Тор постучал в дверь большого каменного особняка барона Ренхерста на Маунт-стрит. Дверь открылась, и на пороге показался запыхавшийся от быстрой ходьбы худой седовласый дворецкий.

— Чем могу быть полезен, сэр? — спросил он, запрокидывая голову, чтобы посмотреть Тору в лицо.

— Мне необходимо поговорить с мисс Грэм. Скажите ей, что пришел Тор Драугр по поводу ее брата.

— Хорошо, сэр. Одну минутку. Если желаете, пройдите в гостиную…

— Боже мой! Тор!

На лестнице стояла Линдси — такая женственная, что у Тора перехватило дыхание. Она стала спускаться по лестнице, и приподнимавшиеся при каждом шаге юбки открывали ее узкие лодыжки. Тор почувствовал, как он истосковался по ней.

Нет, с этим придется подождать. Не успела Линдси спуститься, как перед Тором возник высокий пожилой мужчина.

— Кто вы такой, позвольте вас спросить? — холодно поинтересовался он.

Тор посмотрел на замершую возле лестницы Линдси. Ему внезапно захотелось схватить ее, перебросить через плечо и унести к себе домой, как это мог бы сделать житель его родного острова.

— Вы отец Линдси? — ответил он вопросом на вопрос.

— Да.

— Я Тор Драугр, человек, который собирается жениться на вашей дочери.

— Что?!

— Когда-нибудь мы с вами непременно побеседуем об этом, но сейчас мне необходимо поговорить с Линдси. У меня есть информация, способная помочь вашему сыну.

Пораженный барон молча смотрел на него вытаращенными глазами. Но едва к Тору приблизилась Линдси, как он тут же пришел в себя.

— Линдси, ради всего святого, о чем говорит этот человек?

— Я сама не очень его понимаю, папа, но если он явился сюда, причина должна быть действительно очень важной.

— Я ни за что не позволю, чтобы этот человек…

— Нам с Линдси нужно поговорить, барон, — прервал его Тор, — и немедленно.

Линдси погладила отца по плечу.

— Не волнуйся, папа. Я давно знакома с мистером Драугром, мы вместе работаем в редакции журнала. А сейчас он помогает мне искать настоящего убийцу.

— Бог мой! Да ты помешалась, бедная моя девочка! Поиск убийцы — это не женское дело!

Линдси посмотрела на отца так, словно слышала подобные слова уже очень много раз.

— Прошу тебя, папа, позволь нам немного поговорить. Мне нужно выслушать его.

Барон сурово взглянул на Тора:

— Ну хорошо, у вас есть две минуты в гостиной. И не закрывайте дверь!

— Как прикажете, милорд, — чуть наклонил голову Тор.

Линдси провела его в элегантно обставленную гостиную, и они сели на диван на значительном расстоянии друг от друга, как того требовали приличия.

— Если ты собираешься говорить о чем-то другом, кроме брата…

— Я виделся с Саймоном Билом, — перебил ее Тор. — Я подумал, вдруг он знает, кто такая Тилли, о которой тебе говорила Силки Джеймсон.

— И что он сказал?

— Сказал, что знает только одну женщину по имени Тилли. Тилли Кут — так звали няню Стивена. К тому времени, когда Бил нанялся камердинером к молодому Меррику, она там уже не работала.

— Он сказал что-нибудь еще?

— Сказал, что, по его мнению, Меррик не любил свою няню. Впрочем, за все годы, что Бил служил у него камердинером, Стивен крайне редко вспоминал свое детство.

Линдси в волнении поднялась с дивана.

— Я должна найти ее и поговорить с ней.

На миг Тор почувствовал себя триумфатором. Он знал, что Линдси захочет это сделать, и приступил ко второй части своего рассказа.

— Я уже нашел ее и готов отвезти тебя к ней.

— Вот еще! — решительно отказалась Линдси. — Просто скажи ее адрес.

— Нет, Линдси, это слишком опасно. Если ты хочешь поехать к ней, я поеду вместе с тобой. Можем поехать прямо сейчас.

Он протянул ей руку. Линдси окинула Тора долгим внимательным взглядом, потом взяла его за руку и позволила Тору вести ее к двери.

— Я взял карету моего брата, но скоро у меня будет своя.

Линдси взглянула на Тора и отпустила его руку, поскольку они вышли в холл, где все еще стоял, расставив ноги и заложив руки за спину, ее отец.

— Я уже собирался пойти за тобой, — проворчал он. — Твоему другу давно пора уходить.

— Он уже уходит, папа. Но мне нужно поехать вместе с ним. Возможно, Тор нашел необходимое доказательство невиновности Руди.

— Тор? Ты называешь этого человека по имени?

Но Линдси уже выходила за дверь, направляясь к карете.

— Вернись немедленно, Линдси! — закричал ей вслед барон.

— Не волнуйся, папа! — крикнула она ему в ответ из открытого окна кареты. — Я скоро вернусь!

Как только Тор уселся напротив нее, кучер взмахнул хлыстом над парой гнедых, и карета быстро покатилась.

— Ты заявил моему отцу, что собираешься жениться на мне. Как ты посмел такое сказать? — возмущенно произнесла Линдси.

— Я сказал правду. Ты принадлежишь мне — и в глубине души сама это знаешь.

Она вскинула подбородок:

— Я не принадлежу никому из мужчин, а уж тебе вообще в последнюю очередь!

Тор ничего не ответил. Линдси была с ним, и сейчас ему этого было достаточно. Она хотела поговорить с женщиной по имени Тилли Кут, и он поможет ей в этом. Линдси была уверена в невиновности своего брата, и Тор доверял ее интуиции.

А после этой поездки он продолжит борьбу за ее руку и сердце.

Тилли Кут жила в обветшалом деревянном домике на окраине города. Сквозь доски крыльца пробивалась трава, деревянные ступеньки были наполовину сломаны. Дверь им открыла стареющая женщина со светлыми, сильно поседевшими волосами и желтоватыми зубами. Если в молодости, когда Тилли служила няней Стивена, она и была красивой, то теперь от красоты не осталось и следа.

— Добрый день, миссис Кут, — приветливо сказала Линдси.

— Здравствуйте. Чем могу быть полезна?

— Меня зовут Линдси Грэм, а это Тор Драугр. Мы хотели бы поговорить с вами о том времени, когда вы служили няней у маркиза Уэксфорда. Не могли бы вы уделить нам немного времени?

— Я не миссис, а мисс Кут. Заходите, времени у меня предостаточно. Какие у меня теперь могут быть неотложные дела?

Она провела их в дом, заваленный скопившимся за долгие годы хламом и связками пожелтевших газет. Для такого маленького домика вещей здесь было слишком много.

Линдси и Тор деликатно отказались от предложенного мисс Кут чая, и все трое уселись в гостиной.

— Я служила у его светлости почти тринадцать лет, — гордо сказала мисс Кут. — Он был добр со слугами. Но когда маленький Стиви достиг тринадцати лет, няня перестала ему быть нужна.

— Маркиз уволил вас?

— Отправил меня на заслуженный отдых. Дал мне выходное пособие и приличное вознаграждение за хорошую службу. Он так и сказал: «Вы превосходно воспитали моего сына, мисс Кут». А еще сказал, что мне удалось научить его хорошим манерам.

— Стивен был трудным ребенком? — спросила Линдси.

— Да нет. Я с ним легко справлялась. Но поначалу это был несносный сорванец. Ни в какую не хотел слушаться, все время убегал гулять, не хотел делать уроки, которые ему задавал его домашний учитель.

— И как же вам удалось справиться с ним?

Мисс Кут довольно усмехнулась:

— Очень просто. Я взяла у его матери пару шелковых шарфов, которые не могли бы причинить ему боль, и, когда Стиви плохо себя вел, привязывала его к кровати.

— Вы привязывали его к кровати? — переспросила Линдси с бьющимся сердцем.

Тилли улыбнулась, показав желтоватые зубы:

— Да. Он сразу успокаивался и превращался в послушного мальчика.

— А его мать об этом знала?

— Леди Уэксфорд была только рада этому. Видите ли, Стиви не был ее родным сыном. Он был сыном первой, к тому времени покойной, жены маркиза Уэксфорда. Стиви не ладил с мачехой, как и она с ним.

— А вы, значит, поладили с маленьким Стиви? — мрачно спросил Тор.

— Отлично поладила. У меня всегда был при себе хороший березовый прут, и если Стиви вел себя плохо, то получал хорошую порцию горяченьких по заднице. Очень скоро он понял, что нужно исполнять то, что я ему говорю.

— А когда он стал старше, он тоже должен был исполнять то, что вы ему говорили? — еще мрачнее спросил Тор.

Линдси повернулась к Тору, не понимая, к чему он клонит. Посмотрев на Тилли, она заметила, что на лбу у женщины выступила испарина.

— Он не делал ничего такого, что ему было бы неприятно. Ведь он рос, ему нужно было узнать, что такое женщина… Я просто помогала ему научиться правильно обращаться с женщинами.

Линдси молчала, стараясь осмыслить услышанное. Не может быть, чтобы няня Стивена приставала к нему в интимном плане. Но мрачное лицо Тора говорило ей, что именно так и было.

С дрожью в ногах Линдси поднялась с дивана.

— Пожалуй, нам пора уходить, мисс Кут… — пробормотала она. — Спасибо за предоставленную информацию.

— Я всего лишь учила его тому, что ему нужно было знать.

— Да-да, конечно, — торопливо кивнула Линдси.

Неудивительно, что Стивен возненавидел Тилли Кут. И вот почему он убивал женщин.

— С тобой все в порядке? — донесся до ее слуха голос Тора с противоположного сиденья кареты.

— Да. — Вопрос Тора вернул Линдси к реальности. — А как ты догадался о том, что она делала со Стивеном?

— Было в ее лице что-то такое… — проговорил Тор. — Похоть или что-то вроде того. Это не зависит от возраста. У нее нет мужчины; не было и тогда, когда она служила у маркиза. Нетрудно предположить, что она стала удовлетворять свое желание с помощью мальчика.

Линдси вздохнула:

— Страшно подумать, какой ужас пережил Стивен в детстве.

— Мало ли какие проблемы бывают у людей в детстве. Это не причина, чтобы потом становиться убийцей.

Что-то в голосе Тора насторожило Линдси. Ей всегда было интересно узнать о прошлом Тора, но он редко рассказывал о своей прежней жизни.

— У тебя тоже были проблемы в детстве? — спросила она.

Тор помолчал, потом нехотя ответил:

— Моя мать умерла, когда мне было восемь лет. Я едва помню ее. Я рано повзрослел, научился заботиться о себе. Для мужчины это хорошо.

Линдси подумала, что Тору наверняка не хватало материнской ласки. Он был независимым, но очень нуждался в том, чего у него никогда не было — в искренней женской любви.

У нее защемило сердце. Было время, когда она была готова одарить его этой любовью.

— Отец говорил, что своим более мягким, чем у него и Лейфа, характером я пошел в мать, — продолжал Тор. — Не знаю, может, это и так.

Линдси была уверена, что его отец прав. Именно чувствительность и стремление заботиться о слабых подкупили ее в нем.

Увы, теперь все безвозвратно изменилось.

Посмотрев в окно кареты, Линдси увидела бродячую кошку, стремглав бросившуюся в переулок.

— Отвези меня домой, — попросила она Тора. — Мой отец, должно быть, места себе не находит от волнения.

— Я отвезу тебя домой, но не сейчас. Нам надо поговорить. Мы поедем ко мне домой.

Линдси вспомнила, как они занимались любовью в его квартире, и кровь бросилась ей в лицо.

— Я не поеду к тебе, Тор. Ни сейчас, ни когда-либо вообще. Прошу тебя, отвези меня домой.

Он скрестил руки на груди.

— Не сейчас.

— Я не хочу ехать к тебе, Тор!

Он ничего не ответил.

— Сейчас же останови карету, или я буду кричать!

Он молчал, не двигаясь с места.

Линдси открыла рот, чтобы закричать, но Тор тут же посадил ее к себе на колени и закрыл ей рот горячим властным поцелуем. Его страстные, настойчивые губы заставили ее вспомнить их прошлые любовные свидания.

Она чувствовала вкус его губ, запах его тела, смешанный с ароматом одеколона, жар его рук… Внутренний голос настойчиво советовал ей вырваться из его объятий, но тело отвечало Тору лихорадочным возбуждением.

Заключив лицо Линдси в ладони, Тор с нежной страстью поцеловал ее и тихо сказал:

— Я тосковал по тебе… Я так несчастлив без тебя…

Еще одна серия страстных поцелуев заставила ее забыть обо всем. Она знала, что еще не поздно остановить его, но последняя мысль о сопротивлении быстро растаяла под горячим натиском Тора. Линдси стала отвечать на его поцелуи, как это бывало прежде, чувствуя обжигающие волны вожделения. Когда он стал целовать ее шею, она откинула голову, чтобы ему было удобнее.

— Ты же любила меня, — шептал он ей на ухо. — Ты сама мне это говорила, помнишь?

И снова глубокий, страстный поцелуй. Она дрожала всем телом под его ласками.

— Ты любила меня?

— Я… любила тебя.

— Ты хотела выйти за меня замуж…

— Да…

Он посмотрел ей в глаза.

— Так давай поженимся.

Линдси покачала головой в знак протеста, но он тут же принялся покрывать все ее лицо жаркими поцелуями, пока она не стала податливой и покорной в его объятиях.

Тогда он задернул занавески на окнах кареты и велел кучеру ехать вперед до тех пор, пока он его не остановит.

Когда Тор стал расстегивать ее платье и стягивать его с плеч, Линдси уже не сопротивлялась. Он ласкал ее грудь, то целуя, то поглаживая розовые затвердевшие соски горячими пальцами, и этим довел Линдси до крайнего возбуждения. Она едва сдерживалась, чтобы не стонать и кричать от острого наслаждения, настойчиво требовавшего естественного продолжения.

— Мы поженимся… Это надо было сделать давным-давно… — бормотал Тор, прижимаясь губами к ее упругой груди. — Скажи, что ты согласна выйти за меня замуж… скажи…

Она почувствовала, как его рука ловко скользнула под юбку и принялась ласкать самое ее сокровенное местечко. Его ласки становились все настойчивее, все интенсивнее…

— Скажи, что выйдешь за меня… скажи…

Внезапно Тор перестал ласкать ее, и она едва удержалась, чтобы не умолять его продолжать это сладостное мучение. Ради этого она была готова сейчас сказать все, что угодно.

— Скажи! — жарко прошептал Тор, возобновляя ласки.

— Да, — шепнула наконец Линдси, — я согласна выйти за тебя замуж…

Тор неожиданно прекратил ласки, потом одним движением пересадил ее на колени к себе лицом и, высвободив из штанов огромный эрегированный пенис, медленно опустил на него Линдси, глубоко войдя в ее лоно.

Ее голова откинулась назад, глаза блаженно закрылись. Не выходя из ее лона, Тор осторожно уложил Линдси на бархатное сиденье и стал медленно, сильно и ритмично двигаться, подобно мощному поршню. Все ее тело было охвачено огнем блаженства. В эти минуты она поняла, что единственный желанный мужчина для нее — это только Тор, независимо от того, любит он ее или нет. И что бы он ни говорил, она выйдет замуж за него!

— Линдси… милая моя… — шептал он, целуя ее все жарче и жарче.

Оргазм заставил ее вскрикнуть, через несколько минут Тор тоже достиг вершины наслаждения. Едва дыша от пережитого, Линдси смутно припомнила, что уже перестала принимать противозачаточную настойку Самира, но теперь ее это не тревожило. Она хотела ребенка от Тора.

Когда оба немного пришли в себя, он ласково поцеловал ее и тихо сказал, отводя со щеки влажную прядь медово-золотистых волос:

— Я поговорю с твоим отцом.

Ее блаженное состояние вмиг улетучилось. Прикусив нижнюю губу, Линдси с ужасом представила себе разговор Тора с ее отцом.

— Нет, не сейчас. Я должна… мне нужно подготовить к этому отца.

Родители будут в ярости от такого поворота событий! Они хотят, чтобы она вышла замуж за состоятельного джентльмена из своей социальной среды. Например, за Майкла Харви. Но Линдси не любила Майкла. Она любила Тора и только его.

Ей так хотелось поговорить с ним, обсудить их будущее, но сейчас нужно было думать о том, как спасти Руди.

Линдси приподнялась и стала приводить в порядок свою одежду.

— Я должна поговорить с Майклом, рассказать ему о том, что мы узнали от Тилли Кут, — сказала она и, заметив помрачневшее лицо Тора, поняла, что совершила ошибку, назвав другого мужчину по имени.

Вместо того чтобы повернуть карету и отвезти ее домой, он снова стал целовать ее. Любовный акт повторился, вытеснив из головы Линдси всякие мысли о другом мужчине.