Лили невольно зевнула, распуская на Джослин корсет. Они стояли в спальне у Джо. Небо за окном было сероватым: до рассвета оставалось меньше часа. Лили ощущала невероятную усталость. Долгие часы она вынуждена была танцевать и разговаривать с людьми, которых до этого даже не знала. Как это ни странно, она получила удовольствие от сегодняшнего бала.

Виконт Уэллсли и круг его друзей не давали ей скучать весь вечер. Не исключено, что лорд Уэллсли догадался о ее чувствах к герцогу и пожалел ее. Шеридан Ноулз оказался неожиданно добрым человеком, что совершенно очаровало Лили. Остальные его друзья оказались тоже очень интересными.

Уэллсли сказал, что они знакомы с Ройалом с Оксфорда и что все они, включая герцога, были членами студенческой гребной команды. В сорок пятом году они разгромили команду Кембриджа, выиграв традиционные гребные гонки, заявил он с гордостью.

— Ты закончила?

Капризный голос Джослин вывел Лили из задумчивости.

— Почти.

Лили потянула за завязки корсета, ослабляя шнуровку, и Джослин облегченно вздохнула.

— Слава Богу! Наконец-то я могу дышать! — Она глубоко вздохнула, словно проверяя, так ли это на самом деле. — Чудесный был вечер, правда? — Джослин повернулась. — Похоже, даже ты получала от него удовольствие.

Лили улыбнулась.

— Как это ни странно, да.

Ройала на балу не было, так что ей не пришлось страдать от мысли, что она не может быть рядом с ним.

— Как обычно, моего жениха нигде видно не было. — Джослин перешагнула через корсет, упавший на пол, подобрала его с пола и бросила на кровать. — Ройала на балу не было, а вот Кристофер Баркли был.

Лили обернулась:

— Тот самый Кристофер Баркли? Тот Кристофер Баркли, который целуется лучше всех?

— Именно он. И я могу подтвердить прежнюю оценку.

У Лили округлились глаза.

— Ты снова с ним целовалась? Ты ведь дала слово выйти замуж за герцога!

Джослин ухмыльнулась:

— Если уж на то пошло, то это он меня целовал… по крайней мере сначала.

— Джослин!

— Я не только его целовала, но и решила, что у меня будет с ним любовная связь, — сказала Джослин, гордо вскинув голову.

Лили потрясенно застыла.

— Но так же нельзя! Тебе не положено иметь любовника, пока ты не подарила герцогу наследника.

Джо пожала плечами:

— Лили, сейчас же середина девятнадцатого века, а не Средневековье! Я просто позабочусь о том, чтобы герцог никогда не узнал правду. И потом, Ройал же не девственник. У него была масса любовниц, я это точно знаю.

Лили нисколько в этом не сомневалась. Джо обладала редкой способностью получать интересующую ее информацию. Кроме того, Ройал был зрелым и страстным мужчиной — в этом Лили имела возможность убедиться лично. Он мог добиться внимания любой женщины, какую только пожелает.

Эта мысль принесла с собой острый укол ревности.

— Ты ведь никому ничего не расскажешь, правда? — спросила Джо.

Лили покачала головой.

— Ты же прекрасно знаешь, что нет. Ты моя кузина. Я никогда не перескажу того, что ты говоришь мне по секрету.

Каким бы огромным ни было расстояние между ней и Колфилдами, она всегда была им предана. Лили страшно было даже представить, что было бы с ней, не возьми они ее к себе в дом.

— Ты… ты уже назначила Баркли встречу?

— Не глупи! Он об этом даже понятия не имеет. Когда я буду готова, то дам ему знать.

— Может, он откажется? После того как будет объявлено о твоей помолвке, Баркли, как человек порядочный…

— Я не намерена дожидаться объявления о помолвке. До бала, когда мы о ней объявим, еще больше месяца. Я намерена заполучить Кристофера очень быстро.

Лили ушам своим не поверила.

— А что, если об этом станет известно? Герцог может разорвать помолвку!

Джо надела ночную сорочку.

— Сомневаюсь. Ему нужно мое приданое, а не я. А если уж я должна стать женой мужчины, который едва терпит меня, мужчины, который ляжет со мной в постель только потому, что это его долг, то, прежде чем выходить за него замуж, я намерена узнать истинную страсть с мужчиной, к которому меня влечет.

Лили ничего не сказала. Ей казалось немыслимым, что кузина наставит Ройалу рога еще до свадьбы. И тем не менее она уже успела кое-что узнать о том, что такое страсть.

И не исключено, что Джо права относительно герцога. Лили решила, что Ройал вполне мог бы жениться на Джослин, даже если та не будет девственницей. Он дал слово, что заключит этот брак и восстановит состояние Брэнсфордов.

Лишь бы Джослин не сделала ничего такого, что заставило бы его нарушить слово.

Ройал сидел в отдельном кабинете клуба «Уайтс» в компании своих самых близких друзей. Все они явились точно в назначенное время: в восемь вечера. Шерри был в Лондоне уже до его приглашения, как и Джонатан Сэвидж, третий сын графа Гревилля. Диллон Сент-Майлз жил в столице постоянно и лишь иногда отправлялся с визитом в сельское имение своего деда. Бенджамин Уилдем, граф Найтингейл, жил со своей женой Марианной и фешенебельном районе Мейфэр. Только Квентину Гаррету — виконту Марчу и наследнику графа Лейтона — пришлось ехать довольно далеко, чтобы явиться на призыв Ройала.

Ройал нисколько не сомневался в том, что друзья придут к нему на помощь. Если бы просьба исходила от них, он сделал бы то же самое для любого из них.

— Ладно, хватит нас интриговать, — проворчал Сент-Майлз, крупный мужчина с мощной грудной клеткой и широкими плечами, которые делали его чертовски хорошим гребцом. Но с другой стороны, все они были такими. — Что у тебя случилось? Может, решил отказаться от женитьбы на своей аппетитненькой невесте? — предположил Сент-Майлз.

— Вчера вечером я имел счастье танцевать с этой леди и могу с уверенностью сказать, что только дурень отказался бы от возможности уложить ее в постель, — заметил Сэвидж.

— Мне кажется, мы собрались здесь, чтобы обсудить вопрос, связанный с покойным герцогом, — заявил Шерри.

Друзья моментально посерьезнели. Все они прекрасно знали о том, что Ройал имел несчастье получить титул, который не принес никаких денег, и из-за этого вынужден был выбирать женщину с богатым приданым. Знали они и то, что невесту для него подыскал покойный отец.

— В течение последних трех лет своей жизни отец потерял почти все состояние Брэнсфордов. Это само по себе трагедия, однако оказывается, что герцог не единственный, кто в этом виноват. Из-за апоплексического удара отец не мог принимать правильных финансовых решений.

— И тут на сцене появился некто Престон Лумис, — добавил Шерри, которого этим утром уже ввели в курс дела.

— Лумис, говоришь? Кажется, я слышал это имя, — сказал Найтингейл. — В прошлом году где-то встретился с этим типом. Он показался мне достаточно приятным джентльменом.

— Не сомневаюсь, — процедил Ройал, сжимая зубы.

— На самом деле Лумис — аферист, которого по-настоящему зовут Дик Флинн, — пояснил Шерри. — По сути, он выцедил из старого герцога все до капли и теперь благоденствует на деньги Ройала прямо здесь, в столице.

Джонатан нахмурился.

— Кажется, я тоже с ним встречался. Любезный такой тип, очаровывает немолодых особ.

Ройал кивнул:

— И похоже, его обаяния хватило на то, чтобы убедить моего отца вкладывать деньги в сомнительные предприятия.

— Проще говоря, беднягу облапошили, — добавил Шерри. — Одно дело, когда человек принимает финансовые решения, которые оказываются неудачными, и совсем другое — когда кто-то пользуется слабостью больного старика, который просто не способен к нормальным суждениям.

— Мы все относились к твоему отцу с симпатией и уважением, Ройал, — сказал Квент. — Лумиса надо заставить заплатить за то, что он сделал.

— К сожалению, убедительных доказательств нет, — ответил Ройал. — У нас есть только слухи и косвенные свидетельства, а не документы, которые можно было бы представить властям.

— А это значит, что нам надо разобраться с этим человеком самостоятельно, — заключил Шерри.

Сент-Майлз подался вперед:

— И тут возникает вопрос: почему ты созвал нас сюда? Чем мы можем тебе помочь?

Ройал обвел друзей взглядом:

— Как я уже сказал, мы не можем обратиться в полицию, но, похоже, я придумал способ вернуть хотя бы часть денег, которые Лумис украл у отца.

Квент выпрямился. Его лицо было даже более серьезным, чем обычно.

Сент-Майлз радостно потер руки:

— Какая прелесть! Сэвидж будет спасен от скуки!

Джонатан выгнул темную бровь и покосился на Ройала.

— Должен признать, что это звучит интригующе. Какую роль ты нам всем отводишь?

— По правде говоря, пока точно не знаю. Но должен предупредить вас, что это может оказаться опасно. Судя по слухам, Лумис не остановится перед убийством. И всегда остается шанс, что нас разоблачат, и тогда наши репутации пострадают.

Сэвидж фыркнул:

— Для меня это уже не проблема.

— Я участвую, — заявил Сент-Майлз. — Мне не помешает немного поразвлечься.

— Никто не хочет отказаться? — поинтересовался Шерри.

Никто из друзей не сказал ни слова.

Ройал снова обвел взглядом собравшихся: на всех лицах была написана решимость.

— Ну что ж, хорошо. Я буду держать вас в курсе дела. Через неделю я буду знать больше и смогу сказать вам, что именно мне нужно.

Все гребцы расслабились. Шерри отправился заказать всем бренди, и разговор перешел на менее серьезные темы.

Сцена была подготовлена. Актеры собраны. Ройал с нетерпением ждал начала спектакля.