Их свадьба, состоявшаяся в конце мая, была очень скромной — по крайней мере по герцогским меркам. Ни Лили, ни Ройал не пожелали ждать целый месяц, однако тетя Агата заявила, что Лили заслуживает свадьбы, подобающей герцогине, и настояла на том, чтобы оплатить все расходы.

В течение этого месяца сады в замке Брэнсфорд привели в порядок. Желтые крокусы и лиловые фиалки цвели вдоль дорожек, а все деревья были покрыты чудесной свежей листвой.

Лили стояла на белой дорожке, расстеленной между рядами белых садовых кресел, и дядя Джек повернулся к ней при первых звуках свадебного марша.

— Готова, малышка? — спросил Джек, подавая племяннице руку.

Лили улыбнулась дяде сквозь слезы:

— Более чем готова.

Месяц, который она ждала своей свадьбы, оказался самым томительно-долгим во всей ее жизни.

Она положила руку в белой перчатке на его рукав — и они пошли по проходу. Глядя на людей, которые собрались, чтобы вместе с ними отпраздновать их бракосочетание, Лили ощущала прилив благодарности. Мысленно она поблагодарила друзей и родных Ройала за то, что они с такой готовностью приняли ее в свой круг.

Чувствуя себя почти уверенно, Лили пошла по проходу мимо сидящих гостей. Все близкие друзья Ройала приехали на его свадьбу — гребцы, как они сами себя называли: граф Найтингейл, опасно красивый Джонатан Сэвидж, всегда серьезный Квентин Гаррет, обаятельный Диллон Сент-Майлз и щеголь Шеридан Ноулз.

Лили прошла мимо Рула Дьюара, который широко ей улыбнулся. Только лорда Риса, среднего брата Ройала, не было: он все еще не вернулся с войны.

Чуть дальше среди гостей она увидела Молли Дэниелс, рядом с которой сидел Томми Кокс. Ройал нашел Томми работу в замке, и мальчик был очень доволен, что смог переехать с Магзом обратно в сельскую местность. Лили была рада, что они рядом с ней.

Томми помахал ей, когда она проходила мимо, а Молли приложила к глазам платочек.

На свадьбу приехала и Джослин — это стало для Лили сюрпризом, но сюрпризом приятным. Сейчас она сидела рядом с темноволосым красавцем Кристофером Баркли, ее женихом. Этим утром, только приехав в замок, она сразу же разыскала Л или.

— Ройал нас пригласил, — сказала Джо. — Мы с тобой родня. Надеюсь, ты не против моего приезда?

У Лили увлажнились глаза. Она порывисто вскочила и обняла кузину.

— Я совсем не против. Я очень рада, что ты здесь!

Джослин осталась в покоях герцогини, чтобы помочь Лили надеть свадебный наряд. Фасон кремового шелкового платья Лили придумала сама: с необычайно пышными юбками, расходившимися от треугольной нижней части лифа, квадратный вырез которого был украшен кружевами и крошечными жемчужинами. Прозрачная кружевная фата закрывала светлые локоны, падавшие на плечи.

Алтарь был уже совсем близко. Справа от него стоял самый красивый мужчина на свете — золотоволосый герцог Ройал Брэнсфорд. Теплая улыбка, с которой он смотрел на Лили заставила ее сердце переполниться любовью и счастьем.

Дядя Джек подвел ее к алтарю, поцеловал в щеку — и передал жениху. Лили благодарно улыбнулась дяде, а потом ее глаза невольно наполнились слезами: Ройал взял ее руку и прижался к ней губами.

А потом они оба повернулись к епископу.

— Возлюбленные мои! Мы собрались здесь в этот день перед лицом Господа нашего и в присутствий этих свидетелей, чтобы соединить его светлость Ройала Холленда Дьюара, седьмого герцога Брэнсфорда, и эту женщину, Лили Амелию Моран, священными узами брака…

Лили едва слышала те слова, которые говорились дальше. Ее взгляд и ее внимание было приковано к Ройалу — и она могла думать только об их будущей жизни. Слава Богу, она давала правильные ответы в положенных местах и в положенное время, принесла свой обет Ройалу и услышала, как его глубокий голос произносит слова обещания ей… а потом обряд завершился.

— Поцелуйте жену, — сказал епископ.

И когда Ройал заключил Лили в объятия и поцеловал так, словно больше никогда ее не отпустит, она окончательно уверилась в том, что навсегда принадлежит ему.

И этой ночью она станет его женой.

— Я тебя люблю, герцогиня, — сказал Ройал, пока они шли обратно по проходу между рядами, направляясь к пиршественному столу, который для них приготовили. — Ты для меня важнее всего Брэнсфордского герцогства.

Чаша ее счастья переполнилась. Лили заглянула в прекрасные золотисто-карие глаза Ройала — и убедилась, что он говорит совершенно искренне.