Стараясь не обращать внимания на шум и всеобщее оживление вокруг, Линдси пыталась сосредоточиться на завершении своей статьи, которая должна была уйти в печать на следующий день.

Звякнул дверной колокольчик, и Линдси, подняв глаза, увидела входивших в редакцию двух мужчин с мрачными лицами. Их встретила наборщица Бесси Бриггз, полная женщина с сединой в волосах.

— Что вам угодно, господа?

Мужчина повыше достал из кармана своего темно-коричневого фрака какой-то документ и молча показал его женщине. Линдси поняла, что это полицейские, и ее мгновенно охватила тревога.

— Я констебль Бертрам, а это констебль Арчер, — сказал мужчина. — Мы хотели бы поговорить с мисс Линдси Грэм.

Глаза Бесси удивленно расширились. Повернувшись в сторону стола, где, замерев, сидела Линдси, она сообщила:

— Вот мисс Грэм. Я скажу ей, что вы хотите с ней поговорить.

— Не стоит беспокоиться, спасибо, — отказался от ее помощи констебль Бертрам, и мужчины направились к столу Линдси.

Констебль Бертрам, чье имя уже упоминал в разговоре с сестрой Руди, был крупнее Арчера. У него были пронзительные черные глаза и редеющие каштановые волосы. Арчер был коренастым мужчиной с кустистыми бровями и рябым лицом. Бросив взгляд в сторону подсобного помещения, Линдси заметила Тора, внимательно следившего за полицейскими. Она хотела было сказать ему, что не нуждается в его поддержке и что ее беседа с полицейскими его не касается, но почему-то не стала этого делать. Тем временем Тор подошел к двери подсобки и, подперев дверной косяк широким плечом, в открытую наблюдал за Линдси, давая понять, что в любой момент готов прийти ей на помощь.

Это было смешно! Ведь Тор совершенно не разбирался в британском законодательстве и вряд ли знал, как надо вести себя с констеблями.

Представители власти подошли к столу Линдси, держа в руках шляпы.

— Чем могу быть полезна? — осведомилась она.

— Меня зовут…

— Да, я знаю, констебль Бертрам и констебль Арчер.

— Совершенно верно, — кивнул Бертрам. — Мы бы хотели задать вам несколько вопросов, мисс Грэм. Может, для нашего разговора стоит найти менее людное помещение?

У Линдси не было никакого желания оставаться с ними наедине. К тому же все сотрудники редакции были заняты своим делом и никто, кроме Тора, не обращал на них ни малейшего внимания.

— Мы вполне можем поговорить здесь, в редакции. Задавайте ваши вопросы, — сказала она.

Бертрам откинул со лба прядь волос и произнес:

— Хорошо, как вам будет угодно. Наверняка вы уже знаете, что ваш брат попал в поле зрения полиции в связи с убийствами на Ковент-Гарден. Поскольку ему трудно вспомнить, где он находился в ночь первого и второго убийства, мы надеемся, что вы сможете пролить свет на это важное обстоятельство.

У Линдси бешено заколотилось сердце. Мысленно приказав себе успокоиться, она невозмутимо проговорила:

— Мой брат — взрослый человек и бывает всюду, где захочет. Даже если он случайно оказался поблизости от места преступления, могу вас заверить, он не из тех, кто способен на жестокое убийство.

— А вы знаете, что он был знаком с обеими жертвами?

— Да, он говорил мне об этом.

— Вам известно, что его видели в компании мисс Фиби Картер, последней жертвы, в ночь убийства?

Кровь отхлынула от лица Линдси.

— Это… это невозможно, — с трудом выговорила она.

— Друг вашего брата… — Бертрам взглянул в свой блокнот, — некий Томас Боггз, заявил, что мистер Грэм ушел от него вместе с этой женщиной и больше не возвращался.

Боже милостивый! Значит, Руди был с той несчастной женщиной в самую ночь убийства?! Почему же он не сказал ей об этом? Линдси лихорадочно пыталась как можно точнее вспомнить, что именно Руди говорил ей. Кажется, он сказал, что… видел ее незадолго до этого. Неужели он имел в виду несколько часов, в то время как она решила, что это «незадолго» означало несколько дней?! Вслух Линдси не произнесла ни слова, стараясь взять себя в руки.

— Я понимаю ваше волнение, — сказал Бертрам, — ведь речь идет о вашем брате. Но закон есть закон, и если вам что-то известно, вы обязаны сказать нам об этом.

Линдси резко встала.

— Я знаю, что мой брат не совершал никакого преступления. Он… он не мог убить мисс Картер, потому что в ту ночь рано вернулся домой. Должно быть, они быстро расстались, и он тут же отправился домой.

Констебль Арчер вопросительно поднял одну бровь.

— Вы уверены в этом, мисс? Вы не спали, когда ваш брат пришел домой?

— Разумеется, я еще не спала. Мы немного поговорили, но Руди был довольно… пьян, и я сказала, что ему лучше немедленно отправиться спать.

— На его одежде не было крови? В его внешнем виде вам ничего не показалось подозрительным?

— Абсолютно ничего.

Бертрам бросил на нее острый взгляд.

— В котором часу это было, мисс Грэм?

— В котором часу? — медленно повторила она.

— Именно так. В котором часу ваш брат пришел домой?

Боже милостивый! В котором часу Руди ушел с вечеринки с этой женщиной? Этого Линдси не знала.

— Вскоре после полуночи, — ответила она наугад.

— Почему вам так запомнился тот вечер?

— Потому что именно тогда Кентвеллы давали бал.

Это было правдой. На следующий день она пришла на работу и прочла о втором убийстве в той газете, которую… которую взял у нее Тор! Возможно, именно поэтому она запомнила тот день. Тор не из тех мужчин, кого можно легко забыть.

— Мисс Грэм, содействие преступнику карается законом, — предостерегающе произнес Бертрам. — Если вы солгали нам, вашему брату будет только хуже.

— Да и вам не поздоровится, — добавил Арчер.

— Мой брат никого не убивал, — упрямо вскинула голову Линдси. — Это все, что я могу сказать по интересующему вас вопросу. Прошу извинить, но меня ждут дела.

Неожиданно рядом с полицейскими возник Тор, приближения которого никто не заметил.

— Мисс Грэм рассказала вам все, что знает.

— А вы кто такой? — с интересом спросил Бертрам.

— Я ее друг.

— Если вы действительно друг мисс Грэм, посоветуйте ей быть максимально правдивой при ответах на вопросы о ее брате.

На это Тор ничего не сказал. Когда он молчал, то казался еще более грозным, чем обычно.

— До свидания, господа, — сказала Линдси.

— Что ж, до свидания, мисс Грэм, — ответил Бертрам и, надев шляпу, направился вместе с Арчером к выходу.

Тор метнул серьезный взгляд в сторону Линдси.

— Только не говорите, что вполне могли бы справиться с ними и без моего вмешательства.

— Всё было в полном порядке.

— Вы солгали им, и они это прекрасно поняли. Послушайте, Линдси, нельзя помочь брату, сочиняя сказки, лживость которых всем очевидна.

— Я пыталась выиграть время. Через пару дней я скажу, что перепутала дни. Мне нужно выяснить, кто на самом деле убил тех двух женщин. Это единственный способ спасти моего брата от несправедливых обвинений.

— Как же вы собираетесь найти убийцу, если этого до сих пор не смогла сделать полиция?

— Я ведь журналистка! Сбор необходимой информации — моя работа! Именно это я и собираюсь делать.

— Линдси, нравится вам это или нет, но вы женщина. Двух женщин, между прочим, уже убили.

— Я должна помочь брату — нравится вам это или нет!

Отвернувшись от Тора, Линдси подхватила свой ридикюль и направилась к двери.

— Вы идете домой? — схватил ее за руку Тор.

— Да.

— Вас ждет экипаж?

— В это время года я обычно хожу на работу пешком.

— Вы очень расстроены и встревожены. Я провожу вас домой, а то как бы чего не случилось…

Линдси хотела было решительно отказаться, но Тор уже вел ее к двери, на ходу снимая с вешалки ее накидку. Выйдя на улицу, он одним взмахом большой руки остановил кеб, помог Линдси сесть в него и сам расположился рядом с ней. Кучер взмахнул кнутом, и экипаж тронулся.

— От вас одни неприятности, — буркнул он.

— Не надо вмешиваться не в свое дело!

Недовольно нахмурившись, Тор откинулся на спинку сиденья. Линдси старалась не обращать внимания на прижатое к ней сильное мускулистое плечо. От Тора едва уловимо пахло хорошим мылом и… мужчиной. В глубине души она была благодарна ему за то, что он вызвался проводить ее домой. После данных ею констеблям ложных показаний ей было как-то не по себе. Теперь уже перед ней замаячила вполне реальная перспектива оказаться в тюрьме за лжесвидетельство.

Когда Линдси приехала домой, тетушка Дилайла взволнованно мерила шагами гостиную.

— Линдси! Слава Богу, ты приехала! Здесь только что была полиция. Что же это делается?

— Извините, тетушка, — вздохнула Линдси, — я должна была вас предупредить… Но я надеялась, что все скоро выяснится и вам не придется напрасно волноваться…

— Все выяснится? Что значит «все»? Ты имеешь в виду убийство двух молодых женщин, в совершении которых полиция всерьез подозревает твоего брата?

Линдси взяла тетушку за руку, и обе женщины сели на диван.

— Он не делал этого! — горячо заговорила Линдси. — Вы же знаете, Руди не способен на такое.

— Разумеется! Боже мой, как жаль, что с нами сейчас нет твоего отца…

Эта мысль довольно часто посещала Дилайлу, как, впрочем, и Линдси. С самого детства Линдси катастрофически не хватало родительского внимания. Родителей не было рядом именно тогда, когда в них была острая необходимость.

— Ничего не поделаешь, — вздохнула она. — Отца нет, и вызволять Руди из беды должны будем мы с вами.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Похоже, полиция не может найти настоящего убийцу. Придется нам это сделать вместо них.

— В своем ли ты уме? Ты же не имеешь ни малейшего представления о том, как находят преступников!

— Насколько я понимаю, тут важно собрать необходимую информацию. А это как раз то, что я умею делать.

Тетушка Ди с сомнением покачала головой:

— Даже не знаю, что тебе сказать, Линдси… Если с тобой что-нибудь случится, твои родители никогда мне этого не простят.

— А что, по-вашему, они будут думать, когда узнают, что в их отсутствие Руди бросили в тюрьму за убийство? Я еще раз поговорю с Руди насчет его знакомства с теми женщинами. Может быть, мне удастся выяснить, где именно находился Руди в момент убийства. Возможно, у него появится алиби, и тогда он перестанет быть главным подозреваемым.

Гневный взгляд Дилайлы заставил ее замолчать.

— Один из констеблей, с кустистыми бровями, сообщил мне, что ты сказала, будто бы Руди был дома в ночь убийства. Это, моя дорогая, полнейшая чушь! Рано или поздно полиция узнает правду, и тогда не только у Руди, но и у тебя будут большие неприятности.

Линдси едва заметно поежилась от страха.

— В тот момент я не могла придумать ничего лучшего. Через день-другой я скажу, что ошиблась. По крайней мере, это даст нам хоть небольшой выигрыш во времени.

— Надеюсь, ты хорошо понимаешь, что делаешь, моя дорогая.

— Я тоже на это надеюсь, тетушка Ди.

На следующее утро у Линдси состоялся разговор с братом. Руди был совершенно трезв и заметно подавлен. Такая перемена к лучшему обнадежила Линдси. Руди сказал, что познакомился с Молли Спрингфилд, первой жертвой убийцы, в каком-то питейном заведении в районе Ковент-Гарден. Точное название заведения он не помнил. Это было одно-единственное короткое любовное свидание в задних комнатах, и больше он эту женщину никогда не видел.

— А вторая жертва, мисс Картер?

— Я же говорил тебе, что познакомился с ней на вечеринке у Боггза. Она назвалась актрисой из музыкального театра «Друри-Лейн».

— Почему ты не сказал мне, что был с ней в ночь убийства?

Руди смутился.

— Мне казалось, это не имеет особого значения, — пробормотал он.

Линдси возмущенно фыркнула.

В общем и целом разговор с братом не принес ничего нового. Как в первую, так и во вторую ночь убийства Руди был так пьян, что абсолютно не помнил, где был и что делал.

Линдси этой информации было мало. Надо было поговорить с Томом Боггзом и другими так называемыми друзьями Руди, чтобы выяснить, не знает ли кто из них, где был Руди в ночь злодеяния. Нужно было узнать точное место совершения обоих преступлений. Следовало также расспросить окрестных жителей о том, что они видели и слышали.

Последние несколько дней Линдси старалась найти и использовать как можно больше источников информации, но ничего путного ей разузнать не удалось. Хорошо еще, что никто пока не знал, что главным подозреваемым в деле об убийствах является Руди, иначе с ней бы никто не стал даже разговаривать. Однако Линдси не сдавалась. Она была уверена, что рано или поздно ей удастся обнаружить необходимые факты.

Линдси сидела за столом, составляя список срочных дел, когда к ней подошла Криста.

— Есть что-нибудь новое о твоем брате?

— Да нет, я сейчас составляю план действий по поиску необходимой информации. Знаешь, мне кажется, первым делом следует поговорить с полицией.

— С полицией?

— Я должна знать, какие у них есть улики против Руди. Возможно, обвинение строится только на том факте, что он был знаком с обеими жертвами. Если это так, у них нет веских оснований для его ареста.

— Понятно… Вообще-то у меня тоже есть идея. Думаю, тебе следует поговорить с моим другом, частным сыщиком по имени Рэндольф Питерсен. Он мне очень помог несколько лет назад, когда у нашего издательства были проблемы. Помог он и Корри в расследовании убийства ее сестры. Увы, сейчас мистер Питерсен в отъезде, и его сотрудники не могут сказать точно, когда он вернется в Лондон.

— Частный сыщик… отличная идея! Хотелось бы надеяться, что моя проблема будет разрешена до того, как вернется мистер Питерсен, но если этого не случится, я с радостью обращусь к нему за помощью.

— Может, стоит поискать еще кого-нибудь?

— Нет-нет, давай дождемся твоего друга. Вдруг дело уладится само собой?..

— Хорошо, — кивнула Криста. — Значит, ты собираешься начать с полиции?

— Да. Сегодня вечером Женское общество взаимопомощи устраивает ежегодный благотворительный бал в пользу вдов и сирот, неизменно поддерживаемый главным комиссаром лондонской полиции. На балу будут присутствовать офицеры полиции, среди них и лейтенант Харви, сын подруги моей тети. Его мать обещала нас познакомить.

— Поверь мне, твое расследование может оказаться опасным, Линдси.

— На балу, в присутствии главного комиссара лондонской полиции и его офицеров, со мной вряд ли может что-то случиться.

— Это так, и все же… Мы с Лейфом подумали и решили, что если уж ты всерьез взялась за расследование убийств, нужно, чтобы рядом был человек, который в случае чего… ну, что-то вроде телохранителя, понимаешь?

— Сомневаюсь, чтобы мне понадобился телохранитель.

— И все же было бы неплохо иметь рядом… защитника на случай… неприятностей.

— И кого же ты предлагаешь?

— Мы думаем, лучше всех на эту роль подходит Тор. Он очень сильный и…

— Это совершенно исключено!

— Именно так сказала и я, когда мой отец предложил, чтобы меня защищал Лейф, но однажды он спас мне жизнь.

— Ну, это совсем другая история!

— Я бы так не сказала. Ведь ты даже не знаешь, к какому социальному слою принадлежит убийца, в каких кругах он вращается. А вдруг убийца узнает о твоем расследовании? Что тогда? Ты подвергаешь себя серьезной опасности.

Линдси задумалась. Криста была далеко не дурой, и Линдси ее очень уважала.

— Даже если я соглашусь с твоим предложением, вряд ли сам Тор пойдет на это, — с сомнением в голосе сказала она подруге.

— Можешь не сомневаться. Ты моя подруга, значит, Тор обязательно согласится тебе помочь.

Из слов Кристы Линдси заключила, что Тор пока ничего об этом не знает. Ну конечно, как она сразу не догадалась!

— Хорошо, я подумаю, — кивнула Линдси. — Как бы там ни было, сегодня вечером я буду в безопасности, потому что на бал меня сопровождает моя тетушка.

— Там будем и мы с Лейфом, так что тебе обеспечена тройная безопасность.

— Тогда до вечера! — улыбнулась Линдси.

На душе у нее стало легче.

Криста улыбнулась ей в ответ, однако выглядела она несколько обеспокоенной.

Для Линдси же самой большой заботой сейчас было доказать, что ее брат не причастен ни к одному из жестоких убийств.

Криста поспешила домой, надеясь, что Лейф уже там. Они должны были вместе ехать на благотворительный бал, но она никак не могла его найти.

— Вы не видели моего мужа? — спросила она дворецкого по имени Симмонс. Это был пожилой седовласый джентльмен с тонкой, почти прозрачной кожей. — Я думала, он уже дома.

— Прощу прощения, миледи, но вы опередили меня своим вопросом. Вот, вам велено передать эту записку.

На листке бумаги характерным размашистым почерком Лейфа было написано, что он вернется домой очень поздно, поскольку у него важная встреча с партнерами компании «Валгалла шиппинг». Как же это некстати!

— Спасибо, Симмонс, — проговорила Криста, складывая записку, и направилась в свою комнату.

Она обещала Линдси явиться на благотворительный бал с мужем. Теперь же выяснилось, что Лейф не сможет пойти вместе с ней. Криста пыталась убедить себя, что на самом деле это не так уж важно — ведь вокруг Линдси будет много мужчин в полицейской форме. И все же… Ее подруга станет задавать людям щекотливые вопросы, и слух об этом быстро распространится. Возможно о ее самостоятельном расследовании прознает и тот, кому это может очень не понравиться.

Подойдя к письменному столу, Криста отложила записку мужа в сторону и быстро написала другую — Тору, с просьбой заехать к ней после работы в доках. Лейф и Тор носили одежду одного размера, поэтому Тор мог с успехом воспользоваться гардеробом брата, чтобы позаимствовать недостающие для поездки на бал предметы туалета, поскольку у него самого таковых не имелось. Конечно, он будет недовольно ворчать, но, в конце концов, оденется в полном соответствии с правилами этикета. В этом Криста не сомневалась.

Поспешно спустившись вниз, она вручила записку лакею и послала его в доки искать Тора.