В следующие полчаса Лили, Ройал и остальные разъяснили полицейским все, что происходило в последние три дня, не допустив, конечно, никаких упоминаний о Цайе и их мошенничестве. Они не боялись, что Лумис заговорит об этом: так он мог только ухудшить собственное положение и сделать обвинения против него еще более серьезными.

Когда разговор закончился, тело Макгру затащили в полицейский фургон, а Лумиса увели в цепях.

Лили повернулась к дяде, который стоял, обнимая Молли за талию:

— Откуда ты узнал, где меня искать, дядя Джек?

За него ответила Молли:

— Джек дал знать на улицах, пообещал заплатить крупную сумму за любые сведения о похищенной племяннице и о том, куда ее могли отвезти.

— Старина Микки Дойл меня выручил, — гордо добавил Джек. — Даже денег брать не стал, раз ты мне родня. Сказал, что еще пара-тройка человек помогли ему догадаться, что да как. Хорошие они все ребята.

Они продолжали болтать, радуясь благополучному спасению Лили и Ройала и аресту Лумиса. Однако Лили начала ощущать нарастающую усталость, и это заметил Ройал.

— Если вы не возражаете, я бы хотел проводить мисс Моран домой. А потом, — добавил он, подходя к ней, — мне нужно заняться еще одним чрезвычайно важным делом.

Приняв ванну и переодевшись в чистый костюм, Ройал отправился в особняк Колфилдов. Он заранее послал им записку, в которой попросил о разговоре с Джослин и ее родителями.

— Прошу вас, входите, ваша светлость. — сказал дворецкий. — Боюсь, что сейчас мистера и миссис Колфилд нет дома, но мисс Колфилд ждет вас в гостиной.

Ройал вздохнул поглубже. Он не представлял себе, какая сцена будет перед ним разыграна. Он знал одно: что бы его ни ожидало, он сделает все необходимое, чтобы освободиться и иметь право жениться на Лили!

Когда он вошел в гостиную, Джослин поднялась с кушетки. Она была одета скромнее обычного — в темно-зеленое бархатное платье и простой кружевной чепчик.

— Ваша светлость! — поздоровалась она, делая реверанс.

— Вы прекрасно выглядите, — сказал он. Хотя она прекрасно выглядела всегда. — Благодарю за то, что вы согласились со мной увидеться, несмотря на столь позднее предупреждение о моем визите.

Джо опустила глаза. Ему показалось, что она странно волнуется.

— Я понимаю, как сильно вы должны быть расстроены. Конечно, письмо — это не самый подходящий способ решения вопроса. Я поговорила бы с вами лично, но вы уже уехали в поместье.

Ройал нахмурил брови, плохо понимая, о чем она говорит.

— Прошу прощения… Вы сказали, что отправили мне письмо?

— Ну да. В замок Брэнсфорд. Я решила, что вы его получили. Я подумала, что это и есть причина вашего визита.

— Нет, боюсь, что я пришел сюда не по этой причине. Но может быть, прежде чем мы продолжим, вы перескажете мне, что было в том письме.

— О Боже!

Джослин покусала губы, а потом решительно расправила плечи.

— Ну, наверное, простого способа это сказать нет. Поэтому я буду говорить совершенно прямо. Я разрываю нашу помолвку, ваша светлость. Я понимаю, что вы лишаетесь крупной суммы денег. Я знаю про обещание, которое вы дали своему отцу, но тут уж ничего не поделаешь. Видите ли, я полюбила другого человека.

Ройал потрясенно замер.

— Вы разрываете нашу помолвку?

— Я уже сообщила об этом родителям. Они, конечно, были очень расстроены, но со временем смирятся с положением дел.

— Вы разрываете нашу помолвку?.. — тупо повторил Ройал, чувствуя, как ускоряется биение его сердца.

— Совершенно верно. Так что, как видите, вы на самом деле не нарушаете свою клятву. Вы ведь не можете жениться на мне, если я отказываюсь выйти за вас замуж!

Радость нахлынула на Ройала, и ему пришлось приложить немало усилий, чтобы сдержать улыбку.

— Да, не могу, наверное.

Темные брови Джослин чуть нахмурились.

— Так вы не очень расстроены?

Ройалу удалось не выдать того огромного облегчения, которое он почувствовал. Оскорбление этой леди в его планы не входило.

— Между нами ведь не было любви.

— Да, конечно. По правде говоря, вполне вероятно, что вы любите другую. — Джо бросила на него кокетливый взгляд из-под густых ресниц. — Я понимаю, что деньги важны, но мне подумалось, что, возможно, став свободным, вы захотите жениться на моей кузине.

У него сжалось сердце.

— Я успел понять, что деньги — это не самое главное. Что до женитьбы на вашей кузине… — Тут он все-таки улыбнулся. — Мне бы этого очень хотелось. — Совершенно неожиданно для Джо он наклонился к ней и громко чмокнул в щеку. — Раньше я вас не любил, Джослин, а теперь люблю. Только что я получил от вас самый желанный и дорогой подарок в моей жизни.

Джослин улыбнулась ему в ответ:

— Значит, мы обо всем договорились?

— Безусловно. А позволено ли мне узнать, кто ваш счастливый избранник?

— Кристофер Баркли. Кажется, вы с ним знакомы.

— Мы как-то виделись. Он кажется очень хорошим человеком.

— Он превосходный человек. — Джослин на секунду потупилась, а потом снова посмотрела на Ройала. — За последние несколько месяцев я тоже поняла, что деньги и положение в обществе — это не самое главное. Для такой, как я, это нелегкий урок.

— Он труден для большинства из нас.

— Тогда, может быть, после того как состоятся обе наши свадьбы, мы смогли бы стать друзьями.

Ройал тепло ей улыбнулся.

— Я был бы этому рад, мисс Колфилд. Я был бы очень этому рад.

Ройал ушел из особняка с одной только мыслью — попросить Лили стать его женой. Хотя день близился к концу и уже начали сгущаться сумерки, он не собирался ждать. Он и без того слишком долго ждал.

Когда его экипаж остановился на Харкен-лейн, он увидел, что в шляпной лавке Лили еще горит свет. Ройал вытер вспотевшие ладони, глубоко вздохнул — и открыл дверь. Услышав колокольчик, Лили стремительно повернулась.

— Джослин выходит за Кристофера Баркли! — выпалил Ройал неожиданно для себя, забыв все слова, которые готовился сказать. — Ты моя, любимая! Ты станешь моей женой!

У прилавка оказалась какая-то женщина, которая потрясение застыла на месте. Лили совершенно не по-аристократически взвизгнула от радости, подхватила юбки, выбежала из-за прилавка и бросилась прямо в объятия Ройала.

— Я тебя люблю, Ройал Дьюар! Я тебя люблю. И я хочу поскорее выйти за тебя!

А в следующую секунду он уже целовал ее, а когда они со счастливым смехом разомкнули объятия, то увидели, что женщина у прилавка утирает слезы.

Он снова помолвлен — но на этот раз он выбрал невесту правильно.

И в отличие от прошлого раза он мечтает как можно скорее привести свою невесту к алтарю.