Было уже немного за полночь. Узкий серп луны и далекие звезды едва виднелись на небе, заглушаемые ярким сиянием городских огней. Выйдя из кеба, Линдси расплатилась с кучером и направилась в сторону дома, где была квартира Тора.

Сердце ее сильно билось, ладони стали влажными от волнения. Она даже подумывала о том, чтобы повернуть назад, но было уже поздно — она зашла слишком далеко, чтобы отказываться от своего плана. Подняв руку, чтобы постучать в дверь, она тут же опустила ее, решив проверить для начала замок. Может, Тор оставил дверь открытой, чтобы она могла сама войти?

Дверь и впрямь оказалась незапертой, и в сердце Линдси шевельнулась надежда на то, что он все-таки ждет ее. На ватных ногах она вошла в квартиру. Было темно, но уличный газовый фонарь давал достаточно света, чтобы она могла видеть, куда идти. Линдси оглядела чистую, хоть и скромно обставленную гостиную. Все было аккуратно прибрано.

Надеясь, что Тор ждет ее в спальне, с бьющимся от неуверенности и ожидания сердцем Линдси миновала гостиную. Повернув ручку двери, она осторожно вошла в спальню. Здесь тоже было чисто, постель аккуратно застелена. Ее сердце сжалось — сбылись худшие ее опасения.

Тора не было.

У Линдси сдавило горло. Значит, он выполнил свое обещание и ушел к мадам Фортье. Предпочел провести ночь с продажной девкой, но не стать ее любовником. На глазах Линдси выступили слезы. Какая же она дура! Законченная идиотка! Слава Богу, что он никогда не узнает, до чего она дошла, чтобы быть вместе с ним.

Завернувшись плотнее в шаль, глотая слезы, Линдси выбежала из спальни. Надо успеть уйти, прежде чем он вернется.

Внезапно входная дверь распахнулась и на пороге показался массивный силуэт Тора.

Боже милостивый, это он вернулся от мадам Фортье! Он получил свою порцию удовольствия, а теперь увидит в своей квартире Линдси, еще одну глупую, влюбленную в него женщину. Она опустила голову, чтобы Тор не заметил ее слез, и попыталась быстро пройти мимо него.

Тор загородил ей дорогу.

— О боги… ты пришла!

— Дай мне пройти! — резко сказала она, стараясь говорить как можно тверже, чтобы он не услышал дрожи в ее голосе. — Прочь с моей дороги!

Но Тор не двинулся с места, а когда она попыталась протиснуться мимо него, одним движением заключил ее в свои объятия.

— Линдси…

Унижение было нестерпимым. Он только что оставил постель проститутки! Это было невыносимо. Невыносимо!

— Убери от меня руки! — выпалила она, безуспешно пытаясь вырваться из его объятий.

Тор только крепче прижал ее к себе.

— Линдси… милая моя…

Она разрыдалась как последняя дура.

— Прошу тебя, не надо, отпусти… — прошептала Линдси, всхлипывая. — Я хочу домой…

Но не тут-то было. Тор поднял ее на руки и понес к дивану, сел на него и усадил Линдси к себе на колени.

— Прости меня, — проговорил он, нежно целуя ее шею. — Прости, я вел себя как дурак…

— Нет, это я дура, — всхлипнула Линдси, пытаясь оттолкнуть его. — Я думала, что не такая, как все. Я думала, что что-то значу для тебя…

Тор нежно поцеловал ее в висок.

— Ты для меня все… разве ты этого не знаешь?

Она взглянула на него сквозь слезы:

— Если так, то почему ты ушел? Почему ты пошел к ним и не захотел быть со мной?

— Я не ходил к мадам Фортье.

— Не верю…

— Линдси, я никогда не лгу, ты же сама это знаешь.

Да, она хорошо это знала. Собственно говоря, порой он бывал даже слишком правдив.

— Я думала, что нравлюсь тебе…

— Я пытался защитить тебя.

Она отвела от него взгляд и тихо сказала:

— Я хочу домой…

Тор нежно провел пальцем по ее щеке.

— Слишком поздно, милая. Ты уже вошла в мой дом.

Осторожно повернув к себе ее лицо, он мягко коснулся губами ее рта. Она ощутила слабый вкус эля. Значит, он был в трактире, а не у мадам Фортье! У нее словно камень с души упал.

Поцелуи Тора становились все более страстными и глубокими. Линдси почувствовала, как где-то в самом низу живота стала пульсировать горячая кровь. И все же усилием воли она заставила себя оттолкнуть Тора.

— Нет, я не могу… не могу этого сделать, — покачала она головой, с трудом выдавливая слова. — Я думала, что смогу… но теперь понимаю, что у меня не получится…

— Что с тобой?

— Тебе нужна женщина для удовлетворения твоих… мужских потребностей. Я думала, что смогу стать этой женщиной… а теперь, теперь не хочу… не могу быть как остальные.

Горящие страстью глаза Тора уставились на нее.

— Ты не такая, как все. Я никогда в жизни не встречал такую, как ты. Днем и ночью я думаю только о тебе, мечтаю только о тебе… Я хочу только тебя, мне никто больше не нужен…

Линдси смотрела на него и верила в его искренность. Для него она была не просто женщиной для постели, а чем-то гораздо более значимым.

— Тор… — прошептала она, обнимая ладонями его лицо и целуя его в губы дрожащими губами. Он тут же пылко ответил на ее поцелуй, зажигая в ней огонь желания.

Ему была нужна только она, и ей был нужен только он.

Тор целовал Линдси, ласкал языком ее рот, и вскоре она изнывала от вожделения, прижимаясь всем телом к его напряженному пенису. Она словно таяла от его жарких поцелуев.

А затем Тор осторожно поставил ее на пол и принялся медленно раздевать. Горячий взгляд пронзительно-синих глаз жадно скользил по обнажавшемуся телу, и у Линдси едва не остановилось дыхание. Она повиновалась, когда Тор стянул лиф ее платья, расстегнул крючки на нижних юбках и жестом попросил ее перешагнуть через ворох упавшей к ее ногам одежды.

Протянув руку, Тор ловким движением вынул шпильки из ее прически, и тяжелые медово-золотистые локоны упали ей на плечи. Он принялся расстегивать корсет, и через несколько мгновений Линдси осталась в нижней сорочке, панталонах и чулках.

— Какая ты красивая, — сказал Тор, — настоящая женщина от макушки до кончиков пальцев ног. Как же я раньше этого не видел?..

Линдси не успела задуматься над его словами, потому что он снова стал жадно целовать ее, стягивая сорочку и лаская ладонями грудь. Розовые соски быстро затвердели под его умелыми пальцами и горячим языком. По всему телу Линдси прокатывались медленные горячие волны наслаждения и еще чего-то, чему она не знала названия.

— Тор… — прошептала она, горя желанием прикоснуться к его телу, почувствовать вкус его кожи.

Словно читая ее мысли, он сделал шаг назад, скинул с себя сюртук, затем стащил через голову рубашку, обнажив могучий торс.

Коснувшись дрожащей рукой его широкой груди, Линдси почувствовала сокращение его сильных мышц. Наклонившись, она прижалась губами к тому месту, где билось его сердце, провела языком вокруг жесткого соска, с наслаждением вдыхая запах мужского тела. У нее закружилась голова и подогнулись колени.

Тор подхватил ее на руки и понес в спальню, не в силах дольше терпеть. Спустя несколько мгновений она уже лежала совершенно нагая в его широкой постели и Тор покрывал все ее тело жаркими поцелуями. Для Линдси мир вокруг переставал существовать. В одно мгновение Тор скинул с себя оставшуюся одежду и предстал перед ней совершенно нагим. Его пенис показался Линдси невероятно большим и твердым. Она подумала о своем хрупком теле и о том, сумеет ли оно приспособиться к могучему телу Тора. Она помнила свой первый опыт с Тайлером, но Тор был совсем другим.

— Не бойся, — прошептал он, — нам с тобой некуда спешить.

Его рука легла на ее лоно, и пальцы медленно погрузились в его горячую влагу, гладя и лаская самое сокровенное место женского тела.

Дыхание Линдси стало частым и прерывистым. Она вспомнила то сладостное наслаждение, которое подарил ей Тор, когда они занимались любовью в карете, и закрыла глаза, отдаваясь на волю его губ и рук. Через несколько мгновений она дрожала всем телом, горя от возбуждения, и едва заметила, как он медленно вошел в нее и стал ритмично двигаться внутри ее, погружаясь все глубже и глубже. Он был таким большим, что ей стало страшно.

— Тор!..

— Успокойся, милая, ты создана для меня. Нам будет хорошо вместе.

Он снова стал осыпать ее нежными поцелуями, гладить большими горячими руками, и она, забыв все страхи, полностью расслабилась и стала наслаждаться ощущением трения его мускулистой груди о ее твердые соски, ощущением приятной тяжести его горячего тела…

Тор не переставал целовать ее, и Линдси сквозь туман наслаждения с удивлением поняла, что он полностью вошел в нее и она не испытала и тени той боли, которая была с Тайлером. У нее было великолепное чувство единения с Тором.

Ей нравилось ощущать его внутри себя. Выгнувшись всем телом навстречу его движению, она приняла его еще глубже, и Тор хрипло застонал, не в силах больше сдерживать стремление к оргазму. Его движения стали ускоряться, бедра двигались сильными глубокими толчками, отчего волны наслаждения окатывали Линдси с ног до головы и она не могла удержать вскриков. Сознание едва не покинуло ее, когда перед глазами возникла ослепительная вспышка и тело содрогнулось от неожиданно мощной волны оргазма. Ее ногти рефлекторно впились в мускулистую спину Тора, достигшего оргазма чуть позже, и они продолжали крепко обнимать друг друга, пока не стихли последние любовные конвульсии.

Потом Тор положил голову ей на плечо, и Линдси обняла его за шею. Неожиданно она поняла, что плачет. Эти слезы копились в ней не один год, с той самой ночи, когда Тайлер, сделав ее женщиной, не сумел дать ей никакого удовлетворения. С Тором все получилось само собой, и это потрясло Линдси до глубины души.

Тор нежно поцеловал ее.

— Тебе не больно, милая?

Линдси покачала головой:

— Это было просто чудесно, Тор. Я даже не представляла, как это хорошо.

— Я рад, что тебе понравилось, — улыбнулся он.

Повернувшись на бок, она посмотрела в его синие глаза и тихо сказала:

— Не волнуйся насчет… ребенка. Я ездила к Корри. Камердинер ее мужа родом из Индии. Он дал мне настойку, чтобы я не забеременела от тебя…

— Наверное, это правильное решение, — ответил Тор, отводя взгляд.

Линдси вдруг поняла, что совершенно в этом не уверена. Ей так хотелось родить ребенка от Тора!

Оба замолчали. Возможно, завтра она пожалеет о своем решении прийти к Тору, но сейчас здесь с ним ей было очень хорошо.

Был предрассветный час. Утомленная любовью, Линдси крепко спала. Проснувшийся Тор ласково провел пальцем по ее обнаженному плечу. Этой ночью он трижды овладевал ею, и каждый раз она отвечала ему с истинной страстью.

Он посмотрел на висевшие на стене часы. Линдси давно пора было возвращаться домой.

Тор осторожно потряс ее за плечо, жалея, что не успеет еще раз заняться с ней любовью.

Она открыла глаза и зевнула.

— Уже утро?

— Да, совсем скоро рассветет.

Линдси посмотрела в окно.

— Который теперь час?

— Тебе пора уходить. Ты же не хочешь, чтобы тетушка обнаружила твое отсутствие.

— Разумеется, не хочу.

Но вместо того чтобы встать с постели, она прижалась к Тору, нежно целуя его в плечо и грудь.

Тело Тора тотчас же пробудилось к жизни. Стоило Линдси только прикоснуться к нему, как его тело отвечало почти мгновенной вспышкой страсти.

— Не дразни меня, лисенок, не играй с огнем.

— Лисенок? — засмеялась она. — Так вот кто я для тебя?

— Да, миледи, хитрый и красивый лисенок.

Линдси села в постели.

— Ну, если я лисенок, то ты большой серый волк! — Она зарычала и тут же рассмеялась.

Словно оправдывая это прозвище, Тор навалился на нее, схватил одной рукой за оба запястья и завел их ей за голову.

— Пора бы тебе знать, как опасно дразнить волка! — шутливо прорычал он и стал так страстно целовать ее, словно и вправду собирался проглотить.

Линдси с неохотой выбралась из теплой постели и под неотрывным взглядом Тора стала одеваться. Затем Тор тоже встал и быстро оделся.

— Я провожу тебя домой.

Линдси совершенно не нужна была его помощь, но как только она открыла рот, чтобы отказаться, Тор так красноречиво на нее посмотрел, что ей оставалось только кивнуть в знак согласия.

— Ты придешь сегодня в редакцию? — спросила Линдси, пока Тор застегивал на ее спине пуговицы платья.

— Сегодня я работаю на причале.

— Я буду в редакции сегодня и в понедельник. А потом уеду за город.

— Зачем?

— Тетушка хочет на время увезти брата из города. Думаю, это неплохая идея.

— Насколько я помню, ваше поместье граничит с поместьем виконта Меррика, — нахмурился Тор. — Ты сама мне об этом говорила.

— Да, но если тебя беспокоит та записка, то зря. Даже представить себе невозможно, чтобы Стивен имел хоть какое-нибудь отношение к убийствам.

— И все же… Ведь ты станешь задавать всякие вопросы. Нет, мне эта затея не по душе.

Линдси быстро поцеловала его и улыбнулась:

— Все будет хорошо.

— Если бы ты была моей женой, я бы запретил тебе ехать туда.

Линдси заметно погрустнела и отвела взгляд.

— Но я тебе не жена… А если бы и была ею, то не стала бы подчиняться такому смехотворному запрету.

— Тогда мне пришлось бы как следует выпороть тебя.

— Ну, это вряд ли, — лукаво улыбнулась Линдси.

Тор тихо чертыхнулся и сокрушенно покачал головой. Он действительно не мог поднять руку на женщину, и Линдси это уже успела понять.

— Я никогда не причиню тебе боль, — признался он, — но если ты снова подвергнешь себя опасности, как это уже было в «Голубой луне», я все-таки отшлепаю тебя по твоей хорошенькой попке.

Эти слова заставили Линдси покраснеть. Она вспомнила, как он нежно целовал именно это место, лаская ладонями ее обнаженные мягкие ягодицы. В ней снова шевельнулось желание, но она усилием воли заставила себя проигнорировать его. Спустя несколько минут они с Тором уже торопливо шли по улице к стоянке кебов.

Когда они подъехали к задней калитке ее сада, Тор не сказал ни слова, и Линдси вдруг почувствовала неуверенность.

— Ты хочешь… хочешь, чтобы я снова пришла к тебе сегодня ночью? — тихо спросила она.

— Ты спрашиваешь меня, хочу ли я снова заняться с тобой любовью? — хрипло переспросил Тор.

Она молча кивнула.

— Разве может быть иначе?

— Тогда сегодня я снова приду, — улыбнулась Линдси и открыла дверцу, чтобы выйти, но Тор схватил ее за руку.

— Я не могу проводить тебя до дверей. Нам придется прятаться, словно мы совершаем какое-то преступление, и мне это очень не нравится, Линдси.

— Тор, я твоя любовница, а не жена. У нас нет иного выхода.

Тяжело вздохнув, Тор спрыгнул на землю и помог Линдси выйти из кеба.

— В полночь я буду ждать тебя на углу, — сказал он.

— Хорошо, — с улыбкой кивнула она.

— Если ты вдруг одумаешься и не придешь, дай мне знать об этом.

Линдси рассмеялась и, прильнув к Тору, быстро поцеловала его в губы.

Затем повернулась и побежала в дом.