Передав повод Юпитера конюху, Ройал снял Джослин с коня и подхватил на руки. Открывший дверь Гривз издал странный булькающий звук при виде герцога Брэнсфорда, несущего по широким каменным ступеням портика женщину, находящуюся в полубессознательном состоянии.

— На дороге, в нескольких милях от города с нашей стороны, опрокинулась карета, — объяснил Ройал. — Мисс Колфилд выбросило из экипажа. Пошлите кого-нибудь за врачом.

Гривз поспешно засеменил к лакею, стоявшему в глубине холла.

Выслушав распоряжения, тот бросился к дверям, а Гривз принялся отдавать приказы другим слугам. Ройал, не замедляя шага, стал подниматься по широкой лестнице на второй этаж.

— Надо кого-нибудь прислать к леди в помощь, — сказал он догнавшему его Гривзу. — Тетя Агата уже приехала?

— Она дала знать, что появится здесь не позже чем через час.

Ройал кивнул и снова посмотрел на свою будущую жену.

— Какую комнату ей должны были отвести?

— Апартаменты герцогини, ваша светлость. Это лучшие комнаты в доме.

Конечно, не полагалось бы размещать будущую невесту в комнатах, соединенных с его собственными покоями, до того как они сочетаются браком, но такое решение представлялось единственно правильным.

Ройал повернул серебряную ручку двери и толкнул створку ногой. Гривз поспешно прошел вперед, чтобы снять покрывало с большой кровати под балдахином, а потом отошел к окнам, открывая тяжелые занавески из дамаста. Спальня была выдержана в мягких цветах моря и обставлена чудесной мебелью розового дерева. Мать обожала эту комнату.

Ройал положил Джослин на кровать и заметил, что глаза ее открыты — их цвет был точь-в-точь таким же аквамариновым, как и отделка спальни.

— Как вы себя чувствуете? — спросил он.

Сняв перчатки, он взял ее за руку. Ладонь оказалась ледяной — и он понял, что гостью бьет дрожь.

— Камин, Гривз. Леди нужно согреться.

Однако старик, не дожидаясь приказа, уже занялся огнем — и первые язычки пламени начали лизать поленья.

В дверь тихо постучали, и в комнату вошли служанки. Одна из них принесла металлическую постельную грелку на длинной ручке, а другая пришла, чтобы помочь леди раздеться.

— Я зайду, когда вы ляжете, — пообещал Ройал и вышел в коридор.

К двери подошла еще одна служанка:

— У меня нагретый кирпич, ваша светлость.

Ройал одобрительно кивнул, и служанка исчезла за дверью.

Вскоре и сам герцог уже смог войти в спальню и приблизиться к кровати.

Он улыбнулся девушке, которой в ближайшем будущем предстояло стать его женой.

— Надеюсь, вам лучше?

Джослин улыбнулась в ответ:

— Я согрелась и немного пришла в себя, но голова еще болит.

— Скоро придет врач, и моя тетушка прибудет с минуты на минуту, так что все приличия будут соблюдены.

— Мне будет очень приятно познакомиться с леди Тэвисток.

— А она с нетерпением ожидает возможности познакомиться с вами.

Джослин попыталась приподняться на подушках — и невольно поморщилась от боли.

— Вы уверены, что вам можно садиться?

— Мне надо осмотреться.

Ройал наклонился и помог Джослин переложить подушки повыше.

— Спасибо. Я так благодарна вам за заботы обо мне, ваша светлость! Когда на нас напали грабители, я так испугалась. Даже не верилось, что останусь в живых.

Вместо того чтобы сразу уйти (что Ройал намеревался сделать), он сел в кресло у кровати.

— Расскажите подробнее, что произошло.

Джослин прикусила пухленькую нижнюю губку, и Ройал ощутил нетерпение плоти, которое было совершенно не ко времени.

— Я толком не знаю. Все произошло так быстро! Карета ехала по направлению к замку, и вдруг я услышала крики, а потом — топот несущихся галопом коней.

— А дальше?

— Я выглянула в окно — и увидела их. Четверо мужчин с закрытыми платками лицами догоняли нашу карету. Они почти нас настигли, когда карета перевернулась. Помню, что был сильный толчок, а потом дверца распахнулась… После этого я потеряла сознание.

Ройал бережно сжал ее пальцы.

— Все уже позади. Больше об этом не вспоминайте. Постарайтесь отдохнуть.

Джослин улыбнулась ему так мило, что у него сжалось сердце.

— Я так рада, что вы подъехали вовремя! Если бы не вы, я, наверное, и сейчас продолжала бы там лежать и замерзла бы до смерти.

Ройал улыбнулся:

— Но ведь я вас нашел, и теперь вам ничто не грозит.

Джослин еще раз мягко ему улыбнулась и закрыла глаза. Ей необходимо было поспать, она так измучилась.

Ройал с трудом справился с желанием наклониться и прижаться губами к ее лбу.

— Хороших вам снов, мисс Колфилд.

Ее чудесные аквамариновые глаза распахнулись.

— Ой, мне ужасно неудобно за эту путаницу, ваша светлость! Видите ли, я не мисс Колфилд. Я ее кузина — мисс Лили Моран.

Ройал проследовал по коридору к своему кабинету. Резко распахнув дверь, он прошел прямо к буфету, вытащил хрустальную пробку из графина с бренди и налил себе щедрую порцию. Проглотив одним глотком огненную жидкость, он шумно выдохнул — и тут же наполнил бокал снова.

— Поскольку ты редко начинаешь пить до темноты и мало пьешь даже вечером, я могу заключить, что твой день не задался.

Ройал резко обернулся и увидел в кресле перед камином своего лучшего друга Шеридана Ноулза, виконта Уэллсли.

— Пока что день был просто мерзким.

— Я слышал что-то о грабителях. Гривз сказал, что в карете, на которую напали, была твоя будущая жена. Надеюсь, с ней все в порядке?

— С леди все обстоит прекрасно. Но к сожалению, она не моя будущая жена.

Шерри удивленно поднял брови.

— Интересное заявление. Объяснить не желаешь?

Ройал вздохнул:

— Пострадавшая девушка не Джослин Колфилд. Ее зовут Лили Моран, и она кузина Джослин.

— Ясно… Но, честно говоря, я ничего не понимаю. Почему кузина твоей будущей невесты оказалась здесь вместо твоей невесты?

— Оказывается, мисс Моран — компаньонка мисс Колфилд. Она приехала раньше, чтобы приготовить все для своей кузины и миссис Колфилд.

— Что приготовить? Она же компаньонка, а не служанка.

Ройал выпил немного бренди, с удовольствием ощущая разливающееся по телу тепло.

— Я толком не знаю, какую роль она играет. Знаю только, что она красивая и нежная и что если я женился бы на ней, то был бы невероятно счастлив.

— А! Кажется, я начинаю кое-что понимать! — Шеридан легко поднялся с кресла, прошел к буфету и налил себе бренди. — Знакомство с этой леди примирило тебя с неизбежным. Но теперь, похоже, ты опять толком не знаешь, что ждет тебя впереди.

— Ты прав.

Шеридан закрыл графин пробкой, и хрусталь мелодично зазвенел.

— Советую посмотреть на это с оптимизмом. Если ты удовлетворился всего лишь кузиной, то, возможно, будущая невеста окажется еще красивее и будет еще больше соответствовать твоему вкусу.

Ройал так не думал. В Лили Моран было нечто такое, что поразило его в первую же минуту, как он ее увидел. Это чувство стало сильнее, когда он заметил, как она тревожится за кучера, и ощутил ее доброту и мягкость — качества, которые удачно сочетались с его собственным гораздо более решительным и твердым характером. И конечно, существовало еще мощное физическое влечение, которое он ощутил сразу, как только поднял ее на руки.

Ему придется справиться с собой. Вскоре состоится помолвка с мисс Колфилд. Мисс Лили Моран не для него.

Ройал сделал большой глоток бренди.

— А что грабители? — спросил Шерри. — Я приехал сюда из-за них. Как только кучер добрался до деревни, известие распространилось стремительно. Поскольку в прошлом месяце был такой же случай, я подумал, что нам следовало бы обсудить возможные действия.

Шеридан жил в Уэллсли-Холле, своем имении, которое граничило с Брэнсфордом на востоке. Шерри был ровесником Ройала, и они дружили с детства.

— Я надеялся, что первое нападение было случайностью, — сказал Ройал. — Надеялся, что эти типы заберут добычу и уедут, но, видно, ошибся.

— Шерифу о грабителях уже сообщили. Наверное, он пожелает нанести визит твоей… прошу прощения, мисс Моран.

Ройал кивнул:

— Я ей скажу. В настоящий момент она чувствует себя недостаточно хорошо, чтобы принимать визитеров.

— А грабители?

— Сомневаюсь, что они в ближайшее время объявятся снова. Тем не менее не мешало бы организовать какой-нибудь ночной патруль.

— Хорошая мысль. Я об этом позабочусь. Мои люди возьмут на себя первые две недели. Если ничего не произойдет, твои смогут взять следующие две.

Ройал снова кивнул. Он почувствовал себя намного спокойнее — лучше, если дороги будут охраняться. Тем более что ему еще предстояла встреча с будущей невестой. Она без происшествий должна добраться до его дома.

Ройал тихо чертыхнулся и допил бренди.

Весь остаток дня Лили проспала — и проснулась только на следующее утро.

Сначала она не сразу поняла, где находится, но потом все стремительно встало на места: Лили вспомнила и поездку по полям, и грабителей, и перевернувшуюся карету… И герцога Брэнсфорда, явившегося ей на помощь. Перед ней ярко возник его образ, и ее сердце отчаянно забилось при воспоминании о том, как она впервые его увидела. На фоне белого снежного покрывала он показался ей золотоволосым ангелом, спустившимся на землю. И если бы у нее так дьявольски не болела голова, она, наверное, решила бы, что умерла и попала в рай.

Даже сейчас, стоило Лили закрыть глаза, и она вспоминала, какое чувство испытывала, когда он нес ее на руках. Она была потрясена тем, как он тревожился за нее, как бережно о ней заботился…

Лили тряхнула головой, прогоняя воспоминания, — и это движение снова вызвало пульсирующую головную боль. Герцог принадлежит ее кузине. Они будут мужем и женой…

Лили знала, что герцогу нужны деньги, чтобы восстановить фамильные владения. Именно по этой причине и был заключен договор между Дьюарами и Колфилдами. У самой же Лили вообще не было никакого приданого. Но даже будь она богаче Креза, ее прошлое не позволило бы ей заключить такой блестящий союз.

Впрочем, это не имело никакого значения. Через несколько дней сюда приедет Джослин — и ослепительная красота и женственные формы кузины вскружат герцогу голову. Именно так действовала Джослин на всех мужчин. Одного взгляда на нее достаточно, чтобы забылось то мимолетное разочарование, которое Лили успела заметить в глазах герцога, когда он узнал, что Лили не его будущая невеста.

Если, конечно, все это вообще не было плодом ее фантазии.

Лили глубоко вздохнула и потянулась за серебряным колокольчиком, который горничная оставила у кровати. Она коротко позвонила — и спустя некоторое время дверь открылась и вошла одна из молодых служанок, что помогала ей накануне. Пенелопа, вспомнила Лили ее имя.

— Доброе утро, мисс.

Рыжеволосая девушка сделала очень вежливый реверанс.

— Доброе утро, Пенелопа.

— Просто Пенни, мисс.

— Хорошо, пусть будет Пенни. Ты не поможешь мне одеться? Я еще чувствую небольшую слабость.

— Конечно, мисс. Ваши вещи доставили. Я скажу, чтобы их принесли, а пока подам вам чай и бисквиты.

— Спасибо, это было бы чудесно.

Не прошло и часа, как Лили оделась и приготовилась начать свой день. Спускаясь по лестнице, она держалась за перила, на тот случай если у нее вдруг снова закружится голова. Первым делом Лили хотелось увидеть герцога, чтобы поблагодарить за все.

Этим утром она выглядела намного лучше: на ней было, платье простого покроя, перешитое из наряда Джослин, — бархат теплого терракотового тона, украшенный кремовым кружевом, освежал ее лицо. Горничная уложила ей волосы в тугой пучок на затылке, и она даже немного пощипала себе щеки, чтобы выглядеть не такой бледной.

Внизу лестницы Лили встретила дворецкого: худого старого мужчину с водянисто-голубыми глазами.

— Извините, что я вас беспокою. Мистер?..

— Гривз, — отозвался тот, осматривая ее с головы до ног. — Могу я чем-то вам помочь, мисс Моран?

— Я ищу его светлость. Вы не узнаете, когда ему было бы удобно немного со мной поговорить?

— Я справлюсь, мисс. Если вы будете любезны последовать за мной, то сможете подождать его в синей гостиной.

— Спасибо.

Гривз провел Лили в комнату, выходившую в холл и когда-то считавшуюся элегантной. Высокие потолки гостиной украшала лепнина, стены были выкрашены в голубой цвет, а на окнах висели шторы из плотного темно-синего бархата. Пол устилал персидский ковер с густо синими турецкими огурцами по темно-зеленому и малиновому фону. И мебель, и ковер были не новыми, но еще вполне приличными и безупречно чистыми.

Лили села на обитую синим бархатом кушетку и стала ждать герцога. Ей не терпелось узнать, действительно ли он настолько красив, как ей запомнилось.

Впрочем, она даже не была уверена в том, что герцог вообще станет с ней говорить, после того как узнал, что она почти прислуга.

Лили посмотрела на позолоченные каминные часы. Казалось, их стрелки совсем не двигались. Наконец в гостиную вошел герцог, и у Лили перехватило дыхание. Он показался ей еще красивее, чем вчера. И даже несмотря на правильные черты и тонкие темно-золотые брови, его внешность оставалась, несомненно, мужественной.

Лили немного неуверенно поднялась с кушетки и присела в реверансе:

— Доброе утро, ваша светлость.

Герцог подошел ближе и остановился в нескольких шагах от нее.

— Доброе утро, мисс Моран.

Его глаза оказались такими же золотыми, как и волосы. Когда его взгляд скользнул по ней, ей показалось, что она поймала в нем искру восхищения.

— Похоже, вы быстро справились с потрясением. Как вы себя чувствуете?

— Намного лучше, к счастью. И я еще раз хочу поблагодарить вас за столь своевременное спасение.

— Могу заверить вас, что я был счастлив помочь.

Лили снова заметила странный блеск его глаз, а еще ей показалось, будто в его словах было какое-то скрытое значение. Она наслаждалась тем, как его взгляд снова — и уже медленнее — скользит по ней. Однако пройдет всего несколько дней, он познакомится со своей невестой — и этот блеск исчезнет.

Лили решительно подняла голову:

— Ваша светлость, мне хотелось поговорить с вами о миссис Колфилд и вашей будущей невесте, моей кузине Джослин. Я приехала сюда пораньше, чтобы подготовить все к их визиту. У миссис Колфилд и моей кузины есть некоторые… особые пожелания. Я здесь для того, чтобы эти пожелания были исполнены.

Герцог немного нахмурился.

— А ваша кузина и ее матушка посчитали, что моя прислуга не сможет выполнять их пожелания?

Она его рассердила! Это было заметно по тому, как он стиснул зубы.

— Нет, дело не в этом, право же! Я не хотела никого обижать! Просто дело в том, что они привыкли, чтобы некоторые вещи делались определенным образом. Если вы будете так добры и предоставите в мое распоряжение кого-нибудь из прислуги, я смогу все подготовить к их приезду.

— Вы кузина мисс Колфилд? Ведь так? Вы член их семьи.

— Да, я дальняя родственница. Колфилды были так добры, что взяли меня к себе, после того как мои родители умерли от холеры.

Лили не стала упоминать о том, что это случилось только через четыре года и что они не вспоминали о ее существовании до тех пор, пока дядя не нашел их и не попросил о помощи. Тем не менее она была глубоко им благодарна и потому так усердно старалась им угодить.

— Значит, вы осиротели? — негромко переспросил герцог.

Даже спустя столько лет Лили было трудно говорить о смерти родителей.

— Да, к сожалению, это так.

Его взгляд смягчился.

— Понимаю…

И Лили со стыдом подумала, что он действительно все понял. Понял, что она всего лишь бедная родственница, живущая у Колфилдов из милости, и что она целиком зависит от их расположения. Тем не менее это было гораздо лучше, чем жить на улице или в холодной мансарде, в которой она жила, пока не переехала к Колфилдам.

— С прислугой проблем не будет. Можете распоряжаться кем пожелаете. Дайте мне знать, если вам понадобится что-то еще.

— Благодарю вас, ваша светлость.

Он еще несколько секунд пристально смотрел на нее, а потом повернулся и вышел из гостиной. Как только он закрыл за собой дверь, Лили глубоко вздохнула. Ее сердце все еще колотилось, выбивая отчаянную дробь.

Это было просто нелепо! Все идет так как надо. Герцог узнал о ее положении — и теперь, как и полагается, целиком сосредоточит свое внимание на Джо.

Стараясь не замечать странной боли в груди, Лили приподняла подол платья и пошла к двери. Ей предстояло немало потрудиться — к приезду Колфилдов все должно быть в лучшем виде.

На пороге комнаты Лили столкнулась с хрупкой седовласой женщиной.

— Вы ведь мисс Моран! — Незнакомка приветливо улыбнулась, и ее напудренные щеки покрылись сеточкой морщин. — А я леди Тэвисток. Племянник сказал, что я найду вас здесь.

Лили присела в низком реверансе.

— Очень рада с вами познакомиться, миледи.

— Я приехала вчера к вечеру, когда вы спали. Как я поняла, с вами на дороге случилось неприятное происшествие.

— Да, миледи.

— Ужасно! Племянник сказал, что на карету напали грабители, а экипаж перевернулся, так что вы сильно ударились головой. Надеюсь, вы чувствуете себя лучше?

— Намного лучше, спасибо.

— Может, вернемся в комнату и побеседуем у огня? Погода на улице унылая. Чашечка чаю сейчас была бы весьма кстати.

Лили понимала, что до приезда кузины многое предстояло сделать, но перечить графине не решилась.

— Конечно, мадам. Это было бы чудесно.

Они сели на диванчик перед огнем, пылавшим в камине, а через несколько минут дворецкий вкатил столик с чаем. Чай разлили по чашкам. Начался непринужденный светский разговор. Лили старалась не смотреть на часы, стоявшие на каминной полке из белого мрамора, но, похоже, ей не удалось скрыть беспокойство.

— Я вижу, вы уже горите желанием взяться за ваши дела?

Лили вспыхнула.

— Просто дело в том, что мне многое надо сделать до приезда кузины.

— Так ваши родственницы требовательные?

Лили редко думала о Матильде Колфилд как о родственнице, хотя брак тети с Генри Колфилдом, конечно же, сделал их родней, хоть и не кровной.

— Нет, ничуть. Просто моя кузина Джослин… на меня полагается. Она ожидает, что я позабочусь о ее комфорте. Мне не хотелось бы ее подвести — миссис Колфилд тоже.

— Понимаю. А что именно поручили вам ваша кузина Джослин и ее матушка, отправляя вас сюда?

Лили покраснела еще сильнее. Намерение распоряжаться в доме герцога и давать приказы слугам выглядело весьма странно. Однако именно этого ожидали от нее Колфилды — и ей предстояло это сделать.

— По правде говоря, всякие мелочи. Мне… нужно сказать кухарке, что мисс Колфилд предпочитает утром ограничиться шоколадом и бисквитами у себя в комнате, обычно она не спускается завтракать. И мне надо бы убедиться, что из предназначенной для нее комнаты открывается приятный вид на сад. — Лили прикусила губу. На самом деле список полученных ею поручений был довольно длинный. — Моя кузина плохо переносит пыль. Мне надо поговорить с домоправительницей и убедиться, что ковры в спальне недавно выбивали.

— Понимаю.

— Право, только мелочи, миледи. Надеюсь, это не будет большим беспокойством?

Леди Тэвисток поставила позолоченную фарфоровую чашечку на блюдце.

— Вы можете делать все, что сочтете необходимым. Важно, чтобы нашим гостьям было хорошо.

— Спасибо, миледи.

Вдовствующая графиня встала. Лили тоже поднялась.

— Наверное, мне надо предоставить вам возможность заниматься вашей работой. — Леди Тэвисток улыбнулась: — Мне было приятно с вами поговорить, мисс Моран.

Лили немного успокоилась.

— Мне тоже, леди Тэвисток.

Она проводила взглядом вдовствующую графиню: хотя движения пожилой женщины были медленными и нетвердыми, голову она держала очень высоко. Лили знала, что леди Тэвисток — тетка покойного герцога по материнской линии. Она была вдовой вот уже несколько лет и жила в особняке в одном из поместий покойного мужа.

Радуясь тому, что трудные разговоры остались позади, Лили вышла в холл. Пора было приниматься за работу.