Тихо ступая по звериной тропе, Рэнд и Персивал Фокс, сжимая в руках длинноствольные мушкеты, углублялись все дальше в лес. У водопада, каскадом низвергающегося с гор, они остановились и прислонили ружья к акации.

– Здесь нас никто не услышит, – проговорил Рэнд. – Никто не заходит так далеко в лес. – Опустившись на колени, он зачерпнул пригоршню воды, наслаждаясь ее прохладой, и принялся с жадностью пить. Наконец напившись, бросил через плечо: – Так что насчет Талмиджа? Удалось что-нибудь узнать?

Перси улыбнулся:

– Удалось. Миссис Уилмот сообщила мне много интересного.

– Например?

– Вы знали, что барон осуществляет финансовый контроль и, кроме того, ведет учет ценностей?

– Ценностей? – нахмурился Рэнд и повернулся лицом к другу. – Каких ценностей? Ты хочешь сказать, что ожерелье найдено?

– Нет, ожерелье не найдено, по крайней мере пока. Однако было обнаружено множество довольно ценных вещей: золотой крест, усыпанный драгоценными камнями, с десяток серебряных слитков, золотая шкатулка, украшенная бриллиантами и изумрудами, и тому подобное. В одном тайнике было обнаружено по меньшей мере две тысячи серебряных голландских гульденов.

Рэнд тихонько присвистнул. Ничего подобного он не ожидал.

– А профессор предполагал, что все это найдут? Не припомню, чтобы он упоминал какие-либо другие сокровища, помимо ожерелья.

– Думаю, он просто не придает этим находкам никакого значения. Ничто, кроме ожерелья, его не интересует.

– Ну а Талмиджа определенно интересует, – заметил Рэнд. – И теперь все эти сокровища находятся у него в руках. Этот профессор, должно быть, ненормальный.

– Скорее, наивный. Очевидно, он безгранично доверяет барону. Я начинаю думать, что с профессора Хармона можно снять подозрения. Он человек бесхитростный и не стал бы заниматься мошенничеством.

Рэнд почувствовал, как с души у него словно камень свалился.

– Надеюсь, ты прав. Мне этот старик определенно начинает нравиться.

– Если верить миссис Уилмот, которая утверждает, что подслушивала их разговоры, мисс Хармон несколько раз пыталась убедить отца вести себя с бароном осмотрительнее, но, похоже, ее попытки не увенчались успехом.

– Если Талмидж завоевал полное доверие Хармона, то, должно быть, сделал он это давно. – Рэнд дружески похлопал Перси по плечу. – Похоже, друг мой, ты открыл мне глаза на барона. Находки профессора, должно быть, стоят баснословных денег. Мне и в голову не могло прийти, что у этого негодяя такая простая цель. Раздобыть денег для финансирования экспедиции, а когда сокровища отыщут, просто выкрасть их. Если его план удастся, ему никогда больше не придется работать.

На лице Перси отразилась неуверенность.

– Если это и в самом деле так, барон сильно рисковал. Где гарантия, что профессор вообще что-нибудь нашел бы на острове?

– Верно. А Талмидж рисковать не любит. – Рэнд почесал подбородок. – И тем не менее деньги, которые ему удалось раздобыть, ему не принадлежат. Ему нечего терять, за исключением времени, а если экспедиция будет успешной, его ждет целое состояние – золото и драгоценности.

– Предположим, вы правы. Но как мы это докажем? И что сделать, чтобы остановить его?

– Хороший вопрос, друг мой. – Рэнд взял свой мушкет, а Перси свой, и они пошли обратно по тропинке.

– Может быть, вам небезынтересно будет узнать, что Талмидж встречается со служанкой по имени Маруба, – раздался из-за спины Рэнда голос Перси. – Похоже, у них любовная связь.

Рэнд обернулся.

– Ну и ну! Ты сегодня прямо кладезь информации. То, что он встречается со служаночкой, крайне интересно и может оказаться полезным. Но в настоящее время меня больше беспокоит не то, как вывести Талмиджа на чистую воду, а как убедить Кейт Хармон, что ей гораздо лучше будет со мной, чем с Джеффри Сент-Энтони.

Перси расхохотался, и его смех эхом пронесся по лесу.

– Ваша мисс Хармон необыкновенно умная девушка. И если бы ей пришлось выбирать между вами и Сент-Энтони... нетрудно представить, в чью пользу был бы выбор.

Рэнд чертыхнулся себе под нос.

– Что верно, то верно. Но если бы Кейтлин не была так чертовски упряма...

– Если бы она была другой, вам она могла бы и не понравиться.

– Очень может быть, – усмехнулся Рэнд. – Во всяком случае, пора ей уже взяться за ум. И чем скорее она это сделает, тем лучше.

И хотя Рэнд ничего не сказал, Перси и так догадался, о чем он думает: меньше чем через две недели Кейт Хармон станет его женой, следующей герцогиней Белдон, и вместе с ним уедет с этого благословенного острова в цивилизованную страну, где благополучно родит его ребенка.

И он, Рэнд, сделает все от себя зависящее, чтобы это произошло, хочет этого Кейтлин или нет.

Тусклое солнце вставало над горизонтом, окутанное зыбкой дымкой. Кейтлин в очередной раз взглянула в сторону леса. Из него выходил Рэнд со связкой крупных птиц через плечо. Он ходил на охоту уже больше недели, и всякий раз Кейт места себе не находила до тех пор, пока он не возвращался. Вот и сейчас, видя, что он вернулся целый и невредимый, она почувствовала облегчение.

Черт подери, выругала себя Кейт, она не должна беспокоиться за него! Рэнд Клейтон ничего для нее не значит... больше не значит. Меньше чем через неделю Джеффри Сент-Энтони станет ее мужем, и беспокоиться она должна о нем. Но леса на острове густые, опасность подстерегает человека на каждом шагу. Во время их первой экспедиции на Санту-Амару двое носильщиков-туземцев из их партии погибли, когда отправились обследовать остров в поисках дичи.

Кейт в последний раз взглянула на Рэнда. Тот бросил связку птиц на песок и, отыскав ее взглядом, посмотрел ей прямо в глаза. Кейт почувствовала, как ее словно обдало жаром. Она тщетно старалась забыть ту ночь, когда Рэнд ворвался к ней в палатку и принялся ее целовать. Всякий раз, когда он улыбался, она будто чувствовала на губах его твердые горячие губы, а на теле – объятия его сильных рук.

Кейт попыталась освободиться от чувства вины за то, что так и не рассказала ему о ребенке, твердя себе, что у нее не было другого выхода, и в сотый раз подумала, что следовало бы открыть Рэнду правду. Как было бы хорошо, если бы она вышла замуж за него, а не за Джеффри Сент-Энтони!

К сожалению, это невозможно. Слишком многое поставлено на карту. Кроме того, Кейт не была уверена, что Рэнд женится на ней, даже если узнает, что она ждет от него ребенка. А вот то, что он захочет отнять у нее малыша, – это совершенно точно.

Отвернувшись от чересчур пристального взгляда Рэнда, решив проигнорировать его, Кейт взяла плетеную корзинку, которую дала ей кухарка, и направилась вдоль побережья. Уже темнело, а ей хотелось набрать немного дикого винограда, росшего на склонах расположенной неподалеку пещеры.

Скоро начнется прилив и отрежет ей путь от мыса, который она должна обойти, чтобы добраться до пещеры, и нужно было спешить.

Кейт быстро добралась до песчаной бухты. Рядом находилась пещера, расположенная к югу от того места, где был разбит лагерь. Стены пещеры круто поднимались вверх, образуя на полпути выступ, встав на который, можно было дотянуться до длинных виноградных лоз, каскадом спускавшихся с вершины скалы. Кейт принялась карабкаться по крутому склону, как делала это уже десятки раз, ставя ноги на выпирающие камни и узкие выступы, чтобы добраться до более надежного, широкого, на котором можно было перевести дух.

Меньше чем через час корзинка была полна сочного, спелого пурпурного винограда, и Кейт собралась спускаться. Скоро должен был начаться прилив, и нужно было успеть добраться до лагеря, прежде чем вода затопит бухту.

Кейт преодолела уже почти половину расстояния до земли, как вдруг выступ, на котором она стояла, обломился, и она стала падать. Вскрикнув, она и глазом моргнуть не успела, как приземлилась на камни, стукнувшись о них всем телом.

Несколько секунд она лежала, пытаясь отдышаться. Она не сильно ушиблась и, когда дыхание восстановилось, а сердце начало биться спокойнее, заметила корзинку с виноградом, лежавшую всего в нескольких футах от нее. Облегченно улыбнувшись – слава Богу, тяжелая работа не пропала даром, – Кейт потянулась за ней, но в этот момент злосчастный выступ, на который она упала, тоже обломился, и она полетела вниз, обдирая ноги об острые камни. Земля приближалась с неумолимой скоростью, и Кейт выставила руку, надеясь смягчить падение, однако у нее ничего не вышло. Она с такой силой ударилась о камни, что в ушах зазвенело, а перед глазами поплыли круги.

Кейт заморгала, чтобы они прошли, и от этого едва уловимого движения у нее закружилась голова. Чувствуя, что ее накрывает темнота, Кейт тем не менее мужественно попыталась взять себя в руки. Она прекрасно понимала, что если сейчас потеряет сознание, ей не удастся выбраться из пещеры до начала прилива и ее непременно унесет течением в океан.

Это была последняя здравая мысль. Потом голову Кейт пронзила нестерпимая боль, глаза закрылись, и она погрузилась во тьму.

Рэнд снова взглянул в ту сторону, куда отправилась Кейт. Уже начало темнеть, а она все не возвращалась. Где, черт подери, ее носит? Рэнд обвел глазами лагерь. А может, он просто не заметил, когда она вернулась? Может, она сейчас с этим идиотом Сент-Энтони?

Рэнд раздраженно поджал губы. О Господи! Если эти двое куда-то сейчас отправились вместе...

Додумать Рэнд не успел: из леса появился Сент-Энтони. А несколько секунд спустя тоже из леса, но чуть подальше от того места, откуда вышел женишок Кейт, выскользнула хорошенькая служаночка Маруба. Интересно, подумал Рэнд. Что, если девчонка ублажает не только барона, но и Сент-Энтони?

От Сент-Энтони мысли его вновь вернулись к Кейт, и Рэнд почувствовал одновременно и беспокойство, и облегчение. Беспокойство победило. Если Кейт сейчас не с Сент-Энтони, то где она, черт побери?

Рэнд принялся расспрашивать, не видел ли кто ее. Оказалось, никто не видел.

– Она пошла собирать виноград, – сообщила ему Хестер Уилмот, крупная, постоянно всем недовольная особа с обвисшими щеками и широченными бедрами. – Она ходит собирать его два раза в неделю. Не беспокойтесь, до темноты вернется.

Но Рэнд не мог не беспокоиться. Его не оставляло ощущение, что случилось что-то недоброе.

– Где она собирает виноград?

– Если идти по берегу вон в ту сторону, – кухарка махнула рукой, – то неподалеку от лагеря есть пещера, а на ее склоне растет виноград.

Представив себе крутой склон, Рэнд забеспокоился еще сильнее.

– Спасибо. Пойду взгляну, все ли с ней в порядке. Хестер Уилмот бросила на него взгляд, красноречиво свидетельствующий о том, что он только зря тратит время, вытерла руки о фартук, повязанный поверх юбки, и вновь принялась что-то помешивать в огромном котле.

Твердя себе, что он ведет себя как последний идиот, что Кейтлин прекрасно может сама о себе позаботиться, Рэнд тем не менее шел по берегу в ту сторону, куда указала ему кухарка. Возможно, он совершенно напрасно так встревожился, но не следовало забывать, что Кейт беременна. Мало ли что с ней могло случиться? Кроме того, если уж говорить откровенно, Рэнду очень хотелось побыть с ней наедине и продолжить то, что он начал в ее палатке. Если ему повезет, он сумеет это сделать.

Но когда Рэнд добрался до мыса, разделявшего две пещеры, начался прилив. Вода поднималась все выше, и, чтобы перейти на другую сторону, Рэнду пришлось брести уже по колено в воде. Значит, Кейт предстоит сделать то же самое, чтобы добраться до лагеря, понял Рэнд.

Это ему не понравилось. Волны становились все больше, а Кейтлин невысокого роста. Один неверный шаг – и ее смоет в море. Черт бы побрал эту девчонку! Если не хватает ума позаботиться о себе, могла бы по крайней мере подумать о ребенке!

Кляня на чем свет стоит женщин вообще и Кейт в частности, Рэнд снял ботинки, отшвырнул их в сторону, закатал брюки и вошел в воду. Вода поднялась уже выше колен, и Рэнд всерьез забеспокоился о Кейт.

Пусть она упряма и порой бывает несколько безрассудна, но она далеко не дура и ни за что не стала бы так рисковать. Рэнд чувствовал все большую уверенность в том, что что-то случилось.

– Кейт! – крикнул он, стараясь перекричать рокот волн. – Кейти, ты слышишь меня? – Обогнув мыс, он направился к берегу. – Кейтлин! Кейт! Где ты? – Никакого ответа. Сердце учащенно забилось у Рэнда в груди. Страх охватил его с новой силой. – Кейтлин! Ответь мне!

Он обвел взглядом буйные виноградные заросли. Становилось темно. Солнце садилось, и скалы были уже едва различимы во мгле. Черт подери, выругался Рэнд и внезапно заметил на выступе скалы какое-то темное пятно. О Господи, неужели это Кейт? Да, это она. Это ее коричневая хлопчатобумажная юбка и белая блузка.

Рэнд оцепенел от страха. Почему она лежит не шевелясь? О Господи, неужели она разбилась? Взяв себя в руки, Рэнд принялся медленно карабкаться вверх по склону. Осторожно ставя ноги на выступающие камни и ругая себя за то, что не захватил ботинки, Рэнд медленно поднимался все выше и выше. Наконец он поднялся настолько высоко, что мог видеть безжизненно лежавшую Кейт. Лицо ее на фоне черной скалы казалось мертвенно бледным.

Сердце Рэнда сжалось от боли. На секунду стало нечем дышать. Рэнд медленно вдохнул прохладный морской воздух, заставляя себя успокоиться. Не время сейчас поддаваться панике. Пока не время. Он должен сохранять ясность ума.

Он продолжил подъем и вскоре добрался до выступа, на котором лежала Кейт. Опустившись рядом с ней на колени, Рэнд взял ее за руку и сжал пальцы.

– Кейтлин! Кейтлин! Ты слышишь меня?

Кейт издала слабый стон, ее длинные ресницы затрепетали, и глаза наконец открылись.

– Рэнд... – прошептала она.

Рэнд почувствовал, что у него затряслись руки. Заставив себя сохранять самообладание, он проговорил:

– Все будет хорошо. Скажи мне, что у тебя болит?

Кейт облизнула пересохшие губы и, сглотнув, шепотом продолжила:

– Голова... Должно быть, я ударилась головой.

– Ты упала? Упала с выступа? – Беспокойство за Кейт стало еще сильнее. Теперь к нему примешивалась тревога за ребенка.

– Выступ обломился. Но я упала не с большой высоты. Вот только ударилась головой...

– Не шевелись, я хочу удостовериться, что ты ничего не сломала. – Рэнд быстро ощупал ее руки и ноги и с облегчением вздохнул: – Похоже, целы.

– Скоро будет прилив, Рэнд.

Кейт порывисто села и тотчас же скривилась от боли в голове. Рэнд поспешно уложил ее обратно.

– Мы должны поскорее выбраться отсюда, до того как начнется прилив, – взволнованно проговорила Кейт.

– Я знаю, любовь моя. Не беспокойся. Постарайся сесть, но только не спеши. Сможешь?

Кейт кивнула:

– Думаю, что смогу.

Она осторожно и с явным трудом села, затем неуверенно улыбнулась. Не в силах сдержаться, Рэнд наклонился и легонько поцеловал ее.

– Пошли. Нужно выбираться отсюда.

Кейт ухватилась за его руку, и он помог ей подняться. Она сделала один маленький шаг, запнулась, но Рэнд успел ее поддержать.

– Не повезло, – сказала она. – Похоже, растянула лодыжку.

Рэнд тихонько выругался, надеясь, что Кейт его не слышит.

– Ничего. Будем добираться чуть дольше, только и всего. Обопрись на меня.

И они начали медленно, осторожно, делая маленькие шажки, спускаться по скале, при этом Рэнд постоянно подстраховывал Кейт. Когда, наконец, они оказались на земле, у Кейт так тряслись ноги, что она и шагу ступить не могла. Рэнд подхватил ее на руки.

– Держись за мою шею, и покрепче, – приказал он. Кейт послушно обняла Рэнда за шею и прижалась к его груди. Он почувствовал сквозь рубашку тепло ее тела, вдохнул пропитанный соленым морем запах ее волос и крепко прижал ее к себе, мысленно благодаря Бога за то, что тот надоумил его пойти за ней.

Нужно было спешить. Когда Рэнд добрался до мыса, то увидел, что вода поднялась очень высоко.

– Боюсь, придется нам вымокнуть до нитки, – заметил он.

Кейт еще крепче обхватила его руками за шею.

– Мне страшно, Рэнд. Я плохо плаваю. Рэнд изобразил на лице ободряющую улыбку.

– Не бойся. Я не допущу, чтобы с тобой что-то случилось.

Кейт пристально взглянула на бьющуюся о мыс волну, гребень которой был увенчан белой пеной.

– Но я еще никогда не видела, чтобы вода поднималась так высоко, – возразила она.

– Ничего, Кейт, прорвемся. Только не разжимай рук.

И Рэнд вошел в воду. Он погружался все глубже и глубже. Вода уже доходила ему до груди, а волны били прямо в лицо. Рэнд почувствовал, что Кейт вся дрожит. Медленно, шаг за шагом он продвигался вперед, не давая волнам сбить себя с ног, балансируя всем телом. К тому времени, когда они обогнули мыс и вышли на берег, Рэнд был вымотан до предела.

Облегченно вздохнув, он опустил свою легкую ношу на сухой песок подальше от воды и устало рухнул рядом.

– Мы справились! – воскликнула Кейт со вздохом облегчения.

– Как твоя голова?

– Болит жутко, но я думаю, все будет хорошо.

– А лодыжка?

Кейт осторожно потрогала ее и слегка поморщилась.

– По-моему, немного растянута. Я плохо разбираюсь в медицине, но мне кажется, через пару дней все заживет.

– А больше ты нигде не ушиблась? Когда падала, ты не ударила... ничего не ударила?

Подозрительно взглянув на него, Кейт проговорила:

– Я же тебе сказала: со мной все в порядке.

Рэнд отбросил со лба мокрые пряди волос, потом взъерошил их.

– Черт подери, Кейт! Ты не должна была ходить за виноградом одна! Что, если бы я не пришел за тобой?

Кейт бросила взгляд на воду. Было уже почти совсем темно. Последние зыбкие лучи заходящего солнца окрасили горизонт в багряный цвет.

– А откуда ты узнал, куда я пошла?

– Мне сказала миссис Уилмот.

– А почему ты пошел за мной?

– Потому что беспокоился за тебя. С каждым человеком всякое может случиться, и ты не исключение, даже если думаешь иначе.

Кейт взяла Рэнда за руку. Пальцы ее все еще были влажными и холодными, но Рэнду они показались на удивление горячими.

– Спасибо тебе, Рэнд. Похоже, ты спас мне жизнь, – тихо сказала она.

Рэнду очень хотелось обнять ее, притянуть к себе, но он хорошо понимал, что этого делать не стоит. На берегу находятся ее отец и Сент-Энтони. Они могут увидеть.

– Если я и в самом деле спас тебя, не означает ли это, что ты мне принадлежишь? Именно так считают китайцы.

В сумерках он уже не мог разглядеть выражения ее лица.

– А тебе бы этого хотелось?

На секунду Рэнду показалось, что его сердце перестало биться.

– Да, Кейт, хотелось бы.

Но она лишь покачала головой.

– Я не могу больше быть твоей любовницей, Рэнд. Я выхожу замуж за Джеффри.

Поднеся к губам её руку, Рэнд поцеловал ее и попросил:

– Выходи замуж за меня, Кейт.

Секунду она недоверчиво смотрела на него широко раскрытыми зелеными глазами.

– Ты это просто так говоришь, – наконец произнесла она. – Ты же сам понимаешь, что мы с тобой не сможем быть вместе. Мы слишком разные.

– Нет, сможем, Кейт. Скажи Сент-Энтони, что ты передумала. Скажи, что выходишь замуж за меня.

Она долго молча смотрела на него, и Рэнду показалось, что в глазах ее стоят слезы. Наконец со стороны лагеря донеслись крики, и они встали. Кейт прислонилась к нему всем телом, чтобы не наступать на поврежденную ногу.

– Кейтлин! – послышался голос Джеффри Сент-Энтони, а в следующую секунду он и сам вынырнул из темноты. – Где, черт побери, вы были? Вы должны были вернуться засветло! – Он бросил на Рэнда разгневанный взгляд. Герцог ответил ему таким же. – Вашему отцу плохо. Вы должны немедленно возвращаться в лагерь.

– О Боже! – воскликнула Кейт, но, прежде чем она успела сделать хоть один шаг, Рэнд подхватил ее на руки.

– Она растянула лодыжку, – пояснил он Сент-Энтони, направляясь в ту сторону, где смутно виднелось в темноте желто-оранжевое пятно лагерного костра. – Возьмите мои ботинки, – бросил он ему через плечо и услышал, как Сент-Энтони чертыхнулся.