Ей следовало сказать «нет». Безумием было бы идти с ним.

— Да, — ответила Лили. — Я буду счастлива пойти с вами на ленч.

Ройал улыбнулся, ослепительно сверкнув зубами.

— Ну и отлично. — Он приказал кучеру отвезти их в «Лису и курицу» на Малберри-стрит. — Проедешь на задний двор, — добавил он.

Уже через несколько минут они были на месте. Ройал помог Лили выйти из кареты, и они прошли в кабачок. Владелец — худой черноволосый мужчина с большими усами — возник словно ниоткуда.

— Ваша светлость, — улыбнулся он. — Видеть вас для меня всегда радостно.

— Взаимно, Антонио.

Антонио бросил быстрый взгляд на Лили, но тут же снова сосредоточил все внимание на герцоге.

— У меня для вас есть прекрасная комната чуть дальше по коридору. — Кончики его усов приподнялись. — Сегодня особенно удался пирог с мясом и почками. Прошу вас пройти за мной.

Хотя Лили слышала звон бокалов и стук приборов посетителей в главном зале, ей было не по себе: она не знала, чего ожидать. Обстановка в комнате была очень уютной — небольшой стол и два мягких диванчика, стоявших вдоль двух стен. Было ясно, что в кабинетах занимаются не только едой.

Как только владелец ушел и портьера за ним опустилась, Лили обвела взглядом комнату и покраснела.

— Не беспокойтесь, — мягко проговорил Ройал, подводя ее к диванчику, — я привел вас сюда не для того, чтобы соблазнить… Хотя вынужден признаться, эта мысль кажется мне даже слишком интересной.

Лили посмотрела ему прямо в глаза.

— Я вам доверяю, Ройал. — Его имя вырвалось у нее помимо воли. — Я… я прошу прощения, ваша светлость. Это было совершенно неуместно.

— Пожалуйста, не извиняйтесь. Вы можете звать меня по имени: мы ведь друзья, правда?

Лили улыбнулась. Она почувствовала огромное облегчение и перестала стесняться.

— Ну да, конечно! И сегодня мы празднуем!

— Совершенно верно.

Они заказали пирог с мясом и почками и бутылку вина. Ройал произнес тост, и они оба выпили за успех.

— А куда направлялись вы, когда увидели меня? — спросила Лили.

— На встречу с нанятым мной человеком, сыщиком. Он занимается преступным мошенничеством, которое осуществили по отношению к моему отцу.

— Боже правый! Что произошло?

Ройал колебался лишь секунду, а потом начал рассказ. Им двоим всегда было легко разговаривать друг с другом, и, похоже, тут ничего не изменилось. Он рассказал Лили о Престоне Лумисе, который буквально впился в его отца и сумел присвоить немалую часть его состояния.

Лили возмутилась.

— Этот человек, Лумис, просто аферист!

Ройал покачал головой:

— Думаю, я не смогу вернуть деньги. Не вижу никакой возможности получить их обратно. Однако я намерен добиться, чтобы справедливость восторжествовала.

Его слова вихрем ворвались в сознание Лили и открыли какую-то дверцу, которую она в свое время тщательно закрыла. В памяти словно ожили старые воспоминания — о тех годах, когда она жила с дядей, о придуманных им аферах, об удачных мошенничествах… Ничего столь смелого, как кража целого состояния у титулованного аристократа, но тем не менее…

— Интересно… — подумала Лили вслух, однако тут же замолчала.

Ройал допил вино и поставил бокал на стол.

— Что показалось интересным? Говорите, можете не стесняться. Скажите то, что хотелось сказать.

Лили решительно подняла голову:

— Хорошо, скажу. Вы обмолвились, что вернуть деньги невозможно, а я почему-то подумала о том, что, возможно, есть такой способ.

— О чем вы говорите?

— Я много лет не видела дядю, но уверена, что смогла бы его найти. Если только он не занялся чем-то таким, из-за чего ему понадобилось бы покинуть Лондон. Дядя Джек никогда не покидает свое привычное место обитания. Ему здесь спокойно.

— Боюсь, я не понял, к чему вы ведете.

— Ну, я невольно подумала, что если этот Лумис мошенничеством отобрал деньги у вашего отца, то разве мы не могли бы придумать такое мошенничество, чтобы отобрать деньги у него?

Ройал расхохотался.

— Вы это серьезно?

Лили пожала плечами:

— Может, это и смешная идея… Но по-моему, нам следует поговорить с моим дядей. Он может знать способ. Я уверена, он ни разу не брался за что-то столь внушительное, но с вашей и моей помощью мы могли бы придумать вариант.

— А почему ваш дядя должен нам помогать?

— Потому что он меня любит. И я думаю, вы согласитесь отдать ему процент от тех денег, которые вам с его помощью удастся вернуть.

Ройал молча взирал на нее. Лили почувствовала, что краснеет.

— Извините. Я пыталась объяснить вам, что я не такая, какой кажусь. Прошу прощения за то, что заговорила об этом. Конечно, вам не захочется действовать незаконно. Я вас шокировала и…

— Я хочу с ним встретиться.

— С кем?

— С вашим дядей. Я хочу с ним встретиться. Вы можете это устроить?

— Я… точно не знаю. Думаю, что да.

— Я хотел бы, чтобы Престон Лумис был наказан. Но сам я не могу придумать лучшего наказания, чем если бы он потерял хотя бы часть тех денег, которые украл у моей семьи.

Потянувшись через стол, он поймал ее руку и прижался к ней губами.

— А вы именно такая, какой кажетесь, Лили Моран. Вы нежная и добрая — и вы искренняя. Я ценю вашу дружбу и любую помощь, которую вы могли бы мне оказать.

Лили робко улыбнулась, а потом вздохнула, стараясь успокоиться.

— Я немедленно начну разыскивать дядю. Как только я его найду, я дам вам знать. Где вы остановились?

— На Беркли-сквер, в моем городском особняке.

— Тогда я отправлю записку. — Она посмотрела на часы, висевшие на стене. — Когда у вас назначена встреча?

Ройал тоже бросил взгляд на циферблат.

— Через полчаса. Наверное, мне пора отправить вас домой.

Ройал встал из-за стола и помог Лили подняться.

Расположившись в карете друг напротив друга, они некоторое время молчали.

Занавески на окнах были задвинуты, мерцающий свет каретной лампы делал обитый красным плюшем салон кареты интимным — единственными звуками были шелест дождя по крыше и перестук колес.

Лили старалась думать о Ройале как о своем будущем родственнике, муже кузины, но воспоминания о его жарком поцелуе и о том, как шелк его волос касался ее пальцев, когда она обнимала его за шею, делали это невозможным.

В карете было немного душно, и их колени то и дело соприкасались. Лили не могла оторвать взгляда от его ног, любуясь сильными мышцами, хорошо заметными под безупречно скроенными брюками. А потом ее взгляд скользнул выше, к его темно-коричневому фраку… и дальше, к его лицу. Когда Лили посмотрела на Ройала, он поймал ее взгляд — и тяжело вздохнул.

Атмосфера в карете начала меняться. Воздух словно наэлектризовался, стал густым и вязким. У Лили отчаянно забилось сердце. Она нервно облизнула губы — и все тело Ройала напряглось.

— Лили… — хрипло проговорил он, а в следующую секунду пришел в движение, потянувшись к ней.

— Я знаю, что это нехорошо, я не должен этого делать… но, видит Бог, это выше моих сил!

Он пересадил ее к себе на колени и поцеловал.

Тихо застонав, Лили ухватилась за его плечи. Все мысли об отпоре куда-то испарились, у Лили закружилась голова.

Поцелуй следовал за поцелуем — и, казалось, им не будет конца. Ройал развязал ее шляпку и отбросил на сиденье напротив, обхватил ладонями лицо Лили и снова крепко поцеловал.

Дрожа всем телом, Лили приникла к нему.

Сверху послышался шум.

— Мы почти на месте, ваша светлость! — громко объявил кучер.

Ройал замер.

— Поезжайте дальше! — приказал он. — И не останавливайтесь, пока я не скажу.

Лили приоткрыла рот, собираясь запротестовать, но Ройал заставил ее замолчать страстным, дурманящим поцелуем. Секунду она отвечала ему, вдыхая его аромат, наслаждаясь его жаркими объятиями, однако реальность начала заявлять о себе. Она больше не могла не думать — и суровый разум сбил пламя ее желания.

Тяжело дыша, с отчаянно бьющимся сердцем — словно она изо всех сил бежала, — Лили прижала ладони к груди Ройала и толкнула его.

— Ройал, нет, пожалуйста… нам… нам надо прекратить.

Он наклонился, чтобы снова ее поцеловать, но Лили отвернулась:

— Нам… нам нельзя так, Ройал!

— Лили…

— Нам надо остановиться, Ройал. Так больше нельзя.

Он содрогнулся, возвращаясь в реальность.

— Да… да. Конечно, вы правы!

Он усадил Лили обратно напротив себя. Его зубы были крепко стиснуты, лицо словно окаменело.

— Я понимаю, что мне следовало бы извиниться. Я знаю, что этого не должно было случиться. Но это случилось — и я не могу сказать, что сожалею.

Лили смотрела на него, разрываясь между чувством вины и отчаянием, стараясь сдержать слезы.

— Нам… нам больше нельзя оставаться наедине.

— Знаю. — Ройал хотел было взять ее за руку, но вовремя остановился. — Если бы все было иначе. Если бы ход моей жизни уже не был установлен…

Лили судорожно сглотнула.

— Пожалуйста, отвезите меня домой, Ройал.

Еще секунду он удерживал ее взгляд, а потом кивнул. Постучав тростью по крыше кареты, он приказал:

— Вези нас назад, Мейсон. Остановись в квартале от Мидоубрука.

— Слушаюсь, ваша светлость.

Лили закрыла глаза, ощущая в сердце острую боль. Она была так счастлива! Почему же так получилось, что этот радостный день мог наполниться такой болью?

Лили хотелось бы больше никогда не видеть Ройала. Насколько было бы все проще тогда! Но какой бы виноватой она себя ни чувствовала, она пообещала помочь ему — и должна была это сделать.

Рано утром на следующий день Лили надела простое платье из серой шерсти, а поверх него — плащ с капюшоном, чтобы защититься от ветра и мороси, и отправилась в Сент-Джайлс — трущобы между Фарли и Банбери-лейн. Она намерена была вернуться в ту квартирку, где они с дядей жили шесть лет назад — перед тем как он оставил ее на попечении Колфилдов.

Она понятия не имела, живет ли дядя на прежнем месте или переехал. Однако Джек Моран был человеком консервативным, и она надеялась, что он не покинул обжитой район.

Извозчик добирался до места довольно долго: они ехали со скоростью черепахи, — но в конце концов Лили начала замечать знакомые места: разбитый деревянный тротуар перед чередой обветшавших домов, пивная под названием «Синяя отрава», кузница, из которой доносились гулкие удары молота по наковальне. Квартал был не из лучших, но существовали и гораздо более неприятные места.

Заметив вывеску «Жирный вол», Лили попросила извозчика высадить ее перед пивной.

— Я приплачу вам, если вы меня подождете. Я ищу одного человека. Надеюсь найти его здесь, однако не уверена, что получится.

Извозчик с сомнением огляделся вокруг: бездомный пес нюхал отбросы, наваленные у поворота в переулок, на углу дежурила явившаяся на работу шлюшка, а из дверей «Жирного вола» вывалился пьяный и шатаясь ковылял по тротуару.

— Заплачу вдвое, — пообещала Лили, заметив сомнение извозчика.

— Ладно, мисс. Только не задерживайтесь.

Она кивнула:

— Вернусь сразу же.

В зале шумели и горланили. Многие посетители были пьяны, хотя полдень еще даже не наступил.

Лили решительно расправила плечи и прошла к стойке.

— Джолли! — окликнула она внушительного мужчину, которому принадлежала пивная. — Джолли, это я, Лили Моран!

Он уставился на нее разинув рот, с первого взгляда оценив модную одежду Лили. Даже этот простой наряд был гораздо лучше всего того, что она носила, когда жила в комнате наверху.

— Господи, малышка, глазам не верю! Лили, это ты?

Лили засмеялась. Джолли ей всегда нравился.

— Это я, хоть и повзрослела и выгляжу по-другому. Я пришла повидать дядю. Он, случайно, не продолжает жить наверху?

Джолли помотал своей большой головой.

— Извините, мисс. Старина Джек съехал год назад. Нашел себе что-то получше дальше по улице.

Лили обрадованно спросила:

— А где точно, не скажешь?

Он объяснил ей, как найти Джека Морана, и она поспешно вышла на улицу. Снова сев в карету, Лили сказала извозчику новый адрес, и кляча понуро побрела к их следующей цели — трехэтажному дому с вывеской «Пансион миссис Мерфи».

— Я постараюсь скоро вернуться, — сказала Лили, выходя из кареты.

Открыв двери пансиона, она вошла в дом. Пока она шла к лестнице, старые половицы протестующе скрипели.

— Комната номер два, — сказала она себе и, приподняв подол, поднялась на второй этаж.

Пансион нельзя было назвать хорошим, но он был намного лучше, чем их мансарда над таверной: тут на стенах были бумажные обои, а лестницу освещала чугунная лампа.

Лили постучала в дверь комнаты, но ответа не было. Она постучала снова, громче — и услышала за дверью шаги. Через несколько мгновений дверь широко распахнулась. На пороге стоял Джек Моран, худой и жилистый. Его поседевшие волосы торчали во все стороны, словно он был спросонья.

Джек любил азартные игры и выпивку, и хотя он изменил свои привычки, пока растил Лили, теперь, судя по всему, вернулся к прежнему образу жизни.

— И что такая хорошенькая малышка делает у моей двери?

— Дядя Джек, это я, Лили!

Брови у него взлетели вверх, а светло-зеленые глаза изумленно округлились.

— Слава Богу, моя девочка ко мне вернулась!

Он обхватил ее своими длинными сильными руками и прижал к себе. Лили обняла его, и у нее на глаза навернулись слезы.

— Ну, заходи, красавица моя, и расскажи, какая удача привела ко мне.

Лили зашла в его убого обставленную квартирку и почувствовала укол сожаления из-за того, что не навестила его раньше. Однако с ходом времени прошлое забывалось, воспоминания блекли — и отчасти ей даже не хотелось думать об этом периоде своей жизни.

Она осмотрела комнату. Тут имелись кровать, потертая кушетка и небольшой деревянный стол с парой стульев. В комнате было чисто — Джек всегда был опрятным.

Дядя приготовил им обоим чаю на печке, которая стояла в углу комнаты и топилась углем, и они сели за стол выпить чаю. Лили рассказала Джеку о своей жизни у Колфилдов и о планах открыть собственную мастерскую.

— Я буду делать шляпки, дядя Джек. И уже заключила договор на аренду!

— Вот умница! Я всегда знал, что ты не пропадешь. Ты всегда была сообразительная, точь-в-точь как твой отец.

Братья Моран были дружны. Хоть Джек и пошел по кривой дорожке, образование он получил такое же хорошее, как и отец Лили. Он правильно говорил, мог читать книги на латыни и, хоть и зарабатывал себе на жизнь преступным путем, всегда оставался человеком добросердечным. Снова увидев его, Лили поняла, как сильно ей его не хватало.

— А как ты, дядя? У тебя все в порядке?

— У меня всегда все в порядке, девочка моя. Я всего несколько месяцев назад разжился деньжатами — их хватило, чтобы сытно есть и переехать сюда. С тех пор веду праведную жизнь. — Он ухмыльнулся. — И я обзавелся подругой. Ее зовут Молли. Она настоящая штучка, эта Молли. Так что, наверное, надо сказать — у меня все прекрасно. — Он пытливо посмотрел на нее. — Но ты так мне и не сказала, почему оказалась здесь.

Лили набрала побольше воздуха и, стараясь ничем не выдать своих чувств, рассказала Джеку о герцоге Брэнсфорде: как она с ним познакомилась, когда он спас ей жизнь в тот день, когда карета опрокинулась посреди заснеженных полей. Она сказала дяде, что они подружились, и поведала о том, что произошло с покойным отцом герцога.

— Я надеюсь, что ты сможешь ему помочь, дядя.

— Вот как?

— Но ты хотя бы с ним поговоришь?

Джек улыбнулся.

— Надо же! Джек Моран заведет близкое знакомство с аристократом… С герцогом, не больше и не меньше! Конечно, я поговорю с ним, моя хорошая. Ты могла бы попросить меня о чем угодно, ласточка, и я бы все для тебя сделал.

Лили порывисто схватила дядю за руку:

— Спасибо, дядя Джек!

Но в глубине души она почти жалела, что он не отказался.

После того, что произошло между ним и Лили в карете, Ройал перенес свою встречу с Чейзом Морганом на следующий день. Он был выбит из колеи и слишком возбужден, поэтому был способен лишь на то, чтобы вернуться домой и налить себе щедрую порцию самого крепкого бренди. Остаток дня и половину ночи он ругал себя за то, что злоупотребил доверием Лили…

На следующее же утро он отправился в контору Чейза Моргана.

Двуколка остановилась, и Ройал вышел на оживленную улицу. Стоило ему отрывисто постучать, как дверь тут же открылась и его пригласили войти.

Ройал вошел в личный кабинет Чейза и осмотрелся: в глубине комнаты стоял письменный стол и стулья, перед столом — два кожаных кресла.

— Спасибо, что пришли, — заговорил Морган. — Могу сообщить вам пару интересных фактов.

Ройал чуть повернулся к нему:

— И что это за факты?

— Начнем с того, что Престон Лумис на самом деле отребье по имени Дик Флинн. На улицах говорят, что его мамаша была шлюхой, хотя, похоже, он был к ней привязан. Рассказывают, будто он начал карьеру преступника чуть ли не с пеленок — начинал с карманных краж и мелкого воровства, а повзрослев, стал организовывать дела посерьезнее. В юности он был умелым шулером, а позднее стал главой воровской шайки.

— Разве этого не достаточно, чтобы обратиться в полицию?

— К сожалению, это всего лишь слухи и разговоры. Доказать их правдивость невозможно. Флинна ни разу не ловили, никогда даже не подозревали в преступлении. Пять лет назад он взял хороший куш в виде ювелирных украшений и просто исчез. Никто больше не видел Дика Флинна и не слышал о нем, но мои осведомители утверждают, что он и есть тот человек, который называет себя Престоном Лумисом.

Ройал несколько минут сидел молча, обдумывая услышанное.

— Значит, Лумис на самом деле преступник по имени Дик Флинн? — повторил он наконец.

Морган кивнул:

— Совершенно верно.

— Вы сказали, что узнали еще что-то.

— Только то, что Флинн — очень опасный человек. Каждый, кто переходил ему дорогу, в конце концов оказывался мертв. Нет оснований думать, что он переменился.

Ройал ощутил прилив гнева. Флинн заслуживает наказания — не только за то, что обманул его отца, но и за убийства, которые совершил.

— Я буду об этом помнить.

Ройал поднялся с места.

— Я ценю то, как усердно вы работали, — проговорил он.

— Но нам по-прежнему не с чем идти в полицию.

Ройал стиснул зубы.

— Я это понимаю.

Он подумал о Лили и ее дяде и утешился надеждой на то, что, возможно, Флинну придется ответить за свои преступления по-другому.

Он посмотрел на сыщика.

— Пока оставьте расследование. Я свяжусь с вами, когда понадобится.

Морган чуть наклонил голову.

— Как пожелаете, ваша светлость.

Ройал вышел из конторы сыщика и поехал в свой городской особняк. У него оставалось немного времени на то, чтобы переодеться и отправиться в Мидоубрук для разговора с отцом Джослин.

Сегодня к вечеру он уже будет официально помолвлен.