Лили с ужасом явилась на вызов, который ей передали, и теперь вместе с герцогом и семейством Колфилд стояла в роскошной алой гостиной. Полчаса назад Ройал встретился с Генри Колфилдом и официально попросил у него руки его дочери. Их разговор уже закончился — и радостная новость была объявлена. Оставалось лишь провести последние переговоры — и о помолвке станет известно всем.

Рядом с Матильдой Колфилд стояла Лили, которой приходилось прилагать немало усилий к тому, чтобы с лица не сходила улыбка.

— Как же я счастлив, мальчик мой! — Генри Колфилд хлопнул Ройала по плечу. — Вы будете прекрасным мужем для моей красавицы дочки!

Отец Джослин улыбнулся. Его лысина ярко блестела в свете хрустальной люстры гостиной.

— Уинстон! — позвал Колфилд дворецкого. — Принесите бутылку моего лучшего шампанского! Это надо отпраздновать!

Лили бросила быстрый взгляд на Ройала: его лицо с застывшей улыбкой казалось высеченным из гранита.

Шампанское открыли под радостную болтовню Джослин и Матильды. Лили кивала и улыбалась, делая вид, что слышит обращенные к ней слова, хотя на самом деле у нее так звенело в ушах, что она не могла разобрать ни слова. Генри стоял рядом с Ройалом и продолжал широко улыбаться.

Бокалы наполнили шампанским и подняли в честь помолвки — и Лили заставила себя отпить немного игристого вина, хотя ей и трудно было его проглотить из-за ставшего в горле кома.

Ройал взглянул на нее всего один раз — когда она поздравляла его и Джо. Он держался сухо, официально и так отчужденно, что Лили хотелось расплакаться. Вместо этого она пила шампанское и слушала планы относительно пышного празднования помолвки. Матильда подплыла ближе к герцогу:

— Не желаете ли присоединиться к нам за обедом, ваша светлость? Для нас было бы честью включить вас в наш круг.

— Боюсь, что вынужден отказаться. У меня уже назначена встреча.

Матильда скривилась, будто съела что-то ужасно кислое:

— Ну, тогда в другой раз.

— Конечно, — ответил Ройал, но вид у него при этом был не слишком радостный.

Разговоры продолжались еще полчаса. После этого Лили извинилась и сбежала наверх. Справившись со своими чувствами, она быстро написала Ройалу записку относительно встречи, о которой договорилась со своим дядей, а потом попыталась решить, можно ли передать ему эту записку сейчас или лучше отправить ее к нему домой.

В конце концов она вышла на площадку лестницы и, дождавшись, когда он стал прощаться с хозяевами дома, спустилась по черной лестнице вниз. Когда Ройал направился к выходу, она быстро вышла из темноты коридора и, якобы случайно наткнувшись на него, сунула в руку записку.

— Прошу извинить мою неловкость, ваша светлость! — сказала Лили.

Ройал сжал записку.

— Не стоит об этом говорить. Тут виноват я один.

Лили прошла мимо него в дальнюю часть холла и поспешно скользнула в гостиную. Окна выходили на фасад, и Лили, посмотрев на улицу, успела увидеть, как Ройал читает ее записку.

В записке она просила его встретиться с ней завтра в «Жирном воле», где также их будет ждать дядя Джек.

Лили сидела в темном углу пивной «Жирный вол» рядом с дядей Джеком. Хотя в зале было шумно и воздух был сизым от дыма, выбранный Джеком стол стоял чуть в стороне от остальных, в более тихой части помещения, где можно было спокойно разговаривать — и при этом никто их разговора не услышит.

— Как ты думаешь, он придет? — спросил Джек.

В глубине души Лили не сомневалась в этом. Ройал хотел отомстить за отца. Он придет — пусть даже сама она страстно хочет чтобы он не появлялся.

За минуту до полудня герцог вошел в пивную.

На секунду он остановился и осмотрелся. Джолли подошел к нему и показал на стол в дальней части зала.

Поблагодарив хозяина заведения, Ройал направился к Лили и ее дяде.

Пока он подходил, Джек Моран внимательно изучал его взглядом афериста, оценивающего свою будущую жертву.

— Красавчик, а?

Лили молча пожала плечами.

— Ни о чем не хочешь мне рассказать, малышка?

Лили напряглась.

— Я все тебе рассказала, дядя. Герцог собирается жениться на моей кузине. Мы подружились. Вот и все.

Джек ничего не сказал — только недоверчиво посмотрел на нее и встал со своего места, приветствуя герцога.

— Джек Моран, — представился он.

— Ройал Дьюар, — отозвался герцог, не упомянув своего титула, что казалось уместным в данной обстановке.

— Лили говорит, вы ее друг, — сказал Джек, когда все устроились за столом. — Раз я люблю малышку больше жизни, то буду рад помочь одному из ее друзей. Чем я могу быть вам полезен?

— Я надеюсь, вы поможете мне добиться справедливости, — сказал Ройал.

Джек рассмеялся:

— Это будет для меня впервые!

В следующие полчаса Ройал рассказывал Джеку Морану о Престоне Лумисе и о том, как тот убедил больного старика доверить ему свое состояние.

— Он сейчас здесь, в Лондоне, — завершил свое повествование Ройал, — и живет на украденные деньги. Есть большая вероятность того, что его настоящее имя Дик Флинн. Вам приходилось о нем слышать?

Кустистые брови Джека стремительно сдвинулись.

— Флинн, вы говорите? О, я слышал об этом типе. Когда-то даже был с ним знаком. Этот тип готов предать всех, даже друзей. Мерзавец порядочный этот Дик. Говорили, он умер.

— Может, умер. А может, и нет.

— Старина Дик всегда был хитрецом. Не удивлюсь, если он по-прежнему живет и здравствует. — Джек поскреб подбородок, который в честь встречи с герцогом был чисто выбрит. — И что вы придумали?

Ройал откинулся на спинку стула, которая протестующе заскрипела под его весом.

— Пока никаких идей. Я надеялся, что вы знаете, как нам вернуть хотя бы часть денег, которые он украл у моего отца.

Тут в разговор вступила Лили:

— Я подумала, что мы могли бы устроить какую-нибудь аферу с лотереей, дядя Джек.

Взгляд Джека стал острым как бритва.

— Честно говоря, лапочка, все, что я делал, не может сравниться с тем, что нужно для человека с таким положением, как у Лумиса. Судя по вашим словам, этот тип вращается в очень высоких кругах. Но похоже, я знаю, кого смог бы заинтересовать этим делом.

— Кто он? — тут же спросил Ройал.

— Тут вопрос не в том «кто». Тут дело в том «как». Какой бы план мы ни придумали, в него придется вложиться. Надо нанять публику, одеть ее. Нам понадобятся люди, которым мы сможем доверять и которые будут вхожи в те круги. Это значит, что вам самому и кое-кому из ваших друзей придется в этом участвовать. Вы готовы рисковать своей безупречной репутацией, ваша светлость, и действовать вместе с аферистами? Если что-то пойдет не так и вас поймают, вы погибли.

Ройал посмотрел Джеку в глаза. Лили предчувствовала, что он пойдет на все, чтобы отомстить за отца.

— Я готов пойти на такой риск.

Джек одобрительно кивнул:

— Тогда я, пожалуй, знаю человечка, который сможет сделать то, что вам нужно… если цена его устроит.

— Сколько ему нужно?

— Половину куша.

— Десять процентов, — отозвался герцог.

— Он даже разговаривать с вами не станет, если вы не пообещаете помочь ему с аферой и не дадите хотя бы двадцать пять процентов.

Ройал не стал колебаться.

— Договорились.

Дядя Джек ухмыльнулся::

— Я вас извещу, как только договорюсь о встрече.

Ройал поднялся с места.

— Я в долгу у вас обоих.

Лили и Джек тоже встали.

— Погодите с благодарностью, пока дело не будет сделано и вы не начнете подсчитывать свои денежки, — сказал Джек.

Лили собралась с силами и посмотрела Ройалу в лицо. В его взгляде была и нежность, и печаль, и у Лили болезненно сжалось сердце.

— Спасибо вам, Лили, — тихо проговорил он.

— Вы спасли мне жизнь. Я рада помочь.

Он еще секунду удерживал ее взгляд, а потом стремительно повернулся и направился к выходу из пивной.

Лили тяжело осела на свой стул. Сердце у нее гулко стучало.

Джек посмотрел на нее с мрачной подозрительностью:

— Так вот как дела обстоят!

Лили продолжала смотреть на дверь, за которой исчез Ройал.

— Да, — прошептала она, понимая, что отрицать очевидное бессмысленно. — Боюсь, что так.