Ей совершенно не хотелось спускаться в столовую. Лили подумала было снова сослаться на головную боль, как она делала в предыдущие два дня, но решила отказаться от этой идеи — просто недопустимо больше избегать хозяев дома!

Пока юная горничная Пенни застегивала ей платье, Лили гадала, когда же приедет Джо, и надеялась, что это произойдет скоро. Чем скорее герцог познакомится со своей будущей невестой, тем скорее она, Лили, избавится от своего нелепого влечения к жениху кузины.

Ведь невозможно испытывать влечение к мужчине, который тебя не замечает. Лили по опыту знала: стоит рядом оказаться Джослин, как все внимание мужчины переключается на нее.

— Господи! Вы просто картинка, мисс!

Лили улыбнулась темноволосой горничной:

— Спасибо, Пенни.

Она медленно повернулась перед высоким зеркалом, довольная тем, как удачно ей удалось переделать вечернее шелковое платье Джослин, подогнав его по своей фигуре. Она всего лишь спорола лишние оборки у подола и рюши на лифе, оставив на груди только одну оборку, которую расшила крошечными речными жемчужинками.

Платье выглядело совершенно новым (каким на самом деле и могло считаться, поскольку Джо надевала его только один раз), да и цвет — аквамариновый — очень шел Лили.

Она подошла к туалетному столику, подняла крышку небольшой шкатулки, которую привезла с собой, и достала чудесную камею из розового агата, висевшую на черной бархотке. Это украшение не было дорогим, но оставалось одним из самых любимых: его ей на восемнадцатилетие подарили Колфилды.

Лили отдала камею Пенни и повернулась спиной:

— Поможешь завязать?

— Конечно, мисс.

Пенни завязала бархотку, и Лили снова подошла к зеркалу. С зачесанными назад волосами и локонами у плеч она выглядела очень мило. «Вот теперь, — подумала Лили, — я могу сесть за обеденный стол с герцогом и его тетей».

Глубоко вздохнув, Лили вышла из комнаты и направилась к широкой лестнице.

Герцог и его тетка разговаривали в гостиной, соседствовавшей с парадной столовой. Лили надеялась, что вечер пройдет в менее формальной обстановке, однако в дом приехала вдовствующая графиня, и ужин предстояло провести в торжественной обстановке.

— А, мисс Моран! — воскликнул герцог, направляясь к Лили. — Мы уж испугались, что у вас произошла новая стычка с судомойками.

Он улыбался, подшучивая над ней, но так как в комнате присутствовала и его тетка, Лили смутилась.

— Ничего подобного, уверяю вас. — Ее щеки вспыхнули. — Надеюсь, я не заставила вас ждать?

— Нисколько, — проговорила с улыбкой вдовствующая графиня. — Ройал как раз рассказывал мне про случай с мукой на кухне. Когда я сама в последний раз была здесь, то поскользнулась на дорожке и упала в кусты, которые только что поливали. Так что, когда я оттуда вылезла, то походила на мокрого воробья.

Лили рассмеялась, ощутив прилив благодарности к немолодой женщине, постаравшейся помочь ей почувствовать себя непринужденно — и весьма в этом преуспевшей.

— Я в последнее время не спускалась в сад, но если в будущем соберусь, то постараюсь быть осторожнее.

— Неприятности со всеми случаются, — с улыбкой сказал герцог.

— А с некоторыми чаще, чем с другими, — добавила графиня.

В ее глазах, почти таких же коричнево-золотистых, как у племянника, плясали озорные искорки.

— Стол накрыт, — заметил герцог. — Нельзя ли попросить вас, дамы, продолжить этот разговор в столовой? Я так проголодался, что у меня даже голова немного кружится.

Лили вдруг почувствовала, что и сама страшно проголодалась. Весь день она была настолько занята, что не имела времени перекусить.

Им подали первое блюдо: чудесный устричный крем-суп, приправленный травами. В нем плавали тонкие ломтики лимона — скорее всего выращенного в оранжерее имения.

— Есть ли какие-нибудь известия от вашего брата Рула? — осведомилась леди Тэвисток, зачерпывая ложкой суп.

— Он заканчивает курс в Оксфорде, — ответил герцог. — Сразу после окончания планирует переехать в Америку. — Он перевел взгляд на Лили. — Отец выразил желание, чтобы наша семья наладила бизнес на этом континенте. Рул обещал сдержать слово.

— Я и сама очень хотела бы увидеть Америку.

Герцог улыбнулся:

— Значит, вы мечтаете о приключениях?

— Боюсь, только в уме. В основном мне нравится читать книги о путешествиях других людей.

— Мне тоже, — кивнул герцог.

— Ройал много лет провел на островах Карибского моря, управляя семейной плантацией, — заметила леди Тэвисток. — И прекрасно с этим справился.

— Мне нравилось решать сложные проблемы, — откликнулся Ройал. — Надеюсь, что я справлюсь и здесь, в Брэнсфорде. Однако дома нужно сделать гораздо больше того, что я сделал на «Сахарном рифе».

— Если рядом с тобой будет подходящая женщина, — сказала тетка, — то, я не сомневаюсь, ты прекрасно со всем справишься.

Ройал мрачно уставился в тарелку с супом, и Лили стало интересно, о чем он сейчас задумался.

— Значит, вы любите читать, — сказала вдовствующая графиня, снова обращаясь к ней.

— Очень. Читаю все, что попадает в руки.

— Здесь, в Брэнсфорде, богатая библиотека, — заметил герцог. — Вы можете брать любые книги.

Лили ощутила на себе взгляд его золотистых глаз и почувствовала, как внизу живота разливается странное тепло.

— Спасибо.

— Есть новости о Рисе? — поинтересовалась леди Тэвисток.

Ее вопрос нарушил атмосферу странной интимности. Герцог откашлялся и посмотрел на графиню:

— Рис сейчас воюет в Крыму. Хотя я уже какое-то время не получал от него известий. Похоже, отправлять оттуда письма непросто, но в последний раз он был вполне здоров.

— Рада слышать. С вашим братом Рисом никогда не знаешь, чего ожидать.

Ройал пояснил Лили:

— Рис — майор кавалерии и настоящий искатель приключений. Однако мы все надеемся, что со временем он выйдет в отставку и вернется к более спокойной жизни здесь, дома.

Они продолжали трапезу, сопровождавшуюся приятной беседой. Лили с удивлением поняла, что чувствует себя совершенно непринужденно…

Но тут леди Тэвисток заговорила о Джослин.

— Когда ожидается приезд Колфилдов?

— Скоро, полагаю. Вернее, вскоре после того, как улучшится погода и можно будет проехать по дорогам.

— Пожалуйста, расскажите нам немного о вашей кузине. Какая она? Что ее интересует?

— Джослин настоящая красавица, — ответила Лили не задумываясь. — Просто невероятно красива. — Все первым делом замечали в Джо именно это. — У нее очень темные волосы и совершенно потрясающие глаза. Они фиалкового цвета — точь-в-точь как цветы! По-моему, я больше ни у кого не видела глаз такого цвета!

— Продолжайте! — попросила графиня, явно заинтригованная этими словами.

Лили немного помолчала, пытаясь понять, как можно описать создание, которое все признают совершенно неописуемым.

— Джослин обожает приемы. Она очень общительная. Ей нравится одеваться по последней моде — и она великолепно выглядит в любом наряде. — Она подняла взгляд и посмотрела на герцога. — О, и она отличная наездница! Ее отец об этом позаботился.

— Ну, это приятно слышать, — с улыбкой заметила леди Тэвисток. — Ведь Ройал очень любит лошадей.

На самом деле Джослин не слишком любила животных, ей доставляли удовольствие скорость и ощущение своей власти над животным, которое намного больше ее.

Вдовствующая графиня посмотрела на племянника:

— Раз мисс Колфилд любит приемы, нам, полагаю, следовало бы позвать гостей в Брэнсфорд. Может, устроим небольшой званый вечер? Немного музыки и танцев, пригласим кое-кого из соседей и друзей. Что вы скажете, Ройал?

Он пригубил вино и поставил бокал на стол. Их дом сейчас утратил былой блеск, но, по мнению Лили, его можно было сделать вполне достойным.

— Если вы с мисс Моран готовы взять на себя такие труды, то я не возражаю.

— Что вы скажете, мисс Моран?

— Буду рада вам помочь.

— Превосходно. Завтра же начнем составлять план. — Старая графиня осторожно поднесла к губам бокал, который чуть трясся в ее слабой руке. — А что еще вы можете рассказать о вашей кузине?

Лили с трудом заставила себя улыбнуться.

— Честно говоря, Джослин трудно описать. Она необыкновенная личность. Вы это поймете, когда с ней познакомитесь.

Лили невольно задумалась о том, как пройдет эта встреча. Ее не тревожил герцог — Джослин ему понравится сразу. Но какое впечатление она произведет наледи Тэвисток? Графиня умна и проницательна — чтобы понравиться ей, одной лишь красоты будет недостаточно.

Теплое солнце растапливало остатки снега, отчего пейзаж за окнами становился веселее. Ройал шагал по коридору в задней части дома, направляясь к холлу. Путь его лежал мимо нескольких комнат, которыми почти никогда не пользовались.

Завернув за угол, он оказался в той части дома, где комнаты выходили в сад, и заметил, что дверь одной из них приоткрыта.

Заглянув в комнату, Ройал увидел, что в камине горит огонь, а перед ним на кушетке сидит Лили. Комната была очень светлая, и солнечные лучи, падая сквозь стекло, превращали волосы Лили в белое золото.

Ройал обвел взглядом обстановку. По спинкам кресел тут и там были развешаны отрезы материи разнообразных цветов и текстур. Столик рядом с Лили был завален мотками ниток, пучками лент, пряжками, перьями и искусственными фруктами.

Хотя Ройал стоял абсолютно тихо, Лили подняла голову, словно ощутив его присутствие. Их взгляды встретились, и он почувствовал уже знакомый прилив тепла. На этот раз жар сосредоточился у него в паху, пробудив мужскую плоть. Казалось, воздух в комнате уплотнился и раскалился, и вскоре Ройала уже переполняло желание. Он был рад, что в одежде для верховой езды его неуместный прилив страсти не был заметен постороннему взгляду.

Где-то в коридоре хлопнула дверь, разрушив волшебство. Лили поспешно вскочила.

— Ваша светлость… я… я надеюсь, что вы не возражаете? Миссис Макбрайд сказала, что я могу занять эту комнату для работы. Она говорила, что сюда почти никогда никто не приходит.

— Конечно. Никаких проблем. Вы можете пользоваться этой комнатой сколько пожелаете. — Ройал обвел взглядом набор разнообразных вещей, которые показались ему не имеющими никакого общего предназначения. — Однако позвольте мне поинтересоваться, что именно вы шьете?

Лили приподняла лежавшее у нее на коленях шитье и показала ему.

— Шляпки, ваша светлость. Я делаю дамские шляпки.

Она взяла со столика готовое изделие: шляпку, обтянутую розовато-лиловым шелком, широкие поля которой были украшены перьями и бархатными бантами. Шляпка должна была бы казаться вычурно-броской, но почему-то такого впечатления не производила.

— Мне кажется, у вас хорошо получается, мисс Моран.

Лили улыбнулась:

— Я тоже так думаю, ваша светлость. Не хочу хвастаться, но я продаю довольно много шляпок. Обычно мне бывает трудно найти достаточно времени, чтобы выполнить все заказы…

— Вами можно только восхититься.

— Наверное, изготовление шляпок не вполне подобающее занятие, но когда-нибудь в будущем я надеюсь открыть шляпную мастерскую.

— Думаю, что, если вы захотите иметь мастерскую, она у вас будет. Я уверен, что вы можете добиться всего, чего пожелаете, мисс Моран.

Лили устремила на него свои прекрасные глаза, в глубине которых промелькнуло какое-то странное выражение, которого Ройал не успел понять.

— Надеюсь, вы правы. Я ведь не могу вечно жить у Колфилдов. Когда вы с Джослин поженитесь, мне придется жить самостоятельно.

Ройал не стал предлагать ей место в своем доме. Если бы он это сделал, то рано или поздно поддался бы сильнейшему искушению, которым она для него была. Лили заслуживала большего, чем короткая связь.

— Большинство женщин думают о браке, — негромко проговорил он. — Им хочется иметь мужа и детей.

— Я этого тоже хочу… когда-нибудь. — Лили озорно улыбнулась и бросила на Ройала такой веселый взгляд, что ему захотелось ее расцеловать. — Но только после того, как у меня будет собственная мастерская!

Ройал рассмеялся — и она засмеялась тоже. Откашлявшись, он сказал:

— Я отвлекаю вас от дел. Наверное, мне надо уйти.

Лили перевела взгляд на шляпку, которую продолжала держать в руках.

— Ну да, немного…

— Хорошего дня, мисс Моран.

— И вам, ваша светлость.

Ее взгляд еще на мгновение задержался на его лице, а потом она отвела глаза и снова села на кушетку. Ройал полюбовался ее изящными руками — тонкими женственными пальчиками, протаскивающими иголку сквозь ткань, — и решительно отбросил фантазию, в которой эти нежные руки скользили по его телу.

Повернувшись, он вышел из комнаты и молча вознес молитву Богу, чтобы предназначенная ему в жены девушка как можно скорее приехала в замок.