Им повезло. Воскресенье выдалось самым приветливым за этот год, так что погода идеально подходила для гонок на лодках. Ройал стоял в компании с Шерри, Джонатаном Сэвиджем, Квентином Гарретом и остальными гребцами, собравшимися на гонку. Зима выдалась долгой и холодной, и всем им хотелось поскорее снова оказаться на воде и размять мышцы, которые не работали с осени.

Четыре одноместные лодки ждали на илистом берегу реки в том месте, где она протекала по Баттерси-парку, на окраине Лондона. У края воды уже стояли несколько их друзей и знакомых, а также тех, кто просто узнал о соревнованиях и приехал поболеть на гонки и погреться солнышке.

Ройал заметил Лили, стоявшую рядом с Джослин. Она пришла сюда не в роли Цайи. Она была просто Лили — такой женственной и прелестной, такой милой, что при виде ее у него больно сжалось сердце. Они о чем-то говорили с леди Найтингейл, леди Сабриной, его тетей Агатой, миссис Кроули и леди Аннабелы.

Ройал тепло улыбнулся тетушке. Узнав подробности их предприятия, она неожиданно изъявила горячее желание участвовать в осуществлении их плана. По ее словам, она с самого начала с подозрением относилась к Престону Лумису и пыталась предостеречь покойного герцога, однако тот к тому моменту был уже совершенно околдован Лумисом. Она не догадывалась, что этот мошенник был виноват в том, что состояние Брэнсфордов было потеряно, и, узнав правду, пришла в ярость.

Тетя Агата засмеялась каким-то словам Молли Дэниелс. Вот уж странно они смотрелись рядом друг с другом! Но похоже, они успели подружиться, и глаза у его тети Агаты ярко блестели, показывая, насколько она наслаждается этим приключением.

— Пора начинать гонку, — сказал Квент Гаррет.

Он успел сбросить сюртук и теперь стоял у лодок босой, в одних только брюках и сорочке с пышными рукавами. Сэвидж и Шерри последовали его примеру, и Ройал поспешил присоединиться к ним, сняв сапоги, носки и сюртук и вручив их камердинеру Шерри. Тот собрал всю одежду участников и унес в палатку, которую установили специально для того чтобы в конце соревнования гребцам было где переодеться.

Сент-Майлз сегодня в гонке не участвовал. Вместе с еще несколькими добровольцами он должен был дежурить на финише. Найтингейл остался у старта, чтобы проследить за Лумисом — если, конечно, тот явится. Но Лили почти не сомневалась, что он придет.

Ройал снова посмотрел на Лили. Ее платиновые волосы выбились из-под соломенной шляпки с широкими полями и заманчиво обрамляли личико в форме сердечка. Она улыбалась, и ее щеки разрумянились, словно нежные лепестки роз. Ройал ощутил прилив влечения, такого острого желания, что все его тело напряглось.

Мысленно он обругал себя за столь неуместные чувства.

— Пошли, друзья! — Шерри хлопнул Ройала по плечу и направился к реке. — Пора начинать.

Ройал, как и остальные его друзья, был рад возможности соревноваться. Ему хотелось бы сегодня стать победителем, одержать победу в честь Лили — но вместо этого, как они все и договорились, ему предстояло отдать победу Сэвиджу. Это было весьма досадно, хотя на самом деле Ройал и так мог проиграть. У них были равные силы. Если бы они заранее не договорились о результате, то победителем мог бы оказаться любой из друзей.

Сегодня первым должен был прийти Сэвидж, а остальные будут спорить за второе место. Они выложатся целиком и сделают все, чтобы победить. В этом вся прелесть соревнований.

Шерри ухмыльнулся.

— Увидимся на финише! — бросил он, направляясь к своей лодке.

Вскоре все четверо друзей уже были на берегу.

В последний раз проверив все снаряжение, убедившись в том, что весла установлены удобно, а уключины держатся надежно, Ройал обернулся и посмотрел на зрителей. Джослин помахала ему, но взгляд Ройала притягивала Лили — Лили и ее улыбка, предназначенная ему одному.

Ройал столкнул длинную узкую лодку на воду, прыгнул в нее, уселся на лавку и взялся за весла.

Лили смотрела, как Ройал и его товарищи умело ставят лодки так, чтобы стартовать на равных условиях. Собравшиеся тихо переговаривались, а потом замолчали, ожидая, когда лорд Найтингейл даст стартовый выстрел. Престон Лумис, последним присоединившийся к зрителям, стоял рядом с графом. Его появление принесло огромное облегчение всем, кто был в курсе истинной цели происходящего. Найтингейл постарался завязать с аферистом приятельские отношения — и, похоже, ему это удалось.

Лили стояла достаточно близко и слышала разговор джентльменов. Они говорили о гонке, а потом начали заключать пари. Найтингейл поставил на герцога, а Лумис сделал ставку на Сэвиджа.

Лили постаралась спрятать улыбку. Конечно же, Сэвидж победит. И когда он упомянет о сделке, про которую Цайя говорила Лумису, тот вложит в нее свои деньги. И эта сделка, как и пари, тоже окажется доходной. Если все пойдет хорошо, то Цайя в ближайшее же время получит от Лумиса записку с просьбой о встрече.

Она наблюдала за четырьмя лодками на воде, но больше всего, конечно, ее интересовал Ройал. Мужчины соревновались с определенной целью, однако и ради удовольствия. Все гребцы улыбались, сидя в своих лодках. Казалось, только чудом они удерживают равновесие и не опрокидываются в воду.

— Джентльмены, вы готовы?

Найтингейл занял свое место на большом валуне, лежавшем у кромки воды.

— Готовы! — в один голос ответили четыре участника гонки.

Граф дал стартовый выстрел, и его звук гулким эхом разнесся по воде. Зрители приветственно закричали, а лодки тронулись. Весла взбивали воду, лопасти влажно поблескивали: мужчины гребли мерно и сильно. Каждый гребец пытался выйти в лидеры, погружая весла в воду мощно и с идеальной точностью.

У Лили радостно затрепетало сердце. Весла опускались и поднимались, лодки резали воду, двигаясь по двухмильному отрезку русла к городку Патни. Узкие гребные лодочки плыли невероятно быстро, скользя по сверкающей поверхности воды.

Ройал, как и остальные, усердно греб. Его длинные ноги упирались в дно, двигая банку туда и обратно, мышцы рук бугрились под тонким полотном рубашки. Ткань, намокшая от пота и ставшая почти прозрачной, прилипала к мышцам у него на спине и обрисовывала тонкую талию.

Сердце Лили забилось быстрее. Она вспомнила, как эти мышцы перекатывались под ее ладонями, когда Ройал вздымался над ней, чтобы снова глубоко войти в ее разгоряченное страстью тело. Жар начал скапливаться в самом низу ее живота. Румянец медленно поднимался от груди к шее. Лили заставила себя глубоко вздохнуть и прогнать неуместное воспоминание.

— Герцог великолепен! — заявила маркиза Истгейт. — Такие чудесные мускулы и дивные золотые волосы!

— А темноволосый дьявол тоже нечто особенное, — отозвалась леди Северн. Эта эффектная брюнетка была замужем за мужчиной, который был на сорок лет старше ее, и ходила масса сплетен, в которых фигурировала графиня и различные молодые джентльмены. — Правда ведь? Кажется, его зовут Сэвидж.

— Я про него все знаю. — Темно-рыжая бровь маркизы выразительно выгнулась. — Поведение этого мужчины почти скандальное. Я бы не хотела, чтобы моя дочь оказалась с ним рядом.

— Ну конечно! — отозвалась какая-то леди, стоявшая с ними рядом.

Лили невольно задумалась о том, что сделал Джонатан Сэвидж, чтобы заслужить такую скверную репутацию. В светском обществе его продолжали принимать только потому, что он сын графа.

— А вот лорд Марч — завидная партия, — продолжила леди Северн. Тяжелые темные локоны, спускавшиеся ей на одно плечо, красиво рассыпались, когда она повернула голову, чтобы лучше его видеть. — Виконт хорош собой и очень богат. Я слышала, что он решил подыскать себе невесту?

Леди Истгейт, постоянно выискивающая подходящую партию для своей Серафины, задумчиво сжала губы.

— Интересно, рыжие девушки ему нравятся?

Все рассмеялись — и группа женщин медленно направилась к реке, не отрывая взглядов от плывущих вверх по течению, лодок.

Джослин порывисто протянула руку и схватила Лили за локоть.

— Это так захватывающе! Как ты думаешь, герцог победит?

Лили не без труда улыбнулась:

— Я в этом уверена. — Как и все остальные, она не отрывала взгляда от изящных лодок. — Лорд Марч сказал, что вся гонка продлится примерно двадцать минут. Потом они повернутся и по течению вернутся в парк.

Гонка была устроена для претворения в жизнь части общего плана, но ничто не запрещало зрителям и участником получать от нее удовольствие. Чуть раньше на берегу установили столы, которые уже были накрыты скатертями. Прислуга лорда Найтингейла выставляла на столы впечатляющие угощения: лимонад, бочонки эля и кувшины вина соседствовали с блюдами, щедро наполненными холодной ягнятиной и ростбифом, мясными пирогами, свежей выпечкой, стилтонским и чеширским сырами. Дам ожидали засахаренные фрукты и желе, черносмородиновый пудинг и лимонные пирожные, которым едва хватало места на столах.

Лили бросила взгляд на Джо — и с изумлением заметила, что та оглядывает собравшихся, словно желая кого-то среди них отыскать.

— Кого ты высматриваешь? — поинтересовалась Лили.

Джослин поспешно отвела взгляд от зрителей:

— Да никого в особенности. Мне просто захотелось посмотреть, кто сюда пришел.

Однако ее зарумянившиеся щеки и уклончивый ответ ясно говорили о том, что это неправда. Странное поведение Джо началось со званого вечера Уайхерстов. Тогда Лили решила, что причиной были изменившиеся отношения между кузиной и Ройалом. Однако он сказал, что между ними ничего не было.

Она посмотрела на Джослин, чьи фиалковые глаза снова скользили по собравшимся наблюдать гонку.

— Ты высматриваешь Баркли?

Джо стремительно повернулась к ней:

— Нет, конечно!

— Ты по-прежнему с ним встречаешься?

Джослин покачала головой:

— В последнее время — нет. Я не совсем уверена в том, что хочу продолжить нашу связь.

— Почему? Ты ведь говорила, что он великолепный любовник!

Джо пожала плечами, словно это не имело особого значения.

— Этот человек слишком самоуверен. Яне хочу дальше иметь с ним отношения.

Однако Лили была уверена, что именно его Джо искала сегодня в парке. Это казалось совершенно лишенным смысла — однако в том, что касалось ее кузины, это часто было так.

Лили снова перевела взгляд на реку. Лодки должны были вот-вот скрыться за поворотом реки. Возвращаться они будут не на такой большой скорости — и, наверное, спустя полчаса. Лили и Джо переходили от одной группы зрителей к другой. У всех был свой фаворит — и всем хотелось поскорее узнать, кто же победил. После этого всем предстояло насладиться обильным ленчем, который предоставили участники гонки.

Победил, конечно же, Сэвидж. Джентльмены-гребцы вернулись под приветственные крики собравшихся. Найтингейл официально объявил результаты гонки, и Сэвиджа бросились поздравлять друзья и знакомые. Он принимал все поздравления, озорно блестя темными глазами. Через несколько минут соревновавшиеся ушли в палатку, чтобы переодеться в сухую одежду.

Лили какое-то время ходила по берегу, а потом остановилась поговорить с леди Аннабель и леди Сабриной. Краем глаза она заметила Престона Лумиса, занятого разговором с немощной старухой, миссис Кроули, и улыбнулась.

Лумис попался, он все сильнее заглатывал наживку, как они и планировали. Спустя какое-то время Лили отвела взгляд от старого афериста, выискивая Ройала, и увидела, что он стоит рядом с Джослин и ее матерью.

У Лили оборвалось сердце. Ей следовало бы предвидеть, что герцог будет занят своей будущей супругой! Разве не она сама посоветовала ему именно это? Глупостью было думать, что он захочет подойти к ней. Но даже если бы и подошел к ней, ни к чему хорошему это бы не привело!

Он ей не принадлежит — и она никогда не будет иметь на него никаких прав. Ей необходимо прекратить мечтать о нем.

Чуть опустив поля своей соломенной шляпки, чтобы лучше защитить лицо от солнечных лучей, Лили направилась к деревьям, растущим чуть дальше от берега. Она поняла, что оказалась не одна, только когда из-за деревьев вышел какой-то мужчина и направился прямо к ней.

Лили уже видела его раньше: он разговаривал с леди Аннабель и леди Найтингейл, но имени его не знала.

Приблизившись, мужчина улыбнулся:

— Вы мисс Моран, так ведь?

Он оказался молодым — всего на несколько лет старше ее самой, — белокурым и довольно привлекательным.

— Да, я Лили Моран. Мы знакомы?

— К моему великому сожалению, я не имел этого удовольствия. Я знаю, что так не положено, но я уже вас видел — и просто не мог уйти, не представившись. Филипп Лэнден, виконт Хартуэлл, ваш покорный слуга. Надеюсь, вы извините мою невоспитанность и уделите мне несколько минут вашего внимания.

Виконт показался Лили очень искренним. И не ей было осуждать его за нарушение приличий — не она ли когда-то залезала в чужие карманы, чтобы заработать на хлеб?

— Приятно с вами познакомиться, милорд.

— Взаимно, мисс Моран.

Они пошли по тенистой дорожке между деревьев, дальним путем возвращаясь к месту пикника. Какое-то время говорили о погоде, о гонках — ведь именно такой разговор джентльмену и положено было вести с дамой, с которой он только что познакомился, а под конец виконт остановился и спросил:

— Я понимаю, что чересчур спешу, но я из тех людей, которые хорошо знают, чего они хотят, и поэтому просил бы вас о новой встрече. Если я правильно понял, вы живете с вашими родственниками, мистером и миссис Колфилд? Нельзя ли мне приехать к вам с визитом?

— Вы правы, милорд, — вы чересчур спешите. И у вас очень точные сведения.

— Я никогда не был робким.

Лили слабо улыбнулась:

— Я это вижу.

— В понедельник было бы удобно?

Прозвучавшее в его голосе нетерпение заставило Лили посмотреть ему прямо в глаза. Очень редко бывало так, чтобы кто-то из джентльменов проявлял к ней внимание.

— Я… я не уверена. Как вы сами сказали, мы только что познакомились.

И у нее хватало проблем и без этой. Каким бы привлекательным ни был этот виконт, он совершенно ее не интересовал.

Лили приготовилась вежливо отказать ему, когда рядом пророкотал знакомый низкий голос:

— Боюсь, что, как друг семьи мисс Моран, я должен отказаться за нее, поскольку вы официально друг другу представлены не были. Возможно, если вы поговорите с мистером Колфилдом, он согласится позднее вас познакомить.

Лили изумленно воззрилась на Ройала. О его помолвке с другой женщиной вот-вот будет официально объявлено. Он не имеет никакой права вмешиваться в ее дела — и никогда этого права не получит! Как он посмел вмешаться!

С деланно-приветливой улыбкой она повернулась к виконту:

— Я владелица шляпной мастерской на Харкен-лейн, рядом с Бонд-стрит. Если вы не опасаетесь за свои аристократические чувства, то моя лавка открывается в девять утра. Может быть, вы как-нибудь туда заглянете?

Виконт радостно улыбнулся:

— Непременно так и сделаю! — Он отвесил ей театральный поклон. — Приятно было познакомиться, мисс Моран.

— Взаимно, милорд.

Лили постаралась удержать на лице улыбку, пока виконт не отойдет достаточно далеко. Она все еще улыбалась, когда Ройал крепко ухватил ее за локоть и развернул лицом к себе.

— Что, черт побери, ты делаешь?

— Я делаю то, что хочу. Я вела приятный разговор с привлекательным мужчиной. Что в этом плохого?

— Ты с ним даже не знакома!

Она упрямо вскинула голову:

— Теперь знакома.

— Ты решила поощрять его внимание? Он явно захотел за тобой ухаживать! Ты говорила, что у тебя своя жизнь. Ты говорила, что замужество тебя не интересует.

— Но при этом я не категорически против него. Однако если я пожелаю выйти замуж, То выйду за мужчину, которого выберу сама!

Золотисто-карие глаза Ройала сверкнули: он, явно с трудом держал себя в руках.

— И что, по-твоему, он скажет, когда узнает, что когда-то ты чистила чужие карманы на улице?

Эти слова ударили Лили словно пощечина. Ройал знал все ее тайны. Ей и в голову не могло прийти, что он повернет это знание против нее!

Казалось, он был потрясен не меньше ее самой.

— Прости меня, Лили! Я так не думаю. Пожалуйста, прости меня! Просто я…

— Вы правы, конечно. Ведь этот человек — виконт. Я уверена, что он ужаснется от одной мысли, что знаком с женщиной, у которой такое прошлое.

— Лили, пожалуйста!..

— А с другой стороны, возможно, я ему сама скажу об этом — и посмотрю, как он это воспримет.

Повернувшись, она приподняла подол платья и решительно направилась в парк. Ройал в два шага догнал ее.

— Я не это имел в виду, черт подери! Меня не волнует твое прошлое, а если ты ему не безразлична, то и его не будет волновать. Я просто… я не хотел, чтобы ты с ним встречалась.

Лили не ответила ему. Еще несколько недель назад она такого себе не позволила бы. Но теперь она женщина, а не неопытная девушка — Ройал об этом позаботился! У нее свое дело, она начала сама себя обеспечивать. У нее своя собственная жизнь, и она может за себя постоять.

Ройал шел быстро, чтобы не отстать от нее.

— Лили, подожди!

Тут к ним подошел Шеридан Ноулз, не дав Ройалу договорить то, что он собирался сказать.

— Тебя ищет невеста, — проговорил Шерри, выразительно посмотрев на Лили. — Она напрашивается на приглашение в оперу. Кажется, ей хочется, чтобы ее увидели в герцогской ложе. Она надеется, что ты будешь сопровождать их с маменькой.

Ройал помрачнел еще больше. Он хотел бы остаться с Лили — но вынужден был уйти.

— Мы не закончили разговор, Лили.

— О нет, закончили, — сладким тоном возразила она.

Повернувшись, Ройал направился к женщине, на которой ему предстояло жениться. Лили увидела, как Джослин оперлась на его руку, и ее бравада быстро увяла. Когда она видела Ройала с Джо, ей становилось мучительно больно. Больше всего ей сейчас хотелось вернуться домой.

Однако она приехала в Баттерси с Колфилдами, так что и возвращаться ей предстояло с ними. Лили заставила себя направиться обратно к Колфилдам, но когда она уже почти подошла к ним, подле нее возник Квентин Гаррет, лорд Марч.

— Мисс Моран, может быть, вам захочется выпить бокал лимонада в моем обществе? — проговорил он мягко, подставляя ей руку. — Сегодня немного жарко.

— Благодарю вас это было бы чудесно.

Испытывая искреннюю благодарность за своевременную поддержку, Лили оперлась на его руку и направилась к столу с напитками.