Тор стоял в глубине темного сада возле особняка графа Киттриджа. Сквозь многостворчатые окна были видны бальный зал и толпа гостей, разодетых в модный шелк и кружева. Оркестранты в серебристых париках и голубых атласных ливреях играли в дальнем конце зала, официанты проворно сновали с большими подносами на плечах, уставленными разнообразными закусками и напитками.

Линдси стояла рядом с чашей пунша, беседуя со своей тетушкой. Тор видел, как она вошла в зал в красивом шелковом бальном платье сине-зеленого цвета. Даже на таком значительном расстоянии он сразу узнал ее по особенной походке, повороту головы, силуэту подбородка. Ни одна из присутствовавших на балу дам не могла сравниться с ней в элегантности.

От Кристи Тор знал, что Линдси будет на этом балу. Он прибыл незадолго до приезда Линдси и спрятался в кустах в саду, оттуда ему было видно почти все, что происходило в доме.

Его глаза сощурились, когда он увидел, как лейтенант полиции Майкл Харви ведет Линдси в круг танцующих. Впервые в жизни Тор пожалел, что не умеет танцевать вальс.

«Глупец! Эта женщина не для тебя!» — вертелось в голове Тора.

Но в груди его ныло, когда он смотрел на Линдси, и ревность змеиными кольцами сдавливала горло.

Пара протанцевала еще один танец, а потом лейтенант повел Линдси на террасу. Тор осторожно подошел ближе, стараясь оставаться незамеченным.

— Линдси, вокруг только и говорят, что об аресте вашего брата. По-моему, вам следует уехать домой, ведь я вижу, как вы переживаете, — сказал лейтенант.

— Меня не волнует, о чем говорят люди. Руди ни в чем не виноват, и мы с тетушкой хотим, чтобы все видели, что мы в этом нисколько не сомневаемся. Пусть все знают, что оправдание и освобождение Руди — это лишь вопрос времени.

Опершись о перила, лейтенант покачал головой:

— Жаль, что я не могу вам ничем помочь. Вы же понимаете, в каком положении я сейчас нахожусь.

— Разумеется, я все понимаю, Майкл. — Она взглянула на него из-под густых ресниц. — Надеюсь, вы не против, чтобы я вас так называла… во всяком случае, наедине.

Тор сжал зубы.

Полицейский взял руку Линдси, затянутую перчаткой, поднес ее к своим губам и поцеловал в раскрытую ладонь. Тор с превеликим трудом удержался, чтобы не выскочить из кустов.

— Меня это не касается, — тихо сказал он себе, и все же его охватила ярость. Чертова баба! Интересно, она сейчас играет роль или же ее и впрямь тянет к красивому лейтенанту?

— Когда все закончится, я, возможно, заеду к вам, — сказал Харви.

— Я буду очень рада, Майкл, очень рада…

Руки Тора сами собой сжались в увесистые кулаки.

— Я понимаю, в каком вы теперь трудном положении, — проговорила Линдси, — и все же есть ли у вас хоть какая-то информация, которая могла бы помочь мне?

— Я могу сообщить вам имя свидетельницы, но только потому, что оно наверняка появится в завтрашних газетах.

— Я бы хотела поговорить с ней, узнать, что именно она видела.

— Ее зовут Мэри Пратт, она живет на чердаке полуразрушенного дома на Рейвен-Корт.

— Она действительно видела убийцу?

— Она знала, что что-то случилось, и видела мужчину, убегавшего с места преступления.

— Почему же она сразу не заявила в полицию?

— Свидетельница лишь позже узнала, что это было убийство. Сначала она подумала, что ей никто не поверит. Но потом ей пришло в голову, что если она не поможет полиции поймать преступника, он будет продолжать убивать женщин… и она сама может оказаться одной из них.

— Мой брат приехал в «Золотой фазан» около четырех утра. Свидетельница сказала, в котором часу она видела убегавшего преступника?

— Приблизительно в половине четвертого.

— Спасибо, Майкл, — проникновенно вздохнула Линдси, касаясь руки лейтенанта.

Тор напрягся.

— Мне очень жаль, что я не могу сказать вам больше, — произнес Харви.

— Лейтенант! — позвал его подошедший худощавый мужчина. — Извините меня, но шеф хотел бы поговорить с вами немедленно. Он говорит, это очень важно.

Харви повернулся к Линдси:

— Мне нужно идти.

— Я вернусь в зал через несколько минут. Мне хочется подышать еще немного свежим воздухом, — улыбнулась Линдси уходившему лейтенанту.

Двигаясь совершенно бесшумно, Тор вышел из тени кустов и оказался за спиной Линдси.

— Я вижу, вы нашли своего друга.

Линдси вздрогнула от неожиданности.

— Боже великий! Тор! Вы напугали меня до смерти. Что вы тут делаете?

— Смотрю, как вы заигрываете с лейтенантом, словно проститутка. У вас очень хорошо получается эта роль.

Не успел Тор выговорить эти слова, как тут же, к своему несказанному удивлению, получил увесистую пощечину. Прекрасные зеленые глаза Линдси наполнились слезами.

— И все это потому, что я рассказала вам, что произошло со мной в шестнадцать лет?

Тор прижал палец к ее губам, чувствуя, как гнев оставляет его. Его вспышка, была вызвана не ее прошлым, а ее настоящим! Взяв Линдси за руку, он повел ее по ступенькам в темноту сада.

— Неужели вы думаете, я сравнил вас с проституткой из-за того, что случилось с вами в юности?

— Но вы же сказали…

— Вы совершенно чисты душой, Линдси. То, что случилось с вами, когда вы были фактически еще ребенком, не имеет никакого значения. И уж конечно, нисколько не умаляет моего желания обладать вами…

Линдси посмотрела на окна дома. В саду были слышны приглушенные звуки вальса. В зале она увидела Майкла Харви, и до нее стала постепенно доходить причина грубых слов Тора.

— Так вот в чем дело! Поймите, мне нужна была информация, поэтому я и вела себя так с Харви.

Тор прижал ее руку к своей горячей щеке.

— Я ревную вас, хотя и понимаю, что у меня нет на это никакого права. Простите мне мою грубость.

— Я не хотела вас ударить, так вышло… Я никому никогда не давала пощечин.

— Я ее заслужил, — улыбнулся Тор. — Но мне не нравится, как лейтенант смотрит на вас. Мне не нравится, что он считает, будто вы его хотите.

— Он мне совершенно не нужен, — остановила Тора Линдси, обеими ладонями касаясь его щек. — Единственный мужчина, который мне нужен… это вы.

Приподнявшись на цыпочки, она нежно поцеловала его. Ее губы были влажными и мягкими, на них сохранился вкус шампанского. Цветочный запах ее духов окутал Тора, вытесняя из сознания все мысли, кроме мыслей о ней.

«Не делай этого», — твердил ему внутренний голос. Но когда Линдси раскрыла губы в горячем поцелуе, он не удержался и впился в ее сладкий податливый рот. Она тут же прильнула к нему всем телом, и Тор одной рукой принялся ласкать ее грудь, ловко проникнув под лиф платья. Под его ласками соски ее мгновенно затвердели, и Линдси со стоном выдохнула:

— Тор… О, Тор…

Его пенис быстро набух и затвердел, вздрагивая в такт пульсации крови. Тор был переполнен нестерпимым желанием близости. Поцеловав Линдси в последний раз, Тор нехотя убрал свою руку.

— Мы должны остановиться. Нас могут увидеть, — хрипло проговорил он, осторожно снимая ее руки со своей шеи и чуть-чуть отстраняясь. Линдси недоуменно смотрела на него затуманенным взором, словно не понимая, где находится.

— Страсть — сильная штука, посильнее наркотика, — буркнул Тор, помогая ей поправить лиф платья.

Даже в темноте было видно, как ее щеки покрылись румянцем смущения. Посмотрев в сторону дома, Линдси тихо сказала:

— Мне нужно идти.

— Да.

— Если вы пришли сюда, беспокоясь за мою безопасность, то зря. Нас с тетушкой сегодня сопровождает полковник Уильям Лэнгтри. Он служил в армии и очень многое умеет.

Тора это сообщение не очень-то успокоило.

— Со мной все будет в полном порядке, — сказала Линдси, словно читая его мысли.

— Ну хорошо, — вздохнул Тор. — Увидимся завтра в редакции.

— Может, съездим к той женщине, которая свидетельствовала против моего брата?

Тор согласно кивнул и легонько подтолкнул ее в сторону дома.

— Идите же.

Шурша пышными юбками, Линдси быстро пошла по дорожке к террасе и скрылась в доме. Тор провожал ее взглядом, пока она не исчезла за дверью.

Сегодня он обидел ее. Ему всегда казалось, что Линдси отличается от других женщин по-мужски твердым характером и стойкостью. Но вот сегодня он дважды видел, как она плачет. Тор убедился в том, что Линдси была такой же ранимой, как и любая другая женщина. Просто она прятала от всех свою женскую сущность.

Его чувство к Линдси не было похоже на то, что он испытывал прежде к другим женщинам. Все больше и больше он склонялся к мысли о том, что Линдси и есть его суженая. Отлично зная, что брак с ней абсолютно невозможен, Тор молил богов, чтобы это оказалось не так.

Утром в воскресенье Линдси получила от Тора записку, и которой говорилось, что у него возникло срочное дело и поэтому придется отложить запланированную поездку.

Она не видела его до понедельника.

Сидя за редакционным столом, Линдси работала над статьей для следующего выпуска журнала. Она описывала субботний бал в доме Киттриджа, добавляя к описанию капельку слухов и сплетен.

Леди Марстон снова беременна. Герцогиня Уэйберн серьезно болела, но теперь пошла на поправку. Некий лорд Ф. помирился со своей супругой, которая перестала требовать развода.

Над последней строкой Линдси улыбнулась. На балу Фулкрофт демонстративно игнорировал ее, зато его жена была с ней очень приветлива. Казалось, она была благодарна Линдси за то, что измены ее мужа были преданы огласке и, таким образом, с ними, видимо, было покончено.

Однако остальные гости на балу были куда менее доброжелательны по отношению к Линдси. Многие по углам шептались и строили невероятные домыслы по поводу Руди Грэма. Неужели наследник титула и состояния Ренхерста и впрямь убийца? Или же, как уверяли всех его сестра и тетка, он всего лишь жертва случайных совпадений и ошибочных свидетельских показаний?

Некоторые в открытую расспрашивали Линдси об аресте брата. И всякий раз она защищала его.

— Как держится ваш брат? — спросил лорд Перри, давний друг ее отца.

— Он держится хорошо, милорд. Это, конечно, ужасное недоразумение, но я уверена, что очень скоро все выяснится и Руди отпустят домой.

Лорд Перри сочувственно кивнул. И все же Линдси не могла отделаться от ощущения, что она находится в центре потаенного и недоброжелательного внимания.

К тому же еще и эта неожиданная встреча с Тором в саду…

Линдси покраснела, вспомнив, как все было. Что же такое есть в этом норвежце, что заставляет ее терять разум? Не может быть, чтобы это была лишь его физическая привлекательность. Не такой она человек, чтобы ценить лишь внешность.

Нет, в Торе были та мягкость и доброта, которые редко встретишь в мужчине.

Родители Линдси много путешествовали, и в детстве им с Руди приходилось много времени проводить в пансионах.

Линдси научилась быть сильной, самостоятельной, заботиться о себе и о своем брате. Она редко позволяла себе «опустить забрало» и расслабиться.

Но с Тором ей не хотелось быть сильной, ей хотелось опереться на него, разрешить ему помогать ей во всех бедах и проблемах.

И это пугало Линдси.

Так она размышляла, когда к ней подошла Бесси Бриггз.

— Сегодня утром я нашла это под дверью. Тут написано ваше имя.

— Спасибо, Бесси.

Линдси взглянула на письмо, затем сломала печать и прочитала: «Если вы хотите спасти вашего брата, ищите убийцу среди его друзей».

Боже милостивый! Она снова и снова читала эти слова, пытаясь понять, кто мог написать эту записку. Но на бумаге не было ничего, кроме ее имени и одной-единственной фразы.

«Ищите убийцу среди его друзей».

Эти слова казались Линдси скорее розыгрышем, чем реальной попыткой помощи Руди. Автором подобного глупого розыгрыша вполне мог быть Том Боггз или Марти Финч. Кто-то хотел, чтобы она направила полицию по следу друзей Руди.

Линдси задумчиво теребила в пальцах записку. Завидев появившегося в редакции Тора, она поспешила показать записку ему.

— Что это?

— Бесси нашла ее под дверью, когда пришла на работу. Тор взял записку и внимательно прочел ее. Потом взглянул на Линдси и спросил:

— Вы верите в это?

Она пожала плечами:

— Не знаю, пожалуй, нет. Мне кажется, это розыгрыш кого-нибудь из друзей Руди. Может, кого-то позабавит полицейское преследование его приятелей.

— Мне так не кажется, — веско произнес Тор, возвращая записку Линдси. — Как вам кажется, есть среди друзей вашего брата человек, способный на убийство?

— Нет-нет! Они все избалованные эгоисты, но не убийцы!

— И все же стоит об этом поразмыслить.

Линдси кивнула и, помолчав немного, добавила:

— Не забудьте, нам еще надо поговорить с соседками Фиби.

— Да, и с этой Мэри Пратт, которая свидетельствовала против вашего брата.

— С ней в первую очередь.

— Мы можем поехать прямо сейчас. Воспользуемся экипажем моего брата.

Линдси нужно было закончить статью, но времени для этого у нее еще было достаточно. К тому же поездка была сейчас гораздо важнее. Быстро схватив свою накидку, она вслед за Тором вышла через заднюю дверь в переулок, где стоял экипаж Лейфа. Тор окликнул задремавшего кучера, помог Линдси сесть в экипаж, сел сам, и пара гнедых резво понесла их вперед, к дому, где жила Мэри Пратт.

Линдси искоса поглядывала на Тора, пытаясь по выражению его лица понять, о чем он думает. Однако ей это не удалось.

— Вчера… там, в саду… — нерешительно начала разговор Линдси.

Тор повернул голову и посмотрел ей в глаза.

— Если вы хотите, чтобы я попросил у вас прощения, я готов это сделать. С моей стороны было весьма глупо и грубо…

— Что за чепуха! Вовсе это не было ни глупо, ни грубо… К тому же это я первая поцеловала вас.

— Тогда вопрос исчерпан, — вздохнул Тор. — Если, конечно, не считать того, что я прикасался к вам… неподобающим образом. Больше такого не повторится.

— Почему?

От неожиданности у Тора дернулась щека.

— О боги! Вы же сами прекрасно знаете почему. Вы леди, а я не джентльмен. Я вам не пара. Вы никогда не станете моей женой. Мы никогда не сможем быть вместе.

— Вы же спите с другими женщинами, с которыми не состоите в браке, так почему же отказываетесь от меня?

— Те другие — это шлюхи, и они выполняют свои профессиональные обязанности, ублажая мужчину.

— Что, если я тоже хочу… ублажения? Ваши поцелуи и ласки дают мне основание предполагать с большой долей уверенности, что вы способны доставить женщине величайшее наслаждение.

Тор скрипнул зубами, одним сильным движением подхватил Линдси и усадил ее к себе на колени.

— Леди, не стоит дразнить мужчину. Чувствуете, что вы со мной сделали?

Линдси ахнула и вспыхнула, ощутив под собой готовое к действию мужское достоинство значительных размеров.

— Я не могу сделать то, чего вы от меня требуете. Мы не подходим друг другу, из меня не получится хороший муж…

— Я не прошу вас быть моим мужем! Я хочу, чтобы вы стали моим любовником! — Она лукаво улыбнулась и слегка поерзала на его коленях. Тор застонал. — Ну вот, я же вижу, что вы хотите меня. Так почему бы нам не стать любовниками?

— О боги! — сквозь зубы процедил Тор, его глаза зажглись лихорадочным блеском. Издав низкий горловой стон, он приподнял Линдси и повернул ее к себе лицом. Потом протянул руку и задернул занавески на окнах.

— Что… что вы делаете?

— Ты хотела, чтобы я доставил тебе наслаждение? Именно это я и собираюсь сделать.

Обняв Линдси за шею, Тор притянул ее к себе и стал целовать. Линдси бросило в жар от его настойчивых губ и языка. Ее сердце бешено колотилось, словно от долгого и быстрого бега, между ног стало горячо и влажно. Закинув руки на шею Тора, она стала страстно отвечать на его поцелуй, потом вздрогнула, почувствовав под юбкой его ищущую руку.

Тор продолжал целовать ее, и возникшее было в Линдси напряжение стало постепенно проходить, пока она не стала совсем мягкой и податливой. Его рука медленно двинулась вверх по ее голени, колену, еще выше… Потом Тор расставил свои ноги так, чтобы ее бедра широко раздвинулись, и его рука оказалась в ее панталонах.

Линдси вздрогнула всем телом от неожиданного прикосновения пальцев Тора к ее самому интимному месту; ее вскрик был заглушён его поцелуем. Прикосновение его пальцев оказалось несказанно приятным, ей хотелось, чтобы эта интимная ласка длилась как можно дольше.

— Ты этого хотела, Линдси? — хрипло спросил ее Тор.

Едва слышный страстный стон послужил ему утвердительным ответом.

— Я дам тебе то, чего ты хочешь, но только один раз, — пробормотал Тор, продолжая интимные ласки.

Ее глаза закрылись от наслаждения. Она и не подозревала, что так может быть, что секс может быть таким. Она помнила, что Тайлер просто расстегнул штаны, вынул свой пенис и довольно неуклюже вставил его ей между ног. Тор же медленно поглаживал, иногда погружался глубже, дразняще касался клитора, и от этого все ее тело горело пламенем вожделения. Напряжение внутри ее все росло и росло, по мере того как пальцы Тора все настойчивее ласкали клитор, и вдруг все вокруг взорвалось миллионами сверкающих искр, и она утонула в мощной волне оргазма.

Страстные крики Линдси были заглушены поцелуями Тора. Удерживая ее на самом краю пропасти, он довел ее до повторного оргазма, после которого она, обмякшая и ослабевшая, прижалась к его груди и затихла, сладостно переживая последние любовные содрогания. Она чувствовала частое биение его сердца и понимала, что он не остался в стороне от эмоциональных переживаний, хотя внешне старался казаться невозмутимым.

Линдси никогда не приходило в голову, что любовь может дать такое наслаждение. Только теперь она поняла, что такое оргазм.

Тор нежно поцеловал ее в последний раз и тихо сказал:

— Я дал тебе то, чего ты хотела. Когда ты выйдешь замуж, ты узнаешь гораздо больше об искусстве любви.

Линдси отчаянно замотана головой:

— Нет, не узнаю! Я выйду замуж за какого-нибудь состоятельного аристократа вроде Тайлера Риза, который понятия не имеет, как надо любить.

— Риз? Так вот как его звали?

— Это было очень давно. Тай сейчас совсем другой человек. Суть дела в том, что подлинное искусство любви я могу познать только с тобой, Тор…

Пересадив ее на противоположное сиденье, Тор сказал:

— Никто не знает заранее, что уготовано ему судьбой. Я не хочу красть твое будущее.

Линдси молчала. Ее тело все еще нежилось в последних отзвуках наслаждения. Тор сказал, что ей еще многое предстоит узнать об искусстве любви. Она хотела узнать это. Но только с Тором.