В оранжевом атласном платье, с распущенными волосами, Линдси стояла перед зеркалом в своей спальне, собираясь с духом перед выходом из дома.

— Боже мой! — раздался за ее спиной приглушенный возглас, в котором смешались ужас и удивление.

Резко повернувшись, Линдси увидела Дилайлу.

— Тетушка! Я… я думала, вы уже спите.

— Я услышала, как ты ходишь в своей комнате, и решила, что тебе не дает уснуть волнение за брата. Вот я и пришла, чтобы успокоить тебя. — Губы Дилайлы сурово поджались. — Откуда у тебя это мерзкое, вульгарное платье? И с какой стати ты так вырядилась? Что с твоей прической?

— Я… я…

— Скажи мне правду, сейчас же!

— Вы говорите прямо как Тор, — выдохнула Линдси.

— Тор?.. Ну, о нем мы поговорим позже. А сейчас я хочу знать, почему ты выглядишь как… как…

— Как «ночная бабочка»? — пришла ей на помощь Линдси.

— Вот именно!

— Это довольно долгая история, тетушка. Если вы твердо намерены выслушать ее, нам лучше притворить дверь.

Дилайла плотно закрыла дверь.

У Линдси не оставалось иного выхода, кроме как рассказать тетушке всю правду. Почти всю. О самом страшном она все же умолчала.

— Значит, ты ездила на Ковент-Гарден, — задумчиво проговорила Дилайла.

— Да, ведь именно там были совершены оба убийства. Я хотела поговорить с местными жителями — вдруг кто-то из них слышал или видел то, что могло бы оказаться полезным для оправдания Руди.

— Ну и как? Удалось тебе что-то обнаружить?

— В прошлый раз ничего не вышло, именно поэтому я должна поехать туда еще раз.

— Еще раз? Но ведь уже полночь!

— Убитые женщины были проститутками. Заведения, в которых бывают проститутки, не работают днем, тетушка. Это я уже поняла.

— Но…

— Не нужно за меня волноваться. Я еду туда с Тором. Обещаю, со мной будет все в порядке.

— Конечно, этот человек огромен и силен, но…

— Он спас мне жизнь, тетушка. Наверное, не стоило вам об этом говорить, но это чистая правда.

Дилайла ахнула и медленно опустилась на пуфик перед туалетным столиком.

— Я хотела найти доказательства невиновности Руди. Прошлой ночью я отправилась на Ковент-Гарден и взяла с собой Элиаса Мака.

— Боже милостивый, так это там он подрался?

Линдси кивнула.

— На твоей щеке тоже видна ссадина, — вздохнула Дилайла. — Ну-ка выкладывай всю правду.

И Линдси рассказала, как она переоделась в одежду брата, как вместе с Элиасом посетила игорное заведение и в какую ужасную переделку они попали.

— Криста знала о моих планах и сообщила об этом Тору. Если бы он вовремя не подоспел нам с Элиасом на помощь, дело могло кончиться нашей гибелью.

— Боже мой! — простонала Дилайла. — Твой брат в тюрьме, ты разгуливаешь по Лондону то в одежде мужчины, то в одежде проститутки. Ума не приложу, что мне с вами делать…

— Если мы будем сидеть сложа руки, Руди могут повесить.

— Знаю, — опустила голову Дилайла.

— Мне пора идти, тетушка. Рядом с Тором я буду в полной безопасности.

— С чего это ты взяла?

— Я видела, как он умеет драться, — улыбнулась Линдси.

Дилайла со стоном закатила глаза.

— Мой долг беречь тебя от опасности… я обещала твоим родителям… Хотя я понимаю, что ты уже вполне взрослая и вряд ли я смогу удержать тебя дома — разве что прикажу слугам привязать тебя к стулу.

Она еще раз внимательным взглядом окинула слишком откровенно декольтированное платье племянницы.

— Послушай, может, тебе надеть манишку? — предложила она, имея в виду кружевную вставку, которой можно было бы прикрыть обнаженную грудь.

— Это испортит весь замысел, — возразила Линдси.

— Пожалуй, ты права, — со вздохом согласилась с ней Дилайла.

— Мне нужно идти, меня ждет Тор. — Линдси поцеловала тетушку в щеку.

— Ты хоть понимаешь, насколько этот человек не подходит тебе? Ни титула, ни состояния — он даже не англичанин! Тор Драугр — это последний человек, с которым тебе стоит водить знакомство.

— Мы с Тором всего лишь друзья. И он просто хочет помочь мне.

Дилайла многозначительно подняла одну бровь.

— С таким мужчиной трудно оставаться только в дружеских отношениях.

— И тем не менее…

Взяв накидку и ридикюль, Линдси направилась к двери. Ее согревала мысль, что сейчас она увидит Тора.

Тор в нетерпении расхаживал в темноте у задней калитки сада. Было уже за полночь, Линдси опаздывала. Может, ей никак не удавалось улизнуть незамеченной? Или она, благодарение богам, одумалась и отказалась от своих безумных намерений?

Но тут скрипнула деревянная калитка и появилась женская фигура в длинной накидке.

— Прошу прощения за опоздание, — тихо сказала Линдси. — Я уже собиралась уходить, когда в комнату вошла тетушка и потребовала объяснений по поводу этого ужасного платья. Мне не оставалось ничего другого, как рассказать ей правду.

— И ваша тетушка позволила вам уйти в наряде шлюхи?

Линдси пожала плечами:

— Руди могут повесить, так разве у нас с тетушкой есть выбор?

Тор подумал, что окружен слишком смелыми женщинами. Понимая, на какой риск идет Линдси ради брата, он не мог не восхититься ее отвагой.

Тор взял Линдси за руку и повел ее к экипажу. Увидев сидевшего там мужчину, она невольно замерла на месте.

— Мой брат поедет вместе с нами, — пояснил Тор.

Линдси рассказала Кристе о нападении возле «Голубой луны». Криста, в свою очередь, сообщила об этом Лейфу, и тот настоял на своем участии в поездке.

— Ну, теперь, когда вас двое, я уж точно буду в полной безопасности, — улыбнулась Линдси, усаживаясь напротив Лейфа.

Высокий и светловолосый, он был еще крупнее Тора, поэтому в экипаже было довольно тесно. Тор сел рядом с Линдси, невольно прижимаясь к ней плечом. Их взгляды встретились… Тор первым отвел глаза, опасаясь, как бы Линдси не заметила мгновенно вспыхнувшей в нем страсти.

Экипаж покатил вдоль улицы, и в переменчивом свете фонарей Тор украдкой разглядывал Линдси: ее оранжевое декольтированное платье, накрашенные губы и нарумяненные скулы, распущенные медово-золотистые волосы… Странное дело, в этом типичном наряде продажной женщины она вовсе не выглядела таковой.

Он смотрел на прекрасное лицо Линдси, и когда она улыбалась, ее рубиновые губы раскрывались, словно приглашая к поцелую.

О боги! Ему нельзя было целовать ее. Он до сих пор никак не мог взять в толк, какой демон затуманил в тот миг его разум. Еще несколько мгновений назад он клялся, что никогда не подаст и виду, что страстно хочет обладать ею, и вот… Один жгучий поцелуй выдал его с головой.

По иронии судьбы Тор хотел ее с такой силой, какой у него никогда не было по отношению к другим женщинам. Его злил тот факт, что эту небывалую страсть вызывает в нем Линдси, строптивая и своенравная девица, от которых Тор старался держаться подальше.

Это тревожило его. Он думал, что подобную всепоглощающую страсть можно испытывать лишь по отношению к посланной богами супруге. Однако Линдси никак не могла стать его спутницей жизни. Они совершенно не подходили друг другу. У них не могло быть общего будущего.

Тор мысленно чертыхнулся.

Первой их остановкой был «Золотой фазан», одно из самых пристойных заведений на Ковент-Гарден. Войдя в вестибюль, Тор взял у Линдси ее накидку и передал стоявшему у двери слуге.

— Мы ненадолго, — сказал Тор.

Линдси огляделась. Она уже была здесь в мужской одежде имеете с Элиасом, но тогда управляющего не оказалось на месте и никто не смог им ничем помочь. Это заведение было рангом повыше «Голубой луны». Посетители были хорошо одеты, вокруг царили чистота и порядок. Положив руку на талию Линдси, Тор повел ее вперед. Сквозь тонкую шелковистую материю платья она чувствовала тепло его прикосновения, и что-то внутри у нее задрожало.

Его взгляд сбоку застал ее врасплох. Он жадно смотрел на ее едва прикрытую грудь, и от этого горячего недвусмысленного взгляда ее соски затвердели.

Тор перевел взгляд на брата, но того, казалось, совсем не смутил наряд Линдси.

— Что-то не так? — с притворной наивностью спросила Линдси, отлично понимая, что Тор был обеспокоен тем, какое впечатление произведет ее платье на Лейфа.

Достав из кармана белоснежный носовой платок, Тор осторожно засунул его в чрезмерно откровенный вырез ее платья.

— Вот теперь можно идти дальше, — тихо пробормотал он.

Линдси едва удержалась от улыбки. Она уже хотела сказать Тору, что вряд ли проститутка станет прикрывать декольте мужским носовым платком, но тут Лейф протянул к ней руку и одним движением убрал квадратик белой ткани.

— Линдси ведь играет роль, — пояснил он свой поступок, — так не мешай ей.

— Ты бы так не говорил, окажись на ее месте Криста, — насупился Тор.

— Криста — моя жена, — невозмутимо парировал Лейф и, чуть поколебавшись, добавил, слегка улыбнувшись: — Так вот в чем дело! Как же я раньше не догадался?

— Тут не о чем догадываться, — буркнул Тор. — Идем, Линдси, пора получить ответы на твои вопросы. Иначе зачем мы сюда явились?

Они двинулись в самый конец игрового зала. Линдси шла между двумя высокими мужчинами, один из которых был черноволосым и смуглым, другой — белокожим и светловолосым, но у обоих были одинаковые пронзительно-синие глаза и оба были прирожденными воинами. Это было видно по их походке, по исходившей от них уверенности в своей силе. В зале не было ни одного человека, способного противостоять им. Все страхи прошлой ночи вмиг рассеялись, когда Линдси увидела, как посетители заведения беспрекословно расступались, чтобы дать этим мужчинам дорогу.

— Нам нужно поговорить с мистером Адамсом, — скапал Лейф молодому парню, сидевшему за столом перед входом в кабинет управляющего.

— Вы знаете его? — удивилась Линдси.

— Когда-то я здесь играл, но, признаться, давно уже не бываю.

Боже милостивый! Как же она могла забыть? Прежде чем жениться на Кристе, Лейф Драугр сделал за игорным столом целое состояние, которого хватило на организацию собственного бизнеса и женитьбу на профессорской дочери. Говорили, что он непревзойденный игрок в карты.

— Вы хотели меня видеть? — Разглаживая усы, к ним подошел управляющий. Узнав Лейфа, он широко улыбнулся: — Мистер Драугр! Давненько мы с вами не виделись. Рад нашей встрече. Чем могу быть полезен?

— Мы бы хотели задать вам несколько вопросов относительно той ночи, когда была убита Фиби Картер.

Адамс покачал головой:

— Ужасное происшествие. Судя по сообщениям газет, это случилось неподалеку от «Золотого фазана». В ту ночь я работал.

— Вам знаком молодой человек по имени Рудольф Грэм? — спросила Линдси.

Об аресте брата никто еще не знал. Но завтра сообщение об этом появится во всех городских газетах.

— Весьма сожалею, но не в правилах нашего заведения разглашать имена клиентов.

— Он проснулся здесь в одной из задних комнат на следующее утро после убийства, — сказал Тор.

— Понятно.

— Он был здесь, — настаивал Тор. — А не было ли с ним той женщины, Фиби Картер?

— В ту ночь ее здесь не было.

— Но Руди-то был здесь, это точно! — сказала Линдси. — Вы можете назвать кого-нибудь, кто мог видеть его здесь?

Адамс не спешил с ответом, но суровый взгляд Тора заставил его поторопиться.

— Мы предоставляем койку каждому клиенту, выпившему лишку и нуждающемуся в хорошем сне. Кто-нибудь из ночной обслуги мог видеть его, они начинают работать в три часа утра. Поговорите с мистером Стаббсом.

Вслед за управляющим они прошли в задние комнаты, где седовласый старик со скорбным морщинистым лицом старательно подметал полы. Адамс подвел их к Стаббсу и, сославшись на дела, ушел.

— Пару недель назад здесь произошло убийство, — начал разговор Лейф. — Вы слышали об этом?

— Так кто же об этом не слышал? — пожал плечами старик. — Ее убили неподалеку отсюда.

— Ваш хозяин сказал, что вы работали здесь в ту ночь, когда произошло убийство, — продолжил Тор. — Не видели ли вы, как один из ваших клиентов вернулся сюда, чтобы отоспаться до утра?

— Такой молодой, стройный, рыжеватый… — попыталась помочь старику вспомнить Линдси. — Он был очень пьян.

Тор дал старику монету, и узловатая морщинистая рука крепко зажала ее в ладони.

— Да, я видел его. Он был так пьян, что едва держался на ногах. По-моему, он пришел приблизительно через час после начала моей работы. Я видел его здесь неоднократно.

Линдси огорчили эти слова. Привычка посещать игорные заведения никак не украшала, Руди, наследника титула и богатства Ренхерстов.

— Молодой человек был один? — поинтересовался Тор.

Старик утвердительно кивнул.

— Где-то тут есть место, где курят опиум, — сказал Тор. — Вы его знаете?

Старик замялся, и Тор дал ему еще одну монету.

— Это место называется «Домом грез». Сам-то я там никогда не был, но говорят, там нехорошо…

— Где это место? — нетерпеливо спросила Линдси.

Тору пришлось дать не спешившему с ответом старику еще одну монету.

— В подвале дома на углу Стрэнда и Перси-стрит. Но вас туда просто так не пустят.

— Пустят, куда они денутся, — мрачно проговорил Тор, сжимая зубы.

Стаббс с нескрываемым уважением и восхищением посмотрел на возвышавшегося над ним громадного незнакомца и согласился:

— Пожалуй, пустят…

— Ваш брат явился в меблированные комнаты «Золотого фазана» спустя час после прихода Стаббса, — сказал Тор, сидя в экипаже, увозившем всех троих в сторону Стрэнда.

— Следовательно, это случилось приблизительно в четыре часа утра. Помните, мистер Адамс сказал, что ночная смена приступает к работе в три часа?

— Нам нужно узнать, в котором часу свидетельница якобы видела Руди, убегавшего с места преступления, — задумчиво произнес Лейф. — И еще нужно выяснить, почему она решила, что это был именно ваш брат, а не кто-либо другой.

Линдси вспомнила о лейтенанте полиции, который уже помогал ей раньше, и о бале в доме графа Киттриджа, где он обещал быть.

— Возможно, мне удастся это узнать, — негромко проговорила она.

Тор бросил на нее вопросительный взгляд, но не сказал ни слова.

— Ваш брат и Фиби Картер вместе отправились в «Дом грез», — размышлял вслух Лейф, — а потом он один пошел в «Золотой фазан».

— Вот именно, Фиби Картер с ним уже не было. Возможно, Руди оставил ее на вечеринке в «Голубой луне».

— Ятак не думаю, — возразил Тор. — Человек в такой стадии опьянения… Если бы он пошел в «Голубую луну», то вряд ли сумел бы вернуться в «Золотой фазан».

— Пожалуй.

— Нужно узнать, с какими еще мужчинами проводила время Фиби Картер, — сказал Лейф. — Возможно, кто-то ревновал ее к Руди.

— Об этом я как-то не подумала, — встрепенулась Линдси. — Ревнивец вполне мог подставить Руди.

— Это должны знать ее соседки по квартире, — сказал Тор.

— Но как заставить их рассказать нам об этом?

Пожав плечами, Тор вынул из кармана кошель с монетами и многозначительно поднял брови.

— А мы заплатим им за информацию. Они же торгуют своими телами, так почему бы им не продать нам информацию?

— Неплохо придумано, братец, — улыбнулся Лейф, откинувшись на обитую бархатом спинку сиденья. — Сдается мне, ты мог бы работать сыщиком.

Линдси внимательно посмотрела на Тора. По сравнению со своим братом он был немногословным, менее амбициозным, не столь элегантно одетым, казался, пожалуй, проще и прямолинейнее. При этом ничего из происходящего вокруг не ускользало от внимания Тора. У него был дар все замечать и анализировать.

Линдси все больше понимала, что она явно недооценивала его интеллект. Тор был так же умен, как и его брат, но на свой лад.

— Я читал об опиуме, — сказал Лейф. — Это опасное вещество, наркотик, вызывает привыкание.

— Вообще-то настойку опия принимают при головных болях, — осторожно сказала Линдси.

— Это правда, — кивнул Лейф. — Но курение опиума через кальян оказывает гораздо более сильное действие. Судя по тому, что я читал, человек впадает в эйфорию, и это настолько приятное состояние, что ему хочется повторять его снова и снова. Вашему брату повезло, что он попробовал опиум только один раз.

— Перси-стрит! — крикнул кучер, останавливая экипаж у тротуара.

Тор внимательно огляделся вокруг. Тем временем Лейф открыл дверцу и спрыгнул на землю. За ним покинул экипаж Тор и повернулся, чтобы помочь выйти Линдси. Его большие руки обняли ее за талию, и приятная теплая волна прокатилась по телу Линдси. Когда Тор опустил ее на землю, их взгляды встретились и между ними проскочила горячая искра взаимного влечения.

Обойдя кирпичное здание, они увидели боковой вход. Каменные ступени лестницы вели вниз, к арочной деревянной двери, возле которой стоял, сложив на могучей груди мускулистые руки, огромный мужчина с золотой серьгой в ухе.

— Это «Дом грез»? — спросил его Тор.

— А вы кто такие?

Линдси шагнула вперед и, распахнув накидку так, чтобы охранник увидел ее почти обнаженную грудь, сказала с обольстительной улыбкой:

— Мы друзья одного из ваших посетителей, мистера Руди Грэма. Он был тут несколько недель назад.

Темные глаза охранника скользнули по фигуре Линдси и остановились на ее спутниках могучего телосложения. Тор заметно напрягся, и Линдси наступила ему на ногу, предостерегая от вмешательства в ее разговор с охранником.

— Подождите здесь, — буркнул наконец тот и скрылся за дверью, плотно закрыв ее за собой.

Спустя несколько минут оттуда появилась высокая и очень красивая женщина. У нее были густые рыжие волосы и глубоко посаженные зеленые глаза. Ее взгляд остановился на Лейфе, потом переместился на Тора. Линдси не была удостоена даже мимолетного внимания.

— Значит, вы друзья будущего барона Ренхерста?

— Да, — ответил Тор, поскольку вопрос был адресован именно ему. — Руди рассказал нам об этом уютном местечке и посоветовал не медлить с посещением.

Женщина молча разглядывала длинные ноги Тора, его стройные бедра, широкие плечи, мужественные черты лица, синие глаза… Линдси почувствовала что-то вроде ревности, но туг же постаралась подавить это чувство.

— У нас существуют определенные правила, — сообщила женщина. — Мы не пускаем незнакомцев. Но поскольку вы друзья мистера Грэма, я готова сделать для вас исключение. — Она шагнула в сторону, позволяя им войти в дверь. — Меня зовут Салтри Уивер. Добро пожаловать в «Дом грез».

Обняв Линдси за талию, Тор двинулся вперед. За ними, отстав на шаг, вошел Лейф. Оказавшись за дверью, Линдси на мгновение остановилась от неожиданности. Ее ошеломило представшее глазам невероятное зрелище — темная комната с низким потолком была освещена лишь слабо потрескивавшими свечами. В воздухе витал аромат благовоний и сладкий запах кальяна. Вдоль стен стояли узкие кровати, почти на каждой лежал человек. Некоторые курильщики находились в забытьи, другие мечтательно потягивали дым из длинных гибких трубок кальяна. Стоявшая между кроватями большая медная чаша нагревалась слабым пламенем свечи, и из нее плавно поднимался в воздух наркотический дым.

— Хотите попробовать? — предложила Салтри. — Обещаю каждому из вас приятнейшие грезы.

Она смотрела на Тора так, словно ей не терпелось прикоснуться своими длинными, тонкими пальцами к его могучему телу.

Линдси внутренне подобралась. Салтри была очень красивой — пышная грудь, узкая талия, широкие бедра… Ни один мужчина не в силах устоять перед такой соблазнительной женщиной. Линдси украдкой взглянула на Тора, со страхом ожидая увидеть в его глазах жар страсти, но норвежец казался совершенно невозмутимым. Линдси испытала неожиданное облегчение оттого, что Тор остался равнодушен к чарам Салтри.

— Мы пришли сюда не для того, чтобы грезить; — просто сказал он. — Нас интересует Рудольф Грэм. В последний раз он приходил сюда с женщиной по имени Фиби Картер. В ту же ночь она была убита.

— Дела наших клиентов — это их дела, нас они не касаются. Именно поэтому им нравится приходить к нам.

— Мы не спрашиваем вас о том, что происходит здесь, в вашем заведении, — вступил в разговор Лейф, — но Руди Грэм арестован по обвинению в убийстве Фиби Картер. Мы пытаемся доказать его невиновность.

— Я сестра Руди, — импульсивно добавила Линдси в надежде пробудить в Салтри сочувствие.

Яркие зеленые глаза красавицы остановились на чрезмерно накрашенном лице девушки, потом скользнули по декольтированному оранжевому платью. Салтри догадалась, какую роль играла Линдси.

— Вы дочь барона, но готовы подвергать себя опасности ради брата. Должно быть, он очень дорог вам.

— Я люблю Руди. И знаю, что он невиновен. Нам нужна ваша помощь, чтобы доказать это.

— Не могли бы вы припомнить, в котором часу Руди и мисс Картер пришли сюда? — спросил Лейф.

Немного поколебавшись, Салтри ответила:

— Кажется, они пришли часа в два ночи, хотя я в этом не уверена.

— А вы не знаете, куда они потом пошли? — спросила Линдси.

— Ваш брат ушел один, Фиби какое-то время еще оставалась здесь. Она часто приходила сюда и приводила новых клиентов. За это она получала свою дозу грез.

— И как долго она оставалась здесь после ухода Руди?

— Несколько минут. Мы с ней поговорили еще об одном новом клиенте, которого она собиралась привести, и она ушла.

— Она назвала имя этого клиента?

— Нет, но если бы и назвала я бы не стала сообщать его вам.

— Вы знаете, куда пошла Фиби?

— Думаю, к себе домой. Это недалеко отсюда.

— Но так и не дошла, поскольку была убита, — мрачно подытожил Тор.

Салтри вздохнула и откинула назад густые рыжие кудри, обнажив декольтированные плечи и грудь.

— Я читала об этом в газетах. Бедняжка Фиби, какой ужасный конец!

— Фиби ушла одна? — спросила Линдси.

— Вероятно, хотя не могу сказать наверняка. Клиенты приходят и уходят, когда и как им заблагорассудится. Разница лишь в том, что войти они могут только через переднюю дверь, а вот выйти можно и через заднюю, и через переднюю.

Салтри озабоченно посмотрела в сторону кальяна, и Линдси поняла, что хозяйке пора возвращаться к своему бизнесу.

— Вы нам очень помогли, мисс Уивер, — сказала она, — мы перед вами в огромном долгу.

Салтри окинула Тора томным взглядом и, ласково коснувшись его щеки длинными пальцами, проговорила:

— Заходите как-нибудь… даже если не хотите грезить.

Губы Тора едва заметно дрогнули.

— Возможно, и зайду как-нибудь…

Однако в его тоне не чувствовалось искренней заинтересованности в предложении Салтри. Впрочем, он ведь может и передумать…

От этой мысли Линдси стало не по себе.