Появление будущей невесты герцога вызвало в доме немалую суматоху. Мальчишка из деревни примчался в замок с известием о ее приближении, так что герцог и его немногочисленная прислуга смогли сделать последние приготовления.

Лили была рада приезду кузины. Она прекрасно знала, что случится, когда Джослин переступит порог дома. Его светлость будет поражен красотой своей будущей супруги, а она, Лили, превратится в невидимку. Это было неизбежно, и все же при одной мысли об этом у нее почему-то начинало ныть сердце.

Половина обитателей дома собрались у входа, когда полностью отремонтированная элегантная дорожная карета Колфилдов подкатила к замку. Лакеи сбежали по ступенькам, чтобы открыть дверцу, спустить лесенку и взять багаж, конюх пошел помочь кучеру с лошадьми, а домоправительница, миссис Макбрайд — низенькая толстая женщина с седыми волосами, — встала у дверей, встречая гостей.

Дворецкий открыл тяжелые деревянные створки, и Матильда Колфилд торжественно прошла в дом, словно ее дочь уже была герцогиней. Отстав от матери на несколько шагов, в дом вошла Джослин.

Один из лакеев замер на месте.

Водянистые глаза дворецкого вдруг заблестели и прояснились.

Одетая в аметистовое платье, оттенок которого был точно таким же, как цвет ее ярких глаз, Джослин была поразительно хороша: черты ее бледного прекрасного лица были безупречно правильными. Носик — прямой, губы цветом соперничали с лепестками роз. Ее густые каштановые волосы, уложенные тугими локонами, касались плеч.

Наверное, она сделала остановку на постоялом дворе в деревне, чтобы привести себя в порядок и переодеться: ее модное платье было совсем неизмятым и абсолютно чистым. Наряд с высоким воротом и длинными рукавами целиком закрывал роскошную грудь, однако ее соблазнительные очертания были хорошо видны над тоненькой талией, стянутой корсетом.

Джослин увидела герцога, который вышел к дверям встретить гостей, и глаза ее расширились от восхищения — он был невероятно хорош.

Герцог вышел вперед и поклонился Матильде Колфилд, а потом Джо.

— Добро пожаловать в замок Брэнсфорд, — проговорил он. — Мы с нетерпением ждали вашего приезда.

Матильда Колфилд, высокая и широкобедрая, с такими же темными волосами, как у Дочери, любезно кивнула в знак приветствия:

— Нам тоже не терпелось сюда попасть.

Джослин одарила герцога одной из своих ослепительных улыбок:

— Спасибо, что пригласили нас, ваша светлость.

Последовала церемония знакомства. Леди Тэвисток улыбалась: казалось, она весьма довольна невестой, выбранной покойным герцогом, — а Лили больше всего хотелось убежать.

— Я рад, что вы благополучно доехали, — сказал герцог. — Надеюсь, ваше путешествие не было неприятным?

— Нисколько, — отозвалась Матильда.

— Но дороги просто ужасные, — заявила Джо, небрежно взмахнув рукой. — Я говорила маменьке, что нам следовало подождать, пока высохнут дороги — всего-то несколько дней, — но она не пожелала меня слушать. И как же нам пришлось из-за этого страдать, скажу я вам! Всю дорогу сплошная сырость, холод и лишения. — Она картинно вздохнула. — Но как бы то ни было — мы приехали, а это главное.

Взгляд золотисто-карих глаз герцога был внимательно-оценивающим.

— Действительно, — коротко отозвался он и повернулся к домоправительнице. — Я не сомневаюсь, что дамы устали в дороге. Миссис Макбрайд, будьте добры, проводите наших гостей в их комнаты.

— Конечно, ваша светлость!

Прислуга снова засуетилась. Лакеи поспешно вносили в дом сундуки, саквояжи и шляпные коробки, а горничные в последний раз проверяли готовность комнат, приготовленных для гостей.

— Надеюсь, вам у нас понравится, — сказал герцог. — Мисс Моран приложила немало сил, чтобы обеспечить вам комфорт.

Матильда бросила на Лили быстрый взгляд:

— Я не сомневаюсь, что нам будет удобно.

Джослин подошла к Лили и взяла за руку:

— Я так по тебе соскучилась, Лили! Пойдем со мной наверх. Поможешь мне устроиться и посоветуешь, что надеть к обеду.

Лили молча кивнула.

Гости-стали подниматься на второй этаж, и Лили последовала за ними. Проходя мимо герцога, она нисколько не удивилась, когда заметила, каким оценивающим взглядом он изучает фигуру Джослин.

— Господи, дружище!

Шеридан Ноулз стоял рядом с Ройалом в дверях. Джослин поднималась по лестнице в свои комнаты на втором этаже. Шерри, как всегда, приехал без приглашения, на третий день визита Колфилдов, Ройал представил его Джослин, которая вскоре извинилась и пошла наверх немного отдохнуть. И Шеридан, и Ройал смотрели ей вслед, пока она не скрылась.

— Господи! — Шерри все еще выглядел потрясенным.

— Ты уже это говорил. — Повернувшись, Ройал прошел мимо него и направился к себе в кабинет.

Шерри зашел туда следом за ним и закрыл дверь:

— В жизни не видел никого красивее!

Ройал задержался у буфета и налил себе щедрую порцию бренди. В последнее время он стал выпивать все чаще.

— Она красива. С этим я поспорить не могу. — Он только что встретился за ленчем со своей теткой, будущей невестой и ее маменькой — и трапеза показалась ему просто бесконечной.

— Твой отец хорошо о тебе позаботился!

Ройал сделал глоток бренди:

— Несомненно.

Шеридан усмехнулся.

— В постели она определенно обузой не будет.

— Я мужчина. Она — чрезвычайно красивая женщина и, конечно, обузой не будет.

Шерри бросил на него внимательный взгляд.

— Тебе в ней что-то не нравится?

Ройал шумно выдохнул и нервно провел рукой по волосам.

— Да нет, я бы так не сказал. По крайней мере — нет ничего такого, что помешало бы мне на ней жениться. Просто у нас практически нет общих интересов.

— А какое это имеет значение? Ты на ней женишься, будешь с ней спать, и она родит тебе детей. Скоро все мужчины Лондона будут тебе завидовать. Не у каждого есть такая красивая жена. А ведь в придачу к ней ты заполучишь солидное приданое. О чем еще может мечтать человек?

Ройал покачал головой:

— Наверное, ни о чем. Из Джослин получится идеальная герцогиня, как и говорил отец, — Он сделал глоток бренди и поставил бокал на письменный стол. — Кажется, она хорошо ездит верхом. Как только отдохнет, я покажу ей имение.

Ройал почему-то подумал, что его будущей невесте потребуется много времени на отдых: она поздно встает по утрам, а потом дремлет полдня. Он постарался прогнать мысли о Лили, которая трудилась с рассветало заката, готовя дом к приезду родственниц. Когда она не переставляла мебель или не следила за тем, чтобы ковры были тщательно выбиты, то делала шляпки для своих клиентов. И он не мог припомнить, чтобы Лили хоть раз пожаловалась на усталость.

— Так она любит лошадей?

— Похоже на то.

— Ну вот видишь: у вас все-таки есть что-то общее! А скажи, как она, по-твоему, к тебе относится?

— Я недостаточно хорошо ее знаю, чтобы это понять. Возможно, она будет немного более открытой сегодня днем, когда мы отправимся на прогулку без ее маменьки.

Конечно, их будет сопровождать грум: ведь ни миссис Колфилд, ни его тетушка Агата не могут взять на себя роль дуэньи. Ройал с нетерпением ждал поездки, надеясь на то, что обнаружит в своей невесте что-нибудь такое, что их сблизит.

Шерри устроился в одном из кожаных кресел, стоявших у камина.

— Ну, если ты решишь, что она тебе не нужна, дай мне знать. Я буду счастлив заменить тебя в роли жениха.

Ройал хмыкнул:

— Мне казалось, ты выбрал Лили.

Шеридан ухмыльнулся:

— За ней нет состояния, дружище.

Ройал залпом допил бренди.

— Перед смертью отец попросил меня, чтобы я женился на Джослин и восстановил богатство Брэнсфорда. Я обещал ему это сделать, и ничто на свете не помешает мне сдержать слово.

Шерри встал с кресла.

— Тогда я пожелаю тебе удачи: найди в своей очаровательной спутнице то, что ты хотел бы видеть в будущей жене.

Ройал кивнул в знак благодарности, зная, что Шерри говорил совершенно искренне. Его дружбой он очень дорожил.

— Мне нужно пойти на конюшню и подобрать для леди подходящую кобылу. Слава Богу, отец не продал наших породистых лошадей.

— Хочешь, дам последний совет? — предложил Шерри. — Поцелуй ее. Это поможет тебе понять, нравишься ты ей или нет.

Ройал улыбнулся. Идея была недурна. Выходя из кабинета в сопровождении Шерри, Ройал решил, что в кои-то веки послушается совета друга.

— Застегни мне платье, пожалуйста, Лили.

Джослин нетерпеливо повернулась к кузине, позволяя той застегнуть амазонку из синего бархата. Фасон жакета был военный: по лифу шли медные пуговицы. Джослин получила амазонку совсем недавно — с последним заказом от модистки. Лили сделала ей миниатюрный цилиндр, который, как сочла Джослин, идеально дополнял наряд.

— Как я выгляжу? — Джослин прошлась перед Лили, позволяя той лучше оценить ее внешний вид.

— Не двигайся. — Лили подошла и поправила шпильку в волосах Джослин, вернув на место выбившийся локон, а потом снова отступила и осмотрела ее. — Выглядишь идеально. Герцог не сможет оторвать от тебя глаз.

Джослин чуть нахмурилась.

— Как ты считаешь, я ему нравлюсь? Трудно понять, что он чувствует.

— Он же герцог! Его приучали не демонстрировать свои чувства. Я уверена, что дело только в этом. Сегодня днем вы будете почти что одни. Может, он станет держаться более открыто.

Джослин хотелось надеяться, что это будет так. Она не сомневалась, что произведет на герцога сильное впечатление. Хотя в отличие от большинства мужчин он почему-то ни разу ничего не сказал о ее красоте. Более того: казалось, что он не сильно-то стремится проводить с ней время. Возможно, он просто был занят делами. Имение у него огромное. Конечно, для того чтобы все шло гладко, требуется немало усилий.

Джослин пообещала себе, что сегодня все будет иначе.

— Желаю хорошо провести время, — сказала Лили, провожая кузину к дверям.

— Ты точно не хочешь поехать с нами?

— Ты же знаешь: я плохо езжу верхом. И потом — это ведь возможность вам лучше узнать друг друга.

Джослин кивнула. Конечно, она предвкушала прогулку верхом — но в герцоге было что-то такое, что немного ее пугало. Она кокетничала и поддразнивала его, как привыкла, но казалось, что он не обращает на нее особого внимания. Сегодня за ленчем она рассказала ужасно смешную историю, которая произошла в одном доме, где они гостили: какая-то горничная упала на лестнице и прокатилась по целому пролету, приземлившись у ног чопорного сэра Эдварда Марли.

И вместо того чтобы по достоинству оценить забавный рассказ, герцог спросил, не получила ли девушка серьезных повреждений.

— Я с таким трудом удерживалась от смеха, что не заметила, — ответила Джослин.

Герцог больше ничего не сказал. Спустившись вниз, она увидела, что герцог дожидается ее у дверей. Он был великолепен.

— Лошади перед домом. Я выбрал вам мерина по имени Везувий. Надеюсь, он вам понравится. Он горячий, но достаточно послушный.

— Не сомневаюсь, что прогулка доставит мне удовольствие.

Они спустились по широкой лестнице к ожидавшему их груму. Тот держал приготовленных для них лошадей: крупного гнедого коня с белой звездой на лбу и великолепного серого жеребца. Не обратив никакого внимания на гнедого, Джослин прошла прямо к жеребцу.

— Я бы предпочла ехать на этом. Как его зовут?

Темно-русые брови герцога сдвинулись.

— Его зовут Юпитер. А дамское седло — на гнедом.

— Но ведь их нетрудно переседлать!

Ройал мгновение колебался — а потом сделал знак груму, который поспешно бросился переседлывать животных. Всего за несколько минут седла поменяли. Герцог усадил Джослин на серого жеребца, а сам оседлал гнедого. Уже через пару секунд они медленной рысью ехали по аллее, направляясь к полям. Верховой грум следовал позади них.

Джослин чуть опередила герцога, увидела пустое поле — и резко перевела жеребца на галоп. Следом за ней поторопил коня и герцог и вскоре легко ее догнал. Рассмеявшись, Джослин заставила жеребца ускорить бег. Это великолепное животное легко неслось по мягкой земле.

— Мисс Колфилд, подождите!

Джо пустила жеребца еще быстрее, направляя к живой изгороди справа.

— Мисс Колфилд! Джослин, стойте!

Джослин рассмеялась и легко преодолела изгородь, безупречно приземлившись по другую сторону от нее. К несчастью, в ее тени оставалась лужа после таяния снега, которую Джослин не заметила. Жеребец попал в грязь и чуть было не упал, Наездница удержалась в седле, но с немалым трудом и разозлилась на животное, из-за которого она на глазах у герцога совершила такую промашку.

Ройал нагнал Джослин как раз в тот момент, когда та замахнулась стеком, собираясь ударить коня. Но Ройал успел выхватить у нее стек.

— Что вы делаете? — резким тоном спросил он.

— Этот глупый конь не послушался меня! Вы ведь видели! Он чуть было меня не сбросил!

— Я пытался вас остановить. Земля мокрая. Вы ехали слишком быстро. Удивительно, что вы не упали. Просто чудом остались целы.

— Это все Юпитер, говорю вам! Если бы он мне подчинился…

Герцог огромным усилием воли заставил себя успокоиться. На лице его сохранялось жесткое выражение, но слова прозвучали мягко:

— Почему бы нам не поехать в южную сторону? Вы сможете увидеть край леса. На ветвях еще остался снег. В это время года там очень красиво.

Джослин фыркнула. Она могла себе что-нибудь повредить! И герцог должен был принять ее сторону, а ей следовало высечь проклятого жеребца за то, что тот ей не повиновался.

Она посмотрела на герцога: высокий, широкоплечий, невероятно привлекательный мужчина. Наверное, она все-таки его простит. Ведь он скоро станет ее мужем!

— Кажется, мы потеряли нашего сопровождающего, — заметила Джослин, осматриваясь.

— Он нас найдет. Он знает, куда мы едем.

Однако Джослин была рада, что грум исчез. Ей хотелось немного побыть с герцогом наедине. Когда они добрались до леса и он предложил немного пройтись, она охотно согласилась. Герцог привязал коней, снял ее с седла, а потом взял за руку и повел к весело журчащему ручью.

Ройал остановился у воды и обвел взглядом местность, любуясь ярко-голубым небом над пологими холмами, с которых вот-вот должны были исчезнуть последние следы снега.

Джослин проследила за его взглядом:

— Тут так красиво, ваша светлость!

— Мне бы хотелось, чтобы вы называли меня Ройал — по крайней мере пока мы одни. А мне можно называть вас Джослин?

Она улыбнулась:

— Мне это было бы очень приятно.

Его взгляд снова скользнул по окрестностям.

— Эти места очень много для меня значат. Как вы думаете — после того как дом будет приведен в порядок, вы сможете жить здесь счастливо?

Джослин снова посмотрела на голые поля, раскинувшиеся перед ней, и подумала о том, что здесь очень уныло. Красиво, конечно — пустынной и безжизненной красотой, — но сельская жизнь не для нее!

— Надо полагать, что в Лондоне мы тоже будем проводить часть времени?

— Если вы пожелаете.

Джослин улыбнулась, а про себя подумала, что, после того как они поженятся, короткой поездки в имение раз в году будет более чем достаточно.

— Тогда, конечно, я была бы счастлива.

Ройал повернулся к ней — и она не стала возражать, когда он заключил ее в объятия. Она закрыла глаза, а он наклонился и поцеловал ее. Это был нежный и бережный поцелуй — вполне респектабельный, пока Джослин не приоткрыла рот. Ройал колебался всего мгновение, а потом его поцелуй стал крепче.

Уголком сознания Джослин отметила, что герцог хорошо целуется: его губы были мягкими, но решительными, влажными, но не слюнявыми. Когда они поженятся, ей будет совсем не трудно выполнять свои супружеские обязанности.

Ройал прервал их поцелуй первым. Подняв голову, он увидел, как из-за холма появился грум.

— Наверное, нам пора возвращаться домой.

Бросив взгляд за его спину, Джослин заметила, что грум приближается.

— Конечно.

Ройал помог ей снова сесть верхом, а потом сам оседлал гнедого.

Они молча подъехали к дому, где конюх поспешно выбежал к ним взять поводья. Ройал снял Джослин с седла, и они вместе поднялись по ступенькам к двери. Дворецкий открыл ее, и они вошли в дом.

Джослин увидела, что по лестнице спускается кузина.

— Лили! — позвала она. — Куда ты так торопишься.

Лили повернулась к ней.

— Ходила взять еще ткани для отделки шляпок. Как… как ваша прогулка?

— Чудесно! — Джослин вспомнила поцелуй, которым они обменялись, и озорно улыбнулась Ройалу. — Просто чудесно, правда, ваша светлость?

Однако, похоже, он ее не услышал: все его внимание было сосредоточено на Лили Моран!