Эфрам Баркли легонько постучал в резную дверь Белдон-Холла. Его темно-серый фрак был весь в пыли, спина нестерпимо ныла от долгого сидения в карете. Он проделал путь из Лондона в загородное поместье герцога за рекордно короткое время. Уж очень хотелось побыстрее рассказать о том, что он совсем недавно узнал.

Два лакея герцога Белдона в красных ливреях, расшитых золотом, распахнули дверь, и дворецкий, изящный худощавый мужчина с вьющимися седыми волосами, пригласил его войти.

– Его светлость получил ваше письмо, – сообщил он. – Я доложу ему, что вы приехали.

Эфрам послал впереди себя посыльного, чтобы тот сообщил герцогу о его предстоящем приезде, зная, что его светлости будет приятно услышать последние новости. Герцог с женой приехали в Белдон-Холл через неделю после возвращения в Англию, сразу после того, как профессор Хармон – а ныне сэр Донован Хармон – преподнес знаменитое ожерелье Клеопатры в дар Британскому музею.

Эфрам слышал о том, что во время пребывания на острове герцог получил тяжелейшее ранение. Даже спустя месяц, в течение которого он восстанавливался, плывя на корабле из Дакара домой, он все еще выглядел бледным и слабым – во всяком случае, он показался Эфраму таким в последний раз, когда он его видел.

Однако сейчас, когда Эфрам вошел в кабинет герцога и увидел, что тот стоит возле стола, обняв за талию жену, его светлость выглядел просто великолепно, даже лучше, чем прежде. И его жена с роскошными рыжими волосами и огромными зелеными глазами была чудо как хороша. Но с первого взгляда было заметно, что у нее необыкновенно сильный характер.

Она ласково улыбнулась мужу, прежде чем они пошли Эфраму навстречу, и Эфрам понял: дошедшие до него слухи соответствуют действительности. Герцог и герцогиня Белдон, вне всякого сомнения, очень любят друг друга.

– Рад вас видеть, Эфрам, дружище! – Белдон стукнул его по плечу с такой силой, что очки в металлической оправе соскочили с переносицы. Эфрам поспешно поправил их.

– И мне чрезвычайно приятно вас видеть, ваша светлость.

Герцог представил своего поверенного герцогине, и она тепло ему улыбнулась.

– Муж так часто говорил о вас. Приятно наконец-то с вами познакомиться.

Несколько минут разговор шел на нейтральные темы, но в глазах герцога Эфрам уловил нетерпение. Было ясно, что со дня своей женитьбы герцог во многом сильно изменился, причем в лучшую сторону, но терпению так и не научился.

– В своем письме вы написали, что имеете информацию относительно моего кузена, – наконец не выдержал он.

– Да. И я поспешил ее вам доставить.

Они подошли к камину и уселись возле огня. Положив на колени плоскую кожаную сумку, Эфрам открыл ее и, вытащив оттуда бумаги, полученные им из Америки два дня назад, протянул их герцогу.

– Если вы помните, – начал он, – в последних донесениях относительно корабля «Морская нимфа» сообщалось, что он взял курс вдоль побережья. Его владельцам, Диллону Синклеру и Ричарду Моррису, удалось скрыться.

Герцог оторвался от бумаг.

– Продолжайте.

– Согласно самой последней информации, чуть больше двух месяцев назад их арестовали на банкете в доме довольно известного нью-йоркского банкира, где они пытались втянуть его в сомнительное совместное предприятие. – Он улыбнулся. – Уговаривали его снарядить «Морскую нимфу» в Вест-Индию за копрой. По их словам, прибыль от этого предприятия должна быть баснословной.

Герцог заглянул в бумаги. Эфрам, заметил, что жена взяла его за руку.

– А где сейчас эти предприниматели?

– Взяты под стражу и заключены в тюрьму самого низкого пошиба. Сейчас дожидаются суда. Но это простая формальность. Их преступления уже доказаны. Кроме того, они назвали имя своего соучастника в Англии – Филипп Радерфорд, барон Талмидж. По их словам, идею мошенничества им подкинул Талмидж.

– Значит, все кончено, – подытожил герцог и с облегчением вздохнул. Герцогиня поднесла к губам его руку и запечатлела на ней поцелуй.

– Талмидж получил именно то, чего заслуживал, – заметила она. – Жаль только, что так поздно.

Герцог лишь кивнул. Он с обожанием взглянул на красавицу жену, и на губах его мелькнула ласковая улыбка.

Опомнившись, он откашлялся и, переведя взгляд на Эфрама, встал.

– Спасибо, что приехали, – поблагодарил он, помогая жене подняться. – Наверху для вас приготовили комнату. Можете уехать домой завтра, а сегодня прошу вас с нами отужинать.

Эфрам поклонился.

– Благодарю вас, ваша светлость. Герцогиня взяла его за руку.

– Благодарю вас за то, что приехали, мистер Баркли, и сообщили нам о том, что виновники преступления наконец-то наказаны. Даже после того как погиб барон, мысль о мошенниках, виновных в гибели кузена моего мужа, до сих пор разгуливающих на свободе, никак не шла у него из головы.

Однако Эфрам в этом сильно сомневался, видя, насколько очарован женой Рэнд Клейтон. Должно быть, на уме у него гораздо более важные вещи, чем месть. У него есть женщина, которую он любит, и впереди его ждет счастливое будущее. Когда-нибудь у них родится ребенок, и они станут настоящей семьей.

И это для него сейчас самое главное.

– Я еще не успел поздравить вас с вашей свадьбой. Примите мои самые искренние поздравления.

– Благодарю вас, мистер Баркли.

Герцогиня обворожительно ему улыбнулась, и Эфрам подумал, что, сделав эту маленькую американку герцогиней, герцог Белдон поступил правильно. Она идеально подходит для этого.

Бросив взгляд на Рэнда Клейтона, Эфрам понял, что тот придерживается точно такого же мнения.