Я сидела за столом в своем кабинете и в тысячный раз просматривала запись с кристаллов наблюдения. На записи были двое. Один в черной одежде и в маске, а второй Триктар. Ящер с напарником открывал пространственный артефакт, и они спокойно прошли сквозь стену. Через тринадцать секунд, они вернулись обратно.

Открыв глаза, я увидела, что кристалл связи с шефом не прерывно мигает красным светом.

— Да, Валерий Николаевич? — откликнулась я, едва прикоснувшись к кристаллу.

— Быстро ко мне, и захвати кристалл из банка, — приказал шеф и отключился.

Озадаченная я подхватилась и понеслась в кабинет начальника.

Ворвавшись в кабинет, я застала там императора Трибуна.

— Ваше высочество? — удивилась я.

— Садись, — велел мне шеф. — Ты принесла запись?

— Да, вот она, — я передала кристалл шефу.

Тот передал его ящеру.

Император закрыл глаза, а через минуту посмотрел на нас.

— Как к вам попала эта запись? — обратился он к Валерию Николаевичу.

— Ограбили «ГалактикТранс» с таким заявлением в обычную полицию не пойдешь, — ответил шеф. — А мы по-праву считаемся самыми лучшими.

— Я задействовал все свои связи, но не смог найти холоара и его команды, им очень щедро заплатили за моего сына, и они залегли на дно, — глухо проговорил Трибун.

— И они не придумали ничего умнее как при помощи Триктара ограбить самый престижный банк, — скривилась я.

— О нет, — Трибун в улыбке показал острые зубы. — Это очень умно!

У меня от его улыбки мороз продрал по коже. Мне никогда к ней не привыкнуть.

— Это почему же? — заинтересовалась я.

Но император ящеров проигнорировал мой вопрос.

— В этом деле замешан мой сын, я окажу вам любую поддержку, — заверил Трибун шефа.

Шеф кивнул, принимая слова ящера, и продолжил:

— Сэм Эванс не хочет шумихи. Я поручаю это дело Диане.

— Леди вам что-нибудь нужно? — посмотрел на меня император ящеров.

Я задумалась. Пока мне ничего не нужно, если только…

— Корабль, — сказала я. — На всякий случай. Расследование может куда угодно завести. И я не хочу терять время на поиски корабля.

Не зачем ему знать о моем маленьком секрете.

— Считайте, что ваш корабль уже стоит на площадке космопорта, — заверил меня Трибун.

После того нападения вилиарцев космопорт и Станцию уже стали заново отстраивать, но все равно он работал не в полную силу.

Трибун встал.

— Всего хорошо, — попрощались мы с ним.

— Странно это все, — проговорил шеф, как только за императором ящеров закрылась дверь.

— Валерий Николаевич я прямо сейчас отправляясь в банк, — я поднялась из-за стола.

— Как вернешься сразу ко мне, — строго произнес шеф.

И через кристалл связи вызвал Теранса Беккера — детектива работающего в агентстве.

* * *

Покинув прохладной холл, я попала на раскаленную от жару улицу. Полуденный зной душный одеялом укутывал, ни дыхнуть, ни выдохнуть. Хорошо, что изумруды в прическе стали светиться, даря упоительную прохладу. Поймав аэрон, я назвала адрес банка:

— На Серебряную, пожалуйста.

В тонированных дверях банка отразилось солнечное золото, когда они открылись передо мной. Хоть освежающее заклятье в изумрудах работало исправно, а все равно было приятно окунуться в прохладу холла.

В мраморе пола отражаются желтоватые магические они под самым потолком. Стены отделаны малахитом с позолоченными вставками. Напротив входа огромное на всю стену зеркало. Справа от входа лестница из светло-голубого мрамора. В углах не большие цветущие деревья.

Я уверенно пересекла холл, поднялась по лестнице и прошла к кабинету директора, постучала. Мне разрешили войти.

В кабинете царил полумрак. Тяжелые шторы плотно закрывают окна. Единственным источником света был светящийся цветок на столе. Глядя на него, я сразу вспомнила Юнтела, как тот превратился в русалку.

— Вы Диана Колесникова? — из темноты спросили меня.

— Да это я, — проговорила я. — Я буду заниматься вашим делом.

— Хотите осмотреть место преступления? — спросил у меня директор банка.

— Да это очень важно, — кивнула я.

— Хорошо я провожу вас, — проговорили из темноты.

На освещенный пятачок около стола вышел парень лет двадцати пяти с жидкими белесыми волосами, бледной кожей и синими кругами под глазами. Одет, он в светлый костюм из-за чего казался еще бледнее.

Вслед за ним я спустилась обратно в холл, пересекла его подошла к лифтам. Спустилась вниз, и вышли в богато украшенной коридоре. В стенах ниши в них еле светятся кристаллы-наблюдения. Я внимательно осмотрела кристаллы и проверила коридор на остатки колдовства, ничего не нашла.

— Что-то нет так? — заинтересовался Сэм Эванс.

— Нет, — задумчиво ответила я. — Это-то и странно.

Я провела раскрытой ладонью перед собой, руку объял призрачный огонь. Просканировав таким образом коридор, я ничего не нашла, но этого не может быть!

— Это единственный путь к хранилищу? — уточнила я.

— Да, — подтвердил Сэм. — Единственный.

— Странно, очень странно, — тихо пробормотала я. — Ничего разберемся.

Я еще раз просканировала корридо и опять ничего не нашла. Но ведь Триктар должен был проходить здесь.

Так ничего не обнаружив, я прошла вслед за директором банка в хранилище. В конце коридора обнаружился еще один лифт, по нему мы спустились вниз. И оказались в полутемном помещении, освещенном только редкими магическими фонарями. В стенах ниши утопающее в темноте. Молодой директор отцепил от стены один из фонарей.

— Их служителей банка сюда вхожу только я, — проговорил Сэм, идя вперед. — Я же привожу клиентов к их хранилищу.

— Вот как? — удивилась я. — Вы можете назвать имя того чье хранилище было обокрадено?

— Только с согласия, вы осматриваете хранилище, — ответил мне Сэм.

Он привел меня к металлической двери. На темном металле отчетливо были видны длинные, глубокие царапины и выжженные охранные знаки. Я приложила руки к наиболее глубоким отметинам, царапины начинались точно от кончиков пальцев.

— Верно, когти, — подтвердил Сэм.

— Из чего сделана дверь? — спросила я.

— Эвейлин, — ответил Сэм.

Эвейлин самый твердый и загадочный металл во вселенной, его добывают только на планете Эддо. Этот металл открыт каких-то пятьсот лет назад, но до сих пор ученные делают ошеломительные открытия, связанные с эвейлином. Например, некроманты очень ценят кинжалы из этого металла с некоторыми магическими вкраплениями.

— Может, какие перчатки, — предположила я. — Откройте дверь.

Сэм подошел к двери, прикоснулся к выемке в форме руки. Рука засветилась зеленым светом. Свет погас. Послышалось тихое жужжание, и дверь перед нами тихо открылась. Свет в магическом фонарике стал гореть ярче, и мы вошли в хранилище.

Хранилищем оказалась хорошо вентилируемая комната, где в центре на трех резных ножках пустая подставка. Я тщательно ее осмотрела, проверила на наличие магических следов и отпечатков пальцев не было ни того ни другого.

— Что здесь находилось? — спросила я Сэма.

— На этот вопрос может ответить только Анна Мора, я же видел маленькую шкатулку, украшенную мелкими брильянтами, — проговорил Сэм.

Я сделала несколько «снимков», а после вернулась в кабинет директора. А там Сэма ожидала молодая женщина.

Короткое обтягивающее платье васильково цвета. Длинные волнистые волосы водопадом ниспадают на обнаженную спину. Полные губы, умело накрашенные алой помадой, и надменно кривятся. А взгляд серых глаз холоден и резок.

Анна Мора самая известная стерва империи. Королева гвейли. Расы обитающей на планетах системы Родух. Хотят слухи, что стервозная королева новая фаворитка императора.

— Анна, вы как всегда великолепны, — сделал комплимент королеве Сэм.

Анна слегка склонила голову, принимая комплимент. А я поняла, что по сравнению с ней ящеры миловидные ангелы.

— Здравствуйте, — проговорила я, выйдя из темноты на свет, чтобы Анна смогла меня рассмотреть, дольше, чем положено ее взгляд задержался на руках обтянутых перчатками. — Меня зовут Диана Колесникова, я буду вести расследование.

— Знаменитая Диана Колесникова, — холодно произнесла гвейли. — А де же ваш не менее знаменитый напарник?

— Теперь я работаю одна, — ответила я, не вдаваясь в подробности. — Вы можете мне сказать, что вы держали в хранилище?

Анна Мора на мгновение задумалась, я же забыла, как дышать. Вдруг откажется? И застопориться мое расследование.

— У нас, — тихо начала рассказывать гвейли. — В отличие от других рас Сосредоточие Магии уже рождаются такими. В хранилище было яйцо с новым сосредоточием магии. В Хранилище поддерживалась специальная температура, чтобы яйца не развилось раньше времени. Но в ночь похищения был убит прежнее сосредоточие магии — Олмир Крал. Когда я пришла, над телом убийцы уже работал некромант, но провозившись с ним всю ночь, не смог с ним ничего сделать.

— Некромант ну сумел допросить труп? — поразилась я.

— Да, — кивнула Анна. — Моему некроманту удалось узнать, что убийца сам был оружием, он был закачен темной магией под завязку. Одно прикосновение и сосредоточие магии гвейли мертво. А яйцо, из которого появиться новое сосредоточие, похищено. Вот фотография убийцы.

Молодой парень двадцати пяти лет черты лица не слишком тонкие, но и не слишком толстые на лбу синяя татуировка с кучей завитков. Я скопировала фотографию в планшетку и сразу же задала поиск в базе данных агентства.

— Анна ваша магия? — вежливо спросила я.

— Метальная, атакующая, — ответила гвейли.

Все эти убийства сосредоточий меня несколько настораживали. Да за пределами империи есть непокорные системы, но у них слишком мало военная мощь. Сосредоточия живое оружие империи, а без них все эти враги вполне могут попытаться напасть. К тому же не надо сбрасывать со счетов — вилиарцев.

Больше меня здесь ничего не держало. Хоть никаких свидетелей ограбления банка нет, но не мешало б, переговорить с охраной.

— Мистер Беккер я бы хотела переговорить с охраной, что дежурила в ночь ограбления, — проговорила я.

— Вас проводить? — поднялся Сэм.

— Спасибо, я сама найду, — ответила я.

Выйдя из кабинета. Я спустилась в холл, под мраморной лестницей располагался пост охраны. Заглянув в комнату, я увидела стол в форму буквы «П» за ним сидел мужчина лет тридцати в синей форме охранника. Над столом появляются и исчезают голографические экраны. Легким касанием руки мужчина передвинул синий кристалл, и над столом появилось изображением комнаты, где молодая девушка подала солидному мужчине металлический цилиндр с вытащенной лентой на подпись. И еще одно касание и изображение исчезло.

— Здравствуйте, — привлекла я внимание охранника. — Я детектив из «Магического розыска», я бы хотела задать вам несколько вопросов.

— А задавать ничего, — развернулся ко мне охранник.

К человеческой расе охранник не принадлежал. Он был представителем хесэ. Со спины хесэ легко принять за человека, но только они повернутся к вам лицом. Коричневая кожа висит складками, а лицо чем-то, похоже, на обезьянье.

— Это еще почему? — заинтересовалась я.

— Меня вырубили минут за двадцать до ограбления, — разъяснил мне хесэ.

— Как это вырубили? — уточнила я.

— Вот посмотрите, — проговорил охранник.

Хесэ передвинул оранжевый кристаллик. Над столом появилось изображение. Хесэ сидит за столом перед ним появляются и исчезают экраны, на них пустые помещения. Охранник повернулся боком, протянул руку к светящемуся кристаллу, но неожиданно повалился на пол. Хесэ перемотал вперед, все это время на экране охранник лежал на полу. Над столом появилось еще одно изображение с уже виденной мной записью проникновения в банк, только внизу пошел отчет времени, когда часы на экране показывали 3.15, охранник на полу зашевелился.

— Есть другие кристалл расширяющие диапазон записи? — поинтересовалась я.

— Я проверил все кристалл внешнего круга, ничего. Грабители будто растворились в воздухе.

— Интересно, — протянула я. — Мне нужно проверить помещение на предмет магического воздействия.

— Да, конечно, — ответил хесэ.

Я прошла по периметру комнаты, касаясь стен. Руки в перчатках светились изумрудным огнем. И опять никаких следов магии, только кристаллы слегка фонят.

— Да, что же это такое, — зло пробормотала я. — Вы не могли бы подойти ко мне.

Хесэ встал и подошел ко мне.

— Будет лучше, если я и вас проверю, вдруг вы подвергались воздействию магии, — объяснила я, прикоснувшись светящимися руками к его вискам.

Вспышка кратковременной боли в местах прикосновения желтоглазого. «Неужели я напала на след?», — промелькнула радостная мысль. Но кроме этой боли я ничего не почувствовала.

— Все большое спасибо, — поблагодарила я охранника.

Когда, я вышла из банка уже стемнело. Но прохладнее все равно не стало, нагретый за день асфальт отдавал тепло. Поймав аэрон, я вернулась в агентство.

* * *

Летающее такси остановилось точно напротив стеклянных дверей. В холле, где всегда сидит улыбчивая Вига не горел свет. Я расплатилась к шофером, и направилась к дверям.

Они раскрылись передо мной. Под ногами захрустело битое стекло. Создав светло-желтый светлячок, я осмотрелась. Боги! Зеркала на стенах разбиты это их осколки хрустят под ногами. На полу вместе с осколками валяются и куску другой офисной техники. Осторожно ступая по хрустящему крошеву, я зашла за стойку Виги.

Глаза защипало. К горлу подкатился колючий комок. Всхлипнув я бросилась к мертвой секретарше. Ее убили, просто вырвав горло. Реанимировать теперь ее может только некромант. Закрыв глаза Виги, я бросилась к лифту, но тот не работал. Пришлось подниматься по лестнице. Поднявшись на третий этаж, я кинулась в кабинет шефа.

Ого! Кабинет начальства был перевернут вверх дном. Одного светлячка для осмотра явно не достаточно я и создала еще два. Столы сломаны, кристалл разбиты, каждый шаг сопровождается громким хрустом.

— Валерий Николаевич? — позвала я.

Никто не отозвался.

Закончив осматривать кабинет, я пошла, осматривать другие кабинеты. Мой кабинет так же разгромлен и нет компьютера. Светящийся цветок — подарок Юнтела, безжалостно растоптан. Пластины памяти валяются, где только можно.

Напротив моего кабинета, кабинет Юнтела сейчас, когда аннури больше не работает, его отдали Терансу Бекеру. Открыв дверь, я нашла Анжелику Миллер с разорванным горлом, телепата из группы Теранса. Кажется, в его группе был некромант, не раздумывая, я, бросилась на пятый этаж. И нашла Холла Тагра. Молодой некромант был просто впаян в стену. Видимо когда с ним так поступили, он был еще живой и ему вырвали сердце.

Теперь я тщательнее осматривала кабинеты и нашла на втором этаже самого Теранса с Марго. Им обоим вырвали горло, но, похоже, они сопротивлялись, ведь мебель оправлена. Все в настоящее время кроме меня в «Магическом розыске» работает еще ять человек. Хорошо, что их нет в городе.

Вернувшись в свой кабинет, я кинулась на поиски запасного кристалла связи. И нашла его под одним из шкафов. Нужно связаться с шефом. Подняв перевернутое кресло, я села в него и закрыла глаза. Только-только появился куда-то исчезающий образ, как кто-то выбил из моих рук кристалл.

Распахнув глаза, я увидела, как его каблуком разбавил желтоглазый.

— Ты, — подскочила я. — Здесь?

Он прожег меня взглядом желтых глаз.

— Думала не найду? — усмехнулся он, длинная челка взметнулась показав полоску чешуи идущую от глаза до подбородка.

Если четно я вообще про него забыла. Возместила ущерб за корабль и ладно.

— Что ты здесь делаешь? — заинтересовалась я.

— Работаю, — ехидно улыбнулся он. — Сейчас никому из вас лучше не связываться со своим начальником.

— Это еще почему? — подозрительно прищурилась я. — Ты что-то знаешь?

— Где сейчас другие работники «розыска»? — ушел от ответа желтоглазый.

— Пятеро уже мертвы, — вздохнула я. — Не хочу, чтобы остальные отправились на ними.

— Они и отправятся, — прошипел желтоглазый. — Разве ты не понимаешь, за вами началась охота. Этот ваш Теранс был не робкого десятка, а Марго ведьма каких поискать.

Что да, то да. Теранс работает у нас всего два года, но в делах, где замешаны охотники за головами ему нет равных. Они даже назначили за его голову двести тысяч чистыми брильянтами. А Марго…

— Что ты знаешь? — спросила я. — Отвечай!

Мои руки вспыхнули сиреневым огнем. Перчатки сгорели, обнажив изменившиеся перстни и брильянтовые полумесяцы на руках. В ответ Руки желтоглазого вспыхнули янтарным пламенем. А когда его перчатки сгорели на его левой руке, я увидела перстень с единственным узором — зодиакальным львом.

— Ну? Что ты будешь делать теперь? — усмехнулся он.

— Кто ты? — настороженно ответила я.

— Никто, — улыбнулся желтоглазый.

Он издевается!

Невыдержав я вскинула руки. Он сделал тоже самое. Сиреневый и золотой огонь столкнулись. В разные стороны полетели разноцветные искры. Взрыв. Меня впечатало в стену. Желтоглазого выкинуло из кабинета.

В кабинет, прихрамывая, вошел желтоглазый, взмахом руки погасил начавшийся, было пожар.

— Пошутили, и хватит, — сказал он присев на краешек стола.

Я пока не могла говорить, но кивнула, соглашаясь с его словами.

— Зови меня, — желтоглазый задумался на мгновение. — Амистад. Да я преследую свои цели, так что помощь вам чистый расчет.

— Ясно, — удалось сказать мне.

— Так что бери кристалл и связывайся с другими работниками агентства, — велел Амистад.

Поколебавшись, я сказала:

— Ты разбил мой запасной кристалл.

Амистад не поленился, сходил в бывший кабинет Юнтела и принес оттуда новый кристалл связи.

Кресло пострадало в неудавшемся пожаре, поэтому я села на перевернутую тумбочку. Закрыв глаза я сосредоточилась на вызове. Светланы.

Образ не высокой светловолосой девушки сформировался очень быстро.

— Ты должна вернуться, — без предисловий сказала я ей.

— Я не могу, — возразила она. — В моем деле образовалась загвостка. И на меня кто-то совершил покушение.

— Как и на тебя? — поразилась я. — Быстро домой. На агентство напали. Шеф пропал, Теранс, Вига, Анжелика, Холла и Марго — мертвы.

— Как? — в ужасе Светка прикрыла рот ладошкой.

— Холлу вырвали сердце, остальным горло, — разъяснила я.

— Хорошо я вылетаю, — проговорила она и отключилась.

Глубоко вздохнув, я стал связываться с Дорианом. Его надменный образ пришел очень быстро, будто он находился в соседней комнате.

— Ты должен вернуться, — проговорила я.

— Посмотрим, — проговорил он и отключился.

С остальными мне не удалось связаться.

— Не могу связаться с Эриком, Наташей и Вороном, — проговорила я, открыв глаза.

— Хорошо, — проговорил Амистад. — Нужно связаться с медиками.

— Не нужно, — отклонила я его предложение.

Опять закрыв глаза, я стала связываться с магессой Лионой Такар. Образ командующей черными целителями сформировался очень быстро. Это была тридцатилетняя женщина в серой форме военных целителей. Светло-голубые волосы уложены в аккуратную прическу.

— Магесса, — обратилась я к ней. — Я от имени агентства «Магический розыск» прошу у вас помощи.

— Диана Колесникова, если не ошибаюсь? — холодно спросила магесса. — Подчиненная Валерия Николаевича Бесова?

— Да это я, — кивнула я. — Магесса на «Магический розыск» напали. Пятеро сотрудников убиты, шеф пропал.

— Я пришлю к вам группу, — сказала магесса и отключилась.

Открыв глаза, я увидела, что Амистад смотрит на меня выжидательно.

— Сейчас прибудут черные целители, — ответила я на немой вопрос.

— Военные? — удивился он.

— Да, а что тебя удивляет? — удивилась я.

— Тогда мне лучше удалиться, — поднялся желтоглазый. — Увидимся позже.

За его спиной появился овальный мерцающий портал. Амистад сделал шаг, и портал закрылся за ним.

Так, так очень интересно. Подобные порталы называются «двери» и «открывать» их может ограниченный круг людей. Моран говорил, что к концу обучения в Университете Магии я тоже смогу «открывать» «двери». Так кто же ты Амистад?

От раздумий меня отвлекло непрерывное мигание кристалла связи. Взяв его в руки и закрыв глаза, я увидела, кто хочет со мной поговорить. Это оказался чернокожий мужчина в черно-серой форме.

— Нас прислала магесса Лиона Такар, — обратился ко мне целитель.

— Спускаюсь, — ответила я и отключилась.

Быстро спустилась по лестнице в холл. За дверьми находилась группа из трех целителей. Из непримечательного аэрона коричневого цвета они доставали летающие носилки.

— Что тут у вас произошло? — спросил чернокожий мужчина, как только я открыла им дверь.

— Самой хочется знать, — призналась я. — Пойдемте я все покажу.

Я привела их к телу Виги. Темнокожий целительно только покачал головой. Тело секретарши положили на носилки и двое целителей потащили ее к аэроэну. Там они его положили в специально замораживающую сферу.

— На втором этаже Теранс Беккер и Маргарита Крикс, — сказала я ему. — На третьем Анжелика Миллер и на пятом впаян в стену некромант.

— Кори, Дик на второй этаж, — отдал приказ чернокожий целитель. — Показывайте, где ваш некромант.

Я привела его на пятый этаж. Целитель долго и пристально осматривал впаянного в стену Холла.

— Он инопланетянин? — спросил у меня целитель.

— Да он шингар, — ответила я. — Полукровка.

— У них два сердца, — рассеянно заметил целитель. — Обоих нет.

— У чернокнижников есть ритуалы, где используется разная кровь, — вспомнила я.

— Я проверил, следов магии здесь нет, — возразил он мне.

— Как нет?! — воскликнула я. — Но ведь Теранс с Марго использовали магию.

— Не знаю, никаких следов магии здесь нет, — повторил целитель.

Я проверила его слова. Нет. Нет следов и все тут.

Кристалл связи, висевший у целителя на шее, мигнул красным светом. Лекарь сжал его в руке и закрыл глаза.

— Кори с Диком кое-что нашли вам нужно на это взглянуть, — сказал он, открыв глаза.

Мы спустились на второй этаж. Тело Марго уже унесли и двое целителей склонились над телом Теранса.

— Что тут у вас? — поинтересовался чернокожий лекарь.

— Вы должны это видеть, — сказал один их двух целителей.

Мы подошли поближе. На Теранса противно было смотреть. Остекленевшие глаза смотреть в потолок чуть выше уродливой раны, на шеи детектива были две царапины очень похожие на след от когтей.

— Это все? — не поняла я.

— Рука, — подсказал светловолосый целитель с серой с белыми прожилками кожей.

Я перевела взгляд на руку. К горлу подкатил комок, захотелось выйти на свежий воздух. Кожа на руке детектива была снята, как какая-то перчатка. Скрюченные пальцы что-то сжимали.

— Что это? — спросила я не решаясь дотронуться.

— Вот, — мне на осколке стекла была продемонстрирована темно-зеленая чешуя. — Это все что мы смогли оторвать. Чья она мы сможем сказать только после экспертизы.

Я машинально кивнула не в силах отвести взгляд от чешуи. У многих ящеров такая расцветка, но почему в голову приходит только одно имя? Только не он…

Когда целители выколупывали из стены некроманта, была найдена еще одна находка. Маленький не больше ногтя металлический осколок. Серебристо-черный цвет имеет только один металл во вселенной — эвейлин.

— Это мы тоже исследуем, — проговорил лекарь, упаковывая кусочек металла в пластиковый пакет и запечатывая его магией.

Они уехали пообещав что магесса Тагар свяжется со мной как только у них будут результаты экспертизы. Запечатав двери агентства магией, я стала ловить такси. Но вместо аэрона ко мне подлетел темно-вишневый шекхи.

— Подкинуть? — Амистад опустил тонированное стекло.

— Да, — я стала отказываться от предложения.

Желтоглазый вылез из автомобиля галантно распахнул передо мной дверь и помог сесть.

— И где ты живешь? — заведя машину, спросил он.

— На улице Фей, — ответила я.

Работающая на магии воздуха шекхи доставила меня до дома в два счета.

— Что ты собираешься делать? — задал вопрос Амистад.

— Дождусь результатов экспертизу, а там посмотрим, — известила я.

Кристаллы слежения хоть и были целыми, но совершенно не рабочие, целители увезли их с собой, может ребята из эмпатического отдела смогут выжать их них хоть что-нибудь.

Шекхи подлетела к тонированным дверям небоскреба. Покинув машину я направилась к ним даже не посмотрев на желтоглазого. За спиной резко взревел шекхи, и быстро скрылась за поворотом. Видимо на что-то рассчитывал.

А в квартире меня ожидал сюрприз. В лице императора Трибуна.

— Вы? — поразилась я. — Как вы вошли?

— Позвольте не отвечать на этот вопрос, — хитро улыбнулся ящер. — Как продвигается расследование?

Прошла на кухню и поставила разогреваться ужин. Спросив у ящера:

— Вы будите?

— Благодарю, — слегка склонил голову ящер.

— Никак оно не продвигается, — ответила я, сделав себе золотистого какао и залпом его выпив. Вернувшись из банка, я обнаружила разгромленный офис, пятерых мертвых сотрудников и исчезнувшего в неизвестном направлении шефа. У одного из убитых в руке была зажата темно-зеленая чешуя.

Раскраска и самого императора была именно такого цвета. И под мелкими чешуйками на лице заиграли желваки.

— Вы думаете…, - недоговорил Трибун.

— Я ничего не думаю. Утром у меня будут результаты экспертизы, — ответила я, Трибуну выкладывая на тарелку мясное бри.

— Свяжитесь со мной, — приказал мне ящер.

Я не отвлекаясь, кивнула.

Закрыв я императором ящеров дверь, я вернулась на кухню и продолжила прерванный ужин.

* * *

Спасла я плохо. Всю ночь снился Триктар и просил о помощи. Разбудил меня, кристалл связи — громко запищав. Не открывая глаз, я нашарила кристалл.

— Спишь? — перед мысленным взором появился радостный Юнтел немного светящийся.

— Который час? — сонно спросила я у него.

— На Алоу время утреней воды поземному одиннадцать часов утра.

— Что Светка же должна была вернуться! — подскочила я. — Юн, тут такое…

— Я возвращаюсь, — твердо заявил аннури.

— Не смей! — прикрикнула я на него. — Я не хочу, чтобы и тебя…

Перед глазами стали мелькать красные круги.

— Я отключаюсь, — обиженно буркнул Юнтел.

На его месте появилась магесса Лиона Тагар.

— Здравствуйте, магесса, — поздоровалась я.

— Получены результаты экспертизы, — сразу же сказала магесса. — Я уже скинула их на ваш кристалл. Держите меня в курсе событий.

И прежде чем я успела ее поблагодарить, она отключилась.

По результатам экспертизы чешуя действительно принадлежала ящеру. Придется обратиться к Трибуну, чтобы дал образец крови Триктара. А вот экспертиза по эвейлину оказалась очень интересной. Структура металла была соединена с плотью ящера, чью чешую держал Теранс.

— Ваше Величество, — проговорила я, как только сформировался образ Трибуна. — Пришли результаты экспертизы, скидывать вам на кристалл.

— Конечно, — нетерпеливо произнес император ящеров.

— Еще, — я замялась, не зная как сказать. — Мне нужен образец крови Триктара.

Вертикальный зрачок расширился, на скулах заиграли желваки, а руки ящера сжались в кулаки.

— Хорошо, я пришлю вам образец, — это решение нелегко далось императору.

Закончив разговор, я оделась, позавтракала и отправилась в агентство.

На позолоченные ручки чуть поблескивают серебристым светом. Значит, никто не пытался вскрыть печати. Что неудивительно все-таки офис находиться в престижном районе. Сняв заклятье, я вошла в холл.

Каждый мой шаг сопровождался хрустом битого стекла. Поднявшись на третий этаж, я вошла в кабинет Валерия Николаевича. Чуда не произошло, и я начальник все еще отсутствовал, а значит, мне самой придется все это расхлебывать.

При свете дня разгромленный кабинет выглядел еще хуже. И очень многое, что я вчера не заметила, стало видно. На одном столе пять глубоких полос. И под этим же столом довольно большой осколок кристалла связи. Вздохнув, я подобрала уже бесполезную стекляшку. По телу волной прошелся разряд тока, и я увидела.

…Шеф с кем-то разговаривает по кристаллу связи, но его грубо прерывают,…стол со всем содержимым летит на пол,…на миг видна чешуйчатая рука с длинными черными когтями…

Видение схлынуло, а я обнаружила себя сидящей на полу и на коленях. Руки дрожат, острый осколок порезал руку и теперь ярко-алая кровь большими каплями капает на пол. Осколок осыпался черной пылью, а брильянтовые полумесяцы медленно угасали.

— Да что же вы такое? — прошептала я.

Юнтелу я не решилась рассказать о новых украшениях на руке. И теперь мне приходиться носить перчатки, не переставая.

— Ого! — присвистнули за спиной.

Я подскочила, в руках светиться боевое заклинание.

А это всего лишь Амистад. Впитав заклинание, я спрятала руки в карманы.

— Можешь не прятать, я видел, — иронично произнес желтоглазый. — Интересные украшения.

Я только кивнула. Всю голову сломала, размышляя как бы так сказать Морану, чтобы потом меня на опыты не забрали.

Амистад все еще улыбаясь, снял тонкие кожаные перчатки и показал мне руки. На тыльных сторонах ладоней у него были точно такие же брильянтовые полумесяцы!

— Что? У тебя? Откуда? — ошарашено уставилась я на него. — А почему я их не видела, ты же был без перчаток?

Желтоглазый только лукаво улыбался, когда надевал перчатки.

— У тебя есть результаты экспертизы? — полюбопытствовал он.

— Есть, — я достала из сумочки миниатюрный кристалл связи.

Амистад взял его, и закрыл глаза.

Я же продолжила осмотр кабинета, прикасалась к валяющимся на полу осколкам, но ничего не произошло.

— Как интересно, — Амистад цокнул языком.

— Что? — заинтересовалась я.

— У тебя есть образец крови Триктара? — в свою очередь спросил он.

— Трибун обещал прислать, — ответила я.

— Вот как? — удивился желтоглазый. — Ты знакома с императором.

— Ну, я же знакома с его сыном, — фыркнула я.

— Дай сюда, — попросила я. — Посмотрю, пришел ли образец.

Образец был. И ни теряя времени, я отослала его магессе Лионе Тагар.

— Я переключу вас на эксперта делавшего экспертизу, — проговорила магесса.

На секунду вокруг меня воцарилась темнота. А потом перед мысленным взором появился мужчина. Лет сорока в медицинском халате и светло-бежевых брюках, карие глаза за очками в золотой оправе.

— Здравствуйте, — поздоровалась я.

— Скидывайте мне на кристалл ваш образец, — велел эксперт.

Я подключилась к его кристаллу и передала на него образец.

Эксперт подключил кристалл к нескольким различным приборам. А на планшетке принялся что-то записывать, кивая в такт своим мыслям.

— Это очень интересно! — неожиданно воскликнул мужчина.

— Что? Что вы нашли? — нетерпеливо спросила я.

— Несомненно, два этих образца совпадают! — выкрикнул ученый.

— Боги, — прошептала я. — Только не это…

Больше я не слушала лихорадочное бормотание ученного, отключившись.

— Ну? — спросил Амистад, как только я открыла глаза.

— Это Триктар, — убито прошептала я. — И он подвергся воздействию эвейлина.

— Ну, этому воздействию он подвергся давно, — отмахнулся Амистад.

— Как давно? — ухватилась я за слово.

— А ты не знала, что ящеры, когда наступает совершеннолетие, проходит соединение с эвейлином? — спросил желтоглазый.

— Нет, — покачала я головой. — Но ведь эвейлин до конца не изучен.

— У ящеров полно подопытного материала, — усмехнулся Амистад.

«Я была с ним знакома, но совершенно его не знала», — осенило меня.

— И что ты намеренна, делать? — спросил у меня желтоглазый.

Я села на единственное уцелевшие кресло.

— Не знаю, — вздохнула я. — Ограбление банка, нападение на нас и во всем этом замешан Триктар.

— Но уже кое-что ясно, — проговорила Амистад пройдясь взад-вперед.

— Да? И что же? — заинтересовалась я.

— Ограбление банка и нападения на вас связанны, так? — я кивнула, подтверждая его слова. — А это доказывает, что это все спланировал кто-то один, а Триктар так исполнитель.

— Тор! — подскочила я. — Если его прижать, он все расскажет!

— Поехали, — согласился со мной Амистад.

На память я никогда не жаловалась. И уже летя в шекхи, меня посетила страшная мысль: «О, нет, шеф же потом меня заставит заново заполнять платины!».

— Куда теперь? — спросил Амистад останавливаясь на перекрестке.

— Влево, — ответила я.

Через несколько минут мы были у того самого памятника императору в Трущобах.

— Теперь вниз по улице, — указала я. — Но Триктар разговаривал на не известном языке.

— Сможешь повторить? — заинтересовался он.

— Нет, — уверенно ответила я.

— Хорошо, это я беру на себя, — обнадежил меня желтоглазый.

Мы шли, разговаривая, и я не смотрела на сторонам. Но чем ближе мы подходили, тем сильнее становился запах гари.

От двухэтажного дома с красным фонарем над крыльцом остался только полу сгоревший остов.

— Арпах был под землей, — вспомнила я. — Может, выжил?

— Пошли, посмотрим, — предложил Амистад.

М-да то, что не уничтожил пожар, уничтожили жители Трущоб. Вход в туннель притягивал своей чернотой. Прежде чем спуститься вниз я зажгла янтарного светлячка. Небрежное движение рукой и светлячок летит в проем. Он осветил черные обугленные головешки — все, что осталось от лестницы, да законченные стены.

— Я полезу первым, — сказал мне Амистад, скидывая вниз еще одного светлячка.

«Вот еще один, кого я не знаю», — тоскливо подумала я.

Амистад скрылся внизу.

— Ну? — спросила я, заглядывая в люк.

— Спускайся здесь не высокого, — показался желтоглазый. — Только здесь очень сильно воняет гарью.

Сильно, это еще мягко сказано. Взмах рукой брошенное в пространство слово, и полумесяцы, и перстни засветились белым и сиреневым светом. А в туннеле стало пахнуть апельсинами. Что поделать если из всех ароматизаторов у меня получается только это, да ванильный.

Мы осторожно шли вперед, черепов в нишах не было, но были черные жирные пятна сажи. Это значит, что огонь был магического происхождения. Надеюсь, Триктар не приложил к этому свою когтистую ручку…

— Зачем тебе Триктар? — спросила я.

Хорошо помню, как в гостинице на Моранде Амистад спрашивал ящера.

— А тебе зачем? — увильнул от ответа желтоглазый.

— Он мой напарник, — поспешно ответила я. — Я ответила, теперь ты отвечай.

— Тсс, — приложил палец к губам Амистад. — Слышишь?

Я прислушалась, но ничего не услышала. Он вроде полуящер, может и слух у него лучше.

Дверь, когда-то перегораживающая корридо в настоящее время валялась на полу и на ней четко видны следы когтей.

— Я съем свои туфли, если то не Триктар, — задумчиво проговорила я.

— Если это не ящер забавно будет на это посмотреть, — хохотнул Амистад.

Зал, где раньше д'жархи сторожили резную дверь, почерней от копоти. На стенах жирные пятна сажи. Двери в покои арпаха нет и хорошо видно тело.

— Тор! — я рванулась к нему.

Старая тварь не смотря на раскуроченную грудную клетку, была все еще живой.

— Как повезло, — довольно произнес Амистад.

Разорванная грудь вздувалась кровавыми пузырями. С уголков губ не прерывно текла струйка крови.

— Кто это сделал? — властно спросила я.

Арпах посмотрел на меня затуманенным взором, пошевелил губами, изо рта вытекла новая порция крови.

— Так мы ничего не узнаем, — подытожил желтоглазый.

— Предлагаешь отвести его к целителям? — огрызнулась я.

— Нет, мы сделаем кое-что другое, — Амистад присел около арпаха.

Снял перчатки. Полумесяцы на руках засветились молочным светом. Внутри меня что-то откликнулось на его магию, поворочалось в глубине сознания, но решило пока не вылезать на свет.

Амистад горящими руками едва прикоснулся к полумертвому арпаху. Он выгнулся дугой, а из приоткрытого рта поднялся голубоватый дымок, глаза засветились холодным голубым огнем.

— Кто это сделал? — повторил мой вопрос Амистад.

— Ящер, — четко проговорил арпах. — Триктар и человек.

— Что за человек? — задал следующий вопрос желтоглазый.

— Я его не знаю, — ответил Тор. — У него короткие голубые волосы.

Я тут же представила человека без лица, но с голубыми волосами брр…

Арпах дернулся, захрипел бирюзовый дымок вышел через глаза и рот и Тор растекся по полу маслянистой лужицей.

— Фу, — скривилась я и поспешно отошла.

— У всего есть строк годности, — философски заметил Амистад.

— И все равно, мы ничего не узнали, — проговорила я. — То, что в этом деле замешан Триктар мы уже знаем, а вот где искать этого голубоволосого человека ума не приложу.

— Там же где и Триктара, — заметил желтоглазый. — Пошли отсюда здесь нам делать ничего.

Выбравшись из сгоревшего дома, мы сели в шекхи. И вернулись к агентству.

— Останови! — резко бросила я желтоглазому.

Шекхи круто остановился, задняя часть приподнялась.

— Дина, что на тебя нашло?! — рассердился Амистад.

— Быстро вот в тот переулок! — указала я.

Амистад ничего не понимая, выполнил все, что я сказала. Втиснув шекхи в узкий переулок тупичок между двумя магазинами.

— А теперь пошли, — я позвала его за собой.

С обеих сторон стеклянных дверей агентства стояли хорошо знакомые мне люди в масках.

— И что? — понял Амистад. — Ваше агентство под крылышком императора не удивительно, что нападением на вас заинтересовались определенные структуры.

— О, нет, — возразила я. — Когда я занималась предыдущим делом, они меня похитили и их очень заинтересовали украшения на моих руках.

— У них был вот такой знак, — Амистад из кармана достал на тонкой золотой цепочке знакомую мне закорюку.

— Да, — ответила я. — Откуда это у тебя?

Но желтоглазый не ответил. Продолжая наблюдение, я увидела, как здание офиса вошел тот самый старикашка.

— Он, — рассерженной змеей прошипела я.

Руки сжали в кулаки, и загорелись ярким белым пламенем.

— Ди, успокойся, — шикнул на меня Амистад, как быстро он начал сокращать мое имя. — Ты привлечешь их внимание.

С огромным трудом не удалось успокоиться.

Дверям офиса подлетел длинный черный аэрон с тонированными стеклами. Из него вышли двое: мужчина и женщина. Мужчина был, так как и на Амистаде в кожаный костюм с плащом. На женщине же длинное бело-розовое платье, в таких платьях только на прием к императору ходить. В сложной прическе поблескивали на солнце драгоценные камни.

— Им что здесь надо? — нахмурился Амистад.

— Ты их знаешь? — заподозрила я.

— Да как сказать, — хмыкнул желтоглазый. — Из этого переулка есть выход? В любом случае отсюда надо убираться.

Боль скрутила, не давая говорить, дышать, мыслить. Единственное, что могла это открывать и закрывать рот, слов выброшенная на берег рыба. Перед глазами клубился белесый туман, он-то становился густым, как кисель, то рвался на мелкие тонкие клочки.

И когда молочное марево истончалось, я видела двухэтажный дом из черных матовых плит, только теперь внутри их горят непокорным алым огнем загадочные символы. В темноте дверного проема мерещились изумрудные всполохи. Из дома вышел и пошел на меня тот самый паренек, которого я посчитала мертвым. От быстрого шага длинные волосы развиваются шлейфом. Странно, но сейчас его старинная одежда не кажется комичной, а наоборот придавала ему царственности и величия. На руках белым огнем горят брильянтовые полумесяцы, а в прошлый раз, я их не видела.

— Ди! — меня сильно тряхнули.

Голова мотнула туда-сюда.

Туман перед глазами исчез, и я увидела встревоженного Амистада. Челка, закрывающая пол-лица всклокочена, янтарные глаза смотрят с тревогой. Полоска чешуи так близко, что можно рассмотреть маленькие чешуйки.

— Все в порядке, — проговорила я вырываясь.

— И что это было? — отпустив меня заинтересовался желтоглазый.

— Не знаю, — вынужденно призналась я. — Похоже, видение. Я видела того мертвого парня, у которого стащила «Лунные часы», но мертвым он не выглядел. Амистад те ведь знаешь что это за штуки?! Расскажи!

Но желтоглазый только отвел глаза, развернулся и сел в шекхи. Знает. Но почему не хочет говорить? Подозрительно поглядывая на Амистада, я села в машину.

— Куда? — не глядя на меня, сморил Амистад.

Я достала из кармана планшетку я проверила адрес:

— Лунная 15.

— Ого, — поразился он.

Согласна странное место для проживания выбрала гвейли. Это граница теневого квартала и сектора раттихоров. Не самое подходящее место для королевы.

Жестяной кругляшок с цифрой пятнадцать оказался на пятиэтажной гостинице. Серые стены до второго этажа покрывал густой изумрудный плющ. Аккуратное высокое крыльцо, дверь с фотоэлементами раскрылась перед нами.

Внутри оказалось чисто и светло. Напротив двери стойка за ней зеленокожая дрира, раскладывала в свободные ячейки магические ключи от свободных номеров.

— Здравствуйте, нам бы хотели узнать Анна Мора у себя? Ее хочет видеть Диана Колесникова и ее напарник, — обратилась я к дрире.

— Подождите минуточку, — проговорила она, повернувшись, и одарила нас лучистой улыбкой.

Она прикоснулась к кристаллу-связи на столике перед собой, и закрыла глаза. Через несколько секунд она открыла глаза и ответила:

— Да, проходите, она ждет вас. Четвертый этаж, номер 36.

— Спасибо, — поблагодарила я.

На лифте, мы поднялись на четвертый этаж. Свернули налево, и постучали в дверь с номером тридцать шесть.

— Да-да входите, — раздалось из-за двери.

— Здравствуйте, Анна, — поздоровалась я, как только вошла.

— А говорили, что работаете одни, — укорила меня гвейли, не сводя взгляда с Амистада.

Она встала с кресла и потянулась всем телом, обтягивающее платье опасно затрещало по швам. В золотых глазах Амистада вспыхнули огоньки желания и интереса.

— Это мое дело с кем работать, — грубее, чем нужно ответила я. — Анна, давайте перейдем к делу. Нам надо осмотреть труп сосредоточия магии.

— Мой некромант его уже осмотрел и ничего не нашел, — холодно проговорила королева посмотрев на меня.

— У некромантов свои методы, у нас свои, — вежливо произнес Амистад.

Анна Мора недовольно поджала губы, нахмурила идеально выщипанные бровки, серые глаза на миг потемнели, утратив все сходство с человеческими. Гвейли решительно подошла к столу, вынула из ящика желтую картонку, и резким росчерком ее подписала.

— Еще что-нибудь? — язвительно поинтересовалась королева.

— Нет, — в тон ей ответила я.

Я круто развернулась и буквально вылетела из кабинета королевы.

— Ди, да что на тебя нашло? — у лифта догнал меня напарник.

— Ничего, — огрызнулась я, ну не признаваться же что приревновала? — У тебя корабль есть?

Амистад открыл рот, хотел что-то сказать, но передумал и закрыл его. В молчании мы спустились вниз, сели в шекхи.

— Есть, — ответил желтоглазый, заводя мотор.

* * *

На территорию космопорта нас впустили, когда я показала жетон. Амистад направил шекхи в гораж-ангар. К его темно-коричневой «Стрекозе», мы пошли пешком.

Маленький двухместный кораблик ощерился острым ястребиным клювом. Напарничек подошел к низкому брюху и приложил ладонь к сканеру.

— Больше никаких ключей, — прокомментировал он.

— Ну, вот теперь придется отрубать тебе руку, — притворно огорчилась я.

Желтоглазый лишь усмехнулся.

Шипение рассерженной гадюки и часть брюха «Стрекозы» опустился вниз. Отлично видны два кресла обтянутые бежевой кожей.

— Прошу, — сделал приглашающий жест напарник.

Поднявшись на борт, я заняла кресло помощника пилота. Перед лицом на двух выгнутых экранах, хорошо видна панорама космопорта. Новое высокое здание Станции и прилепившиеся к ней две башенки.

— Куда изволит, леди? — поинтересовался Амистад.

Движением руки, над приборной доской заставляя зажечься холодным, синим огнем разнообразные символы.

— В систему Родух, — ответила я.

Легкое прикосновение к знаку «Азег» и трап-брюхо поднялось.

Амистад расслабившись и закрыв глаза, положил на подлокотники руки и они стали покрываться мерзкой коричневатой коркой. По ней багряной волной прошел огненный всполох, Амистад болезненно скривился.

Знаки над приборной доской вспыхнули с новой силой, ослепив меня. Взревели двигатели, на глянцевом коричневом боку «Стрекозы» отчетливо видны изумрудные всполохи. «Стрекоза» дернулась и медленно взлетела. На экранах хорошо видно, как развернулись полупрозрачные «крылышки» и часто-часто замелькали, сливаясь в сверкающую полоску. Багряный всполох на коричневой корке и «Стрекоза» устремилась вверх.

— Если это так больно, тогда переходи на обычное кристаллическое управление, — предложила я.

Амистад открыл глаза и посмотрел на меня. Обычно яркие желтые глаза, теперь были не ярче грязного осеннего листа, вертикальный зрачок вытянулся в тонкую ниточку.

— Приятно слышать, что ты беспокоишься за меня, — бледные губы скривились в подобие улыбки.

— Как же тут не беспокоиться, если этот корабль пьет твою жизнь, как какой-нибудь драхи?! — выпалила я. — Амистад, на Родух ты прибудешь трупом! Быстро переводи управление!

— Это всегда так, — тихо-тихо проговорил он. — Не волнуйся, я летал и на большие расстояния, и как видишь, все еще жив.

— Хорошо, — пришлось мне согласиться.

Сколько я ни летала на различных кораблях, но никогда не видела подобного управления.

На экранах разноцветными всполохами открылся портал. От буйства ярких красок начинают слезиться глаза, поэтому я прикрыла их рукой. Так, так очень интересно Амистад тоже умеет открывать порталы…

* * *

Время от времени я поглядывала на Амистада, поэтому пропустила момент выхода из портала. Только что перед глазами все смешивалось в сумасшедшем калейдоскопе, но только стоило моргнуть, как все пропало. И на экранах чернота космоса и тусклый оранжевый шарик. И на его орбите снуют туда-сюда разнообразные корабли.

— Это говорит капитан корабля «Скользящий» Роллан Одариад, — включилась видеосвязь. — Неизвестный корабль назовите себя, иначе мы будем вынуждены открыть огонь.

На одном экране появился представительный мужчина лет тридцати, светло-русая бородка, как полагается, подстрижена лесенкой. Взгляд карих глаз решителен и собран.

На втором экране хорошо видно как на маленькую «Стрекозу» наведено из крупнокалиберных пушек и ее дуло слегка светиться зеленым светом, в любой момент оно готово выстрелить в нас зарядом кракозанской плазмы.

— Говорит Амистад Тессар капитан «Стрекозы», — желтоглазый включил связь. — Мы прибыли помочь в расследовании убийства сосредоточия, с разрешения королевы.

— Следуйте за нами, — в ответ сказал Роллан Одариад.

Тяжелый крейсер медленно развернулся, из двигателей вырвалось голубое пламя магии воздуха. И корабль так же медленно устремился вперед. Так же экраны показали, как с обеих сторон к нам пристроились два маленьких истребителя и навели на нас орудия.

Крейсер привел нас к орбитальной станции. И под все теми же дулами «Стрекоза» залетела в стыковочный отсек.

Наш маленький кораблик зацепили магнитными держателями, заодно отключив приборы, и потащили вглубь станции. Поездка закончилась в одном из отсеков. Сверху и снизу «Стрекозу» обработали горячим паром с яркими красными искрами, которые быстро потухли. И двери отсека разошлись, намекая, что пара выходить из корабля.

Покинув корабль, мы вошли в другой отсек в нем наш уже ждали трое. Двое — мужчин и ктирианец. У всех на кожаных плащах прицеплены поблескивающие зеленым звезды — особый отел разведки.

— Прошу прошения за доставленные неудобства, — проговорил ктирианец, когтистым пальцем поглаживая один из шипов на костяшках. — Мы остались без сосредоточия, а значит нужно полагаться только на себя. Покажите пропуск от королевы?

— Конечно, вот, — я достала из кармана маленький желтый квадратик.

Один из молчаливых мужчин достал анализатор и провел им над пропуском. Янтарный квадратик засветился бледным золотым светом и мгновенно погас.

— Все в порядке, — произнес мужчина, отдавая мне пропуск и убирая анализатор.

— Можете проследовать на Салиду, — произнес ктирианец. — Еще раз примите наши извинения.

* * *

Покинув станцию «Стрекоза» бее проблем достигла Салиды планеты столицы системы. Прорвавшись сквозь пелену бледно-розовых облаков, мы увидели раскинувшийся под нами город.

Высокие здания, яркое полуденное солнце сверкает в затемненных окнах. По улицам ходят крохотные маленькие человечки.

— А вот и Станция космопорта, — указал вперед Амистад.

Станция космопорта высокое здание, где на шпиле мигает проблесковый маячок. Желтоглазый связался с диспетчером и ему разрешили посадку и указали номер площадки.

«Стрекоза» приземлилась, угасли всполохи магии в двигательном отсеке. Покинув корабль, мы направились к станции космопорта.

Едва перед нами раскрылись двери, как мы окунулись в атмосферу тишины и покоя. Нет этой многоголосой толпы вечно спешащей куда-то. Те немногие люди, что ожидали свои корабли, тихо беседовали, но стоило нам появиться, как все разговоры прекратились. Но это не помешало нам нанять такси.

— К дворцу, — проговорила я, протягивая деньги.

Дворец Анны располагался не как в Ларре в центре города, а по местным меркам за городом. В окружении цветущей сирени, вишни, яблони и многих других растений со всех концов империи.

Такси остановилось точно около дворцовых ворот. Рядом с закрытыми створками стояли двое гвардейцев в черно-красной форме. Такси улетело, и только тогда я подошла к гвардейцам.

— У меня допуск от королевы на расследование убийства сосредоточия, — сказала я им, и для больше убедительности показала разрешение.

Тот, что стоял слева взял у меня разрешение повертел его и так и эдак. Руками в перчатках сжал в кулаке кристалл связи. Тонкие красные лучики брызнули в разные стороны. Через томительную минуту он открыл глаза.

— Подождите, сейчас за вами прибудет карета, — ответил гвардеец, отдавая мне пропуск.

Ждать пришлось от силы минут пятнадцать. Запряженная ящером карета появилось из-за поворота. Шестиногая ящерица похожая на дикобраза из-за длинных синих шипов остановилось, и тихо угрожающе зашипела. Молодой паренек из расы тулиниарцев звонко щелкнул кнутом над ящером. Зверь повернул голову и стал шипеть уже на него.

Амистад помог мне забраться в карету. Ящер еще раз зашипел и тронулся с места. Карета медленно ехала обратно к дворцу. Как только мы въехали под сень цветущих деревьев, как подул легкий прохладный ветерок, который принес сладкий остающийся на языке аромат. И маленькие белые, и розовые листочки, запутавшиеся в моих роскошных волосах.

— Тебе идет, — сделал комплимент Амистад.

— Спасибо, — улыбнулась я.

Белый гравий, которым была посыпана дорожка, скрипел под колесами кареты. Круг вокруг фонтана — огромный цветок лотоса, из которого с тихим журчанием вытекает вода, и карета остановилось около беломраморной лестницы крыльца.

С него спустилась девушка. Высокая, худощавая в длинном темно-синем платье с разрезами от бедра. За ее спиной покачивался из стороны в сторону длинный чешуйчатый хвост. Сегра. Да еще и полукровка. У чистокровных на хвосте загнутые шипы, а на конце два жала, которыми так удобно хватать добычу. И так же как у ящеров для сегра — полукровки грязь.

— Вы, Диана Колесникова? — обратилась ко мне сегра.

— Да, — кивнула я. — А это мой напарник Амистад.

— Прошу за мной, — повела рукой девушка.

— Нам нужно поговорить со штатным некромантом, — проговорила я, поднимаясь, след за ней.

Холл во дворце огромный с потолка спускаются хрустальные люстры, солнечный свет, преломляясь на острых гранях, солнечными зайчиками лежал на зеркальных стенах. На второй этаж вели две изогнутые лестницы из дорого прозрачного с белыми прожилками мрамора.

Вслед за девушкой мы прошли в короткий коридор-перемычку и попали в обеденный зал. На стенах портреты предков нынешней королевы. В центре длинные стол, рассчитанный на двести персон. Накрытый белой с золотой вышивкой скатертью. И сервирован фарфоровой посудой, в наши дни это большая редкость.

Мы пересекли зал, прошли через еще один корридо, здесь в нишах подсвеченные разноцветными магическими огоньками стояли маленькие хрустальные статуэтки.

Из коридора мы попали в просторную комнату. Одну ее сторону занимал изысканный витраж, свет разноцветными пятнами лежал на полу. Здесь же лестница обычная мраморная без украшений и изысков. И не большой коридорчик на кухню. Откуда доносились умопомрачительные запахи, желудок тут же отозвался громким урчанием.

— Извините, — смутилась я.

Мы поднялись по лестнице. И здесь стены увешаны не просто картинами, а произведениями искусства. Картины Батечели соседствовали с картинами Коларра Элоха — пейзажиста с планеты Эплих. Леонардо да Винчи и Карина Мезэлла — популярная абстракционистка.

— Сюда можно экскурсии водить, — восхитился Амистад.

— Это далеко не вся коллекция, — улыбнулась сегра, показав треугольные акульи зубки. — На третьем этаже восхитительное собрание Миранды де Вироха.

Прошли до конца коридора и остановились около массивной двери из черного дерева, если присмотреться, то можно увидеть, как по граням резьбы блуждает голубоватый огонек.

— Это кабинет Олмира Крала, — обратилась к нам девушка.

А мне было не до объяснений. Глухая ноющая боль сдавила голову тугим обручем. И с остервенением голодной собаки вгрызлась в мозг. Я пошатнулась и чтобы не упасть схватилась за Амистада.

— Ди, что с тобой, — обеспокоился желтоглазый.

«А они с Триктаром похожи», — некстати подумалось мне, заглянув в золотистые глаза.

— Радость ощущения ментальной магии гвейли, — я попыталась улыбнуться, но получился жуткий перекос лица.

— Сейчас, — мягко проговорил Амистад.

Он едва ощутимо прикоснулся к вискам. Губы шевельнулись. Пространство отозвалось на заклинание. По телу прошелся легкий озноб и боль прекратилась.

— Спасибо, — выдохнула я с облегчением.

«И правда глаза похожи», — убедилась я.

Но Амистад что-то такое почувствовал, отвернулся и обратился к ожидающей нас сегре.

— Все в порядке, можете открывать.

Она кивнула, прикоснулась к дверной ручке шепот слов не разобрать. Слегка нажала на ручку и дверь поддалась.

— Мы ничего не трогали, — проговорила она, как только мы вошли. — Кабинет осматривал только Арас Конро — некромант.

Теперь уже мя покивали с умным видом.

Убранство кабинета не роскошное, но уютная Камин. На нем большие, золотые, старинные не магические часы. На стенах картины, но на всех изображен только ночной пейзаж. Дубовый стол толстыми ножками упирается в мягкий ковер. Шкафы с книгами, с кристаллами, с планшетками. Три кожаных кресло и что искать, мы совершенно не представляем.

— Над чем он работал? — поинтересовался Амистад, проведя, вспыхнувшей синим огнем ладонью над столом.

— Мне это неизвестно, это может знать Арас, — тихо ответила сегра махнув хвостом туда-сюда.

Мое сканирование говорило, что ничего кроме магии гвейли здесь нет. Посмотрела на Амистада и получила полный растерянности взгляд. Это же уже кое-что, ведь наверняка у желтоглазого напарника опыта больше, чем у меня.

— Мы закончили, могли бы мы поговорить с некромантом, — обратилась я к сегре.

— Пойдемте, я провожу, — позвала нас за собой девушка.

Покинув кабинет, мы вернулись в зал с коридором на кухню. И прошли через этот коридор. Где-то на середине с боку в него выходила лестница. Мы спустились вниз. Круглая комната, куда выходят двери кладовых и хромированные двери лифта.

Сегра нажала на кнопку, и блестящие двери раскрылись перед нами. Когда мы вошли внутрь, сегра нажала кнопку со стрелкой вниз.

Пара секунд и лифт остановился, а двери раскрылись. Перед нами коридор стены серый необработанный камень. Свет давал синий огонь, горящий в больших треножниках у металлической двери на том конце туннеля.

На правой створке двери имелся медный молоточек. Им-то девушка и постучала. Вибрирующий пробирающий до костей звук еще не успел отзвучать, когда одна из створок отворилась.

— Входите, — обратилась к нам сегра. — Я буду ждать вас здесь.

— Как знаешь, — пожала я плечами.

Зал куда мы вошли, весь обделан малахитом, стены, пол, потолок все зеленое от обилия зеленого аж рябить в глазах.

— Арас Конро, — позвала я. — нам надо с вами поговорить.

В так же выходило три туннеля покрытые мраком. Из темноты одного из них и вышел некромант.

Это был высокий азайл. Пятнистая, как у леопарда кожа. На лысом голове два изогнутых рога, глаза большие — алые с продольным зрачком. Опирался некромант на посох в виде позвоночника с черепом набалдашником. Одет в черный балахон, который так любят чернокнижники. Азайлы — вредный кровожадный народ, драхи у них многому могут научиться.

— Что вам нужно? — надменно осведомился некромант.

— Нам нужно задать вам несколько вопросов касающиеся расследования убийства сосредоточия, — проговорил Амистад.

— Кто вы такие? Почему я должен с вами о чем-то говорить?! Убирайтесь! — гневно выкрикнул азайл.

— Мы сотрудники «Магического розыска», — рассерженной змеей прошипела я, рванувшись вперед.

Но Амистад успел меня перехватить.

— Я сам уже хочу его придушить, — прошипел он мне на ухо. — Но, Диана ты должна держать себя в руках!

— Буду, — огрызнулась я.

Сбросив его руки, я степенно направилась к некроманту.

— Как я уже сказала, мы сотрудники «Магического розыска», а так же у нас есть разрешение от самой королевы Анны Мора, — сочившийся в моем голосе яд можно было в бутылки разливать и продавать.

— Покажите, — сварливо проговорил некромант.

Я достала из кармана квадратик шафранового цвета и протянула его некроманту. Тот выхватил его у меня, оцарапав острыми когтями. Один взгляд и разочарованный Арас протянул квадратик мне.

— Дите за мной, — скривился азайл.

Вот! Я же говорю вредный народ. Ослам впору занимать у них упрямство.

Некромант привел нас в прозекторскую, где на металлических столах лежали укрытые белыми простынями трупы.

Арас Конро подвел нас к покойнику, лежащему в самом углу и в отличие от остальных укрытых не простыней, а темно-зеленым брезентом. Быстрым и резким движением некромант откинул брезент.

Олмир Крал. Тело, которое лежало перед нами на столе на гвейли не походило совсем. Олмир походил на Тасару. С той лишь разницей, что девушка была красной и прозрачной, Олмир так же был прозрачен, но светился мягким сапфирным сиянием. А длинные белоснежные волосы колыхались, словно водоросли под водой и от этого зрелища становилось жутко.

— А почему они шевелятся? — не отрывая взгляда от волос, спросила я.

— Магия, — четко и коротко ответил некромант.

— Дай-ка я, — меня отстранил Амистад.

Беззвучный шепот и руки желтоглазого напарника загорелись лиловым огнем. Провел горящими руками над телом, оставляя огненный шлейф, он закусил губу.

— Ничего только магия гвейли, — растерянно ответил он.

— Хороши помошнички, — не скрывал своего мнения азайл.

«— Диана, — услышала я тихий шепот императрицы».

«— Что? — мысленно ответила я. — Оставьте меня в покое!».

«Что ты наделала, Диана, — вздох на грани слышимости. — Что ты наделала, что ты наделала…»

«— Вы о чем? — предчувствие чего-то не хорошо ледяными тисками сковали сердце».

«— Узнаешь, и тем большее будет твое раскаяние, — желчно произнесла Эрнеста. — Вернись ко мне пока не поздно».

«— Нет, — холодно произнесла я. — Это все?»

На краткий миг я увидела: большая комната, императрица сидит напротив зеркала и расчесывает свои прекрасные, как ночь волосы, в зеркале отражается ее лицо, глаза горят подобно звездам, чувствительные губы кривятся в насмешке.

Отвернувшись от зеркала Эрнеста Менгар, посмотрела на меня своими лучистыми глазами и четко проговорила:

— Элиолор тинилах!

— Диана! — голос Амистада ворвался в сознание громом небесным. — Очнись!

— А? непонимающе посмотрела я на него.

Перед глазами все кроме желтоглазого расплывалась. Он же будто приобрел удивительную четкость. Янтарные глаза светились бледным золотым светом, кожаные перчатки на руках едва видно светились молочным сиянием.

— Ты всегда такая? — подозрительно спросил он.

— Что? — возмутилась я, дернувшись, подвернула ноги и упала.

Боль в ноге привела меня в чувство, и перед глазами все перестало расплываться.

— Ну и чего вы тут разлеглись? — съязвил некромант.

Быстро вскочив и охнув от стрельнувшей боли в ноге, я подавила желание швырнуть в азайла фаерболом.

Теперь уже я отстранила Амистада от тела Олмира Крала. Очень хочется верить, что это была подсказка, и я не выдаю желаемое за действительное.

— Элиолор тинилах, — прошептала я.

Амистад радом дернулся, будто я его ударила.

Вокруг меня вспыхнуло сапфирное сияние. Руки медленно прозрачными наполняясь лазурным светом. Перед глазами постоянно появляется алый туман. Он клубиться, создавая причудливые образы, но в тоже время в красных недрах нет-нет, да мелькнет что-то черное пугающее до зубовного скрежета. Голос Амистада с каждой секундой становился все тише и тише, пока вовсе не исчез.

Я полупрозрачная заполненная лазурным сиянием стояла посреди багряного тумана, а вокруг под его прикрытием метались размытые тени. Но вот в нескольких метрах от меня появился силуэт. Секунду, постояв, он двинулся ко мне. И чем ближе подходил, тем сильнее было видно, что это человек. Наконец он подошел ко мне на расстояние вытянутой руке. Парню на вид лет двадцать пять не больше. Короткие каштановые волосы торчат непокорным ежиком. Лицо ничего не выражает, и глаза бессмысленно смотрят сквозь тебя. Так смотрят поднятые некромантами зомби. Парень посмотрел на меня его взгляд одновременно и пронизывал душу и был безучастен ко всему на свете, и от этого было еще страшней.

На руках вырастают десяти сантиметровые когти отливающие серебром. Бросок. Меня словно котенка за шкирку отшвырнули назад. Звуки и краски смешались в непереносимую какофонию. Мгновение, я ничего не вижу. И лучше бы и дальше ничего не видела.

Передо мной возвышался разъяренный Амистад. Зрачок расширился, поглотив золото янтаря. Ноздри раздуваются. Руки сжаты в кулаки.

— Дура, — бросил он, хлестнув, на отмаши.

Щека горела, будто на нее выплеснули кипяток или кислоту. В глазах закипали колючие злые слезы. Да крови закусив губу, я сдержала их.

— Где тело убийцы? — прошипела я.

Азайл поперхнулся очередным сарказмом и молча, повел нс за собой.

— Еще раз так сделаешь…, - Амистад не договорил.

Круто развернувшись на каблуках я с вызовом посмотрела на него.

— Сделаю, и прямо сейчас, — выплюнула я прямо в янтарные глаза.

И больше не глядя на него, я поспешила догнать некроманта. Еще больше, чем пощечина злило то, что все-таки кое-что я почувствовала, когда желтоглазый вытащил, выдернул меня из кровавого тумана.

Странное дело убийцы сосредоточия магии находилось ни, как все остальные трупы в прозекторской, в отдельном помещении. Не доходя нескольких метров, я почувствовала всю мощь охранных заклинаний. Спину немилосердно заломило, будто к ней повесели тяжелый груз. Ноги с каждым шагом наливались свинцовой тяжестью. Еще и перед глазами замелькали черные мушки.

— Мощные же вы заклинания навешали, — сделала я комплимент азайру.

Некромант подвел меня к металлической двери, на серой поверхности отлично видны вмятины и следы от когтей. Ага! Мы на верном пути!

— Тело пытались выкрасть, — спокойно произнес азайл. — Дважды.

— Кто? — сухо спросил Амистад.

— В первый раз двое неизвестных в черных масках, второй раз отряд «фантомов», — ответил некромант, прикоснувшись к двери.

«Фантомы» — элитный отряд космических десантников. Не знаю, чему их учат, но они не восприимчивы к магии любого рода. Каждый мальчишка в империи мечтает стать «фантомом». Я уже не говорю, что они подчиняются лично императору.

— Надо же, как интересно, — прокомментировал желтоглазый.

— Ага, все интересней и интересней, — согласилась я с ним. — Открывайте.

Некромант прикоснулся когтистыми руками к двери. От них проворными змейками в разные стороны расползлись огненные лучики. Они высветили на двери мерцающие символы. Азайл хриплым карканьем ворона выкрикнул заклинания. Символы вспыхнули и погасли, а дверь с тихим скрипом отворилась перед нами.

Комнатка настолько маленькая, что нам троим — тесно. На стенах и на полу слизь самых разных расцветок.

— Результат стычки с «фантомами», — брезгливо скривился Арас Конро.

У одной из стен на все том же металлическом столе под белой простыней лежало тело.

Некромант сдернул простынь, да это тот самый паренек. Лицо умиротворенное и, кажется, что от любого шороха он откроет глаза. Подойдя к нему, я произнесла:

— Элиолор тинилах.

Стоило только прочитать заклинание, как перед глазами все помутилось. Я покачнулась. Все звуки заглушил царапающий звук, словно кто-то провел когтями по стеклу. Вокруг меня спиралью завилась темнота и меня куда-то потащило.

Холодный ветер с кристалликами льда болью врезался в руки и лицо, оставляя мелкие порезы. А меня продолжало куда-то нести. Полет окончился, и я больно приложилась об пол. Кое-как поднявшись, я осмотрелась. Наверное, это зал. На высоких факелах горит зеленый огонь, освещая слишком мало места.

Я слышала тихие приглушенные голоса, но понять откуда-то они доносятся, так и не смогла. Не придумав ничего умного, я направилась к длинным факелам. Постепенно глаза привыкли к полумраку. Я смогла разглядеть темный коридор. Только я приблизилась к туннелю, как голоса зазвучали громче и отчетливей.

Коридор в отличие от зала не освещался, и идти приходилось на ощупь. Идти пришлось осторожно и держась за стену. Споткнулась, зашипела сквозь зубы из-за содранного локтя. Неожиданно в конце коридора появился слабый огонек, будто отсвет костра.

— Ты уверен, что получиться? — четко и громко кто-то произнес, заставив меня вздрогнуть.

— Да, — до боли знакомый голос.

Я встала, как скопанная не в силах пошевелиться. Это Триктар я не могла его спутать.

На цыпочках я подкралась выходу. Свет давал разожженный камин. Спиной ко мне стоял голубоволосый парень, рядом с камином застыл убийца Олмира — паренек уставился в пространство бессмысленным взглядом. А вот около него лицом ко мне стоял Триктар. Руки ящера светились нежным розовым светом. А вот он сам очень изменился, пока мы не виделись.

Темно-зеленые чешуйки кое-где переходили в черные с серебристым металлическим блеском. Когти на руках стали длиннее или мне это показалось?

— Диана? — выдохнул ящер, уставившись на меня, даже руки светиться перестали.

Голубоволосый парень резко обернулся, выхватил из-за пояса антимагический бластер. Я выставила вперед руки, создавая защитную печать, но она не сформировалась.

Рядом со мной из белых сверкающих искр соткался Амистад. Он быстро снял перчатку, быстро что-то произнес и швырнул в голубоволосого грязно-серым сгустком.

— Вот почему ты меня не послушала?! — возмутился желтоглазый.

Вокруг нас веселым хороводом завились яркие белые искры, от их нестерпимого света слезились глаза.

«Аласта…», — в сознании пронесся тихий шепот Триктара.

Обжигающий свет застит глаза. Опять это ощущение полета.

Я лежу на полу, надо мной склонились некромант и Амистад и оба рассматривают, как диковинную зверушки.

— Чего уставились? — грубо огрызнулась я.

Желтоглазый протянул мне ладонь, но с высокомерным видом отвергла его помощь. Поднявшись с пола, отряхнула себя, провела по растрепанным волосам и посмотрела на тело убийцы Олмира.

Все та же комната с разноцветной слизью на стенах. Тело на столе, некромант снова закрыл его простыней. И что это было?

— Спасибо, — проговорила я. — Мы узнали все что хотели.

И ни обращая внимание на мужчин, вышла из комнаты.

На память я никогда не жаловалась и поэтому очень быстро нашла выход к залу с металлическими дверьми, где меня ожидала сегра.

* * *

— Ну и что на тебя нашло? — поинтересовался Амистад, когда мы сидели в одном из многочисленных кофе и ужинали.

Солнце давным-давно скрылось за горизонт и на город опустились сумерки, но желанной прохлады они не принесли, разгоряченный город щедро делился полученным теплом. Пришлось активировать простенькие заклинания прохлады, вплетенное в серьги.

— Что именно? — спросила я, отправляя в рот кусочек филе нариллы.

Он так и не попросил прощения, я же разговаривала с ним только по необходимости.

— Откуда ты знаешь это заклинание, — ушел от ответа желтоглазый.

— Знаю и все, — не захотела я отвечать.

«Аласта», — подумалось мне, — «Что хотел этим сказать Триктар?» Минуточку…

Оставив рядом с тарелкой деньги за ужин, я встала из-за стола. Повертела головой, выискивая ближайшее такси.

— Куда это ты? — удивился Амистад.

Я же проигнорировала его вопрос и направилась к припаркованному неподалеку такси.

— Куда изволите? — поинтересовался у меня таксист, как только я села в летающий автомобиль.

— Космодром, — быстро выпалила я, наблюдая, как Амистад идет ко мне. — Быстро.

Автомобиль стартовал, так резко, что из-под днища вырвалась изумрудное пламя. Оставив на обочине растерянного желтоглазого, такси скрылось за поворотом.

* * *

Расплатившись к таксистом, я направилась к Станции космопорта. Внутри прошла к звездной карте. Аласта…, кажется, есть такая планета. Да точно! Вот она. Маленькая безжизненная планета в системе Илаш. Десять лет назад на ней добывали железную кортхуру, но добывающая компания разорилась. И, похоже, оборудование так никто и не вывез, раз им воспользовались похитители Триктара. Так теперь нужно найти любое и свободное служебное помещение.

Нагло прошла через дверь «Посторонним вход запрещен» под бледный свет кристаллов слежения. Немножко побродив по узким однотипным коридорам, я нашла то, что искала. Маленькую комнатку с компьютером. На столе чашка с горячим кофе. Так значит, надой действовать быстро!

— Свернись время и пространство, чтобы я смогла пройти дорогую своей!

Белый туман ровным ковром лег на пол и медленно поднимался выше. В нем уже сверкали огненные всполохи. В пурпур светился серебристым сиянием. Да и ноги чувствовали скользкую тропинку, а перед глазами все еще был голографический монитор компьютера.

Туман поднялся до потолка и огненные всполохи стали быстрее и чаще. На краткий миг меня ослепила ярко-зеленная вспышка, а когда вновь смогла видеть — я уже стою на поблескивающей скользкой тропинке, а мимо меня величественно проплыла сиренево-черная планета.

Больше грядя себе под ноги, чем на красоты космоса или Астрала, как когда-то назвала императрица Эрнеста Менгар. Под тропой ревело и бушевало яркое сиреневое пламя. И его танец завораживал. Засмотревшись на пляску фиолетового огня, я поскользнулась и неминуемо полетела бы в огненное объятие бездны, если бы меня не поймали.

— Амистад как ты…, - я осеклась.

За руку меня держал вовсе не желтоглазый. А тот самый парень, у которого я стащила «Лунные часы». Он смотрел на меня серебристыми глазами и улыбался.

— Я так долго ждал тебя, — приговорил он, а голос у него приятный.

— Меня? — удивилась я, вися на одной руке под черно-огненной бездной. — Правда?

— Да, — выдохнул он.

Словно я ничего не весила, он вытащил меня на серебристую тропку.

— А где ждал? — ожидая подвоха, спросила я.

— Здесь, — все еще улыбаясь, как полный дебил проговорил он.

— Ладно, — решила, пока повременить узнавать кто он, все-таки нужно спасти Триктара и вернуть новое сосредоточие гвейли. — А звать тебя как?

— Артилис, из расы лиарнов, — ответил он, и брильянтовые полумесяцы на руках сверкнули.

— Так, ты знаешь, что это такое?! — обрадовалась я.

— Конечно, — кивнул он. — Это аттахи.

— Хорошо, пошли по дороге расскажешь, — я подтолкнула его в спину к виднеющейся впереди арке.

— Мы не может туда идти, — заупрямился он.

— Мне нужно спасти друга, — привела я веский довод. — И найти похищенное сокровище гвейли.

— Я не могу, пойди, — проговорил он, ловко на узкой тропинке заходя мне за спину.

— Ты не можешь я могу, — топнула я, и чуть снова не сверзилась вниз.

И не обращая больше на него внимания, я направилась к арке. И вот что удивительно Артилис шел за мной.

Синие искорки внутри арки постоянно вращались. Надев защитную маску с запасом кислорода, я загнула в ярко-синий хоровод.

— Нет! — Артилис схватил меня за руку.

* * *

Свет больно резанул по глазам.

— Можешь снять маску, здесь есть чем дышать, — на ухо проговорил мне Артилис, горячим дыханием щекоча кожу.

Сняв маску, я протерла глаза. Перед глазами перестало все расплываться, я смогла осмотреться. Это явно не Аласта. Хрустальный пол, потолок, стены. Колонны тоже из хрусталя, но внутри горит непокорное изумрудное пламя. За спиной кружились и поблескивали яркие васильковые искорки. Артилис отпустил мою руку и пошел в зала. Аттахи на сверкнули, когда он повел руками перед собой.

Из воздуха появилась подставка. Тонкая железная ножка на подставке большой хрустальный шар. Его обвивали две искусно сделанные серебристые змейки, а переплетенные тела служили ножкой для шара. В хрустальных недрах вращалась бирюзовая дымка.

— Подойди сюда, Диана, — позвал меня, Артилис не оборачиваясь.

— Откуда ты знаешь, как меня зовут? — спросила я, подойдя к нему.

— Твои аттахи не разбужены, — он не ответил на мой вопрос. — Прикоснись к шару.

Я прикоснулась к круглому гладкому боку, шар на ощупь теплый, словно нагретый на солнце камешек. Бирюзовая дымка внутри почернела, свилась в густое облачко, то и дело из него выстреливали миниатюрные молнии.

— В тебе магия вилиарцев? — с легким удивлением произнес Артилис.

— Да, — призналась я, отдернув руки. — Когда об этом узнала Эрнеста Менгар, она была вне себя от ярости.

— Еще бы, Страж! — с сарказмом воскликнул он. — Но в тебе есть кровь лиарнов, иначе аттахи не проявились бы.

С большой осторожностью я еще раз прикоснулась к хрустальному шару. Облачко, внутри сверкнув на прощение золотистой молнией, исчезло. Руки прилипли к теплым бокам и с каждым мгновением, шар нагревался все сильнее и сильнее. Как бы я не дергалась, руки так и не отлипли.

— Не дергайся, — шагнул на меня лиарнец.

Руки горят, словно я их сунула в кислоту. По хрустальному боку пошли светящиеся сиреневые трещинки, с шара они перешли на мои руки. Брильянтовые полумесяцы вспыхнули ослепляющим светом. Подул ласковый летний ветерок, на языке остался вкус сладкой спелой вишни…

Перед глазами все еще разрываются разноцветные круги, но Артилиса я худо-бедно вижу.

— Посмотри на свои аттахи, — мягко велел он.

Свой внешний вид полумесяцы не изменили, внутри брильянтов горел сиреневый огонек.

— Нет! — неожиданно раздался гневный вопль. — Я не позволю.

— Эрнеста, — довольным котом промурлыкал Артилис. — Давно не виделись.

Императрица дернулась, будто ее ударили. Пухлые губы сложились в тонкую бескровную линию. В серых глазах появился смертоносный блеск стали.

— Я не отдам ее, — зло выплюнула императрица.

— Диана уходи, — улыбнулся лиарец аттахи на руках вспыхнули, синим огнем. — Это мы еще посмотрим.

Я быстро прошмыгнула мимо императрицы — ее взгляд буквально пригвождал к земле. И шагнула в хоровод блестящих искорок.

«Не отдадут, они меня! И без моего мнения!», — бушевала я, идя по скользкой серебристой тропинке. — «Надеюсь теперь, я попаду на Аласту…»

Арка — почерневшее серебро, украшенное цветочным орнаментом. Теперь я видела не хоровод синих мерцающих искр, а плотную перламутровую дымку. В ней вспыхивают миллиарды разноцветных бликов.

— Надеюсь, ты ведешь на Аласту, — надев маску, вздохнула и сделала шаг в перламутровую завесу.

* * *

Арка вывела меня куда надо. Всюду куда ни глянь один и тот же унылый пейзаж. Коричневато-желтые глыбы камней и мелкой пыли.

— Откройся зримое и незримое! — произнесла я заклинание вилиарцев.

Кольца и аттахи вспыхнули неистовым сиреневым огнем. Перед глазами все стало желтым, так бывает, когда смотришь через цветное стеклышко. Там впереди мерцала точка, похоже, мне туда и надо.

Желтая полусфера, врытая в землю становилась незаметной на общем фоне. По сфере то и дело проходили алые всполохи. Система жизнеобеспечения работает нормально. Я обошла сферу, но так и не нашла вход. Значит, он замаскирован магией. Легкое касание в холодной сфере.

— Пусть откроется, что скрыто от меня, — прошептала я.

Кольца на долю секунды засияли золотым светом. Золотой свет проворным червяком пополз по гладкому боку сферы, маня за собой.

Золотистый червячок привел меня в противоположенный конец сферы. Там он исчез, обозначив еле заметной мерцающей нитью дверь. Я прикоснулась к двери, и рука прошла насквозь. Я решительно сделала шаг вперед.

Передо мной длинный и темный коридор. Зажигать светлячка я не стала не зачем привлекать к себе ненужное внимание. Касаясь одной рукой стенки, я шла вперед. Под рукой я не почувствовала стены, поводила ей из стороны в сторону да так и есть пуста скорее всего развилка. Я сделала несколько шагов в бок и наткнулась на другую стену, вот он что коридор просто повернул!

Без света я буду блуждать здесь до скончания веков! Поднесла руку к лицу и слегка подула на аттах на правой руке. Коридор тут же озарился призрачным светом колдовского огня в брильянтовом полумесяце. Ну, вот так на много лучше.

Так и есть, коридор в этом месте поворачивал и очень хорошо, что я все-таки осветила себе путь. Впереди в неровном магическом свете поблескивали ловушки.

— Это уже не смешно, — проговорила я себе под нос.

Я подошла к первой ловушке. Заряжены они: замораживающими, обездвиживающими, и многими другими заклинаниями. Но даже самое легкое прикосновение подаст сигнал — что здесь кто-то есть.

— Ди? — тихий и яростный шепот.

Обмерев я развернулась. Уперев руки в боки, передо мной стоял Амистад.

— Ой, — натянуто улыбнулась я. — А как ты здесь оказался?

— Хочется тоже самое спросить, — он прожег меня яростным взглядом. — И что это с твоими украшениями?

— Это аттахи, — брякнула я.

— Да? — Амистад вздернул правую бровь, и, кажется, перестал злиться. — Ладно, все потом. Ну-ка подвинься.

«Как у него, получается, оказываться в нужное время в нужном месте?» — промелькнула подозрительная мысль.

Желтоглазый присел на корточки около первой ловушки. Простер руки над ней и что-то беззвучно сказал. Я только почувствовала, как закололо в висках и в кончики пальцев, будто воткнулись тысячи иголок. В руках желтоглазого появился ядовито зеленый туман.

— Пошли быстрее, — произнес он, схватив меня за руку.

Мы прошли ловушки как нож сквозь масло.

Дальше путь был легче и освещенный, поэтому необходимость в колдовском свете отпала.

* * *

В какое помещение, мы не заглянули, всюду были: пыль и запустение. Так мы переходили от одной пустой комнаты к другой. И в одной из них под стеклянный колпаком мы нашли размеров с футбольный мяч икринку гвейли.

— Что вот так просто? — не поверил Амистад.

— Мне тоже это кажется подозрительным, — согласилась я с ним. — Что-то здесь не так. За икринкой, мы придем чуть позже, а пока пошли-ка.

Сделав магический колокольчик, мы вышли из комнаты.

Коридоры, по которым мы шли, были чистые и кое-где отремонтированные. Так свернув в один из коридоров, мы вскоре вышли в большой просторный зал. Не знаю, что здесь было раньше, а теперь здесь находились разнообразные растения. Я сразу вспомнила сад вилиарцев, где была Тасара.

— Госпожа все готово, — впереди раздался мужской голос.

Мы пошли на него, продираясь сквозь зеленые заросли.

Спрятавшись в больших синих листьях миэрры, мы наблюдала за двумя вилиарцами. Первый был мужчина, на черной чешуе поблескивали семь желтых топаза. Склонившись в поклоне, он протягивал девушке вилиарке какой-то свиток. Вилиарка взяла его резким нетерпеливым движением сорвала блеснувшую на миг печать и углубилась в чтение.

— Вот оно! — радостно проговорила она, потрясая в руке свитком. — Мы нашли! Олхар, мы нашли!

Вилиарка быстро развернулась и ушла, с каждым шагом она менялась.

Исчезла черная чешуя, вместо нее появилось бледная, но человеческая кожа. Волосы блинные черные, как сама ночь. Приталенный балахон стал кружевным платьем с пышной юбкой и разрезом от бедра.

— Госпожа! — крикнул вдогонку вилиарец.

Но госпожа его уже не слышала стремительно убежав. Помедлив и оставшийся вилиарец изменился. Так же бледная кожа сменила черную матовую чешую, топазы никуда не исчезли но стали из-за длинных волос не заметные.

— Похоже, это их истинный облик, — шепнул на ухо Амистад, горячее дыхание желтоглазого прошлось по шее и скользнуло дальше.

— Интересно, что же они нашли, — прошептала я, не глядя на Амистада.

Изменившийся вилиарец же стал прибирать на столе за, котором работала его госпожа.

Не решаясь покинуть наше укромное место, мы ждали развития событий, и они не заставили себя ждать. В зал вернулась та самая вилиарка. Глаза довольно сияют. Она снова уселась за стол в кресло и загадочно уставилась на вилиарца.

— Ну? — нетерпеливо спросил у нее вилиарец.

— Да! — радостно выкрикнула она. — Да! Да! Да!

— Мне приготовить корабль? — услужливо поклонился вилиарец.

— И перенеси на него гвейли, — распорядилась вилиарка. — Времени у нас мало. Да еще и Артилис объявился.

— Артилис жив? — поразился ее собеседник.

— Сама не ожидала, а ведь прошло столько веков, — вилиарка зло швырнула свиток на стол. — После шидэра не выживают!

— Пошли, — тронул по плечо желтоглазый. — Нужно забрать икринку раньше их.

— Но Триктар может где-то здесь, — заупрямилась я.

— А может быть, и нет, — привел веский довод желтоглазый.

— Ты прав нужно забрать икринку, — пришлось согласиться мне.

Осторожно, мы покинули наше тайное убежище.

Вернувшись в комнату, мы заклинанием уменьшили инкубатор. Амистад придвинул тяжелый шкаф к двери.

— Я пройду по мосту через пространство и время! — скороговоркой проговорил желтоглазый.

— Что и ты? — выдохнула я.

Комната быстро наполнялась изумрудным туманом. Амистад схватил меня за руки и потащил за собой. В густом малахитовом тумане мелькали какие-то тени. Но вот туман остался позади, и мы вступили на тонкую тропку, но не серебристую, а изумрудную, но от этого не менее скользкую.

Если в моем Астрале больше преобладали сиреневые тона, то здесь властвовал зеленый цвет. Внутри изумрудной тропинки извивался огонь того же цвета.

— Ну как тебе? — не без гордости спросил Амистад.

— Красиво выдохнула я, — не покривив душой.

Мимо пролетали планеты, кометы и астероиды. Над нами серебристо-зеленой лентой извивалось какая-то туманность.

— Если ты полуящер и у тебя все зеленой, то поему у меня фиолетовое? — вслух высказалась я.

— Ты тоже? — посмотрел на меня желтоглазый и чуть не сверзился в черноту под тропинкой.

Арка впереди быстро приближалась. И все больше мне казалось, что изумрудная тропинка смазана маслом. Приходилось все больше и больше усилий, чтобы не соскользнуть вниз в объятия бездны.

И вот мы подошли к арке. Это сказались два малахитовых столба, вокруг них обвились серебристые змеи. Каждая чешуйка сделана с поразительной точностью, даже в глаза были вставлены изумруды. Между колоннами мерцает перламутровая зеленоватая завеса. Желтоглазый взял меня за руку, и мы вместе шагнули вперед.

* * *

Вышли мы в квартире Амистада. Чистая, аккуратная, но все равно складывалась впечатление, что желтоглазый здесь не живет. Квартира, скорее всего съемная.

На маленьком декоративном столике лежала голографическая фотография Триктара. Ящер был запечатлен с книгой и судя по шкафам на заднем фоне в библиотеке.

— Зачем, он тебя? — заинтересовалась я.

— Не важно! — Амистад поспешно отобрал у меня фотографию. — Что будешь делать с икринкой?

— Верну законному владельцу — гвейли, — ответила я.

— Хорошо, я тебя провожу, — приговорил желтоглазый.

Амистад через кристалл связи заказал такси. И уже через двадцать минут она ждало нас внизу.

Летающий автомобиль остановился ровно у тонированных дверей банка. Двери оказались закрыты, но меня это не остановило. Я продолжала ломиться в закрытые двери до тех пор, пока не появился охранник.

— Закрыты, — гаркнул он на меня.

— А то я не знаю, — в ответ окрысилась я. — Сэм здесь? Я Диана Колесникова!

— Так бы сразу и сказали, — пробухтел охранник.

Он провел светящимся желтоватым жезлом по периметру дверей, а потом впустил нас. За охранником мы поднялись на второй этаж и остановились около двери в кабинет Сэма. Охранник постучал, получил разрешение войди, доложил, что мы пришли.

— Диана! — поднялся мне навстречу директор банка. — Рад тебя видеть.

— Я нашла сосредоточие гвейли, — я села в кресло без приглашения. — Вызывайте Анну сюда.

— Вы меня спасли, — Сэм схватился за кристалл. — Но кто похитители?

— Этого я вам сказать не могу, — уклонилась я от ответа.

Директор банка откинулся в кресле и закрыл глаза. Его руки держали большой кристалл и были подсвечены красным светом. Через несколько минут хозяин банка посмотрел на меня.

— Через десять минут Анна будет здесь, — проговорил он. — Нужно сообщить о ее визите охраннику.

Сэм вышел, оставив нас в кабинете одних.

Он отсутствовал десять минут, а потом пришел, ведя под ручку королеву гвейли.

— Вы нашли его? — сразу спросила Анна.

— Да вот, — я на стол поставила стеклянный инкубатор и вернула ему прежние размеры. — Похитителей назвать пока не может, следствие еще не законченно.

— Хорошо, — благосклонно кивнула королева. — Но держите меня в курсе.

— Будем, — пообещала я.

«Угу, как же! Тебя не зачем знать, что за Триктаром возможно стоят вилиарцы. Императрица из кожи вон лезет только бы не распространялись слухи об их появлении».

Больше ни меня, ни Амистада в банке, ни что не держало. Анна вызвала охраны и под ее неусыпным надзором новое сосредоточие отбудет на Салиду.

* * *

Теперь можно заняться другими делами. На такси мы доехали до агентства. Дверные ручки мерцают едва видным магическим светом. Но это колдовство не принадлежит никому, кто работает в «Магическом розыске». Что я и сказала Амистаду.

— Ты уверенна? — поинтересовался он.

— Да, — уверенно подтвердила я. — Я не могу к нему прикоснуться.

— Знаешь, давай-ка всем этим займемся завтра, — отстранил меня от дверей желтоглазый. — Ты устала. А завтра с новыми силами, мы примемся за этот клубок.

— Возможно, ты прав, — признала я.

На тот же такси я вернулась домой, а желтоглазый поехал забирать шекхи с космопорта.

Родная квартира встретила меня тишиной и темнотой. Хлопнула в ладоши и свет загорелся. На столик в гостиной мигал красным светом кристалл связи. Сев на диван взяла его в руки. Так ничего интересного оставленные сообщения от Юнтела, Светланы и многое другое. Зевнув, я не стала досматривать дальше. Раздеваясь на ходу, я пошла в спальню.

* * *

Разбудило меня шуршание, доносящееся из гостиной. Одной рукой я терла глаза, а второй шарила по тумбочке в поисках чего потяжелее. Но руку попался только кристалл связи. Взвесив его в руке, я пришла к выводу, что он достаточно тяжелый предмет. Встав я на цыпочках пересекла комнату и выглянула в гостиную. Никого. Но шуршание-то я слышу. Прислушавшись, я поняла что звук идет с кухни. Через гостиную я подкралась к кухне и замерла у стены.

— Входите, Диана не стойте там, — услышала я знакомый голос императора Трибуна.

— Уф…, - выдохнула я.

Ящер вышел с кухни и насмешливо посмотрел на меня. Брр… может, я все еще сплю? На императоре ящеров были: простые штаны коричневого цвета, простоя рубашка на выпуск, и сверху фартук! Вот где он его взял, если у меня подобных вещей отродясь не водилось?

— Здравствуйте ваше величество, — криво улыбнулась я.

Трубин прошелся оценивающим взглядом по моей фигуре. Ой! Сплю-то я в нижнем белье. Ну и пусть. В конце концов, мне есть что показать. Вот только волосы со сна всклокоченные.

— Завтракать будите? — улыбнулся он, показав острые зубы.

Я сразу же вспомнила, чем любят питаться ящеры.

— Спасибо, я на диете, — попыталась вежливо отказаться я.

— Диана вашу фигуру ни что не испортит, — сделал он комплимент, пре обнимая и заводя на кухню. — Можете, есть спокойно.

— Хорошо, но мне нужно одеться, — вздохнула я.

М-да со всеми этими событиями мой, как я думала огромный гардероб, подходит к концу. Покопавшись в платьях, смогла найти красные кожаные бриджи и приталенный камзол, к ним сшитый по илирианской моде. И удобные сапоги. Одно не сложное заклинание и волосы уложены в аккуратную прическу. И благоухая дорогими духами, я вошла в кухню.

— Вы как всегда великолепны, — чуть склонил голову император ящеров.

Я улыбнулась, принимая комплимент.

— Вы же что-то хотели иначе не стали подчевать такими разносолами? — спросила я, принимаясь за мясное рагу из ладарской птицы.

— Если бы вы жили в моем дворце, то знали бы, что иногда я сам себе готовлю, моим отравителям тоже нужен отдых, — усмехнулся Трибун. — Но и узнать о результатах расследования не помешало бы.

— Ваше величество, все так запутанно, — вздохнула я, дожилась, ящер единственный с кем я могу быть откровенной. — Мне удалось найти сосредоточие гвейли. Триктара я не видела, но зато там были два вилиарца. И еще появились какие-то лиарцы. Я не знаю где ваш сын и мой шеф.

— Интересные новости ты принесла, — задумчиво произнес ящер. — А что это за полукровка, что видели рядом с тобой.

— Амистад, — ответила я. — Ему зачем-то нужен Триктар, но зачем не говорит.

— Вот как? — посмотрел на меня император. — Мне нужно с ним встретиться.

Наш милый разговор прервали самым бесстыдным образом — позвонили в дверь.

— О! А вот и он, — проговорила я, поднимаясь из-за стола.

Быстро прикоснулась к кристаллу слежения. Да за дверью был желтоглазый. И как всегда в черной кожаной одежде, и в плаще. Длинная челка закрывает правый глаз.

— Ты вовремя, мы как раз завтракаем, — открыла я ему дверь.

— Мы? — удивился он, снимая и вешая плащ на вешалку.

— Со мной, — к нам вышел император Трибун.

— Ваше величество, — выдохнул Амистад, не сводя глаз с ящера и одной рукой нашаривая плащ на вешалке.

— Вы уже уходите? — с издевкой поинтересовался Трибун.

— Д-да дела, — пятясь, ответил желтоглазый.

Император ящеров оскалился, показав острые зубки. И продолжая так же «мило» улыбаться, щелкнул пальцами. С длинных черных когтей мгновенно сорвалась белая искорка. А моя входная дверь покрылась толстым слоем льда, и повело от нее морозной свежестью.

— Может, задержитесь? — вежливо попросил император.

Амистад с тоской посмотрел на замороженную дверь, на меня, а потом на императора.

— Как можно отказываться от такого предложения, — вымученно улыбнулся он.

Мы втроем вернулись на кухню, я занялась прерванной птицей, а ящер стал расспрашивать полукровку, но Амистад, словно на допросе хранил гордое молчание.

— И зачем вам нужен мой сын? — тон, которым ящер задал вопрос, не предвещал ничего желтоглазому ничего хорошего в скором времени.

Амистад набычился, выдвинул нижнюю челюсть впереди не мигающим взглядом уставился на золотую шкатулку. Трибун вздохнул и очень выразительно посмотрел на меня. Ясно нужно чтоб я ушла.

— О, мне пора, — вскочила я.

Желтоглазый посмотрел на меня возмущенным взглядом, мол, припомню я тебе это бегство.

Морозная корка льда с двери уже успела исчезнуть. Спустилась вниз, поймала аэроэн и доехала до дверей «Магического розыска».

Двери родной конторы все еще радовали глаз чужим колдовством. Ломиться через дверь хоть и на свою работу я не стала, а вот залезть через окно можно. Для этого я выбрала маленькое окошко на первом этаже в кабинете Светланки.

Легкое осторожное касание к стеклу и вот мне приходиться распутывать заклинание друга. Воздушные невесомые нити защитного заклинания светились нежным васильковым светом, от них веяло морской свежестью.

Сняв заклинание Юнтела, я аккуратно разбила окно. Быстро подтянулась и перелезла через разбитое окно, рискуя порезаться об острые осколки.

Ее кабинет был так же разгромлен, как и мной. На полу смесь из земли, осколков кристаллов и пластин памяти. Ящики шкафов вывернуты, стол перевернут, мягкое кресло в клочья разорваны.

Приходилось ступать очень осторожно. Каждый шаг сопровождался громким хрустом. Из-под каблука в разные стороны то и дело брызгали мелкие частички кристаллов.

Только добравшись до двери и выйдя в коридор, я смогла перевести дух. Первым делом я пошла к входной двери, чтобы проверить, можно ли изнутри снять чужое заклинание. А вот и нельзя. М-да неизвестные визитеры постарались на славу.

— Это что за дыра? — раздался брезгливый голос у меня за спиной.

— Ой! — подскочила я, зажав в руке боевое заклинание. — А что ты?

— Как низко я пал, — притворно вздохнул Артилис. — Раз меня атакуют такими примитивными заклинаниями.

— Ты что здесь делаешь? — напустилась я на него.

— Стою, — посмотрев себе под ноги, ответил лиарец. — Диана, а что это за место?

— Место моей работы, — ответила я и, предвосхищая расспросы, рассказала все.

И вообще почему-то я безоговорочно ему доверяю. Так словно бы это Юнтел.

— Так тебе надо найти шефа и ящера? — задумчиво поинтересовался Артилис.

— Да, — закивала я. — Но сначала все-таки шефа.

— Есть какие-нибудь его вещи? — спросил лиарец.

— Полный кабинет, — проговорила я. — Пошли.

Я привела лиарца в разгромленный кабинет. Артилис осмотрительно и осторожно прохаживался по кабинету поднимал то одну, то другую вещь.

— Какую вещь он трогал последней? — опять задал вопрос Артилис.

— Не знаю, — ответила я растерянно. — Скорее это был кристалл.

Лиарец поставил один из столов, и мы стали складывать на него самые большие осколки кристаллов.

— Думаю этого хватит, — проговорил Артилис, когда на столе высилась внушительная кучка разноцветных стекляшек. — А теперь отойди.

Я сделала то, что он сказал. Отошла, поставила кресло для гостей и сев в него стала наблюдать за лиарцем.

Артилис протянул руки к кучке цветных стекляшек. По телу прошлась приятная волна, заставившая меня вздрогнуть. А кончики пальцев засветиться бледным сиреневым светом.

От рук Артилиса к осколкам потянулся блестящий алый дымок. Этот дымок опустился на разбитые кристаллы. И один из них засветился кровавым светом.

— Есть, — обрадовался он.

— Что? — подскочила я к нему.

— Я нашел кристалл, к которому он прикасался, — объяснил лиарец. — Сейчас мы найдет твоего шефа.

— Надеюсь, — недоверчиво проворчала я.

Артилис бросил несколько слов не незнакомом мне языке. Теперь его магия ощущалась легким покалыванием. Но самое интересное происходило над большим сине-красным осколком кристалла. Над ним пространство пошло рябью. Затуманилось, и в темно-сизой дымке отчетливо стал, виден мой шеф — Валерий Николаевич.

Шеф спал на голой металлической кровати приделанной к стене цепью. А серые каменные плиты навевали мысль о тюрьме. Выглядел Валерий Николаевич ужасно: одежда грязная рванная, на лице свежие и не очень следы побоев — глаз заплыл и похоже не открывается, губы разбиты и кровоточат.

— Валерий Николаевич, — потрясенно прошептала я.

Шеф дернулся, открыл левый глаз, сел и стал озираться по сторонам.

— Диана? — тихо прошептал он, кровь на его губах еще больше вспузырилась. — Это ты?

— Да я, — ответила я. — Шеф нет времени объяснить. Где вы?

— Место мне не знакомо, но это где-то в Дахарианском секторе, я слышал, как с кораблем с номером, оканчивающимся на двести ноль один, связывались дахары — стал отвечать шеф. — Но зато меня допрашивает Триктар.

— Что? — ахнула я.

— Как удачно, — не сдержался Артилис.

— Это кто, Диана? — тут же ухватился старый военный.

— Друг, — нарекла его я. — Шеф, Триктар еще там?

— Два часа назад точно был, — ответил он, невзначай прикоснувшись к груди.

— Заклинание выдыхается, — проговорил Артилис.

— Мы уже летим, — заверила я шефа.

Темно-сизая дымка стала бледнеть, расползаться и вот окончательно пропала. Опять рябь в пространстве и все стихло.

— Через Астрал? — задал мне вопрос лиарец.

— Нет, — покачала я головой. — В Дахарианский сектор входит слишком много планет. Да и нужно узнать, кто за всем этим стоит. Мне надоела неизвестность!

— Как пожелаете, Страж, — ехидно произнес Артилис.

— Пошли, познакомлю тебя с Амистадом и императором Трибуном, — проговорила я. — Потянув его за рукав.

Мы спустились вниз в кабинет Светланы. Лиарец остался, стоят в дверях, я же смотря себе под ноги стала пробираться к разбитому окну.

— Диана, можно и через дверь выйти, — удивленно проговорил Артилис смотря, как я для примера вылезаю в окно.

— Нельзя, — твердо отрезала я. — Об этом кричит вся моя женская интуиция.

— Ну, раз так, — нагло расплылся в усмешке он.

Но все-таки он вылез, как и я через окно. Легкий взмах руки и разбитое стекло вновь на своем законном месте.

— Сп-пасибо, — растерялась я.

Поймать такси оказалось делом нескольких минут. И уже через полчаса, мы стоили около дверей моей квартиры.

Я прислонилась к двери, чтобы послышать, не раздаются ли крики: «караул! убивают!», но все было тихо.

— Диана, что ты делаешь? — удивился лиарец.

— Я когда уходила, оставила Амистада с Трибуном, как бы они не поубивали друг друга, — призналась я. — Ладно. Заходи.

Мы вошли в квартиру и тишина.

— Ваше величество? — ожидая самое худшее, позвала я. — Амистад?

Нет ответа.

Не разуваясь, я бросилась на кухню. Моим глазам предстала пустая кухня с единственным черным пятном на полу, как раз там, где сидел желтоглазый. Ничего не понимая, я уставилась на черное пятно сажи. Неужели это Трибун его? Но больше-то не кому.

— Диана посмотри, — оторвал меня от размышлений лиарец.

— На что именно? — заинтересовалась я.

Артилис протянул мне мятый клочок бумаги, и где спрашивается, нашли, с единственной записью: «Будем вечером». И все.

— Уф…, - выдохнула я. — Живы. Артилис ты, наверное, голодный?

— Ты не представляешь, как давно я ел, — не весело улыбнулся гость.

* * *

Часы показывали полночь, а ни Трибуна, ни Амистада все нет. От волнения я принялась ходить по квартире.

— Диана, что ты так волнуешься? — попытался успокоить меня Артилис. — Может они задержались где-нибудь.

— Где? — спросила я, резко остановившись.

— Ну не знаю, — развел руками лиарец. — Предлагаешь их поискать?

— Нет, — закусила я губу. — Ни ждать, ни искать их времени уже нет, нужно искать шефа с Триктаром.

— И как ты намериваешься их искать? — поинтересовался лиарец.

— Придется лететь в Дахарианский сектор, — подытожила я. — Пошли.

Маленькая зелененькая машинка летающего такси припарковалась на стоянке космопорта. Я расплатилась с шофером и вылезла из автомобиля. И мы с Артилисом зашли в здание Станции.

— А я говорю лучше все-таки через Астрал, — настаивал на своем лиарец.

— Пока нет, — вновь отвергла я. — В этом секторе тридцать планет. Лучше давай найдем корабль.

— А корабль твоих друзей? — предложил Артилис.

— Точно! — обрадовалась я. — У Трибуна же есть корабль! Хорошо бы еще нарваться тех двух ящеров!

— Так он ящер? — брезгливо скривился лиарец.

— Да, а что? — посмотрела я на него.

— Так ничего, — вновь скривился он.

Мы подошли к терминалу поиска, и узнала на какой площадке стоит корабль ящеров. Узнав номер площадки, я поспешила к кораблю императора ящеров.

Большой массивный корабль бело-зеленого цвета стоял на площадке номер 6687 между кораблями оридаров и кралианцев. Да! Так и есть это тот самый корабль!

Только я поднесла руку к выступающей снизу части, чтобы постучать, как медленно опустился трап. И по ней к нам вошли уже знакомые ящеры.

— Леди? — спросил один из них.

— О, вы-то мне и нужны! — я обрадовалась им как родным. — Мне нужно чтобы вы отвезли нас в Дахарианский сектор. За сыном императора.

— Леди у нас приказ, — виновато ответил один из ящеров.

— Другого я не ждал, — скривился Артилис.

— Там Триктар, — я воззвала к их сознательности. — Все претензии Трибуна я беру на себя.

— Ну, хорошо, — сдались они. — Только ради вас. Быстро заходите!

Мы поднялись на борт корабля и почти сразу он стартовал. На огромных голографических экранах быстро удалялось высокое здание космопорта. И вот уже через несколько минут на экранах престала чернота космоса.

— Зеш, Ролаш вы что творите! — по включившейся связи возмутился император Трибун.

— Здравствуйте ваше величество, — сладко проговорила я. — Рада вас слышать.

— Дина? — удивился император ящеров. — Что вы там делаете?

— Угоняю ваш транспорт, — просветила его я.

— У вас же есть корабль, — растерянно произнес Трибун.

— Ой! — прикрыла я рот рукой. — А я и забыла.

— Когда вернетесь, мы еще поговорим, — многообещающе произнес ящер. — Куда хоть направляетесь?

— В Дахарианский сектор, — ответила я осторожно.

Больше ящер ничего не спрашивал и сам разорвал связь.

— Открывайте портал, — попросила я обоих ящеров.

— В мое время ящеры не были столь благожелательны к людям, — удивленно пробормотал Артилис.

Эзотерики не решили всех проблем с порталами да еще к тому же они стали нестабильными. Поэтому корабль швыряло из стороны в сторону как лодку в бушующем океане.

Разноцветные молнии не переставая, били в защитные экраны, вызывая снопы ярких искр. Само пространство портала становилось, то красным, то розовым то черным.

— Что они вообще думают что делают? — сквозь зубы процедил лиарец.

На экране мелькнула изумрудная молния, на мгновение, ослепив нас. Что-то щелкнуло. Корабль тряхнуло. Меня швырнуло на Артилиса, и мы вместе напоролись на зеленую пластину.

— Приготовиться выходим из портала! — перекрывая непонятный гул, выкрикнул второй ящер пилот.

— Наконец-то, — облегченно выдохнула я.

Рваное окно портала выкинуло нас из своих недр, как пробку от шампанского.

После пребывания в портале не работал один из экранов, из-под приборной доски сочилась светящая голубая жидкость. Зеш или Ролаш замазывали мелкие кровоточащие ссадины. А защитные экраны работали только на двадцать процентов.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросил Артилис.

— Да-да все хорошо, — успокоила я его.

— Неизвестный корабль назовите себя, — включилась видеосвязь.

Экран часто-часто мигал и сорокалетней мужчина то появлялся и исчезал.

— Это мы-то неизвестный корабль! — возмутился один из ящеров. — Да корабль императора знают во всей империи! Это говорит Зеш Лаэш капитан «Солнца Эззелы», мы просим посадки на Дио.

— Что нужно ящерам в нашем секторе? — удивился мужчина.

— Частный визит, — не стал вдаваться в подробности Зеш.

Мужчина на экране скривился, но все-таки произнес:

— Пролетайте.

Зеш выключил связь и направил звездолет к темно-коричневой планете. Дио — планета центр системы. Более пятисот лет назад дахарианцы присоединились к империи и все свои колонии. Но все равно продвигаться по их сектору можно только с разрешения центра.

Как только корабль вошел в атмосферу на голографическом экране появились мелкие капельки зеленоватой воды. Прорвавшись сквозь плотные зелено-черные тучи, мы увидели Станцию космопорта. Шесть блестящи сфер стоящих огромных колоннах. Даже с высоты видно как на колоннах движутся лифты. Зеш, как капитан связался с диспетчером на станции, получил разрешение на посадку и приземлился на площадке под номером 3321.

— Куда вы теперь? — поинтересовался Ролаш.

— Поговорим с диспетчером и вернемся, — хищно оскалилась я. — Ждите мы быстро!

* * *

Потратив на поиски диспетчерской два часа мы наконец-то нашли того кого искали. Это оказалось молодая девушка дахарианка. Светлые волосы собраны в высокую прическу. Копытца позолочены по последней моде, униформа обтягивает стройную фигурку.

— Здравствуйте, — поздоровалась я.

Мы перехватили ее в коридоре, она шла, разглядывая себя в маленькое ручное зеркальце, в другой руке она держала стопку пластин памяти.

— Я занята, — холодно бросила она, не удостоив меня даже взглядом.

— Нам очень важно переговорить с вами, — подцепил ее под локоток Артилис.

— Да и о чем же? — томно спросила она, хлопнув длиннющими ресницами.

— Нам нужны сведение обо всех кораблях, чей номер заканчивается на двести ноль один, — на ушко прошептал ей лиарец.

Я же за их спинами только зубами скрежетала. И убеждала себе, что это для дела.

— Эта закрытая информация, — хихикнула она, глядя в серебристые глаза лиарца.

Он что-то прошептал ей на ухо, дахарианка глупо хихикнула и вся покраснела:

— Хорошо. Следуйте за мной.

Они под ручку пошли вперед я за корчила рожи их спинам.

Хихикающая парочка подошла к одной из серых металлических дверей. Они раздвинулись перед ними, и мы попали в просторный кабинет. Одну из стен занимало огромное окно с видом на площадки с кораблями.

— Сейчас пока напарницы нет, можно найти ваш корабль, — дахарианка села за один из компьютеров. — Как его номер?

— Нам нужна информация обо всех кораблях, чей номер оканчивается на двести ноль один, — присел около нее Артилис.

— О! — проговорила девушка, посмотрев на лиарца. — Это совеем другие расценки.

— Чем не повод для беседы, — подмигнул он, мне видя, как я скривилась.

Длинные тонкие пальчики так и порхали под клавиатурой, так и порхали. И через несколько секунд у на голографическом экране появился желаемый список кораблей.

— Вот всего одна тысяча триста кораблей, — откинулась дахарианка на спинку кресла.

— Диана, скопируй, — обратился ко мне Артилис.

Я подсоединила планшетку к компьютеру и все данные в мгновение ока скопировались.

— Все, — проговорила я.

— До вечера, — улыбнулась дахарианка.

— До вечера, — откликнулся Артилис.

— До вечера, — плаксиво передразнила я, когда мы покинули кабинет.

— Ты ревнуешь? — приобняв меня спросил он.

— Я? — как можно безразличнее отмежевалась я. — Мне все равно!

* * *

— Целая тысяча! — воскликнул Ролаш. — Да мы вечность будем их искать!

— А вот и нет, — опровергла я. — Почти все корабли торговые и только вот эти пятьсот прибыли с частным визитом. Называться торговцами слишком опасно, а друг дахарианцы проверять фирму, но совсем другое дело, если прибыл в гости.

— Или по приглашению, — понял, что я хочу Зеш. — Думаю эту пять.

Мы, стукнувшись головами, склонились над планшеткой.

— И чем же тебя так заинтересовали именно эти пять кораблей? — поинтересовался Артилис.

— Ты посмотри, их маршрут ведет к самым дальним планетам, — разъяснили ему ящер.

— Очень может быть, — признал лиарец. — Летим к Ишеде.

— В принципе все равно, откуда начинать поиски, — согласилась я с ним.

Зеш ввел координаты одной из дальних планет сектора и, встав на зеленую пластинку, поднял корабль в воздух. Не большая качка, а на одном экране стремительно приближалась темнота космоса.

— Теперь я открою портал, — отрывисто произнес Артилис.

— Он умеет? — удивился Ролаш.

Лиарец встал между двумя зелеными пластинами. Свел руки к груди. Что он говорил, я не слышала, но через мгновение он засветился белым призрачным светом. Но вот свечение уменьшилось, а потом и вовсе стало маленькой яркой искоркой между ладонями Артилиса. Резкое движение вперед, откидывая от себя искорку. И вот яркая звездочка уже за бортом. Там она меняет цвет на изумрудный и взрывается ослепительной вспышкой.

Когда мы смогли видеть — Артилис сидит на полу и тяжело дышит, а перед носом корабля переливается желтым и оранжевым круглое окно портала.

— Быстрее пролетайте я не смогу долго держать окно открытым, — прохрипел лиарец.

— Артилис! — бросилась я к нему.

— Не волнуйся, — натянуто улыбнулся он, а по подбородку стекла струйка серебристой крови. — Сказывается…

— М-м-м…, - закусила я губы. — Может, не надо было забирать «Лунные часы»?

— Так это была ты? — еще одна улыбка и новая порция крови стекает мне на колени. — А я все думал, кто их взял?

— Прости, — проговорила я, чувствуя себя виноватой. — Мне нужно было спасти друга.

— Все мы в портале, — скороговоркой проговорил Зеш.

Артилис выдохнул, дернулся вперед и если бы не уперся руками, точно бы повалился на пол, закашлялся, отхаркивая серебряную кровь. Но, тем не менее, окно портала исчезло, будто его и не было вовсе. Лиарца шатало, но я помогла ему добраться до каюты и лечь на мягкий диван.

Один единственный экран постоянно мигал и показывал буйство зеленых и белых красок. Энергетические волны обтекали корабль, завихлялись в изумрудные водовороты.

И этот поток медленно, но верно нес нас к черному рваному пятну. И чем ближе мы приближались, тем больше становилась чернота. Вскоре мы увидели, что это не пятно, а медленно вращающаяся черно-синяя воронка. А мы летим точно в центр воронки.

— Так и должно быть? — ни к кому не обращаясь, поинтересовался Зеш.

— Да, — ответил лиарец.

Артилис стоял, отперевшись на стену, и тяжело дышал.

— Ты зачем встал? — напустилась я на него.

— Дина у меня истощение, — проговорил он, отлипая от стены и делая несколько неровных шагов вперед. — Я не умираю.

— В горб и то краше кладут, — поделился своим наблюдением Зеш.

— Давай помогу, — я подошла к нему.

— Спасибо, я сам, — отверг мою помощь лиарец. — Зеш, направляй корабль точно в центр.

Издалека, кажется, что воронка вращается медленно, но находясь внутри нее, мы не могли смотреть на экран: от мельтешения синего и черного голова начинала кружиться. Вдобавок стали с громкими щелчками разрываться ослепительно яркие молнии.

Корабль трясся, не переставая, и двум ящерам пилотам приходилось прилагать массу усилий, чтобы управлять кораблей. С их рук стекали тонкие ручейки крови.

На минуту показавшейся нам вечностью все заволокла непроглядная чернота, а когда она схлынула на экране уже была видна бледно-голубая планета Ишеда.

— Уф! Прилетели, — вытер пот со лба Ролаш.

Ишеда — как уже было сказано маленькая планета с вечной зимой.

* * *

Перед тем как покинуть корабль мы переоделись в теплые вещи, что были на борту. Одетой с чужого плеча я ощущала себя нищей оборванкой. Трап опустился, и мы сошли на посадочную площадку.

Снежная поземка вихрем завивалась вокруг нас. И сквозь снежный занавес с огромный трудом угадывалось очертание здания Станции космопорта.

— М-да, — протянула я, кутаясь в длинный теплый плащ. — Видно же что давно же этот космопорт не принимал корабли. Даже площадки не почищены.

— Не скажи, — не согласился со мной спутник. — Проверить все равно не помешает.

— Пошли, проверим, — проговорила я.

Сгибаясь в три погибели, мы пошли к виднеющемуся зданию. Холодный обжигающий ветер так и норовил швырнуть в лицо пригоршню мелкого снега.

Здание Станции космопорта маленькое с полукруглой серебристо-белой крышей. Гладкие стены до второго этажа занесены глубокими сугробами.

— А чтобы войти нам нужно откопать вход? — съязвила я.

Но откапывать ничего не пришлось.

Двери сами перед нами открылись, проделав дорожку в снегу. Ветер тут же намел снежную полоску.

В зале ожидания никого и наши шаги были преувеличенно громкими. Поисковый терминал даже не включен, а кассы закрыты серебристыми жалюзи. Пришлось идти искать диспетчера, кто-то живой здесь же должен быть.

И мы нашли диспетчера. Молодой ренилианец спал за столом, подложив под голову свой пиджак.

— Эй! Уважаемый, — я потрясла парня за плечо. — Просыпайтесь!

— Ась? — открыл он большие зеленые глаза. — Кто вы?

— Какие корабли садились недавно? — не дав парню, опомнится, спросил Артилис.

— Как две недели назад приземлился ноль двести ноль один с коризиана, так больше ни одного корабля не было. И еще месяц не будет, — ответил парень зевая. — Вон буря-то, какая.

— Все мне это надоело! — вышел из себя лиарец.

Он схватил меня за руку и поволок прочь от диспетчерской, в коридоре он открыл первую попавшуюся дверь и втолкнул меня в комнату.

— Артилис, что ты делаешь?! — возмутилась я.

— То, что должен был сделать давно! — просветил он меня. — Я открываю Астрал! Мой путь сквозь вечность пролегает, к тому чего хочу я!

Небольшой кабинет стал заполняться густым кровавым туманом. Под его покровом мелькали черные тени и еле слышно что-то шептали.

Лиарец взял меня за руку, и мы вместе шагнули вперед. Алый туман быстро рассеялся, и мы оказались на уже знакомой тропинке. Не серебряной как у меня или изумрудной как у Амистада, а брильянтовой. Но такая, же скользкая.

— У меня тропинка другая, — поделилась я. — У Амистада кстати тоже.

— Он тоже Страж? — заинтересовался Артилис.

— Не знаю, — ответила я, пригибаясь, чтобы мимо меня пролетела объятая белым огнем комета. — Но у него есть аттахи.

Внизу под тропинкой расцветала огненными цветами бездна. Мимо медленно проплывали, планеты слегка светясь. Астероиды дрейфовали между ними, и черные дыры затягивали в себя объятие огнем астероиды.

— Нужно с ним встретиться, — сделал зарубку на будущее лиарец. — Диана, это не просто тропинка, а раад-ди-граха, если перевести то получится: «тропа жизни».

— Красиво, — вздохнула я. — А на ней всегда так скользко?

— Нет, это из-за того что ты окончательно не стала Стражем, — посмотрел он на меня. — Тебе еще как минимум предстоит одно изменение.

Так за разговором я не заметила, как мы подошли к арке.

* * *

Из Астрала мы вышли около какого-то дома. Серая обшарпанная стена была перед глазами.

— Так и где мы? — потер руками лиарец. — Диана, пошли.

И не дожидаясь, что я скажу лиарец взял меня за руку, и мы вдвое пошли вдоль стены. Длинна стены и отсутствие окон навевали мысли о складе. Но вот мы свернули за угол, и я врезалась в спину своего спутника.

— Боги! Что там у тебя? — возмутилась я.

— А ты посмотри, — лиарец сделал шаг в сторону.

Моему взору предстал космопорт. Далекое здание Станции в виде паруса домики за ним и все это грязно-серого цвета. На посадочных площадках стояли космические корабли от тяжелых крейсеров до маленьких маневренных истребителей. Круглые орбитальные станции зависли в воздухе в еле заметных перламутровых сферах. Между кораблями сновали туда-сюда дахарианцы. А в стороне от площадочных площадок на специально оборудованном плащу тренировались маги.

— Боги! Артилис я знаю, где мы находимся, — прошептала я, быстро шмыгнув обратно за угол и утянув лиарца за собой. — Кадиша планета-резиденция короля Тиора Айралла. И эти корабли не к добру.

Я и Юнтел были на этой планете позапрошлом году. И король произвел на нас сильное отталкивающее впечатление. Так же было очень о много разговоров о том, как Дахарианский сектор присоединился к империи…

— Сдается мне, они планируют нападение и не ходят, чтобы о нем узнали раньше времени, — прокомментировал увиденное Артилис.

— С начало нужно найти шефа с Триктаром, все остальное потом, — проговорила я.

По империи давно ходили слухи, что король Тиор Айралл хочет выйти из состава империи, да вот до недавнего времен император пресекал все еще поползновения на корню, а теперь все может получиться.

— Хорошо давай найдем твоего шефа, но зачем он нужен королю? — спросил Артилис, указав на Станцию космопорта.

— Ты просто не представляешь, сколько всего интересного знает Валерий Николаевич, — не весело усмехнулась я.

— Тогда пошли? — Артилис протянул мне руку.

— Что вот так? — не поверила я.

— Да, нас на какое-то время скроет моя магия, — объяснил он мне.

— Тогда пошли, — я взяла его за руку.

И вот так, не таясь, мы вышли из-за своего укрытия. Странное это чувство идешь, чуть ли не во все щели заглядываешь, а на тебя никто не обращает внимания.

Так никем не замеченные, мы покинули территорию космопорта. Желтая пыльная дорога вела в густой лес. Деревья высокие, большие с красной и синей листвой. В небе над лесом кружили птеродактили с длинными хвостами.

Мы шли уже час. Ветерок, запутавшийся в густой листве, шелестел кронами, но желанной прохлады не приносил. Заклинания холода, вставленные в сережки-гвоздики, с каждой секундой становились все слабей и слабей.

И вот после четырех часов пути у меня от усталости гудели ноги. И мы пришли к большому пятиэтажному дому длинною в километр. Крышу украшали многочисленные островерхие башенки. А около больших кованых ворот стояли вооруженные расщепляющими бластерами охранники. И между забором и лесом никак не меньше двухсот метров свободного пространства, а та низкая травка не смогла бы скрыть даже мышь.

— М-да, — протянул Артилис.

— Король любит комфорт, — язвительно проговорила я.

Мы стояли под сенью поваленного, но еще не успевшего увять дерева. Нас превосходно скрывала густая темно-синяя листва. Не стоит даже думать, чтобы под покровом ночи перелезть через хлипкий на вид заборчик. Наверняка полянка нашпигована следящими устройствами и обездвиживающими заклинаниями.

— У нас есть преимущество, — довольно произнес лиарец.

— И какое же? — скептически спросила я.

— Я! — гордо выпятил грудь вперед Артилис. — Вы еще не встречались с такими как я, а значит и не умеете от нас защищаться.

— Звучит как угроза, — проговорила я.

— Так оно и есть, — кивнул он. — Смотри, что я взял в кабинете твоего начальника.

И лиарец продемонстрировал мне не большой клочок от парадной формы шефа. Артилис положил бело-черную тряпочку на землю, что-то прошептал и провел над ней рукой. Тряпица загорелась бледным бирюзовым огнем, в воздух поднялся еле заметный глазу дымок. Он собрался в маленькое облачко и растянулся в дымчатый овал, где внутри мерцало серебристое свечение. Артилис взял меня за руку, и мы вместе шагнули вперед.

* * *

Холодно. Темно. Откуда-то доносятся звуки капающей воды. Любое мое движение сопровождалось плеском. Простенькое заклинание и на руке засветилась маленькая яркая звездочка — светляка.

— Идем, — произнес Артилис, потянув меня за собой.

Мы шли по темному коридору, наполовину заполненному черной, матовой в свете светлячка вода. Ровный белый свет светляка то и дело отражался в гладкой серебристой чешуе диктиарисов. Эти рыбки все равно, что пираньи, но атакуют только когда почуют кровь.

Постепенно коридор стал подниматься, вскоре вода под ногами сошла, на нет. Еще через несколько метров на склизких от сырости стенах появился фосфорицирующий мох и надобность в светлячке отпала.

Поворот. И теперь в коридор выходят открытые двери камер. Мы заглядывали в каждую камеру. В некоторых были только грязь и запустение, а в некоторых в углах на полу были соломенные кучи.

— Там, — прошептал лиарец, указав вперед.

Верно, впереди под неровным светом магического светильника сидел на низкой табуретки мужчина, он что-то читал с планшетки. Нас он не услышал, так как был поглощен чтением. На бедре у него отчетливо была видна кобура с расщепляющим бластером. Осторожно на цыпочках мы прокрались к нему. Я стояла в тени отбрасываемой светильником, и перед тем как лиарец атаковал охранника, заметила, что тот читал газету: «ИпериаТайс».

Артилис швырнул в охранника воздушное заклинание, того вбило в стену. Следующие заклинание — холода. Бледно-зеленые кристаллики льда приморозили несчастного охранника к стене.

Я подбежала к маленькому смотровому окошку и заглянула внутрь камеры. Шеф! Валерий Николаевич свернувшись калачиком, спал на металлической кровати.

— Мы нашли его, — радостно прошептала я.

Еще одним заклинанием лиарец аккуратно растворил дверь.

— Валерий Николаевич! — я бросилась к нему.

— Диана, — мгновенно проснулся мужчина. — Ты здесь?

На него было страшно смотреть. Лицо один большой синяк, левый глаз заплыл и не открывался. Одежда рванная, грязная, на руках ссадины и порезы.

— Да-да, — зачастила я, из глаз сами собой потекли слезы. — Мы пришли.

— Так, а ну не раскисать! — даже в плену он не утратил командирского тона. — После будешь слезы лить!

— Слушаюсь, — улыбнулась я, вытирая слезы.

— Помогите-ка мне встать, — попросил шеф. — Нужно найти Триктара.

Я поддерживала шефа, а Артилис шел впереди. Так мы дошли до лестницы ведущей наверх. Поднялись по ней, свернули за угол и попали в еще один коридор и здесь нас ждали! Ну да наше везение не может же длиться вечность.

Артилис закрыл нас защитной сферой. Шефа я прислонила к стене и стала помогать лиарцу. Атакующие печати летели одной за одной к обстреливающим нас из бластеров врагам. Люди и дахарианцы плавились под нашими заклинаниями словно воск. Но это пока не прибыли маги. Сразу три атакующие печати врезались в сизый бок сферы. Сфера устояла, но пошли круги как на воде, когда кинешь камушек.

Аттахи на руках Артилиса горели яростным белым огнем. Сиреневое пламя из полумесяцев на моих руках иногда вырывалась, наружу обдавая жаром.

— Диана там Триктар! — шеф дрожащей рукой указал на атакующих нас магов.

Ящер изменился до неузнаваемости. Темно-зеленые чешуйки на лице и руках перемежались с черно-серебристыми из эвейлина. Когти длинные и тоже из этого загадочного металла. Одет сын Трибуна в обтягивающий костюм и время от времени по нему пробегали красные огоньки.

Триктар шел к нам, не таясь, иногда на секунду он становился невидимым. А в руках у него загоралось алое пламя боевого заклинания.

— Что будем делать? — поинтересовалась я. — Сфера же не выдержит прямой атаки?

— Это и есть Триктар? — удивился Артилис. — Он тебе нужен?

— Да это он, — ответила я. — Я же обещала его отцу, что найти его и верну его.

— Раз так, — посмотрел на меня лиарец. — Ставь защитную печать.

Я сделала, как он сказал.

Триктар уже дошел дл нас и со всей силы обрушил алое пламя заклинания на сферу. Та мигнула и осыпалась на пол блестящими звенящими осколками. В руках Артилиса вспыхнув, появился серебряный посох. В руках ящера же материализовался черно-серебристый меч. Два магических оружия скрестились, вызвав сноп разноцветных искр. Мне же не оставалось ничего другого как непрестанно атаковать магов.

— Артилис я скоро не выдержу у меня запас не резиновый! — в панике выкрикнула я, остро ощущая как с каждым заклинанием сил становиться все меньше и меньше.

И тут: со стороны обстреливающих магов приходит зеленая вспышка, нас взрывной волной раскидывает в разные стороны. Перед глазами все плывет, а сверху давит с чудовищной силой, что даже дыхнуть нельзя. Легкие жжет от нехватки воздуха, но хоть перед глазами все перестало плыть.

Надо мной и Артилисом возвышаются два мага в темно-синих мантиях. Руки простерты к нам, глаза горят сапфировым огнем. Они медленно убивают нас своим колдовством.

— Сейчас девочка моя, — слышу я тихий голос начальника. — Подожди немножко.

Он, подволакивая правую ногу, ковыляет к магам. Те не обращают на него внимания все цело занятые нами. Рука поднимается и резко опускается. Маг дергается и в следующую секунду выгибается дугой. Я свободная и никакая чудовищная сила не стремиться, меня раздавить. Второй маг отвлекается и швыряет в Валерия Николаевича смертоносное заклинание.

— Нет! — я росилась на перерез заклинанию.

— Диана! — отчаянный крик Триктара.

Меня и шефа раскидывает в разные стороны. Сила заклинания впечатал меня в стену вышибив из легких воздух. Перед глазами мелькаю багряные круги, а во рту отчетливый металлический вкус крови.

— Диана! — меня бережно поднимает Триктар.

— Трик, ты, — расплываюсь я в улыбке. — Как шеф?

Холодное прикосновение к глазам и я снова нормально могу видеть. Ящер осторожно держит меня за талию, но вот не спешит встречаться со мной взглядом.

— Ди, ему уже не поможешь, — тихо произнес он.

— Он прав, — согласился с ним Артилис. — Нужно уходить. Сейчас сюда набегут еще маги, а у нас уже нет сил.

Не слушая, их я вырвалась из объятий ящера.

Только обгорелый все еще дымящийся скелет вот все что осталось от шефа на противоположенной стороне коридору у стены.

— Валерий Николаевич! — что есть силы закричала я.

Сиреневый туман пеленой встал перед глазами. Аттахи на руках обжигали, словно я опустила руки в кипящее масло.

— Ди, успокойся, — обнял меня Артилис.

Гнев и злость тут же улетучились.

— Мы не можем оставить его здесь, — прошептала я.

Рядом свернула малиновая вспышка.

— Придется, — печально ответил мне лиарец. — У меня сил хорошо, если на нас всех хватит. Триктар иди сюда. Мой путь сквозь вечность пролегает, к тому чего хочу я!

Коридор заволокло алым туманом. Волосы всколыхнул лютый холодный ветер. Артилис взял нас за руки, и мы шагнули вперед.

Странно, но в этот раз Астрал не предстал перед нами во всем своем великолепии. Дул холодный пронизывающий ветер. Вроде тропа всегда чистая теперь хрустела, будто мы идем по снегу.

Арка появилась очень уж быстро, мы втроем просто повалились в нее. Вывались мы в гостиную в моей квартире…