Экипаж свернул в сторону Рейвен-Корт, где располагались ветхие дома. Они оказались неподалеку от «Дома грез».

Довольно быстро удалось выяснить, где живет Мэри Пратт. Вслед за Тором Линдси подошла к растрескавшимся от времени деревянным ступеням наружной лестницы старого дома. Лестница вела на второй этаж, над которым в чердачном помещении жила Мэри Пратт. В воздухе стояла вонь гниющего мусора.

— Хочешь, я поговорю с ней? — предложил Тор, глядя на подол серого шерстяного платья Линдси, который касался грязных ступеней.

— Нет, я должна сама это сделать.

Тора нисколько не удивил такой ответ, поскольку он уже неплохо ее знал. Интересно, сможет ли он когда-нибудь примириться с ее независимым поведением? Он допускал возможность отрицательного ответа на этот вопрос.

Они поднялись на второй этаж, и Тор решительно постучал в давно не крашенную дверь. Ему пришлось стучать еще и еще, прежде чем за дверью послышались шаги и на пороге появилась маленькая седая женщина.

— Вы Мэри Пратт? — спросил ее Тор.

— Да, это я, — настороженно посмотрела на огромного норвежца маленькая женщина. Увидев за его спиной молодую девушку, она немного успокоилась. — Чем могу быть полезна?

Линдси выступила вперед.

— Мы хотели бы задать вам несколько вопросов об убийстве, которое произошло на вашей улице несколько недель назад.

— А вы кто?

— Я репортер журнала «От сердца к сердцу», — заставила себя улыбнуться Линдси. — Я пишу статью об убийстве, и мне нужна некоторая дополнительная информация.

Ничего лучшего ей не пришло в голову. Женщина молчала, и Линдси решила продолжить:

— У меня к вам несколько вопросов относительно мужчины, которого вы видели убегающим с места преступления.

— Ну, он не совсем убегал… скорее, неторопливо удалялся. Словно гордился тем, что сделал. В тот момент я и не догадывалась, что он кого-то убил. Об убийстве я услышала позже.

— Как выглядел тот мужчина?

— Он был хорошо одет — модный цилиндр, тонкие кожаные перчатки… Именно поэтому я и запомнила его. Он выглядел совсем не так, как здешние жители. Тут такие не живут.

— Понятно.

— А что еще вы можете нам рассказать? — вмешался Тор.

— Он был высокий, худой и светловолосый.

— Вы же сказали, что на нем был цилиндр, — недоуменно подняла брови Линдси.

— Сначала он держал его в руке и только потом надел на голову.

— Вы видели его лицо? Что-нибудь вам запомнилось?

— Да нет, — покачала головой Мэри Пратт. — Все случилось довольно далеко от моего окна, так что я не смогла разглядеть лицо мужчины.

— Тогда почему же вы решили, что это был Рудольф Грэм? — вырвалось у Линдси.

Женщина пожала худенькими плечами:

— В полиции сказали, что это он. Такого же роста, телосложения… и волосы того же цвета. Я подумала, что им лучше знать.

— Благодарю вас, Мэри, — пожала ей руку Линдси, одновременно вручая женщине гинею. — Вы нам очень помогли.

Мэри улыбнулась, показывая дырку вместо одного из нижних зубов.

— Жаль, я не умею читать. Мне бы хотелось увидеть свое имя в газетах.

Спускаясь вслед за Тором к экипажу, Линдси не могла скрыть волнения.

— Ты слышал, что она сказала? Она не видела лица убийцы! Это мог быть кто угодно.

— Надо сообщить об этом адвокату твоего брата. Это может оказаться важным.

— Давай поедем к нему прямо сейчас.

— Хорошо, — кивнул Тор. — Говори адрес.

Спустя некоторое время экипаж остановился перед трехэтажным кирпичным зданием. Джонас Марвин был на месте. Линдси представила ему Тора как своего друга и рассказала ему о том, что им удалось узнать у Мэри Пратт.

— Эта женщина не видела лица мужчины, уходившего с места преступления, — возбужденно говорила она. — Похоже, сами полицейские убедили ее в том, что это был именно Руди.

Поправив очки в тонкой золотой оправе, Марвин задумчиво произнес:

— Если то, что вы говорите, правда, тогда все обвинение против Рудольфа построено исключительно на косвенных уликах. Разумеется, косвенные улики тоже нельзя сбрасывать со счетов, но ведь Руди — будущий барон. Если бы ваш отец был сейчас здесь, получить разрешение на освобождение сына из тюрьмы было бы для него пустяковым делом.

— Я попрошу тетю Дилайлу поговорить с ее влиятельными друзьями. Возможно, нам удастся заручиться их поддержкой, необходимой для освобождения Руди.

— А я тем временем поговорю с Эвери Френчем. Возможно, ему удастся посодействовать освобождению Рудольфа через магистрат.

— Покажи мистеру Марвину записку, — сказал Тор.

Линдси достала из ридикюля записку, полученную утром, и протянула ее адвокату.

— Возможно, это всего лишь розыгрыш одного из придурковатых друзей Руди, — заметила она.

Марвин взял листок и быстро пробежал его глазами.

— Я покажу это следователю Харрисону Мэнсфилду. Посмотрим, что он скажет. Мы не должны упускать ни малейшей возможности выйти на настоящего преступника.

После разговора с адвокатом Линдси воспрянула духом. Поскольку была уже вторая половина дня, они с Тором решили отложить свой визит к соседкам Фиби и вернуться в редакцию.

Спустя два дня Эвери Френчу удалось добиться освобождения Руди.

И все же было ясно, что он остается главным подозреваемым в деле об убийствах. Необходимо было продолжать поиски настоящего убийцы.

* * *

Тор очнулся от беспокойного сна весь в поту. Он был сильно возбужден, пенис находился в состоянии сильнейшей эрекции. Ему только что снился горячечный сон о Линдси.

Тихо выругавшись, он провел рукой по влажным волосам и со стоном откинулся на подушки, чувствуя биение пульса между ног. Возбуждение не проходило, и Тор, несмотря на очень поздний час, стал раздумывать о том, не навестить ли ему милых дам заведения «Красная дверь». Он был уверен, что там ему, как всегда, обрадуются, а уж как обрадуется им его пенис…

Тело требовало удовлетворения, но разум хотел чего-то большего.

Тор вспомнил интимную сцену в экипаже, когда Линдси сидела у него на коленях, в экстазе запрокинув голову, и новая волна вожделения накрыла его. Тор скрипнул зубами. Нет, ему не нужны были женщины мадам Фортье, ему нужна была только Линдси Грэм.

И это было совершенно невозможно.

Эта девушка околдовала его. Она не могла принадлежать ему, хотя и предлагала стать ее любовником. Она была убеждена, что ее будущий супруг не даст ей того наслаждения, которое она может испытать с ним, с Тором.

«А если перестать упираться и позволить нам обоим насладиться друг другом?» — думал Тор.

А если Линдси забеременеет от него? У нее слишком узкие бедра, чтобы выносить ребенка от такого огромного мужчины, как он. Даже если бы они каким-то чудом поженились, беременность могла бы убить ее.

Тор ворочался с боку на бок на ставшем вдруг твердым и неудобным матрасе, взбивал кулаком подушку, чтобы улечься поудобнее, но сон не шел. Тор не видел выхода из создавшегося положения. Нет, ему нельзя становиться любовником Линдси.

Остаток ночи он провел в забытьи, отгоняя от себя демонов, твердивших, что он не прав.

* * *

Линдси работала за редакционным столом, когда увидела, что к ней идет Криста со сложенным листком бумаги в руке.

— Я обнаружила это под дверью, когда пришла на работу. Письмо адресовано тебе.

Линдси взглянула на листок и узнала тот же почерк, что и в прошлый раз.

— Три дня назад я получила такую же записку. В ней утверждалось, что убийца — один из друзей Руди. Вот чепуха!

Линдси сломала печать и прочитала: «Не будьте слепыми! Стивен Кэмден — вот кто вам нужен».

— Боже милостивый! — вырвалось у нее.

— Что там? — встревожилась Криста.

Линдси протянула записку подруге, и та прочитала ее.

— Стивен Кэмден? Виконт Меррик? Не может этого быть! Его отец — маркиз Уэксфорд!

— Его поместье граничит с нашим, — сказала Линдси. — Стивен на несколько лет старше Руди, они знакомы много лет, учились в одной школе и даже в Оксфорде обучались практически одновременно.

— Я несколько раз видела лорда Меррика, и он произвел на меня очень хорошее впечатление. Не могу поверить, чтобы Стивен оказался убийцей!

— Я тоже. Живя по соседству, мы хорошо знали друг друга. Отец даже рассматривал Стивена как одного из возможных претендентов на мою руку. Это чья-то злая шутка.

— Но кто мог прислать тебе записку?

— Я бы и сама хотела это знать.

— И что ты с этим будешь делать?

— Ничего.

— Вы получили еще одну записку? — раздался низкий голос Тора, подходившего к ее столу. Сердце Линдси забилось чаще.

— Ну да, такую же глупую, как и первая. В ней говорится, что убийца — давний друг нашей семьи, Стивен Кэмден, виконт Меррик, сын маркиза Уэксфорда. Да это просто смешно!

— Ваш брат — будущий барон — все же находится под серьезным подозрением. Вы должны показать эту записку следователю Мэнсфилду, пусть он разберется с ней.

— Я не покажу эту записку ни одной живой душе. Иначе Руди будет в ярости, и это только скомпрометирует всех нас.

— Тогда хотя бы сохраните записку на тот случай, если она вдруг понадобится.

— Конечно, сохраню. И когда найду того, кто мне посылает эти записки, ему не поздоровится.

Тор больше ничего не сказал и вернулся к своей работе в подсобке.

Уйти из редакции, чтобы навестить соседок Фиби, им удалось только во второй половине дня. В экипаже, по дороге к дому мисс Картер, Тор был любезен, но довольно холоден. Он явно избегал всяких упоминаний о вчерашней интимности и старался вернуть их отношениям официальную окраску.

К тому времени, когда они подъехали к дому Фиби, Линдси уже была до крайней степени раздражена и огорчена такой переменой в поведении Тора.

Время близилось к вечеру. Соседки Фиби должны были уже отоспаться после ночной работы, но еще не успеть снова уйти.

Тор громко постучал в дверь. После повторного стука дверь открыла рыжая девица в черном атласном пеньюаре.

— Кончай шуметь! — недовольно сказала она. — Еще рано…

Тут она удивленно замолчала, разглядывая Тора. Его внешность заставила ее сменить гнев на милость.

— Пожалуй, я поторопилась с отказом, — заворковала она. — Чем Мэнди может услужить такому красавчику?

Линдси отметила, что Тор не обратил никакого внимания на то, что девица была полураздетой.

— Нам надо бы задать вам несколько вопросов, — невозмутимо произнес Тор.

— Мы хотели бы поговорить с вами о вашей соседке, Фиби Картер, — вступила в разговор Линдси, но рыжеволосая девица словно не замечала ее, она не сводила глаз с норвежца.

— Что-то вы не похожи на полицейских, — сказала она, наконец взглянув на Линдси.

— Моего брата зовут Рудольф Грэм. Возможно, вы его знаете. Его обвинили в убийстве Фиби.

— Да, я слышала об этом. И у вас хватило смелости явиться сюда и задавать вопросы?

— Мой брат ни в чем не виноват, — твердо сказала Линдси. — Если вы знакомы с ним, то знаете, что он не способен убить женщину. Именно это мы и пытаемся доказать.

Мэнди снова перевела взгляд на Тора.

— Я видела его пару раз. Он нравился Фиби и действительно не был похож на убийцу. — Она сделала шаг назад и распахнула дверь шире. — Заходите, что ж стоять в дверях-то. — Она обернулась и крикнула куда-то в темноту: — Эй, Энни, у нас гости!

Квартирка оказалась довольно чистой, но очень скудно обставленной. В гостиной стояла старенькая кушетка, обитая розовым бархатом, и такое же розовое кресло. На полу лежал потертый персидский ковер, от абажура лампы местами отвалилась бахрома. И все же это было лучше, чем у большинства местных обитателей. Проститутки могли платить за квартиру больше своих соседей.

— Энни!

— Успокойся, я уже иду.

В гостиную медленно вошла изящная брюнетка в халате и выглядывавшей из-под него бледно-розовой сорочке. Она внимательно оглядела Тора с головы до ног и томным голосом проговорила:

— Кажется, я тебя где-то видела. Мы знакомы?

— Вряд ли.

— Пожалуй, что так. Такого, как ты, я бы обязательно запомнила. — Потом она повернулась к Линдси: — Чем обязаны?

— Это сестра Руди Грэма, — объяснила Мэнди. — Помнишь, он был здесь пару раз с Фиби. Его арестовали по обвинению в ее убийстве.

Энни мгновенно помрачнела.

— А ну-ка катитесь отсюда ко всем чертям! — рявкнула она.

— Мой брат не убивал вашу подругу. По словам свидетельницы — ее зовут Мэри Пратт, — Руди похож на того мужчину, которого она видела, но лицо его она не разглядела. Просто он подошел под общее описание преступника.

— Высокий, светловолосый, худой, — поддержал ее Тор. — Хорошо одет. Вам знаком такой человек?

— Под такое описание подходят многие, — пожала плечами Мэнди.

— Ваш брат был с Фиби в ночь убийства, — сухо заметила Энни.

— Он оставил ее в «Доме грез», — возразила Линдси. — Ее убили, когда она возвращалась оттуда домой.

— Да? — удивилась Энни.

— Фиби нравилось грезить, — сказала Мэнди. — Ей казалось, это делает жизнь проще и легче. В обмен на опиум она приводила новых клиентов в заведение Салтри Уивер.

— Нам это уже известно, — кивнул Тор. — А скажите, был ли у нее мужчина, с которым она виделась чаще, чем с другими? Кто мог бы считать ее своей женщиной?

— Вы хотите сказать: кто мог настолько ревновать, чтобы не остановиться перед убийством? — уточнила Энни.

Тор снова кивнул.

— Мы такого человека не знаем, — сказала Мэнди, переглянувшись с подругой. — Фиби никогда не вступала в слишком близкие отношения со своими клиентами, она просто обслуживала их. Фиби не была дурочкой.

— Если вы что-нибудь вспомните, — сказала Линдси, — даже какую-нибудь мелочь, сообщите об этом нам, пожалуйста. Мы будем вам крайне благодарны. Я работаю в женском журнале «От сердца к сердцу», это на Пиккадилли.

— Мы будем держать ухо востро, — сказала Энни. — Нам самим хочется увидеть убийцу повешенным.

Поблагодарив «ночных бабочек», Тор и Линдси ушли. Усадив Линдси в экипаж, Тор сел напротив.

— Немного же нам удалось узнать, — покачала головой Линдси.

— Возможно, они еще что-нибудь припомнят позднее.

— Будем надеяться, — вздохнула Линдси, теребя складки платья. — Насколько я понимаю, ты не изменил своего решения насчет… насчет нас…

Тор недовольно кашлянул.

— Ты… ты был у мадам Фортье?

— Нет, я там давно не был! — сердито выпалил норвежец. — Но вообще-то я мужчина, и мне нужна женщина. И каждый раз, когда я вижу вас, эта необходимость становится все настоятельнее!

Линдси улыбнулась и ласково коснулась его щеки.

— Перестань говорить мне «вы». То, что произошло между нами вчера… это было чудесно, Тор. Я хочу учиться у тебя искусству любви, я хочу узнать все… Позволь мне быть твоей женщиной, в которой ты так нуждаешься.

— Ты говоришь об этом так просто, но на самом деле все гораздо сложнее, — возразил Тор, дрожащей рукой отводя волосы со лба. — Подумай, что будет, если ты забеременеешь от меня? Такое не приходило тебе в голову?

— Ну, должен же быть какой-то способ предотвратить это.

Линдси вспомнила камердинера мужа Корри, индийца по происхождению, который умел готовить самые разные снадобья.

— У меня есть друг, который может в этом помочь, — сказала она Тору.

— Нет!

Линдси опустила глаза. Полы сюртука Тора разошлись, предательски открывая сильно эрегированный под тканью брюк пенис. Линдси знала, что не должна этого делать, и все же любопытство пересилило. Протянув руку, она легонько коснулась его и тут же почувствовала, как он взметнулся навстречу ее ладони.

— Я же вижу, что ты хочешь меня. Это невозможно скрыть, — прошептала Линдси.

— Да, хочу. Когда я смотрю на тебя, мне хочется содрать с тебя всю одежду, ласкать твою грудь и обладать тобой. Я хочу любить тебя до полного изнеможения…

Сердце Линдси забилось, словно птица в клетке, в самом низу живота затрепетали крыльями бабочки, ладони рук стали влажными, а во рту пересохло. Неужели слова Тора могли вызвать у нее такую сильную реакцию? Ей было жарко и холодно одновременно, между ног пульсировала горячая кровь.

— Я знаю, где ты живешь, — тихо сказала она. — Криста однажды показала мне твой дом, когда мы с ней ходили по магазинам. Сегодня ночью я приду к тебе.

— Меня не будет дома! — резко ответил Тор. — Я буду у мадам Фортье.

Сердце Линдси пронзила острая боль.

В полном молчании они подъехали к ее дому. Взглянув на Тора, Линдси увидела на его лице смешанное выражение решительности и сожаления. Было в нем и такое отчаянное желание, что она на миг перестала дышать.

Собравшись с духом, Линдси тихо повторила:

— Тор, я приду. Надеюсь, ты меня дождешься.

Экипаж остановился, и не успел Тор ответить ей решительным отказом, как кучер уже открыл дверцу:

— Приехали, хозяин!

Опершись на руку кучера, Линдси вышла из экипажа. Ошеломленный Тор не двинулся с места.

Когда кучер уселся на козлы, Тор крикнул в открытое окно экипажа:

— Линдси!

Но та подобрала юбки и, не оглядываясь, стремительным шагом направилась к дому.