— Дорогие студенты, — начал свою торжественную речь Моран. — Сегодня мы собрались здесь…

Мы бывшие первокурсники стояли рядом трибуной, с которой вещал ректор Университета магии.

— …Сегодня у нас праздник! Прошел учебный год у кого-то это первый, — Моран посмотрел на нас. — А у кого-то последний, — взгляд на старшекурсников какая-то впечатлительная блондинка вытирает слезы платочком. — Но этот год останется в наших в сердцах навсегда…

— Боги! Когда же это кончится, — нетерпеливо прошипела Кора.

— Потерпи еще немного осталось, — не очень уверенно обнадежил Алентин.

Мы с сомнением воззрились на удлиняющейся на глазах свиток с речью.

— До нашей старости, — не сдержался полуящер.

Как только из Университета ушел чистокровный ящер, Цеш изменился до неузнаваемости и оказывается он вполне адекватная личность. И теперь наша ящерка душа любой компании.

— А иллюзии здесь держаться? — спросил у нас Цеш.

— Здесь вообще любое колдовство рассеивается, — пристыдила нас Мириэль.

За время обучения в Мириэль открылась еще одна способность — ведьмовство. И теперь она обучается еще и по программе ведьм из школы Колдовства и Чародейства на зачетных экзаменах заслужила свою первую метлу пусть пока только с деревянным черенком.

— Так вот почему я не могу навести морок, — прошептал Талиан.

— Ты дурак! — припечатала Мириэль. — Ты что не видишь на стенах сапфировые звезды? Вот они-то и рассеивают колдовство, впитывая его в себя!

— А я думал они так для красоты, — растерянно прошептал Талиан.

Мей в очередной раз зевнула и втянула, вытянула молочного цвета когти, но от комментариев воздержалась.

— … до следующего года! — пафосно произнес Моран. — Хороших вам каникул.

Перед тем как разойтись по кораблям мы записали в кристаллы связи координаты друг друга. На это раз я летела на домой на корабле Университета.

И ровно через пять часов я спустилась по тропу на площадке космопорте Земли 2.

Ура! Я дома! Наконец-то! Как только корабль вошел в портал, я связалась с Юнтелом и обрадовала, что возвращаюсь. Но почему меня никто не встречает? Неужели пяти часов на подготовку им было мало?

Станция космопорта встретила меня привычным шумом и гамом. Люди, инопланетяне сновала туда-сюда. За время учебы в Университете я успела позабыть, что такое продираться сквозь такое скопление народа. И только вдоволь с кем-то поругавшись, когда и ты и тебе кто-то отдавил ногу, я почувствовала себя жительницей многомиллиардного мегаполиса.

— Куда летим? — спросил у меня водитель аэрона, когда я, покинув станция, остановилась чтобы отдышаться.

«Сначала домой забросить вещи, а потом, а «Магический розыск», — решила я.

— Сначала на улицу Фей, — назвала я самый престижный район города. — А потом на улицу Грез.

— Сделаем! — заверил меня мужчина. — Прошу за мной.

Мужчина подхватил мои сумки и повел меня к аэроэну. Аэроэн черно-серебристого цвета быстро домчал меня до дома. Дома, я не задерживалась, побросала сумки, и бегом вниз к ожидающему меня такси. Теперь в «Магический розыск».

— А что новенького произошло за прошедший год, — спросила я.

— Много чего, — махнул рукой водитель. — Все маги империи бьются над загадкой изменением порталов, но все без толку! Над Кварталом Теней тучи все черней и черней! Ох, не к добру это помяните мое слово! Феи покинули свой квартал, и даже смешанные семьи постарались улететь на Феяллу. А те, кто улететь не может, не выпускают своих детей на улицу. Не к добру это!

— Феи улетают? — удивилась я.

— Никто не знает, — ответил водитель. — Их Королева молчит.

— А вот и прилетели, — произнес мужчина. — С вас три шио.

— Вот, — я протянула три монетки. — И спасибо.

— Не за что, — ответил водитель.

Стеклянные двери раздвинулись предо мной, но в холле меня никто не встречал, даже Виги не было на своем рабочем месте. На лифте поднялась на пятый этаж, где располагался кабинет шефа мой и Юнтела.

— Юнтел, — позвала я, открывая дверь его кабинета.

А в кабинете никого нет. И беспорядок. Пластины памяти как попало лежат на столе. На полу валяются листки бумаги. Светящийся цветок с родной планеты Юнтела валяется на боку в куче земли. Боги, что это?! Юнтел патологический чистюля! И подобного бардака не потерпел бы!

— Шеф! — я ворвалась в кабинет Валерия Николаевича.

— А, Дианочка! — радостно проговорил мой начальник. — Ты уже прилетела? Юнтел говорил, что ты возвращаешься, но я не думал, что так скоро. Садись скорее, мы тут новое дело обсуждаем.

— А-а-а…э-э-э…, - растерялась я. — Новое дело? — недовольно возразила я, до этих слов я рассчитывала получить отпуск.

Я присела на краешек стула рядом с напарником и внимательно выслушала шефа.

Клиентом значился какой-то Дмитрий Садов. И пропала у него дочь известная журналистка Энжил Хаффман. Она хотела взять интервью у Королевы фей. Но на Феяллу, она так и не пребыла. Так же прилагалась голографическая фотография девушки. Длинные черные волосы, большие зеленные глаза, пухлые губы. Идеал красоты, а не девушка!

— Может, сбежала с любовником? — сделала я предположение.

— Она замужем за Оливером Кеннетом, — произнес Юнтел.

Все правильно, идеальная девушка может быть замужем только за идеальным мужчиной. Оливер известный спортсмен и миллионер. Моя подруга Марла плакала, когда известный музыкальный канал транслировал их свадьбу.

— Феи покидают не только Землю, но и другие планеты и возвращаются в систему Фелтор, — озадаченно сказал мой шеф. — Их Королева согласилась дать интервью только этой девушке, чтобы озвучить причину столь поспешного бегства.

— Ясно, — разачеровано вздохнула я. — Значит, отпуск отменяется.

— Ди, а что у тебя с рукой? — заинтересовался шеф.

В кабинете кроме меня Юнтела и шефа больше никого нет. Почему бы и не показать кольцо? Я аккуратно сняла перчатку и продемонстрировала им кольцо-печать.

— Ничего себе! — ахнул аннури.

— Великие боги! — согласился с ним Валерий Николаевич. — Я подобную печать видел только раз в жизни. Так не отвлекаемся! — сменил тему шеф, а жаль было бы интересно послушать, при каких таких обстоятельствах он видел схожую с моей печать. — Последний раз Энжил выходила на связь с космопорта на Алодре. И больше ничего. Эзотерики1 разводят руками. С тех пор как порталы изменились, некоторые вообще не могут отыскать корабль, а не которым это дается слишком дорого, были летальные случаи.

— Но если эзотерики не нашли корабль, что мы сможем сделать? — поинтересовалась я.

— Опросим свидетелей, — проговорил шеф. — Кто ищет, тот всегда найдет! Еще вопросы есть?

— Нет, — вздохнула я.

— Нет, — откликнулся Юнтел.

Аннури взял фотографию пропавшей девушки, и мы вышли из кабинета.

— Куда теперь? — полюбопытствовала я.

— На космопорт Алодры, — ответил Юнтел.

— Но я только что прилетела! — возмутилась я.

— Ничего не поделаешь, — утешил меня аннури. — За вещами заезжать будем?

— Конечно, будем! — я удивилась глупому вопросу.

— На Алодру мы полетим как все, — обратился ко мне Юнтел. — Не будем привлекать к себе внимание.

— На рейсовом корабле?! — ужаснулась я.

Рейсовые корабли гремят, тарахтят и того и гляди развалятся прямо на ходу! Продолжая внутренне кипеть, я топала за напарником.

Рейсовые корабли продолговатые и коричневого цвета находятся на отдельной площадке. Я невольно поморщилась, когда увидела, то на чем мы полетим.

— Юнтел, мы, что не можем позволить себе летать на нормальном корабле? — прошипела я. — Есть же еще коммерческие!

Коммерческие хоть и дороже рейсовых, но гораздо надежнее и не надо гадать, развалиться он или нет.

— Так мы не привлечем не нужное внимание, — ответил мне напарник.

— Ты уверен? — тут же спросила я.

Аннури в свободных одеждах и красивая девушка в обтягивающем коротком платье из кожи ктарха, в туфельках на высокой шпильке и в одной перчатке. Мы сойдем за своих?

— Ди, мы должны походить на «ловцов удачи», а не на детективов, — заверил меня Юнтел.

— Ладно, — хмуро проворчала я.

— Так наши места 34 «а» и 34 «б», — сверился с билетом аннури, как только мы взошли на корабль.

Сиденья по трое в ряд. Я выбрала место около стенки, чтобы между мной и третьим местом был аннури. Ловцов удачи, о которых упоминал Юнтел, было гораздо больше чем простых пассажиров. Все с мечами из дорогой прозрачной стали и с бластерами на бедрах.

Хмурый парень весь в оспинках проверил наши билеты и корабль простонав, взлетел.

* * *

За время полета я вся извертелась в неудобном кресле. В салоне стоял терпкий запах давно не стираной одежды. Когда скрипящая жестянка, наконец, приземлилась, я поволокла Юнтела на чистый воздух. Наемники улюлюкали вслед, но я не обращала на них внимание.

Станция космопорта на Алодре была приземистой с полукруглой крышей по бокам две башенки в виде детской игрушки — юла.

— Ди, нам надо…, - сделал попытку вразумить меня Юнтел.

— Изгнать этот ужасный запах! — закончила я за него. — С нами же никто разговаривать не будет! Ты как хочешь, а я в душ!

Чтобы расположить к себе собеседника нужно проникнуться доверием, а как это сделать, если от тебя воняет как от выгребной ямы?

Юнтел настоял на своем, и мы сняли номер в гостинице средней руки. Ну и ладно. Главное номер чистый и есть горячая вода.

— Ну, вот теперь я готова вести расследование, — проговорила я, выходя из душа.

Аннури как всегда облачился в свободные одежды синего цвета. Я надела белые брючки и желтый топ с веселым смайликом. Юнтел только вздохнул. Раньше он еще пытался переубедить меня, когда я надевала что-нибудь в подобном роде, но теперь смирился и только вздыхал. Да я знаю, что красива. Так зачем эту красоту прятать?

— Для начала нужно поговорить с диспетчером, что дежурил в тот день, — наметил первый пункт расследования Юнтел.

Пошли обратно на Станцию космопорта. Прошли нагло как свои в дверь с надписью «посторонним вход воспрещен». Попали мы в длинный коридор, куда выходило множество хромированные дверей.

— Теперь найти любой компьютер, — прошептал Юнтел. — И слить всю информацию.

Странное дело аннури в жизни и мухи не обидит и закон не нарушит, но стоит ему взяться ему за дело сразу найдет какую-нибудь лазейку.

Мы прошли вперед, свернули за угол поднялись на лифте на четвертый этаж. Нашли мы компьютер. В комнате для бортпроводниц летающих на кораблях высшего класса.

— Нашел! В тот день дежурил Вуртий Сиан алодриец. Проживает в Нирриме на улице Дождей 19.

— Ниррим? Нам что придется лететь в другой город? — спросила я, подойдя к напарнику и заглядывая через плечо.

— Нет, — ответил аннури, просматривая файлы в поисках видео с кораблем журналистки. — Нирримом называют пригород.

— А ну тогда ладно, — проговорила я. — Ты закончил?

— Да данные Вуртия скачал, а вот видео кто-то удалил, — нахмурился напарник. — Все уходим! Они нас засекли!

— Как думаешь, придется показать жетон или нет? — поинтересовался напарник, как только мы покинули комнату.

Я уже упоминала, что как только аннури берется за расследование, он меняется. Но чтобы нам были открыты все двери, шеф выдает нам жетон — желтую пластинку с символом имперского двора. Юнтел предпочитает использовать жетон только в экстренных случаях.

— На этот раз нет, — обрадовала его я.

Я нашла каморку, где уборщицы хранят свой инвентарь, и втянула туда напарника. Вдох-выдох и открыла «Тропу призраков».

— Ты так умеешь? — поразился аннури.

— Да мое посвящение чернокнижница, — ложь легко сорвалась с языка.

Лучше быть чернокнижницей чем…. Схватив Юнтела за руку, я вступила на «тропу». «Тропа призраков» — тонкая грань между миров живых и мертвых одно неосторожное движение и…

Несколько шагов по тропе и мы «выходим» за космопортом в районе складов.

— Ну, вот теперь можно и в пригород смотаться, — весело проговорила я.

Говорила-то я весела а вот сама тебя так не чувствовала «тропа» взяла слишком много сил. Прав был Моран мне еще многому надо научиться. Но полет на аэроэне хоть немного их восполнит.

Летающие такси остановилось напротив двухэтажного домика полукруглой формы. Но в доме Вуртия Сиана нас ждал не приятный сюрприз. А именно похороны самого Вуртия. Тощего Вуртия по местным обычаям придадут огню Хельта.

— Не вовремя он умер, — посетовала я Юнтелу.

— Да нет, — не согласился со мной напарник. — Как раз очень вовремя. Ой!

— Что? — спросила я. — Юнтел это не прилично!

Юнтел склонился и чуть ли не носом возил по покойному.

— Дианочка тут…, - Юнтел оторвался от мертвого Вуртия.

— Пойдем быстрее пока они не вызвали полицию, — я потащила его к выходу.

— Ди, подожди! — вырвал руку Юнтел. — Я что-то нашел. Нужен некромант!

— А Хельт тебе не нужен? — с сарказмом просила я. — Алодрийцы скорее сделают всем стадом себе харакири, чем подпустят к своим мертвецам некроманта. Семья Вуртия станет изгоем.

— Ох! Я не подумал, — признался Юнтел. — Просто на ауре Вуртия такие же темные пятна как на кроулянский принцессе!

— Что? — я так резко развернулась, что уткнулась носом в грудь аннури. — Эти два дела как-то связанны?!

— Выходит что да, — пришлось признать Юнтелу. — Но как?

Уж не теми ли существами в черных плащах?

— И еще мы в тупике, — проговорила я.

Юнтел махнул рукой, подзывая тоже летающие такси.

— Это еще почему? — поинтересовался Юнтел, галантно открывая передо мной дверцу.

— Вуртий был нашей зацепкой, — проговорила я, устраиваясь на мягком сиденье.

— Можно по расспрашивать персонал космопорта, — предложил Юнтел. — К «Утреней Заре», пожалуйста.

Нет, это тупик в день на космопорт прилетают тысячи кораблей. А сколько здесь людей и инопланетян? Разве всех упомнишь?!

От гостиницы мы пошли на Станцию космопорта и до самого вечера показывали фотографию девушки. Но собрали только разнообразные слухи от того что она сбежала от красавчика Оливера к какому-то Брайану и до что она вообще не прилетала на Алодру.

— Это тупик! — запаниковал Юнтел, когда мы усталые ввалились в номер.

— Я в душ, — зевнула я.

Контрастный душ вернул мне желание жить и наслаждаться жизнью.

Смакуя мороженное я наблюдала, как аннури готовиться ко сну. Каких только скляночек перед ним на столике не стояло: и морская соль с его родной планеты. Болотного цвета водоросли и черт знает что еще.

И тут стук в дверь.

— Хм, — удивилась. — Надо открыть.

— Ты кого-нибудь ждешь? — спросил у меня Юнтел, не двигаясь с места.

— Нет, — ответила я. — Может это обслуживание номеров?

— Кто там? — поинтересовался Юнтел.

— Обслуживание номеров, — язвительно отозвались из-за двери.

Я хихикнула:

— Они издеваются.

— Посмотрим, — улыбнулся аннури. Нашаривая за спиной кобуру с бластером.

Я тоже кое-что могу! Я встала за Юнтелом. Кольцо на пальце стало нагреваться.

— Входите открыто, — пригласил аннури.

Дверь открылась, а вот входить никто не спешил. Мы ждали в комнату никто не входил. Напарник посмотрел на меня, я пожала плечами. Мы сегодня никуда не торопимся, почему бы и не подождать. И вот в комнату ворвался некто в бордовом плаще и сразу же закрылся огненным щитом. И правильно.

— Кто ты? — спросил Юнтел, индикатор на его бластере горел голубым огнем.

Таинственный гость медленно поднял руки в черных перчатках к капюшону и резко откинул его.

— Триктар?! — выдохнула я. — Ты?!

— Не ожидала? — улыбнулся ящер.

Я поморщилась, от вида его зубов мороз бежит по коже.

— Ты его знаешь? — обратился ко мне Юнтел.

— Да, — ответила я. — Можно сказать мы учились вместе.

— О нет! — усмехнулся напарник. — Ты его не знаешь! Ты училась с сыном императора Трибуна, его правой рукой Триктаром Шелсеоном.

— Ты забыл упомянуть, как зовут меня рабы люди, — фыркнул ящер.

— Не надо, — выставила я вперед руки. — Мне хватит и того что есть! Твои заморочки меня не очень-то и волнуют. Лучше скажи, зачем ты здесь?

— Не волнуют? — ехидно спросил Триктар.

— Нет, — поспешно произнесла я.

Вот умеют же эти ящеры смотреть, так что не понятно восхищаются твоей красотой, прикидывают, тебя на вкус?

— Ну, ладно, — усмехнулся ящер. — Насколько я знаю, вы ищите журналистку?

— Ищем, — ответил Юнтел.

— Я обладаю интересными сведениями, — с таинственным видом произнес Триктар. — Поделюсь с вами, если, вы берете меня в расследование. Ну как вам?

Лично мне хотелось ругаться долго и со вкусом, а еще кинуть чем-нибудь тяжелым в ящера. Я бросила взгляд на Юнтела и поняла, наши желания совпадают.

— А тебе зачем? — ласково проговорила я.

— Надо, — в тон мне ответил ящер.

Я в который раз содрогнулась, ласково улыбающегося тебе ящера не пожелаешь и врагу.

— И у нас нет выбора? — поинтересовался аннури.

— Ну почему же, — протянул ящер. — Я могу уйти, а вы вновь окажетесь в тупике.

«Вот зараза!», — подумала я.

— Ладно, выкладывай, что у тебя, — через силу проговорил Юнтел.

— Видео корабля и допрос оператора, — довольно произнес Триктар.

— Он в полиции? — удивилась я.

— Нет, он мертв, — ответил мне ящер. — Но я его допросил. Мертвые много знают, особенно если уметь спрашивать.

На том занятии у Чезара посвящение Триктара было пожиратель душ. Интересно, зачем он скрыл способности некроманта?

Триктар включил даэнхар и вставил в него пластинку памяти. Появилась голограмма корабля журналистки. Не большой кораблик, рассчитанный только на пятерых человек, он походил на птицу раскинувшую крылья. Камера запечатлела прибытие корабля, но из него так никто и не вышел на борт поднялся барон Этьенн Х'шарди. После чего корабль сразу взлетел.

— Драхи! — всполошилась я.

— Да, — кивнул ящер. — У них есть способности: гипнотизировать людей, они могут управлять, даже убит мертвым. Что он и сделал! А это значит…

— Они, — поняла я с полуслова.

— Кто? — заинтересовался Юнтел.

— Те, а ком я говорила, — напомнила я.

Я подробно описала тех странных существах в плащах в своем докладе на пластине памяти, но мне никто даже шеф не поверил. Сказали это галлюцинации под воздействием чар. Как я тогда переживала что напарник, с которым мы проработали столько лет, мне не верит.

— А допрос оператора? — спросил Юнтел, видимо чувствуя себя не уютно.

Ящер поставил другую пластинку памяти. С одной стороны бьются о берег море, с другой темнеют какие-то дома. У самой кромки воды лежит тело. Молодой парень. Человек. Темные волосы собраны в конский хвост. Одет довольно модно брюки цвета переливающегося серебра, рубашка черная с алмазными пуговками, туфли из дорогой кожи. На шее парня две дырочки — следы от клыков.

Изображение приблизилось дырочки можно рассмотреть в мельчайших подробностях, края ранок побелели. Дырочки скрыла рука в перчатке (вот ведь и печать у него наверняка другая!) с руки вниз потек синий огонь, втягиваясь в ранки.

Труп сначала пошевелил рукой, потом ногой и только потом сел. Глаза мертвого оператора светились, синим светом от переполняющей тело мертвой энергии. Ящер перестал подпитывать труп встал и спросил:

— Кто убил тебя?

От одного звука его голоса хотелось встать по стойке смирно. Триктар это понял и успокаивающе сжал мою руку. Чешуя холодная, а осторожное прикосновение когтей говорит, что они очень острые.

— Драхи, — бесцветным голосом ответил оператор.

— Что он тебе говорил? — задал следующий вопрос ящер.

— Что теперь он будет рядом с Энжи. — ответил парень. — Я хотел защитить ее.

— Ты знаешь, куда они полетели? — спросил Триктар.

— Да, на Эмелру, — ответил оператор. — Перед тем как пришел драхи, Энжи приказала лететь туда.

Взмах рукой, будто что-то к себе тянет, и мертвая энергия покинула тело, а мертвый оператор упал на камни.

* * *

Эмелра. Это безжизненная планета в системе Лайтури на границе империи. Триктар и Юнтел уже час хотят вокруг голографической карты этой части империи на борту корабля ящера. И понять не могут, зачем известной журналистке понадобилось лететь на какую-то безжизненную планетку. А еще больше они не понимают, зачем туда летит драхи.

— Не понимаю! — в который раз произнес Юнтел. — На этой планете ничего нет только голые камни.

— Может еще раз просмотреть архив? — предложила я.

— Ты их смотрела три раза, — ответила мне Триктар. — Что-то все-таки есть, но мы это «что-то» не находим.

Да архив нам мало чем помог Эмелра богата хойром,1 но не местные жители, не вездесущие предприниматели империи не попытались наладить производство кристаллов. Точнее попытки были, но исключительно имперцами и все неудачные. Сейчас месторождение Эмелра стоит законсервированным. Вот и все что удалась узнать.

— Вы как хотите, а я спать, — зевнула я. — Завтра трудный день. А если я не высплюсь, то превращусь в очень злобное существо.

— Ты уже стала выходить в Астрал? — похвалила меня появившееся рядом из темноты незнакомка. — Зов крови.

— Зачем я здесь? — спросила я. — Зачем вы меня позвали?

— Позвала? — улыбнулась женщина. — Ты сама меня позвала. Не лети на Эмелру.

— Почему? — забеспокоилась я.

— Просто не лети, — попросила женщина. — У тебя уже сейчас много силы даже больше чем надо. А на Эмелре твое могущество может увечиться, тогда будущее станет непредсказуемо.

— Что со мной может случиться, — отмахнулась я. — Рядом Юнтел и Триктар.

— Ты настолько доверяешь ящеру? — поинтересовалась женщина и взяла меня за руку.

Я почувствовала холодное прикосновение. Открыла глаза, рядом никого нет. Опять видение? Или сон?

— Ди, просыпайся, мы подлетаем! — проговорил Юнтел.

Ни ванной, ни душа на корабле ящера не было пришлось ограничиться чашкой горячего кофе.

Планета Эмелра — это шарик светящийся бледно-зеленным светом. Сканер присутствие живых существ на планете не обнаружил.

— Все равно придется садиться, — подытожил Триктар.

Перед тем как покинуть корабль мы надели скафандры. Атмосфера планеты была ядовитой.

Корабль стоял на каменистой площадке в окружении острых полупрозрачных камней. Зеленый туман тянулся за рукой как дым за сигаретой. Аннури с ящером пошли вперед, но в разные стороны, а я осталась сторожить корабль.

— Что будем делать? — по связи спросила я.

— Искать следы, — ответил мне Юнтел.

— Остатки магической энергии, — ответил ящер.

Но, ни тот, ни другой ничего не нашли. Мы вернулись обратно на корабль.

— Журналистка же приказала лететь на Эмелру, — проговорил Юнтел.

А может это отвлекающий трюк, — предположила я.

— Без эзотерика мы, не определим, были ли они здесь? — проговорил Триктар.

— Хм…, - задумалась я. — А может попробовать «Взгляд»?

— Я не раз говорил тебе ты сумасшедшая! — выпалил Юнтел.

— А что может получиться, — задумался ящер.

— Ди, нет! — воскликнул Юнтел.

Кривим кинжалом ящера я сделала на запястье две крестообразных ранки.

— Ливрин ниары ветиль, — зачитала я первую часть заклинания. Порезы засветились красным светом.

— Издин гортеб наэра, — подхватил Триктар. И его порезы засветились.

Теперь руки вперед, порезы друг на против друга и вместе:

— Гист агла латион!

От меня к ящеру и от ящера ко мне устремились два красных луча и на середине стола они встретились.

Я перестала существовать, растворилась без остатка в ящере, как и он во мне. И оба мы приоткрыли занавес прошлого, чтобы увидеть, как маленький кораблик приземлился на поверхности Эмелры и через два часа вновь взлетел. Занавес стремительно опустился, а наше сознание разделилось. Но я из последних сил удерживала заклинание, чтобы Триктар смог запомнить координаты, куда улетел корабль. И на краткий миг я увидела воспоминание ящера…

— Ди, держись, — быстро говорит Юнтел, заваривая какие-то травки.

— Держусь, — прохрипела я, хватаясь за стол, чтобы не упасть в обморок. — Триктар, ты запомнил координаты корабля?

— Да, — выдохнул ящер, посмотрел вокруг, а потом тоже схватился за стол. — С тобой так приятно создавать «Взгляд».

— Та-а-ак, — протянула я. — Что ты видел?! — как я обнаженной делаю утром зарядку?

— Не скажу! — ехидно ответил ящер. — Но мне очень понравилось!

— Жаль я не могу сказать того же, — пробормотала я.

Ящер нахмурился, видимо прикидывая, что из его прошлого я могла видеть.

— Вот, — Юнтел сунул под нос кружку с отвратительно пахнущим зельем. — А это для тебя, — вторая кружка ящеру. — И чтобы все выпили! Я прослежу!

Под пристальным взглядом аннури мы довились, но выпили горькую настойку.

— Все, — я даже показала пустую кружку.

Ящер так же показал пустую кружку. Головокружение прошло, но зато во рту поселился горький вкус полыни от него не спас, даже сладкий чай.

— Ну, а теперь рассказывай что видали?! — велел ящер.

Пока я рассказывала, Триктар ввел в компьютер координаты посадки корабля.

Второе место посадки разительно отличалось от первого. Ни тебе мелких камушков и мелкого песочка. По кругу растет хойр. А в центре обелиск прозрачный голубой с яркими молниями внутри.

— Что это? — заинтересовалась я.

— Сам могу у тебя спросить, — откликнулся Триктар.

Молнии внутри обелиска то исчезали, то появлялись вновь. И это завораживало. Не раздумывая, я пошла к обелиску.

— Ди, что ты делаешь?! — догнал меня окрик Юнтела и не дал прикоснуться к обелиску.

— Да что ты делаешь? — мгновенно оказался около меня Триктар.

Ящер нежно взял мои руки в свои, но я вырвалась и дотронулась до обелиска. Острая боль в руке быстро привела меня в чувство.

— Ай! Я…, - рука будто приклеилась к странному камню.

И перчатка медленно сгорала в бесцветном пламени. Руку обувал горячий ветер. Печать вспыхнула яростным горячим светом. Странный обелиск пошел трещинками и осыпался, на голые камни звонко звеня.

Сильная боль охватила левую руку. На указательном пальце появилось еще одно кольцо-печать точная копия кольца с правой руки. Ящер с восхищением посмотрел на меня.

Тут осколки разрушенного обелиска потемнели, и из них повалил дым очертаниями похожий на тех черных личностей в плащах. Мгновение и ничего нет.

— Полетели на Фалриат, — сказала я. — Меня одолевают странное предчувствие. Если мы не поторопимся…

В голове мелькнула глупая мысль: две печати смотрятся лучше, чем одна.

* * *

Фалриат это центр системы Фалма, эту систему облюбовали носители темного дыхания. Фалриа пропитана темным дыханием так же как фонтан в саду Университета Магии.

Кораблик Триктара вышел из портала не далеко от Ахфо — самой маленькой планеты в системе. Покрытой вечными льдами и ее населяют Несущие Чуму. Их пограничный корабль уже минут пять пытался с нами связаться.

— Выходим? — спросил у нас Триктар.

— Конечно, выходим, — ответил Юнтел.

Триктар вышел на связь с пограничным кораблем. На экране появилась женщина с голубыми волосами. Ящер ей сказал, что мы направляемся в их столицу Фалриа. Женщина спросила, есть ли на борту светлые и какое у нас посвящение? Я, не моргнув, солгала чернокнижница. Ящер так же назвал не свое посвящение пожиратель душ. А Юнтел стихийник на водной основе. На всякий нас просканировали, убедились, что мы говорим правду и потеряли к нам всякий интерес.

Миновав Хоэ — оплот некромантов мы подлетели к Фалриа. Экран перед ящером снова загорелся, теперь с нами поговорить рвался мужчина. Борода как у шефа подстрижена лесенкой, черные металлические доспехи отливают синевой. Триктар поговорил и с ним. Нам разрешили посадку, и через полчаса корабль Триктара приземлился на площадке Станции космопорта Фалриа.

— Первым делом нужно узнать — прилетал ли сюда корабль Энжил, — произнес Юнтел.

— Тогда пошли к диспетчеру, — решила я.

Я с Юнтелом отправилась на Станцию космопорта. Триктар остался на корабле.

— Да, — ответил молодой некромант работающий диспетчером. — Этот корабль все еще находиться на площадке космопорта.

— Где? — в один голос спросили мы.

— Площадка номер 0459964, - ответил некромант.

Мы повернулись, чтобы уйти и одновременно в руку некроманта скользнул средних размеров алмазик.

— Большое спасибо, — поблагодарила я.

— Всегда, пожалуйста, — откликнулся некромант. Его грела награда за информацию.

— А теперь куда? — спросила я. — К кораблю?

— Да, — ответил Юнтел. — Надо заехать за ящером лучше пусть нас будет трое.

— Ладно, давай за ящером, — согласилась я.

Но ящера на корабле не было. Об этом говорила красная мигающая кнопочка.

— Ну и где он? — возмутилась я.

— Пойдем одни, — решил напарник.

Площадка на которой стоял корабль ящера, была под номером 0456384, значит надо двигаться вперед и по правую руку.

Каких только кораблей мы не увидели, пока искали корабль Энжил. Вблизи он не совсем походил на раскинувшую птицу крылья. Был желтого цвета с эмблемой канала SNL — канала на котором работает наша журналистка.

— Ну-ка посмотрим, есть ли кто на борту, — проговорил Юнтел, одним плавным движением приблизившись к кораблю.

И здесь на черной пластинке мигает красная кнопочка. Никого нет.

— Придется ждать, — вздохнул Юнтел, высматривая куда спрятаться. — Как думаешь, корабль мелтар1 еще долго здесь пробудет?

— А ни кого ждать не надо, — к нам на шэкхи подлетел ящер. — Все уже собрались, и не хватает только вас.

— Ты знаешь, где они? — обрадовалась я.

— Знаю, — самодовольно улыбнулся ящер. — Летим?

— Конечно! — вырвалась у Юнтела.

Мы забрались в шэкхи. Триктар потянул на себя штурвал, и шэкхи взлетела в воздух, оставляя огненный след ускорения.

Мы пролетели космопорт и прилегающий к нему город — Вилха. И под закатные лучи мы полетели куда-то на запад.

Местность под шэкхи простиралась самая разная. Огромные леса с белыми деревьями, быстрые реки с зленной водой. И вот под нами появился очередной лес. Прозрачные красные деревья.

Триктар опустился на самой кромке леса.

— Местные называют этот лес Кровавым, — произнес Триктар, как только мы выбрались из шэкхи.

— А далеко идти? — спросила я, рассматривая дерево, похожее на расплавленное стекло листья острые как бритва.

— С таким лесом и Драхи не надо, — хохотнул Юнтел.

— Вот поэтому местные и не суются сюда, хотя лес пропитан темным дыханием, — произнес ящер. — Идти нам часа два. До темноты успеем.

Странно, но я не чувствовала ни темное, ни светлое дыхание мира.

Станцевать на раскаленных углях и то не так опасно, как пройти по этому лесу. Уже через пять минут ходьбы мы были в мелких порезах. Но я заметила странную закономерность: всегда между мной и ящером находился Юнтел. Триктар только усмехался, а его ноздри трепетали, улавливая запах крови.

— Все, пришли, — объявил Триктар.

Выжженная поляна, а в центре уже знакомый обелиск с молниями внутри.

— Он? — я указала на колосс.

— А совпадений не бывает, — проговорил Юнтел.

— Конечно, — согласился с ним Триктар.

— Вы посмотрите там внизу, — я привлекла их внимание.

Энжил прикоснулась обеими руками к обелиску и засветилась ярким белым светом. Отчетливо было видно, как белый свет пучками втягивался внутрь. Но теперь внутри столба сверкали не белые, а красные молнии.

— Но у нее нет магических способностей, — пробормотал Юнтел, от корки до корки изучивший дело пропавшей журналистки.

— Я тоже не чувствую в ней магии, — подтвердил Триктар наблюдая за действиями на полянке.

Руки обожгло магическим жаром. Печати засветились сиреневым светом.

«Произнеси: Хиа эй бера хала!», — прошептал голос у меня в голове. Словно подчиняясь чужой злой воле, я произнесла заклинание и взмахнула руками. Небо над колоссом еще больше потемнело и приобрело кровавый оттенок. Пять золотых молний ударили в землю около столба. И пять янтарных змей обвились вокруг обелиска.

— Ну чего встали? Нужно вытащит оттуда Энжил! — рявкнула я.

— Ты не перестаешь меня удивлять, — проговорил ящер и припустил вслед за аннури.

Вокруг столба свивался кольцами золотой туман. Энжил вспыхнула белым, светом вскрикнула и осела на земле без сознания.

На земле появилась бело-голубым светом пентаграмма, из нее навстречу Юнтелу шагнул барон Этьенн. Драхи безуспешно пытался накрыть себя и Энжил защитной сферой, но каждый раз Юнтел не давал ему закончить заклинание.

Барон занятый аннури не заметил ящера. Руку Триктара объял призрачный огонь, ящер что-то шепнул и пасс руками. Ого! Из-под ног ящера к Драхи как волна на берег понеслась «Волна Гиониса» имеющая такую же эфирную природу, как и фаерболы Драхи.

Как рассказывал Чезар Ксавер у Драхи своя особая родовая магия. И эта магия выражается во всем даже в одежде. Именно поэтому Алентин носит бордовое и черное, а борон что пытается меня убить — белое и голубое. Так же они принадлежат к разным и враждующим кланам. Алентин из клана Йавар — что можно перевести как кровь тьмы. Этьенн же из клана Картей-эса Повелевающие духом.

Но откуда Триктар знает эфирное заклинание? Мастеров картей-эса еще никто не превзошел. Ну, до этого момента. За такую волну Драхи получают плащ духа1.

Барон Этьенн предпочел спасти свою шкурку. Он подпрыгнул, взлетел и поставил наспех созданный «Меч Эфира». Два эфирных заклятья встретились. Земля вздрогнула, пошла трещинками.

— Ди, посмотри, что с ней, — проговорил запыхавшийся Юнтел.

Вот когда поблагодаришь дриру — Таллэ за уроки по оказанию первой помощи. Я положила правую руку на грудь девушки.

— Ин менеа илас, — еле слышно прошептала я.

На миг рука засветилась сиреневым светом. Энжил вздрогнула.

— С ней все в порядке, — сказала я напарнику. — Она очень ослаблена. Я не могу найти источник того свечения.

— Ладно, об этом можно подумать потом, — проговорил напарник. — Что-то твой ящер с ним долго возиться.

Драхи изрядно потрепал Триктара. Красный плащ висит рваными лохмотьями. А кольчуга из мелких колец местами порвана.

— Нужно ему помощь, — обеспокоилась я.

— Нет! — остановил нас ящер.

Триктар выпустил из рук змейку черного дыма. Змея все увеличиваясь в размерах, устремилась к Драхи. Этьенн под прикрытием щита отступал, огрызаясь изумрудными молниями.

— Оэлха его задержит ненадолго, — проговорил ящер. — Нужно уходить!

— Шэкхи, сможешь завести только ты, — глядя на ящера, произнес Юнтел.

— А ну раз так, — хмыкнул Триктар.

— А Драхи, — всполошилась я.

Барону надоело отстреливать ящера молниями, и он предпочел сбежать.

— Сбежал, — коротко произнес ящер. — Возвращаемся к шэкхи.

И мы отправились назад. Не пришедшую в сознание Энжил, ее по переменке несли, то ящер, то Юнтел. Из-за этого мы двигались гораздо медленнее.

Но когда подошли к шэкхи, возникла новая проблема. Для Энжил не было место.

— И куда это вы собрались? — раздался приятный голос откуда-то сверху.

Мы трое как по команде задрали головы. На красном прозрачном дереве облокотившись о ствол, на ветке стоял барон Этьенн Х'шарди и еще один Драхи. Вот он-то с нами и говорил.

На незнакомце кожаные штаны с серебристой вышивкой и темно-зеленая рубашка. И все. Ни наград, ни значков ничего, что говорила бы, что из себя представляет этот Драхи.

— Туда! — я зачем-то махнула рукой в противоположенную от леса сторону. — А вы кто?

— Рейнольд Джер, — представился Драхи, слегка склонив темноволосую голову.

— И вы с ним? — я указала на Этьенна.

Плохо! Очень плохо! Этот Рейнольд племянник главнокомандующего империи — Оттавиана Джера. Теперь понятно откуда у господина барона «стрела».

— А Оттавиан так хорошо отзывался о тебе, — притворно вздохнул Триктар.

Кое-как Юнтел пристроил Энжил на заднее сиденье.

— Как знаете, — равнодушно произнес Рейнольд.

Рейнольд. К нам понеслась черно-зеленное облако. Я взмахнула руками, печати сверкнули сиреневым огнем, и в руках у меня появилась алебарда с полумесяцем на конце. Взмах и ядовитое облако разрублено на две части. Теперь это просто черно-зеленый туман, который быстро рассеялся.

— А как тебе это? — азартно спросил Рейнольд.

— Быстро в шэкхи! — рявкнула я на парней.

Рейнольд прошептал «Гелрит» и в меня полетели трехконечные звезды зеленного цвета. «Плевок Химеры» если не ошибаюсь. И полночной алебарды чтобы разрубить это не хватит. Моран как-то показывал «Меч Заката» вот он бы разрубил заклинание Драхи на раз. А у меня не те знания и посвящение. Но можно сдержать «плевок» а потом быстро и далеко убежать.

Печати горят сиреневым огнем, я медленно отступаю к шэкхи.

— Данир хеле риэн, — шепчу я и взмахнула руками.

Зеленные звезды увязли в появившейся морозном кружеве. Чьи-то сильные руки втянули меня внутрь к шэкхи. Вокруг шэкхи загорелся защитный экран. Мы взлетели так резко, что нас вдавило в кресла.

— Надолго ли хватит твоего заклинания? — спросил ящер на ухо.

Так вот чьи это руки.

— Оно вот-вот сломается, — ответила я, не глядя на его довольную рожицу.

И через минуту нас настигла взрывная волна. Шэкхи болтало из стороны в сторону. Защитный экран не справлялся и на землю под нами то и дело сыпались яркие искры.

— Аа-аа! — Энжил пришла в себя. — Где я?! Кто вы?!

— Меня зовут Диана, — стала объяснять я. — Аннури зовут Юнтелом. Ящера Триктаром. Я с Юнтелом из «Магического розыска» твой отец нанял нас, чтобы тебя отыскать.

— Так вот где ты работаешь, — обрадовался ящер. — А-то все секретарша, да секретарша.

— А он кто? — ткнула пальчиком в Триктара Энжил.

— Вот откушу его вместе с рукой, — плотоядно улыбнулся Триктар. — Вы люди такие вкусные.

— Ой! — испугалась Энжил и для надежности спрятала обе руки. — А зачем вас папа нанял, я ни куда не терялась.

— Триктар прекрати! — одернула я ящера. — Как это ты никуда не терялась? Ты же должна брать интервью у Королевы Фей!

— Да. Но на Алодре, — мечтательно произнесла Энжил. — Я встретила его! Моего Этьенна!

— Кого?! — поразилась я. — Драхи?

— Ну и что! — вскинулась Энжил. — Ты вон вообще сидишь на коленях у ящера, а они людей едят! Верните меня к моему Этьенну!

— У нас проблема, — напряженным голосом произнес Юнтел.

— Что? — в два голоса спросили я и Триктар.

— За нами погоня, — ответил аннури, резко крутя руль, уходя от яркого лазера.

— В нас стреляют?! — завизжала Энжил. — Боги! Боги!

Я не в силах больше слушать ее крики взмахнула рукой. Энжил все еще разевает рот, но из него не вылетает, ни звука.

— К земле! — скомандовал Триктар.

— Под нами океан! — запротестовала я.

— Тогда в воду! — азартно закричал ящер.

Защитные экран шэкхи не предназначен, чтобы по нему лупили из лазерных пушек всякие там драхи. И то, что они так долго выдерживают, говорит лишь о том, что хитрый ящер модернизировал машину. Но все равно каждое попадание и от нас в разные стороны разлетаются снопы искр.

Попадание. В разные стороны от шэкхи летят разноцветные искры.

— Горим! — оповестила всех я.

— В воду! — Триктар схватился за руль и резко крутанул.

— Нахадра! — выругался Юнтел.

Шэкхи с шипением врезалась в воду. Воду вокруг нас еще продолжали расцвечивать лазерные росчерки.

Освещение несколько раз мигнуло и потухло.

— Здорово мы тонем! — с сарказмом фыркнул Юнтел.

— Ты же водник, — обратился ящер к аннури.

На слова ящера Юнтел пробормотал что-то на родном языке.

— Можно попробовать «Путь», — предложила я.

— Ты шутишь? — повернулся ко мне Юнтел. — Ди, ты так изменилась за этот год. Я просто тебя не узнаю.

— Что за путь? — влез ящер и избавил меня от неприятного разговора я напарником.

— Сейчас увидишь, — ответила я. — Юн, поможешь?

Юнтел свел руки на уровне груди. Что-то тихо прошептал. Вода вокруг шэкхи посла пузырьками, как бы закипая. Теперь пришла моя очередь. Я так же как аннури свела руки и прошептала:

— Талаэн орилла.

Пузырьки вокруг шэкхи почернели и завились в спираль, образую длинный туннель. Красная кнопка на приборной доске постоянно мигала — левитационные кристаллы почти разряжены. Юнтел крутанул руль, заставляя машину двинуться вперед, а там шэкхи подхватил стремительный поток.

Нас бросало из стороны в сторону, но самое страшное, что из-за болтанки шэкхи стала разваливаться.

— Нужно всплывать, — констатировал Юнтел.

И очень вовремя мы всплыли. Если бы не вовремя подставленный щит быть бы нам порезанными от ляпнувшегося стекла.

— У нас проблемы? — обратился к нам мужской голос из зависшего над нами не большого корабля.

— Да! Нам нужно в космопорт! — радостно ответил Юнтел.

* * *

— Уф! Наконец-то прилетели! — я быстро соскочила с колен ящера.

— Я никуда с вами не получу! — упрямо заявила нам Энжил развернулась и пошла в сторону Станции космопорта.

Еще миг назад ящер находился около шэкхи, а теперь преградил путь взбалмошной журналистке.

— Посмотри мне в глаза, — бесцветным голосом произнес Триктар.

Такому тону не возможно не подчиниться. Я и Энжил посмотрели в глаза ящера. Вертикальный зрачок расширился, а сам взгляд ящера обещал все наслаждения мира.

— На корабль! — отдал приказ хозяин Триктар. — И молчать!

— Да, господин, — пролепетала с Энжил.

Триктар подошел ко мне, хотел загипнотизировать меня, но я не поддаюсь гипнозу ящеров.

Вне себя от гнева я влетела на корабль. Энжил безмолвно замерла около входа. Ну да господин Триктар не приказал же, что делать дальше! Аннури и ящер поднялись на корабль, и тогда Триктар отдал ей новый приказ. Энжил должна была сидеть в кресла за столом.

— Мы ее нашли что дальше? — спросила я напарника, демонстративно не глядя на ящера.

— Хм…., - задумался Юнтел. — Нужно связаться с шефом. Пусть ее отец решает.

Связь с родным «Магическим розыском» установилась практически мгновенно.

— А он что с вами делает? — спросил шеф, как только увидел ящера.

— Помогаю, — оскалился Триктар.

— Юнтел? Диана? Где вы умудрились подцепить эту ящерицу? — неприязненно произнес наш начальник.

— В Университете Магии, — ответила я.

— Да? — поразился шеф. — Их пускают в такое приличное заведение?!

Триктар в ответ на слова шефа только что-то прошипел.

— Мы сейчас не о ящере говорим, — обратился к Валерию Николаевичу аннури. — Шеф, что нам делать с Энжил?

— Вы ее нашли? — обрадовался Валерий Николаевич.

— Да, но она под гипнозом, — проговорила я. — Драхи.

— Кого драхи? — не понял шеф.

— Того самого что напал на меня, — разъяснила я.

— Вот как, — задумался наш начальник. — Подождите минуточку, ее отец просил связаться с ним, как только вы найдете его дочь.

Экран стал черного цвета, а потом изображение поделилась на две части. В правой стороне появился представительный мужчина лет пятидесяти. Взгляд карих глаз сосредоточен и деловит.

— Где моя дочь?! — требовательно спросил мужчина.

Я ткнула в бок ящера. Триктар метнулся к Энжил и отдал ей новый приказ.

— Да папа это я. — сдержанно произнесла Энжил.

Лицо Садова вытянулось, рот приоткрылся. М-да, а характер у его дочки действительно истеричный и скандальный.

— Вот видите, она под гипнозом Драхи всего несколько часов назад ваша дочь рвалась к нему, уверяя нас, что у них любовь, — выкрутился Юнтел.

Хорошо, что простые люди не очень хорошо разбираются в способностях драхи. Вот и отец Энжил поверил, что дочь стала вести себя неадекватно.

— Ясно, — выдохнул Дмитрий Садов. — Энжил надо доставить не на Землю, а на Феяллу. Я заплачу. Доставьте мою дочь к феям.

— Минуточку! — в левой части экрана появилось изображение шефа. — Почему это мои сотрудники должны сопровождать вашу дочь к феям?

В запале шеф записал Триктара в сотрудники и глазом не моргнул. А ведь он так же, как и Юнтел что-то «против» ящериц имеет.

— Хорошо я расскажу, — признался Садов. — Моя дочь фея. Полукровка. Энжил всего лишь псевдоним. Говорила, так проще когда ее считают человеком. Когда Королева призвала фей обратно на Феяллу, Челина моя жена отказалась возвращаться. Но когда Есемина1 узнала, что Энжи полукровка придумала это интервью, чтобы Энжи отправилась на Феяллу.

— Ди? Юнтел вы говорили, что Энжил загипнотизировал Драхи…

— Да он ее подводил к каким-то странным обелискам, и тогда Энжил светилась белым светом, — я перебила Валерия Николаевича.

— Боги! — Садов схватился за сердце, в поле нашего зрения появилась красивая женщина. Энжил точная копия своей матери. — Я заплачу десять тысяч, если вы отвезете мою дочь к феям!

— Димочка вот твое лекарство, — скороговоркой проговорила жена Садова.

— Нужно разобраться в этом деле, — произнес шеф. — Диана. Юнтел вы отвезете девушку к феям.

Шеф и Садов отключились правильно, зачем нам слушать, как и когда они подпишут новый контракт.

— Феялла, так Феялла, — пожал плечами аннури.

Триктар запросил в управлении космопорта разрешение на взлет. Нам его дали. С Энжил ящер все-таки снял гипноз. Как только журналистка пришла в себя устроила нам грандиозный скандал. Ящер не выдержал и пригрозил, если она не заткнуться опять загипнотизирует ее и съест. Я же сняла ботинки, легла на диван и уснула.

На этот раз я висела не в открытом космосе, а где-то в воде. Волосы как водоросли колыхались вперед-назад.

В толще воды передо мной загорелась яркая красная искорка и завертелась волчком, распадаясь на миллиарды светящихся пылинок. Вот из них-то и появилась знакомая незнакомка. В длинном серебристом платье из чешуи рыбы ниэрель.

— Молодец, — похвалила она меня. — На Эмелре и Фалриа ты отлично показала себя уничтожить два Черных Обелиска без вреда для себя. На такое способен только обладатель великой магии.

— Они, как и Белые распространяют темное и светлое дыхание, — ответила женщина.

— Что?! — ахнула я. — Значит, я уничтожила сразу два источника магии?!

— Нет, — улыбнулась женщина. — Ты впитала эту магию в себя. Теперь нет никого могущественнее тебя, если ты научишься управлять этой силой.

— Ничего не поняла, — призналась я.

— Поймешь, — улыбнулась она. — Я не ошиблась в тебе.

Незнакомка превратилась в пузырьки, которые спиралью закрутилась куда-то вверх.

— Диана, ты не заболела? — разбудил меня обеспокоенный голос Юнтела.

— Нет! — ответила я.

Я пригладила растрепанные волосы, они были мокрыми, с кончиков капает вода.

— Это просто…э-э-э…., - не нашлась, что ответить я.

— Эй, у нас проблемы, — вовремя позвал нас Триктар.

— Идем, — проговорил Юнтел, не спуская с меня взгляда.

Ох, чую, мы еще вернемся к этому вопросу.

— Что у тебя там? — как можно деловитей спросила я у ящера.

— Вот, — ящер ткнул в экран монитора.

Пока я спала, Триктар вошел в портал. Экран показывал, что нас преследует такой же как у Триктара пятиместный корабль.

— А вот и ожидаемая каверза, — прокомментировал Юнтел. — Они что-нибудь предпринимали?

— Пока нет, — ответил Триктар.

Корабль драхи не приближался, но и не удалялся. Я наблюдала за ним на экране. Вот с острого носа сорвалась яркая вспышка. Над головой ящера загорелась табличка, что защита работает нормально.

— Диана! Юнтел! За орудия! — азартно выкрикнул Триктар.

Мы бросились к штурвалам. Здесь нет ничего сложного, крутишь, штурвал да жмешь на кнопку. Я повернула штурвал и навела огромную пушку на корабль.

Только по моему сигналу, — раздался в маленькой кабинке голос Триктара. — Пли!

Я нажала на кнопку. Ярко-зеленый росчерк прорезал темноту между нашими кораблями. Вокруг корабля драхи на мгновение появилось перламутровое защитное поле. В него врезался белый шар сыплющий искрами в разные стороны.

— Мы в них попали! — обрадовал нас Триктар.

— У них может быть надежная защита АР, — упомянул Юнтел.

— Мы что их не уничтожили? — забеспокоилась я.

— Не уничтожили, но теперь будут, осторожными и не станут приближаться к нам на расстояние выстрела, — произнес Триктар.

— И что, они так и будут за нами лететь? — спросила я.

— Думаю, около Феяллы отстанут, — предположил Триктар.

— Этьенн милый забери меня! — услышала я крик Энжил.

— Сядь, а то съем без гипноза, — прошипел ящер и связь прервалась.

Надавив штурвал до упора, я побежала к ящеру. Бедный Триктар оттаскивал от зеленой пластины Энжил. Девушка рвалась вперед изо всех сил.

— Что здесь происходит? — заинтересовался Юнтел.

— Этот, — пропыхтел Триктар. — Чертов, кровосос решил с нами поговорить, эта дура как увидела его, с ума сошла!

— Отпустите меня! — потребовала Энжил.

— Отдайте девушек! — на экране возник Драхи.

— Каких девушек?! — одновременно спросили Юнтел, Триктар и Энжил, причем в ее голосе откровенно сквозила ревность.

— Тебя дорогая, — ласково произнес Этьенн. — И Диану Колесникову.

— Меня? — вырвалось у меня.

— Ее? — надула губки Энжил.

— Нет! — одновременно Юнтел и Триктар.

Ящер отключил видеосвязь. Грозный взгляд, и Энжил опустив голову, вернулась за стол.

Корабль с драхи все так же преследовал нас, даже когда открылось окно портала. Разноцветные молнии били от одной стороны окна к другой. Мы повредили обшивку, навигатор, магический дезинтегратор, когда проходил сквозь окно портала.

— С каждым разом порталы ведут себя все страннее и страннее, — пожаловался нам Триктар.

Как только мы вышли из портала, нас под конвой взяли два корабля патрулирующие границы системы Феялтор.

Боевые корабли ощетинились разнокалиберными пушками как ежики иголками. И на желтом фоне в хаотичном беспорядке раскиданы голубые пятна. Феи все свои корабли так раскрашивают.

— Неизвестный корабль назовите себя, — включилась видеосвязь рыженькая фея с миловидным лицом, грозно потребовала.

— Хороша чертовка, — оценил фею Триктар.

Все феи умеют принимать человеческий облик. Человеку легче затеряться среди людей. Стоит ли говорить что человеческий облик у них идеальный? На самом деле кожа у них чуть светлее, чем у Юнтела. На голове капюшон как у медузы.

— Борт номер один следует на Феяллу, — произнес Триктар. — Мы сопровождаем Энжил Хаффман на аудиенцию к Королеве фей.

— Королева ждет вас, — проговорила рыженькая фея. — Следуйте за нами, — и она отключилась.

Под конвоем двух пограничных кораблей мы проследовали к Феялле. К Сердцу системы серебристо-голубому шарику. Так же под конвоем мы приземлились на планете.

Космопорт располагался среди больших полупрозрачных грибов. Снизу шляпки фосфорицировали зеленый и голубым.

Ящер опустил трап, и мы спустились к ожидающей нас делегации из трех фей. Все трое в человеческом обличье. В струящихся белых платьях с разрезом от бедра.

— Здравствуйте, — улыбка феи была яркой как лампочка и такой же бездушной. — Мы рады приветствовать вас на Феялле.

Я оглядела себя придирчивым взглядом, но вся исцарапанная в мятой одежде на лице, ни следа косметики, а волосы висят как пакля, в общем, сейчас я ей не конкурентка. О чем говорило злорадное лицо рыжей.

— Триктар Шелсеон, вы и ваши друзья могут отдыхать и набираться сил, — проговорила брюнетка. — Мы знаем, что вас корабль поврежден, наши ремонтные доки в вашем распоряжении.

— Энжил Хаффман следуйте за нами, — обратилась к ней рыжая фея.

— Большое спасибо, — поблагодарил Триктар.

— Она пойдет со мной! — истерично выкрикнула Энжил и как клещ вцепилась в мою руку.

Я зло посмотрела на Энжил тащиться во дворец Королевы фей как грязная оборванка мне не улыбается. Но журналистка скорчила умоляющую мордочку, я сдалась.

Три феи подвели нас к одному из грибов. Из-под шляпки спустились щупальца. Мы встали на них и щупальца подняли нас на верх. На верху гриба нас ожидал огромный Даршанский скат. Мы расположились на спине ската, скат сорвался с гриба и полетел в сторону дворца Королевы.

Впереди поддернутый голубой дымкой показался город. И города у фей необычные больше всего они походят на морские ракушки. У самой большой перламутровой ракушки скат и завис.

По плавнику так похожему на крыло мы сошли на ровную открытую всем ветрам площадку. С площадки пустились по лестнице прошли коридором и оказались в тронном зале.

Тронный зал походи на раскрытую раковину, где одна створка это пол, а другая трон с восседающей на нем Королевой.

Есеминиар Фелла Дирориэл посмотрела на нас. Медузья шляпка перломутрово-белая полупрозрачные крылья уложены аккуратными складками. На Королеве белое платье из струящегося щелка.

— Энжил Хаффман, — обратилась к ней Королева приятный голосом. — Как твое настоящее имя?

— Вивея, — тихо проговорила Энжил. — Вивея эри Симон.

Я вспомнила, что родовое имя феи получают по материнской линии. И приставка перед родовым именем только у аристократок.

— Вивея эри Симон, ты знаешь, зачем ты здесь? — спросила у нее Королева.

— Да, — всхлипнула Энжил и по щекам покатились слезы. — Я не хочу!

— Это честь для твоего рода! — гневно вскрикнула Есемина. — Или ты хочешь, чтобы твое место заняла твоя дочь?!

— Нет-нет, — замотала головой Энжил. — Только не дочь!

— Вам же большое спасибо, что привезли Вивею, — сказала нам Королева фей.

— На дворец напали! — раздались панические крики фей.

Из-за трона выбежали феи с белых доспехах. Они поспешили увести Королеву и Энжил. Последняя вцепилась в меня и ни за что не хотела от пускать. Так феи стражницы увели нас вместе.

— Диана! — бросился ко мне Юнтел и Триктар.

— Куда? — феи перегородили им дорогу. — Нельзя!

— Энжил, постой! — попросила я. — Мне нужно вернуться, отпусти!

— Останься, — умоляюще попросила она. — Ни тебе, ни твоим друзьям ничего не грозит, уверяю тебя.

Дворец продолжал содрогаться. Со звоном разлетались разноцветные стекла. Потолок отваливался кусками, а феи продолжали куда-то нас вести.

Спустились по лестнице вниз опять длинный коридор, лестница коридор. Магический лифт вниз.

Наконец феи стражницы привели нас в комнату. Стены как ночное небо в центре комнаты висит белый светящийся шарик внутри двух каменных кольцах. Они вращались в разные стороны. Феи стражницы втащили за собой диван и закрыли за собой дверь.

Королева села на диван. Энжил еще сильней стиснула мою руку, точно синяки останутся.

Дворец дрожал и содрогался, а Есемина откровенно скучала. Я же покусывая губу, не отрывала взгляда от потолка. Где-то там Юнтел с Триктаром а я сижу здесь вместо того чтобы быть с ними.

— А ты ему нравишься, — проговорила Энжил так же, как и я, не отрывая взгляда от пололка.

— Кому? — спросила я.

— Ящеру, — хихикнула Энжил.

— Тебе показалось после всех этих волнений, — сухо сказала я. Ящерам люди нравятся только в качестве еды.

Дворец будто подпрыгнул. Мы оказались на полу. Большой кусок потолка упал на шарик с кольцами. Брызнул в разные стороны жидкий огонь. Когда прокашлялись и осела пыль, то увидели, что верхних этажей теперь нет.

В дыру на потолке хорошо виден корабль черно цвета похожий на кляксу. По боку пробежали разноцветные огоньки и в комнате появился хорошо знакомый мне субъект в плаще.

Есемина закрылась белой полупрозрачной сферой. Энжил спряталась за меня, а же выставила вперед полночную алебарду. Некто в плаще постоял немножко и двинулся к нам. Не доходя шага от настороженно поднятой алебарды, он остановился. Тот, кто скрывался под плащом, протянул к нам руку в перчатке.

Печати стали жечь. Я и Энжил дружно отступили назад. Некто в плаще поманил нас пальчиком. Мы отступали еще на шаг. Видимо устав нас уговаривать личность в плаще отвела руку, назад сформировав фаербол.

— Диана! — закричал Юнтел и фаербол врезался в защитную сферу, которую аннури поставил вокруг нас.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросил Триктар.

— Д-да, — с запинкой ответила я.

— Вам нужно уходить отсюда, — прошептала Энжил.

— Хорошая идея, — одобрил Триктар. — Девушки продвигайтесь к выходу, мы вас прикроем.

Теперь уже я схватила Энжи на руку и потащила к двери. Полночную алебарду убрала, оставив «Смех Ратха».

Но только мы оказались около двери как «плащеносец» бросив все, материализовалась перед дверью, загородив нам путь. В руках неизвестное мне заклинание его я приняла на «Смех». Заклинание сделало свое дело, но отдача свела руки острой болью. Энжил отцепилась от меня, попятилась назад. Я же создала полночную алебарду и приготовилась к новой атаке.

— Ди! — ко мне метнулся Юнтел.

Одно небрежное движение рукой и «плащеносец» расстроился. Центральный так и остался, стоят напротив меня. Два других метнулись к Юнтелу и Триктару.

Куда пряталась Энжил я не видела, пришлось все свое внимание сосредоточить на противнике. Изредка в поле зрения попадали то Триктар то Юнтел. Им тоже приходилось несладко. Особенно аннури «плащеносцы» использовали заклинания на темной основе.

Тихий всхлип за спиной заставил меня обернуться, забыв о собственном противнике. Юнтел выгнулся дугой, из его спины торчал кончик черного меча.

Ящер метнул между мной и «плащеносцем» защитное заклинание. «Плащеносца» смело к двери.

— Юнтел! — закричала я.

Я стояла, не в силах шевельнутся, и смотрела на аннури как из черных глаз без радужки и зрачка уходит жизнь.

Энжи прикоснулась к моему плечу прошла вперед и встала на кусок потолка, что раздавил светящийся шарик. Под скрещенными на груди руками стало светиться белым светом. Белая светящаяся дорожка пробежала от нее к Юнтелу. «Плащеносец» одним резким движением выдернул меч из Юнтела. Белая светящаяся дорожка взяла их в кольцо. И над телом аннури лежащим на полу появился бесцветный дух Юнтела.

— Юнтел, — прошептала я.

«Плащеносец» вытащил из складок плаща продолговатый кристалл черного цвета, и душа аннури втянулась в него как грязь в пылесос. После чего кристалл стал светиться голубым светом.

— Нет! — слезы мешают видеть, и я наугад кидаю заклинание. — Верни его!

«Плащеносец» отсалютовал мне кристаллом и исчез, вслед за ним в воздухе растворились остальные два.

Большие черные глаза аннури уставились в раскуроченный потолок. Глотая слезы, я закрыла их.

— Его еще можно вернуть, — донесся до меня голос Энжи.

— Как? — я мгновенно оказалась на ногах.

— Если вы вернете в тело душу, я сделала так, чтобы это было возможно, — проговорила Энжи.

— Как ты посмела сделать это?! — гневно спросила Королева.

Ее по-прежнему закрывала защитная сфера.

— Забирайте своего друга и на корабль! — взмолилась Энжил. — Я закрываю систему Феялтор!

— Нет! — рявкнула на нее Королева. — Ты не посмеешь сделать это!

— Могу! — упрямо заявила Энжи. — Диана! Триктар поспешите!

И Энжил окутал яркий белый свет мгновение, и она стала ярким белым шариком. Триктар взвалил тело аннури себе на плечо. И мы побежали. Белое свечение преследовало нас попятам. Кое-как Триктар изловил гигантского ската. Белый свет слепил и обжигал когда мы добрались до корабля.

Триктар аккуратно положил Юнтела на пол, а сам запрыгнул в кресло пилота.

— Держись! — крикнул он мне.

Я встала у него за спиной и крепко вцепилась в спинку кресла. Ящер одновременно нажал на кнопку и потянул на себя штурвал. Корабль тряхнуло. Давая нам, возможность открыть портал Энжил оставила кусочек синего неба не затянутого белым светом.

Открылось окно портала, он закрылся, как только мы пролетели, отрезав от нас белое сияние.

Диана, Юнтел выйдите на связь?! — требовал шеф по включившейся видеосвязи.

Триктар уступил мне кресло пилота, чтобы я смогла спокойно поговорить.

— Да, Валерий Николаевич, — откликнулась я.

— Вы в системе Феялтор? — спросил шеф. — Что там за возмущения?

— Энжил закрыла систему, — проговорила я. — Шеф Юнтел умер.

— Что?! — не поверил начальник. — Как?!

— Его проткнул мечом «плащеносец», — сел на подлокотник ящер. — Душу заключили в призрачный кристалл.

Я всхлипнула и кивнула, подтверждая слова ящера.

— Значит, его еще можно вернуть! — воодушевился шеф. — Сколько у нас времени?

— Для этого нужен экзорцист. Ближайший на моей планете, — произнес Триктар. — Кристалла с духом у нас нет.

— Вот и летите туда, — тоном не терпящем возражений произнес Валерий Николаевич. — Как только экзорцист выяснит, сколько у нас времени немедленно свяжитесь со мной!

Связь отключилась.

— Не расстраивайся, мы его обязательно вернем, — обнял меня Триктар.

Не выдержав, я уткнулась в него и разрыдалась.