Редакция гудела. Близился конец недели, печатный пресс неутомимо грохотал, выплевывая экземпляры свежего выпуска. Линдси сидела за своим столом, хотя все дела были уже закончены. Она ждала Тора. Ей нужно было поговорить с ним, рассказать о решении родителей выдать ее замуж и убедить его стать ее мужем.

Дверь распахнулась, послышался стук башмаков о деревянный пол. Сердце Линдси забилось. В комнату вошел Тор, и какая-то неведомая сила подняла Линдси навстречу ему.

Их взгляды встретились, и все внутри у нее сжалось в нервный комок.

— Криста сказала, ты придешь сегодня работать… я подумала… Мне нужно поговорить с тобой об одном важном деле.

— Я к твоим услугам. Может, поднимемся на второй этаж?

Линдси опустила глаза. Только сейчас она поняла, что разговор будет не из легких.

— Я отпросилась у Кристы. Она и тебя отпустила. Мы могли бы немного прогуляться где-нибудь в парке.

Неподалеку находился Грин-парк. День выдался солнечным и необычно теплым для поздней осени, к тому же Линдси не хотелось обсуждать такую деликатную тему в комнате на втором этаже или где-нибудь в ресторане или кофейне.

Кроме того, поблизости находилась квартира Тора. Если он согласится жениться на ней, они могли бы скрепить договоренность в его постели. Эта мысль заставила Линдси задрожать от волнения.

Тор пристально смотрел на нее.

— Новости о Меррике?

— Нет, это касается нас, Тор.

Он покачал головой:

— Не думаю, что это хорошая идея, — быть вместе. Я уже говорил тебе об этом.

— Возможно, ты изменишь свое решение, когда выслушаешь меня.

Деньги не волновали Линдси. Тор много работал, сама она тоже зарабатывала в редакции журнала, да еще от бабушки у нее была небольшая рента. Так что они сумеют прожить на имеющиеся средства.

Положение в обществе тоже не было для нее важным фактором. Со временем они накопят денег и купят домик в сельской местности. Тор предпочитал жить за городом, и ей это тоже нравилось. У Тора теперь был великолепный жеребец, которого можно будет с большой выгодой использовать в качестве производителя, а со временем они могли бы организовать свою конеферму. Для счастья ей не нужно было светское общество. Ей нужен был Тор.

— Я закончу в четыре и подожду тебя на углу, — сказал он. — Ты будешь говорить, я буду слушать, вот и все.

Линдси кивнула. Тор устал от неопределенности в их отношениях, она тоже. Ей не терпелось увидеть его лицо, когда она попросит его взять ее в жены.

Наконец часы показали ровно четыре. Тор незаметно выскользнул за дверь. Линдси поспешно попрощалась с Кристой, схватила с вешалки свое шерстяное пальто и направилась к двери.

Солнце еще не зашло, и было довольно тепло, хотя поднявшийся ветер раздувал полы ее пальто, а у горизонта начинали собираться тучи.

— Будет гроза, — подойдя, сказал Тор. — Может, погуляем в другой раз?

— Нам надо поговорить, и дело это срочное. Да и гроза начнется еще не скоро. Для разговора нам понадобится не так уж много времени.

Тор кивнул и надел на голову Линдси капюшон, потом взял ее под руку и повел по улице в сторону парка.

Возле небольшого живописного пруда они присели на деревянную скамью.

Тор повернулся к ней, и Линдси заметила пробивавшуюся на его подбородке черную щетину. Ей захотелось коснуться его лица, поцеловать едва заметную ямку на подбородке.

— Так что ты хотела мне сказать?

Отогнав от себя неуместные желания, она сказала:

— Несколько дней назад моя мать сообщила мне, что пора выдать меня замуж.

Top напрягся, но ничего не сказал.

— Мои родители уже разговаривали с подходящими, на их взгляд, женихами и…

— Они хотят сами выбрать тебе мужа?

— Это обычная практика среди аристократов.

— И на моем родном острове тоже.

— Собственно говоря, я вообще не собиралась выходить замуж… пока не встретила тебя.

Она ждала от Тора слов поддержки, но он молчал.

— Я хочу сказать, — решила говорить напрямую Линдси, — что не желаю выходить замуж за подходящего джентльмена, которого выбрали мне родители. Я хочу выйти замуж за тебя, Тор.

«Я люблю тебя!» — кричало все ее существо.

Его глаза изумленно раскрылись. Он посмотрел на нее так, словно она сошла с ума.

— Ты хочешь связать свою судьбу со мной? Но у меня нет ни титула, ни денег. Мое будущее туманно. Я не могу сейчас жениться… и особенно на тебе.

— Деньги — это не самое важное. Когда любишь…

— Только не говори, что любишь меня.

— Почему? Ты же сам знаешь, что это так.

— У тебя временное помутнение рассудка. Мы не можем быть мужем и женой. И оба знали это с самого начала.

У Линдси сильно забилось сердце. Она ожидала, что поначалу Тор будет против. Но только поначалу. Когда же он выслушает ее до конца и все поймет, то с радостью согласится взять ее в жены.

— Мы должны пожениться, Тор. Ты сам говорил, что твой долг — жениться на мне.

— Послушай, Линдси, я не тот человек, за которого ты должна выйти замуж, и никогда им не был.

— Но…

— Не надо. Не усложняй и без того трудное положение, в котором мы оказались.

В сердце Линдси закралась тревога. Все шло не так, как она ожидала.

— Мне казалось, ты хотел бы жениться на мне. Я думала, ты будешь рад взять меня в жены.

Тор отвернулся. Когда он снова взглянул на нее, в его глазах отражалось непонятное Линдси смятение. Встав со скамьи, он подошел к краю пруда и стал смотреть на воду. У берега плавала пара диких уток, но Тор, казалось, их не замечал.

Линдси затаила дыхание, отчаянно надеясь, что вот сейчас он поймет, что они должны быть вместе, невзирая ни на какие препятствия.

Когда Тор вернулся к скамье, его лицо было каменным.

— Ты считаешь, что я обязан жениться на тебе, но ведь ты сама призналась мне, что не девственна. Я взял то, что ты сама хотела мне дать. Разве ты этого не помнишь?

Сердце Линдси болезненно сжалось.

— Да, все так и было. Я не была… не была девственна. И ты сказал, что это не имеет никакого значения.

Его лицо еще больше посуровело.

— Я не тот человек, который тебе нужен. Тебе нужен аристократ, джентльмен с приличным состоянием и титулом.

Линдси охватила паника. Задыхаясь, она проговорила:

— Мне нужен только ты. Я люблю тебя и хочу, чтобы мы были вместе.

Тор наклонился к ней и посмотрел в глаза.

— Разве ты не поняла? Я использовал тебя, насладился твоим телом, но теперь ты мне надоела. Я не тот человек, который может жить только с одной женщиной, и ты сама это знаешь. Делай то, что велят тебе родители. Выходи замуж за человека, которого выбрал для тебя отец.

У Линдси остановилось сердце, на глазах выступили слезы.

— Ты… ты шутишь… не может быть, чтобы ты говорил всерьез. Ты так говоришь, потому что считаешь, что так лучше для меня.

— Так лучше для нас обоих.

Тор помог ей встать со скамьи и повел назад, к редакции, где ждала ее карета. Усадив изо всех сил старавшуюся не плакать Линдси в экипаж, он твердо сказал:

— Твоя участь решена. Моя судьба скрыта во мраке.

Она посмотрела на него сквозь набегавшие слезы:

— Мне необходимо знать правду. Неужели ты не хочешь жениться на мне только потому, что тебе нужны другие женщины?

Тор безразлично пожал могучими плечами:

— Нам было хорошо вместе, но у меня слишком большие аппетиты.

Линдси откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза, чтобы не видеть его. Ее сердце разрывалось на части. Едва карета тронулась, слезы потекли по ее щекам. Как она могла так ошибаться? Почему же она раньше всего этого не видела?

Линдси стало невыносимо больно оттого, что ее любовь была растоптана, ее мечта — уничтожена.

Она зарыдала.

Два дня спустя Тор стоял у входа в компанию «Кэпитал венчерс» и яростно барабанил в дверь. Боль и гнев ослепляли его.

Не только денежные проблемы заставили его отвергнуть Линдси. Он сказал ей правду. Ей нужен совсем другой человек, каким он, Тор, никогда не мог бы стать.

Он еще раз ударил кулаком в дверь, и та наконец открылась. На пороге показался молодой светловолосый секретарь с вытаращенными от испуга глазами.

— Где он?! — рявкнул Тор. — Где Сайлас Уилкинс?

— Он уехал по делам, — с трудом выдавил перепуганный парень, — и я не знаю, когда он вернется.

Схватив секретаря за лацканы коричневого сюртука, Тор приподнял его над землей и слегка встряхнул.

— Где он?

— Я не должен этого говорить…

Тор снова встряхнул его, на этот раз гораздо сильнее.

— У него… у него дом в графстве Кент. Он уехал туда на следующий день после вашего последнего визита.

— Говори, как мне найти его в Кенте.

Секретарь заплетающимся от страха языком объяснил Тору, как проехать к дому Уилкинса на краю деревни Уэстерли. Только после этого Тор поставил его на землю.

— Прошу вас, — взмолился молодой человек, — не говорите ему, что это я вас туда направил.

— Я не собираюсь с ним разговаривать, — презрительно фыркнул Тор. — Заберу свои деньги и уеду.

— Я бы давно уволился, если бы мне не нужна была работа, — жалобно проговорил секретарь. — Этот Уилкинс — бесчестный обманщик.

Тор кивнул. Уилкинс оказался настоящим мошенником. Он украл подлинные сертификаты акций, заменив их бесполезными бумажками.

Хлопнув дверью, Тор вышел на улицу. Со дня злополучного разговора с Линдси им двигала только ярость. Он солгал ей, да еще оскорбил и унизил ее и теперь чувствовал себя последним мерзавцем.

Когда Тор добрался до своей квартиры, ярость его немного утихла и он ощутил усталость. Он не сомневался в том, что вернет свои деньги, но вот Линдси ему уже никогда не вернуть.

Подъем по лестнице неожиданно показался Тору чрезвычайно трудным. Открыть дверь тоже было невероятно тяжело. Он растоптал чувства Линдси и тем самым уничтожил часть себя самого. Лейф был прав — он любит ее.

Тор с радостью отдал бы за Линдси свою жизнь. Фактически он и сделал это, сказав ей те отвратительные, насквозь лживые слова.

Войдя в слабо освещенную луной гостиную, он вдруг заметил, что в кресле кто-то сидит.

— Как ты мог?!

Тор вздрогнул от звука властного женского голоса. В кресле возле дивана сидела Криста.

— Как ты мог сказать ей такое?!

Тор безвольно опустился на диван.

— У меня не было выбора.

Криста встала с кресла.

— Не было выбора? У него не было выбора! Ты уничтожил ее, Тор. Ты разбил ей сердце. Она уже никогда не будет такой, как прежде.

— Она найдет себе подходящего мужа и будет вести жизнь, которой достойна.

— Да ты просто глупец, Тор Драугр! Никогда не думала, что ты настолько глуп…

У него перехватило горло. Именно это говорил он себе не раз и не два.

— Я не могу дать ей счастья, которого она в высшей степени заслуживает, — сдавленно проговорил он. — Мы с ней не пара.

Криста стремительно подошла к нему.

— А ты думаешь, что если она выйдет замуж за другого, это принесет ей счастье? Она любит тебя и никогда не будет счастлива с другим мужчиной. Ты же не настолько слеп, чтобы этого не видеть.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что я должен был согласиться жениться на ней?

— Да, именно это я и хочу сказать!

Неожиданно Криста опустилась перед ним на колени и взяла его руку. Ее ладонь была теплой, его — ледяной. Таким же ледяным было теперь и его сердце.

— Я знаю, что ты тоже любишь ее, — негромко сказала Криста. — Это и есть счастье для нее… для вас обоих.

На мгновение в душе Тора шевельнулась робкая надежда. Неужели они могут стать счастливой супружеской парой? Однако эта надежда быстро померкла. Нет, Линдси нужен джентльмен, равный ей по социальному статусу.

— А ты когда-нибудь задумывалась о том, что может произойти, если Линдси забеременеет от меня? Настойка, которую она принимала, уберегла ее от зачатия. Но если мы поженимся, то рано или поздно она забеременеет.

— И что?

— Линдси слишком хрупкая, чтобы выносить ребенка от такого крупного мужчины, как я.

— Не будь смешным! — фыркнула Криста. — Предоставь решать это Богу и не вмешивайся в его дела.

От этих слов Тору стало чуть-чуть легче на душе.

— Я очень обидел ее, — сказал он, опустив голову. — Но ничего лучшего я не смог придумать.

— А я могу, — парировала Криста. — Ступай к ней, объясни, что наговорил глупостей. Скажи, что любишь ее больше всего на свете и хочешь жениться на ней.

Тор покачал головой. Ему и самому хотелось бы так сделать, но он знал, что это невозможно.

— Я должен поступить так, как будет лучше для Линдси. Я ей не пара.

— Она твоя суженая! Твоя спутница жизни! Она создана для тебя! Ты что, не понимаешь этого?

Тор молчал.

Разочарованно фыркнув, Криста повернулась и направилась к двери.

— Подумай о том, что я тебе сказала. И не затягивай с решением. Линдси считает, что не нужна тебе. Боюсь, как бы она в отчаянии не вышла замуж за кого-нибудь из одобренных родителями женихов.

Криста рывком открыла дверь.

— Кстати, один из возможных женихов — Стивен Кэмден. Уж не он ли сделает ее счастливой?

И, хлопнув дверью, Криста вышла.

Кэмден…

Тор знал, что Линдси ни за что не выйдет замуж за человека, который мог оказаться убийцей и который был известен своим жестоким отношением к женщинам. И все же слова Кристы не выходили у него из головы. В самом деле, а какой мужчина мог сделать Линдси счастливой? Единственный ответ, который Тор мог дать на этот вопрос, был очевидным: только он сам.

Увы, даже если бы он и захотел исправить свою ошибку, это было бы невозможно.

Он слишком хорошо знал Линдси. После всего, что он ей наговорил, она уже никогда не поверит ему. И никогда его не простит.