Вы когда-нибудь встречали гениального сыщика из детективного агентства «Магический розыск»? Даже не слышали о таком? И правильно, мы расследуем самые темные и загадочные дела. Многие засекречены самим императором!

Тогда почему я пишу эти строки? Это мой дневник: что хочу, то и пишу. А как же тайна, ведь его могут прочитать? Пусть попробуют! Он настроен на мой личный код. А кто чужой попробует его открыть, тогда дневничок так рванет, что останутся от любопытного только ножки да рожки.

Юнтел, мой напарник, яркий представитель планеты Алоу; синекожий, с большими глазами черного цвета без зрачка и радужки, говорит, что «Рога и Копыта» за мой дневник не пожалеют жизни лучших шпионов. «Рога и Копыта» — это оплот галактического шпионажа. Название не случайно: ее лучшие агенты — Дроуды — похожи на мифических сатиров. Если в галактике готовится заговор, то можно смело утверждать — в этом замешаны копытно-рогатые аборигены с планеты Дроу.

Но я немного отвлеклась. Есть такой литературный прием: когда надо представить читателю внешность главной героини, ее под любым предлогам ставят перед зеркалом, лучше в обнаженном виде, и начинают живописать грациозность стройной фигуры без капли целлюлита, водопад длинных волнистых волос, струящихся на высокую грудь, нежность шелковистой кожи… Что там еще? Глаза! Большие голубые с длинными ресницами. Представили? Это я! Все считают — раз блондинка, значит, дура. Пусть так думают. Самую хитрую крысу, когда она расслабится легко поймать в капкан.

Извините, опять отвлеклась. Хотя зачем, я извиняюсь. Ведь кроме меня прочитать дневник никто не сможет. Разве… что, когда выйду на пенсию и сяду за написание мемуаров, чтобы пощекотать нервы держателям власти и положить на счет в банке кругленькую сумму.

На столе из натурального дуба, пластик мне не нравится, он плохо влияет на кожу, разложены пластины памяти, в которых зашифрована вся история нашего агентства. Шеф дал мне задание навести порядок в секретном архиве. Обнаглел! Думает, если выдался свободный день, то его надо заполнить нудной канцелярской работой. Хит этого сезона — маникюр, сделанный своими руками. Вот этим и займусь. А пластины разложит Юнтел. Загадочно улыбнусь ему, и он горы для меня свернет.

Но Юнтел как всегда опаздывает. Опять влип в историю.

— Диана! — наконец-то из лифта раздался вопль Юнтела.

— Держи! — мой напарник бросил на стол кристалл информации. — Не задавай вопросов! Смотри же скорее!

Острые грани врезались в ладонь, закрыла глаза и увидела мрачные стены средневековой крепости. Не знала, что подобное старье еще сохранилась в наш космический век. Изображение приблизилось к могучим, окованным железом воротам. Картинка остановилась на массивной вывеске из черного металла. «Университет Магии», — прочитала я.

— Ну и что? — спросила я, картинно пожав открытыми плечами.

Юнтел не человек. Поэтому считает, самые красивые девушки живут на его планете. Но сейчас в его глазах сверкали огоньки интереса.

— Как что?! — восхищение не помешало ему возмутиться моей недогадливости. — Ты поступаешь учиться в Университет Магии. Вот официальное приглашение!

Он бережно, словно держал самое ценное сокровище, протянул конверт из золотой бумаги, такую уже лет сто не выпускают. Печати на ней так же из благородного металла. Проверила печати анализатором — они действительно золотые, да еще и самой высшей пробы!

— Ты посмотри на печать! — Юнтел одним из трех пальцев руки ткнул в золотую печать.

— Вижу, — ответила я.

— Да нет, — всплеснул руками Юнтел. — Ты не поняла. Смотри герб на печати! А теперь посмотри на свой родовой перстень.

Я перевела взгляд на кольцо. Великие боги! Печати на конверте и мой перстень походили как две капли воды.

Два года назад в «Магический розыск» обратился профессор. Знаменитый исследователь Первой Империи. Он сразу заинтересовался моим перстнем. Его мне в день совершеннолетия подарила мама. Расспрашивал, откуда у меня этот перстень? Сколько лет оно у нас в семье? Потом, когда мы нашли похищенный из засекреченного института древний артефакт, мы узнали, что профессор исчез. Тайная полиция поставила империю с ног на голову, и он был найден. В самом злачном месте столицы — Трущобах. С перерезанным горлом.

У меня по спине пробежали холодные мурашки — не к добру такое совпадение. Но ведь герб Университета — это знак обладателей Великой Магии!

Резкий голос начальника вывел меня из оцепенения:

— Диана! Срочно зайди.

Кабинет шефа напоминал центр управления боевого корабля космического флота Земли 2. Раньше он служил на флоте в особом отделе разведки, потом по возрасту и по ранению его отправили в отставку. В душе осталась юношеская тяга к приключениям и расследованию таинственных дел. Не только душой, но и внешне: худощавой фигурой и порывистым движениям, шеф походил на подростка. Морщины на шее скрывала борода, аккуратно подстриженная лесенкой, так подстригают только капитаны космического флота. В разведке шеф был специалистом по борьбе с магическим воздействием на Вооруженные силы Земли.

Будучи в отставке шеф организовал детективное агентство «Магический розыск». На Земле 2 — бывшей Земной колонии в созвездии Эстера…

Когда человечество только-только вышло в космос, оно нашло планету точную копию Земли с одним единственным отличием — там действовала магия. И в тоже время на контакт с людьми вышла умирающая раса. Звездная империя нэнтерров медленно умирала. Они предложили свои знания в магии в надежде, что новые технологии вдохнуть жизнь. Назначали людей на самые высокие посты. Так зародилась Империя Открытых Миров…

Наше агентство процветает, хотя о нем знают только в высших эшелонах власти.

— Мои лучшие сотрудники, — услышала я коронную фразу шефа, сказанную таким тоном, что у клиента должны были исчезнуть последние капли сомнения.

Я улыбнулась, демонстрируя всем своим видом, что шеф поскромничал в оценке моих выдающихся способностей. Юнтел вежливо поклонился.

В кресле для гостей, сделанном из кожи самых свирепых хищников галактики — стейхов, сидел яркий представитель планеты Кроу. Высокий, худой золотокожий кроулянец с четырьмя руками и тремя глазами. Третий глаз, яркий, голубой, без радужки и зрачка, скрыт длинной челкой. Камзол зеленого цвета украшен золотыми узорами, на шее — толстая цепь с гербом королевской династии.

Его расслабленная поза была обманчива: о готовности в любой момент броситься на жертву говорило еле заметное напряжение мышц рук и ног, лицо же оставалось совершенно бесстрастным.

«Ничего себе клиент! — подумала я. — Истинный аристократ, шеф с такого сдерет тысяч двести».

— Господин Ониэнор, — представил клиента шеф. — Великий князь, брат короля планеты Кроу. Расскажите, пожалуйста, о вашей проблеме?

Князь прищурил глаза, всем своим видом показывая, что его дело очень важное и требует немедленных действий.

— Нашу племянницу, принцессу Дарию, прокляли, используя темную магию. Кто это сделал, мы не знаем. Но мы нашли средство, чтобы снять заклятие. Для приготовления нужен цветок Ночной Плакальщицы. Мы потратили много сил и отыскали цветок в саду Университета Магии.

«Совпадение или нет?» — промелькнуло у меня подозрение.

— Вы должны доставить нам цветок Ночной Плакальщицы, — произнес князь тоном, не допускающим возражения.

— Вы обращались к руководству Университета? — спросил Юнтел.

— Они отказали, прислав черный конверт с одним словом: «Нет», — возмутился князь.

— Вы пытались выкрасть цветок? — задал вопрос шеф.

— Мы наняли самых лучших воров и магов, — усмехнулся князь. — Только их всех потом нашли в лесу за Университетом с перерезанным горлом. Нам посоветовали обратиться к вам.

— Кто? — поинтересовался мой начальник.

Князь шепнул что-то на ухо шефу. Тот кивнул с важным видом, не показав своего волнения, даже если оно и было.

— Сколько вы готовы потратить? — приступил к деловой стороне шеф.

— Пятьсот тысяч золотых, — ответил Князь.

— Как только деньги поступят в банк, мы сразу возьмемся за дело, — беспристрастно сказал Валерий Николаевич, хотя сумма была огромной.

— Через час они будут на вашем счету, — сказал князь, встал и вышел гордо, высоко вздернув подбородок и сложив на груди все четыре руки.

«Хм…все это очень странно, — подумала я,…почему Университет магии за такие огромные деньги не продал королевской семье цветок?»

* * *

Утро любого жителя Ларра, столицы Империи Открытых Миров, начинается с чашечки кофе. Я не хочу, быть как все и поэтому мое утро начинается с чашки золотистого какао. Золотую шкатулку, в которой хранился дорогой напиток, мне подарил один из клиентов за одну услугу.

Позавтракав, я спустилась в гараж.

— Здравствуй, красавица, — я любовно погладила по серебристому боку шэкхи — супер быстрый автомобиль с последними технико-магическими наворотами.

Работает они на одной из четырех стихий. И стоят очень дорого и те, кто не может позволить себе новомодный магический транспорт, летают по старинке на аэроэнах — обычные машины с кристаллами левитации.

Вылетев из гаража, я направилась на работу в «Магический розыск». Но на улице Затмения образовалась пробка: вечно с этими аэроэнами проблемы! Придется облетать. Через квартал чернокнижников. Там дороги всегда пусты и можно развить приличную скорость.

На самом деле квартал — это целый сектор города. Место, скажу я вам отвратительное. Здесь никогда не светит солнце. Чернокнижники закрыли его от солнечных лучей пеленой серых туч.

Как всегда, улицы теневого квартала пусты. Сами чернокнижники все рано приведение такие же молчаливые и жуткие. Я миновала Ночную, свернула на Мрачную. И тут мне пришлось резко затормозить. Посреди дороги стоял мужчина. Вьющиеся светлые волосы, холодные голубые глаза. Бледная кожа. Синие, как у покойника, губы искривились в усмешке, показав два острых клыка. Он стоял и смотрел на меня. И я сидела в шэкхи и смотрела на него. Драхи.

А точнее драхи. Их родина красная планета Минрах. Но из-за схожести с мифическими вампирами человечество дало им имя «вампир». Драхи, как и вампиры из легенд пьют кровь. Барон Этьенн Х'шарди — наемный убийца самого высокого класса. Он проходит подозреваемым по очень громким делам, но против него нет, ни одной улики. Он впился в меня ледяным взглядом.

Не отрывая взгляда от убийцы, я нажала кнопку на панели управления. Впереди шэкхи выдвинулись шипы, под днищем появилась голубое свечение. Это начала работать магия воздуха, свойственная только гоночным автомобилям.

Драхи отвел руку назад и вверх, формируя бело-голубой шарик набирающий силу от исходящих из кончиков пальцев светящихся нитей.

«Еще посмотрим, кто кого!», — процедила я сквозь зубы.

Бело-голубой фаербол становится все больше и больше. Барон швырнул в меня фаерболом, я рванулась с места. Шэкхи рассекла черный дымок, оставшийся от переместившегося убийцы. Взрыв раздался позади меня. Машину ощутимо тряхнуло.

В Квартале Теней подобные «догонялки» никого не удивляют. За спиной убийцы развернулись полупрозрачные светло-голубые крылья из магии. Его льняные волосы трепал ветер. Барон неустанно обстреливал меня фаерболами. Уворачиваясь от них, я проявляю чудеса вождения, заставляя автомобиль резко вилять по дороге.

Огненный шар взорвался совсем рядом. Взрывом шэкхи откинуло в сторону, к стене серого дома. Барон Этьенн взмахнул рукой, и бело-голубое пламя захватило меня в круг. От Драхи ко мне потянулась черная нить. От «захвата» практически невозможно спастись.

Но я знаю один действенный прием. Я направила шэкхи вперед между полосой «Магического Захвата» и стеной бело-голубого пламени. Убийца метнулся ко мне, одним движением разбил стекло. Его холодная рука сомкнулась на моем горле. Так мы и неслись вперед: я, почти придушенная, внутри шэкхи, и барон, одной рукой сжимавший мне горло, а второй выпущенными когтями прицепившийся к серебристому боку шэкхи.

В глазах темно, легкие жжет, и вот-вот послышится хруст позвонков. Крутанула руль, резко вправо, прижила убийцу к стене дома. Яростное шипение, и ему пришлось отпустить мое горло.

Я пригнулась к рулю, теперь будет трудно достать мое горло. Убийца схватил меня за волосы. Дернул. Из глаз брызнули слезы. Я перевернула машину и прижала его к огненным следам остающееся за несущейся шекхи. Силовая защита убийцы слабеет. Вот уже от одежды барона стали отваливаться черные хлопья. Опять рассерженное шипение. Мои волосы свободны. Зрение прояснилось. Я резко крутанула руль, шэкхи скребла боком по стене дома сдирая краску и сыпля искрами.

Вцепившиеся в руль руки вспыхнули ярким сиреневым огнем, взмах и не оформленная сила полетела в барона. Тонированное стекло разлетелось вдребезги. Драхи уклонился, фиолетовый огонь опалил левую часть лица злодея.

Убийца зашипел, но не прекратил попыток добраться до меня. Я резко развернула шэкхи, пытаясь сбросить его, в ответ — снова только злобное шипение. А свечение вокруг меня становилось все ярче и интенсивнее, я уже с трудом различала дорогу. Барон тоже не собирался просто так сдаваться: в его руке снова стал формироваться фаербол.

«Ну, все тебе конец!», — закричала я и дернула шэкхи вправо, прижимая драхи к стене.

Сиреневое свечение ослепило меня. Мощный взрыв. Меня вышвырнуло из шэкхи, бросило на дорогу и еще несколько метров протащило вперед.

Обернувшись, я увидела, как моя маленькая машинка догорает в бело-голубом пламени. А от убийцы остался только черный дым.

— Леди, вы в порядке? — обратился ко мне молодой полицейский в желто-красной форме. «Он что не мог подлеть раньше? — нахмурилась я, но улыбнулась, обворожительно состроив стражу порядка глазки.

В нескольких метрах от догорающей шэкхи стоял аэроэн с распахнутыми дверцами. Второй полицейский через кристалл докладывал о произошедшей аварии.

— Да-да, — ответила я, все еще оглядываюсь в поисках убийцы.

— Леди, что случилось? — стал допытываться страж порядка.

— На меня напал драхи, — пробормотала я.

— Вы можете его описать? — спросил он.

— Типичный драхи, они все на одно лицо, — ответила я.

— Вы должны отправиться с нами в управление, — стал настаивать он.

«Вот черт! Сейчас застряну в отделении на целый день,» — мысленно застонала я.

— Я тороплюсь, — неуверенно начала я.

— На вас напал драхи, с этим не шутят! — перебил меня полицейский.

— Конечно, — я обольстительно улыбнулась, томно вздохнула. — Но может, я вечерком зайду и обо всем подробно расскажу… Вам лично.

Страж порядка покраснел, заулыбался:

— Прошу в аэроэн, я отвезу вас.

— Вы так любезны, — еще раз улыбнулась я.

Мужчины! Улыбнись, сострой глазки — и они твои! Да и как не растаять передо мной? Страж порядка помог мне сесть в аэроэн.

— На улицу Грез, пожалуйста, — кокетливая улыбка и томный взгляд доставили меня к стеклянным дверям «Магического розыска». Конечно, на двери не было такой вывески. На коричневом фоне золотистыми стертыми буквами было написано: «Агентство по продаже туридов.» Что такое туриды никто не знал. Шеф сказал что это было первое слова которое пришло ему в голову.

— До свидания, — еще одна обольстительная улыбка: все-таки человек старался.

Прозрачные двери открылись, я вошла в прохладный холл «Магического розыска». Сразу напротив входа — полукруглый стол секретарши Виги. Так же в ее работу входило выпроваживание праздных любопытных.

Слева большое, на всю стену, зеркало. Справа ряд мягких стульев. В углах искусственная зелень. Если кто зайдет то увидит агентство средней руки.

— Диана, — из лифта выскочил Юнтел. — Где ты была?

Сколько упрека в голосе…

— Да так, — сказала я как бы, между прочим. — На Закатной образовалась пробка, решила ее объехать через Квартал Теней, а там на меня напал драхи.

— Что? — воскликнул Юнтел, сапфир на лбу сверкнул.

— Да, — кивнула я. — И знаешь, кто это был? Барон Этьенн Х'шарди!

— Великое море! — выдохнул Юнтел. — Ты в полицию ходила?

— Нет, — я покачала головой. — Услуги барона стоят недешево, и тот, кто оплатил его, с легкостью купит всю полицию.

— Кто-то явно не хочет, чтобы ты попала в Университет, — задумчиво протянул напарник.

— Похоже на то, — согласилась я с ним.

— Тебя ждет корабль, — вспомнил Юнтел, хлопнув себя по лбу. — Из Университета Магии.

— Я сейчас, — заверила я и стремглав бросилась в свой кабинет.

Все вещи сгорели вместе с шэкхи, но в одном из ящиков шкафа я держу кое-какой запас на черный день. Вот и пригодились. Волшебным кремом залечила синяки и ссадины. Простенькое заклинание и волосы уложены в прическу. То, что осталось от платья, сняла и выкинула в мусорную корзину. Переоделась в черно-зеленное платье из кожи змеи вих'этех.

— Все, я готова, — выпорхнула я из кабинета.

— Вы все еще здесь? — из лифта вышел Валерий Николаевич, наш начальник.

— Шеф, на Ди напали, — тут же доложил Юнтел.

— Где и кто? — напряженным голосом спросил Валерий Николаевич, по металлическому блеску глаз можно было понять что, он не оставит это без ответа.

— Барон Этьенн Х'шарди, — ответила я. — В Квартале Теней.

— Ты, Ди, отправляйся в Университет, вряд ли барон посмеет напасть на тебя там. А Юнтел попробует узнать, кто проклял принцессу. Драхи я беру на себя.

Вот таков план действий на ближайшие несколько дней.

Подхватив вещи, я отправилась на Станцию космических кораблей, и на этот раз меня сопровождали шеф и Юнтел.

На космической станции как всегда шумно из-за рева стартовых двигателей.

Разговор на разных языках под высоким куполообразным потолком сливался в один сплошной гул. Для тех, кто хочет в тишине и покое дождаться своего корабля, на втором этаже есть специальные помещения. Но здесь, на первом этаже, давка самое — лестное определение состояния толпы. В такой толпе чуть зазеваешься — и ты без гроша в кармане.

— Диана, не отставай! — повелительно бросил шеф.

Что? Ему-то хорошо! Перед человеком в черно-белой имперской форме все спешно расступались. Но толпа смыкалась сразу за его спиной и, ни за что не хотела уступать дорогу красавице-блондинке. Или все хотели прижаться ко мне и полапать? Приходилось изо всех сил работать локтями.

— Я, стараюсь! — выдохнула я, стараясь не попасть под копыта рахтеру.

Вот так, переругиваясь, я и добралась до ожидавшего меня шефа.

— И чего так долго? — укорил он меня.

— Я,…я… я, — я задохнулась от возмущения, меня чуть не затоптал рахтер, покусал аал-лейта, а он: «чего так долго?»

— За мной! — скомандовал шеф, не дав мне ничего придумать в ответ. — Тебя ждет «Золотая слеза».

Ого! Имперский корабль «Золотая слеза» Знаменит не только цветом и формой, а еще и тем, что на нем летают только представители Имперского двора.

— «Слеза»? — удивилась я.

— Да, я и сам удивлен, — произнес мой начальник. — Вчера, как только князь ушел, мне сообщили, что тебя в Университет доставит «Золотая слеза».

Из узкого полутемного коридора мы вышли на площадку, где стоял только один корабль. Солнце, отражаясь от его золотого бока, слепило, пришлось надеть солнцезащитные очки.

— Вы должны были прибыть два часа назад, — попенял нам капитан — серокожий д'жарк.

— Форс-мажор, — ответил ему шеф и указал на меня. — Вот эту молодую леди надо доставить в Университет Магии.

Капитан присвистнул то ли от восхищения, то ли от возмущения. Лично я склоняясь к первому.

— Доставлю в лучшем виде, — заявил он.

— Докладывай мне каждый день, — на прощанье произнес мой начальник.

Я сидела точно за капитаном. Д'жарх повел рукой перед собой и в воздухе появился экран, на нем высветилась симпатичная девушка-диспетчер. Д'жарх запросил у нее разрешение на вылет. Девушка улыбнулась и вылет разрешила. Корабль вздрогнул и стал подниматься.

Перед капитаном в воздухе появились сенсорные экраны, два показывали мигающую зеленую точку, а третий — удаляющееся здание Станции.

— Леди, — обратился ко мне капитан. — Активируйте защитную сферу. Синяя кнопка на подлокотнике.

Я нажала на указанную кнопку, и контур моего тела стал светиться мягким оранжевым светом.

Корабль еще не покинул пределов Земли 2, а капитан уже коснулся дисплея управления порталами. На экране вспыхнули непонятные мне значки и символы. Было видно, что корабль влетает в черную воронку. Вокруг «Слезы» появлялись и исчезали изумрудные молнии. Впереди появилось огненное кольцо портала. «Золотая слеза» влетела точно в центр кольца. Теперь на экранах постоянно мелькали разноцветные молнии.

Внезапно «Слезу» тряхнуло раз другой.

— Что-то случилось? — обеспокоилась я.

— Все в порядке, — напряженным голосом.

Капитан дергал корабль, то влево, то вправо, где его учили пилотировать?

— В нас стреляют? — догадалась я.

— Вы проницательны, леди, — с сарказмом ответил мне пилот. — Нас обстреливает одиночная «Стрела» из эвишторской пушки!

Если я правильно помню, «Стрелы» стоят на вооружении только у космофлота. Шеф начинал свою карьеру именно как пилот «Стрелы». Это он как-то рассказывал, что один выстрел из эвишторской пушки вырубает всю электронику на корабле. А это значит, что мы не сможем выйти из портала.

— Но-но, — растерянно произнесла я. — А как вы… как мы выйдем из портала?

— Не волнуйтесь, — уверенно произнес д'жарх. — Я лучший пилот этой галактики.

Корабль дернулся, экраны замигали. Надписи в сумасшедшем темпе сменяли друг друга. Еще рывок ремни безопасности лопнули. Меня швырнуло вперед на креслу пилота и резко отбросило назад.

Быстрыми отточенными движениями д'жарх переключил приборы. Экраны вновь привычно засветились.

Мне было отлично видно, как огненное пространство портала вдруг стала поглощать темнота. Она извивалась кольцами, завивалась в спирали и, как гигантский спрут, пожирала все, до чего добиралась.

— Что это? — прошептала я.

— Я впервые столкнулся с такой мощной энергией разрушения портала, — пробормотал д'жарх.

А между тем огненного пространства оставалось все меньше и меньше. «Стрела» продолжала нас обстреливать. Защитные контуры вокруг тела часто мигали и грозили вот-вот отказать. Выстрел. У корабля нет больше защиты. «Золотая слеза» сгорит в пламени собственных двигателей.

Я посмотрела на экран: между «Слезой» и обстреливающим нас кораблем внезапно появился еще один корабль. Чем-то похожий на медузу. Этот загадочный корабль полосовал «Стрелу» голубым лучом, и закручивал «Слезу» в ярко-зеленную ленты как раненого в бинты.

— Мисс, Диана, — заработало средство связи. — С вами все в порядке? Вы не ранены?

— Все в порядке, — облегченно выдохнула я.

— Нас прислал ректор Университета Магии…

* * *

Спасший меня корабль назывался «Счастье Аниры». Капитан доложил, что его отправил за мной ректор Университета Магии с приказом сопроводить на планету Магидор и высадить меня около ворот учебного заведения.

Прежде чем подойди к двум красивым девушкам, встречающих будущих студентов в воротах, я в мельчайших подробностях рассмотрела Университет Магии снаружи.

Над самим замком небо было темно-бурого цвета. Между высокими шпилями то и дело вспыхивали лиловые молнии. Узкие окна светились призрачным зеленным светом. К воротом вел каменный мост через черную речку. Из-за стены украшенной шипами. Была видна башня в виде спирали. Под самой крышей что-то вспыхивало ярким белым светом.

На воротах стояли две красивые девушки в алых платьях. Одна — блондинка вторая — брюнетка. Карета, летающий ковер, или что-то другое — все останавливалось около них. Им протягивали конверты с золотыми печатями, но они были разные: серебряные, красные, черные, синие и даже белые, блестящие.

— Здравствуйте, — я поздоровалась с девушками, и протянула им конверт.

— О! У вас золотой! — вздрогнула блондинка.

— Из золотых конвертов в этом году всего один — согласилась брюнетка. — Проходите.

И обе девушки низко мне поклонились.

Я прошла в ворота, через коридор с узкими окнами я попала во внутренний двор замка. Кареты, обогнув клумбу с розами и фонтаном, останавливались около высокого крыльца. Оно было из черно-белого мрамора. На каждой ступеньке по фонарику. Они оканчивались распустившимся цветком. Цветы испускали мягкий серебристый свет. К подножию фонарей сыпалась блестящая пыльца.

При входе в мрачный замок стояла еще одна девушка. Рядом с ней в воздухе висела планшетка. На черной поверхности экрана горят зеленым огнем различные символы.

Поступающие прикладывали руку к доске. На минуту руку поглощал зеленый огонь, а когда он потухал, на доске различным светом светились те или иные знаки.

Моя очередь подошла сразу за высокой, покрытой синей шерстью, ап-лу-зан. Ап-лу-зан положила руку на черную доску. Покрытую синей шерстью руку поглотил зеленый огонь, когда он исчез, на доске светились лиловым огнем четыре символа. Символы сверкнули, исчезая и вот на пальце ап-лу-зан появился серебряный перстень. Ап-лу-зан прошла через двери, разглядывая появившееся украшение.

Настала моя очередь. Я, прикоснулась к доске. Но вместо зеленого огня мою руку поглотил черный огонь. Жжение, я прикусила губу, чтобы не закричать. Девушка прижала руки к лицу и сквозь пальцы смотрела на черный огонь большими от страха глазами. Вечность как мне показалось, моя рука была объята черным огнем. Черный огонь застыл, а потом взорвался. В разные стороны устремились острые полупрозрачные сосульки черного цвета, заставляя всех резко пригнуться.

— Что это? — спросила я.

— Я впервые такое вижу, — шепотом сказала мне девушка. — Пр-проходите.

Вошла в замок. Холл поражает своими размерами. Пол выложен бело-голубой инхетской плиткой. На стенах бледно-сиреневые светильники.

Я нерешительно топталась у входа. Других учеников не видно, и куда идти — не понятно.

— Здравствуйте! — звонко произнесла трехрогая сиреневокожая ши-эн-та. — Вы потерялись?

— Да, и куда идти не знаю, — я развела руками.

— Какой конверт? — поинтересовалась ши-эн-та.

— Золотой, — ответила я.

— Ой, — вздрогнула ши-эн-та, но правилась с собой. — Следуйте за мной.

Вслед за ши-эн-та я пересекла холл. Попали в узкий длинный коридор, через дверь мы вышли в небольшой садик. В центре сада струиться фонтан. Он был выполнен в виде стаящей на коленях девушки, из сложенных лодочкой ладоней вытекает светящаяся голубая вода. Мы пересекли садик, поднялись на еще одно крыльцо, опять коридор и большой зал с витражами. У стен — скамейки, возле которых группками толпятся поступающие и что-то тихо обсуждают.

— Ждите, здесь, — проговорила ши-эн-та.

— Кого? — я схватила ее за рукав.

— Не кого, а чего, — разъяснила ши-эн-та. — Здесь ждут вступительного испытания. — Ждите, вас позовут.

Ши-эн-та стремительно развернулась и вышла из зала. Присев на одну из лавочек, я стала ждать.

В центре зала в воздухе вспыхивали огненными буквами чье-нибудь имя. И тот, чье имя было написано огненными буквами, вставал и выходил через двери, и больше мы его не видели. Наконец огнем вспыхнуло: «Диана Колесникова».

Глубоко вздохнув, я направилась к дверям. На вид массивные, двери легко поддались. Я оказалась в еще одном коридоре, где в конце железная решетка перегораживала выход.

— Вашу сумку, пожалуйста, — обратился ко мне змеевидный эшин. — Вы ее получите после испытания.

— А какое оно? — полюбопытствовала я, отдавая сумку.

— Для всех разное, — уклончиво ответил змей.

— Ясненько, — пробормотала я.

Решетка медленно ползла вверх. Я прошла вперед. Что такое? Я находилась на открытой площадке. Вокруг меня вздымались земляные кучи и огромные камни. А в глубоких лужах булькает черная вода. За спиной послышался тихий металлический скрежет. Обернулась. Ни замка, ни коридора с решеткой только огромный валун со скошенным к земле боком.

Иду вперед. В модных фирменных туфельках то и дело подскальзываюсь на мокрой глине, но продолжаю идти вперед, настороженно оглядываясь по сторонам. Но пока ничего не происходит.

— Эй, сыщица! — окликает кто-то меня.

Поворачиваюсь.

На одной из земляных куч стоят человек. Мужчина. На вид лет тридцать, короткие черные волосы. Одет в брюки, ослепительно белую рубашку и длинный черный пиджак.

— Кто вы? — заинтересованно спросила я.

Мужчина усмехнулся. Его черты потекли, и передо мной предстал барон Этьенн Х'шарди собственной персоной в бледно-голубом камзоле и плаще в тон, только брюки не изменились. Это и есть мое испытание? На этот раз барон не стал раскидываться фаерболами и другими магическими штучками. Он выхватил и из ножен шпагу.

Но нет. За спиной драхи в лесу что-то взревело. Барон Этьенн обернулся. Лес, как лес. Ветер запутался в ветвях деревьев. Все так же дождь барабанил по сиреневой листве.

Нужно что-то сделать, иначе барон пришпилит меня как несчастную бабочку. В лесу определенно что-то было, но оно не спешило показываться на глаза. И где же моя магия? Вот когда она пригодилась бы! Но чего — нет, того нет. Жаль. Так ничего и, не увидев в лесу, барон снова повернулся ко мне. «Нет-нет, пусть моя скромная персона вас не отвлекает, барон. Я вовсе не против, если вы считаете облака.

Ай! — нога подвернулась, и я упала в лужу, подняв тучу грязных брызг. Плащ и камзол Драхиа оказались безнадежно испорчены. Узкая шпага приближалась ко мне. Я дернулась, и шпага вместо сердца пронзила мое плечо.

Земля подо мной задрожала. С земляных горок вокруг нас сыпалась земля. Откуда-то из-под земли послышался глухой рык. Рывком Драхи вытащил из меня шпагу.

Неожиданно одна из земляных горок разлетелась в разные стороны. А в серое небо взмыла черная в белую тигриную полоску земляная акула. Жители планеты Анвири зовут ее — вирилта. Зубки этой рыбки могут вытащить чуть ли не с того света. Так же быстро, как и появилась, акула вновь скрылась в земле. Огромный плавник двигался в мою сторону, а потом ушел под землю. Послышался глухой рев. Бежать бесполезно: вирилта под землей двигается очень быстро.

Барон подпрыгнул, и за его спиной распахнулись магические полупрозрачные крылья светло-голубого цвета. А мне что делать? Я-то летать не умею! Кое-как встала одной рукой зажимаю рану, вторая висит плетью.

Я почувствовала в земле под собой слабый толчок.

Я запрыгнула на подножие ближайшего ко мне камня. Земля задрожала.

Поднимаюсь на камень, падаю, ползу, не отводя взгляда от земли. Вдруг кольцо нагрелось и стало ярко светиться. В воздухе надо мной загорается золотой круг с четырьмя ярко горящими символами. Печать висит в воздухе не больше секунды, а потом она опускаться в землю, вокруг меня и камня.

Теперь черный акулий плавник наматывает круги вокруг печати. Дождь кончился, но поднялся холодный ветер. Драхи кружит рядом. И никто не спешит ко мне на помощь. А значит с этой чертовой акулой что-то надо делать! Знать бы еще что?

К горлу подкатывает тошнота, в теле слабость. Интересно, это из-за потери крови или печати? А ведь если она до сих пор не исчезла, значит, пьет мои силы. Ведь у магов это так, а я теперь тоже маг.

Голова закружилась, я прилегла. Драхи вьется, что стервятник. Мне стало еще хуже.

И тут! О чудо! Я засветилась сиреневым светом. И чем мне становилось хуже, чем сильнее было свечение. Печать уже не блестела в толще земли, а светилась на ее поверхности. Вирилта теперь сможет проплыть под печатью, а Драхиу до меня так и не добраться. Хоть мне было плохо, а что-то заставило меня встать. Акулий плавник ушел под землю перед печатью. Расставив ноги. Я вытянула вперед слегка согнутые руки. А ведь минуту назад и пальцем пошевелить не могла! От рук к земле устремился сиреневый свет.

Толчок. И земля пошла мелкими трещинками. Секунда — и покажется вирилта.

Пасть акулы прошла в каких-то сантиметрах от моих ног, когда я поднялась в воздух. Взмах руками, и акула в воздухе. Но огромная рыбина не собирается так просто сдаваться. Вертясь из стороны в сторону, она по миллиметру приближается ко мне. У меня перед глазами заплясали черные мушки, да еще и мое свечение стало вести себя как-то странно, по телу проходили волны яркого света. Яркая волна, ничего не видно, я не произвольно развела руками…

— …Быстрее, быстрее уводите учеников! Мы должны их спасти!

— Коллхи, что там происходит?!

— Последний рубеж прорван! Они скоро будут здесь! Ваше Высочество должны уходить….

* * *

— Дорогая, дорогая, — говорит кто-то приятным женским голосом. — Ну, давай просыпайся.

И еще, чем-то отвратительно пахло. Я скривилась и чихнула. Мерзкий запах исчез. Во всем теле чувствуется слабость, а глаза я открыла далеко не с первой попытки.

Итак: лежу на мягкой кровати, укрытая цветным одеялом. Взгляд сам собой уткнулся в белый потолок. Драпри нежно персикового цвета отделяют меня от мира. Полупрозрачные ткани разлетелись в сторону, и ко мне подошла дрира — зеленную кожу украшали узоры, сделанные хной. В длиные зеленные волосы вплетены маленькие белые цветочки.

— Проснулась, наконец, — улыбнулась она темно-зелеными губами. — Ох, и горазда ты спать!

— А где я? — горло пересохло, получился еле слышный шепот.

— В Университете Магии, где же еще, — мягко улыбнулась дрира. — В больничном крыле. На-ка выпей: сразу станет легче.

Дрира поставила на прикроватную тумбочку поднос с серебряным кувшинчиком и бокалом. Сил подняться нет. И дрира меня, как маленького ребенка, поит из бокала.

— Спасибо, — прошептала я. — Как я здесь оказалась?

— Ты потеряла сознание, когда разорвала вирилту магией, — ответила дрира. — Кстати, вот, — дрира вытащила из кармана белый треугольный зуб убитой мной акулы.

Перед тем, как уйти, дрира положила зуб на тумбочку.

Но я недолго таращилась в потолок. Драпри опять разлетелись в стороны, и в маленькую комнатку вошел мужчина. Человек. Высокий. Черные длинные волосы ниже пояса. Белая рубашка слегка расстегнута, и видна толстая золотая цепь, кожаные штаны, заправлены в высокие сапоги. Темно-вишневые глаза, словно рентген, просвечивают душу.

— Диана Колесникова — проговорил мужчина. — Ох, и заставили вы меня поволноваться.

— Да? — ответила я. — А вы кто?

— Моран Тойш, — представился мужчина. Небрежный жест руки в перчатке, и за спиной ректора появилось кресло из кожи стейха. — Ректор Университета. Покажите, пожалуйста, печать.

Превозмогая слабость, я подняла правую руку. Забинтованную. Моран Тойш нетерпеливо подскочил с кресла. И сам разбинтовал мне руку. Боги! Рука распухла и была сине-красного цвета. Осторожное прикосновение причинило боль.

— Ничего страшного, — сделал попытку успокоить меня ректор.

Драпри опять разлетелись в стороны, и зашла дрира с коричневым пузырьком в руке.

— Выпей, — велел ректор. — И тебе стразу станет легче.

— Что это? — заинтересовалась я.

— Обезболивающее. Рождение печати всегда сопровождается болью, — проговорил Моран Тойш, жестом отсылая дриру.

И ректор Университета Магии снова принялся вертеть мою руку. Теперь я заметила разбухший безымянный палец, где было мое кольцо. Словно мое кольцо ушло под кожу пальца.

— Что это? — подскочила я.

— Ничего страшного, — мягко проговорил Моран, таким голосом разговаривают с душевно больными. — Просто новая Печать созревает.

Взмах рукой — и кресло исчезает: больше ректора здесь ни что не задерживает.

«Странно это все», — успела подумать я, перед тем как уснуть…

* * *

Я открыла глаза, и поняла, что отдохнула и полна энергии. На тумбочке рядом с кроватью — серебряный кувшинчик с бокалом. Налила себе прозрачной красной жидкости. М-м-м… вкусно, и я знаю, что это. Фейский нектар. Его принимают после всяких там тяжелый ранений, чтобы как можно быстрее восстановиться.

Драпри всколыхнулись, и ко мне заглянула дрира.

— О, деточка! — улыбнулась она. — Ты уже проснулась. Моран давно тебя ждет, а потом завтракать.

— А, я что, уже выздоровела? — спросила я.

— У тебя было обычное истощение сил, — проговорила дрира. — Поспеши, Моран не любит ждать. Твоя сумка в тумбочке.

— Хорошо. И спасибо, — поблагодарила я.

— Не за что, — вновь улыбнулась дрира и ушла по своим делам.

На встречу с ректором Университета, я решила одеться не слишком вызывающе. Брюки, золотистая блузка и туфельки на маленьком каблучке. Волосы просто собрала в конский хвост. Ну, все, я готова. И бинт с руки, похоже, Моран снимет. Кончик бинтика еле заметно светится розовым светом. Раздвинув драпри, я вышла в свет.

Персиковые драпри по бокам образовывают коридор, где в одном конце побеленная стена, в другом — двухстворчатая дверь с приоткрытой правой дверцей.

За дверью — просторная комната с двумя витражными окнами и столом. На столе аккуратной стопкой лежат полупрозрачные пластинки, на углу — кристалл связи. За столом, склонившись над пластинкой, сидел эшин: кончик его хвоста то и дело подрагивал.

— Здравствуйте, — обратилась я к эшину. — Вы не подскажите, как пройти к кабинету Морана Тойша?

— Диана Колесникова? — спросил эшин.

— Да, — ответила я.

Эшин достал из ящика стола что-то блестящее, и кинул прямо мне под ноги. Это что-то отскочив от мраморного пола, стало полупрозрачной птицей похожей на орла.

— Следуйте за проводником, — велел эшин.

Полупрозрачная птица летела в десяти шагах впереди меня. По дороге мне попадались учащиеся в разной цветовой форме. Была даже стайка малышей, которые раскрыв рты, слушали высокого тощего парня в красно-золотой форме. Птица-проводник привела меня к дверям из черного дерева и просто истаяла в воздухе.

Только я подняла руку, чтобы постучать, как левая дверка открылась передо мной.

— Здравствуйте, — проговорила я, переступая порог.

Кабинет Морана Тойша разделен на два этажа: на первом, собственно, кабинет, на втором — шкафы с книгами.

— Здравствуй, Диана, — из-за шкафа с книгами на втором этаже вышел Моран Тойш, На этот раз на нем были свободные белые одежды. Правая рука была в перчатке.

— Здравствуйте, — ответила я.

— Отлично, — улыбнулся он, спускаясь по узкой деревянной лесенке. — Присаживайся.

Я села в одно из двух кожаных кресла, Моран, сев за стол, сцепил руки в замок.

— Ну-с, приступим, — произнес Моран. — Диана, ваше кольцо и ваше прохождение испытания говорят об огромном и необычном потенциале, — он замолчал, ожидая, что я скажу.

— Но я удивлена не меньше вашего, — не покривила я. — Кольцо всегда было в нашей семье. А то, что у меня есть какие-то магические способности, я узнала, только когда получила конверт от вас.

— А драхи? — задал второй вопрос ректор.

— В первый раз он напал на меня по дороге на работу в компанию «Нестар», — осторожно произнесла я.

Для общественности я работаю секретаршей в небольшой торговой фирме. Моран кивнул, тем самым подтверждая, что знает о месте моей работы.

— А второй? — продолжил задавать вопросы Моран.

— В портале корабль, на котором я летела, был атакован «Стрелой». Ваш корабль прибыл очень вовремя.

— Да, мне докладывал, — рассеянно проговорил Моран.

— Простите, — я обратилась к Морану. — А как вы узнали, что, на корабль на, котором, я летела, атакован?

— Можно, я оставлю этот вопрос без ответа, — хитро улыбнулся Моран. — Дайте руку.

Я встала и протянула ему забинтованную руку. Моран осторожно стал разматывать бинтик. Ну, вот последний виток размотан.

— Надо же, — удивился Моран.

На том самом месте, где еще совсем недавно был мой перстень, теперь красовалось совсем другое кольцо. Соединенные черной вязью символов горят по кругу семь круглых камней. Красным — огонь, синим — вода, белым — воздух, простой серый камушек земля, сиреневый и два черных. Не знаю, что обозначают.

— Что это такое? — спросила я.

— С сегодняшнего дня ты переведена в особый класс, — произнес Моран, так и не ответив на мой вопрос. — И еще ты должна постоянно носить это, — из ящика стола была извлечена черная перчатка с едва заметными золотистыми чешуйками.

— З-зачем? — спросила я, глядя на перчатку.

— Подобные печати нельзя показывать открыто, — произнес Моран. — Ты никогда не задумывалась, почему император всегда в одной перчатке.

— Это…, - начала я, но Моран повел плечами, мол, понимай, как знаешь.

Моран снял свою перчатку и показал мне свою печать. В его печати в центре круга горит черным огнем крест и четыре стихии в виде знаков бесконечности.

— Вот тебе проводник, — нечто блестящее опять бросили об пол, и оно стало полупрозрачной птицей.

* * *

За птицей проводником я шла коридорами, зеркальными залами и винтовой лестницей спускаясь под замок.

Ученики из особого класса проживают где-то под землей. Птичка уверенно вела меня куда-то вперед, а вот я подумала, что стоит мне остаться одной как, я сгину в переплетении коридоров, и даже мой истлевший скелетик никто не найдет. Проводник привел меня до приоткрытых дверей и исчез.

За дверью оказалась большая гостиная. Мягкий ковер на полу глушит шаги. В камине на дровах свернулась калачиком мифическая саламандра. Друг напротив друга две двери. В мягком кресле, на диване и у книжных шкафов стояли и сидели ученики особого класса. Вместе со мной пять девушек и пять парней.

У книжного шкафа, листая книгу по демонологии, стояла ши-эн-та. В углу за круглым столиком сидела и раскладывала карты веером девушка. Человек. Еще одна девушка с короткими белоснежными волосами. Из волос на макушки выглядывают кошачьи ушки, покрытые белой шерсткой. Платье девушки так же выдержанно в белых перламутровых тонах. Сереброкожая брюнетка лийтар сидела в кресле около книжного шкафа на столике перед ней чашка золотистого чая.

Один из парней сидел в кресле так глубоко, что были видны только черные брюки. Другой сидел на диване и цедил белое вино из узкого бокала. Человек. Волосы пшеничного цвета, а серая одежда типична для жителей планеты Сертиа. Ящер с планеты Эззела за еще одним столиком читал книгу, время от времени он начинал шевелить губами. Так же был ящер-полукровка, он стоял, облокотившись о стену около камина, и пытался прожечь взглядом дырку в чистокровном ящере. А чистокровному было плевать на взгляды полукровки, он весь был в книге.

Вообще странно, что в Университет Магии приняли ящера. Чешуйчатая раса первой встретила человечество, когда оно вышло на просторы галактики. Ящеры быстро распробовали человечинку, и тогда началась долгая и затяжная война. И только триста лет назад ящеры признали себя побежденными. И по сей день остается загадкой, почему ящеры признали себя побежденными. Юнтел увлекается историей Земли, но он ничего путного по этому поводу не нашел. Шеф так же разводит руками, в свое время и его это очень интересовало но, даже став генералом, он так ничего и не узнал. Вот уже триста лет люди и ящеры друзья и союзники, а система Шессатра лет сто как входит в состав Империи Открытых Миров. Но по империи не первый год ходят слухи, что ящерки продолжают баловаться человеченкой. А в Университете я видела достаточно людей, в том числе и детей. Полукровок чистокровные считают низшими существами.

А вот последний пятый парень меня удивил. Это был молодой дроуд! Какое совпадение!

— Здравствуйте, — проговорила женщина, в больших зеленных очках отодвигая меня от двери. — Так вижу, что все собрались. Отлично. Приступим. Для начала давайте познакомимся. Меня зовут Энион Арви, я ваш куратор. А теперь я называю ваши имена, вы отзываетесь и показываете Печать. Всем все ясно? Тогда начнем. Мириэль Отара?

— Я, — отозвалась девушка, Мириэль сняла перчатку из плотной ткани украшенную белыми кружевами. И на ее руке кольцо-печать, на нем бирюзовым огнем горели шесть молний.

— Хорошо, — проговорила Энион Арви. — Алентин фон Даэтар?

— Я здесь, — из кресла поднялся драхи.

Волосы длинные, как у Морана. Глаза темно-вишневые, рубашка кровавого цвета, черный камзол и брюки. Драхи снял перчатку с обрезанными пальцами и продемонстрировал всем свое кольцо-печать — пять восьмиконечных звезд расположенных по кругу горели темно-бордовым огнем.

— Очень хорошо, — довольно проговорила Энион. — Ктиша Льеонши?

— Я, — произнесла ши-эн-та мягким голосом. Ее перчатка молочного цвета застегивается на запястье, оставляя открытой ладонь, и, как у Драхи, с обрезанными пальцами.

Ши-эн-та расстегнула застежку и показала Печать. Узор на кольце бледно-сиреневые линии пентаграммы, а внутри углов горят зеленым огнем листья винограда.

— Мило, очень мило, — произнесла Энион. — Кора дель Сиора?

— Я здесь, — отозвалась брюнетка с серебряной кожей в пышном темно-синем платье. Она сняла черную кружевную перчатку. В центре ее кольца маленькое черное зеркальце и четыре золотых треугольника.

— М-м-м…хорошо, — кивнула Энион. — Цеш С'севиш?

— Я, — откликнулся ящер-полукровка.

Он снял перчатку с шипами на костяшках. На его кольце: по кругу белый череп, серый камушек, зеленый лист винограда и красный полумесяц.

— Прекрасно, — восхитилась куратор. — Диана Колесникова?

— Это я, — тут же отозвалась я. Сняла печатку подаренную ректором и показала Печать.

Драхи и так бледный побледнел еще больше. Белая девушка прижала кошачьи ушки и зашипела на меня. Полуящер смотрел на меня, так же как и на чистокровного минуту назад. Ктиша шарахнулась от меня в сторону и перед собой выставила магический щит, будто я сейчас на нее нападу. Рука сертианца дернулась к поясу в поисках бластера. Дроуд выставил перед собой да'ор — боевой шест традиционные оружие дроудов. Кольцо Коры сверкнуло ослепительной белой вспышкой, и девушка стала полупрозрачной. Вокруг Мириэль стали летать бесцветные знаки и символы. А у Энион Арви мелко-мелко задрожали руки. И только чистокровный ящер остался спокоен, он даже не оторвался от книги.

— Что? — я развела руками. — Что с вами?

— Ничего, — ответила мне Энион. — Ну-ка все успокоились! Ничего серьезного не произошло. Продолжим. Мей Ли?

— Я, — не отрывая от меня взгляда, произнесла беловолосая.

Ее зрачки медленно сужались, вновь становясь черными щелочками. Губки, накрашенные белой перламутровой помадой, кривятся, но она сняла бежевую перчатку (длинные пальчики оканчивались белыми коготками). Семь горящих белым огнем хризантем украшали ее кольцо.

— Хорошо, — кивнула Энион, бросив на меня подозрительный взгляд. — Такмар Аншег?

— Я, — откликнулся дроуд. Он снял перчатку коричневого цвета как его шерсть на ногах. Узор на его кольце — это горящие, синим огнем четыре трехконечных звезды.

— Хорошо, — заключила Энион. — Триктар Шелсеон? Все посмотрели на ящера. А ящер все еще пребывал в книге и не реагировал на внешний мир.

— Триктар Шелсеон? — Энион повторила попытку, подойдя вплотную к ящеру.

— Что? — наконец-то оторвался от книги ящер. — Да, да это я Триктар Шелсеон!

Энион стояла слишком близко и ноздри ящера затрепетали, вдыхая запах человека.

— Печать, — строго сказала Энион Арви.

Черно-белая перчатка из кожи вирилты. На печати красная пентаграмма и пять золотых полумесяца пронзенных стрелой.

— Вот как, — проговорила куратор. — Вот мы и познакомились. Собираемся утром в 06.00 в этой гостиной. Спальни юношей с левой стороны, девушек с правой. В своих спальных вы найдете форму Университета. Все спасибо можете расходиться по комнатам.

Энион Арви подошла к двери и провела по ней рукой в перчатке. Там где она только что провела, появился листок бумаги с расписанием уроков.

За правой дверью скрывался не большой коридорчик так перемычка. И опять общая гостиная, куда выходят пять дверей. На полу темно-синий ковер, камин не горел, но дрова в нем стоят шалашиком. Я выбрала третью дверь от камина и вошла в комнату.

Большое окно зашторено светло-голубыми шторами, отчего становится холоднее. В углу двуспальная кровать с горой подушек самых разных размеров. Напротив кровати стол и в качестве настольной лампы светящийся цветок с планеты Алоу. Между кроватью и шкафом зеркало в человеческий рост, на полу коричневый ковер с белыми цветами.

На спинке кровати висело строгое черное платье. С вышитой золотыми нитями эмблемой Университета магии.

* * *

В бешеном темпе прошла первая учебная неделя. Вставать приходилось в 6.00, а ложиться 00.00. Остальные из моей группы меня сторонились, а иногда и вовсе смотрели как на прокаженную.

Оказывается печать это не только проявление твоей магии это еще и «дыхание» чего-то там (объясняли много-много, но поняла, что это что-то очень сложное набрала кучу книг в библиотеке сижу, вникаю). Не знаю как на вступительных испытаниях (дуракам, как известно, везет!) я пробудила свою печать, но на уроках у преподавателя Урфина Лиэва, я училась именно «пробуждать» печать.

Так же я узнала, что во всех пяти закрытых высших магических заведений обучаются все те, кто приближен к императорскому дворцу. Оказывается мой шеф учился в «Академии Трех Теней» далеко не все военные ее заканчивают. Так же я узнала, про ночную плакальщицу, а точнее как попасть в сад Университета Магии.

Помимо основных занятий занятия в саду будут только у тех, кто владеет силой земли. Это я, Ктиша и полуящер Цеш. И занятия в саду будет вести сам Моран Тойш. И так первого занятия я ждала с нетерпением и дождалась.

— Так, — произнесла Энион. — Диана, Цеш и Ктиша за мной остальные на урок к Зайрану Дэлай на защитную магию.

Энион Арви вывела нас на верхние этажи, где учились так сказать «обычные» ученики. Залы, лестницы, переходы и мы вышли к садику с фонтаном. Но у фонтана мы не задержались. От фонтана вглубь сада уходила тропинка. И чем дальше мы шли по тропке, тем больше становились растения. Вот впереди показалась увитая плющом ограда.

Энион провела рукой перед собой. Плющ стал двигаться, как змея отползая в сторону, калитка открылась перед нами. Вот теперь стало понятно, что там, около фонтана это не сад, а так красивая клумба.

А каких только растений здесь не было. Линфирия с розовыми цветами в рост человека и синими жалящимися листьями. Какие-то сухие веточки с желтыми листьями. А вот клумба с горячо любимыми нашей секретаршей Вигой финиарой с самой разной расцветки. Деревья в высоту с пятилетнего ребенка с черными бархатными листьями и похожими на груши плодами. А были еще такие растения под листьями, которых можно прятаться и каждое из них может быть ночной плакальщицей! Просто колоссальный объем работ!

Тропинка сделала круг вокруг белоснежной беседки.

— Студенты, — проговорила Энион. — Ждите здесь Моран сейчас подойдет.

Она развернулась, и ушла.

Ждать нам пришлось недолго.

Моран появился из-за угла, где рос густой куст с мелкими белыми цветочками.

— Добрый день, — поздоровался он с нами. — Сегодня я буду учить вас, как защищаться при помощи печати.

— Добрый день, — отозвались мы.

Вслед за Мораном мы еще больше углубились в сад. Остановились мы около густого куста с узкими продолговатыми листочками. Это с одной стороны, а с другой под открытым пространством рос какой-то цветок. Длинные узкие листья лежат на земле, а из центра к небу тянется невзрачный коричневый бутон.

— Моран Тойш, можно вопрос? — самым невинным видом спросила я.

— Конечно, Диана, — ответил Моран.

— А что это за цветок? — спросила я, указав на невзрачный бутон. С чего-то же надо начинать поиски.

Сладкий голосок и нежная улыбка сделали свое дело. Моран соловьем стал заливаться об интересующем меня цветке:

— О! Это гордость Университета! Ночная плакальщица!

«Вот это невзрачное нечто и есть то, что мне нужно?», — мысленно удивилась я.

— … в закрытом виде, — продолжал вещать Моран. — Цветок немножко невзрачен, но он преображается распускаясь. Лепестки ночной плакальщицы это сильнейшие противоядие от проклятий. Эти лепестки очень нежные, поэтому леди Мелина Ральда готовит свои зелья около цветка ведь десять минут и лепестки засыхают. Да вы сами сможете увидеть леди Мелину за работой. Полнолуние как раз через неделю. Вы сможете…

— Вы же хотели рассказать, как защищаться, — влез в монолог Тойна полуящер, недовольно глянув на меня.

Я обворожительно улыбнулась ему.

— Это целхея, — Моран указал на куст. — Хищное растение с планеты Рандарра. Своими листьями она ощущает живые организмы и если кто-то оказывается в досягаемости ее ветвей, хватает и поглощает. Яд ее парализует, а место ожога мгновенно опухает. Сегодня мы будем ставить защитные печати от целхеи. Все смотрим на меня. Печать ставиться очень просто из перстней вытягиваете немножко магии и оформляете ее в заклинание «Тиокти кхарха». Вокруг вас появиться защитная печать. Сначала я показываю, потом вы повторяете, — Моран встал напротив куста с узкими листочками. — Не забывайте призывать можно только магию земли. И перчатки не снимать!

— Как не снимать?! — ахнула Ктиша.

— Понимаю трудно, но будем учиться, — ответил Моран. — А теперь все смотрим на меня.

Взмах рукой, и длинные ветви куста пришли в движение. Под узкими листочками обнаружились длинные шипы. Ветки неслись к Морану. Но в метре от него на земле вспыхнула белым светом печать и ветви наткнулись на невидимую преграду. Куст раз за разом хлестал ветвями о невидимую преграду и от каждого удара в разные стороны как змейки расползались лиловые молнии. Еще взмах и куст замер.

— Вы должны, поставить печать вокруг себя, — продолжил занятие Моран. — Для этого нужно сосредоточиться и «позвать» магию земли. Цеш, ты первый.

— Да, — откликнулся полукровка.

Полуящер встал напротив куста, но в отличие от Морана, левую ногу слегка отставил назад для большей устойчивости.

— Готов? — спросил у него Моран.

— Да, — кивнул Цеш.

Он держал руки полусогнутыми на уровне груди.

Взмах и в куст полетела маленькая сосулька. Моран шустро отскочил, и куст выместил свою ярость на полуящере. Пять попыток. У Цеша разбухла левая щека, правая штанина порвана и из раны сочиться кровь.

— Хорошо, — проговорил Моран. Он поставил печать и ветви, наткнувшись на невидимую преграду, успокоились. — С первой попытки ни у кого не получается но зато это прекрасная возможность попрактиковаться в лечебной магии. Цеш «обратись» к земле: «элейта нионей» и ставь печать. Можешь снять перчатку.

Угу, легко сказать Руки-то у полуящера распухли и перчатка с трудом снимается. Цеш снял перчатку и отбросил ее в сторону. Губы шевелились, повторяя: «элейта нионей» раз за разом. Серый камешек на кольце Цеша вспыхнул и вокруг него, появилась блестящая коричневая печать. Печать пропала. Цеш подобрал перчатку и сел под тень разлапистого цветка.

— Диана, теперь ты, — обратился ко мне Моран. Я встала на тоже место, что и Цеш. — Готова?

— Да, — ответила я.

Опять сосулька в куст.

Ветви уже летели ко мне секунда, и я скажу: «Тиокти кхарха» и призову землю. Кончики пальцев покалывает печать вот-вот появиться. Но на призыв приходит нечто. Я чувствую свободу и огромное пространство вокруг себя. Россыпь разноцветных огоньков и от каждого одновременно исходит тепло и холод. И совсем другие слова рвутся наружу. Повинуясь этому странному наваждению, я прошептала: «Луоон ше азвали».

Открываю глаза, ветки куста бьются о невидимую преграду. Удар и в разные стороны расползается черная клякса. А на земле печать черная матовая в кружках не понятные знаки. Но это еще не все прямо за моей спиной пространство почернело, и был виден совсем другой пейзаж. Кусок космического пространства с яркими точками вдалеке.

— Хор-рошо, — натянуто улыбнулся Моран. — Пять. Убери это.

Я в растерянности уставилась на дырку в пространстве.

— Я не знаю, — тихо прошептала я.

Ктиша раздраженно хмыкнула, но от комментариев воздержалась.

— Но убрать это, — Моран посмотрел на черное пространство. — Можешь только ты.

— Хорошо я попробую, — не уверенно проговорила я.

Сосредоточиться. Из дыры в пространстве волнами исходить обжигающая сила и еле слышная мелодия. «Олиаарра темра рамира» пришли слова.

— Олиаарра темра рамира, — прошептала я.

Из дыры на меня дыхнуло жаром. И дыра в пространстве затянулась.

— Ктиша, — Моран продолжил занятие.

Куст успокоился, и печать пропала сама.

Ши-эн-та не довольно на меня глянула, но промолчала.

У Ктиши печать земли хоть и получилась, но постоянно мигала и жалящие ветки иногда ее касались. Исцелилась она при помощи печати Земли.

— Отлично молодцы, — Моран выставил нам оценки.

Урок в саду окончен, и мы вернулись обратно в замок. Когда мы вошли в общую гостиную, загорелся яркий магический свет и мы, увидели что и остальные из нашей группы так же измотаны.

— Что случилось? — обеспокоилась я.

— Дэлай со своими печатями Огня выжал нас до капли, — недовольно морщилась Мей.

Ктиша добрая душа попыталась поделиться с Мей хоть каплей энергии. Не задумываясь, что делаю, я произнесла «Илегион дириат». Тут же в воздухе вспыхнула яркая сиреневая печать и, увеличившись до размеров комнаты, она пропала.

— Ну, и зачем ты это сделала? — поинтересовался у меня Алентин.

А, правда, зачем? А главное почему? После того понятного знакомства неделю назад все общение со мной было на занятиях когда преподаватели ставили кого-нибудь со мной в пару. Меня же такое положение дел вполне устраивало. И тут ни с того ни с чего я восстанавливаю силы всех группе и при этом ничего не чувствую будто и не ставила никакой печати.

— Не знаю, — так и не придумав, что сказать честно ответила я.

Странные они какие-то, я спрашивала Энион нашу кураторшу так она говорит, что они относятся ко мне так из-за печати. Монстром же я из-за нее не стала?

Войдя в комнату, я увидела, что кристалл связи на столе не прерывно мигает красным светом. Кто же это так жаждет со мной пообщаться? Села за стол сжала кристалл в ладонях и зажмурилась. Перед мысленным взором появился Юнтел. На правой щеке три царапины как от когтей руки дрожат.

— Что с тобой? — взволновалась я.

— А! — отмахнулся напарник. — Не бери в голову.

— Как продвигается расследование? — поинтересовалась я.

— Да! Какое там! — возмутился Юнтел. — Принцесса лежит, не вставая и с каждым днем ей все хуже и хуже. Мое расследование зашло в тупик чужих к принцессе просто не допускают, а свои ее не проклинали. Я проверял несколько раз. А как дела у тебя?

— Через неделю полнолуние, цветок расцветет, но есть одна проблемка, — ответила я.

— И какая же? — поинтересовался напарник.

— Лепестки долго не хранятся, десять минут, и они засыхают, да еще в саду в ночь цветения будет как минимум один посторонний, — поделилась я информацией. — Еще вместе со мной учиться дроуд.

— Ничего себе! — присвистнул напарник. — Ну, теперь понятно, почему Университет отказал кроулянцам.

— А вот и нет, — не согласилась я с ним. — Все еще больше запуталось. Нам-то князь щедро заплатил, думаешь, Университету бы пожадничал? Да, и кто бы отказался заполучить в должники королевскую семью. Если не ошибаюсь, их семья пятая в списке претендентов на трон Империи?

— Но тогда…, - пробормотал Юнтел.

— Вот-вот, — согласилась я с ним. — И заказчика ты тоже не нашел?

— Ага, — грустно вздохнул.

В свое время он окончил Академию Моря на своей родной планете, потом были: Колдовская Академия, Институт Волшебных созданий, Школа Знахарей и Травников, Академия Черных и Белых сил и венчает этот список степень магистра в Университете Волшебства и Колдовства на планете Гиланк. И то что он не может засечь заказчика и того кто проклял принцессу является вызовом как его знаниям так и его способностям.

— Так ладно мне нужно готовиться к завтрашним занятиям, если что новое узнаю, непременно сообщу, — произнесла я.

— Давай, — признал напарник.

Мы одновременно отключились.

Ко мне кто-то стучался. Открыла дверь. Это был Алентин. Совершенно на себя не похож, переминается с ноги на ногу и на меня не смотрит.

— Что-то нужно? — вежливо спрашиваю я.

— Да, — ответил он и посмотрел на меня. — Извини.

— Мне вот интересно, — я улыбнулась улыбкой победительницы. — Почему вы ко мне так относитесь?

— Прочти, узнаешь, — проронил он и передал мне книгу. Простая кожаная обложка без надписей.

Алентин развернулся и ушел.

Заинтригованная я села на кровать и открыла книгу где-то на середине.

…И не было ничего могущественнее их. И поделилась они своей силой с младшей расой нархим, выбрав самых достойных из всего народа. И изменила чужая магия нархимов. Так появились Стражи…

Колокол на Звездной башне прозвонил три раза. Как не интересно мне было дочитать книгу, а пришлось ее отложить. День был насыщен событиями и поэтому я быстро уснула.

А снилось мне, что я в открытом космосе. Где-то между Землей и Луной в пижаме светло-сиреневого цвета с белыми котятами. Оглянулась по сторонам вдали разноцветные точки. Да земля божественна прекрасна.

— Здравствуй, — произнес приятный женский голос.

— Здравствуйте, — откликнулась я. — Кто вы?

В нескольких метрах от меня появилась женщина. Длинные прямые волосы сливались с темнотой вокруг. На незнакомке платье, подчеркивающее идеальную фигуру. На плечах меховое манто. А вот глаза холодные, чужие — черные без радужки и белка. Не человеческие глаза. Белая кожа. Пухлые губы накрашены ярко-красной помадой.

— Ну, здравствуй дочь Ваэншан, — произнесла женщина.

— Мои родители Елена Николаевна и Владимир Петрович Колесниковы, — ответила я.

— Это приемные родители, — скупо улыбнулась незнакомка. — Твоя мать из рода Ваэншан, как ее мать, и ее… все вы потомки Лирфин Ваэншан. Девять тысяч лет назад они были родом из Первой Империи.

— Нет! Какие приемные родители?! Империя Открытых Миров была основана три тысячи лет назад! — вспомнила я.

— Нет, — снисходительно улыбнулась женщина. — История Первой Империи так ужасна что любое упоминание о ней карается смертной казнью.

— Ты должна принять наследство Лирфин Ваэншан Империя нуждается в Страже, — неожиданно произнесла незнакомка.

— Смертной казнью, — пораженно прошептала я.

Смертная казнь через отрубание головы на главной площади. Применяется только за ужасные преступления. Это позор на всю семью.

— Твоя печать, — произнесла женщина. — Диана Колесникова готова ли ты принять наследство Лирфин Ваэншан? И стать Стражем?

Колокол в Звездной Башне казалось, прозвонил над самым ухом. Я проснулась. Скривилась от громкого звона. В голове еще звучали слова женщины, и я не могла понять, что это было: сон или явь?

Боги, я опаздываю!

Быстро умылась и надела платье, и поспешила в общую гостиную на завтрак. Энион Арви еще в первые минуты нашего знакомства дала понять, что опоздавших на завтрак никто ждать не будет. И опоздавший пойдет на Основы Огненной Магии голодный.

— Я не опоздала? — первое, что спросила я, когда переступила порог общей гостиной.

— Нет-нет, — ответила мне Энион. — Ты как раз вовремя. С сегодняшнего дня первым занятием у вас будет Основы Темной магии.

— Как? — зароптали мы.

Основы и все что связанно с черной магией мы будем проходить только со следующего семестра.

— Распоряжение ректора, — отчеканила Энион, чтобы мы от нее отстали.

Шепотки все-таки были, но теперь к Энион никто не лез с расспросами. После завтрака мы покинули общую гостиную и вслед за куратором прошли в левый коридор от дверей, прошли его до конца, спустились по винтовой лестнице и опять коридор. На стенах бронзовые львы в распахнутых пастях горит бордовый огонь. В конце коридора двери металлические со светящимися знаками. По обе стороны от двери каменные львы.

Энион с усилием потянула на себя правую дверь. Дверь бесшумно открылась. Ого! Толщина двери не меньше тридцати сантиметров.

— Ну чего встали? — сварливо поинтересовалась Энион.

Мы шустро проскочили мимо нее. Понять, что это просторный зал можно было только по эху наших шагов. Сам же зал полностью погружен во мрак. Энион закрыла за Ктишей дверь и вокруг нас воцарилась темнота. Но мы недолго стояли в темноте. В нескольких метрах от нас тусклым светом загорелась пентаграмма.

— Здравствуйте, — из темноты к свету пентаграммы вышел фарот — почти похожий на человека только очень загорелый и со светящимися желтыми прожилками по всему телу. — Меня зовут Чезар Ксавер. Я буду вести Основы темной магии и сход во тьму. Прошу всех занять свои места.

Пентаграмма засветилась чуть сильнее и стали видны по кругу расставленные кресла, в высокие спинки вставлены драгоценные камни.

— Располагайтесь кому, какой Трон больше нравиться, — прошелестел мягкий голос фарота.

Может, другие блондинки и любят брильянты, я же обожаю рубины, поэтому сразу направилась к трону с рубиновым камнем. Алентин предпочел трон с сапфиром. Мей осталась верна белому цвету и выбрала трон с брильянтом. Цеш хоть и полуящер, а выбрал трон с изумрудом. Мириэль выбрала черный горный хрусталь. Ктиша — трон с темно-вишневым топазом. Кора тоже топаз только желтый. Чистокровному ящеру понравился трон с двухцветным камнем: черным и красным. Талиану приглянулся трон с янтарем. Дроуд, как и Алентин выбрал сапфир.

— Все сели? — спросил у нас фарот, он дождался, когда мы кивнем и продолжил. — Изучение основ темной магии не возможно без «Схода во Тьму» и тогда вы будите знать, есть ли в вас темное дыхание. Те из вас кто не обнаружит, в себе тьму будут просто учиться распознавать тьму. Итак, все поняли?

— Да, — ответили мы.

А у меня из головы не шел странный сон и слова таинственной женщины: «Диана Колесникова готова ли ты принять наследство Лирфин Ваэншан? И стать Стражем империи?»

От раздумий меня отвлек фарот, он встал центр пентаграммы, поднял над головой руки. Губы что-то шептали, свет пентаграммы становился все бледнее и бледнее, и вот она погасла, погрузив зал в темноту. Мы сидели в полной темноте, а фарота видели только по светящимся прожилкам.

Вдруг в руках фарота заплясало белое пламя. Чезар Ксавер одним быстрым движением опустил руки, и белое пламя побежало к нам по линиям пентаграммы.

Меня словно прибрежной волной накрыло белым пламенем. Я зажмурилась, а когда открыла глаза вокруг, меня было темно, и только рубин светился тусклым красным светом, давая возможность хоть что-то рассмотреть.

— Ты уже приняла решение? — спросила незнакомка из сна.

Только что ведь ее не было!

Моргнула, и вот она расположилась на троне, закинув ногу на ногу. И в это раз она выглядела великолепно. Платье цвета крови каждой складочкой подчеркивает роскошную фигуру. Волосы на это раз убраны в сложную прическу украшенную цветами из драгоценных камней. Плечи ласкает черно-серебристый мех дриалла.

— Еще нет осторожно, — ответила я.

— Вот как? — вздернула идеальную бровку незнакомка. — Многие века наследство Лирфин «спало» в твоем роде, но в тебе оно «пробудилось», а это значит, что-то должно произойти, и у тебя мало времени.

— Сколько? — спросила я, правильно истолковав ее рассуждение.

— В это полнолуние ты должна дать ответ, — ответила незнакомка.

— Но…, - вспыхнула я. — Цветок распустится именно в полнолуние!

— У тебя будет насыщенная ночь, — проговорила незнакомка. — До встречи, наследница.

Незнакомка на троне медленно стала исчезать.

— Постойте! — вскричала я. — А что будет, если я откажусь от наследства?!

Но незнакомка не пожелала отвечать на мой вопрос. Она исчезла, а на троне вместо нее появилась черная клякса. Клякса вытянулась став похожей на человека и прыгнула на меня…

— Диана, — мне отвесили звонкую пощечину и пшикнули водой. — Диана, с вами все в порядке?

Я закашлялась, меня тут же перевернули на бок. Глаза слезились кое-как, их протерла и смогла сносно видеть. Я лежу на полу, а за плечи меня держит фарот.

— Вот выпей сразу станет легче, — в руке фарота появился запотевший стакан апельсинового сока. — Пей, пей сейчас для тебя это самое то.

Чезар Ксавер помог мне подняться и есть на трон. А потом стал приводить остальных в чувство. У Мей из носа текла белая, как молоко, кровь. Черная рубашка Алентина, разодранная в лоскутки, алые полупрозрачные крылья парусами раскинулись вокруг тела. Чезар и ему дал стакан соком. Алентин отпивая сок маленькими глотками сел на трон.

Мы все бледные с трясущимися руками сидели на выбранных тронах, и каждый попивал свой сок (кроме Мей она пила молоко). Света пентаграммы хватает, чтобы видеть друг друга и преподавателя.

— Очень хорошо, — проговорил Чезар, сейчас он походил на добравшегося до сметаны кота. — Давненько в меня не было класса, где всех затронуло дыхание тьмы! Сейчас скажу ваше посвящение1, и приступим к Закону Темных Сил. Алентин — дышащий с тьмой2, Мириэль — малефик, Талиан — некромант, Кора — Несущая Чуму3, Ктиша — Заклинательница духов, Цеш — чернокнижник, если и дальше будешь, дальше развивать свои способности станешь хорошим Мастером. Такмар — несущий чуму. Мей — ты и во тьме осталась верна белому цвету. Ты Снежная Дева. Ну и ты Триктар — Пожиратель душ. А теперь перейдем к Законам…

— Учитель, — обратилась я к Чезару когда все покинули темный зал. — Вы не назвали мое посвящение.

Чезар Ксавер посмотрел на слегка потухшую пентаграмму. И только после этого ответил старательно подбирая каждое слово:

— Вы, Диана меня очень удивили, даже поразили. Мое посвящение «Владыка Тьмы» ваше же выходит на эти рамки.

— Как?! — ахнула я.

«Владыка Тьмы» — в черной магии нет ничего могущественнее их. Сразится с «Владыкой», может только другой «Владыка».

Видя мое ошарашенное лицо, учитель произнес:

— Идите, Диана следующее занятие у вас призыв огненной магии.

В общую гостиную, я вернулась сбитая с толку и совершенно без сил, а ведь следующие занятие призыв огненной магии. А сил почти нет еле-еле на фаербол, наскребу…

* * *

Колокол в Звездной башне прозвонил ровно три раза. С губ змеиным шипением слетали слова «благодарности» за подобную побудку. Злая от постоянного недосыпа я пошла умываться.

Моран за хорошее поведение и успехи в учебе поощряет маленькими призами. И мне тоже кое-что перепало за две учебные недели. На столе — лежит новенькая планшетка над столом светится голограмма популярной группы «Girl Next», заводной хит «Зачарованная» быстро поднял настроение. Пока одевалась, убрала голограмму музыкальной группы и прострела расписание занятий:

1. Основы темной магии.

2. Огонь

3. Вода.

4. Земля.

5. Воздух.

Сегодня ж полнолуние! Надо срочно связаться с Юнтелом! Но где он пропадает? Почему не отвечает?! Нет времени ждать, опаздываю.

— Опаздываете, — как произнес фарот, как только я вбежала в зал с пентаграммой.

— Извините, — пролепетала я, сделав глаза провинившегося ребенка.

— Смею надеяться, — сдержано произнес фарот. — Садитесь.

Я поспешила занять трон с рубином.

— И так притупим сегодня у нас создание темных фаерболов…

У меня фаерболы получилась только из сиреневого огня. У остальных получались самые простые фаерболы из самого простого огня. Отличился только, Алентин у него они были из бордового огня так еще и болевые, мы это поняли, только когда Кора выгнулась дугой с диким криком.

И дроуд как — то странно коситься…

После темной магии настала очередь огненной магии. Дэлай узнал, что мы только что создавали фаерболы, заставил нас ставить атакующие печати. Эти печати хоть и были в диаметре сантиметров десять, а силы брали как километровые…

Почти без сил я, Ктиша и дроуд пошли заниматься в сад. Кстати я, только, теперь, я узнала, что это за фонтан. За хорошее поведение Моран разрешал набрать в кувшинчик светящийся голубой воды. В воде была очень большая концентрация магии вот она-то и делала воду голубой и светящейся. Глоток такой воды полностью восстанавливает силы. А мы трое так торопились на занятие к Морану, что не успели зайти в свои комнаты (на занятия запрещено брать кувшинчик с волшебной водой) и пополнить силы.

Мы ждали Морана как всегда у фонтана. Но без разрешения Морана брать воды нельзя. На звездной башне трижды прозвонил колокол, а Морана все нет. А раньше он никогда не опаздывал. В Университете установилась тишина, прерываемая размеренными голосами преподавателей и ответами учеников.

— Может, сходить к нему? — предложила Ктиша.

— Да, давайте сходим, — поддержал ее дроуд.

Мы пошли к Морану в кабинет. Но только стоило нам завернуть в зал Огня, как Такмар шмыгнул за статую Тиона Фонса. Интересно. Пришлось чуть приотстать и так же спрятаться за статую магиссы Лианэ Санти. Крылья и платье магиссы прекрасно скрывали меня от дроуда.

Выждав какое-то время пока звонкие шаги Ктиши окончательно не затихнут. Такмар покинул свое убежище. Вот когда проклянешь каблуки, цоканье каблучков разлетится по всем залам, пришлось разуться. Так с туфлями в руках и прижимаясь к стенкам, я следовала за дроудом. А шел он в сад и, кажется, я знаю куда дальше, он пойдет.

Около калитки дроуд замешкался, огляделся по сторонам приложил ладонь к ограде, плющ пришел в движение и калитка распахнулась перед дроудом. Но ведь в эту часть сада могут входить только преподаватели. Что-то здесь не чисто. Еще раз, оглянувшись, Такмар проскользнул в сад. Надеюсь Моран, не будет сильно сердиться, если я сделаю глоток воды? Быстро зачерпнула воды и поспешила за дроудом. Калитка была закрыта, но это не проблема.

Тропинка здесь одна потерять дроуда сложно только смотри себе под ноги, а то вдруг Такмар решит сойти с тропки. От беседки следы вели дальше. Поворот. Я быстро спряталась за пышные кусты с сине-белыми листочками. А прятаться было от чего. В нескольких метрах от меня около не распустившего цветка ночной плакальщицы стоял дроуд и барон Этьенн Х'шарди.

— Она догадалась? — надменно спросил драхи.

Не успел отзвучать его вопрос, как зазвонили колокола на всех башнях замка.

— Спохватились! — хихикнул Такмар.

— Ты не ерничай! — остудил барон дроуда. — Теперь нам надо быть очень осторожными. Сейчас пойдешь и не вызывая подозрений будешь вместе со всеми искать Морана. Ближе к полуночи приведешь ее к цветку. Все понял?

— Понял, понял, — не довольно скривился Такмар. — А цветочек бы лучше уничтожить сейчас.

— Знаю, — согласился с ним барон. — Но приказ есть приказ. Цветок не трогать и в полночь привезти ее. Если бы не это давно бы попробовал ее на вкус.

Я сжала кулаки. Интересно, кто ему отдает приказы? Все серьезнее, чем я думала.

— Уходи, — отдал приказ драхи. — Тебя не должны заподозрить.

Как же, Ктише не покажется странным, что два ее одногруппника по дороге к ректору куда-то потерялись?

Барон подпрыгнул, и за его спиной раскрылись два магических крыла. Взмах и дроуда отдает поток воздуха, а сам Драхи взмыл очень высоко. Постояв какое-то время, дроуд пошел обратно в замок. А мне что делать? Нужно привезти сюда принцессу — это жизненно необходимо для нее. Потеряем доверие клиентов и император быстро расформирует нас. Загонит куда-нибудь на окраину вселенной. Но пока меня не будет — цветок могут уничтожить!

— Подслушиваешь, — прошипел кто-то за спиной.

Я мигом развернулась, собрав в руку атакующее заклинание. Но это оказался Триктар! Что здесь нужно ящеру?!

— Что тебе здесь нужно? — напрямую спросила я. Настала пора действовать решительно.

— Не только у тебя есть тайны, — ответил ящер, оскалив зубастый рот.

— От сохранения моей тайны зависит жизнь важной особы, — проговорила я.

— Спаси принцессу, — произнес ящер.

— А тебе от этого, какая выгода? — подозрительно прищурилась я.

— Мне нужно знать, кто отдает приказы барону, — ответил Триктар.

— Мне нужен корабль, — сказала я. — Очень быстрый.

— Возьми мой, — Триктар передал мне черную карточку — ключ от его корабля.

— Спасибо, я быстро, — поблагодарила я.

Больше ничего не говоря, я побежала к космопорту около Университета.

Движения выдавали в ящере аристократа, а вот корабль у него просто даже не относящийся к системе Шессатра. А ладно может это даже к лучшему неизвестно как кроулянцы отнесутся к кораблю ящериц.

Приложила карточку к специальной выемке на уровне груди. Опустился трап, и я шмыгнула внутрь корабля. Сколько же здесь всего!

— Расслабься, Дианочка управлять кораблем не сложнее, чем летать на шэкхи, по крайне мере так утверждает шеф, — приободрила я саму себя.

Управление корабля осуществлялось с металлической платформы зеленого цвета. Как только я встала в центр зеленого круга, как вокруг меня появились полупрозрачные нити. Эти нити прилипли к вискам и к запястьям. Стоило лишь подумать, как заработали двигатели корабля.

— Борт номер один, мы не давали, вам разрешение на взлет. Повторяю борт номер один, мы не давали, вам разрешение на взлет. Ответьте…, - перед глазами появился экран на нем чернокожий тархар — диспетчер пытался связаться со мной.

Нет, лучше не отвечать. «Драхи» наверняка следит за космопортом. Хотя и не ответивший корабль может привлечь его внимание, но если узнает что я на борту помощь ящера мне уже не понадобиться. Решено не отвечаю!

Отключив связь, я отдала приказ кораблю взлетать. Изображение тархара пропало. И появилось чистое голубое небо с белыми пятнами облаков. Но через секунду голубое небо стало желтым. Космопорт так и не дождавшись от меня ответа, развернул ловчую сеть. Угнанный корабль. Как муха в паутине запутывался в ней, и сеть возвращала его на место, то есть обратно на площадку космопорта. А там за похитителя берется полиция…

Совала с руки перчатку, передо мной возник круг из светящихся символов. Кольцо-печать загорелось сиреневым огнем, едва я прикоснулось к кругу. Совсем немного магии и вот перед кораблем…. Появляется не огненное кольцо как в прошлый раз, а черный провал от него в разные стороны бьют яркие молнии.

— Боги, что это? — прошептала я.

Но боги хранили молчанье. Делать нечего направила корабль прямо в черноту.

В этом странном портале корабль кидала из стороны в стороны. То и дело рядом сверкали разноцветные молнии.

* * *

Через некоторое время бортовой компьютер просигналил, что пора выходить из портала. Рука на доску и перед кораблем появляется кусочек пространства, не заполненного чернотой. И видна зелено-голубая планета кроулянцев.

Вновь появился черная дыра портала. Я направила корабль прямо в ее центр. Когда одна из молний попала в корабль меня вышвырнуло с металлического диска. Превозмогая боль я поднялась и обратно встала на металлический диск и только тут заметила что с рук капает кровь.

Корабль мелко трясся при входе в атмосферу. Теперь на экране появилась девушка кроулянка в золотом хитоне.

— Неопознанный корабль назовите себя, — потребовала диспетчер.

Вот здесь хочешь, не хочешь, а ответить придется.

— Борт номер один просит посадки, — включив связь, произнесла я. — У меня срочное дело к королевской семье! Свяжите меня с аннури!

Изображение девушки пропало. И через томительную минуту появился Юнтел.

— Диана, что ты творишь? — накинулся на меня напарник. — Ты знаешь, что это корабль ящериц! Кроулянцы тебя чуть не поджарили!

— Да, — ответила я, пропустив мимо ушей последние слова. — Кроулянцы все еще хотят спасти свою принцессу?

— Конечно, — Юнтела отстранил Ониэнор — брат короля.

— Быстро на корабль, — выпалила я.

— Но ее нельзя трогать, — в ответ возразил Ониэнор.

— Лепестки «Ночной плакальщицы» теряют свою волшебную силу через десять минут после того как сорвали! — закричала у меня.

— Лед, Диана если принцесса умрет из-за перелета, я лично убью вас, — предупредил меня князь.

— Хорошо, — согласилась я. Юнтел на заднем фоне что-то невнятно воскликнул.

Угу, убьет он меня! Там около цветка будет самый лучший наемный убийца во всей империи. А все чему я за эти две недели научилась ему не страшно. Ящеру я нужна как приманка, он не станет меня защищать. Разве что Юнтел сможет что-нибудь сделать. Но если у напарника ничего не получиться,… меня потом только кремируют.

— Ты что сделала!!! — первым на корабль ворвался Юнтел. — Ты будешь в сознании, когда он…

— Вот и будешь смотреть, чтоб она не померла, — перебила его я.

За Ониэнором медленно летели носилки с принцессой. Золотая кожа болезненно бледная, все три глаза закрыты, дыхание частое с хрипотцой. Не ровен час помрет, и князь прямо на корабле приведет казнь в исполнение.

— Не умрет, — с нажимом произнесла я, как только князь открыл рот, чтобы выплеснуть меня новую порцию угроз.

Не дожидаясь пока кроулянский космопорт даст разрешение на взлет. Я взлетела и открыла портал.

* * *

Сказать, что эти три часа были самыми долгими в моей жизни это не сказать ничего. Дыхание принцессы то учащалось, то замедлялось, и я молила всех известных богов, чтобы к девушке не умерла по дороге. В такие моменты я ловила на себе многообещающие взгляды Ониэнора.

Легкий толчок и мы приземлились. Отлично у нас есть еще три часа в запасе. Час до Университета и два на непредвиденные обстоятельства.

— Как мы проведем Дарию в сад? — шепотом спросил у меня Ониэнор.

— Сейчас темно и в Университете переполох из-за исчезновения Морана, думаю, и я научилась заклинанию невидимости, — как можно увереннее заявила я.

«Вас-то точно ждать не будут», — мысленно добавила я.

Я шла чуть впереди, настороженно оглядываясь по сторонам. И только после моего сигнала князь с напарником перемещались ко мне. Именно поэтому их не заметил вышедший из темноты ящер.

— Где ты была так долго? — укорил меня Триктар.

— Дела, — ответила я, не вдаваясь в подробности.

— Надеюсь, все сделала? — спросил ящер. — Тебя ждут в саду.

— Отлично. Идем, — проговорила я, подовая знак двигаться за мной.

Я и Триктар пошли в сад. Ого! Что здесь произошло, пока меня не было? Калитка, ведущая в сад, валяется в сторонке и покорежена самым немыслимым образом.

— Что здесь случилось? — заинтересовалась я.

— Моран сопротивлялся, когда его вели в сад. Весь Университет наводнили странные личности в длинных черных плащах, — ответил мне ящер.

Триктар прибавил шаг, я еле успевала за ним. Юбка длинного платья сковывала движение. Тут как-то не до расспросов. Я и ящер спрятались за кустами, желталки краем глаза я заметила, что напарник и князь с принцессой скрылись за другим растением — ониктерией.

— Видишь вон драхи и дроуд, — указал ящер.

— А это кто с ними? — спросила я, указав высокую фигуру в черном плаще.

— А это и есть те, кто отдает им приказы, — объяснил Триктар. — Ты их отвлечешь, а я и твои друзья за ониктерией сможем сделать все что нужно.

— Отвлечь! — зло буркнула я. — Легко сказать!

— Я тебе помогу, — усмехнулся ящер, показав заостренные зубы.

Мы с ним перебежками вернулись к калитке, и пошли, обратно к цветку громко разговаривая. Не прошло и пяти минут, как нас схватил драхи и дроуд.

— Какая встреча, — улыбнулся мне барон.

Нам сковали руки каким-то морозным заклинанием, и повели дальше.

Барон подвел меня к таинственной фигуре в плаще. Сильный толчок в плечо заставил меня упасть на колени. Ящера привязали к толстому стволу какого-то дерева. Больше ни меня, ни его не трогали.

«Они к чему-то готовятся!», — догадалась я.

Луна неспешно подбиралась в середине небосвода. Таинственная фигура в черном плаще не подвижно замерла около все еще не распустившегося цветка. Дроуд время от времени посматривал на ящера. Я же спиной чувствовала ледяной взгляд драхи.

Луна засверкала на середине небес. Серебристо-голубые лунные лучи осветили цветок. Прав Моран в полнолуние невзрачный цветок преображается. На самом кончике коричневого бутона зажглась яркая белая искорка. Миг, и она горит красным светом. Зеленным, желтым, синим, красным, белым. С каждой секундой мерцание искорки становилось все быстрее и быстрее. Искорка поднялась в воздух и распалась светящимися пылинками. И цветок расцвел. Белый похожий на лотос. Он отражал лунный свет. Это магия света в чистом виде. Вот почему лепестки ночной плакальщицы так ценны и поэтому эти странные личности хотят ее уничтожить. Именно поэтому этого нельзя допустить.

Странный субъект в плаще подошел к цветку даже не подошел, а подплыл по воздуху. Простер руки в кожаных перчатках над цветком. Слева от меня кто-то невнятно замычал. Я скосила глаза. Моран. Рубашка порвана, весь исцарапанный. Рвется вперед, но его сдерживает светящийся желтый ошейник, прикованный к толстому стволу дерева такой, же светящейся цепью.

— Зайгор омана льенктарра…, - произнес некто в плаще.

Мою руку с печатью, будто в кипяток опустили.

— А-а-а! — от боли закричала я.

Таинственный некто в плаще прервался, посмотрел на меня. Как только он замолчал, кольцо перестало жечь.

— Онеарти ктиоран шианхи, — продолжил неизвестный.

Опять жжение.

Справа сверкнуло и противно завоняло паленой шерстью. Субъект в плаще так и не прервал заклинание, только драхи метнулся вперед, меня же обдуло воздухом. Еще вспышка теперь слева. И Моран с самыми грязными ругательствами кидается на неизвестного в плаще.

— Диана! — ночной ветерок принес вздох Юнтела.

Кое-как встав на ноги, я повернулась в сторону анистерии. Ко мне не твердой походкой шла Дария! Но как? Она же при смерти!

Я тут же оказалась около нее:

— Ваше Высочество, вам нельзя, — чего нельзя, я так и не придумала, не говорить же ей, мол, ляг и умри, не путаясь у всех под ногами.

— Мне надо, — хрипло произнесла принцесса. — Нужно к цветку.

Я подвела Дарию к цветку. Дерево, к которому был прикован ящер, стало большим факелом освещавшим все вокруг. Триктар и Моран наседали на драхи, тот огрызался довольно мощными заклинаниями.

Сияние цветка немного уменьшилось. Принцесса решительно освободила свою руку. Из складок бело-золотой сорочки был извлечен длинный и тонкий красный и прозрачный — кинжал.

— Нет! Дария! — к принцессе бросился ее дядя — Ониэнор.

Я попыталась забрать опасную игрушку из рук принцессы, но она с невероятной силой отшвырнула меня. Да еще и полоснула меня по запястью и края раны стали тлеть.

— Ай-ай-ай, — я тушила саму себя.

— Я должна! — твердо произнесла принцесса, ни к кому не обращаясь.

Одним быстрым движением Дария всадила кинжал себе в сердце. Кроулянская принцесса медленно оседала на светящийся цветок. Но едва красные капли крови коснулись белоснежных лепестков, как ночная плакальщица, вспыхнула с новой силой. Яркий белый свет поглотил принцессу и от цветка к луне ударил столб белого света. Секунда и белый свет стал красным, передав этот же цвет луне.

— Дария, — Ониэнор опустился на колени около столба красного цвета.

Луна вновь стало серебристой, и уже с нее в цветок ударил столб света. Серебристый свет быстро пропал и появился огромный огненный бутон. На этот же огненный бутон отвлеклись Моран и ящер, что позволило барону сбежать.

Бутон из огня разлетелся в разные стороны. На земле лежала принцесса Дария. Золотая кожа, и ни какой бледности. Волосы теперь белые и светятся.

— Дария, — позвал племянницу Ониэнор.

Дария открыла яркие зеленные глаза с вертикальным зрачком! Но самое главное у нее пропал третий глаз!

— Дядя! — не решительно произнесла изменившаяся принцесса.

— Дария, что с тобой? — спросил Ониэнор, протягивая к ней руки.

— Только Дария из всего народа может брать в руки «Зимнее пламя», ведь так? — поинтересовался подошедший Моран.

— Да, — обнимая племянницу, произнес Ониэнор. — Я не понимаю, к чему вы клоните?

— Эти таинственные личности, что мы сегодня видели, хотели оставить вас без мощнейшего колдовства, — проговорил Моран, любовно поглаживая маленький коричневый бутон, что до этого закрывала собой принцесса.

— Но тогда, почему вы отказала нам в лепестках ночной плакальщицы?! — гневно воскликнул Ониэнор.

Только Моран собрался ответить, как черный плащ в его руках шевельнулся. Ректор брезгливо откинул его. Но плащ не полетел на землю, а у самой земли резко вильнул и полетел на меня!

Я попятилась, упала, и падение перешло в полет. Я падала или летела в кромешной темноте. Кольцо вспыхнуло сиреневым огнем, сжигая перчатку. И теперь, я падала в круге света.

— Диана, пока не поздно прими наследство, Лирфин! — умоляюще произнесла женщина. Я слышала ее, но не видела.

— Пока не поздно? — спросила я.

— В конце падения смерть! — воскликнула женщина.

«Я не хочу умирать! Я еще слишком молода и красива для этого!», — запаниковала я.

— Я не хочу умирать! — закричала я.

— Прими наследство, — повторила женщина.

— Я согласна, — срывая горло, закричала я. — Я принимаю наследство!

— Нет, — строго произнесла женщина. — Не так! Ямел Лирфин онистар.

— Ямел Лирфин онистар! — послушно повторила я.

Мое падение резко прекратилось. За спиной развернулись два острых крыла сиреневого цвета из чистой магии. Взмахивая крыльями, я стремительно полетела вверх.

— Диана! Диана! — услышала я голос Юнтела.

Вот впереди в идеально круглое отверстие стало видно ночное небо и Юнтела со светящимися руками от атакующего заклинания. Светясь оранжевым светом края отверстия стали затягиваться. Еще несколько взмахов крыльями, я светясь сиреневым светом, вылетаю к ночному небу.

— Ди? Диана? — недоуменно спрашивает мой напарник.

Свечение исчезает, крылья осыпаются блестящей пыльцой, а я плавно опускаюсь на землю и теряю сознание….

* * *

— Госпожа, Колесникова, ваша часть гонорара уже поступила в банк на ваш счет, — сказал Ониэнор, прежде чем взойти на корабль предоставленный князю Университетом Магии. Этот же корабль отвезет Юнтела на землю.

Напарник долго-долго распекал меня, но потом сказал: «хорошо, что все закончилось хорошо». Теперь я могу спокойно учиться, а он за меня сдаст рапорт шефу. Пластинку памяти я уже заполнила. Корабль скрылся в огне портала. А я пошла обратно в Университет.

— Мне тоже пора, — произнес ящер и тем самым привлек мое внимание.

— А доучиться? — удивилась я.

Ящер усмехнулся. Ясно не учиться он сюда прилетал.

— Пока. Удачного полета, — проговорила я.

— Пока, — глухо откликнулся ящер. — Учись. Ты должна научиться управлять своей силой. Иначе мы все погибнем.

— Но, я сама не знаю, что со мной произошло, — удивленно ответила я. — Кто мне объяснить, кто я такая?!

— Ты должна понять это сама, — проговорил Моран.