюда!

— Бей их!

— Дерьмо!

— Сюда!

— Вот так! — выкрикивал Асон. — И тебе? Тебе мало, да? Получай! Чтоб ты сдох!

— Пошли! — не прекращая отстреливаться, к Асону подбежал Гис. — Пошли, пошли, вперед!

— Дерьмо!

Неожиданно возле Асона встало на дыбы чудовище. Несколько быстрых движений и тело десантника оказалось похороненным в хитиновых объятиях.

Через секунду монстр, схвативший его, был разнесен на куски огнем Гиса, но было уже поздно.

Медлить было нельзя, и Гис перепрыгнул через корчащиеся останки.

— Скорее, Горн! — приказал он лейтенанту, который первым попался ему на глаза. — Заваривай дверь!

Горн мгновенно подчинился. Не время сейчас было разбираться в субординации.

— Открой, Кер! Открой, подлец!

Рили едва не выла. К ней подскочили Кеси и Гис. Нют отпрыгнула в сторону. Благодаря общим усилиям и вгрызшемуся в замок пламени автогена дверь поддалась.

«Быстро», — подумал Кер, закрывая следующую дверь. Они снова оказались в ловушке: бежать вперед было некуда, а сзади створки уже трещали под напором чудовищ.

— Бежим!

Они влетели вглубь лаборатории, направили винтовки на только что заваренную Горном дверь и приготовились.

«А я выбрался!» — ликовал Кер, устремляясь к последней из дверей, ведущей наружу. Что ж, челнок наверняка уже ждет.

Створки двери разъехались. Кер не поверил своим глазам: перед ним извивались змееподобные щупальца, готовясь обвить его и утащить за собой. Морда чудовища оскалилась, обнажая десятки кривых зубов.

Щупальцы упали на него, но чудовищам он нужен был живым.

Последняя преграда пала, открывая монстрам дорогу в лабораторию.

Крики, выстрелы возобновились, но что они могли уже дать? Спасения не было.

— Сюда! Давайте сюда!

Нют закрыла вход в вентиляционный канал.

Вентиляционный канал был достаточно широк для того, чтобы в него пролез ребенок и даже взрослый. Но в него могло протиснуться и чудовище.

— всё сюда! — скомандовала Рили, быстро становясь на четвереньки. Крики и выстрелы не отдалялись — видимо, их примеру последовали все. Повернув за угол, Нют вскочила на ноги — здесь уже можно было нормально бежать. Рили шла за ней почти след в след, лишь изредка притормаживая, чтобы оглянуться назад.

Вот Горн, его хорошо видно по повязке… Вот яркий платок на голове Кеси. Вот Гис.

Рили пробежала еще один пролет и снова оглянулась. Гис ближе всех, за ним Кеси прикрывает отход.

— Сюда! — продолжала звать Нют.

— Ну, твари, погодите! — Кеси в очередной раз нажала спуск, но выстрелов почему-то не последовало.

Взгляд Кеси упал на счетчик боеприпасов. В окошечке светились одни нули…

Она потянулась к магазину. Чудовище находилось слишком близко, чтобы успеть перезарядить винтовку. Кеси выхватила пистолет.

Монстр навалился ей на ноги.

— Врешь! — Кеси сжала зубы и направила дуло прямо в пасть.

Монстр взревел и откатился, брызгая во всё стороны кислотой. Брызги накрыли ноги Кеси, и она взвыла.

— Кеси!

Горн остановился.

Лейтенант быстро пополз назад. Перед ним был единственный шанс смыть позор.

— Что с тобой? — наклонился он над корчившейся Кеси.

В глубине коридора среди дыма и пара уже опять начал прорисовываться контур приближавшегося монстра.

— Уходи, — одними губами, без звука прошептала Кеси.

Горн посмотрел на её раны. Часть ноги держалась на тонкой полоске кожи, кость была оплавлена.

Он отрицательно мотнул головой. Его пальцы нащупали гранату и сорвали чеку. Лейтенант обнял Кеси за плечи, зажал рукой гранату и принялся ждать.

Монстр приближался.

— Ты всегда был болваном, Горн, — простонала Кеси.

Костлявая морда вынырнула прямо перед ними. Горн разжал руку, взрыватель сухо щелкнул, грянул взрыв…

— Сюда! — Нют выскочила на открытое пространство.

— Осторожно!

Гис поддержал Рили сзади, и они пошли по шатким металлическим рейкам.

Над комплексом сверкали молнии. Пар рвался уже изо всех возможных щелей, гудение и шум далеких обвалов усиливались.

«А вдруг это — реактор?» — похолодела Рили.

Нют нырнула в просвет какой-то металлической конструкции.

Как именно она очутилась под полом, никто не понял.

— Нют! — рванулась к ней Рили.

— Рили! — отчаянно закричала девочка.

Она висела на секции барабана, изо всех сил цепляясь за рейку.

— Нют! — Рили сделала попытку ухватить ее, но барабаны качнулись под её тяжестью. — Гис! Лови её скорее!

Но его рука не доставала до девочки.

— Я сейчас упаду! — Рили, рискованно перегнувшись, потянулась к Ревеке, Гис еле успел подхватить её сзади.

Между пальцами Рили и ручонкой Нют оставалось не больше дюйма.

— Держись, Нют!

Рили наконец ухватила ручонку, но слабо, одними пальмами. Удержать на них девочку было невозможно.

— Рили, не отпускай руку!

— Я падаю! — пальцы девочки снопа ускользнули.

— Держись! Дай руку!

Вопреки воле Нют ручонка начала постепенно разжиматься.

Скользкая рейка вывернулась из-под пальцев девочки, удаляющийся визг звучал всего пару секунд и смолк вместе с плеском воды.

— Нют! Нет!

Рили вскочила на ноги и перемахнула через сетку труб. Что угодно, только не это; девочка должна жить, должна вернуться с ней на Землю.

— Нют! Никуда не двигайся — мы идем за тобой!

— Рили, постой! — Гис кинулся за ней.

Рили помчалась по лестнице вниз.

Нют привстала и огляделась. Она была в странном закутке между уровнями. Вокруг поблескивали мокрые трубы. Грязная зеленоватая вода доходила ей почти до пояса.

Над Нют светилась решетка, по которой мчались, гулко топая ногами, две фигуры.

— Нют!

Голос прозвучал прямо над ней.

— Рили! — радостно закричала девочка.

Нют подпрыгнула. Решетка была всё же слишком густой, чтобы Рили и Гис могли рассмотреть девочку.

— Нют, как ты?

Рили приникла к полу, стараясь разглядеть девочку. Ничего, кроме светлой макушки и тех же выставленных наружу пальцев не было.

— всё в порядке?

— Да!

От нетерпения Нют запрыгала на месте и чуть не свалилась обратно в воду.

— Сейчас мы разрежем металл, тогда сможешь вылезти. А сейчас спрячься, дорогая.

— Хорошо.

Нют осторожно спрыгнула в воду, присела и стала наблюдать, как падают вокруг, темнея на лету, брызги расплавленного металла.

— Гис, поторопись! — подгоняла Рили, изредка бросая взгляды в коридор.

— Они рядом, Гис…

— Тише. Я знаю…

На решетке уже чернело три разреза и четвертый был готов отсоединить вырезанный кусок, когда Нют услышала за спиной плеск.

— Нют, сюда!

Рили бросилась помогать Гису отдирать решетку.

Никто не увидел, как из воды медленно поднялось покрытое хитиновой чешуей огромное тело Чужого. Знакомый свист щупалец заставил девочку рвануться в сторону, но было уже поздно: лассо затянулось вокруг маленького тельца.

Услышав визг, Рили оттолкнула Гиса и выбила решетку ногой. С тихим плеском вырезанный кусок металла плюхнулся в воду.

Когда Рили нагнулась, заглядывая в проем, никого уже не было, только головка куклы розовела, погружаясь в мутную воду.

— Нет! — Рили чуть не оглохла от своего крика.

Гис обнял её за плечи.

— Рили, пошли!

— Нет!

Она рванулась, но сильные руки десантника удержали ее.

— Рили, успокойся, нам пора уходить. Мне тоже очень жаль, поверь, но ей мы уже ничем не поможем.

Рили снова рванулась. Гис больно сжал её руки и поволок в сторону лифта. Индикатор снова начал пищать.

Враг шел за ними по пятам.

— Нют!

Гис грубо швырнул её в лифт.

Сквозь сетку было видно, как ползут перекрытия этажей.

Неожиданно в неё ударилось что-то большое и тяжелое, сетка прорвалась, и в лифт сунулась слюнявая клыкастая пасть. Челюсти клацнули, скользя по металлическому нагруднику Гиса.

Каким-то чудом Рили вывернула дуло винтовки в нужную сторону, и выстрел оторвал чудовищу голову.

Брызнула, заливая нагрудник Гиса, зеленоватая кислота. Десантник закричал, срывая с себя нагрудник и комбинезон, но было уже поздно: чернела и вздувалась под попавшими на тело каплями кожа.

Гис продолжал кричать.

Лифт с. грохотом остановился, створки дверей разъехались в стороны.

Десантник осел на пол.

«Ну зачем…» — Мысли Рили путались. Она подхватила теряющего сознание Гиса на руки и поволокла.

Спотыкаясь и пошатываясь, она потащила его мимо старых проржавевших бульдозеров и грузовика.

Комплекс трещал по швам, молнии метались, не переставая. Откуда-то летели куски металла и обрывки проводов.

Биш, сидя за пультом управления челнока, включил программу посадки.

Как в бреду, почти механически, Рили взбежала по едва ли не под ноги легшему пандусу. Веса Гиса она не замечала.

— Прекрасно. Вы успели, Рили, — прозвучал ей на встречу голос искусственного человека.

— Биш!

— Что такое?

— Сколько времени до взрыва?

— Двадцать минут.

— Мы никуда не улетаем. Ты понял, Биш? Тебе придется высадить меня и подождать.

Гис приоткрыл глаза.

— Рили, — негромко позвал он.

Рили собирала винтовку, заряжала гранатомет и пристегивала запасные обоймы.

— Что?

— Рили, я верю, что Нют осталась жива, но пойми, мы ничего не можем для неё сделать. Нужно лететь.

— Нет! — крикнула она. — Биш, останови.

Гис негромко застонал, не то от боли, не то от бессилия её удержать.

Челнок летел между конструкциями комплекса. Главный корпус треснул почти пополам, образовав пролет, достаточный для того, чтобы челнок мог свободно пролететь через него.

всё пространство вокруг было исчерчено голубыми зигзагами молний.

— Все. Дальше не идем. Останавливаемся здесь, — Рили указала на платформу напротив лифта.

Станция агонизировала. Рили застывшим взглядом провожала монтажные перекрытия. Она продолжала разбираться с оружием.

Лифт лязгом и скрежетом остановился. Рили вы стреляла в приоткрывшуюся щель. Никто не упал с потолка и не зарычал: дорога была свободна.

Рили бросила взгляд на личный маркер. Локатор слабо пищал, Нют была далеко.

Где-то неподалеку послышался грохот обвала: комплекс продолжал разрушаться.

Рили дошла до ближайшего угла, выпустила в потолок, потом за угол струю пламени из огнемета, замерла на миг, ожидая реакции, и повернула.

Писк на локаторе маркера усилился: она шла по верному пути.

Где-то сзади шумно закрылся лифт, и раздался грохот: одна из балок свалилась на мостик, с которого Рили стреляла.

— Внимание, внимание. Немедленная эвакуация, просьба всем собраться у взлетных площадок. До взрыва осталось двенадцать минут.

Пар вокруг сгущался. Любой из монстров мог спокойно спрятаться в нем, не опасаясь быть замеченным.

Рили метнулась в проход. Несколько раз женщина чуть не упала: под ногами вились непонятные металлические корни.

Чужие были где-то здесь.

Рили выпустила струю огня. Наугад. Она прошла через очередную секцию коридора, достала гранату и швырнула в оставшийся позади проход, в котором пар начал уже играть роль дымовой завесы.

С локатором началась почти истерика, он вопил о присутствии девочки во весь голос.

Рили огляделась, ни одного живого существа не было видно.

Локатор указывал прямо на пол. Неужели Рили ошиблась этажом?

Она посмотрела вниз, себе под ноги, и сердце словно пронзило спицей: на полу среди металлических корней лежал маркер. Его ремешок был оборван.

Рили негромко застонала.

всё было кончено. Ей больше не хотелось жить.

Верхушка яйца набухла, выдулась пузырем и треснула, выворачивая наружу почти ровными лепестками мясистую плоть.

Глаза Нют расширились от страха: она знала, что последует за этим.

Инстинкты заставляли её сжиматься от страха, настолько, насколько ей позволял это опутывающий руки и ноги кокон.

Серая застывшая слизь тяжело пахла. У Нют кружилась и болела голова.

В образовавшейся на верхушке яйца щели что-то зашевелилось; высунулись, расправляясь, оранжевые лакированные щупальца. Паук перевалил через край, мокро шлепнулся на пол и направился к ней.

Нют завизжала.

Визг вывел Рили из оцепенения.

Паук прыгнул на кокон. Нют запрокинула головку и дернулась, но её крепко держала слизь.

Рили поняла всё с первого взгляда.

Быстро поддев мерзкое существо стволом огнемета, Рили отбросила его в сторону, и через секунду его останки корчились в огне.

— Рили! — выдохнула Нют.

— Нют!

— Я знала, что ты за мной придешь!

Рили принялась руками рвать космы слизи. Когда Нют наконец была освобождена, Рили крепко прижала её к себе.

— Немедленная эвакуация, просьба поторопиться, — донесся до них мерный голос компьютера.

Держа винтовку с прикрепленным к ней огнеметом в свободной руке, Рили побежала. Нют была легкой.

Рили не помнила, как бросила в его сторону гранату. Морда — бросок — взрыв.

— Держись! — крикнула она девочке, прижимая к себе её тельце, когда шахта позади начала оседать.

Коридор вывел её в новое помещение, Рили встала как вкопанная.

Зрелище было неожиданным, грандиозным и при этом — самым ужасным из тех, что она могла себе представить. Вся комната и проход был заполнен свежими яйцами. Блестящая поверхность яиц свидетельствовала о том, что они были отложены совсем недавно.

Если есть яйца, должно быть и существо, их отложившее.

«Только бы оно не заглянуло сейчас сюда…» — подумала Рили. Вдруг волосы её зашевелились: матка Чужих была не где-то, она была здесь. Рили не заметила её потому, что та была слишком громадна. Длинный желтый мешок яйцеклада медленно пульсировал, проталкивая к выходу свое содержимое. Его бока лоснились. Больше всего он был похож на вывернутую наизнанку кишку.

Кишка шла вдоль стены, переходила на потолок и скрывалась под черными ребрами хитина. Ящер не ящер, насекомое не насекомое.

Рили уставилась на это зрелище как завороженная. Напрасно голос центрального компьютера продолжал вещать свое: «Необходима срочная эвакуация: до взрыва осталось семь минут…»

Рили смотрела.

Перед ней был главный враг, источник всех её бед.

Ручонки Нют судорожно сжимались: девочка не выдержала взгляда чудовища.

Не отводя взгляда от врага, Рили поставила Нют на пол, девочка тут же нырнула за её спину.

В коридоре что-то зашевелилось: подошел монстр — охранник матки и замер, ожидая безмолвного приказа.

Клацнули зубы.

«Ты не посмеешь тронуть Нют!» — бросила мысленный вызов Рили, прикрывая собой девочку.

«Уходи, здесь мои дети!» — снова выпустила пар матка.

Друг перед другом стояли две самки, готовые до конца защищать собственных детенышей.

«Ты не посмеешь тронуть Нют!» — стиснув зубы, прошептала Рили, поднимая винтовку.

Пули ударили по яйцекладу, разбрызгивая во всё стороны желтую жидкость.

Матка застонала. Стон был похож на рык.

Монстр-охранник сделал шаг в комнату и тут же забился в агонии. Рили не щадила никого, от этого зависела жизнь вообще. Во всяком случае — жизнь одной маленькой девочки.

Постепенно Рили приходила в ярость. Вновь подключив огнемет, она полоснула по черной морде струей пламени и широким движением выплеснула огонь полукругом, охватывая им всю комнату.

Матка застонала, движения её стали активней. Стройное тело чудовища подалось вперед, приклеенный к хитину яйцеклад начал отрываться. Челюсти снова щелкнули.

Начиная пятиться. Рили продолжала поливать огнем яйца.

— Бежим! — завопила пришедшая в себя Нют.

Матка продвигалась вперед. Единственное, что её удерживало, были клейкие нити, которыми она еще была прикована к мешку яиц, из которого продолжала течь вязкая жидкость. После очередного попадания матка завизжала.

Рили продолжала пятиться.

Матка рванулась, нити лопнули, мешок остался.

Дрожащими руками Рили нащупала гранату.

— Бежим! — Рили подхватила девочку и потянула к выходу. Сзади полыхнуло пламя взрыва гранаты.

Сзади из дымовой завесы что-то вынырнуло.

Рили оглянулась: это была матка.

Рили выстрелила. Бесполезно.

— Бежим! — требовательно звенел голосок Нют.

— Сейчас, дорогая, — Рили пробежала еще несколько метров и снова оглянулась.

Матка спешила за ними.

— Персоналу срочно эвакуироваться: до взрыва комплекса остается четыре минуты.

Матка двигалась относительно медленно: размеры не позволяли ей развить максимальную скорость в тесном лабиринте коридоров. Рили бежала со всех ног.

«Еще одну гранату…» — Взрывная волна мягко ударила в спину.

Не отпуская Нют, Рили нажала кнопку. Створки лифта разъехались в стороны.

Рили нащупала кнопку с нужным этажом и надавила. Механизмы лифта заурчали, но дверь не двинулась с места.

Из коридора появилась матка. Она в упор смотрела на скорчившихся от страха внутри небольшой коробки людей. Бежать им было уже некуда.

Страшные челюсти раздвинулись. Чудовище приближалось.

Помощи ждать было неоткуда.

Вокруг всё громыхало. Рили не знала, сколько времени прошло с последнего предупреждения о взрыве станции. Тогда оставалось четыре минуты. После них прошла вечность.

Створки двери сорвались с места и съехались снова, отрезая их от приближающейся морды чудовища! Лифт ехал.

— До взрыва остается две минуты! Срочно заканчивайте эвакуацию. — Лифт остановился. Внизу, под шахтой, что-то полыхнуло, но Рили и девочка уже были на твердой земле.

Пол под ногами раскачивался, как корабельная палуба во время шторма. Шаталось всё здание.

Рили снова подхватила девочку на руки.

И всё равно они были уже наверху. Теперь оставалось сесть в челнок, и прощай, проклятая планета!

Что еще может случиться?

— Биш! — крикнула Рили, выбегая из-под навеса.

Челнока не было. Скореё всего, Биш решил, что ждать их уже бесполезно, и улетел.

Она замерла, продолжая прижимать к себе Нют.

Медленно, как в полусне, Рили развернулась. Скрипел и стонал умирающий комплекс, и в его стонах прибытие лифта осталось совершенно незамеченным.

«Неужели там оставался кто-то еще?» — мелькнула у Рили мысль при виде открывающейся двери.

Створки распахнулись, и Рили увидела втиснутое в крошечную коробку и поэтому сложенное невероятным образом черное членистое тело. Голова матки высунулась из лифта, за ней последовали лапы.

Механически Рили взглянула в окошечко счетчика боеприпасов. Ничего, кроме нулей.

Чудовище вылезло, потянулось и двинулось к ним.

Рили отвернулась, глядя через перила: может разом покончить со всем этим? Прыжок в бездну — и…

Она чуть не вскрикнула от удивления: из бездны, разгоняя дым, вынырнула крышка челнока!

С жужжащим гудением к ним потянулся трап.

Рили и Нют не заставили себя долго ждать.

Через секунду дверь была закрыта, а матка Чужих огласила комплекс отчаянным злобным воем.

— Ну что, Нют, видишь, всё получилось! — улыбнулась Рили.

— Я знала, что ты за мной придешь, — доверчиво шепнула Нют.

— Внимание, приготовьтесь, выходим из атмосферы, — предупредил Биш, почти сразу же после его слов челнок тряхнуло, и внизу, на поверхности планеты вспух ослепительный огненный шар.

Где-то позади, внизу догорали остатки кошмара. Хорошо, что жива она, что жива Нют, что жив Гис, что не будет больше новых смертей. Во всяком случае таких ужасных. Что просто можно наконец расслабиться и отдохнуть. Рили ласково, без слов потрепала головку Нют.

Летели недолго. Во всяком случае, Рили так показалось.

Служебный ангар космической станции показался ей удивительно родным. По пандусу трапа спускался Биш

— А Гис? — словно проснулась вдруг Рили. — Что с ним? Биш?

— всё в порядке, Рили.

— Скажи… а что с Гисом?

— Он поправится. Я сделал ему укол обезболивающего, он сейчас без сознания.

— Мне помочь его перенести?

— Нет-нет, без носилок это не получится.

— Хорошо, — Рили улыбнулась.

— Извините, что я вас напугал, мне пришлось сделать несколько кругов, прежде чем я вас нашел.

— Биш… Ты отлично поработал!

Биш хотел сказать что-то, но внезапно его голос перешел в хрип. В первую секунду Рили не поняла, что произошло. Искусственный человек согнулся, неестественно рванулся вперед, и из его живота что-то вылезло. Не монстр — что-то похожеё на наконечник копья.

Рили испуганно отшатнулась, и тут раздалось страшное и знакомое рычание отчаявшейся матки.

Щупальце продвинулось глубже через тело робота, выпучившего до предела глаза; вторая конечность подхватила его снизу, тело разорвалось на две половинки.

С ненавистью глядя на испуганную Рили, матка захохотала.

— Бежим! — оглушительно завопила Нют.

Матка сделала выпад в сторону девочки.

Нют убегала быстро, но всё же не настолько быстро, чтобы уйти от огромного чудовища. Вот неровные пальцы звериной лапы схватили воздух совсем рядом с ней, вот просвистело убийственное щупальце…

— Стой, тварь! Убирайся оттуда! Уходи! — закричала Рили, кидаясь за чудовищем. Ничем не защищенная, безоружная, она хотела только одного — хоть на минуту привлечь внимание монстра к себе, чтобы девочка успела скрыться.

— Иди ко мне! Иди, ты, скотина!

Матка оглянулась. Ринулась за Рили.

— Беги, Нют!

Матка зарычала. Как ни странно, Рили ухитрилась очутиться возле самых ворот ангара, ткнула пальцем в кнопку, закрывающую вход, и, когда щупальца рассекли воздух над её головой, упала и покатилась в быстро сужающуюся щель.

Вновь оставшись без жертвы, матка разразилась рыком.

Тем временем Нют удалось открыть люк, ведущий в небольшую щель для жидких стоков, и девочка нырнула в него, закрывая за собой металлическую решетчатую пластину.

Чудовище устремилось за ней. Нют сжалась в узкой щели, в которой сложно было встать даже на корточки.

Матка зарычала снова. Она не видела девочку, но ощущала, что та находится совсем рядом.

После секундного раздумья матка ударила лапой об пол, поддевая одну из решеток.

Нют завизжала. Она понимала, что этого делать нельзя, но сдержаться не могла: слишком близко от неё были эти ужасные кривые пальцы.

Туловище Биша, волоча за собой механические кишки, всё еще пыталось ползти, подтягиваясь на руках.

Нют сжалась, ожидая прикосновения уродливых лап, но шипение открывавшейся двери заставило матку прервать свою охоту.

Дверь ангара поднималась.

Автопогрузчик шагнул вперед. Матка тоже.

Дверь с легким шуршанием поехала вниз, отрезая всё пути к отступлению.

— Ну посмотрим теперь, кто кого, — с ненавистью смотрела Рили из кабины погрузчика.

Окатив друг друга враждебными взглядами, они начали сходиться.

У Рили не было выбора — победить или погибнуть, — она обязана была только победить. Больше это сделать за неё было некому.

Ящероподобное создание кинулось вперед, вкладывая в свой прыжок всё силы.

С точностью, рассчитанной до доли секунды, Рили поочередно мягко нажала две кнопки.

Клешни пришли в движение и сжались, захватывая хитиновое тело.

Рили нажала третью кнопку в надежде, что мощности автопогрузчика хватит, чтобы раздавить эту тварь на месте, но тут же поспешно отменила команду: из чудовища могла хлынуть кислота и выжечь участок, который не удастся заделать.

Крепко зажатая между металлическими штырями клешней, матка всё еще пробовала бороться.

Рили поспешно набрала нужный код, и навстречу оскаленной морде ударило пламя газовой горелки. Матка завизжала, извиваясь и пытаясь увернуться от яростного голубого пламени.

Нажимая кнопку поворота, Рили ослабила захват — не ожидавшая этого матка гулко шлепнулась на пол.

«Ну, берегись!» — злорадно подумала Рили, включая ходовую часть погрузчика на полную скорость.

Новое движение клешнями — и матка оказалась опять зажатой.

Пальцы Рили легли на небольшой рычажок дистанционного управления грузовым шлюзом.

Створки люка разошлись, открывая шахту и выходной люк, который, пока закрытый, вел в открытый космос.

Рили остановилась у самого края шахты, автопогрузчик разжал клешни. Матка вскрикнула на лету. В самый последний момент её щупальца захлестнулись вокруг одной из металлических ног, и она полетела, увлекая за собой и врага.

«Вот и все!» — Рили зажмурилась на лету. Но несильный удар и рывок привели её в чувство.

Автопогрузчик, повернувшись боком, застрял в сужающемся к выходу люке. Рили выскользнула из погрузчика и вцепилась в металлические скобы лестницы, щупальце метнулось ей вслед и обвило щиколотку.

Рили опустила одну руку и потянулась к щитку с резервным рубильником сброса.

Чудовище дернуло ее, но было поздно: рука Рили успела лечь на нужную рукоятку.

Наружный люк распахнулся.

Автопогрузчик со скрипом повернулся, вылетел наружу и стал удаляться.

Ветер отбросил от стены вылезшую из своего укрытия Нют и поволок её к шлюзу. Корчащееся тело Биша уцепилось одной рукой за скобу, вторая успела ухватить готовую скатиться в шлюз девочку.

Рили показалось, что её сейчас разорвет на части: потерявшая опору самка Чужих повисла на её ноге

— Нет! — простонала Рили, мертвой хваткой сжимая металлическую скобу ступеньки. — Нет! Рили дернулась изо всех сил и сквозь приступ невыносимой боли всё же почувствовала внезапно наступившую легкость: с рычанием и воем матка полетела в пространство.

Боль отнимала разум. И всё же Рили ползла наверх, вопреки рвущемуся навстречу ветру.

Последним рывком она перевалилась через край и потянулась к щитку. И вдруг всё стихло: шлюз закрылся. Рили зажмурилась. Ей подумалось, что никакая на свете сила не заставит её больше сдвинуться с места.

— Рили! — чуть отдышавшись, вскочила с пола Нют, и измученная женщина открыла глаза и села. Девочка улыбалась ей.

Верхняя часть тела Биша поднялась на локтях. На лице робота тоже появилась улыбка.

Рили помогла Нют залезть в анабиозную камеру.

Рядом уже спал Рис, капитан еще бодрствовал за пультом.

— Мы будем спать до самой Земли.

— До самого дома, — улыбнулась Рили.

 

ЧАСТЬ 3

ЧУЖАЯ

Челнок летел в безжизненном космическом пространстве. Под прозрачными колпаками анабиозных боксов спали трое: девочка Ревека, лейтенант Рили и десантник Гис, робот-андроид Биш просто лежал с отключенным питанием. Колпак его бокса даже не был опущен.

Внезапно на один из колпаков обрушился удар щупальца. Разъеденное кислотой стекло обмякло. Клубы дыма окутали коридор — от замыкания загорелась проводка. Не сработала и система пожаротушения. Спасательная шлюпка анабиозного зала ушла в шахту, покинув обреченный корабль. Её крошечный силуэт несся навстречу враждебно мерцавшему диску планеты.

* * *

На этой планете всё же существовали люди. В одной из долин, зажатой между покрытых вечными льдами гор высились громадные корпуса полузаброшенного завода. Завода-тюрьмы. На нем работали заключенные, отбывая громадные, а кто и пожизненные сроки.

Автоматика шлюпки направила её на радиомаяк тюрьмы, но поврежденная кислотой аппаратура уже не смогла обеспечить легкой посадки. Шлюпка-челнок на огромной скорости врезалась в поверхность, вздымая фонтаны снега.

Когда снаружи раздался грохот и в воздух взвился столб потревоженного снега, заместитель директора Абрам Смит подумал: «Ну вот и все…» Он знал, что оборудование завода давно уже в аварийном состоянии. И лишь когда заключенные утренней смены устремились к выходу, он понял, что причина грохота не производственная авария. Он нажал кнопку, но вспомнив, что система связи в тюрьме не работала, заспешил к директору.

Челнок обступили, выл ветер, так что были слышны голоса только тех, кто проник в люк.

— Господи, Боже, это что такое? Они что, на этой скорлупке через космос летели?!

— Да нет, не на ней. Сам корабль, наверно, накрылся, а это спасательная шлюпка.

— Ничего себе посадочка! Тут хоть кто-то жив остался?

Внутри шлюпки царил хаос. Те, кто первыми забрался туда, с трудом передвигались, путаясь в обломках аппаратуры.

— Сколько здесь вообще людей-то было?

— Вроде четверо.

— Давайте скорее, сейчас мороз ударит.

Голос скрипучий и властный, принадлежал директору тюрьмы Эрсу. Директор стоял в проеме люка, за его спиной высился Абрам Смит.

Эрс прилег не более двух часов назад, поэтому он был зол.

— Так. Ты и ты, осмотрите угол, там должны быть саркофаги. А здесь кто, не вижу. Где-то рядом пульт управления. Отойди, пока не задел чего-нибудь!

Бен не торопился выполнить приказ; он ошалевшими глазами уставился внутрь шлюпки, откуда уже волокли изуродованный труп.

— Ну и смерть, — прошептал он.

— Братья, бросьте его, это же робот, андроид! Людей искать надо!

Заключенные с некоторым недоумением осмотрели свою находку. Андроид был чудовищно растерзан: нижняя часть тела от пояса вообще отсутствовала.

— Бен, отойди, кому сказано!

— Эй, начальник, здесь вроде кто-то живой еще!

— Давай, давай, тащи, осторожнее. Кто там рядом — помогите же ему! Да уберите свою проклятую собаку!

Последнеё восклицание относилось к тюремному псу по кличке Пак: тот стоял рядом со шлюпкой, время от времени порываясь ринуться внутрь, и лаял.

— А кассету бортжурнала брать? — крикнули из этого полумрака.

— Берите, пригодится. Ну что, зацепили? Пошел!

* * *

Заместитель директора сидел перед компьютером. Только на нем можно было прочитать данные бортжурнала шлюпки. По правилам полагалось для просмотра дождаться Эрса, но тут давно уже ничего не делалось по правилам. К том же директор сейчас в госпитале, лично пошел вместе с врачом относить туда единственного из уцелевших. Странное дело, почему бы не поручить это заключенным? Абрам Смит недоуменно пожал плечами. Потом он надвинул клавишу ввода — и экран осветился.

Робот, оказывается, был серии «Биш».

Молодой парень, чье раздавленное тело нашли под обломками одного из саркофагов, оказался из корпуса звездных десантников. Фамилия его была Гис.

О следующем из погибших в журнале не оказалось вообще никаких данных. Это была девочка лет примерно двенадцати.

Кто там еще?! Лейтенант Рили? Ага, это тот, кого отнесли в лазарет.

На экране показалось женское лицо. Молодое, красивое, но с застывшим страданием.

Общеё собрание тюрьмы — человек двадцать пять собралось в одном из цехов. Выступал директор Эрс.

Обсуждались недавние события. И действительно, не каждым день на голову валятся космические гости.

— Итак, мы — как это в правилах нашей администрации — излагаем всё факты с предельной точностью, что-бы пресечь возможные домыслы. Кое-кто из вас уже знает, что во время работы утренней смены на контролируемой нами территории произошло аварийное приземление одного из спасательных судов. Не составляет секрета и то, что два человека из трех, находившихся в шлюпке, погибли, а андроид разбит, и починить его в наших условиях невозможно. Подозреваю, что это известно даже не части из вас, а всем вам, так как слухи в наших условиях распространяются с немыслимой скоростью. Однако кое-чего вы еще не знаете.

Эрс сделал паузу и усмехнулся, предчувствуя реакцию слушателей.

— Оставшийся в живых член экипажа — женщина!

— А-а-а! — выдохнула толпа.

Один из заключенных — тот, что устроился на стеллаже, — чуть не сорвался оттуда на головы сидящих внизу.

Несколько мгновений в подсобке стояла потрясенная тишина. Первым нарушил молчание тот, что повис на стеллажах:

— Женщина? А я вообще-то дал обет безбрачия. — Он вдруг усмехнулся. — Я хочу сказать, что это женщин тоже касается!

Только сейчас директор узнал его, выделив из наголо обритой и одинаково одетой человеческой массы. Это был Жан Гик, один из самых жестоких и непредсказуемых в колонии. Впрочем, Эрс умел справляться с такими типами. Гик явно пошутил в недобрый для себя час, затронув одну из наиболее болезненных проблем тюрьмы. В ответ сразу изо всех углов подсобки на него разом яростно рыкнули несколько глоток с недвусмысленным предложением заткнуться, а не то, мол, они решат вопрос за его счет. Быть может, угрозу тут же и попытались бы реализовать, но из рядов сидящих поднялся, блеснув стеклами очков, рослый широкоплечий негр в потертой робе.

Негра звали Ил. Он был признанный вождь.

— Наш брат, конечно, сказал глупость. Но всё же в его словах есть зерно истины. Зерно это заключается в том, — голос у него был глубокий, хорошо поставленный как у настоящего проповедника пресвитерианской церкви, — что всем нам решительно не нравится политика администрации, которая позволяет находиться в нашем спаянном коллективе чужакам, неверующим, особенно если это — женщины! всё помнят, с каким трудом нам удалось достигнуть гармонии. И сейчас наше единство снова под угрозой.

Эрс с облегчением перевел дух, он ожидал худшего. Пожалуй, Ил решил подыграть ему.

— Да, я вполне согласен с вышеизложенными соображениями. Именно поэтому я уже связался по официальному каналу со спасателями. Они должны прибыть примерно через неделю. Доктор, в каком она состоянии?

Врач пожал плечами.

— Это еще неясно. Она пока что без сознания, но, судя по всему, серьезных повреждений нет.

— Диагноз?

— Диагноз еще не готов.

— Но она выживет?

— Скореё да, чем нет.

— Запомни, если она придет в себя и сможет самостоятельно передвигаться, она никоим образом не должна выходить из лазарета. Во всяком случае, без сопровождающих, то есть без тебя или моего заместителя. Вопросы есть? — Врач снова пожал плечами. — Вот и хорошо. В остальном, джентльмены, распорядок жизни и работы в колонии не меняется. Договорились?

Врач протер спиртом предплечье лейтенанта. Но он не успел приблизить иглу к обозначившейся вене, рука только что расслабленно лежавшая вдоль тела, вдруг взметнулась и остановила его движение. В хватке чувствовалась неженская сила.

Лейтенант Рили смотрела на него в упор. Обычно у только что вышедших из комы взгляд бывает бессмысленным. Она давно уже пришла в себя? Притворялась? Зачем?

— Что это? — Врач впервые услышал её голос.

— Это коктейль моего собственного изобретения.

— Зачем? — Рили всё еще продолжала удерживать его запястье.

— Ну, разумеется, чтобы отравить вас. Или лишить вас собственной воли, превратив в зомби. Или ввести нам в кровь набор инопланетных паразитов. Это — транквилизатор, восстанавливающий силы. Вам нечего бояться: если бы у меня и возникло желание причинить вам вред, я бы сделал это уже давно.

— Вы врач?

Этот вопрос был понятен. Рили видела перед собой человека с тюремной стрижкой и в робе, отличающейся от тюремной одежды только меховой оторочкой. Помещение тоже весьма отдаленно напоминало госпиталь.

Моя фамилия Лемс. Я здесь главный врач, а также санитар, медсестра и патологоанатом.

— Здесь — это где? — в голосе Рили еще сохранилась настороженность.

— Здесь планета-тюрьма, причем из самых строгих. Ну, теперь, когда ваше любопытство удовлетворено, быть может, вы позволите мне сделать то, что я собирался?

Пальцы, сдерживающие руку Лемса, обмякли. Игла легко пронзила гладкую кожу, сразу же найдя вену.

— Не волнуйтесь, это просто приведет вас в чувство, — Лемс следил, как поршень, миллиметр за миллиметром, уходит в шприц. Потом он с каким-то исследовательским интересом прикоснулся к прическе женщины. — У вас великолепные волосы. К сожалению, вам придется их лишиться. У нас здесь проблемы с паразитами. — Женщина вздрогнула, это не укрылось от врача. — Нет, нет, ничего экзотического. Обыкновенные земные вши. Никак их не выведем.

Лемс следил за своей пациенткой, которая снова лежала неподвижно, прислушиваясь к своим ощущениям.

— Как я попала сюда?

— На спасательной шлюпке. Судьба корабля неизвестна, но о ней нетрудно догадаться: от хорошей жизни на шлюпках в открытый космос не выходят. Если не секрет, что это был за корабль? И откуда вы летели?

— Не знаю. Я последние две недели болела — не помню ничего.

— Однако то, что вы болели именно две недели, вы помните. Впрочем, хотя вы и в тюрьме, но отнюдь не в качестве осужденной. И уж во всяком случае я не следователь.

— А где остальные? Те, что были со мной в шлюпке? — спросила Рили.

— Им не повезло, — сказал врач.

— Они…

— Погибли.

Врач, стоявший спиной к Рили, уловил какое-то движение.

— Мне надо идти к шлюпке.

— Послушайте, транквилизатор, конечно, творит чудеса, но ходить вам я всё же пока не…

Рили стояла перед ним, выпрямившись во весь рост. И ничего теперь не прикрывало её тело, даже простыня.

У Лемса перехватило дыхание.

Нет, конечно, он уже видел её наготу, когда вскрывая саркофаг, определял, кто живой, кто мертвый, и какая помощь потребуется живым, если они есть. Но на тот момент никаких иных мыслей, кроме связанных с медициной, не возникало.

Она выдержала его взгляд.

— Вы дадите мне одежду? Или мне идти так?

Врач понял, что остановить её он не в силах.

Покорно он шагнул к стене, раскрыл встроенный шкафчик. Внутри оказалась обувь, белье, рабочий комбинезон.

— Учитывая характер здешних туземцев, я бы предложил вам все-таки одеться. Иначе реакция их будет непредсказуемой, а точнее, вполне предсказуемой. Ведь никто из них многие годы не видел женщин.

Не глядя на Рили, врач подал ей одежду.

— Между прочим, и я тоже, — прошептал он тихо.

Когда они вышли за пределы госпиталя, Рили сразу поняла, куда она попала. Какая-то громада стальных конструкций, местами поеденная ржавчиной, пересечение различных ярусов, шахтные колодцы, рельсы. Сейчас на всей обстановке лежала явственная печать запустения.

— Сейчас здесь всего двадцать пять человек, а сравнительно недавно было пять тысяч! — рассказывал ей врач, когда они шли по коридору.

— Почему?

— Так уж получилось.

Рили, следуя за Лемсом, почти ползком двинулась по резко сузившемуся тоннелю.

— У нас было литейное предприятие, Рили. Добывали олово. Впрочем, и сейчас добываем, но это уже так, чуть ли не для собственного развлечения Его стоимость едва окупает содержание тюрьмы. А раньше всё было поставлено на широкую ногу: трижды списанная дешевая техника, дешевый труд заключенных. Как при такой дешевизне Компания умудрилась прогореть? Ума не приложу? Надо было уж очень постараться. Так или иначе, однажды было решено, что добыча олова здесь экономически невыгодна. И почти всё перебазировали: и производство, и тех, кто трудился на нем. Сейчас вы увидите лишь остатки былой роскоши. Вот сюда, в эту дверь.

За дверью — огромной, железной, с массивными запорами был цех. Женщина сделала шаг, но вдруг остановила занесенную ногу.

— В чем дело? — врач возник в проеме двери.

— Вы назвали мое имя — Рили, — отчетливо выговаривая слова, произнесла женщина. — Откуда вам оно известно?

— Нам удалось спасти ваш бортжурнал. А что, собственно, вас испугало?

— Нет. Ничего. Вам показалось. Пошли?

Медленно они продвигались по литейному цеху, сквозь грохот, дым и крик. Жерла плавильных печей зияли. Оттуда несло жаром. Дюжина черных от копоти заключенных колдовало вокруг печей.

— Что это? Из-за чего такой шум?

— Кажется, какая-то локальная авария. Ничего, её быстро уладят. Такое у нас почти каждый день случается…

— А куда вы меня ведете?

— Сейчас увидите.

Они прошли цех. Захлопнув за собой выходную дверь, Рили бросила взгляд вперед — и замерла на месте.

Шлюпка. Их шлюпка, вернеё то, что от неё осталось.

Внутри шлюпки почти ничего уже не было, кроме саркофагов: битых, разломанных.

Маленький саркофаг был разбит. Разбитым оказался и один большой. Целым остался лишь второй большой саркофаг. Её саркофаг.

— Где? — голос её сорвался, — где тела?

— В морге. У нас есть собственный морг. Тела ваших товарищей пробудут там до прибытия спасателей и следователя.

— Следователя? — Рили вдруг остро взглянула на него, и врач смутился.

— Ну, в таких случаях всегда прибывает следователь. Здесь требуется уяснить причины аварии. Хотя на этот раз, по-моему, задача у него будет довольно простой.

— Да? — В уголках губ Рили легли тени. — В этот раз будет простой.

Как завороженная она смотрела на искалеченную шлюпку.

— Какой смертью они умерли?

— Десантник, он, кажется, был в чине капрала, просто разбился. А девочка, по-видимому, утонула, захлебнулась, когда разбилась охлаждающая система капсулы.

— А андроид?

— Разбит, не функционирует. Вместе с прочими поломанными приборами мы вынесли его в другой отсек — тот, где у нас находится свалка.

Лемс проследил за взглядом Рили и понял, что смотрит она на меньший из саркофагов.

— Я думаю, она так и не успела прийти в сознание. Это была легкая смерть, мгновенная и безболезненная. Мне очень жаль, — неловко сказал он.

Рили склонилась над пустой оболочкой саркофага.

— В чем дело? — спросил он официальным тоном. Рили выпрямилась.

— Где, вы сказали, находятся тела?

— В морге.

— Я должна увидеть их.

— Пожалуйста, если вы считаете это необходимым. Хорошо, я покажу вам их. Но должен сразу предупредить вас, что труп капрала представляет из себя очень неприятное зрелище.

Рили не дрогнула при этих словах.

— Его мне и не нужно осматривать. Я хочу видеть её. Девочку. — Рили сглотнула, словно у неё пересохло в горле, но тут же овладела собой. — Вернее, то, что от неё осталось.

Лемс пожал плечами в недоумении.

— Ну, хорошо, идемте.

Он распахнул перед ней дверь, ведущую к моргу.

Пропуская Рили вперед, врач бросил быстрый, но цепкий взгляд на меньший из саркофагов. Пробитая крышка, разорванные прозрачные трубопроводы, а на боковой грани странный след, больше всего похожим на химический ожог. Такой, как если бы плеснули крепкой кислотой.

Пес Пак, поскуливая, с трудом полз по коридору. Он так и не понял, что произошло. Что-то вызревало внутри него, страшно и бессмысленно ворочаясь в его могучем теле, черном, с рыжими подпалинами. Что-то незнакомое, чужое давило на внутренности, сковывало дыхание и заставляло спотыкаться на каждом шагу от внезапно подступившей слабости.

Он почувствовал нечто чужое, враждебное, еще впервые минуты, когда странная штуковина ударилась о заснеженный грунт. Внутри находилось нечто, бывшеё чужим.

Тогда он всеми своими силами пытался обратить на это Чужое внимание своих двуногих друзей. Но они не понимали его. С некоторым трудом он нашел незакрытый проход в помещение и сразу же почувствовал, что Чужое всё еще там, внутри. Он не помнил, что было потом.

И вот теперь он скуля полз по темным закоулкам, чтобы добраться до мест, где регулярно проходят двуногие.

Раньше, сразу после основания тюрьмы, по всем её коридорам патрулировали свирепые конвоиры с еще более свирепыми псами на поводках. Большую часть волкодавов после этого вывезли в другие исправительные заведения, а оставшиеся удивительно быстро превратились из тренированных убийц во всеобщих баловней и любимцев.

Пак был таким любимцем уже в четвертом поколении.

— А, вот где ты, малыш! — раздался голос.

Пес с трудом повернул отяжелевшую морду к люку, в котором возник человеческий силуэт. — Где же ты пропадал так долго? Я тебя повсюду ищу! — В ответ раздалось еле слышное поскуливание. — Иди, иди ко мне. Эй, с тобой всё в порядке? — Человек склонился над ним. — Ну-ка, ну-ка, — загрубевшие пальцы осторожно перебирали черную шерсть. — Что это?! — руки человека замерли.

Он сам не мог сказать, чем было то, что он увидел: кожа у собаки лопнула от угла рта, длинный разрыв сочился. Ниже, на груди и шее, виднелись еще какие-то раны. Что это — ожог? Или след когтистой лапы?

— Кто это сделал, Пак, малыш? — в голосе человека звучал неподдельный ужас — Подожди меня здесь Я за доктором! — И человек бросился к выходу, бормоча про себя на бегу: — Какой зверь мог так поступить с собакой?!

Размеры морга поражали воображение: казалось в нем мог одновременно уместиться весь некогда пятитысячный контингент тюрьмы. Лемс открыл ближайшую из ячеек, переместив на стол её содержимое.

— Прошу! — врач отдернул ткань.

Под ней, вытянувшись лежала Ревека, её мертвое тело.

Целеустремленность Рили вдруг исчезла. Перед Лемсом снова была просто женщина.

— Вы можете оставить меня с ней одну? На несколько минут.

— Да, пожалуйста, — он отошел в сторону.

Глаза девочки были открыты, бессмысленно уставившись в никуда. Страха в них не было, ей действительно досталась легкая смерть. Однако её двенадцатилетняя жизнь была столь ужасна, что ничто не могло этого смягчить. Да и вообще, любая смерть, любая гибель в двенадцать лет это чудовищная нелепость. И от этой гибели Рили не сумела её уберечь.

— Прости меня, — прошептала Рили. Усилием воли отключив в себе всё эмоции, она занялась тем, ради чего пришла в морг.

Врач решил пронаблюдать за Рили: что-то странное почудилось ему в её желании посетить морг.

Однако к нему подбежал один из заключенных и горячо задышал в ухо: «Лемс. Мне сказали, ты в госпитале. Я едва нашел».

Пак был и его любимцем.

— Ранен? Да нет, брось, кто тут может быть чужой. Это, наверное, в ком-то из наших общих знакомых, садистов-маньяков, зверь проснулся. Где ты, говоришь, его нашел?

Но собеседник Лемса уже стоял неподвижно, открыв рот. Он увидел Рили.

Услышав его приглушенный возглас: «Господи, что она делает?», Лемс повернулся к столу.

Странными, непонятными движениями она прощупывала девочке грудную клетку: нажимала, постукивала в области ребер, над ключицами.

Быстрым шагом врач подошел к ней. Она была так сосредоточена, что даже не повернулась.

— Ну, всё о'кей? — спросил Лемс.

— Нет. — Рили, не разгибаясь, смотрела на него. — Надо сделать вскрытие.

— Зачем? — спокойно спросил он.

— Я хочу знать, что её убило.

Врач бросил быстрый взгляд на труп. Что-то в нем было не так как положено.

— Я же сказал вам, что она утонула, — произнес Лемс чуть более мягко.

— Я должна увидеть её внутренности.

— Зачем? — переспросил он.

— У меня есть причины для этого.

— Может быть, вы поделитесь ими со мной?

Рили думала недолго. У неё было мало надежды обмануть врача, однако если рассказать ему правду, то он почти со стопроцентной вероятностью решит, что она сошла с ума. К. тому же чем меньше людей будет знать правду, тем лучше.

— Есть вероятность инфекционного заболевания.

— Какого, если не секрет?

— Холера! — ответила Рили наобум.

— Что?! Двести лет уже не было отмечено ни единого случая холеры!

— Прошу вас, — прошептала она еле слышно.

И тут, совершенно неожиданно для нее, врач вдруг сдался. Он сам не мог бы сказать, что подействовало на него: убежденность Рили или логика.

Лемс ополоснул хирургические инструменты, перебрал их. Одним точным движением вспорол детское тело. Потом покосился на Рили.

Нет, она не упала в обморок.

— Вот, — пошевелил внутренности. — Всё в порядке. Ни малейших следов инфекции вообще.

— Грудь, — это слово Рили произнесла еле слышно.

— Что?!

— Вскройте ей грудную клетку.

— Послушайте, если вы хоть самую малость знаете о холере, то вам должно быть известно, что в грудной полости ей делать нечего. Впрочем…

Обеими руками он поднял клинок. Лезвие со страшным хрустом врезалось в неживое тело.

Рили смогла превозмочь дурноту.

— Осторожнее! — сказала Рили.

Врач абсолютно не представлял, что здесь может ему угрожать.

Последовал еще один удар. Грудная клетка раскрылась, обнажив свое содержимое.

— Вот это легкие. Они необычайно раздуты: их по самые бронхи заполнила жидкость. Как я вам уже объяснял, девочка утонула. Вернее, захлебнулась, когда жидкость хлынула в её дыхательные пути.

Лемс выждал:

— Ну, а коль скоро я не полный идиот, — сказал он, понизив голос, — может быть, вы мне все-таки объясните, что вы искали на самом деле?

Он почувствовал, что еще немного, и Рили расскажет ему все. Но в этот момент хлопнула входная дверь.

К ним направлялись двое: директор тюрьмы и его помощник. Директор ступал размашисто, с подчеркнутой уверенностью впечатывая каблуки в пол. Смит подсознательно подражал ему во всем.

— Мистер Лемс?

— Господин директор? Да, вы, кажется, не представлены. Это лейтенант Рили. Лейтенант, познакомьтесь, — директор тюрьмы Эрс, а это — заместитель директора, мистер Смит.

— Что здесь происходит, мистер Лемс? — спросил Эрс с железным лицом.

— Да, что здесь происходит? — вступил в беседу помощник. Но Эрс только раз глянул на него, и тот больше вообще не открывал рта.

— Ну, прежде всего, лейтенант Рили чувствует себя намного лучше. А во-вторых, в интересах общественной безопасности мне пришлось пойти на риск вскрытия.

— Без моего разрешения? — Лицо Эрса всё еще оставалось железным, голос он тоже не смягчал.

— Видите ли, в свете тех данных, что сообщила лейтенант, мне показалось, что у нас нет времени спрашивать разрешения. Но, к счастью, наши опасения как будто не оправдались. — Лемс указал на разрезанный труп. — Результат вскрытия не показал признаков заразной болезни.

— Хорошо. Ранеё уже было сказано, что лейтенанту Рили не рекомендуется выходить из госпиталя без сопровождения. В дополнение к своим прежним распоряжениям скажу следующее: я бы настоятельно просил вас лейтенант, вообще не покидать отведенное вам помещение и не разгуливать по территории тюрьмы без крайней необходимости. А вам, доктор, я советую о любом изменении состояния вашей пациентки докладывать мне. И немедленно!

Впервые с момента начала беседы с директором Рили подала голос:

— Мы должны кремировать тела.

— Ерунда! — холодно отрубил Эрс, даже не повернувшись к ней.

— Согласно всем правилам, трупы должны храниться в морге до прибытия следственной группы.

— Это нужно сделать в интересах общественной безопасности, — ухватилась Рили за магическую формулировку.

— Это в каком смысле?

— В смысле здоровья вашего контингента. Дальнейшеё зависело от Лемса. Он мог поддержать игру, а мог и не поддержать.

— Лейтенант хочет сказать, что возможность инфекции еще не исключена.

— Но вы же утверждали…

Врач кивнул:

— Да, судя по всему, непосредственной причиной смерти ребенка стало утопление. Однако это вовсё не позволяет отрицать самого факта болезни. Возможно, холерный вирус действительно присутствует в тканях тела девочки, и наверняка мы этого не узнаем: у нас ведь нет лаборатории, чтобы произвести соответствующеё исследование. А в свете того, что сообщает лейтенант… Видите ли, я думаю, что вспышка холеры очень плохо смотрелась бы в официальных документах.

— Не пугайте меня официальными документами. Во-первых, я не из пугливых, во-вторых, есть вещи и пострашнее. Я хочу, чтобы вы поняли, Рили: у нас здесь двадцать пять заключенных, а не заключенных всего трое. Ну, считая вас, теперь четверо. И мой, как вы выразились, контингент — не овечки, попавшие в сети правосудия. Это убийцы. Насильники. Насильники детей. Мразь, подонки человечества — каждый из них десятикратно заслуживает смертной казни, и мне искренне жаль, что она отменена. И то, что они пять лет назад ударились в религию, не делает их менеё опасными. Поэтому я не хочу нарушать уставный порядок. Я не хочу, чтобы в самой гуще этого сброда, среди которого, кстати, почти половина была осуждена за сексуальные преступления, разгуливала женщина!

— Понятно, — Рили не отрываясь смотрела ему в глаза. — Для моей же собственной безопасности, не так ли?

— Именно так! — Эрс обрушил кулак на столик.

— Между прочим, сожжение покойников — тоже отклонение от обычного ритма жизни. И мне теперь приходится выбирать, что приведет к худшим последствиям: возможная болезнь или беспорядки, которые могут последовать за кремацией!

Он помолчал некоторое время, а когда заговорил вновь, голос у него был усталым:

— Итак, вы по-прежнему настаиваете на кремации?

Рили выдержала его взгляд:

— Да.

— Ну что ж, пусть будет так.

И тут же из голоса директора исчезла усталость:

— Провести кремацию я поручаю вам, мистер Лемс. В десять часов, в главном цехе. Обеспечьте стопроцентную явку заключенных. Разрешаю воспользоваться печью!

Над печным жерлом стоял столб багрового света. Это сияние исходило из раскаленного нутра.

Не отрываясь, Рили смотрела в огонь. Поэтому речь Эрса долетела до неё отдельными фрагментами.

— Мы передаем этого ребенка и этого мужчину тебе, о Господи… Их тела уходят из мира — из нашего бренного мира, отныне над ними не властны тьма, боль и голод… И самая смерть уже не властна над ними, ибо…

Странный, какой-то неуместный в этой обстановке звук пролетел по цеху — лай собаки. Врач досадливо сморщился: за всеми хлопотами он не смог вовремя сходить туда, где, как ему сказали, находился раненый Пак.

— …И вот теперь они уходят за грань нашего существования. В тот покой, который вечен. Из праха ты создан, в прах ты обратишься, — с видимым облегчением завершил он наконец свое выступление и уже повернулся к стоявшим возле печи, готовясь отдать команду но замер, остановленный движением, возникшим в толпе. Из группы заключенных выступил вперед Ил, и всё разом повернулись к нему.

— Мы не знаем, почему Господь карает невинных — звучно заговорил он. — Не знаем, почему так велики приносимые нами жертвы. Не знаем, за что нам дана такая боль…

И снова собачий лай, переходящий в визг, раздался в воздухе.

— …Нет никаких обещаний, ничего не известно наверняка. Мы знаем лишь одно: они покинули нас. И девочка, с которой мы сейчас прощаемся, никогда не узнает горя и страданий, которыми полон этот мир. — Рили не сразу осознала, что это проповедь, но теперь и она внимательно слушала, как в грохочущей тишине цеха чеканной медью звучит речь Ила. — Мы предаем эти тела в никуда с радостью, потому что…

В эти минуты собака яростно билась, каталась по полу в одном из дальних закоулков, лишенная уже сил даже скулить. Грудь её раздавалась, пульсировала, живя собственной страшной жизнью, отдельной от жизни всего тела. Затем черная с рыжим подпалом шкура, треща, лопнула.

— …В каждом семени есть обещание нового цветка. В каждой жизни, даже самой малой, хранится новая жизнь, новое начало!

Из растущей раны собаки хлестала липкая жидкость, судороги становились всё слабее…

— Аминь! — произнес Ил, выбросив вперед правую руку.

Два окутанных пластиком тела, кружась, полетели в вулканические недра печи.

Собачья грудь наконец лопнула, и наружу высунулась страшная, неописуемая голова, покрытая бесцветной слизью. И долгий скрежещущий крик прорезал воздух…

Чужой вновь пришел в этот мир.

Рили мылась в душе. Звучали голоса за стеной. Сначала Рили не очень прислушивалась, но потом поняла, что разговор идет о ней.

— …Странно это все-таки: во всем экипаже — одна женщина. И именно она и осталась в живых! Не понимаю…

— Чего ты не понимаешь? — вмешался другой голос грубый и хриплый. — Бабы — это дерьмо. Все, без исключения. Вот поэтому-то они всегда выплывают. Уяснил?

— Нет. Что-то тут иначе. — Обладатель первого голоса, похоже, не утолил свои сомнения. — Быть может. Ну, не знаю…

— Чего ты не знаешь, умник?

— Может быть, на ней лежит какое-нибудь предначертание? — наконец решился выговорить первый.

— На ком? Женщина — сосуд греха, вместилище мерзости.

За стенкой по другую сторону от Рили тоже говорили.

— А задница у неё ничего — крепкая, сразу видно. И вот здесь тоже всё в порядке, как надо!

— Да что там болтать! Я тебе вот чего скажу, давай…

Рили поежилась. К счастью, те, кто конструировал тюрьму, душевые кабинки догадались сделать отдельными. Но коридор был общим для всех. Пожалуй, ей следовало поспешить, пока к ней в кабину не ввалилась пара уголовников. Она быстро накинула комбинезон. Осторожно тронула пальцем свою наголо обритую голову.

Рили выскользнула из душевой, осторожно пробираясь между облицованными плиткой стенами. Они казались такими надежными, массивными — имитация бетона и кафеля. На деле это был тонкий пластик.

Внезапная мысль остановила Рили. Выходит, на этой планете запираться бессмысленно?

Значит, надо с самого начала поставить себя так, чтобы запираться не пришлось.

Окончательно эту мысль Рили додумала, уже подойдя к госпиталю. Там ей, согласно распоряжению директора, полагалось дожидаться обеда, который заключенный должен принести из общей столовой. Но Рили так и не вошла в госпитальный отсек.

Круто повернувшись, она направилась к столовой.

В столовой обедала вся смена. Каждый сидел за отдельным столиком. Столовая, как и морг, сооружалась из расчета максимальной заполняемости тюрьмы.

За обедом и так почти не разговаривали, а когда на пороге появилась Рили, над столиками повисла мертвая тишина.

Рили направилась к окошку для выдачи пищи, как бы не обращая внимании на то, что творится вокруг.

Рили подумала, что сейчас в столовой наверняка должны находиться и те, чьи голоса она слышала сквозь стенку душевой кабины. Кто же из них? Быть может именно тот, кто крестится, говорил о её особом предначертании? Рили подсела к Илу за столик. К тому, кого знала.

Ил тоже не сумел совладать с собой: при виде женщины он вздрогнул.

Рили заговорила первой:

— Я хотела бы поблагодарить вас за то, что вы сказали на кремации. — Она немного помедлила. — Мои товарищи оценили бы это, если бы только могли слышать. Во всяком случае, в последний путь их сопровождали не сухие казенные фразы.

Ил поднес к губам стакан:

— Не знаю, что тебе обо мне известно, но явно не истина, — сказал он резко, но спокойно. — Я — убийца. И вдобавок насильник женщин. Как тебе это понравится?

— Жаль. — Рили пожала плечами.

— Что?

— Жаль. Потому что из-за этого вы, должно быть, очень неуверенно чувствуете себя в моем присутствии.

— Сестра, — сказал он, — у тебя есть вера?

Рили внимательно посмотрела на него:

— Наверное, есть немного.

— А у нас много веры. Так много, что и на тебя хватит, если ты пожелаешь вступить в наш круг.

Ил снова говорил звучным, хорошо поставленным голосом.

— Правда? А я было подумала, что женщины не могут вступать в ваше братство!

— Отныне — могут! — Ил обвел взглядом окружающих, словно ожидая, что кто-то посмеет возразить. — Просто раньше не было такого прецедента, но лишь потому, что не было женщин. А сами мы ни для кого не делаем исключений. Мы ко всем относимся терпимо. Даже к тем, к кому нельзя терпимо относиться.

— Спасибо! — ответила Рили.

— Это наш принцип. Это не касается лично тебя, или еще кого-нибудь. Видишь ли, сестра, с твоим прибытием у нас возникнут дополнительные проблемы. Но мы уже готовы смириться с ними, не возлагая на тебя вину. Не так ли, братья?

— Так… так… — ответили ему со всех сторон.

Рили ничего не могла понять:

— Вину?

— Да сестра, — продолжал Ил по-прежнему звучно и одновременно мягко. — Ты должна понять, что до тебя у нас здесь была хорошая жизнь. Очень хорошая.

— Хорошая жизнь… — медленно повторила она.

— Не было искушений, — сказал он.

* * *

— Спасибо, не нужно. Я уже принимала лекарство.

Врач не поверил ей, так как лекарство содержало изрядную дозу снотворного. Это было сделано по прямому приказу директора.

Рили опустилась на край койки.

— Вы лучше расскажите мне о вере, — попросила она.

— Ил и прочие… — врач усмехнулся. — Словом, они обратились к религии. Назревало это давно, но качественный скачок произошел чуть больше пяти лет назад.

— И что это за религия?

Лемс помедлил с ответом.

— Мне трудно сказать, — он снова усмехнулся. — Думаю, это мудрено определить и самому Илу, а уж его пастве и подавно. Пожалуй, все-таки вера — это свободный, обобщенный вариант христианства. — Врач задумался, припоминая. — Так вот, когда тюрьму было решено ликвидировать, Ил и всё остальные… То есть, говоря «все», я имею в виду теперешний состав заключенных. Короче говоря, всё верующие — они называют друг друга «братья» — решили остаться здесь.

Лемс присел на койку напротив Рили.

— Но ведь они не могли просто так вот взять и остаться, верно? — продолжил он. — Им разрешили это сделать, но на определенных условиях. А именно: с ними здесь остаются директор, его заместитель — один из младших офицеров — и врач.

— И как вам удалось получить такое завидное назначение?

— А как вам нравится ваша новая прическа? — ответил врач вопросом на вопрос.

Рили машинально подняла руку, коснувшись бритой головы.

— Нормально, — она нахмурилась.

— Итак, из-за вас я серьезно нарушил свои отношения с Эрсом, а отношения эти были хотя и не сердечные, но достаточно дружеские.

Лемс подался вперед, почти соприкоснувшись с Рили.

— Может быть теперь, хотя бы в виде благодарности за потраченные труды, вы мне все-таки скажете — что мы там искали? — проговорил он тихо, но очень раздельно.

— Вы мне нравитесь, — просто сказала она.

Врач выпрямился:

— В каком это смысле?

— В том самом…

— Вы очень откровенны, — выговорил он.

— Я очень долго была оторвана от людей, доктор. Почти столь же долго, как и вы.

И когда она потянулась к нему, Лемс сжал её и объятиях.

* * *

Метла сметала пыль и сажу. Время от времени прутья застревали в решетчатом перекрытии, и тогда Джон Эри наклонялся, чтобы их освободить. Пыль липла к потному телу, оседала на одежде, но он не жаловался: работа как работа. Гул огромного вентилятора заглушал его пение. «А кстати, где собака, где Пак? Помнится, он скулил где-то в отдалении во время похорон. А потом на обеде говорили, будто пес покалечился. Жалко!»

Метла вновь застряла, и Джон снова нагнулся, чтобы её освободить. Перед ним, на полу лежал пласт слизи в несколько раз больше ладони. Слизь не растекалась, она сохранила свою форму даже тогда, когда Эри взял её в руки, чтобы рассмотреть.

Внезапно он почувствовал жжение в кончиках пальцев, с отвращением отбросил свою находку. Слизистые лохмотья ударились о решетку пола, и что-то шевельнулось под этой решеткой, едва различимое в темноте.

— Эй, Пак! — Эри встал на колени, сунувшись лицом к решетчатому перекрытию.

Он успел рассмотреть блестящую от липкой слизи голову, разворачивающуюся к нему пасть — последнее, что ему довелось увидеть. Тугая струя кислоты, пройдя сквозь решетку, ударила ему в глаза.

Крик не услышал никто. Джон слепо попятился и рухнул прямо в ствол вентиляционной шахты.

* * *

Они лежали, прижавшись друг к другу. Рили не хотелось ни говорить, ни шевелиться. Лемс первым разомкнул губы.

— Спасибо…

Рили не ответила. Лемс замялся: несколько секунд он не мог решить, стоит ли ему говорить то, что он задумал.

— Я очень благодарен тебе, но признайся, ты все-таки преследуешь какую-то свою цель?

Лемс огляделся в поисках одежды. Одежда оказалась разбросанной по всему полу.

— Я хочу сказать вот что. — Одеваясь, он запрыгал на одной ноге. — При всей моей благодарности я не могу не замечать: ты уклонилась от ответа, причем уклонилась дважды, не считая нашей первой беседы. Первый раз — во время вскрытия, когда последовала… ну, скажем так: неловкая дезинформация. И второй раз — сейчас. Хотя, согласен, сейчас ты сделала это гораздо более очаровательным способом. Поэтому меня гложет одна очень неприятная мысль. Скажи, неужели ты даже в постель со мной легла — чтобы не отвечать на вопрос? И что же это за тайна такая в этом случае?!

Женщина улыбнулась ему:

— Да, было так. Но сейчас — нет. Ты мне по-настоящему нравишься. Правда! А что касается тайны… Ну, давай считать так: я увидела страшный сон, поэтому мне нужно было точно знать, что убило девочку. Но я ошиблась. Да, к счастью, я ошиблась…

— По-видимому, сейчас ты совершаешь еще одну ошибку, не желая мне открыться.

— Возможно. Но если так, то это — моя третья ошибка, не вторая.

— И что же было второй?

— Близость с заключенным. Физическая близость. Пo-моему, это против правил тюрьмы.

— Я — не заключенный.

Ничего не ответив, Рили выразительно провела рукой по затылку.

Ему следовало сообразить это раньше. Татуировка наносится на затылок каждому из арестантов и содержит его личный номер.

— Ты наблюдательней, чем я считал. Да, у меня тоже есть своя тайна.

Некоторое время он стоял в раздумье, потом улыбнулся.

— Это действительно нуждается в объяснении. Сейчас я пока не готов его дать; если ты не возражаешь — позже. Хорошо?

Рили кивнула.

В этот момент под потолком голубой вспышкой полыхнула сигнальная лампочка. Голос прозвучал по системе внутреннего оповещения.

— Мистер Лемс!

— Мистер… Абрам? — Лемс скореё угадал, чем узнал, кто говорит.

— Да. Директор Эрс считает, что вам необходимо срочно подойти. Несчастный случай.

— Что-нибудь серьезное? — переспросил врач.

— Да, пожалуй, что так. Одного из наших заключенных разрубило на куски.

— О, черт! Иду. — Лемс одним движением застегнул молнию, втиснул ноги в ботинки.

Потом оглянулся на Рили:

— Извини, дорогая, мне нужно идти.

Женщина сидела на койке, придерживая на груди одеяло, и в глазах её застыл ужас.

Он бегом устремился по коридору, отчетливо понимая, что его вмешательство, — во всяком случае, в качестве врача уже не потребуется.

Тело прошло сквозь лопасти вентилятора, и вся шахта была забросана кусками окровавленного мяса.

— Кто это был? — проорал Эрс, перекрывая гул.

— Эри! — тут же крикнули ему в самое ухо.

— А ты-то откуда знаешь?!

Директору услужливо сунули кусок ботинка. Эрс прочитал на его внутренней стороне имя.

— Да. Как он оказался в шахте? И какого черта его понесло к вентилятору?

Абрам Смит попытался ответить.

— Это я его назначил туда, сэр, очищать проходы. Но он был неосторожен, наверное, — вот его и засосало.

— Вы ни причем, никто вас не винит, — сказал директор. Потом повернулся к врачу: — Ну, что вы можете сказать по этому поводу?

— Смерть наступила мгновенно.

— Да ну?! — Уж это мы и сами как-то поняли!

Шагнув вперед, врач наклонился, приглядываясь.

В это время в разговор снова вклинился заместитель:

— Да, совершенно правильно, его засосало мгновенно. Такое и со мной чуть не случилось год назад, на десятом уровне. Сколько раз я говорил: «Держитесь подальше от вентилятора!»

— Я сказал — была мгновенной, — поправил его врач, не разгибаясь. — А вот засосать его не могло. Ветер был в ту сторону.

Смит вздрогнул, словно услышал обвинение, хотя он был равно невиновен и в том случае, если бы Эри засосало, и в том, если тот сорвался вниз.

— Что это? — Эрс, не обращая внимания на своего помощника, смотрел на врача. Тот внимательно разглядывал обрубок человеческой плоти у себя под ногами.

Лемс распрямился.

— Не знаю.

— Мистер Лемс, я жду вас у себя ровно через тридцать минут. Перед этим доставьте в морг все, что вам удалось соскрести с пола, стенок и потолка. Постарайтесь уложиться в предложенный вам получасовой регламент.

* * *

«Пришла пора исправить свою ошибку». Рили всё еще плохо ориентировалась в тюремных лабиринтах, поэтому ход, ведущий к шлюпке, ей удалось найти почти случайно. Но все-таки удалось. всё здесь было по-прежнему — никто не появился тут со времени её прошлого прихода сюда с Лемсом.

Она взглянула на саркофаг Ревеки — обожженный кислотой. Руки её уже делали нужное дело.

Заключенные не придали внимания аппаратуре шлюпки, хорошо, хоть бортжурнал догадались взять сообразили, что это такое. «Черный ящик» был в неприкосвенности, жестко вмонтированный в боковую стену.

Рили довольно быстро сумела отделить «ящик» от стены: где развинтив крепления, а где обрезав листовой металл. Она уже было шагнула к выходу. Но выход был закрыт: перегораживая проем люка, в нем стоял человек, только когда она в тусклом освещении узнала Лемса, у неё действительно отлегло от сердца.

— Вот вы где, оказывается, — медленно произнес он.

Рили молча показала «черный ящик». — Вижу. Но думаю, что для директора это слабое оправдание твоей прогулки. Директор Эрс будет очень недоволен. Я, конечно, ему ничего не скажу, но у него, видишь ли, есть и другие каналы информации.

Однако Рили теперь не была расположена поддерживать этот разговор.

— Расскажите мне об этом несчастном случае, — сказала она почти тоном приказа.

— Чего тут рассказывать. Погиб один из заключенных.

— Кто его убил?

— Вентилятор, — хмуро ответил Лемс. — Вентилятор, обслуживающий воздухозаборники. Я кое-что обнаружил там. Одну непонятную вещь. Скажи, тебе не станет дурно?

Он говорил всё тем же медленным голосом, выдающим задумчивость.

Рили отрицательно покачала головой.

— Верю. — Лемс вспомнил сцену в морге. — Значит слушай: тело этого бедняги разрубило на куски, буквально разнесло в клочья. Но я все-таки сумел рассмотреть нечто… Приготовься.

Лемс немного помедлил, не мог решиться.

— В общем, один из фрагментов показался мне подозрительным. Я пригляделся к нему. Это был кусок лица: надбровье, глазница, скуловая кость. И вот эта кость блестела, обнаженная. Мне это показалось странным: лопасти не должны так обдирать ткань. Присмотревшись, я увидел, что лицо и не было ободрано, — такое впечатление, что Эри еще при жизни плеснули в глаза кислотой. Причем очень сильной кислотой, способной мгновенно разъесть мягкие ткани до костей. Вот тут я и вспомнил об этом химическом ожоге который так тебя встревожил.

Так и не дождавшись от неё ответа, Лемс заговорил сам:

— Послушай, можешь мне поверить: в любом случае я на твоей стороне. Я хочу тебе помочь — даже больше хочу именно помочь тебе, чем разобраться во всей этой истории. Но как раз для этого мне нужно знать, что происходит. Во всяком случае, твою версию происходящего.

Да, у Рили был соблазн открыться ему, но она все-таки не решилась.

— Знаешь что, если ты действительно хочешь мне помочь, найди для меня компьютер с аудиосистемой.

Она приподняла «черный ящик». Лемс отрицательно качнул головой:

— Не получится.

— Очень тебя прошу, постарайся мне помочь.

Но тот лишь смотрел на неё сочувствующим взглядом.

— Постараюсь я или не постараюсь — особой роли не играет. Ты, кажется, не вполне осознаешь, куда ты попала. Даже если мы возьмем в заложники Эрса и под угрозой сбросить его в печь потребуем выдать нам аудио-приставку, нам её всё равно не получить. Она попросту отсутствует.

Рили растерялась. Такого оборота событий она и представить себе не могла. Ситуация выглядела безвыходной. Но тут же она поняла, где находится выход из этого положения.

— А Биш?

— Биш? Ну, есть тут у нас один такой, осужден за два убийства. Но он-то чем тебе поможет?!

Рили едва сдержалась:

— Робот-андроид серии «Биш», был с нами, разбит, по твоим словам — выброшен на свалку. Где это?

— Ты хочешь воспользоваться его аудио-приставкой?

А разве это возможно?

— Где свалка? — Рили с трудом удерживала себя от крика.

— Я могу показать тебе дорогу, но не могу пойти с тобой. Во всяком случае, прямо сейчас. Мне через пару минут предстоит одно не очень любовное свидание.

…Рили, узнав путь, направилась в сторону свалки.

Врач несколько секунд с сомнением смотрел ей вслед. В какой-то момент он почти решился пойти за ней но круто развернувшись, шагнул в полутемный коридор ведущий к директорскому кабинету. Однако уже на втором шаге он, как в стену, врезался в чью-то широкоплечую фигуру.

— Идешь к директору? — пророкотал знакомый голос.

— Да, я иду к директору, но сначала я иду к тебе, Ил. Нам нужно поговорить.

— Слушаю тебя, — ответил Ил.

* * *

— Слушай меня, ты, дерьмо собачье, — начал директор без всяких предисловий. — Если ты мне еще раз такую штуку выкинешь — я тебя пополам разрежу и скажу, что так и было, понял меня?!

Лемс не впервые присутствовал при таком приступе бешенства.

— Боюсь, я не совсем понимаю…

— Брось, всё ты понимаешь! — Эрс сам поддерживал накал злости, не давая ей остыть.

— И все-таки я ничего не могу понять. Может быть, вы соизволите мне объяснить, господин директор? — в последнюю фразу Лемс вложил изрядную порцию яда.

— В семь часов утра с нами связались по каналу высшего уровня коммуникации. Да мы за всё существование колонии не получали такого вызова!

Врач не отвечал.

— Им нужна эта женщина, эта стерва! Требуют, чтобы мы присматривали за ней, нянчились с ней, оберегали от всех возможных опасностей!

Лемс всё еще продолжал молчать.

— Зачем? — спросил он, наконец.

— Не знаю, да и плевать мне на это! Это меня не интересует. Меня вот что интересует: какого черта ты выпустил её из лазарета?!

— Я полагал, что этот вопрос уже выяснен. Хорошо, если вы хотите, я повторю. В морге она была со мной, а необходимость её прихода туда объясняется…

— Ты думаешь, что можешь водить меня за нос? — Эрс злобно ощерился. — Я не про морг тебе говорю, господин доктор! Она минимум еще дважды выходила! Один раз — в столовую, а второй — уж не знаю, куда но было это сразу же после гибели Эри!

всё это директор выпалил без передышки. Сделав новый вдох, он заговорил уже тоном ниже:

— Только не надо делать мне невинные глаза. Учти, я знаю все, что творится в этой тюрьме.

— Ну что ж, не буду спорить — она выходила. Хотя оба раза это делалось без моего ведома и даже вопреки моим указаниям.

Директор приподнялся, нависая над Лемсом.

— Мы оба прекрасно знаем, кто ты такой на самом деле, — проговорил Эрс, негромко, но очень выразительно.

Врач отшатнулся.

— Я думаю, мне лучше уйти. Мне этот разговор становится неприятен, и я имею полное право его не поддерживать.

— Ну иди, иди, господин доктор, — насмешливо буркнул директор. — А я потом расскажу твою подлинную историю твоей новой подружке. Просто так, в целях её образования.

Лемс замер.

— Итак, — Эрс придвинулся к врачу вплотную, — есть ли что-нибудь, что я должен знать, но не знаю?

* * *

Андроид был засыпан. Только рука, оцепеневшая в последнем движении, торчала вверх сквозь мусор.

Рили пришлось приложить некоторое усилие, чтобы заставить себя взяться за эту руку. Странно, ей куда проще было коснуться тела погибшей девочки.

Зажмурившись, она крепко сжала запястье Биша и рванула изо всех сил. Робот смотрел на неё остановившимся глазом.

Без особого труда Рили взвалила Биша себе на плечо.

Она упорно брела, на каждом шагу по колено увязая в мусоре.

Путь ей заступили четверо. Они стояли цепью поперек коридора, явно не собираясь уступать дорогу и молча уставившись на Рили.

Рили развернулась и, по-прежнему держа на плече андроида, направилась к другому выходу.

Но тут ей вновь пришлось остановиться. Молодой холеный красавец, стоявший в дверном проеме, потянулся было сдвинуть со лба на глаза мерные очки но не стал этого делать, понимая, что уже всё равно будет узнан. Тогда он, слегка усмехнувшись, двинулся к Рили.

Не шевелясь, даже не положив Биша, Рили следила, как он приближался. И когда заключенный, уверенный в своей способности одолеть любую женщину, будь она хоть лейтенант, не оберегаясь, протянул руки, чтобы схватить ее, — она, всем телом качнувшись к нему, резко выбросила вперед колено.

Удар пришелся чуть выше, чем следовало, однако всё же швырнул нападавшего на пол, в груду мусора. Сбоку метнулись тени.

— Держи, держи суку! Уйдет!

Рили успела бы уйти, но для этого ей пришлось бы бросить андроида.

В неё вцепились сразу несколько человек — повалили, мешая друг другу, поволокли на выступающую над уровнем свалки плиту. Они рвали с неё одежду…

Рили отбивалась так, что им при всех их усилиях не удавалось стащить с неё комбинезон. Красавчик, которого она сбила с ног, выхватил нож и рассек им застежки.

Кто-то из нападавших включил на полную громкость портативный плейер.

— Ну, кто первый? Ты, Грег?

Грегом, очевидно, звали молодого красавца.

— А-а, стерва, ты покусилась на мое главное сокровище! — проговорил он нараспев. — Ну, так об этом пожалеешь. Очень сильно пожалеешь!

Она слышала, как красавчик, наваливаясь на нее, издал пронзительный вопль восторга. Однако этот вопль внезапно оборвался коротким взвизгом: громадный черный кулак, врезавшись в скулу Грега, свалил его.

Над группой сцепившихся тел стоял Ил. Еще кто-то опрокинулся от его кулака. Следующего, кто попытался встать на его пути, Ил отшвырнул пинком. В его руках появился обрезок трубы. всё отскочили, спасаясь от рубящего воздух металла.

— Ты в порядке? — шепнул Ил Рили. Она кивнула. — Уходи отсюда, сестра. У нас сейчас будет воспитательное мероприятие для кое-кого из братьев. Мне придется заново внушить им некоторые ценности духовного порядка. О добре и зле, о том, что есть служение Господу.

Придерживая одежду. Рили поднялась на ноги.

«Черный ящик» и робот валялись рядом — там же, где она вынуждена была их бросить.

Грег уже не был прежним красавцем, огромный выпуклый синяк закрывал ему пол-лица.

Рили, стиснув зубы, ударила его наотмашь. Грег ткнулся лицом в мусор.

Полагайся Ил только на силовые методы, ему бы никогда не стать пресвитером. Но он стал им, причем стал сам — вопреки планам тюремной администрации.

Теперь ему надлежало вбить не страх, а понимание.

Полукруг свечей мерцал во мраке. Общие собрания заключенные проводили сами, в потайном месте, скрываясь от посторонних глаз. Это была давняя традиция, о которой не полагалось знать тюремщикам.

— Ты можешь потише жевать? — раздраженно спросил Ил.

— А чего? — ответила темнота.

— Просто я пытаюсь посчитать, хватит ли свечей, чтобы замкнуть круг.

На секунду наступило безмолвие. Но тут же его нарушил гулкий звон: где-то вдали, за пределами освещенного круга, с грохотом упала и покатилась пустая бочка из-под топлива.

— Опять?! — рыкнул Ил.

— Это не я, — поспешил заверить Рей.

— Ребята, может, вы там что-то зацепили? Сомс? Гик?

— Нет. А больше никого в этом отсеке и не было.

— Что за черт?! — Пресвитер приподнялся. — Эй, кто там?!

Сперва ответом была тишина. Потом будто бы кто-то быстро пробежал по самой грани освещенного пространства.

И тут Ил ощутил опасность.

Он тут же устыдился этого страха и шагнул в направлении странных звуков. Но за эту секундную заминку его успели опередить. Ближайший из заключенных, Сомс двинулся в сторону шума. Зажженный им факел чадил.

Факел огненной точкой прорезал мрак.

— Что там, брат?

— Ничего.

Что-то метнулось от него в сторону. Сомс пригнулся всматриваясь.

— Вылезай! — рявкнул Сомс, загораживая путь к отступлению.

Он продвинулся чуть вперед. Факел хорошо освещал закуток, куда скрылась метнувшаяся тень. Там не было никого. Лишь под потолком зиял зев вентиляционного отверстия.

Стоя прямо под этим отверстием, Сомс озадачено озирался.

Капля скользнула по его ботинку и кожа под ней сразу сморщилась, зашипела. Острый запах кислоты коснулся его ноздрей.

Сомс поднял взгляд к потолку.

Больше ему не довелось увидеть вообще ничего.

Звездой прочертил пространство факел Сомса. Жуткий крик — всё подскочили, словно ударенные током.

— Что там такое? Что с тобой?! Отвечай!

Вместо ответа вновь раздался крик.

Рей, Ил и Гик озирались. Они не могли понять, с какой стороны доносятся крики.

Первым опомнился Пресвитер Ил.

— Быстро, рассредоточиваемся! Я проверю этот проход, ты — вот этот, а ты, Жан, посмотри за штабелем!

— Нет, нет! — выкрикнул кто-то из его товарищей, скрытый темнотой.

— Хорошо. Вы пройдитесь вдоль штабеля, я сам проверю проходы!

— Брат! Держись, мы идем!

Они понеслись в темноте, спотыкаясь. На бегу они со звоном распахивали незапертые решетки.

Гик резко остановился, и его спутник чуть не налетел на него.

— Ну, что там еще?!

Гик молча указал вниз.

— Факел, который выронил Сомс.

— Значит, это здесь. Иди же!

— Дай сюда! — сказал Рей.

Гик с видимым облегчением отдал ему светильник.

Они выбежали за поворот и остановились в растерянности. Крик явно доносился отсюда. Но это снова был тупик, и никого не было перед ними, лишь на полу расплывалось пятно непонятной жидкости.

Рей посмотрел вверх: откуда это натекло?

Он увидел жуткую морду, окровавленную и покрытую слизью. Увидел переплетение щупалец и бессильно свисавшие человеческие ноги.

Чужой ринулся на Рея сверху.

— Беги! — только и успел крикнуть Рей. всё остальное потонуло в стоне, криках.

Гик оцепенел. И только когда одно из щупалец хлестнуло его по лбу, когда в лицо ему ударила кровь Рея, лишь тогда оцепенение покинуло его. Он даже не побежал, а пополз по коридору.

Чужой мог настигнуть его одним броском. Но ему было не по силам поглотить тела жертв одновременно.

* * *

Рили падала от усталости. Разжав руки, она уронила андроида на пол. Подключения к аудиосистеме находились на голове робота. Вскоре несколько проводов соединяли изуродованное неживое лицо и компьютер «черного ящика».

Рили нажала клавишу.

Дребезжащий звон наполнил помещение отсека.

Биш, очнувшись, открыл глаз…

Забыв об усталости, Рили подалась вперед.

— Эй! — позвала она.

Лицо медленно повернулось к ней.

— Рили? — ответил знакомый голос.

— Здравствуй, Биш. Как ты себя чувствуешь?

— Болит… — робот усмехнулся остатками рта.

— Мне очень жаль, — произнесла Рили.

— Ничего, это уже не имеет значения.

Биш говорил с трудом. Надо было спешить.

— А как себя чувствуешь ты? Мне нравится твоя новая прическа.

— Я в порядке, Биш. Скажи, ты можешь прокрутить мне то, что находится в черном ящике?

— Нет проблем, — робот на минуту умолк. — Есть!

— Что случилось? Отчего пришлось катапультировать шлюпку? — склонившись на ним, Рили выговаривала слова.

Биш снова ненадолго замолк. Затем из его искалеченных губ полился ровный гул — работа могучего организма космического корабля. Гул прорезало шипение, скрежет.

— Пожар в криогенном отделение. Повторяю: пожар в криогенном отделении. Всему экипажу собраться в спасательных шлюпках.

Рили не сразу поняла, что робот просто воспроизводит стандартную запись корабельной системы оповещения.

— И в чем причина? Почему начался пожар?

— Проводка… — сказал Биш уже собственным, но явно угасающим голосом.

— Скажи, а сенсорные датчики ничего не зафиксировали? Например, какого-нибудь движения в анабиозной камере?

— Очень темно, Рили. — Голос Биша звучал будто издали.

— Но ты можешь хоть что-нибудь рассмотреть в этой темноте, Биш? Скажи мне, был ли Чужой на борту? Был? — В отчаянии Рили почти кричала.

— Да! — ответил андроид.

— Он прилетел с нами?

— Он всё время был с нами.

— Компания знает? — спросила она.

— Компания знает все. Может быть, кроме событий последних двадцати-тридцати минут на корабле. всё данные шли на бортовой компьютер, и через каждые полчаса автоматически следовал очередной сеанс связи.

Биш исчерпывал свою энергию: на последних словах голос его снова начал глохнуть.

— У меня есть к тебе просьба, Рили. Отключи меня.

— Ты уверен? — Рили глянула на него со скорбью.

— Да. Меня еще могут починить, но я уже никогда не смогу работать, как прежде. А зачем тогда я?

— Прощай, Биш, — прошептала Рили. И нажала на кнопку отключения.

И тут же Рили настороженно обернулась, вскочила, спешно задергивая полупрозрачную занавесь, отгораживавшую её блок. В коридоре слышались шаги множества ног, взволнованные голоса.

Они ввалились в дверь.

— Не я, не я! — вопил Гик, вырываясь из цепких объятий сопровождающих. — Я не делал этого, нет, не делал!

— Чего? — холодно спросил Эрс.

— Ничего! — Гик, которого уже было уложили на койку, дернулся так, что слетел с неё на пол. — Я никого не…

— А кого ты — да? — Эрс, похоже, испытывал садистское удовлетворение от допроса.

— Никого! Я не убивал их, нет, нет! Это не я! Это дракон! Огромный дракон, он сидит на потолке он откусывает головы, никто не сможет устоять против него

— Да он окончательно спятил! — в досаде Эрс сплюнул. — Его надо просто на цепь посадить, как взбесившуюся собаку, пока он не перекусал тут всех.

При этих словах Ил бросил взгляд на Эрса, но ничего не сказал.

— Так точно, сэр, он абсолютно сумасшедший, — охотно подхватил Смит. — И нужно действительно принять срочные меры.

— Нет никаких оснований для паники, мистер Смит! — сухо отчеканил директор.

— Мистер Лемс!

— Да, сэр?

— Будьте добры, сделайте укол этому идиоту.

Лемс вонзил иглу в предплечье Гика.

— Обождите. Сейчас, когда успокоительное уже начало действовать, но еще не привело его в полную отключку, мы можем узнать, что случилось с братьями, — проговорил Ил. — Ты слышишь меня, Гик? Где Сомс, вы нашли его? А что случилось с Реем?

Но в тот самый момент, когда Гик уже почти готов был заговорить, тишину прорезал металлический голос Эрса:

— Ну что ты рассчитываешь от него услышать? Надо сформировать поисковую бригаду, может, она хоть что-то найдет. Судя по всему, этот подонок просто убил их обоих. И Сомса, и Рея. А теперь весьма талантливо разыгрывает перед нами помешательство!

— Возможно. Гик обманывал вас как и вы его, но он никогда не говорил неправды мне. Может быть, он сумасшедший, может быть, он негодяй, но он не лжец! И я не советовал бы вам обвинять в убийстве или во лжи кого-нибудь из моей паствы, если вы не уверены в этом!

Внезапно рядом с Илом и директором раздвинулась пластиковая занавеска.

— Нет, он не лжец. К сожалению, он говорит правду.

В проеме стояла Рили.

— Мне нужно бы поговорить с ним об этом драконе, как он его назвал.

— Да ничего вам не нужно, лейтенант! — в голосе Эрса досада смешивалась с облегчением. — И ни с кем вы не будете разговаривать! Меня не интересует ваша точка зрения, поскольку вы не знаете подоплеки событий. — Директор небрежно указал пальцем на Гика: — Вам неизвестно, что этот человек — убийца. Причем убийца со стажем. Он убил, если не ошибаюсь, пятерых, проявив при этом немалую изобретательность и совершенно зверскую жестокость. Не так ли, мистер Ил?

— Шестерых, — уточнил Ил с неохотой.

— К тому же разговор с ним в ближайшеё время вообще невозможен. Он спит! Так что, поскольку в госпитале теперь находится этот бандит, мое вам распоряжение, лейтенант: быстро собирайте свои вещи.

— Тогда я буду говорить с вами, — сказала она.

— Если так, то лучше перейти в мой кабинет, — Эрс всё же вспомнил, что говорит с женщиной.

Выслушав Рили, он не мог поверить:

— Итак, насколько я вас понял, лейтенант, имеет место быть некая здоровенная тварь — клыки, щупальца, кислота вместо крови и тому подобные прелести, которая путешествует вместе с вами сквозь космос и убивает все, до чего дотянется. Одним словом, очень неприятная картина получается.

— Да, вы правильно поняли меня, господин директор, — ровно произнесла Рили.

— И вы думаете, я поверю вам на слово? — спросил он.

— Я не прошу верить моим словам. Поверьте фактам.

— всё произошедшеё вполне можно объяснить в реалиях тюремного бытия и без монстра, о котором никто ничего не слышал. Предположим, я приму вашу версию событий. И что же вы предлагаете делать?

— У вас есть оружие?

— Нет, — коротко отрубил директор.

— У вас тюрьма особо строгого режима. И у вас нет оружия?!

— Вот именно, тюрьма, — Эрс навалился грудью на стол. — А также единственный пригодный для жизни оазис на всей планете. Отсюда некуда бежать. Перебить тюремную администрацию? Это, в принципе, возможно, но продуктов хватает примерно на шесть земных месяцев. И пополнить запас здесь неоткуда. По истечении шестимесячного срока прилетает очередной корабль с припасами, и если что-то не в порядке, им даже не нужно будет высаживать десант. Они просто не разгрузятся, и через очень короткое время оставшиеся в живых приползут к ним. Конечно, можно захватить этот корабль, но экипаж вооружен. Одолеть их, следовательно, можно только с оружием. Нет оружия — значит, не будет и бунта.

— Ну хоть что-нибудь у вас есть? Например, для личной обороны? Пистолет?

Директор задумался:

— У заключенных, если поискать, ножи найдутся. Хотя мы их и изымаем. Но это, как я понимаю, вас не устроит.

— Тогда нам хана, — произнесла Рили, уставившись директору в лицо.

— Нет, это вам хана! — Эрс орал: — Лейтенант Рили, отныне вы не имеете права покидать территорию госпиталя! Мистер Смит проводит вас. Ну как, пойдете сами или прикажете вас тащить?

Абрам встал, готовый выполнить приказание.

Рили покорно поднялась.

— Не трудитесь, я иду.

— Ну вот и хорошо.

На выходе Рили обернулась:

— Прощайте, господин директор.

— Я тоже надеюсь, что мы больше не увидимся до прилета спасателей, — ответил Эрс.

* * *

— Ты о чем думаешь? — врач внимательно посмотрел на Рили.

— Почему ты об этом спросил? — она подняла глаза.

— Недавно ты проявляла бешенную активность. А теперь?

— Скажи, как ты думаешь? Можно отсюда бежать?

— Я отвечу совершенно однозначно. Разумеется, нет. Не пешком же идти сквозь космос. Раз в полгода прилетает корабль с провизией.

— Черт! — Рили опустилась на прежнеё место.

— Я слышал, скоро за тобой придет внеочередной рейс, — сказал Лемс.

— Скоро — это когда? — спросила Рили без особой надежды.

— Не знаю. До этого к нам никто не спешил.

На кровати соседнего блока зашевелился, приходя в себя, Гик. Они оба забыли о нем. Его лицо, покрытое маской из запекшейся крови — своей и Рея, виднелось сквозь полупрозрачный занавес. Он ворочался на испачканном покрывале.

— Ты замужем? — спросил он Рили ни с того ни с сего.

Лемс покосился в сторону Гика. Гик отодвинул занавеску.

— У меня было много хороших девушек.

Теперь Рили были видны кисти его рук. Они нервно сжимались и разжимались какими-то странными движениями: не то оглаживая что-то, не то терзая.

— Ты тоже умрешь!.. — провозгласил Гик совершенно неожиданно. И Рили увидела, как при этих словах его пальцы сжались словно перехватывая чью-то шею.

— Ну, достаточно, — сказал Лемс и задернул перед носом Гика занавеску.

— С тобой всё в порядке?

— Да.

— По-моему, ты мне лжешь, — сказал Лемс тихо, что бы не услышал Гик. — Причем делаешь это абсолютно напрасно.

— А по-моему, лжешь ты. И тоже напрасно. — Рили говорила еще тише. — Как-то ты сказал мне, что я уклонилась от ответа. А о себе что скажешь? Хоть сейчас ты мне расскажешь правду?

Лемс задумался:

— В общем-то ты права. Я должен был рассказать об этом раньше. И рассказал бы, клянусь, если бы не боялся тебя потерять! Это долгая, тяжелая история… Я был самым способным студентом на медицинском факультете университета. Довольно рано я пристрастился к наркотикам. Скажи, тебе действительно хочется дослушать?

Рили кивнула.

— Ну, воля твоя. На первом году моей самостоятельной практики, случилось то, чего не могло не случиться. Я как раз отбывал врачебное дежурство. Ну и, как ты уже догадалась, всё это дежурство я провел под кайфом. А когда я проснулся, мне рассказали. Сам я не помню ничего, хотя участвовал во всех этих событиях и возможно, даже и не совершил ошибок. На заводе произошел взрыв, и к нам в больницу привезли свыше сотни пострадавших. Двадцать человек из них погибли. Возможно, конечно, что они умерли от последствий взрыва. Я был виноват, наверное… Вот так я и получил срок. Во всяком случае, от морфия меня отучили, — резко закончил он.

— Ты сидел здесь?

— Да, я хорошо знаю этих ребят. Когда они решили остаться — остался и я. Приличного назначения мне бы всё равно не получить…

— А теперь я тоже расскажу тебе мою собственную тайну. Слушай…

Она вдруг остановилась, почуяв неладное.

Гик раньше всех заметил, как из вентиляционного хода под потолком бесшумно опустилась на жгутах щупалец громадная туша. Дикий страх чуть не швырнул его с воплем к выходу, но инстинкт самосохранения сработал безошибочно, пригвоздив к месту и сковав ужасом. Лишь беспомощный писк срывался с его губ.

А Лемс так ничего и не успел понять. Он даже не заметил, как сквозь клеенчатый занавес проступил силуэт взметнувшейся твари, он стоял к занавесу спиной. Страшные клыки впились Лемсу в голову, щупальца охватили плечи. Хлынула кровь. Чужой дернул вверх и перебросил через стенку блока тело Лемса.

Рили упала на четвереньки, ушла от щупальца и поднялась уже по другую сторону блока, но второе щупальце подсекло её под колени, сбивая с ног.

Рили рухнула на пол. Чужой был уже рядом — на этот раз почему-то медлил.

С неживым металлическим скрипом, который столько раз слышался ей в ночных кошмарах, распахнулась многозубая пасть, с клыков капала вязкая слюна. Рили отшатнулась, бледная, отчетливо поняв, это последнее, что она видит в жизни.

Страшная голова придвинулась вплотную. Челюсти раскрылись еще шире, что-то зашевелилось в темных глубинах пасти.

Медленно, словно исследуя, выдвинувшийся поршень покачивался, едва не касаясь щеки Рили.

Она закричала, когда на конце поршня вдруг раскрылась пасть.

Одновременно с её криком из маленькой пасти раздался визг… А потом внутренняя пасть нехотя втянулась в недра большой пасти и исчезла в ней. И Чужой с явной неохотой попятился, развернулся и через мгновение его щупальца уже заструились в направлении потолочного люка.

Рили еще не успела рассмотреть, как неожиданно быстро слизистая громада исчезает в отверстии над её головой, унося с собой тело Лемса.

Рили бежала почти наугад. Она вспомнила, что директор собирался провести собрание заключенных. Но где должно проходить это собрание? Одна надежда, что всё помещения этого класса должны находиться примерно в одном месте, на одном уровне. К столовой?

* * *

— Итак, мы снова, согласно нашему правилу, даем беспристрастную оценку событиям, чтобы лишить почвы возникающие слухи. — Эрс выдержал паузу. — Факты таковы. Как вы уже знаете, сегодня после обеда заключенный Эри погиб. Следствием было установлено, что гибель произошла исключительно из-за собственной неосторожности самого Эри. Он слишком приблизился к воздухозаборнику вентиляционной системы и был всосан туда. В связи с этим не будет лишним напомнить, что последний инструктаж по технике безопасности имел место совсем недавно. Кроме того, все, включая Эри, проработали в наших условиях не один год и знают, куда можно соваться, а куда нет. Мне бы не хотелось, чтобы вслед за ним еще кто-нибудь…

…Час назад был обнаружен заключенный Гик, находившийся в очень странном, почти невменяемом состоянии. Рядом с ним была лужа крови. Причем, судя по всему, кровь принадлежала не ему, хотя Гик действительно получил легкое ранение. Заключенные Сомс и Рей до сих пор не найдены. Так что не исключен вариант, что заключенный Гик причастен к их исчезновению и, будем говорить прямо, убийству. Да, убийству, по меньшей мере одного из них. Потому что человек, который потерял столько крови, чтобы образовалась такая лужа, просто не мог выжить…

В этом месте заместитель директора, стоявший возле самой входной двери, услышал вдали дробный топот бегущих ног.

— Следовательно, мы должны организовать поиск. Добровольцам будет назначена премия.

Эрс говорил, а в мозгу его непрерывно крутилась мысль: кто стоит за этим? Сам Гик? Крайне маловероятно. Ил?

— Джентльмены, мне очень жаль, что у нас возникли дополнительные затруднения. Но я надеюсь, что мы сможем всё вместе их преодолеть и дождаться спасательного отряда, который должен прибыть за лейтенантом Рили. Заодно, думаю, спасатели помогут нам разобраться с нашими внутренними проблемами. Итак, есть ли добровольцы?

Таковых не оказалось, и Эрс, пожалуй, был этому даже рад.

— Ну хорошо. Добровольцами назначаются…

Тут за его спиной с грохотом распахнулась дверь. В проеме стояла лейтенант Рили, задыхающаяся от бега.

— Он здесь! — выкрикнула она.

— Прекратите болтовню! — рявкнул директор, сдерживаясь из последних сил.

— Говорю вам, он здесь! — голос Рили зазвенел.

— Кто здесь, кто, кто? — прошло гудение по рядам заключенных.

Некоторые из них уже знали о словах Гика насчет дракона.

Эрс зажмурился на миг.

— Абрам! Эту дуру скрути, оттащи её в изолятор и запри там!

Получив приказ, Смит схватил женщину за руки. Она попыталась сопротивляться и тут же поняла, что Смит силен, обучен приемам и что у него не вырвешься.

И тут…

Сверху, из вентиляционной шахты закладывающим воем обрушилось нечто.

Был директор — и нет директора. Только его ноги, стремительно увлекаемые вверх, исчезли в позолоченном отверстии.

И тогда раздался дикий крик, перекрывавший даже звуки, издаваемые чудовищем.

Кричали всё разом, мечась по помещению.

На полу, медленно собираясь из струящихся сверху ручейков, расплывалась кровавая лужа.

Как ни странно, быстреё прочих оправился Гик. Он, не в силах оставаться один, примчался в помещение общего собрания вслед за Рили. Видно, больше всего Гик нуждался в подтверждении реальности.

— Что же нам теперь делать? — рассуждал он, вытирая кровь директора, пока остальные испуганно жались в кучи: кто на столе, кто под столом. — Мы должны организоваться. И кто же теперь у нас будет командовать?

Абрам Смит отлепился от стены:

— Ну конечно, двух мнений об этом быть не может. По положению я являюсь заместителем директора, а значит, после его гибели командование автоматически переходит ко мне.

Вроде бы говорил он абсолютно бесспорные вещи и держался при этом достаточно солидно, но оттенок неуверенности звучал в его голосе.

Гик злобно ощерился.

— Подумать только — Абрам будет командовать! Эрс, небось, на том свете сейчас со смеха покатывается, услышав об этом!

— Не называй меня так! — попытался прикрикнуть на него Смит.

— Да? А как же тебя теперь называть? Может быть, «господин директор»? — Гик оскалился еще не приятнее. — Нам сейчас нужен командир не для официальной бумажки, а чтобы спасти наши шкуры.

— Ну, хорошо… — Смит хрустнул пальцами, — хорошо, я признаю: мне не по силам заменить Эрса. Он, кстати, был хороший человек.

— Мы не желаем слушать это дерьмо! — отчетливо сказал кто-то со стороны.

В поисках поддержки Смит повернулся к Илу.

— Что ты хочешь от меня? — Ил выглядел совершенно спокойным. — Если ты хочешь, чтобы я согласился с тем, что Эрс был неплох как директор, пожалуй, я готов это признать. А если тебя обидело бранное слово, то это не оскорбляет величия Господа.

— Ну ладно…

Смит отвернулся от всех.

И тут Ил высказал предположение, удивившеё многих:

— Сестра! А как насчет тебя? Ведь ты же заканчивала офицерские курсы или что еще там, у тебя есть звание… Не принять ли командование тебе?

— Что? Она? Баба? Какого хрена она? Ты командуй! — Гик опешил.

— Нет! — Ил скрестил руки на груди. — Никогда Я не рожден командовать светскими делами. Я буду заботиться лишь о душах моих братьев, пока светские дела станет вершить кто-то другой. Это тоже немало!

Рили выступила вперед. Однако Гик всё еще не сдался.

— И что же нужно этому зверю? — Он смотрел на неё с той же злобной усмешкой, что и минуту назад на Смита. Но Рили выдержала его взгляд.

— Прежде всего — пища.

— Так что же, он теперь будет пытаться сожрать всех нас?

— Да, — коротко ответила Рили.

Гик нервно мерил шагами комнату.

— Господи! И что мы можем сделать, чтобы он подавился раньше, чем набьет брюхо?

— Насколько я знаю, у вас нет оружия.

— Это смотря против кого, сестричка! — из руки Гика с негромким щелчком показалось лезвие.

— Он не такой, как я видела раньше. — Рили говорила медленно, восстанавливая перед внутренним зрением внешность Чужого, — более жесткий с виду кожный покров, иная манера передвижения. Не такой, но ведет себя схожим образом. А всё остальные экземпляры, которых я видела раньше, боялись огня. — Рили вздохнула. — Вот, пожалуй, и все, что я могу посоветовать.

По толпе прошелся глухой ропот: люди ждали более конкретных рецептов.

— Мы можем загерметизировать какой-нибудь сектор тюрьмы, перекрыть туда любой доступ? — Рили поспешила исправить впечатление.

Ответил Смит. Пожалуй, его рано сбрасывать со счетов: как-никак, он заместитель директора и может обладать сведениями, недоступными рядовому заключенному, пусть тот и знает здесь всё ходы и выходы.

— Навряд ли. У нас здесь около пятисот шахт, мили тоннелей, причем кое-где переборки обветшали, так что между секторами дыры.

— А мониторы? — с внезапной надеждой Рили указала на экран, расположенный сразу над входом. — Мы могли бы проследить его перемещения!

— Система видеосвязи не работает.

— Абрам хочет сказать… — Гик, про которого она уже забыла, снова выдвинулся вперед, — что у нас здесь не оплот цивилизации. Нет оружия… Нет видео. А еще здесь нет презервативов и нет женщин — кроме одной! Здесь есть только дерьмо! Да что с ней говорить?! — Гик повернулся к аудитории в ожидании поддержки. Но люди вокруг угрюмо молчали. И ему пришлось продолжать: — Ведь это же она, она притащила сюда эту нечисть! Может, ей первой оторвать голову, не дожидаясь, пока это сделает зверь?!

— А ну-ка заткнись! — скомандовал Ил. — Запомните все. Если мы здесь и примемся отрывать друг другу головы, то начну это дело я. — Ил говорил всё так же тихо. — А ты запомни кое-что персонально. Первая голова в этом списке будет твоя!

Гик облизал пересохшие губы и отступил, смешавшись с остальными.

* * *

Рили держала в руках план тюрьмы. Кое-что явно не совпадало. За десятки лет накопилась масса отличий: здесь закрыли переход, там убрали заграждение…

— Что это? — спросила она.

Высунувшись из-за её плеча, Смит посмотрел на план, куда указывал палец Рили.

— Это вентиляционная шахта.

— Вижу, не труба канализации! Куда она ведет?

Смит задумчиво поскреб в затылке:

— Кажется… от госпиталя к столовой.

Первоначально выход из шахты был перекрыт металлической сеткой, но теперь в ней зияла метровая дыра.

Петли сетки были изъедены ржавчиной, но в местах облома поблескивал свежий, не подвергшийся коррозии металл. На внутренней поверхности повисли, тягуче стекая вниз, капли вязкой, студенистой слизи.

Рили стиснула зубы:

— Ну что ж, первым делом мы проверим этот проход, а потом…

Смит изумленно уставился на нее:

— Послушай, здесь общий километраж тоннелей — за неделю не обшаришь! Ты что, их всё решила прочесывать?

— Нет. Но он где-то здесь, неподалеку, — в голосе Рили не было и тени сомнения.

— С чего ты взяла?

Рили заглянула в отверстие, зачем-то тронула пальцем один из комочков слизи и тут же вытерла руку о комбинезон.

— Я знаю… — наконец проговорила она. — Он далеко не уйдет. Он — как лев…

— Как лев? — Смит в недоумении захлопал глазами.

— Лев никогда не уходит далеко от стада зебр, которыми кормится, — бесстрастно пояснила Рили. — Ну что ж, давай проверим? — она подтянулась, почти целиком исчезнув в шахте. Смит вовсё не горел желанием последовать за ней:

— Лазить в темноте, когда эта тварь где-то рядом…

— Ну так обеспечьте освещение! — Рили оглянулась через плечо: — У вас есть фонарики?

Смит минуту помедлил.

— Фонарики-то есть… — он смущенно опустил глаза.

— Так в чем вопрос?

— Но нет батареек, — закончил Смит.

— А факелы? Мы можем добыть огонь? — по лбу Рили пролегли поперечные складки: раздражение нарастало с каждой минутой.

— Не знаю…

— Так можем или нет? Смит вспыхнул от обиды:

— Слушай…

— Где хранится горючее? Сколько? Жидкое, твердое?

Лицо Смита просветлело. Он понял, чего от него хотят…

Лязгнула пружина громадного замка. Широкие створки раздвинулись, открывая кладовку.

— Прошу! — Смит указал на ряд бочонков, выстроенных вдоль стены. — Вот здесь я всё и держу. И близко, и сохранно. Неплохо придумано, а?

— Здорово… — сказала Рили. — Так что нам теперь с этим делать? Наверно, будем перетаскивать отсюда все, да?

— Правильно, — Смит приосанился. — Значит, Дэн, Рили, вы тут пока начинайте, а я пойду позову остальных.

— Хорошо, — ответил Дэн. Это был тот самый пожилой арестант. Дэн был спокоен, надежен и, судя по всему, неглуп.

Он взялся за первую из емкостей, наклонил её и покатил к выходу. Но пока руки его занимались этой работой, сознание, должно быть, всё еще вертелось вокруг разговора со Смитом.

— Ты смотри, он еще распоряжается… — протянул он задумчиво. — Ты уж, сестренка, укажи ему на его место

Рили успокоила его:

— Успеется, Дэн.

Она споткнулась обо что-то, бочка загрохотала, валясь набок.

— Эй, осторожней! — в голосе Дэна звучал испуг. — Я как-то раз видел, как такой бочонок взорвался… Неделю не могли пожар потушить!

Вдвоем они выволокли тяжеленную емкость с горючим в коридор. Но это было даже не полдела: перед ними лежал еще долгий путь к ванне металлоприемника…

Рили присмотрела это место еще минут сорок назад, когда Смит куда-то пропал в поисках карты, а она с Илом осматривала окрестности.

— Это что? — спросила она тогда.

— Так, ничего особенного — емкость для приема металла. Над нами печь.

— Там дальше есть ход?

— За металлоприемником? Нет, глухая скала. Туда раньше хотели атомный заряд бросить, чтобы образовать пространство для застройки, но не разрешили, посчитали ненужным расширять тюрьму.

Проход к металлоприемнику должна была загораживать автоматически опускающаяся сверху стальная плита. Сейчас она как раз была поднята. Став прямо под ней, Рили посмотрела вверх, оценивая толщину металла. Около метра брони.

— Значит… — медленно проговорила она, еще боясь поверить самой себе. — Значит, если кто-нибудь окажется закрыт там, выхода ему уже не будет?

— Совершенно верно! — потрясенно сказал Ил. — Только в печь, мать его!

Теперь бочки со снятыми крышками были выставлены в заранеё определенных местах. Осталось только наклонить их — и горючее, струясь, разольется по полу. Но тут и возникла заминка.

Рили не поняла сути заминки. Увидев, что никто не шевелится, она пожала плечами и сама двинулась к бочке. Но тут на её пути оказался Ил.

Некоторое время Ил смотрел на Рили

— А почему ты так уверена, что мы будем тебе помогать? — спросил он. — Почему ты решила, что мы будем рисковать своими жизнями, чтобы осуществить твой план?

— Ваша жизнь уже в опасности, — сказала она без всяких сомнений. — И вопрос состоит именно в том, чтобы этой опасности избежать.

Стоял и смотрел на Рили испытующим взглядом. А потом подал знак, бочки были наклонены.

Оживление овладело заключенными. Торопясь, они швабрами разгоняли маслянистую жидкость по самым труднодоступным уголкам тоннелей, чтобы она ровным слоем покрыла весь пол. Только тогда, если эта горючая пленка вспыхнет, от неё будет негде укрыться, не отсидеться. Даже Гик не отставал от всех. Захваченный общим ажиотажем, он лихо выплеснул из бочонка остаток содержимого.

— Потише! — с неудовольствием сказал случившийся при этом Дэн.

— В чем дело, папаша?

— Тоже мне, папашу нашел! Будь у меня такой сынок, я бы давно повесился. Не очень-то расшвыривайся этой тарой, даже если она вроде бы пуста. Там, если хоть на донышке чуть-чуть осталось — хватит мощности, чтобы тебя в клочья разодрать.

— Ладно, не учи ученого! От сотрясения не взрывается, а спичку я туда не бросал!

— Да, так-то оно так. — Дэн склонился над краем колодца, одной рукой удерживаясь за вбитую в него скобу. Внезапно ступни его поехали по ставшему вдруг скользким полу. Пытаясь сохранить равновесие, он взмахнул свободной рукой — и зажатый в ней предмет, вырвавшись из пальцев, исчез в провале вслед за бочонком.

— О, дьявол! — выдохнул Дэн.

В этот миг едва не реализовалось его недавнеё предсказание. Выпавший предмет был зажигательной шашкой — именно с помощью таких шашек предполагалось зажечь горючее, когда настанет условленный момент. Если в бочонке осталось хоть немного содержимого…

Дэн вновь перегнулся через край. Пуст ли бочонок, не было видно, но шашка лежала рядом с ним на боку, она ударилась об пол не капсюлем.

Несколько секунд Дэн стоял размышляя. Можно конечно, вернуться, рассказать Смиту, что случилось, попросить новую шашку… Дэну было обидно: он был назначен одним из поджигальщиков, а поджигальщиков всего трое: не каждому доверят детонаторы. Ему же Рили вручила и фонарик. Все-таки нашли несколько батареек.

Выходит, он не только со своей обязанностью не справился, по вдобавок едва не устроил катастрофу… Нелепо получается.

Дэн направил вниз луч. Вдоль одной из стен колодца сверху донизу тянулся ряд скоб. Метров шесть всего… Пустяки!

— …Всем ясно? Не поджигать, пока не подам сигнал. Сигнал вот такой… — Смит дважды мигнул фонариком.

— Да уж поняли, — ответили ему.

Смит зашагал прочь, крича в глубину коридора:

— Дэн! Где ты? Смотри, поджигать будем только по сигналу.

Дэн тем временем уже спустился вниз и теперь изо всех сил тянулся за шашкой. Ширина колодца не позволяла ему развернуться.

Он не заметил бокового вентиляционного хода, проходящего сквозь одну из стенок колодца. Ход этот был забран густой сеткой, но в ней зияла дыра. А по прутьям сползали капли студенистой жидкости.

— Дэн! — Смит остановился возле колодца. Затем пожал плечами, огляделся по сторонам и пошел искать дальше.

Услышав этот крик, Дэн заторопился. Наконец ему удалось, едва не вывернув плечо, сперва потянуть к себе детонатор кончиками пальцев, а потом и зажать его в ладони. Но во второй руке Дэн держал фонарик, и поэтому, чтобы освободить полностью хоть одну кисть для подъема по лестнице, сунул шашку себе в зубы.

Карабкаясь наверх, он не увидел, как из бокового лаза над ним медленно выдвинулось нечто, загораживая свет. Дэн поморщился:

— Господи, ну и вонища…

Когда клыки Чужого впились Дэвиду в шею, он несколько мгновений не позволял себе вскрикнуть, даже сквозь звенящую боль помня, что он сжимает во рту. Но человеческие силы имеют свой предел.

Предсмертный крик разомкнул его челюсти, и детонатор устремился вниз в свободном падении.

Еще никто из работающих даже не успел поднять голову, среагировав на крик; но Чужой, удерживая свою очередную добычу, уже успел втянуть её в боковой ход когда шашка упала прямо в лужу горючего, натекшего из сброшенной в колодец бочки. Столб огня, взметнувшейся по стволу колодца, достиг следующего уровня.

— Я же сказал — зажигать только по сигналу! — возмущенно крикнул Смит при виде отблеска пламени.

Рили опомнилась раньше всех.

— Ложись! — выкрикнула она.

Огненный шар взрыва пронесся вдоль коридора, опалив одежду на упавших. За ним последовал еще один. И еще. Рили увидела, как летят во всё стороны содранные со стен листы обшивки, летит чья-то рука, оторванная вместе с плечом и частью туловища…

— Живей! Живей! Уходим! — командовал Ил, глядя на огненную волну, вздымавшую на своем гребне обломки балок вперемешку с человеческими трупами.

Сам он, однако, не уходил, а подталкивал бегущих, направлял их отступление в сторону не затронутого огнем прохода.

Он пытался подтолкнуть к выходу и Рили. Но она стряхнула его руку и встала рядом с ним.

Из стены пламени с диким воем вырвался какой-то человек, уже и сам полыхавший, словно факел. Он бежал не разбирая дороги. Рили кинулась было к нему, но Ил удержал ее.

— Брось, он обречен! — крикнул он ей в самое ухо, перекрывая гул и вопли. — Сейчас о живых думать надо!

Лишь убедившись, что сзади не осталось никого из живых, Рили и Ил одновременно бросились бежать от наступающей огненной лавины.

— Где здесь у вас система пожаротушения? — прохрипела Рили на бегу.

— К ней и веду тебя, сестра! Сейчас, еще немного — и мы поможем ребятам!

Поворот, еще поворот — и вот перед ними повисла тянущаяся от потолка цепь, внизу увенчанная железной петлей кольцеобразной рукоятки. Ил вцепился в нее, рванул на себя.

Со всех сторон на горящие коридоры из раструбов ударили струи воды.

Те томительные долгие часы, во время которых автоматика тюрьмы вела бой с пламенем, люди пересидели в одном из дальних тоннелей.

Что-то еще дотлевало. Многие за неимением респираторов прижимали к лицу обрывки смоченной в воде материи.

— Ил, смотри! Еще один.

Подойдя вплотную, Пресвитер склонился над обугленным телом.

— Да, еще один, — тихо подтвердил он.

— Кто это?

— Не знаю, — Ил посмотрел, но опознать обгоревший труп действительно не представлялось возможным.

— Итого уже десять.

— Это последний? — негромко спросил Смит.

— Ты считать-то умеешь? Сколько нас осталось, не сосчитал сразу? — возмутился Ил.

— Может, он погиб при взрыве, зверь этот, — предположил кто-то без особой надежды.

— Ну да, жди, как же! Он последним здесь погибнет, позже нас всех.

Рили собралась высказать мысль, и тут же приступ кашля согнул её пополам.

— Как ты себя чувствуешь? — обеспокоено спросил Ил.

— Я пойду лягу в диагностер, — произнесла она еле слышно.

— Эрс не сказал тебе, сколько времени осталось до прилета спасателей? — спросил Смита Ил.

Смит снова мотнул головой:

— Нет, не сказал. Да он и сам вряд ли знал это. Но даже если они поторопятся — как минимум несколько десятков часов.

— Ясно. — Ил задумался. — Нет, этот вариант не пройдет. Это верное самоубийство.

— Так что же нам, сидеть и ждать, пока нас всех сожрут, да? — выкрикнул со своего места Гик.

Но Пресвитер даже не посмотрел в его сторону.

— Слушай меня внимательно… — он положил руку на плечо Квина. — Обойди всех братьев, что сейчас расположились дальше по коридору и не слышат нас. Скажи каждому: через полчаса всё собираемся возле печи. Другой рукой он приобнял Смита:

— А ты — за ней в госпиталь.

* * *

Сбросив одежду, Рили с трудом забралась в бокс диагностера и, закрыв за собой прозрачную дверь, легла на спину.

Хлопнула входная дверь. Рили вскинула голову. Смит смотрел на тускло светящийся дисплей.

— Включи общеё сканирование.

— Темно что-то… — Абрам оглянулся через плечо и тут же отвел глаза.

— Подожди, пока окончится цикл…

Некоторое время они оба молчали. Рили первая нарушила тишину.

— Общий тон здоровой ткани — серый. Кости — темнее. Ты ищи черные пятна — следы кровотечений.

Рили на минуту запнулась, не решаясь сказать.

— А еще возможно наличие в организме чужеродной ткани. Она будет обозначена белым цветом, — произнесла она, наконец почти спокойно. — Что там? — Рили приподнялась. Она уже знала ответ…

— Он в тебе, — без выражения сказал Смит.

— Этого не может быть! — Рили цеплялась за последнюю надежду. — На что он похож?

— Ужас, ужас… — Смит не отрывался от экрана. Перед его глазами медленно раскрывалась и закрывалась крошечная, но уже клыкастая пасть.

— Мне жаль… — произнес Смит.

Рили взглянула на него. Срок её уже отмерен, но это тело пока что принадлежит ей. И оно еще послужит.

— Идем! — сказала она решительно.

— Куда?

— Отведешь меня к главному компьютеру…

Наконец они дошли до компьютерного зала. Рядом с главным компьютером Смит чувствовал себя куда увереннее, чем в медотсеке.

— По какому каналу осуществляется связь со спасателями? — спросила Рили.

Сев за компьютер, Смит сам набрал нужный код и обернулся в ожидании дальнейших распоряжении.

— Ну-ка, подготовь сообщение! — приказала Рили.

— Что сообщать? — спросил он достаточно независимым тоном.

— Сообщи им… — Рили глубоко вздохнула. — Сообщи им, что у нас всё здесь заражено… Что Чужих несметное количество, что нам никак не продержаться до прилета спасателей.

— Надеюсь, ты шутишь? — наконец спросил Смит.

Рили покачала головой:

— Задача ясна? Выполняй!

— Ты что, с ума сошла?! Я не стану такое передавать! Ведь тогда они, чего доброго, не прилетят вовсе!

Рили схватила его, попыталась встряхнуть… — Ты понимаешь что это необходимо сделать?

Это была разрядка бешенства, последний его всплеск. Смит освободился без особого труда.

— Давай лучше думать, как нам со зверем справиться. А вообще, ты не обижайся, я против тебя ничего не имею. Я даже думаю, что ты нормальный человек…

Губы Рили тронула улыбка.

— Ты что, пойдешь искать его? Одна?!

— Да, — Рили уже выходила из зала. — Он где-то внизу… В подвале…

— Да вся эта тюрьма — огромный подвал! — запоздало крикнул Смит вслед Рили.

Некоторое время Смит бессмысленно смотрел на экран, не осознавая, что по нему пробегают строчки. Потом эта информация как-то вдруг дошла до его сознания — и он резко наклонился вперед, впившись взглядом в дисплей.

«Вас поняли. — Вещала бегущая стрелка. — Информация, касающаяся нейросканирования, принята к сведению. Десантный бот прибывает уже через два часа после момента сообщения. Крайне важно, чтобы всё это время лейтенант Рили находилась в госпитале… Подтвердите получение приказа…»

* * *

Рили подобрала длинный и тяжелый обломок железного прута и, звонко колотя им по встречным трубам, продолжала путь.

— Где же ты? Не бойся меня! Я ведь теперь, можно сказать, член семьи!

И тут она услышала. Услышала мокрые, хлюпающие звуки чего-то большого.

Рили стремительно повернулась кругом.

Шипя, за её спиной поднялся Чужой. Растягивая щупальца, он всё выше и выше нависал над Рили пока не уперся головой в потолок.

Ладонь Рили разжалась, прут, грохоча, покатился по полу.

Она шагнула к Чужому с голыми руками.

Но Чужой не принял вызов.

Огромная туша, еще больше выросшая с того момента, как Рили видела её в последний раз, повернулась и исчезла во тьме.

Ил с топором в руках ходил возле входа в цех.

— Что ты здесь делаешь?! Ты должна лежать в госпитале.

Рили отрицательно качнула головой:

— Госпиталь мне уже не поможет. Чужой — внутри меня!

— Когда ты обнаружила это? — спросил Ил резко.

— Только что, во время сканирования. Я обнаружила еще кое-что. Это не бесполая особь и заурядный хищник вроде того, что затаился сейчас где-то в переходах. Это матка.

Ил быстро глянул по сторонам: не подслушивает ли их кто-нибудь из братьев? Он снова повернулся к Рили:

— Говори.

— А матка, как ты сам понимаешь, откладывает яйца. Скоро у нас будут тысячи таких, как он.

— Как она попала внутрь тебя?

— Я не знаю… — Рили устало прислонилась к стене. — Что мы можем сказать об их размножении, об анатомии их организма? В любом случае у меня мало времени. Сама я не смогу сделать то, что должна.

Рили вновь посмотрела прямо в зрачки Илу:

— Одна надежда, что поможешь мне ты.

— О чем ты говоришь? — переспросил Пресвитер.

— Убей нас!

— Нас?

— Да. Меня и… матку. Пойми, я всё равно уже конченный человек.

— Нет… нет, ты знаешь, сестра… так нельзя — забормотал он торопливо. — Эта тварь погубила уже половину моих братьев. Нет! Во всяком случае, пока он жив — должна жить и ты.

— Мне и самой хотелось бы его пережить, Ил.

— Пока зверь жив, ты не умрешь, — сказал он уже спокойно. — Это — мое последнеё слово!

— Можно подумать, что раньше тебе никого не приходилось убивать.

— А ну прекрати истерику! — крикнул он.

— Не надо утешать меня, Ил.

— Если он действительно не может тебя убить — у нас появится шанс загнать его в ловушку!

— Хорошо. Так — я согласна, Ил. Но давай договоримся сразу же и твердо. Сначала — он. Потом — я. Сразу же, как только мы прикончим зверя, ты убьешь меня. Обещаешь?

— Да! — ответил Ил с загадочной улыбкой. — Ни каких проблем. Я возьму твою жизнь быстро и без боли.

* * *

Уцелевшие начали собираться вместе, постепенно стекаясь к цех