Пролог

― Что нам теперь делать, Маркус? ― Элизабет медленно подошла к колыбели, хрустальные слезы заблестели в ее глазах при виде спящего малыша.

― Единственное, что нам остается - ждать, ― посмотрев в глаза женщины, чуть слышно произнес Маркус.

― Это уже невыносимо, так больше нельзя, у меня больше нет сил убегать - к чему это все приведет нас?.. ― женщина взяла на руки ребенка и стала напевать ему колыбельную.

― Элизабет, ты должна в первую очередь думать о сыне! Его не должны найти, ― печально глядя на малыша, проговорил мужчина, лицо его искривилось яростью, но тут же погрузилось в раздумья. Эта война, постоянные убийства, бегство, страх - все это слишком далеко зашло.

― Нужно было обратиться в Магистриум. Ты знаешь, у нас там есть знакомые, они бы укрыли нас, ― Элизабет оторвала взгляд от ребенка, и теперь с грустью смотрела на Маркуса. Перед ней вдруг в одно мгновение пронеслись старые воспоминания, когда ничего этого не происходило, когда она была самой обычной девушкой, живущей вместе с отцом в его пекарне, еще ничего не зная о своей дальнейшей судьбе. Ей вспомнились тогда еще бодрые и молодые лица Маркуса и Сандора - ее будущего мужа. И теперь, смотря на человека, ставшего ей братом, она уже не находила в его чертах ни той бодрости, ни той решительности, ни той неисчерпаемой тяги к жизни. Теперь его лицо покрывала пелена отчаяния, печали и бесконечной задумчивости.

― Нет! - с полной решительностью ответил мужчина. - Магистриум уже не тот. Слишком мало людей, которым мы могли бы доверить наши судьбы. Обратившись, мы лишь подпишем смертный приговор и себе, и им. Я уже совершил ошибку, и не желаю повторять ее вновь... ― руки Маркуса незаметно скользнули на перила балкона, а глаза, с нежеланием оглядели раскинувшийся внизу простор. Все эти поля, горы, леса, реки не приносили уже того спокойствия и удовлетворения, которые он испытывал от этого раньше. Его глаза смотрели, но уже не видели ничего кроме опасности и страха, которыми было пропитано все в этих землях.

― Магистриум... ― опустив глаза, продолжил мужчина. ― Где он был, когда тот клинок лишил моего брата жизни? - где он был, когда пал Салаар? - где... ― ярость и боль искривили и без того измученное лицо Маркуса, но все слова, что он хотел сказать, словно застыли в горле. Воспоминания о пережитом горе, от которых хотелось скрыться как можно дальше, чтобы не знать о них никогда, вновь тяжким грузом всплыли на сердце. - Нет... мы одни...

― Мы оба знаем, что тогда произошло. Нам остается только смириться с тем, что былого уже не вернуть и не изменить, ― женщина, с тоской вспоминая прошлое, закрыла глаза, пытаясь сдерживать слезы. - Тогда умер не только твой брат, но и человек, который был мне дороже всего на этом свете, человек, подаривший мне сына. И память о нем будет жить, пока сама жизнь не покинет этот мир.

― Ты права, мы должны подумать о будущем твоего сына. Я нашел подходящего человека. Старая знакомая, она возьмет мальчика к себе. Чем дальше он будет от Андрата, тем в большей безопасности он будет находиться.

― Маркус, сколько нам осталось? ― после недолгого молчания спросила Элизабет, убаюкивая беззащитное дитя, голос ее дрожал. От одной мысли, что она может потерять своего последнего ребенка, ее сердце с ужасом сжималось в груди, ― Прошу, только не лги...

― Не говори так никогда! Слышишь, никогда! Пусть они знают, где мы, но пока я жив, я не позволю им... ― Маркус обнял дрожащую женщину, он чувствовал, как жизнь постепенно угасала в ней, но Элизабет продолжала сопротивляться, не давая отчаянию верх.

― Нет! Я не позволю!.. Ни один из них не дотронется до моего сына!.. Пока я жива, я не допущу этого! ― еле сдерживая слезы, вскрикнула женщина, все сильнее прижимая ребенка к груди.

― Мы не позволим! ― глаза мужчины глядели на невинного малыша. ― Ребенок должен жить, какую бы цену за это нам ни пришлось заплатить...

Мужчина замолчал на полуслове. Лицо его стало бледным.

― Что с тобой, Маркус?

― Уходи, Элизабет... ― страх отчетливо читался в его голосе.

― Нет... нет... Так не должно быть! Нет!

― Они нашли нас...

Лицо женщины побледнело. Руки ее задрожали еще сильнее, неудержимые слезы катились по щекам, обжигая холодную кожу, сердце колотилось с ужасной силой, ноги словно онемели, и все мысли в мгновение ока исчезли, оставив после себя пустоту - бесконечную и полную отчаяния и страха. Убийца ее мужа стоял на пороге этого дома.

Лёгкий хлопок - двери их убежища разлетелись в стороны. Словно тень в разрушенный проход проскользнул мужчина, его пепельные волосы мрачно поблескивали в лучах угасающего солнца, черная как ночь мантия волнами струилась вниз, а бледное, будто снег, лицо скрывалось за капюшоном. Как только неизвестный вошел в комнату, раздробленные осколки дверей вновь вернулись на свои места.

― Зачем ты здесь? ― заслонив женщину с ребенком, спросил Маркус.

― Ты знаешь ответ на свой вопрос, ― тихо произнес незнакомец, спокойно осматривая жилище.

― Ты не найдешь здесь того, что ищешь! - продолжил мужчина, наблюдая как Элизабет скрылась за дверью.

― Я уже нашел, ― усмехнулся незнакомец.

― Ты либо уйдешь ни с чем, либо не уйдешь отсюда никогда...

― Но есть и третий путь - я заберу дитя, и позволю тебе дожить остатки своей никчемной жизни. Ведь то, что уже решено, даже тебе не изменить, и это знаешь.

― Он не станет марионеткой в твоих руках! ― захрипел Маркус, оглянувшись назад, чтобы убедится, что его племянник уже не в этой комнате.

― Он никогда не будет марионеткой, ― усмехнулся человек в чёрной мантии. ― Его судьба не в том, чтобы быть слугой.

― Он сам вправе решить свою судьбу!

― Его судьба предопределена, и я не вижу смысла в ваших жалких попытках...

Неизвестный соединил свои руки около груди, и между ладонями появился сгусток огня, напоминающий сферу. Резко сказал:

― Боюсь... наш диалог подошел к концу. Пора забрать то, за чем я пришел.

Ярко-желтый огонь всё быстрее вращался внутри сферы, языки пламени вырывались из нее и тут же исчезали. Через несколько секунд молодой человек разъединил руки и, резко повернувшись, направил огненный шар точно в грудь мужчины. Резкое движение рукой, и в ответ перед Маркусом появилась каменная стена, но и она не выдержала напора стихии, камни разлетелись в стороны, и горящий шар с силой ударил в мужчину. Маркус упал без сознания. Незнакомец зашел в комнату, где скрылись мать с сыном.

― Отойди, Элизабет... ― предупреждающе произнес неизвестный, видя, как мать в отчаянии закрыла собой ребенка.

― Ты ведь был другим. Что с тобой сталось? Где тот, кого я знала... ― женщина посмотрела в глаза вошедшего, будто пытаясь найти в них нечто давно утерянное, то, что уже не вернуть. Но, не увидев в них ничего, кроме пустоты, она отвернулась.

― Что со мной стало?.. Разве не вы сделали меня таким, не этот ли мир, который вы так храбро защищаете?.. Мне не нужна ни твоя жалость и ни чья другая. Вы станете изгоями, и вам не останется ничего, кроме как вспоминать о днях былой славы. Этот мир сам уничтожает себя, он заслуживает гибели... ― неизвестный пристально посмотрел на ребенка, а затем на женщину.

― Послушай... оставь нас... я знаю, что в тебе еще есть...

― Нет, ты ничего не знаешь, никто из вас...

В руках незнакомца появился кинжал, его бледная холодная рука прикоснулась к лицу дрожащей женщины.

― Прости ... но даже мы не в силах, что-либо изменить...

Мгновение - кинжал, словно тень, пронесся в воздухе и ударил женщину в живот, ткань мгновенно окрасилась в бардовый цвет, и женщина безжизненно упала на пол. Незнакомец подошел к кроватке, где лежал ребенок и, наклонившись, прикоснулся к его груди. Глаза младенца вмиг заплыли черным, кожа побледнела. Но вдруг в спину убийце ударил луч света, и пришелец исчез, словно его здесь не было, глаза мальчика вновь вернули себе прежний цвет. В дверном проеме стоял раненый дядя мальчика - Маркус. Мужчина, торопясь, взял ребенка на руки и создал перед собой сгусток полупрозрачного света.

Через мгновение мужчина с младенцем оказались на улице. Крохотные домики уютно стояли по сторонам. Холодный ветер срывал с деревьев последние листочки, смешивая их в огненном круговороте. На улице было пусто, лишь недалеко стояла молодая женщина. Как только она увидела мужчину, его лицо изобразилось ужасом.

― Ника! ― устало позвал Маркус.

― Маркус!.. А ... а где Элизабет? Что произошло? ― со страхом и дрожью в голосе спросила женщина, осматривая малыша, но посмотрев в глаза мужчины она все поняла, усталость и горе наполнили их, и жизнь понемногу отступала, оставляя за собой лишь боль и отчаяние.

― Её больше нет... Они нашли нас... Прошу тебя, позаботься о мальчике, ― зажимая рукой рану, торопливо говорил Маркус.

― Не волнуйся, ― взяв расплакавшегося малыша на руки, сказала Ника, ― я не брошу его.

― Прощай, ― Маркус обнял женщину и в последний раз прошептал. ― Прощай...

Растерянная Ника осталась одна на безлюдной улице, потом, прижав к себе покрепче плачущего ребёнка, она отправилась в сторону своего дома, напевая малышу колыбельную. День понемногу развеивался, солнечные лучи прорывались сквозь темные дождевые облака, грея замерзшую землю, ветер стал утихать.

Часть 1. Два мира

Глава 1

Темное зимнее утро, солнце только-только начинало просыпаться, постепенно озаряя замерший мир своими теплыми лучами. Крупинки снега неохотно падали на замерзшую землю, постепенно устилая все ровным белым полотном. Легкие дуновения ветерка лениво покачивали деревья, сбрасывая с их растопыренных ветвей комки слипшегося снега, поблескивающих в утреннем солнце.

Кристофер в одиночестве шел в растворяющейся мгле, повсюду было безлюдно, лишь изредка мимо проскакивала черная тень куда-то спешащего человека, но даже эти тени не вызывали у него ни малейшего внимания. Прогулки утром и вечером были, возможно, единственным, что ему нравилось делать. Каждый день он вставал как можно раньше, и выскакивал на улицу, чтобы подышать свежим воздухом, еще не испорченным выхлопными газами машин. К тому же сегодня был выходной, и можно было погулять подольше.

Жил Кристофер в старом приюте, если это еще можно было назвать жизнью. Половина его сверстников будто объединилась в коалицию против него, и потому любое движение Криса, слово, и вообще любое появление юноши вызывало буйный всплеск дразнилок в его сторону от всех участников этого объединения. Но главным из всех них являлся Грегори Оттвуд, без его ведома не произносилось ни одно оскорбление или даже обычное слово, все словно прислуживали ему, боясь сказать что-нибудь против, поскольку он был старше всех в приюте. Поэтому Кристофер старался не попадаться ему на глаза, и приходил на завтрак, обед и ужин раньше остальных, оттого и успевал поесть до того как приходили другие жильцы приюта. Так было спокойнее и ему, и всем остальным.

Но в жизни Криса, помимо плотного черного полотна, было еще и несколько просветлений. Директриса приюта - мисс Дэнтфор, женщина весьма отзывчивая и добрая, была одной из тех немногих, с которыми Кристофер был близок и откровенен, и она в свою очередь любила мальчика всей душой. И два человека, ставшие Кристоферу близкими друзьями - Виктор и Эмили, они жили напротив приюта, и лишь, находясь рядом с ними, душа Кристофера радовалась и умилялась, а все проблемы вмиг исчезали.

"Черт! Ну почему мне так не везет" - разочарованно подумал Крис, глядя на свои старенькие наручные часы. Время, к которому он обычно приходил на завтрак, прошло, и теперь придется есть со всеми и выслушивать мерзкие обзывательства от команды Оттвуда. Смирившись, юноша все же неохотно направился в сторону приюта, солнце к тому моменту уже проснулось, и его яркие лучи со всей силой наступающей весны топили последние напоминания о зиме.

Вскоре из-за черных деревьев появилось знакомое здание с обветшалой крышей, в окнах на первом этаже как всегда горел свет, а в них то и дело проскакивали тени поваров. Кристофер угрюмо поднялся по старой скрипучей лестнице, прошел в небольшой холл, где уже слышались знакомые грубые голоса. Собравшись с мыслями, юноша осторожно, будто стараясь, чтобы его не заметили, зашел в столовую и присел за самый крайний стол, повернувшись спиной к как всегда орущему Оттвуду.

― А вот и наш недоносок явился, ― послышался за спиной грубый смешанный с презрением голос. Кристоферу даже не нужно было поворачиваться, чтобы узнать от кого исходили эти слова. Сзади стоял Оттвуд, за которым словно послушный пес плелся Джереми Браун.

― Чего же ты молчишь тетенькин сынок, а? - язык к небу прирос? ― Оттвуд захохотал, вслед за ним засмеялись все остальные из его команды. Кристофер сидел, держась из последних сил, моля бога, чтобы то, что стояло у него за спиной заткнулось и сделало это как можно скорее.

― Мистер Оттвуд, сядьте на свое место! - послышался грозный голос кухарки мисс Хаггард, пронзающей своим взглядом всех столпившихся вокруг. Оттвуд невольно огрызнулся, но к счастью его слова не долетели до уха мисс Хаггард, о чем Крис успел уже пожалеть.

― Приятного аппетита, недоносок! ― прошипел Оттвуд, немного наклонившись, и затем с силой харкнул в тарелку Кристофера, после чего, растолкав собравшуюся толпу, со смехом направился к своему месту. Для Криса это последней каплей, все те унижения, оскорбления, которые он пережил за эти пятнадцать лет проживания в приюте, вырывались из него, желая проучить зазнавшегося упыря.

Юноша спокойно встал из за стола и как ни в чем не бывало направился к столу, где сидел объект его мести, при этом захватив с собой тарелку с горячей кашей и плевком Оттвуда. Шаг за шагом он приближался к своей цели, в то время как на него никто из сидящих не обращал внимания, затем медленно обошел Оттвуда и остановился. Руки с тарелкой каши незамедлительно поднялись вверх, кто из-за стола с одновременным ужасом, удивлением и восторгом посмотрел на Кристофера. Но не успел Оттвуд отреагировать, как тарелка с кашей смачно приземлилась на его тупую голову, после чего его собственная с помощью Криса безмятежно упала между ног, а стакан с горячим какао вновь обрушился на его измазанные в каше волосы.

― Ты что делаешь, недоносок?! - яростно завопил Оттвуд, вставая с места. Глядя на его мокрые штаны, почти половина столовой начало заливаться смехом.

― Ты ответишь за это, недоносок! - вновь прокричал он, его лицо раскраснелось от стыда, а остатки каши медленно сползали с головы и штанов, в то время как Кристофер, ухмыляясь, смотрел на это. Но тут кулак Оттвуда яростно вписался в нос юноши, так что Кристофер чуть не упал, капли бардовой крови одна за другой начали скатываться на подбородок, немного погодя завязалась драка.

― Мистер Эванс и мистер Оттвуд, я прошу вас прекратить этот балаган, и вы оба сейчас же проследуете в мой кабинет! ― раздался повелительный женский голос. Все зрители тотчас вернулись на свои места и продолжили завтракать. Оглянувшись, Кристофер увидел недовольную мисс Дэнтфор, грозно осматривающую столовую.

***

Через несколько минут Кристофер уже стоял в кабинете директрисы, хотя он и понимал, что лучше было бы так не делать, но в то же время от этого ему стало как-то легче. Директриса сидела за своим столом, читая и подписывая какие-то бумаги.

― Ну, зачем ты вылил на Оттвуда какао, да еще и кашей угостил? - спокойно спросила мисс Дэнтфор. Кристофер понимал, что и она не хочет говорить об этом происшествии, но ее тонкие губы будто сами выговаривали слова. Ему стало стыдно, но в то же время чувство расплаты было сильнее.

― Он заслужил, тетя, ― без намека на раскаяние произнес юноша.

― Я знаю, но зачем было действовать так? - женщина привстала, его короткие тонкие руки сложились за спиной, а вишневые глаза с сожалением осматривали запекшуюся под носом кровь.

― Он плюнул в мою тарелку, что мне оставалось делать? - возмутился Кристофер.

― Не нужно обращать внимание на таких, как мистер Оттвуд, их будет слишком много в твоем будущем. Твое равнодушие к ним - самое страшное оружие, а терпимость - твой лучший союзник. И тогда ты увидишь, как они сами поймут, что тебя не сломить их насмешками, что ты сильнее их, ― женщина аккуратно вытерла запекшуюся кровь. - А теперь из-за него будет синяк.

― Но ведь он пройдет, ― добавил юноша.

― Верно, ― согласилась директриса.

― Я постараюсь больше не делать так.

― Было бы замечательно, но боюсь еще не одна тарелка вывалится из твоих рук на чью-нибудь голову, ― легкая улыбка исказила доброе лицо женщины. - Мистер Торндайк и мисс Эндерсон заходили за тобой, они ждут в парке.

― Я могу идти? - радостно воскликнул Кристофер, услышав знакомые фамилии.

― Ну, конечно, ― улыбка вновь озарила лицо женщины, после чего Крис немедля выскочил из кабинета, минута и он уже оказался на улице.

Вскоре из-за деревьев открылась небольшая аллея, где на одной из лавочек Крис увидел знакомые фигуры.

― Привет, Крис, ― радостно крикнула Эмили, увидев друга. Ее огненно-рыжие локоны немного вывалились из-под шапки, закрыв часть лица, после чего девушка немедленно начала убирать их обратно, затем немедля подбежала к юноше и обняла его.

― Привет, ― обрадовался Кристофер при виде друзей.

― Привет, ― раздался уже почти мужской голос Виктора, обнявшего их обоих.

― Ну как вы? - рассказывайте, я все хочу знать, ― немедленно начал расспрашивать Кристофер.

― Все было здорово, жаль, тебя не было с нами, а какой там вид, я покажу тебе потом все фотографии, ― начала Эмили.

― Да, все было классно, ― поддержал Виктор и затем добавил. - Все, кроме автобуса.

― Хватит тебе, они все такие, ― отмахнулась Эмили, не понимая негодования друга.

― А что там с автобусом? - поинтересовался Кристофер.

― Говорю же ничего интересного, ― спокойно отрезала девушка, но затем легкий испуг исказил ее лицо. - Что это? - настороженно спросила Эмили.

― Подарок Оттвуда, ― угрюмо пояснил юноша.

― Что случилось? - разделяя настороженность подруги, спросил Виктор.

― Ничего особенного, я просто угостил его голову кашей и какао, вот так и получилось, ― после этих слов друга широкая улыбка проявилась на лице Виктора.

― Что тут смешного?! - укоризненно посмотрев на Виктора, произнесла девушка, затем повернулась к Кристоферу и продолжила, осматривая нос друга. - Он ведь и покалечить тебя мог.

― Но не покалечил же, ― также улыбнувшись, ответил юноша.

― Тебе все шутки, ― резко отвернувшись от друга, проговорила Эмили.

― Ладно, а то мы все обо мне, расскажите как там, ― уводя разговор в сторону от утреннего происшествия, продолжил Кристофер.

― Это, наверное, самое замечательное место из всех, в которых я бывал. Свежий воздух, живописные горные озера, а сами горы, я помню, мои родители хотели меня отвезти туда, все рассказывали как там... ― Виктор резко прервался, так и не договорив, он смотрел на побледневшее лицо подруги, ее глаза наполнились грустью от, казалось бы, забытых воспоминаний.

― Мои родители тоже хотели туда съездить, ― невольно проговорила девушка.

― Ну, что ты... перестань, не нужно... ― начал было Виктор, но тихий голос девушки перебил его.

― Два года прошло, и не было ни дня, чтобы я не вспоминала об этом... каждый день словно вчера я видела, слышала их, а сегодня их уже нет рядом... словно кошмар, преследующий меня изо дня в день... ― глаза Эмили наполнились слезами, но девушка изо всех сил сдерживала их, успокаивая себя и пытаясь убрать из головы те страшные картины, отпечатывавшиеся в памяти уже навсегда.

Два года назад, когда окончилась школа, и природа озарилась ярко―зеленым цветом, а дни стали длиннее ночей, как только на порог ступило долгожданное лето, произошло то, чего невозможно было предвидеть. И это навсегда изменило жизни Виктора и Эмили.

Однажды семьи Виктора и Эмили договорились о совместном пикнике в лесу, взяли с собой детей, друзья пригласили и Кристофера, но юноша так и не смог присоединиться к ним. День был солнечный, на небе не было ни малейшей тучки, и сам воздух был пропитан радостью и весельем.

Подростки веселились, купались в небольшой реке и спорили, кто быстрей переплывет на другой берег. Солнце же постепенно скрывалось за белыми облаками, и дальше облака становились лишь темнее. Через полчаса яркие лучи скрылись за плотными грозовыми тучами, начался небольшой дождь. К тому моменту ребята были уже на другом берегу и возвращаться вплавь не решились, отправились к недалекому мостику.

Дождь уже превратился в ливень, за плотной стеной которого невозможно было ничего увидеть, лишь короткие вспышки молний освещали двум друзьям путь. Сильный ветер сбивал их с ног, повсюду падали сучья и ветки деревьев, где-то вдалеке гремел гром. Некогда сухая земля превратилась в грязь. Ноги Виктора и Эмили увязали в ней, не давая быстро добраться им до моста. Колкие ветви впивались в ноги, словно сотни игл, холодные капли били в лицо, но, несмотря на все это, друзья упорно пробирались к мосту. Подбежав к нему, они услышали странный треск и грохот и мгновенно поспешили к месту, где остались родители.

Их взору открылась страшная картина: несколько деревьев повалило на автомобили, в которых сидели родители, одна из машин была пробита насквозь, вторая сильно придавлена упавшим деревом, из нее доносились крики. Рыдая, подростки бросились на крик. Но было поздно... Родители Виктора и отец Эмили были уже мертвы. Мать Эмили кричала от боли, но увидев дочь, она попыталась сдержать свои страдания.

― Мы... Мы поможем тебе, сейчас вызовем службу спасения, и они вытащат тебя!― вытирая слезы, кричала Эмили.

― Доченька... Я люблю тебя, и папа любит тебя... Все будет хорошо... ― задыхаясь, говорила женщина, улыбка пронзала ее изувеченное болью лица, в глазах блестели слезы.

― Нет! Тебя спасут! Прошу, мама... не надо... ― Эмили упала на колени перед машиной. Смешиваясь с дождем, по ее лицу текли слезы. Руки жадно впивались в руку матери, не желая отпускать ее ни на минуту, сквозь слезы девочка шептала, ― Ты нужна мне... пожалуйста, не уходи!..

― Солнце мое, моя судьба... решена, я счастлива, что у меня такая прекрасная дочь. У тебя много друзей, они помогут тебе. Держись за них, моя девочка, они твоя опора и защита.

― Мама, ты будешь жить, слышишь! Ты не умрешь! Я не позволю!.. ― в исступлении кричала Эмили.

― Все будет хорошо, я знаю... Держись, моя девочка, мы всегда будем с тобой... Держись...

Глаза женщины, переполненные невыносимым страданием, закрылись, и ее путь в этом мире завершился...

Помощь подоспела быстро, но было уже поздно, взрослые пытались увести детей от машин, но те до последнего сопротивлялись, не желая верить в то, что произошло. Через пару часов ребят привезли в больницу, где их уже ждали родственники. И Эмили, и Виктор долго ни с кем не желали разговаривать, но через некоторое время всё же сумели перебороть своё отчаяние и пришли в школу. Одноклассники сочувствовали, переживали, но все же единственный человек, который действительно мог понять их горе был Кристофер, и пережитое еще сильнее сплотило всех троих, но все же случившееся надолго осталось в их памяти.

― Я никак не могу забыть тот день, ― нарушив общее молчанье, сказала Эмили.

― Мы никогда его не забудем, но мы должны научиться с этим жить, ― твёрдо проговорил Виктор, обнимая девушку.

― Но почему именно в тот день? Почему именно их? Так не должно быть... ― не выдержав, заплакала Эмили.

― Это был несчастный случай, никто не мог этого знать. Виктор прав, мы должны просто принять это, ― тихо сказал Кристофер.

― Я знаю, вы правы, но боль они никуда исчезла, она здесь... в сердце, и забыть это... невозможно, ― вытирая слезы, чуть слышно проговорила девушка.

Друзья пошли дальше, каждый пытался отвлечься от нахлынувших воспоминаний. Разговор постепенно перешел в прежнее русло, Эмили и Виктор делились впечатлениями от увиденного в горах, о том, как они спускались на лыжах вниз, катались на подъемниках, и Кристофер, слушая рассказы друзей представлял себя далеко в тех горах, где не было бы ни Оттвуда, ни его приспешников, ни проблем.

***

Комната Криса была не слишком большой, но достаточно уютной. Возле окна - кровать, рядом стоял небольшой столик, на котором лежала шахматная доска с так и не доигранной партией, а слева от двери стоял шкаф. Рядом с шахматами стояла рамка с фотографией родителей. Кристофер, к сожалению, не помнил их, и каждый раз, смотря на нее, он видел их улыбающиеся лица на фоне осеннего парка. Мисс Дэнтфор была одной из ближайших людей Кристофера, все эти пятнадцать лет она заменяла ему мать, поэтому называл он ее - тетя. Она знала родителей Криса, но редко говорила о них, и если разговор поворачивал в это русло, то она сразу меняла направление. Единственное, что он знал, это имена - Сандор и Элизабет, и то, что они погибли, когда мальчику не исполнилось еще и года.

Юноша неторопливо направился к постели, он хотел доиграть незаконченную партию, но подержав руку пару минут над ферзем, решил бросить эту затею и просто рухнул на холодное одеяло. Сон упорно не желал идти, а голова начала раскалываться от боли. Промучившись так около получаса, Крис всё же задремал. Ему мерещилась странная комната, чьи стены покрывали трещины, в которые пробивались зеленые листочки. На камнях были высечены непонятные изображения. Слышались грубые голоса. Потом все неожиданно исчезло, и Крис увидел свою комнату. Понял, что проснулся.

За окном солнце уже приближалось не спехом к горизонту, яркие осенние лучи закатными отблесками пробивались в комнату. Спать больше не хотелось, оказалось, что Кристофер проспал и обед с полдником, но есть не хотелось. Юноша накинул на себя куртку, быстро проскочив по ступенькам, он выбежал на улицу. Сильный ветер бил в лицо, вокруг не было ни души. Завернув за угол музея, Кристофер пошел по небольшой аллее, пытаясь воссоздать в воображении ту комнату, что привиделась во сне.

Солнце постепенно садилось, вскоре зажглись фонари и явно похолодало. Кристофер замёрз и направился домой, но странная комната никак не уходила из его головы.

Придя обратно в приют, юноша присоединился к ужину, на этот раз все молчали, лишь изредка перешептываясь друг с другом, Крис почуял на себе сверлящий взгляд Оттвуда, яростно сжимающего вилку в своих руках. Аппетит так и не появился, и, решив не угнетать своим присутствием половину столовой, Крис закинул в себя еще пару ложек риса и затем мгновенно скользнул в дверь, а через пару минут он уже лежал в своей кровати.

Сны не заставили себя долго ждать. Ему снились высокие горы, которых он никогда не видел, огромные зеленые леса, реки. Потом картинка поменялась. Бескрайняя синяя гладь заполнила все вокруг. Посмотрев вперед, Кристофер заметил небольшую точку на горизонте. Точка быстро приближалась, и вскоре ему открылся великолепный остров, плотно заросший растительностью. На берегу виднелась разрушенная пристань, пришвартованные деревянные корабли уже почти сгнили, а остатки маяка, стоявшего близ берега, еле виднелись из-под воды. В чаще леса высились грозные мраморные башни, часть из них плотно заросла растениями, так что их едва можно было отличить от окружавшего все это леса. Через некоторое время Кристофер уже стоял на пристани и, обернувшись, увидел, что сзади него стоят еще трое. Двоих он узнал сразу: это были его друзья - Виктор и Эмили, лицо третьего ему было незнакомо.

― Где мы? ― поинтересовалась Эмили.

― Это давно забытые острова, ― ответил неизвестный. ― На них никто не живет со времен последней войны с морским народом.

― И что же здесь произошло? Почему люди покинули этот остров? ― озадаченно спросил Виктор.

― Это место было когда-то процветающим, ― продолжил рассказ незнакомец. ― А этот город был самым крупным портом тогдашней империи. А затем сюда пришла война, и ничего не оставила после себя. Жители вод напали внезапно, никто не уцелел. Гнев людей был ужасен, но все их армады пропадали мерцающих просторах, они проиграли. Тысячи погибших с обеих сторон... Кровавая бойня, повлекшая за собой падение империи. Потом об этих островах забыли, началась борьба за власть, никому не было дела до них, ― печально вздохнув, завершил свой рассказ незнакомый юноша.

Незримая сила толкала ребят вперед, и, повинуясь ей, они пошли вглубь острова.

Город оказался куда больше, чем казалось с пристани. Сотни узеньких улиц пронизывали его, на дорогах лежали обломки зданий, части небольших скульптур, обелисков. Вскоре все четверо подошли к огромной площади, которую украшали прекрасные полуразрушенные здания.

― Бог мой... ― испуганно произнесла Эмили, услышав хруст под своей ногой и затем осмотрев площадь.

― Кто мог совершить такое? ― голос Кристофера дрожал, он со страхом смотрел на каменные плиты, устилающие землю, видя перед собой горы истлевших останков людей, рядом с которыми лежали заржавевшие клинки, ружья и щиты.

― Их здесь собрали и... убили... убили всех. Не пожалели никого, ― тихо проговорил Виктор, склонившись перед скелетом ребенка.

― Идем, ― нарушив общее молчанье, произнесла Эмили. Девушка быстро отвернулась и пошла прочь.

Ребята обошли площадь и направились вперед, пробираясь все дальше и дальше по еле заметной тропе, пока не вошли в прекрасный лес. Здесь то и дело слышались крики птиц, журчание недалекой речушки, иногда перед ними пробегали странные небольшие зверьки, не обращая никакого внимания на гостей. Легкий ветерок изредка проносился между деревьев, нежно лаская путников. Чем дальше они шли, тем отчетливее виднелись странные сооружения в центре острова, и тем уже становилась тропа.

Неожиданно маленькая дорожка начала расширяться, и ребята вышли на просторную аллею. Красивые скульптуры древних воинов стояли в центре неё, а вокруг - сотни деревьев. Но эти деревья отличались от деревьев, растущих в лесу. На них совершенно не было листвы, их смольные стволы потрескались, а земля вокруг них была неестественно черного цвета. Ни единого кустика или травинки, лишь черная, как ночь, земля.

Четверка направилась далее, и через несколько минут они увидели те самые странные величественные сооружения. Те резко отличались от предыдущих зданий в городе и больше походили на огромный храмовый комплекс, давно заброшенный, но еще сохранивший признаки легендарного прошлого. Резные двери, идеальные колонны, невероятные барельефы на стенах, изображающие невиданных животных. Паутина зеленых вьюнов пробиралась в окна, обвивая колонны и арки, добираясь до самых вершин здания. Одна из дверей рухнула, и лишь небольшие мраморные осколки говорили об ее присутствии. Без малейших затруднений все четверо вошли внутрь.

Ребята оказались в огромном помещении, в центре которого находилось восемь колонн, расположенных по кругу. В центре круга - огромная чаша, от которой исходил странный изумрудный свет. Солнечные лучи не пробивались сквозь листву, и в этой тени изумрудный свет отливал особенно зловеще. Рядом с чашей стояли незнакомые существа. Высокие, в кроваво-красных плащах с капюшонами, сгорбленные спины, сложенные на груди костлявые руки, они что-то говорили на непонятном языке. Невольный взгляд на них порождал мурашки по всему телу. "Кто они? Что они здесь делают?" ― подумал про себя Кристофер, всматриваясь в странных горбунов.

Но его спутники поспешили дальше. На освещенных светом стенах теперь можно было разглядеть некоторые изображения. На одной стене - изуродованные, сгорбленные существа с крыльями сражались между собой с мечами в руках, на другой - полулюди, полупауки, у каждого по восемь ног, сзади что-то в виде огромного жала, тела частично покрыты доспехами, а на головах нечто вроде корон. "Что за чудовища? Один другого хуже" ― вновь задумался Крис, пытаясь вспомнить всё, что читал когда-то в детстве, увлекаясь фантастической литературой.

Вскоре ребята подошли к резным дверям и вошли внутрь. Кристофер узнал ту самую комнату, которую уже видел в своих сегодняшних видениях. Изображения на стенах комнаты повторяли те же самые фрески, которые четверка уже видела до этого. Но на одной стене был изображен юноша в плаще, длинные волосы скатывались с плеч, часть его лица прикрывал капюшон.

Неожиданно перед ребятами возник человек. Сгорбившись, он стоял в центре комнаты в потрепанном плаще с капюшоном, правая рука держала деревянную палку. На видневшейся из-под рукава руке друзья смогли различить небольшие порезы: два скрещенных полумесяца, в которые, как клин, вбивался еще один порез, расширяясь к концу. Все трое стояли в оцепенении, боясь сдвинуться с места и ожидая, что же произойдет дальше.

Мгновение, и перед глазами Кристофера открылась еще одна небольшая комната с четырьмя дверями, в центре ее стоял мраморный пьедестал, на котором парило семь различных сфер, как только юноша двинулся с места, шары медленно воспарили вверх и скрылись за одной из дверей. Юноша обернулся, но сзади никого не оказалось. "Идем" - послышался неизвестный голос. Осмотревшись еще раз, Крис беспрепятственно шагнул в дверь, за которой исчезли сферы.

Теперь юноша стоял в кабинете между двух колонн, рядом с ним плавно кружились сферы. Недалеко от него находился стол с множеством парящих бумаг, за ним, возле окна, двое разговаривали друг с другом.

― Ты должен понять меня, так необходимо, ― четко проговорил мужчина, седина уже начинала блестеть в его волосах, лицо его выражало волнение, дрожащие руки опирались на спинку стула.

― Маркус, ты знаешь, что магистры предали нас, в Магистриуме грядет раскол... Я чувствую, как смерть приближается к порогу моего дома, ― лицо второго мужчины было повернуто в сторону окна так, что его нельзя было разглядеть, но и без этого Кристофер понял, что старость давно застала этого человека, длинные седые волосы в беспорядке спускались на сгорбленную спину. Голос его был груб, но и в нем чувствовалось отчаяние и скорбь.

― Еще немного... совсем немного... Ты единственный, кто может помочь нам, ― мужчина тяжко опустил глаза вниз, боясь того, что может произойти.

― Магистриум введет войска, и закон будет на их стороне, Совет Восьми не сможет остановить это.

― Мы не успеем, Салаар вот-вот падет, нам некуда бежать...

― Я попытаюсь, и это будет стоить мне жизни. Но ты знаешь... ― мужчина с болью продолжил дальше. ― Одна жизнь взамен другой. Ты станешь великим лордом Совета Восьми, хранителем мира и благоденствия Андрата, и не допустишь смерти наследника...

После этих слов комната опустела, и сферы медленно поплыли в противоположную дверь, Кристофер в негодовании вновь последовал за ними. Через минуту он уже оказался в совершенно другом помещении.

Это был крупный зал, отчасти напоминающий оперный, все места были заняты, в центре вращалась небольшая платформа, откуда мужчина в серебристом сюртуке произносил свою речь, за платформой юноша различил восемь крупных кресел, на одном из которых, погрузившись в свои мысли, сидел мужчина, которого Кристофер видел в предыдущей комнате. Здесь он казался Кристоферу немного старее, чем раньше, хотя молодость в его лице еще не угасла, а темно-коричневые волосы еще не покрылись мудрой сединой.

― Сегодня, ― начал оратор. - Пришло время вернуть былое величие великой империи, слишком много горя испытали эти земли! Лордерон нуждается в помощи, как никогда прежде! Его мирные города настигла ужасная чума, и имя этой чуме - война... Но мы, защитники спокойствия благоденствия этого мира, обязаны прийти ему на помощь, и нет силы, способной противостоять этому! Грядет новое время - время мира и спокойствия! И мы, братья, станем знаменосцами этой эры! Мы - Магистриум, а Магистриум никогда не оставит народы Андрата в беде!

Публика ликовала. Собравшиеся в этом зале аплодировали стоя. Лишь один человек по-прежнему был погружен в собственные мысли, не желая видеть реальность. Светящиеся сферы вновь полетели к недалекой двери, и юноша, отвлекаясь от шума, воцарившегося в зале, направился за ними. Минута, и Кристофер вновь оказался в другом месте.

Оглядевшись, юноша понял, что это тронный зал. Напротив него под крупным витражным окном величественно стоял трон, словно сплетенный из корней деревьев. Мраморный пол украшало гигантское золотое дерево, грациозно раскинувшее свои ветви до самых колонн.

В одно мгновение зал содрогнулся от криков, повсюду появились люди, развернулась битва. Бардовые лужи устлали белый мрамор, умерший мгновенно заменялся живым, воинам не было числа, они лишь продолжали вбегать в разрушающийся зал. Вскоре человек в черном, словно ночь, плаще появился между колонн недалеко от Кристофера, лицо его по-прежнему скрыто. Он быстро продвигался к трону, и все, кто оставался позади безжизненно падали в собственную же кровь.

Но вдруг перед Кристофером медленно прошла сгорбившаяся фигура, и когда взор юноши вновь опустился на зал, все исчезло. Своды зала обрушились, и в зияющие дыры мягко опускался снег, трон на половину был разрушен, многие колонны упали на мраморные плиты, раздробившись на множество обломков. Золотое древо скрылось под останками людей, заваленными мокрым снегом. Лишь одно привлекло внимание - в центре этого зала сидел воин, его доспехи покрылись льдом, а его меч горел мрачным темно―синим пламенем.

Оставив неизвестного, Кристофер последовал в сторону сгорбленного старца, ожидающего его возле очередной двери. Юноша немедля открыл дверь и вышел на балкон.

Под ним стелился крупный парк, а за ним виднелись белокаменные здания. Все это было охвачено кроваво―красным пламенем, парящие вверху башни с грохотом рушились вниз. И вдруг перед Кристофером, медленно падая в огонь, мелькнуло серебристое полотнище, украшенное двумя клинками, лезвия которых оплетали золотые корни дерева. Но блеснул очередной язык пламени, и черный пепел, оставшийся от полотна, медленно развеялся на ветру.

В поту юноша проснулся, посмотрел на часы и понял, что занятия в приюте уже давно начались.

Глава 2

На часах было пол-одиннадцатого, собственно, Кристофер сразу же придумал отговорку, почему не явился на занятия, поэтому теперь он просто лежал на кровати, всматриваясь в фотографию родителей и думая, что означал этот сон. В окно врывались яркие лучи света, так что вся комната была залита утренним солнцем. Потянувшись и полежав в кровати еще десять минут, Кристофер, в конце концов, встал. Выглянув в окно, он увидел лишь черные проталины на мерзлой земле, постепенно впитывающей в себя тепло весеннего солнца, на небе неохотно плыли белые облака, изредка скрывая лучики света.

"Да, потрясающая была ночь" ― подумал про себя Крис, заправляя свою кровать. Делать ничего не хотелось, пару раз он прохаживался по комнате, думая, чем теперь заняться, но мысль о недавнем сновидении не давала покоя, и любое сопротивление ей не давало никаких результатов. В итоге юноша вновь упал на постель и решил поддаться размышлениям о сне.

Остров, гавань, город, храм - все вертелось в его голове, бесконечно повторяясь и смешиваясь. Неизвестный человек, по имени Маркус, казался ему знакомым, но ни места, ни времени, где он мог бы видеть его, Кристофер не помнил. И тот тронный зал с золотым древом, выложенным плитками на полу, и то полотно с таким же деревом - все это будто он уже видел до этого, но теперь все смешалось в кучу, и сам Крис не мог понять сон или нет.

"...И почему там были Виктор с Эмили и тот неизвестный..." - неожиданно промелькнуло в его голове. И вдруг он услышал, как что-то ударило в его окно. Кристофер немедленно вскочил с кровати, бросился к окну. Внизу двое готовились бросить в его окно еще один снежок, это были Эмили и Виктор. Увидев лицо друга, они мгновенно замахали руками. Юноша быстро отпрянул от окна, найдя взглядом куртку, он быстро накинул ее и бросился прочь из комнаты.

Крис уже было собраться кинуться на первый этаж, но затем решил предупредить тетю. Немного промешкавшись, юноша побежал к кабинету директрисы, его рука поднялась вверх, но тут же застыла, за дверью слышались голоса. Крис не мог толком разобрать, о чем говорили за дверью, но в голосе тети ясно читалось волнение. Немного подумав, Кристофер бросился обратно к лестнице. Пара прыжков по ступенькам, скрип двери в холле, еще прыжок, и юноша уже оказался на улице. Друзья, увидев его, немного улыбнулись.

― Привет, - подбежав к Виктору и Эмили, произнес Кристофер.

― Привет, ― немного взволнованно ответили друзья

― Вы ведь сейчас должны уже быть на занятиях, ― в негодовании продолжил юноша.

― Да. Ты, кстати, тоже, ― добавил Виктор, понемногу начиная двигаться вперед.

― У меня просто... заболела голова, ― замявшись, в полголоса проговорил Кристофер.

― Тревожные сны? - вопросительно предположила Эмили, Крис в недоумении остановился и начал пристально смотреть на друзей.

― В каком смысле? - возмутился юноша.

― Мы хотели бы кое о чем спросить тебя, ― взволнованно переглянувшись с Эмили, начал Виктор.

― И о чем же? - с подозрением спросил Кристофер.

― Дело в том, что мы... то есть, я и Виктор... в общем, нам приснился один и тот же сон - заросший остров, разрушенный храм, площадь...

― Стоп, ― Крис с удивлением прервал Эмили. ― Нет, этого... Так просто не бывает... это не возможно.

― Ты видел это во сне? - продолжил Виктор.

― Получается, мы все видели один и тот же сон, ― еле слышно пробормотал Кристофер.

― Мы все видели одно и то же вначале, но в конце сна каждый видел свое, ― поправила его Эмили.

― Странно... Так ведь там еще был один, он рассказывал нам об острове, ― задумался Кристофер.

― Да. Но ни я, ни Виктор не знаем, кто это был.

― И что же видела ты?

― Я оказалась в комнате с четырьмя дверями, затем огромный лес с гигантскими деревьями, маленькая тропинка, освещаемая пурпурными фонариками, парящими над ней. Я шла по этой тропе и потом увидела красивые деревянные дома, многие из которых расположились на крупных ветвях, к ним вели парящие ступеньки. Затем появились те двое в плащах, их лица скрывала тень от капюшонов, они завели меня в одно из зданий. Оно походило на храм: высокие скульптуры, колонны, поросшие мхом, и озеро в самом центре. Потом незнакомцы сели на колени перед ним, и я последовала их примеру. На ровной глади озера внезапно стали появляться небольшие волны, и вскоре я увидела нас троих, но ты, Кристофер, потом исчез. Затем новая волна вновь искривила озерную гладь, и из озера полился ослепительный свет, но внутри было что-то черное, оно всё увеличивалось, увеличивалось, и вскоре свет исчез, и осталась лишь черная гладь озера, ― глубоко вздохнув, Эмили завершила свой рассказ.

― Ясно...

― Я видел другое... ― после недолгого молчания произнес Виктор. ― Неподалёку от города шла битва, странные машины, похожие на пушки, метали светящиеся фиолетовые шары. Я стоял на стене, в руках у меня был лук, его тетива светилась, а стрелы появлялись при ее натягивании. Но я лишь наблюдал за собой как будто со стороны, даже пошевелиться не мог, тело не слушалось меня. Посмотрев наверх, впереди, на холме, я увидел тебя, ― Виктор поднял глаза и стал всматриваться в глаза друга. - Рядом стоял еще один, его черная мантия развевалась на ветру, и затем все исчезло, а город объяло пламя.

― И что же это все значит... ― дослушав, произнес Кристофер.

― А что ты видел? ― посмотрев на юношу, спросила Эмили.

― Комнату с четырьмя дверями, потом кабинет. Двое мужчин о чем-то говорили, затем я увидел зал, в центре на вращающейся платформе выступал оратор со своей речью, все аплодировали и поддерживали его. После я еще один зал, напротив меня стоял трон. Потом крики, появились воины, они сражались, проливая друг другу кровь, и тот человек, он шел к трону, и все, кто оставались за его спиной, умирали. В одно мгновение зал опустел, шел снег, колонны и своды зала обрушились, а перед троном сидел человек в доспехах, и его клинок горел синим пламенем. В конце я стоял на балконе, передо мной раскинулся город, но он был охвачен пламенем. Вот, в общем, и все...

― Но почему мы видели одно и то же? ― с недоумением спросил Виктор. ― На мой взгляд, это ... как-то неправильно. В принципе, так не бывает.

― Ты прав, я не знаю, как так получилось, ― задумчиво согласился Кристофер.

― Может, нам просто забыть всё? Это, в конце концов, лишь сон, ― с легкостью предложила Эмили.

― Это не просто сон! Я, например, не знаю ни одного случая, чтобы люди видели одинаковые сны, да еще и разговаривали друг с другом во сне, ― возмутился Крис.

В это время солнечные лучи стали постепенно исчезать, сероватые тучи закрыли солнце, пошел легкий снег, людей становилось больше, но друзья, погруженные в раздумья о сне, продолжали идти дальше

― Этот сон никак не выходит из головы, ― тяжело вздохнув, сказала Эмили.

― Возможно, Эмили права, может это обычный сон и все, ― резко начал Виктор.

― Может быть, и да, а может быть, и нет, ― тихо проговорил Кристофер.

Неожиданно Эмили остановилась и обернулась назад, вглядываясь в заполненную снегом пустоту.

― Что с тобой? ― остановившись, спросил у подруги Виктор.

― Нет, ничего. Просто ... показалось, ― Эмили обернулась еще раз, но затем пошла дальше с друзьями.

― Тогда к чему все это, и самое интересное ― кто тот неизвестный? Видимо, он много знает о том месте. Впрочем, мы даже не знаем, где были, ― в недоумении размышлял Виктор.

― Ты прав. Странностей здесь предостаточно, ― согласилась Эмили.

Тем временем они уже подошли к знакомому зданию музея и, обойдя его, вышли на заснеженную аллею. Странная светящаяся точка привлекла их внимание. Подбежав, они увидели сверкающий шар, который постепенно расширялся.

Вокруг не было ни души, друзья не могли произнести ни слова, не могли даже пошевелиться. Троица стояла без движения, словно парализованная. Подул ужасный ветер, стаи снежинок неудержимо вращались повсюду, то падая вниз, то вновь поднимаясь вверх. Тем временем шар полностью поглотил троих друзей. Здания вокруг, стволы деревьев ― всё стало почти неразличимым. Словно змеи, по снегу поползли языки пламени, и белоснежные снежинки стали исчезать в огненно-рыжем огне. Постепенно даже та размытая картинка была поглощена огнем, и иногда в пробелах между огненными языками виднелось яркое солнце и верхушки деревьев. Вскоре пламень растворился, и друзья оказались в цветущем саду.

Глава 3

― Боже, как здесь красиво! ― осматривая великолепный сад, восторгалась Эмили.

Удивительные деревья стояли стройными рядами. У них не было ни стволов, ни ветвей, лишь ярко-зеленые листья кружились по спиралям, образуя конусы. Прекрасная музыка наполняла все вокруг, и, слушая ее, друзья почувствовали некую слабость.

― Это нам вновь снится? ― удивился Виктор.

― Я так не думаю. Идите ко мне! ― подойдя к бортикам, позвал друзей Кристофер.

― Это немыслимо! Даже для сна. Этого не может быть! ― глядя вниз, изумлённо воскликнул Виктор.

Сад располагался на высоком холме, по пологому склону тянулась цепочка красивых зданий с крупными окнами и куполами, а на самой вершине находились огромные сооружения. Их купола сверкали на солнце, а башни, казалось, врезались в самое небо. Сам же холм окружала мощная стена, вокруг которой разросся огромный город. Вдалеке, где земля уже почти сливалась с небом, виднелась синяя морская гладь. Над городом же, оставляя за собой пурпурный дымок, плыли корабли, державшиеся на крупных воздушных шарах, по бокам у них было нечто вроде двигателей, внутри которых виднелись светящиеся голубые сгустки света.

― Это сон, я уверен в этом, иначе и быть не может, ― продолжал настаивать на своем Виктор.

― Ты не веришь своим глазам? ― усмехнулся Крис.

― А ты считаешь, что это всё мы видим наяву? В прошлом сне тоже было все достаточно реалистично, или ты уже забыл?!

― Тогда, по-твоему, мы сейчас лежим посредине парка и видим еще один общий сон, да? И никому из прохожих до сих пор не пришло в голову разбудить нас?

― Почему ты считаешь, что мы уснули в парке, мы могли уснуть когда угодно, или вообще не просыпаться.

― Нет. Это реально, ― заключил Кристофер.

До той поры, спокойно вращающиеся листья вдруг остановились, зеленый цвет постепенно изменился на ярко-рыжий, успокаивающая музыка прекратилась. Затем с ужасным визгом листья кинулись к незваным гостям, повернувшись острыми концами к ним. Они заполонили все вокруг, странный шепот раздавался в их стройных огненных рядах. В головах всех троих пронеслась мысль, что все эти листья живые.

― Вы, трое, оставайтесь на месте! ― послышался грозный окрик за стеной из листьев. Рыжие солдаты расступились, и они увидели двух мужчин в доспехах, направляющихся к ним.

― Как вы пробрались в этот сад? Отвечайте!

― Мы оказались здесь случайно, мы не... ― начал было Виктор, но мужчина перебил его.

― С вами разберутся магистры! ― мужчины в доспехах взяли всех троих под руки и повели в другой конец сада.

Вскоре ребят подвели к каменным дверям, что находились в конце сада. Один из мужчин прикоснулся к ним, и те без малейшего шороха открылись. В открытом проходе появилась фигура в фиолетовой мантии.

― Магистр Лосмур, ― отпустив ребят, оба воина поклонились.

― Следуйте за мной, ― спокойным голосом произнес магистр.

Задержанных вели по красивым коридорам, под арочными сводами которых парили светящиеся сферы. У стен величественно стояли колонны, между ними висели живописные картины стройно. Огромные окна с витражами впускали в эти проходы яркие солнечные лучи. Вскоре Лосмур остановился возле деревянных дверей. Магистр зашел внутрь, оставив троицу в одиночестве, из кабинета послышался разговор.

― Мы нашли их, ― послышался голос Лосмура.

― Прекрасно.

― Милорд ― это, действительно, правда?

― Пока все факты говорят, что это они, но все равно точности нет ни в чем. Будем надеяться, что факты лгут. Нам ведь не нужны лишние свидетели.

― Вы хотите сказать, что...

― Я ничего пока не хочу сказать, мы должны выяснить всё, прежде чем действовать! ― грозно выпалил второй.

― Если все это окажется правдой, то выходит, у Лордерона есть наследник, и...

― Выходит так, но это уже не наша забота.

― Тогда слова этого архимага Вэлендорфа - ложь, он знал, что наследник жив.

― Будьте аккуратнее со своими словами, ибо их могут услышать уши, которым не полагается слышать этого. Никто знать об этом не должен. Вы меня поняли? Никто! А теперь пусть войдут, хочу посмотреть на них. Вэлендорф, скорее всего уже знает, так что времени у нас мало.

Двери распахнулись, и ребят попросили пройти внутрь. Войдя, они увидели огромный кабинет с множеством шкафов, под высоким потолком парили два светящихся шара, в центре стоял дубовый стол, за которым сидел человек в синем сюртуке, постоянно поправляя очки. Ему было около сорока лет, и на висках появилась уже заметная седина. На вошедших он не обращал никакого внимания, будто их здесь вовсе не было. Листки бумаги парили вокруг него, по очереди ложась на стол.

― Как вы попали в сад? ― продолжая подписывать документы, спросил магистр.

― Мы случайно оказались в саду, и, уверяю, мы никому не хотели навредить, ― немного нервничая, высказал Кристофер, переглядываясь с друзьями.

― Вам известно, где вы сейчас находитесь? ― протерев очки, продолжил допрос неизвестный.

― Нет...

― Значит, вы не знаете, где вы, и даже не имеете никаких догадок на этот счет.

― Прошу прощения, это какая-то ошибка... ― задумчиво проговорил Кристофер, но Дортфур его не слушал.

― Могу вам приоткрыть завесу этой тайны. Насколько я знаю, вы не с Андрата, по крайней мере, двое из вас, и, следовательно, вы незаконно переместились из вашего мира в наш, ― мужчина перестал подписывать документы и теперь пристально смотрел на стоящих перед ним.

― Вы, наверное, спутали нас с кем-то, мы вовсе не...

― А вы знаете, каким будет наказание за незаконное перемещение? ― перебивая юношу, продолжал магистр.

― Нет, но...

― Вы отправитесь в тюрьму, ― зловещая улыбка мелькнула на лице магистра и тут же исчезла.

― Магистр Дортфур! ― распахнув двери, резко крикнул вошедший. Кристофер сразу же в нем того самого человека из сна, он заметно постарел, седина уже покорила его длинные волосы и бороду, голос погрубел, глаза казались бездонными, но и в них отчетливо читалась ярость, быстрым шагом мужчина приблизился к троице.

― Лорд Вэлендорф! ― поднимаясь с кресла, произнес магистр, изобразив при этом нечто вроде поклона.

― Вы, кажется, получили приказ одним из первых. Но поскольку вы его забыли, я позволю себе напомнить! Отныне только Совет Восьми занимается всеми незаконно переместившимися! ― решительно и твёрдо сказал вошедший.

― Прошу меня простить, я как раз собирался отвести этих молодых людей к Совету.

― Разумеется. И мы еще вернемся к этому, ― многозначительно сказал вошедший и, обращаясь к ничего не понимающим ребятам, кивнул: ― Следуйте за мной.

Ребята вышли из кабинета и направились по ярко освещенному солнцем коридору к лестнице, двери сами закрылись за ними, и самодовольное лицо Дортфура осталось где-то позади. Теперь троица смогла детальнее рассмотреть своего спасителя. Он был старше, чем предыдущий магистр, в лице читалась усталость, и ярость постепенно угасала в его глазах, Красивая белая мантия, расшитая золотом, смотрелась на нем как-то громоздко. На запястье правой руки, все время скрываемой рукавом, Кристофер все-таки сумел заметить странные порезы в виде двух скрещенных полумесяцев, которые пересекала линия, расширявшаяся к концу, ему сразу вспомнился сон и тот странный человек. Это необычное совпадение погрузило его в раздумья, но за ними сама мысль куда-то ускользнула, и Кристофер просто думал о том, кто же этот неоткуда вдруг взявшийся спаситель, куда они направляются, и что такое, в конце концов, "Андрат".

― Прошу меня извинить, мы с вами не знакомы, ― начал мужчина, ― вернее, вы меня не знаете. Мое имя Маркус Вэлендорф, я один из членов Совета Восьми.

― Очень приятно, но не могли бы вы нам объяснить, где мы, ― поинтересовалась Эмили, ― и что такое Совет Восьми?

― Терпение. Скоро вы услышите ответы на свои вопросы.

― Да, это не помешало бы, ― угрюмо согласился Кристофер.

Тем временем они поднялись по лестнице и завернули в просторный переход, освещенный десятками парящих сфер. Выйдя из него, очутились в огромном круглом зале. Десять крупных коридоров расходились из него в разные стороны, входы в них были украшены арками с фресками животных и птиц, а в пробелах между ними стояли огромные золотые статуи людей, руки которых устремлялись к сверкающему стеклянному куполу. Под куполом вращалась полупрозрачная сфера, вокруг нее время от времени всплывали различные изображения.

― Что это? ― спросил Кристофер у их проводника.

― Это, друг мой, Квириус, ― ответил тот.

Разумеется, Кристофер ничего не понял из этого пояснения, и все же, на его взгляд, это походило на небольшую планету.

Чуть выше арок находились сотни выпуклых балкончиков, а в самом центре, под полупрозрачной планетой, стояла изумительная мраморная чаша, украшенная искусно выполненными золотыми узорами. В самой же чаше плавно перемещалось семь различных сфер. Ребята удивленно смотрели на них несколько минут, не смея отвести глаз. Кристофер узнал в них те же самые шары, что вели его во сне. Сферы завораживали, друзья не могли даже ничего сказать, лишь безудержно смотрели на плавающие в воздухе круги света.

― Что это? ― придя в себя, спросил Виктор.

― Это одна из тайн Магистриума... ― Маркус без интереса посмотрел на чашу и затем продолжил, ― Никто из магистров не знает. Это здесь установили создатели Магистриума, но с какой целью, неизвестно... Нам сюда, ― Маркус отвлек троицу от завораживающей чаши и указал на соседний коридор.

Он был в несколько раз больше других, повсюду под полукруглыми арками на серебряных пьедесталах парили желтые сферы, рядом с которыми беспрерывно появлялись люди. Маркус подвел ребят к одной из сфер.

― По очереди прикоснитесь к сфере и ждите меня.

Притронувшись к сфере, друзья оказались в просторной полукруглой комнате. Крупные окна были украшены удивительными витражами, изображавшими людей в доспехах, различные города, горы. Вперед находилась резная дверь, украшенная позолоченными ручками в виде львов. Через некоторое время Маркус уже стоял рядом с ними.

― Хочу вас предупредить. В нашем мире живут не только люди, но и множество других народов. Некоторые архимаги являются представителями этих наций, так что не нужно подолгу смотреть на них. Они не любят этого, ― улыбнувшись, произнес мужчина.

― В каком смысле других наций? ― удивленно возмутилась Эмили.

― Вы еще многого не знаете о нашем мире, впрочем, как и о своем.

― Вы можете хоть что-нибудь нам объяснить? ― осматриваясь вокруг, нервно спросил Виктор.

― Терпение. У вас слишком много вопросов, ― подойдя к двери, проговорил Маркус.

Дверь тут же отворилась, и он пригласил их войти внутрь комнаты. Напротив входа находилось восемь золотых кресел, некоторые из них были свободны. Перед креслами мозаикой была выложена карта, на которой постоянно показывались прозрачные корабли, где-то в морях гремели штормы, а в самых отдаленных от архимагов местах крутились снежные бураны, летали драконы и вырисовывались разрушенные крепости, но как только переместившиеся вошли в комнату, все тут же исчезло, и карта превратилась в обычный пол.

― Приветствую вас, великие лорды! ― поклонившись, сказал Маркус.

― Лорд Вэлендорф, мы ожидали вас, ― произнес человек, сидящий на самом крупном кресле, больше походившем на трон.

― Лорд Эдолнуир, ― оставив троицу позади, Маркус направился к остальным семи членам Совета. ― Вам известна цель моего визита

― Похоже, этот старик оказался прав, посмотрите на тех, что сидят по бокам, ― не сдержавшись, прошептал Виктор.

― Действительно... Как-то всё это странно, ― также шепотом ответил Кристофер, справа от Эдолнуира сидел карлик в бардовом сюртуке, его острые уши выглядывали из-под густой шевелюры, а большие черные глаза неустанно вглядывались в гостей.

― Если это все правда, то им многое придется нам объяснять.

― Возможно, я вмешиваюсь в ваш разговор, но мы будем вас слышать, даже если вы просто будете думать, ― грозно посмотрев на друзей, произнес лорд Эдолнуир.

― Прошу простить их, но не будем уходить от нашего разговора, ― грозно окинув взглядов друзей, продолжил Маркус.

― Маркус, пятнадцать лет назад вы уверили нас в том, что сын Сандора исчез. И сегодня вы уверяете нас в обратном. Так каких же действий вы ждете от Совета? ― продолжил лорд.

― Действий, пока мы еще можем что-либо предпринять, ― спокойно продолжал Маркус.

― К чему такая спешка, нам нужно время. Как вы считаете, лорд Фандбэл? ― посмотрев налево, произнес архимаг. Троица также посмотрела на лорда с длинными седыми волосами и бородой.

― Хм... Соглашусь я с вами, лорд Эдолнуир, нам нужно время, обеспокоен разум мой, неясность сковывает нас, ― витиевато ответил тот.

― Вы правы, странные предчувствия последнее время тревожат нас, и вы, Маркус, также знаете об этом, ― задумчиво произнес лорд Эдолнуир.

― Предчувствия так и останутся предчувствиями, но бездействовать мы не можем.

― Вам известно мнение Совета насчет этого, а также законы, не вижу смысла вновь возвращаться к этому. Мы ослаблены, и скрывать этого невозможно, мы не имеем права на ошибку, особенно сейчас...

Неожиданно дверь открылась, Маркус и троица обернулись к дверям, в комнату вошел юноша лет шестнадцати в красивом белом сюртуке, украшенном позолоченными пуговицами. Троица сразу узнала вошедшего - это был тот самый неизвестный юноша из сна.

― Магистр Эльдорф, ― удивленно произнес лорд Эдолнуир.

― Прошу прощения, великие лорды, меня задержали, ― поклонившись, произнес магистр.

― Мы рады вас видеть, и раз вы здесь, ваша помощь была бы весьма уместна. Не эти ли молодые люди были вместе с вами во сне? ― медленно произнес до этого момента молчавший карлик.

― Это они, ― посмотрев на троицу, произнес магистр.

― Мы вернемся к нашему разговору, Маркус... Лорд Эльдорф, будьте добры, укажите Совету, кто из этих молодых людей является сыном Сандора, ― приподнявшись, произнес лорд Эдолнуир.

Юноша указал на Кристофера.

― Хм... Так это вы, Энарт? ― посмотрев на Криса, спросил лорд Фандбэл.

― Боюсь, что нет, мое имя Кристофер, ― озадаченно начал юноша.

― Имя не имеет значения, это лишь слово и не более, ― продолжал лорд Фандбэл, пристально разглядывая юношу. ― В ваших чертах, действительно, скрыты черты ваших родителей.

― Лорд Вэлендорф, вы хотите, чтобы этот юноша последовал примеру своего отца? ― мгновенно спросил лорд Эдолнуир.

― Если так решит Лордерон.

― Возможно, вы правы. Однако вам известны законы, и прежде, чем принять решение, нужно все обдумать.

― Нет времени на раздумья, сейчас мы как никогда уязвимы.

― Лорд Вэлендорф... ― грозно начал архимаг, но прервал свою фразу и пристально стал смотреть на Маркуса.

Почти минуту оба смотрели друг на друга, затем Маркус отвел глаза в сторону и продолжил:

― Да, вы правы, лорд Эдолнуир.

― Надеюсь, у вас более не возникнет подобных вопросов, лорд Вэлендорф. Юноша и его друзья будут жить у вас, им необходимо узнать больше о нашем мире, особенно это касается наследника, ― лорд Эдолнуир посмотрел на Криса, будто пронзая его своим взглядом. ― В это время Совет решит его дальнейшую судьбу.

― Раз такова воля Совета, да будет так, ― поклонившись, раздраженно произнес мужчина и обратился к троице: ― Пройдемте за мной.

Друзья вышли вместе с Маркусом. Быстрым движением руки он создал светящуюся сферу, и снова все по очереди прикоснулись к ней. Тут же полукруглая комната исчезла, и друзья уже стояли на пороге старинного дома.

― Проходите, ― улыбнувшись, сказал Маркус, и троица зашла внутрь.

― Маркус, это ты? ― сразу послышался голос из соседней комнаты, Крис с ужасом услышал в нем знакомые ноты.

― Ника, я не один!

― Ах... Боже, как я рада вас всех видеть! ― выбежав, радостно крикнула тетя Кристофера.

― Здравствуйте, мисс Дэнтфор! ― одновременно сказали Виктор с Эмили.

― Тетя, а... а как ты здесь?.. ― не понимая, что происходит, удивился Крис.

― Все вопросы потом, вы, верно, проголодались, так что всех прошу к столу! ― вытирая руки о фартук, торопилась тетя.

Друзья прошли в просторную гостиную, в центре которой стоял круглый стол с фруктами. Тетя бегала из комнаты в комнату, быстро накрывая на стол, и постоянно говорила: "Сейчас, одну минуточку, всего лишь одну!". Вскоре стол был уставлен различными вкусностями, и ребята приступили к трапезе.

― Могу ли я вас спросить: с чего такое внимание именно ко мне? И где мы вообще находимся? ― спросил Крис.

― Кристофер, это моя вина, тебе следовало бы узнать все это давно, ― мужчина запнулся, посмотрел на Нику и продолжил: ― Твой отец был мне братом. И я... твой дядя. Разумеется, ты меня не помнишь, мы встречались последний раз пятнадцать лет назад, когда тебе еще не было года, ― после недолгого молчания произнес Маркус.

― А... ― Кристофер не знал, что сказать, все чувства в нем смешались, и он толком не знал: радоваться ли ему или нет, пятнадцать лет он жил незнании и вот теперь у него оказывается есть дядя. ― Вы - мой дядя... Что ж... Но почему вы мне раньше ничего не сказали? Не предупредили?

― Не все так просто, как кажется на первый взгляд, и ты скоро поймешь это.

― Мистер Вэлендорф, вы так и не ответили нам. Где мы? ― робко поинтересовалась Эмили.

― Вы сейчас на Андрате, кстати, квириус ― это просто уменьшенная копия планет, почти то же самое, что и глобус, ― спокойно ответил Маркус.

― Но где находится этот Андрат? Я что-то совсем запутался... Я раньше никогда не слышал об этом месте... Или мы не дома? ― уронив вилку, удивленно спросил Виктор.

― Вы не на Земле. Андрат - название нашего мира. Конечно, для вас все это ново и необычно, но вы быстро привыкните к этому, ― спокойно продолжал Маркус.

― Ну, все, хватит, успеете еще наговориться, а сейчас ешьте! ― неожиданно скомандовала тетя.

Послушавшись ее, все замолчали и продолжили обед. Через несколько минут тарелки были пусты, тетя взмахнула рукой, и посуда исчезла, теперь на столе стояли корзинки с фруктами и различными сдобными булочками.

― Я бы хотел рассказать вам одну историю, которая, на мой взгляд, развеет многие вопросы, ― после недолгого молчания сказал Маркус, взяв в руки бокал, который в одно мгновение наполнился вином. ― Наши миры тесно связаны. По легенде и Земля, и Андрат были сотворены Титанами - древней цивилизацией, исчезнувшей эпохи назад. Наша планета названа в честь одного из них. Они были первыми, кто научился материализовать свои мысли в реальность, то есть первыми, кто постигнул магию. С помощью своих знаний они достигли невиданных вершин в изучении самых разных наук, их знания позволяли им влиять на ход эволюции и даже на ход самой жизни. Так были созданы многие народы, в том числе и наши предки. Люди стали первым народом, который создали Титаны. В каждом новом мире создатели оставляли по семь защитников, которые следили за развитием народов, даруя им магию, без них ее использование становилось невозможным. Андрат стал седьмым миром, которому они даровали жизнь. Этот мир родина зангов и морского народа ― имфералов. О зангах осталось крайне мало сведений, когда здесь появились первые люди, они всячески пытались уничтожить их. Занги вели постоянные войны с нашими предками, а потом исчезли, ходят слухи, что они живы до сих пор, но это всего лишь слухи. Ни к одному чужеродному народу занги не проявляли такой агрессии. Инфералы - жители вод, они уже давно потеряли прежнее величие, и ушли в мерцающие просторы. На Земле, разумеется, использование магии невозможно.

― Если эти Титаны исчезли, то почему же магия сохранилась здесь?

― Боюсь, никто не ответит вам на этот вопрос. Многие верят в то, что Титаны живы, и потому наш мир не постигла участь вашего.

― Получается, все, что люди знают ― ложь? ― удивилась Эмили.

― Нет, лишь часть, но это ложь во благо самих людей.

― Но так нельзя: люди должны знать правду! ― возмутился Виктор.

― Позвольте рассказать вам немного об истории Земли, непосредственно. Ваши ученые многого не знают и об истории, и о многом другом, хотя и добились огромных результатов в своих исследованиях. Начнем с того, что когда-то люди были крайне развитой расой. По уровню технического развития они достигли уровня Титанов, но постоянный надзор с их стороны многим не нравился. И тогда наши предки решили свергнуть их, развязали войну. Часть людей встала на защиту Титанов, но война была ужасна. Никто не желал никого щадить, мир умирал на глазах, и процветающая планета превратилась в обитель хаоса. Титаны погибли, их сторонники, оставшиеся в живых, создали великий портал и переместились в этот мир. Однако блистательная победа превратилась вскоре в ужасное горе. Разрушенный мир не мог обеспечивать более победителей, земли стали неплодородны, всего за пару десятилетий огромный народ практически вымер, а те, кто выжил, утратили все свои знания, постепенно забыли свое прошлое. К сожалению, и наши предки утратили многие знания, очень многое было утеряно. Но жизнь как известно не стоит на месте, ваш мир оправился от войны. И когда пришло время, мы стали отвечать на те вопросы, на которые людям не стоит знать ответа.

― Вы следили за людьми, зная правду, вы ведь тоже люди, почему же вы молчите! ― Эмили все больше выходила из себя, горечь и разочарование наполняли ее.

― Слишком велик риск, мы не хотим подвергать Андрат опасности. Мы всеми силами пытаемся сохранить мир здесь и на Земле. Между прочим, твою точку зрения разделили бы многие. Отец моего отца также считал излишним контроль. Впервые за все существование Магистриата на Земле его деятельность прекратилась, и это привело к ужасным последствиям. Разумеется, Магистриат войны не прекращает, но те, кто работает там, делают их менее опасными для человечества и для нас, и если положение выходит из-под контроля, Магистриат может и завершить войну, и так происходило на протяжении почти всей известной вам истории.

― А религия, вера ― это тоже ложь, которую Магистриум внушил нам? ― дослушав, спросил Кристофер.

― Людям свойственно обосновывать то, что непонятно. И это вовсе не ложь. Вера неотделима от нас, она ведет нас и останавливает когда это необходимо. Даже в нашем мире, где известно гораздо больше, вера есть, и всегда была, ее проявления встречаются повсюду, каждый верит, но верит по-своему. Тарки верят в одно, вольные племена в Терразане в другое, эльфы поклоняются третьему, так что вера скорее правда, чем ложь.

― Мистер Вэлендорф, а что это был за город, в который мы попали? ― пытаясь отвести всех от нелицеприятных тем, спросила Эмили.

― Совсем забыл. Златосвет - так принято называть его, а весь этот комплекс на холме и есть Магистриум.

― Что, извините? ― переспросил Виктор.

― Магистриум. Он был создан очень давно, в эпоху Трех войн, восьмью величайшими хранителями магии того времени, как раз по окончанию этих войн, и с тех пор Магистриум поддерживает мир на Андрате.

― Простите... ― перебил его Виктор. ― И сколько всего этих эпох?

― Четырнадцать. Но даже эти четырнадцать тысяч лет лишь тот промежуток времени, который известен нам. Что происходило на Андрате до появления первых людей не известно... ― Маркус перевел дыхание и вновь заговорил. ― Создавался Магистриум как умиротворяющая организация, которая все конфликты могла решать дипломатией. В распоряжении Магистриума действующая армия, которой управляет Совет восьми, и в чрезвычайных случаях мы можем прибегнуть к военной силе, тем самым предотвращая различные конфликты. Но вскоре из безобидной организации Магистриум превратился в мощную силу, которой теперь подчиняется все в нашем мире, каждое существо находится под его наблюдением. Но в последнее время, на мой взгляд, Магистриум уже стал не тот, он гниет, и гниет изнутри, что хуже всего...

― Но почему вы тогда продолжаете работать там? ― предложила Эмили, наблюдая как постепенно солнечный диск начал приближаться к горизонту.

― Так было необходимо, мой племянник должен был оставаться в безопасности. Через несколько эпох после открытия Магистриума Совет Восьми решил создать подобное на Земле, назвали это - Магистриат. Создали его, чтобы помогать людям в их развитии, но самом деле, все обернулось иначе. Через Магистриат Магистриум получил способ следить практически за каждым на Земле. Поэтому я и работал все эти годы в Магистриуме.

― А где находится Магистриат? ― спросил Виктор.

― Как это ни странно, сейчас в Париже, в самом его центре, под Лувром. Забавно, верно? Тысячи людей ежедневно посещают этот удивительный музей и не подозревают, что находится у них под ногами...

― Получается, люди даже не догадываются, что этот мир существует и что за ними постоянно следят, ― возмутился Кристофер.

― Большинство не знает, но это не наша вина, главы крупнейших держав решили так. Между нами и представителями земных государств был подписан Договор о неразглашении...

Неожиданно послышался стук в дверь, и через минуту в гостиную вошел юноша в белом сюртуке.

― Здравствуйте, лорд Вэлендорф, ― поклонившись, произнес вошедший.

― А, Билл. Это Энарт, Эмили и Виктор. Знакомьтесь - это Уильям Эльдорф ― самый молодой магистр, он живет напротив.

― Так это вы тот неизвестный из сна? Но почему... ― озадаченно начала Эмили.

― Рад познакомиться с вами. Я здесь как раз по поводу того, что произошло сегодня ночью... Дело в том, что это по моей вине вы попали на Андрат, ― после недолгих раздумий сознался вошедший.

― Прекрасно! А нас спросить не нужно было? - как нам теперь вернуться обратно? ― в негодовании воскликнул Виктор, приподнимаясь из кресла.

― Боюсь, в ближайшее время вы не сможете вернуться. Магистриум законсервировал все порталы в ваш мир, ― сказал Маркус.

― А как же наши родственники? Кто-нибудь о них подумал? ― забеспокоилась Эмили.

― Думаю, с этим проблем не будет. Магистриат, скорее всего, уже обо всем позаботился, ― сказал Маркус.

― В каком смысле? ― озадаченно переспросил Виктор.

― Вашим родственникам сообщили, к примеру, что вы отправились на какую-нибудь экскурсию или что-либо в этом роде, в конце концов, там этим и занимаются.

― Постойте, а зачем вы переместили нас? ― обращаясь к Биллу, спросила Эмили.

― Дело в том, что мне самому не ясно, почему я так поступил. Все мои действия я помню смутно. Началось это как раз после сна: неизвестный сказал мне, чтобы я вернул вас, причем он говорил на ханкоре.

― Прости, на чем? ― усмехнувшись, спросил Виктор.

― Ханкор ― мёртвый язык, ― задумчиво пояснил Маркус.

― На мой взгляд, тебе не следовало бы так воспринимать этот сон! И из-за вот этих вот непонятных снов мы теперь застряли здесь! ― резко произнес Виктор.

― Это не просто сон, и вы уже в этом убедились. Это было предупреждение, и пренебрегать им не следует! ― воспротивился Билл.

― Все это странно. Впрочем, это дела Магистриума, пусть магистры во всем разбираются, ― еще более странно произнес Маркус.

― Кстати, как в Магистриуме узнали о сне? ― спросил неожиданно Крис.

― При нем есть отдел ― Палата ясновидцев, там отслеживают подобные случаи. Ваш сон вовсе не был сном. Произошло удивительное явление, вы одновременно оказались и Андрате и на Земле, ― дядя по-прежнему был погружен в свои мысли, и все его ответы звучали тихо, еле различимо для окружающих.

― Прошу меня простить, но меня ждут. Я могу зайти к вам завтра, если вы не будете против, ― предложил Билл.

― Разумеется, мы будем рады, ― провожая юношу, сказал Маркус.

― Мы не будем рады... ― еле слышно проговорил Виктор, этот новый знакомый не вызывал у него особого доверия. ― Да, конечно, веселый у нас сегодня денек! ― подойдя к окну, усмехнулся юноша.

― Успокойся, разве тебя не тянет узнать об этом мире как можно больше! Мне лично здесь нравится, ― подойдя поближе к другу, проговорила Эмили .

― Вам предстоит еще многое узнать как о нашем мире, так и о вашем, ― проводив Билла, сказал Маркус. ― Ну а теперь вам пора отдохнуть, завтра узнаем, на что вы способны.

Тем временем солнце за окном уже село, сотни светящихся точек озарили небо. В отличие от Земли их здесь было намного больше. Две крупные планеты, подобно Луне, освещали объятые тенью земли. Тетя показала гостям их комнаты, в каждой из которых рядом с кроватью парили уже знакомые друзьям полупрозрачные сферы.

― А как это выключить, если не понадобится? ― спросила Эмили, оглядывая свою комнату.

― Просто прикоснись к ней, ― улыбнулась Ника.

Показав ребятам комнаты и пожелав спокойной ночи, хозяйка ушла. Распрощавшись с друзьями, Кристофер прошел в свою комнату, но спать не хотелось. Он сидел и смотрел на звезды, пытаясь понять и объяснить то, что с ними сегодня произошло, но неожиданный стук в дверь мигом прогнал все эти мысли.

― Войдите! ― крикнул он немного сильнее, чем хотелось.

― Прости меня за столь поздний визит, но я знал, что ты еще не спишь, ― проходя в комнату, сказал Маркус.

― Проходите, ― продолжая всматриваться в ночное небо, произнес Крис.

― Ты можешь перестать называть меня на "вы", как-никак я ведь твой дядя, а не какой-то незнакомый старик, ― предложил, улыбнувшись, Маркус.

― Извини, я не хотел тебя обидеть...

― Что ты, я вовсе не обижен на тебя, просто... ― дядя ненадолго запнулся, но затем продолжил: ― Просто я понимаю, как тебе сейчас тяжело, ведь все это свалилось на тебя как снег на голову, все это неожиданно и неуместно...

― Расскажи мне, пожалуйста, о моих родителях. Кем они были?

― Сандор и Элизабет - последние истинные правители Лордерона. Они были замечательными людьми. Твой отец взошел на трон в четырнадцать лет, хотя я был старше его и я унаследовал престол, но я отказался в пользу Сандора. Я никогда не видел себя в королях, и твой отец меня не понимал. Но сейчас, смотря на все произошедшее, я понимаю, что все мои поступки сопровождались не более чем юношеским эгоизмом и страхом. Несмотря на юный возраст, Сандор лихо управлял империей, он схватывал уроки советников на лету, и народ почитал и уважал его. Через пять лет он встретил прелестную девушку... Элизабет, ― мужчина немного притих, говоря о ней, Крис понял, что его мать была дорога и Маркусу, и что он также любил ее, его глаза с каждым словом все сильнее наливались тоской и воспоминаниями о давно прошедших событиях. ― Потрясающая была женщина, ее слово могло примирить народы... Она не происходила из высоких родов, самая обычная девушка, но ее воли и мужеству мог позавидовать любой мужчина.

― Значит мое настоящее имя - Энарт, верно?

― Да, это имя дали тебе твои родители...

― Ты сказал, у меня есть брат. Где он сейчас? ― прервав дядю, спросил Крис.

― Энрас - первый сын Сандора. Того, что с ним произошло, не пожелаешь даже злейшему врагу, я до сих пор не понимаю, как такое с ним могло произойти, ужасное несчастье... ― дядя замолчал. Кристофер понял, что ничего толком о брате не узнает и, немного подумав, вновь продолжил.

― Что же произошло тогда, когда погиб мой отец?

― Твоему отцу тогда шел двадцать первый год, кажется, именно, прошло семь лет, как он стал правителем империи, Лордерон готовился к ежегодному празднованию этого дня. И вот за несколько дней до торжества он получает донос на одного из вернейших его генералов. В империи было слишком много проблем, власть Сандора была как никогда хрупка. Он сослал генерала в тюрьму. Но вскоре узнал, что того человека оклеветали. Твой отец отправился в тюрьму, однако было поздно, палачи по неизвестной причине уже казнили узника без суда и следствия... ― последние слова вновь погрузили Маркуса в думу. Воспоминания возвращались к нему из прошлого, словно призраки. И все это казалось еще более странным, чем тогда. Эти заговоры, интриги, ненависть, которыми было пропитано все окружение его брата. Все это погубило Сандора, и вина, словно змея, сжимала сердце Маркуса, жаля в самые больные места. И страх... страх за будущее ребенка, сидящего сейчас перед ним, тревожные предчувствия, которым, казалось, нет конца.

― Сандор часто вспоминал этого генерала, и чувствовал вину за его гибель, этот случай сильно повлиял на него... От прежнего Сандора не осталось и следа... У этого человека остались жена и сын, вскоре после смерти мужа жена скончалась, а сыном, как только он повзрослел, овладела жажда мести, ― Маркус тяжело вздохнул, но затем быстро продолжил. - Он желал отомстить всей империи и отобрать то, что когда-то отобрали у него, он убил твоего отца и твою маму, но смерть настигла его раньше, чем он сумел отобрать жизнь у тебя...

― Если он погиб, зачем же ты отправил меня на Землю?

― Все было не так просто. Смерть твоего отца повлекла за собой гражданскую войну. Хранитель ключей Милитрата, барон Тайнел Клирган, в сговоре с убийцей твоего отца поднял восстание в восточном Лордероне. Но были и люди, отстаивающие твое право на престол. Так началась война. Пока вся держава утопала в крови, южные земли осадили дворфы из Мунлонга. Столица Лордерона - город Салаар - был разрушен. Магистриум ввел войска на территорию империи. Тогда я отправил тебя на Землю к моей старой знакомой - Николь Дэнтфор. Ты не сумел бы выжить в том хаосе, Магистриуму нужен был Лордерон, и ты был тому помехой. Империя погибала, и это видели все. Пять лет, пять долгих лет Магистриум уничтожал великую державу, втаптывая ее в грязь. Затем Герхард III из рода наместников стал временным правителем. Так Лордерон попал под влияние Магистриума, ― Маркус опустил голову вниз, мысленно обвиняя себя в произошедшем. ― Через семь лет наместник вошел в официальное управление империей... ― Маркус пристально посмотрел в глаза юноши и с полной серьезностью в голосе продолжил. ― У меня к тебе еще одна просьба... Теперь ты знаешь, кто ты, и я прошу тебя согласиться и принять это.

― Но зачем? Разве не найдутся люди умнее меня?

― Я прекрасно тебя понимаю. Но это лишь временная мера. Теперь всем известно, что ты вернулся, и потому ты должен быть осторожным. Для тебя Андрат сейчас безопаснее, чем Земля. Пока я рядом, ты и твои друзья будете в большей безопасности. То, что происходило пятнадцать лет назад, происходит и сейчас. И обстановка накаляется с каждым днем.

― И что же требуется от меня?

― По законам Магистриума, должно созываться специальное собрание магистров. Я попытаюсь уговорить Совет отложить его.

― Но я так и не понял, к чему это все? ― перебил его юноша.

― Против Совета готовится заговор, в Магистриуме неспокойно, но мы не можем понять, кто стоит за всем этим. Совет боится предпринимать какие-либо действия, лорд Эдолнуир и другие лишь оттягивают время и не желают видеть то, что происходит перед их глазами. Они бездействуют, пытаясь прикрыться от истинных проблем.

― ...Я почти шестнадцать лет ничего не знал ни о себе, ни о моих родителях, ни тем более об этом мире, ― смотря на ночное небо, начал Кристофер. Он понимал, к чему все это ведет. И от этого становилось только хуже. Впервые за всю свою жизнь он рад был бы вернуться в приют и не знать ничего ни об Андрате и ни о чем другом, связанном с ним. ― Здесь все не так, как было раньше. Здесь я принц. И с помощью меня архимаги хотят поправить свои дела. Нет! Это слишком много для одного дня... Я рад, что узнал правду о своих родителях, что у меня, оказывается, есть дядя. Но я не хочу быть игрушкой в чьих то ни было руках! Мне кажется, что... ― Кристофер отвернулся от мужчины, а затем продолжил, ― ... было бы лучше, если бы меня здесь не было...

― Я понимаю тебя, ― сказал дядя. ― Я был таким же в твоем возрасте, иногда просто хотелось убежать как можно дальше, не видеть никого. Я делал множество ошибок, и лишь спустя время я понимал их значимость, и это чувство ужасней всего. Если бы я мог... - я никогда бы не хотел, чтобы оборачиваясь назад, ты говорил себе это. Мир слишком быстро меняется, мы даже не успеваем замечать этого, и из-за этого теряем его. Твоя судьба с самого детства была нелегкой. Мы лишь должны пережить этот промежуток времени. Если мы не будем действовать сейчас, потом может быть поздно... Совет Восьми ― единственное, что останавливает все это пока. И молю Титанов, чтобы это все завершилось, чтобы ты со своими друзьями вернулся к обычной жизни.

― К обычной... Что теперь для нас обычно? ― Кристофер испытующе посмотрел в глаза дяди.

― Я понимаю твое негодование и разочарование. Не хотел я, чтобы ты увидел этот мир таким, каким он стал. Но жизнь порой непредсказуема.

― У заговорщиков ведь должна быть какая-либо цель. В чём она?

― Это и есть самое странное и нам непонятное. Их цели нам неясны, поэтому и последствия их действий непредсказуемы.

Комната на мгновение погрузилась в непроницаемую тишину, Маркус с некой жалостью смотрел на юношу, возможно, видя что-то для него непонятное. Тем временем юноша подошел к окну и пристально всмотрелся в чернеющее небо.

― Если будет собрание, я должен буду стать новым королем? ― решительно спросил Кристофер.

― Да... ― пристально вглядываясь в глаза племянника, проговорил Маркус. ― Думаю, на сегодня хватит, теперь тебе пора спать, нам всем нужно отдохнуть.

― Почему же я попал сюда?

― Я хотел бы знать ответ на этот вопрос.

― Спокойной ночи... ― устало произнес Кристофер, в последний раз окинув взглядом ночное небо.

― Отдыхай, ― закрыв за собой дверь, чуть слышно проговорил Маркус.

Глава 4

Маркус быстрым шагом вошел в зал Совета. Крошечные плитки мозаики под его ногами начали медленно расползаться на свои места. Все помещение было погружено в мрачную и не нарушаемую тишину, тусклые отблески восходящего солнца безрадостно играли на позолоченных колоннах, неторопливо перемещаясь из одного места в другое. В центре стояло трое мужчин.

― Лорд Эдолнуир. Лорд Фандбэл. Лорд Верриол, ― мужчина учтиво поклонился всем троим, в ответ на это верховные магистры также поклонились.

― Здравствуйте, лорд Вэлендорф, ― выпрямившись, гордо проговорил Эдолнуир, пристально наблюдая своими темными ядовито-зелеными глазами за каждым движением Маркуса.

― Что привело вас, мой друг, в столь ранний час? - нотки удивления и иронии проскочили в голосе лорда Верриола.

― Я бы желал окончить разговор, что мы начали вчера, ― спокойно ответил Маркус, не обращая никакого внимания на скучную гримасу лорда.

― Я считаю закрытым этот вопрос, Маркус, ― твердо и быстро проговорил Эдолнуир, еще выше приподняв свой подбородок, так что его тонкая гусиная шея казалась еще длиннее.

― Боюсь, я не могу с вами согласиться. Я не позволю вам использовать моего племянника! - уверенно начал мужчина, оставив все нормы этикета и поведения в прошлом.

― И что же вы намерены делать, мой друг? - все также иронично продолжал лорд Верриол.

― Он не станет пешкой в ваших мерзких играх! Кого еще рода Вэлендорфов вы собираетесь погубить!? - не обращая ни малейшего внимания на слова лорда, выпалил Маркус.

― Успокойтесь, Маркус! - все также гордо воскликнул Эдолнуир.

― Магистриум уже погубил его отца, и я не желаю, чтобы это повторилось с моим племянником! Вместо того чтобы действовать, вы губите невинного ребенка! Откройте, в конце концов, свои глаза и посмотрите, что творится вокруг! Люди погибают из-за вашей нерешительности! Сколько еще смертей вам нужно, что вы, наконец, начали видеть?

― Вы не правы, лорд Вэлендорф, ― вмешался Фандбэл, безрадостно наблюдая за происходящим, его короткие пухлые руки величественно сложились за спиной, - Мальчик сейчас самое главное для нас, и его жизнь дороже жизни любого из нас.

― Так почему же ваши действия говорят об обратном? Ему здесь не место, Андрат слишком опасен, ― гнев Маркуса начал постепенно угасать, слова Фандбэла успокоили его и Эдолнуир, разрядив немного обстановку.

― Вы правы, Маркус. Андрат опасен. И чего вы хотите? - отправить юношу обратно в приют? Даже Николь не сможет защитить его... На Земле он будет в куда большей опасности, чем здесь!.. - Эдолнуир вновь пристально посмотрел в глаза Маркуса, после чего продолжил. - Мы должны оставить все так, как есть...

― Трон погубит его! - не выдержав, выпалил мужчина.

― Вы не задавались вопросом, мой друг: почему ваш племянник оказался здесь? Мы слепы и слабы. Магистриум рушиться. И мы ничего не можем сделать. Нам ничего не известно о тех, кто все это затеял. Потому, мы должны ждать, и когда придет время - действовать.

― Действовать нужно немедленно! Чем больше вы медлите, тем сильнее они становятся, и из-за этого может погибнуть совершенно ни в чем не виновный человек!

― Что вы предлагаете делать? Мы не знаем ничего об их планах и намерениях. Грядет война, и Энарт Вэлендорф - сейчас единственное, что отделяет нас от нее!.. Собрание состоится послезавтра. Передайте это юноше, ― лорд Эдолнуир замолчал, быстро развернувшись, он направился к своему креслу, затем взмахнул рукой, и пол перед ним вновь превратился в карту. Лорд Верриол, в последний раз презрительно окинув взглядом Маркуса, проследовал за Эдолнуиром.

― Мы все опасности, Маркус. Берегите себя, вы нам нужны... ― развернувшись, прошептал лорд Фандбэл, одобрительно посмотрев на мужчину. Маркус ничего не ответил, лишь покорно поклонился лорду, затем поспешно направился к дверям.

***

Кристофер неохотно вышел из своей комнаты и, зевнув пару раз, направился к лестнице. За ночь он еще раз обдумал всё, что произошло вчера, и несмотря на все недостатки, желание узнать об этом мире как можно больше не оставляло юношу ни на минуту. Все утро он провел в своих мыслях, думая о своей семье, о дяде, о приюте, о Магистриуме, но как только он спустился вниз все эти размышления куда-то исчезли, и добрая улыбка изобразилась на его лице. Эмили и Виктор, смеясь, пили чай с тостами, тетя Ника увлеченно читала книгу, но дяди здесь не оказалось, и потому Крис немного огорчился.

― Доброе утро, ― поприветствовал всех Крис. В ответ на это послышались радостные отклики тети, Виктора и Эмили.

― Как себя чувствуешь? ― поинтересовалась Ника, закрывая недочитанную книгу.

― Прекрасно, ― мгновенно ответил юноша, и действительно сегодня его настроение было куда лучше, чем когда-либо до этого.

― Тогда присаживайся за стол, сейчас я сделаю тебе чай, ― после этих слов Ника, аккуратно положив книгу на край стола, вышла из гостиной.

― А вы как ночь провели? ― спросил Кристофер у друзей.

― Неплохо, сейчас мы вместе с Биллом пойдем осматривать город, ― отставляя чашку, оживлённо произнесла Эмили, хотя по лицу Виктора было видно, что эта идея ему не очень нравится.

― Чудесно. А где дядя?

― Его утром срочно вызвали в Магистриум, ― пояснила тетя, поставив поднос с чаем и тостами на стол. ― Приятного аппетита, ― добрая улыбка вновь озарила ее худое лицо, после чего Николь вновь приступила к чтению своей книги.

― Спасибо большое! - поблагодарил Кристофер. ― А можно у тебя спросить кое-что?

― Конечно.

― Как ты узнала, что я оказался здесь?

― Прошлым утром я встречалась с Маркусом, он уже знал о твоем сне, я решила, что тебе следует все рассказать. Но ты уже успел уйти со своими друзьями. Разумеется, я и предположить не могла, что подобное может случиться. И все же у меня было странное предчувствие. Затем Маркус вновь вернулся в приют, так я узнала, что вы попали в Магистриум. После чего твой дядя отправил меня к себе домой, а сам направился в Магистриум.

― Так вы хотели мне все рассказать? - удивился юноша.

― Да. Я давно настаивала, чтобы Маркус все рассказал тебе, но он наделся, что не придется. Твой сон заставил его поменять решение, но все же Маркус не хотел, чтобы жил на Андрате. И как видишь, все сделалось совсем иначе.

― А как же приют, что с ним будет?

― Миссис Гилберт прекрасно справится, пока я буду здесь, а после я вновь вернусь к управлению приютом.

Стук в дверь отвлек их от беседы, и тетя быстро направилась открывать дверь, через пару минут в гостиной появился Билл.

― Доброе утро! ― поприветствовал он всех троих.

― Привет, ― спокойно ответили Эмили и Крис, лишь Виктор что-то пробурчал себе под нос, но никто не обратил на это внимания.

― Мистер Вэлендорф попросил меня показать вам Фангорн. Так что собирайтесь, а я пока подожду вас на улице.

***

Через пару минут троица присоединилась к Биллу. Мягкий пурпурный туман покрывал все вокруг, домов напротив практически было не видно, лишь смутные очертания крыш выдавали их, иногда в тумане проносились странные машины. Они походили на небольшие закругленные по бокам металлические кареты, только ни колес, ни лошадей не было видно, лишь несколько железных колец вращалось впереди, а в них смутно поблескивал фиолетовый шар.

― Откуда такой туман? ― осматриваясь, возмутилась Эмили. ― Ведь было такое солнечное утро.

― Здесь такое каждый день. Город находится на небольшом острове, отделенном от остального материка широким разломом, поэтому морская вода беспрепятственно падает в бездну, и по утрам от этого образуется такой вот туман, окрашиваясь в пурпурный цвет. Однако жители города уже давно привыкли к этому, и по утрам они разгоняют туман, ― объяснил Билл.

― Так куда же мы пойдем? ― угрюмо поинтересовался Виктор.

― В планетарий, он в центре города.

Друзья пошли за Биллом, осматривая все вокруг, туман вскоре действительно рассеялся, и город предстал во всей своей красе. Стеклянные купола зданий так отражали солнечный свет, что казалось, будто они сами излучают его. Постройки были невысокими, многие из них были почти полностью покрыты растениями, повсюду были высечены потрясающие узоры, изображавшие животных и различные деревья. И постепенно количество странных машин увеличивалось.

― Зачем машины, разве все эти люди не могут просто перенестись куда захотят? ― смотря на увеличивающийся поток машин, спросил Кристофер.

― Не все так просто, ― начал Билл, немного улыбнувшись. ― Не всякий человек может взять и переместиться. Для этого нужно получить специальное разрешение, которое в свою очередь выдает Магистриум, но лишь немногие могут позволить себе приобрести его. Поэтому многие люди предпочитают различные альтернативы.

― Как все сложно, ― разочарованно проговорила Эмили.

― Это многим не нравится, часть устраивает протесты, но бесполезно, до них никому нет дела. Поэтому сейчас процветает, так называемая, "черная телепортация", но большинство ее проявлений пресекает СОНТ. Хотя все больше случаев, когда даже СОНТ бессилен.

― СОНТ? ― нотки удивления проскочили на лице Криса.

― Служба ограничения незаконной телепортации, или сокращенно СОНТ. Это один из отделов Магистриума.

Через некоторое время четверка вышла на просторную площадь, на которой находилось множество фонтанов, но их струи не выпрыскивались вверх, а медленно поднимались из воды, образуя спирали, затем соединялись вверху и также медленно опускались вниз. В самом центре площади высилась гигантская статуя рыцаря в доспехах. Он держал меч, указывая им в сторону моря, а на постаменте виднелась золотая табличка с надписью: "Величайшему из всех великих - благословенному правителю Лордерона - Сандору, в память о великих свершениях и победах".

― Это ведь мой отец! ― подойдя к памятнику, восхитился Кристофер.

― Да, это Сандор Вэлендорф. Этот монумент водрузили здесь эльфы после смерти твоего отца, ― бросив мимолетный взгляд на статую, быстро протараторил Билл.

Чуть дальше стояла высокая башня, явно выделяющаяся среди всех остальных построек. Солнечные лучи радостно играли на золотом куполе здания, ослепляя любого, кто только хотел посмотреть на него. Перед входом в башню находился небольшая арка, в которой виднелась фигура человека. Когда друзья подошли, тот резко, грубым голосом сказал: "Девять клинд за четверых". После этого Билл достал ровно девять золотых монеток и отдал их тому человеку. Двери тут же открылись, и друзья вошли внутрь.

― Что это за клинды? ― поинтересовался Виктор.

― Это лордеронские деньги. Клинды ― золотые монеты, танды ― серебряные, а квирки ― бронзовые, ― пояснил Билл.

― В нашем мире золотом уже давно никто не расплачивается, ― усмехнулся Виктор.

Все вместе подошли к одному из парящих шаров и, прикоснувшись к нему, оказались в темной комнате. Лучи света в неё не пробивались, и казалось, что это темнота бесконечна.

― Система Криум, ― выйдя в центр комнаты, сказал Билл.

Неожиданно комнату наполнили сотни звезд, стен совсем не было видно: все вокруг наполнили светящие точки, часть из них была ярче других, и чем ближе они находились к центру, тем их становилось больше. Вскоре звезды начали увеличиваться, пока не осталась одна большая звезда, вокруг которой вращалось семь планет.

― Это наша система - Криум.

― А как далеко находится Земля? ― поинтересовалась Эмили.

― Довольно далеко.

― Как неожиданно! ― пробормотал Виктор, на что Эмили возмущенно повернулась

― Это наша звезда - Криум. Правда, первые люди зачастую называли ее Солнцем, поэтому многие в нашем мире так и называют эту звезду ― Солнце, ― Билл подвел друзей к огромной желто-красной звезде. Рядом с ней всем стало жарко, редкие вспышки появлялись и тут же угасали. ― А это - Крептония, самая крупная планета нашей системы, ― Билл указал на самую ближнюю к звезде планету. ― Далее следуют Антария, Сандал, Ранкор, Андрат, Мундол и Танкор.

Билл сделал небольшой взмах рукой, и одна из планет теперь заняла все пространство.

― У нашей планеты два спутника ― Эннуя и Деррей. По размерам она не намного меньше Земли. Здесь три материка: Ардэлан - самый северный материк, Терразан в западном полушарии и Теллонис в восточном, мы как раз находимся на нем. И три океана - Даррианские воды, ― Билл указал на север, ― воды Валенсиона, ― рука юноши скользнула вниз и обвела территорию между Терразаном, Теллонисом и Ардэленом, ― и Мерцающие глубины или просто Мерцающие просторы.

― А что здесь, в Мерцающих просторах? ― всматриваясь в ураган на безмятежной глади океана, спросила Эмили.

― Это великий водоворот, здесь находится столица Морской империи - город Хельмиас, и вся сила этого народа сосредоточена там. Из-за этого и возникло такое явление, причем вода здесь двигается верх и достигает огромных высот.

― А где именно мы сейчас? ― спросил Кристофер.

Планета снова увеличилась, и друзья увидели материк, расколотый надвое, но обе части были соединены узким перешейком. На северо-западе и юге материка находилось несколько крупных островов.

― Мы сейчас здесь в северо-западной части Лордерона, в бухте Пурпурного тумана, на севере - территории эльфов, а на юге Лордерон граничит с Мунлонгом - подгорной империей дворфов.

― А этот город, Златосвет, кажется, где он распложен? ― восторженно осматривая материк, вновь спросила Эмили.

― Здесь, ― Билл указал на небольшой участок суши на западе материка, ― на полуострове Дантард, на западной границе Мунлонга.

― Те острова, на которых мы были во сне, тоже существуют? ― наблюдая за светящимся лицом подруги, поинтересовался Кристофер.

― Да, ― Билл снова махнул рукой, и материк начал двигаться.

Вскоре южная часть материка сместилась влево, и друзья увидели целые островные дуги.

― Вот они, ― юноша указал на крупное скопление достаточно крупных островов. ― Их давно забыли, считают проклятыми, сейчас они принадлежат Энтору...― затем Билл взглянул на часы и сказал: ― Должно быть, мистер Вэлендорф уже вернулся, так что нам пора...

Друзья вышли из планетария и направились обратно домой, от тумана уже не осталось и следа, а вот количество людей на улицах увеличилось, поэтому друзьям иногда приходилось проталкиваться сквозь целые толпы куда-то спешащего народа. Но через полчаса они были уже дома. Билл оказался прав, и дядя Кристофера, действительно, уже давно вернулся из Магистриума. Проводив троих друзей, юноша направился к себе, а троица вошла в дом. Маркус сидел в кресле с серьезным выражением лица, рядом сидела Ника, они явно о чем-то говорили, но приход друзей нарушил их разговор.

― Добрый день, ребята! Как ваша прогулка? ― лицо дяди немного смягчилось, но он по-прежнему был задумчив.

― Прекрасно, мне понравилось. А как твои дела в Магистриуме?

― Боюсь, мои вести хуже твоих. Совет настоял на своем, послезавтра состоится специальное собрание магистров.

― Почему так быстро?

― Дело в том, что наместник, назначенный Магистриумом для управления империей, должен был временно управлять делами Лордерона. А именно семь лет. Если по истечению срока наследник не находился, то наместник вступал в законное управление империей. Срок истек три года назад. Но так как наследник все же вернулся, то по законам Магистриума должно созываться немедленное заседание магистров для решения этого вопроса.

― Послезавтра я должен явиться вновь в Магистриум? Но ведь я ничего не умею!.. Я почти ничего не знаю об этом мире!.. Они просто издеваются! - выпалил юноша.

― Успокойся, я как раз хотел показать тебе и твоим друзьям некоторые вещи. Поднимайтесь пока в мой кабинет.

Друзья поднялись по лестнице на второй этаж и зашли в кабинет. Комната оказалась очень просторной. На стенах висели картины маринистов, напротив окна находился красивый письменный стол, над которым висело самое крупное полотно с изображением гигантского дерева, гордо раскидывающего свои поросшие мхом ветви над окружающим лесом. Вскоре к друзьям присоединился дядя Кристофера.

― Раз уж вы сюда попали, вам нужно научиться пользоваться магией. Уверяю, это намного проще, чем вы думаете. И так, я думаю, мы можем уже преступить, ― Маркус взмахнул рукой, и напротив ребят появилось три мишени. ― Прежде всего, вы должны ясно и четко представлять себе, что хотите создать. Например, соедините руки и представьте, как между ними появляется сфера, представьте, как она увеличивается, а потом ударяет в мишень. Давайте! Главное - сосредоточиться...

Несколько раз друзья соединяли руки, и ничего не происходило, даже малейшего шарика не получалось создать, как вдруг у Виктора между ладоней появилась светящаяся сфера, он начала увеличиваться, а затем Виктор направил руки в сторону мишени, и сфера полетела точно в центр деревянного круга.

― Великолепно! Видите, все просто! Главное - ваши мысли, магия лишь воссоздает их материально; думайте, представляйте, и тогда все получится, главное - это вы! ― подбадривал их дядя.

Через несколько минут успех Виктора повторила Эмили, создав голубовато―розовую сферу. Вскоре и между ладоней Кристофера появился небольшой белый шар. Затем шар наполнился огнем и начал медленно расширятся. Юноша, не отрывая глаз, смотрел на огненную сферу. Огонь завораживал. Не обращая внимания ни на что, Кристофер продолжал жадно пожирать взглядом шар. Но сфера начала быстро расширяться, юноша попытался разъединить руки, но безуспешно.

― Энарт! Сосредоточься! Не она управляет тобой, а ты ей! Только ты! Это - продолжение тебя, контролируй ее!

― Я стараюсь! - не понимая, что происходит, крикнул в ответ юноша.

― Твои мысли ее контролируют, думай только о сфере! - кричал Маркус, но затем замолчал, будто что-то останавливало его. Ни мужчина, ни Виктор с Эмили не могли двинуться с места, лишь с ужасом наблюдали за происходящим

Неожиданно юноша опустил руки, и пылающий шар вмиг увеличился в несколько раз, языки пламени вырвались из него наружу, но тут же исчезали. Вскоре сфера начала меняться, превращаясь в подобие существа, все молчали, наблюдая за невидимой борьбой, не в силах шевельнуться. Теперь черты существа прояснились, перед ними стоял огромный пламенный дракон, он увеличивался на глазах, заполняя собой всё пространство, но внезапная сильная вспышка озарила комнату, и дракон исчез. Истощенный юноша без движения упал на пол. До этого стоящие в оцепенении дядя и друзья бросились к нему.

― Тише, мальчик мой, тише, все пройдет, ― осматривая юношу, шептал Маркус.

― Мистер Вэлендорф, что с его глазами? ― испугалась Эмили, наблюдая за тем, как глаза друга заплывают черным.

― Нет... но ведь этого не может быть, как я мог не заметить... ― шептал дядя.

― Да что с ним? Вы нам ответите или нет?! ― крикнула Эмили.

― Спуститесь за Николь, живо! - прикрикнул на Виктора и Эмили Маркус

Через пару минут они уже вернулись с тетей Кристофера, их друг по-прежнему лежал без движения.

― Он не дышит! Сделайте, наконец, что-нибудь! ― яростно кричала Эмили.

― Выйдите отсюда! Немедленно! ― Маркус строго поглядел на Эмили и Виктора, после чего оба в страхе покинули кабинет.

― Маркус, ведь этого не может быть. Он не мог... ― прошептала Ника после того, как друзья вышли.

― Мы и не подозревали этого, такого просто не могло случиться. Мне нужна твоя помощь.

― Разумеется, ― с полной уверенностью ответила женщина.

― Если это сейчас не остановить, то мы все потеряем, ― мужчина прикоснулся к груди мальчика и взял Николь за руку. Под ладонью появилось странное свечение, и вскоре глаза юноши стали нормальными.

― Он говорил со мной, я слышал его голос в огне, ― отдышавшись, прошептал Кристофер, сумасшедшее оглядывая все вокруг, пот градом струился с его лба.

― Кто? Кто это был? ― спросила Ника.

― Я не знаю, ― юноша испуганно посмотрел на тетю, в его глазах читался страх.

― Тише. Тебе нужно сейчас отдохнуть, ― помогая подростку встать, сказал Маркус.

― Мне уже лучше! А где Эмили и Виктор?

― Они сейчас придут, ― ответил Маркус.

― Крис! ― влетев в комнату, крикнула Эмили, бросаясь на шею другу со слезами.

― Да уж, заставил ты нас нервничать. Как ты? ― спросил зашедший за ней Виктор.

― Так что же это было? - спросил Кристофер, с серьезностью смотря на родных.

― Магия - это порождение наших мыслей, такое же живое существо, способное думать, выбирать, но иногда нам сложно контролировать своё сознание, и тогда наши же мысли пытаются управлять нами. Нечто подобное произошло и с тобой, ― расплывчато пояснил Маркус.

― Но почему у Эмили и Виктора получилось все нормально, а у меня так?

― Никто не знает, почему так происходит, ― сказала тетя.

― Тебе нужно немного отдохнуть, ― помогая юноше идти, сказал Маркус.

Попрощавшись с друзьями, Кристофер в сопровождении дяди прошел в комнату, добрел до кровати и сразу провалился в сон.

***

― Лорд Дортфур, вы просили зайти к вам, ― поклонившись, сказал вошедший.

― Да, я помню. Проходите, магистр Лосмур, ― ответил мужчина, стоявший у окна. ― Надеюсь, на этот раз вы принесли благие вести?

― Благодаря нашему другу - лорду Верриолу, мне стало известно, что Совет решил созвать специальный съезд, который и займется судьбой мальчика.

― И на какой день назначено собрание?

― На послезавтра, милорд.

― Хм... Судьба к нам благосклонна. Где сейчас наследник?

― В Фангорне, в доме своего дяди.

― Прекрасно, все идет своим чередом. Флот Магистриума уже недалеко от Пурпурной бухты. Как только Совет перестанет быть помехой, войска должны вступить в город, нам нужен мальчишка!

― Но ... под каким предлогом наши войска вступят в Фангорн?

― Я слышал, в Лордероне назревает восстание. Чем не предлог? Восстановление покоя и благополучия империи... Но даже это не важно! Главное ― уничтожить эту заразу, которая мешает нам.

― То, что вы запланировали в Магистриуме, крайне опасно, многие магистры сразу начнут что-то подозревать, в том числе и представители Магистриата.

― Все будет выглядеть так, как нам нужно, ни одному магистру не придет в голову подобная мысль. Мы дадим собакам кость, и пока они будут драться за нее между собой, мы сделаем все необходимое.

― Могу ли я начать приготовления?

― Разумеется, все должно быть готово в срок.

Магистр Лосмур вышел, закрыв за собой дверь. Еще пару минут Дортфур пристально вглядывался в окно, осматривая лежащий внизу город. Потом обернулся и с испугом отпрянул обратно к окну. Перед ним стоял человек в белой мантии, лицо его скрывал капюшон.

― Прошу, Вас, меня простить, я не заметил вас! ― испуганно поклонившись, проговорил Дортфур.

― Я наблюдал за вашим разговором. Выходит, сын Совету нужен трон Лордерона... И подросток. Это создает огромную угрозу всему, чего мы добились за это время.

― Уверяю, мы разберемся с ним.

― Он не так прост, как кажется. Я и мои братья постараемся сделать все, чтобы он нам не помешал. Медлить мы не можем, все должно пройти быстро, и тогда вы получите заслуженную награду.

― Я безмерно благодарен Вам. Ваш план идеален, и Ваша мудрость вызывает изумление. Как только все свершиться, Ваша просьба будет выполнена.

― Мне не нужна ваша лесть, магистр. Будьте внимательны. Маркус Вэлендорф подозревает каждого, но пока не догадывается, что происходит, он любыми способами попытается вам помешать. После того как наш план придет в действие, вы должны взять временное управление на себя. Любая телепортация должна отслеживаться, все порталы на Землю должны быть законсервированы. Введите военные режимы в Лордероне, Штормграде и Мунлонге. Остальное останется за нами.

― Но поползут слухи в рядах магистров, меня начнут подозревать.

― Это не ваша забота!

― Прошу прощения. Все будет так, как Вы пожелаете.

― Если вы ошибётесь, наказанием за это станет ваша смерть.

Неизвестный исчез, оставив после себя лишь легкий черный дымок. Дортфур сел в кресло и дрожащей рукой взял бокал с водой, долго о чем-то размышлял и вскоре вернулся к своей работе.

Глава 5

"Уже третий день мы здесь, ― протирая глаза, подумал Кристофер. ― Как же быстро время летит!"

Солнце, вероятно, уже встало, но серые грозовые тучи скрывали его, обволакивая весь город какой-то незримой тоской и тишиной. Выглянув в окно, он не увидел ни пушистого тумана, ни машин. Его взору открылась совершенно другая картина: крошечные лужи разбросаны по улицам, редкие капли дождя били по ним, нарушая их зеркальную чистоту. Ни единого лучика солнца не пробивалось сквозь эту печальную темноту, и оттого неведомая тоска еще сильнее угнетала Кристофера, а странная тревога тревожила его разум. Ничего не хотелось делать, клонило в сон, и казалось, что мир вокруг него умер, а он остался в устрашающем одиночестве. Но отогнав от себя все дурные мысли, Кристофер решил, что в день его рождения ничто, даже непогода, не должно омрачать его настроения.

Он спустился в гостиную, но там было почему-то также темно, окна зашторены, и свет просачивался только со второго этажа. Крис оглянулся вокруг, но в темноте ничего было не видно. Неожиданно внимание юноши привлекла странная светящаяся точка в центре комнаты, от нее исходил ослепительно белый свет, разрезавший всю эту темноту. Но как только юноша протянул к ней руку, та сразу же исчезла. Через пару секунд десятки светящихся струек начали развеваться в темноте, обвивая невообразимыми узорами все вокруг. С детской радостью Крис смотрел, как очередная струйка обвивает его руку, как бы лаская ее. И вдруг из всех этих лучиков сложилась цифра шестнадцать и тут же растворилась в десятках маленьких салютиков, после чего в комнате вспыхнул свет.

― С Днем рождения! ― прокричали его друзья и дядя с тетей.

― Как тебе это небольшое представление? ― обнимая племянника, спросил Маркус.

― Я не верю своим глазам! Такого сюрприза у меня еще не было, ― не зная, что и сказать, проговорил Кристофер.

― Мы знали, что тебе понравится!

― С Днем рождения! ― обняв Кристофера, радостно крикнула Эмили.

― А это тебе подарок от меня и от Эмили! ― Виктор протянул другу красиво украшенную коробку. ― Только сейчас не открывай!

― Спасибо! Я даже не знаю, как вас всех благодарить!..

― Что ты, мальчик мой, не стоит благодарности. Это твой день рождения, и ты должен отметить его как полагается, ― прослезившись, сказала тетя.

― Тетя, прошу, перестань...

― Нет ... я не плачу! Просто я вспоминаю того маленького мальчика, и теперь, глядя на тебя, я понимаю, что ты уже взрослый...

― Ну ладно, хватит воспоминаний, ― улыбнувшись, произнес дядя. ― Это еще не все, у нас с Николь есть для тебя еще один подарок!

В руках Маркуса появилась маленькая золотая коробочка и тут же растаяла, оставив в ладони великолепный золотой перстень: крошечный дракончик с рубиновыми глазками украшал его.

― Это кольцо твоего отца, ― протягивая подарок Кристоферу, сказал дядя. ― Оно переходит от правителя к правителю как символ, связывающий прошлое и настоящее. Попробуй, надень его!

Как только юноша надел на палец кольцо, тот самый дракончик расправил свои миниатюрные крылышки и, поглядев на своего нового владельца, взлетел, осматривая все вокруг.

― Вот это да! Как это возможно? ― удивлялся Крис.

― Это не всё, на что он способен! Закрой глаза, ― предложил Маркус.

Юноша закрыл глаза и понял, что теперь он может видеть всё, что видят эти рубиновые глазки, и не просто видеть, он мог управлять и своими мыслями, и летающим дракончиком. Восторгу не было предела. Когда тетя с Эмили внесли праздничный торт, крошечный дракончик, паря в воздухе, в один миг зажег все шестнадцать свечей.

― Теперь загадывай желание! ― радостно сказала тетя.

Кристофер подошел к торту и, немного подумав, задул все свечи, после чего тетя разрезала торт и положила каждому кусочек в тарелку.

***

Погода так и не изменилась, а наоборот, серые тучи стали уже черными, гремел гром, сверкали молнии, ливень бил о стекла дома, и странные предчувствия по-прежнему терзали Кристофера, мысль о завтрашнем собрании в Магистриуме не выходила из головы. Друзья смеялись, слушая рассказы дяди, с удовольствием уплетали кусочки торта, но юноша был задумчив. Он даже забыл о дракончике, и тот безостановочно кружился над его головой.

Вскоре торт был съеден, чай выпит, и начавшаяся весёлая суматоха прогнала тревожные мысли.

― Теперь время для последнего подарка. На улице сегодня дождливо, так что надень, пожалуйста, пальто, ― одеваясь, произнес Маркус.

― А куда мы? ― удивленно спросил Кристофер.

― Скоро все увидишь сам!

― Я готов! ― быстро накинув пальто, сказал юноша.

― Прекрасно! Подойди ко мне.

― Только не задерживайтесь, ― попросила Ника.

Юноша подошел к дяде, и через секунду яркая вспышка на время ослепила его. Очнувшись, Кристофер увидел красивую улицу, небольшие незнакомые деревья одинакового размера стройными рядами росли вдоль нее. Дома так же, как и в Фангорне, украшали фрески животных и растений, только здесь здания были гораздо выше и повсюду впивались в небо десятки башен.

― Где мы на этот раз? ― спросил Кристофер.

― Город Фералас - столица эльфов, ― вздохнув, ответил Маркус.

― И что за сюрприз?

― Терпение, скоро ты все увидишь своими глазами.

― А где же жители? Такое ощущение, что город вымер.

― Ты почти прав, город действительно умирает, скоро здесь не останется никого.

― Почему?

― Дело в том, что эльфы уже давно не единый народ. Много лет назад они поклонялись Криуму - нашей звезде и двум лунам - Эннуе и Деррею. По неизвестной причине между культами появились разногласия. Народ разделился на две части. Началась гражданская война, и империя разделилась надвое: Подлунная Империя и Эльфийский Союз. Этот город был когда-то столицей, а теперь он зарастает и постепенно уходит в глубины истории.

― И эльфы до сих пор разобщены?

― Да, к тому же сейчас не самые лучшие времена для них, впрочем, как и для многих других народов Андрата.

― Почему же?

― Вскоре ты все поймешь и узнаешь.

― Я еще одно хотел спросить. Вот эти сферы, которые нас переносят, что это?

― Это порталы. Разновидностей порталов очень много, и сегодня ты познакомился с еще одним. Главное условие их применения - знать место, в которое хочешь попасть, и представлять его в своём воображении. Наиболее сильные маги, такие как я, ты, магистры, могут использовать порталы, не требующие сфер, ты просто представляешь место и себя в нем. Это довольно просто.

― Какие еще виды перемещения существуют?

― С помощью зеркал, к примеру. Есть еще один способ, правда, редко используется... Это достижение эльфийских друидов и знахарей: они превращались в животных, в основном в птиц, и передвигались. Существует еще один способ - самый сложный из всех (вряд ли сегодня найдется человек, способный его использовать) - это полная материализация мыслей, превращение собственного тела в энергию. Древние наставники говорили, что при его применении нужно много сил, так как происходит переход из физического состояния в нематериальное, фактически от человека остается только разум и душа. Этот способ процветал у служителей культа древних, они в основном и использовали его и на его основе проводили свои тайные ритуалы.

― В твоем кабинете висела картина с тем деревом... ― начал было Крис, но запнулся, пытаясь сформулировать свой вопрос, но голос дяди раздался раньше, чем юноша продолжил.

― Ах да. Это одно из трех великих древ-хранителей - древо Салаара - Ардрассиль. По легенде именно под его ветвями был создан первый город людей, но у нас еще будет время вспомнить эту историю. А сейчас ― добро пожаловать в храм Двух Лун.

Взору Кристофера открылось огромное здание с множеством башен, оно было отделено от остального города небольшой речушкой, над которой нависал без малейшей поддержки каменный мост. Войдя в храм, они не увидели никого. Странный холодный ветер иногда проносился по зданию. Стены сооружения покрылись трещинами, из которых смиренно спускались на пол стебельки листьев. В центре храма находился небольшой пьедестал, с четырех сторон окруженный арками. Гости взошли на него, и Кристофер увидел идеально чистое озеро, в центре которого росло неизвестное растение.

― Что это за озеро? ― едва слышно спросил Крис.

― Озеро Забвений, их не так много осталось. В них произрастает необычное растение - Инкорния. Если вдохнуть аромат его цветков, человек навсегда забудет всё, а если опустить его в воду, оно может пробудить самые старые воспоминания, изобразив их на водной глади.

Маркус подошел к озеру и присел около него на колени, юноша сел рядом.

― И зачем мы здесь? ― присев, спросил Кристофер.

― Я хотел, чтобы ты увидел отца таким, каким он был при жизни, каким его запомнил я. Приготовься!

Маркус прикоснулся ладонью к озерной глади, и крошечная волна возмутила водную поверхность. С минуту ничего не происходило, но как только волна дошла до другого края, несколько десятков переливающихся струй вырвались из озера и начали метаться в разные стороны. Кристофер посмотрел направо, ожидая увидеть своего дядю, но рядом никого не оказалось.

Юноша увидел, как постепенно все трещины начали исчезать, повсюду появлялись люди, эльфы. В храм вновь возвращалась жизнь, лица в мгновение менялись на другие. Время летело с невероятной скоростью. День сменялся ночью, времена года пробегали вокруг за секунды. Но через некоторое время все замерло, лица перестали меняться, и яркий солнечный свет залил все вокруг. Несколько эльфов молились, стоя на коленях перед величественной скульптурой. Вскоре на пороге храма появился человек, Кристофер обернулся, желая увидеть вошедшего.

В дверях стоял молодой человек в черной одежде и плаще с капюшоном, длинные пепельные волосы слабо колыхал ветер. Все молившиеся вмиг встали с колен и подбежали к вошедшему, кланяясь ему. Незнакомец, не обращая никакого внимания на них, направился к озеру. С его приближением в помещении становилось все холоднее. Случайно посмотрев на пол, Кристофер заметил, что все быстро покрывалось ледяной коркой. Юноша с ужасом смотрел на молившихся эльфов: все их тела постепенно покрылись льдом.

― Мой повелитель! ― Кристофер обернулся на крик. Бедная девушка кинулась под ноги незнакомцу, умоляя его.

В ответ на это, неизвестный наклонился к ней, и бледной рукой прикоснулся к ее румяному лицу, затем тихо проговорил: "Ты хочешь узнать, что такое поцелуй смерти"

После этих слов девушка побледнела, но все же продолжала молить его. Незнакомец поднял голову и прикоснулся губами к ее лбу. Девушка, как и эльфы, начала умирать, вскоре все ее лицо покрылось льдом.

"Ступай, дитя, возможно, ты найдешь лучшую жизнь" ― прошептал напоследок незнакомец. Встав, он с отвращением сорвал с ее шеи медальон и оттолкнул умирающую девушку. Кристофер с ужасом наблюдал за происходящим, но понимал, что ничего не может изменить. Тем временем незнакомец сел около озера и положил медальон в отверстие в полу, после чего в мраморной стене образовался проход, незнакомец привстал и направился к нему.

Кристофер хотел последовать за ним, но тот вмиг растворился в водных струях, эльфы и девушка исчезли, Кристофер вновь сидел возле озера: теперь перед ним парил огромный водный шар. Затем раздался знакомый голос, тот же самый, что он слышал в прошлом сне.

― Второй сын второго сына. Вокруг лишь фальшь, истина скрыта. Просыпается древняя буря. В день двух лун взойдет кровавое солнце, обагрив землю предательством. Они уже близко, их жажду не утолить...

Шар исчез, и в водной глади юноша увидел огромное древо, возвышающееся среди других на сотни метров. Неожиданно сильный пожар вспыхнул вокруг него, поглощая все вокруг, за минуту все растения стали подвластны всепожирающему огню. Вспышка пламени, и Кристофер словно очнулся ото сна, теперь он вновь сидел на растрескавшемся полу, рядом находился дядя

― Да... Таким был Сандор, он очень бы гордился сейчас тобой, ― тяжело вздохнув, произнес дядя.

Юноша промолчал, пытаясь понять, что произошло. Стало очевидно, что он и дядя видели разное, но сообщать ему о новом видении Кристофер не стал. Вскоре они вернулись домой, дождь уже прекратился, тучи неохотно, но расходись, и постепенно появились первые лучики солнца.

Часть 2. Изгнанник

Глава 1

Кристофер, опершись руками на мраморные перила балкона, недвижимо стоял, с опаской вглядываясь в утреннее небо. Но то, что он видел перед собой, вызывало у него лишь смятение. Солнце уже сияло своими кроваво―рыжими лучами, и две луны, так и не пожелавшие уйти с небосклона, перекрывали одна другую и в сиянии солнца казались такими же огненными, как и оно само. Оттого небо будто пылало. Странное зрелище вызвало у юноши смешанные чувства ― восторг и волнение. При виде этого всего ему вспомнились вчерашнее видение и те слова, что он слышал: "В день двух лун взойдет кровавое солнце, обагрив землю предательством". Первую часть предсказания он видел сейчас своими глазами, и смутная тревога теперь взволновала его. Мелькнула мысль, что вторая часть связана с Магистриумом, и оттого на душе стало еще хуже.

Погруженный с свои мысли, Крис и не заметил как быстро пролетало время, пока он стоял здесь. Вскоре послышались шаги дяди, и, окинув в последний раз огненное небо, юноша попрощался с друзьями и тетей, затем присоединился к дяде. Яркий свет вновь ослепил его, после чего Кристофер вместе со своим дядей уже стоял на площади возле небольшого здания с множеством колонн, рядом на холме грациозно раскинулся Магистриум, мрачно возвышающийся над остальным городом. При взгляде на него странное волнение наполнило сердце Кристофера, а сердце заколотилось словно бешеное, руки сжались в кулаках, закружилась голова, но юноша попытался успокоиться, и вскоре тревога утихла.

В отличие от Фангорна небо над Златосветом не пылало, здесь огромные серые тучи устилали весь небосклон и казались настолько близкими, что будто их можно было коснуться руками. Повсюду мигали вспышки яркого света; но как только разряды молний вспыхнули над Магистриумом, неведомое препятствие остановило их, после чего небольшие круги света плавно расплывались над куполами города.

― Что это? ― без особого удивления спросил Крис, тревожно наблюдая за небом.

― Барьер из чистейшей энергии, ― начал немного погодя Маркус, направившись к входу в здание, ― щит для Златосвета, ничто не может преодолеть его.

Юноша с дядей оказались в крупном холле, повсюду парили сферы, рядом с которыми стояли люди, что-то обсуждая между собой. Кристоферу было не до их разговоров, но слова "Энарт", "Вэлендорф", "Совет" неустанно резали его слух, он чувствовал на спине взгляды всех этих людей и понимал, что они начинают говорить, когда он проходит перед ними. Маркус подвел его к одной из сфер, и юноша, желая как можно скорее покинуть это помещение, прикоснулся к ней. Мгновение и они оказались в знакомом холле, по арками которого парили яркие сгустки фиолетового света.

― Не волнуйся, думай только о хорошем. Помни: главное - произвести впечатление на них, ― подбадривал юношу дядя.

― Постараюсь, ― угрюмо ответил Кристофер.

Знакомый крупный атриум открылся перед ним, десять золотых колоссов по-прежнему держали на своих плечах гигантский купол, под которым все также вращался квириус. Повсюду сновали люди. Сферы парили в беспорядке в своей мраморной чаше, но теперь Кристоферу было не до них. Маркус указал направо, и юноша увидел большие деревянные двери. Войдя в них, Крис очутился в том самом зале из сна, так сильно походившем на оперный. В центре вращался еще один небольшой квириус, вокруг которого постоянно появлялись различные изображения и слова. Маркус посадил племянника на отведенное ему место, рядом с которым стояло еще восемь крупных кресел, затем мужчина сел в одно из них. Когда остальные семь кресел заняли члены Совета Восьми, крутящаяся планета исчезла. Зал был полон, в центре его появилась вращающаяся платформа. Один из архимагов приподнялся и направился к ней, под его ногами появлялись железные полумесяцы и затем исчезали. Выйдя к платформе, архимаг произнес:

― Дамы и господа! Магистры и Великие лорды! Объявляю двадцать седьмой съезд Магистриума открытым! Данный съезд был созван по инициативе Совета Восьми. В заседании принимают участие: Совет Восьми в полном составе, Верховный совет Магистриата, а также Нижняя палата магистров, Совет по безопасности и дипломатические группы из двадцати независимых государств, в том числе нынешний правитель Лордерона, ― мужчина перевел дыхание и продолжил. - Три дня назад нас поразила новость о том, что Энарт Вэлендорф ― сын Сандора Вэлендорфа и прямой наследник престола Лордерона ― жив и в данный момент присутствует в зале. И сегодня нам предстоит рассмотреть вопрос о том, следует ли передать все полномочия законному наследнику или оставить управление государством на плечах Герхарда III из рода наместников.

― Прошу прощения, лорд Тарнел, ― неизвестный в серебристом сюртуке привстал и подошел к еще одной платформе, и та медленно поплыла по кругу. ― 24 числа сего месяца, в 15.24 по местному времени в Магистриате была замечена незаконная телепортация, совершенная тремя лицами: Кристофером Эвансом, также известном, как Энарт Вэлендорф, а также Эмили Эндерсон и Виктором Торндайком. И я хотел бы узнать: почему Совет не предпринял соответствующих мер?

― Барон Герхард, обстоятельства данного дела расследуются специальной комиссией, если вы желаете ознакомиться с ходом расследования, Совет может предоставить вам необходимые разрешения, ― ответил лорд Эдолнуир, до этого о чем-то разговариющий с одним из архимагов.

― Разумеется, ― с некоторой насмешкой произнес барон, после чего по велению лорда Эдолнуира один из магистров передал ему папку с документами. Быстро просмотрев дело, барон продолжил, ― В моих руках также находится дело магистра Уильяма Эльдорфа, совершившего незаконное перемещение с Андрата на Землю, не имея действительной лицензии. Этот человек присутствует на собрании?

― К сожалению, магистр Эльдорф не смог принять участие в заседании, ― коротко проговорил Маркус.

― Насколько я могу понять дело было прекращено, и приказ о его прекращении был подписан членами Совета Восьми. Я и мои коллеги требуем законного суда над этими людьми в соответствии с нынешним законодательством.

― Поскольку вы в данный момент имеете на руках дело магистра Эльдорфа, то вы не могли не заметить примечание, поясняющее причину прекращения дела, так как Совету были предоставлены доказательства невиновности этого юноши, ― вступился лорд Фандбэл. ― Поэтому, я прошу изъять этот вопрос из повестки съезда, поскольку он не относится к разбираемому делу.

― Тогда позвольте узнать, уважаемые лорды, что относится? Ни одному из нас не были представлены доказательства, подтверждающие, что юноша является наследником короля Сандора и что в его жилах течет та же кровь. И считаю действия Совета некомпетентными. Ни у меня, ни у моих коллег нет никакой уверенности, что юноша действительно наследник, ― настойчиво продолжил Герхард.

― Мною были представлены более чем исчерпывающие доказательства этого, барон, и если вам они не известны, я могу лично предоставить вам папку со всеми необходимыми документами! ― нервно пояснил Маркус.

― Разумеется, лорд Вэлендорф. Однако, учитывая возраст, я поддерживаю мнение совета Лордерона и считаю недопустимым присутствие данного юноши на троне, поскольку он не обладает никакими знаниями о нашем мире, у него нет даже малейших познаний в политике, он не сможет руководить империей. Я, как истинный гражданин и патриот своей земли, не могу допустить того, чтобы империя пришла в упадок! И прошу, чтобы магистры учитывали это при принятии решения, ― закончил барон.

― Мы вас понимаем, и, думаю, многие согласятся с вами. Но, возможно, сам наследник желает сказать несколько слов, ― архимаг, стоящий на центральной платформе, посмотрел на Кристофера.

Слова архимага были для юноши, словно гром среди ясного неба. Говорить? О чём? Дядя не предупреждал его, что придется выступать перед собравшимися людьми. Он привстал, посмотрел в глаза дяди, тот ободряюще кивнул. Собравшись с духом, юноша встал на появившуюся платформу и, немного подумав, сказал:

― Уважаемые магистры, для меня большая честь присутствовать на сегодняшнем съезде. Как вам известно, я вернулся на Андрат всего три дня назад. Но за эти дни я узнал о том, что с моей семьей произошло страшное несчастье, и на пятнадцать лет прервалась моя связь с этим миром. Но теперь, когда правда открыта, я клянусь, что буду следовать светлым учениям своего отца! Я знаю, вас тревожат сомненья, и, безусловно, нынешний правитель куда опытнее меня. Поэтому я прошу дать мне время, дабы меня обучили управлению государством. И я считаю, что после народ должен выбирать своего правителя.

Кристофер быстро вернулся на свое место, он не помнил ни что говорил, ни как сошел с платформы, звук аплодисментов смешал все мысли в голове в единую кучу, в памяти всплывали разные картины, но последующие слова лорда Тарнела привели его в себя.

― Достойная речь. Я и другие члены Совета считаем необходимым небольшой перерыв в заседании, и в это время Совет Восьми, учитывая все обстоятельства, примет решение, ― произнес лорд Эдолнуир, после чего зал начал понемногу пустеть.

Маркус вывел юношу из зала. Ноги юноши дрожали, голова кружилась. Выход на свежий воздух немного взбодрил юношу. Но стоило дяди с племянником отойти от зала заседания на несколько шагов, как мощный взрыв прогремел за их спинами. Кристофер упал на колени, закрывая уши руками от оглушающего звука. Толком, не понимая, что произошло, юноша привстал и бросился в зал. Большая часть помещения лежала в руинах, вращающиеся платформы рухнули вниз, стеклянный купол осыпался, холодный ливень мгновенно заполонил все вокруг. Оставшиеся в живых магистры пытались сдержать огненное чудовище. Но как только Кристофер вошел в зал, существо перестало сопротивляться и поклонилось юноше. Все с ужасом посмотрели на юношу, послышались невнятные крики. Крис стоял в оцепенении, но сильная мужская рука схватила его, и яркая вспышка вновь ослепила юношу.

***

― Магистр Дейрис, я полагаюсь на вас, ― учтиво проговорил Билл, мимолетом посмотрев на своего собеседника. Рядом с юношей шел невысокий мужчина, сложив свои длинные, тонкие руки, покрытыми мягким шелком, за спиной. Его небольшие глаза также настороженно рассматривали Билла. Магистр Дейрис часто встречался в окружении Дортфура, и это вызывало настороженность у Билла, но все же это был один из тех немногих людей, которым можно было доверять в Магистриуме.

― Для меня большая честь служить лорду Вэлендорфу, ― негромко произнес магистр своим тонким и певучим голоском.

― Маркус с большим уважением говорил о вас.

― Мне приятно слышать, что мой старинный друг не забыл обо мне. К тому же нас связывает слишком многое, чтобы я мог отказать ему в его просьбе.

― Лорд Вэлендорф просил также передать, чтобы вы были как можно осторожнее, в сложившейся обстановке мы не можем доверять никому.

― Разумеется, мой юный друг, нам всем нужно быть осторожнее.

― Прошу меня простить, но я должен откланяться, ― извинился Билл, приближаясь к коридору, ведущему к его кабинету.

― Доброго дня, магистр Эльдорф, ― все также быстро и негромко проговорил магистр, затем оба поклонились друг другу, и Билл направился к своему кабинету. Еще один отряд солдат прошел мимо него, юноша обернулся и посмотрел им вслед. За сегодняшний день Билл увидел перед собой множество таких отрядов, патрулирующих каждое помещение, и это немного насторожило его. Юноша, оглянувшись еще раз, открыл дверь и вошел внутрь. От увиденного им завладел страх, трое воинов перевернули весь кабинет вверх дном. Как только Билл вошел, двое из них направились к нему.

― Магистр Эльдорф, вы арестованы! Ваше имущество конфисковано, прошу, проследуйте за нами, ― грубо проговорил солдат.

― На каком основании? - в недоумении начал юноша, убрав руки за спину.

― Это приказ магистра Дортфура! - все также грубо продолжил воин.

― Для ареста требуется разрешение... ― в руках Билла появилась яркая сфера, но не успел он договорить, как оглушительный взрыв сбил и его, и воинов с ног. Воспользовавшись моментом, юноша направил в воинов несколько сфер и выбежал прочь. Повсюду слышались крики, яркие вспышки били по стенам, многие магистры и воины были убиты. Билл оглянулся, еще несколько сфер вырвалось из его рук в сторону гнавшихся за ним солдат.

Медлить было нельзя, юноша перелез через каменные перила и спрыгнул на арку, на которой каменные птицы и животные недвижимо наблюдали за творящимся хаосом. Скользнув вниз, Билл спрыгнул на пол и мгновенно кинулся к противоположному проходу, где виднелись яркие сферы порталов. Яркие вспышки продолжали свистеть над его головой, но юноша без оглядки бежал к порталу, мгновение и он коснулся одного из пучков яркого света. Все вмиг изменилось, теперь он стоял на пороге своего дома.

― Кейт! - вбежав в дом, закричал юноша. Услышав голос брата, сестра мгновенно кинулась к нему. Ее большие глаза со страхом смотрели на него.

― Что произошло? - осматривая брата, спросила девушка.

― Слава богу с тобой все хорошо, ― Билл обнял сестру так крепко, как не обнимал ее еще никогда. Одна мысль о том, что с ней могло что-либо случиться, повергала его в ужас. Но теперь, глядя на ее шелковистые волосы, на ее милое родное лицо, ему стало легче. - Нам нужно уходить, медлить нельзя, ― прошептал юноша, прижимая девушку к груди.

***

Кристофер стоял на пороге дядиного дома, с ужасом осознавая все, что произошло всего несколько минут назад.

― Что же теперь будет? ― приходя в себя, спросил Кристофер.

― Это моя вина... Этого не должно было произойти. Они использовали всех нас! Как мы могли такое допустить, теперь и ты стал жертвой их предательства! ― нервно расхаживая по комнате, говорил Маркус.

― Но зачем? Ведь Совет не дал точного ответа!

― Ответ и не должен был прозвучать. Они все знали и продумали. Заседание лишь маневр. Теперь ты станешь убийцей и изменником. И у них будут неоспоримые доказательства.

― Но как они смогут меня обвинить? Какие у них могут быть доказательства? ― возмутил Кристофер.

― То существо, оно ведь поклонилось тебе, верно?

― Да, но что это значит?

― В нашем мире это значит только одно. То существо - создано тобой. Мы ошибались... во всем.

― Так вот что это означало, ― прошептал Кристофер. Дядя не услышал его слова, стук каблуков, раздавшийся сзади, отвлек его, в комнату вбежала Николь вместе с Биллом.

― Маркус? - женщина с ужасом вглядывалась в глаза Маркуса.

― Где дети? - спросил Маркус, игнорируя взгляд женщины.

― Они на заднем дворе вместе с мисс Кейтлин, ― торопливо проговорила Николь.

― Уходите! - твердо начал Маркус. - Готовьте лошадей и бегите прочь из города!

― Но... ― начала женщина, но голос Маркуса прервал ее.

― Нет. Войска Магистриума уже здесь, я задержу их!

Николь смотрела на Маркуса, в ее глазах блестели слезы, но, повинуясь словам мужчины, она быстро развернулась и удалилась из комнаты вместе с Биллом.

― Уходи, немедленно! - грубо прикрикнул мужчина.

― Ты ведь найдешь нас? - с грустью спросил Кристофер, вглядываясь в темные глаза дяди.

― Прости меня... Я не предполагал, что всё может так обернуться. Мое высокомерие затмило мой разум, и ты стал невинной жертвой этого... Я задержу войска. Но тебе и твоим друзьям следует скрыться... Бегите, как можно быстрее, вас не должны найти!.. Я найду вас, как только станет безопаснее.

Маркус резко замолчал и, посмотрев на Кристофера, махнул назад рукой. Через минуту раздался оглушительный треск, и двери дома разлетелись на сотни кусочков, а в комнату тотчас вошли люди в доспехах.

― Властью, данной мне Магистриумом, я имею право на арест следующих лиц: Маркуса Вэлендорфа, Николь Дэнтфор, Энарта Вэлендорфа, Уильяма Эльдорфа, Кейтлин Эльдорф, Эмили Эндерсон и Виктора Торндайка! ― гордо провозгласил вошедший.

― Могу ли я узнать, на каком основании, производится данный арест? ― спокойно спросил Маркус.

― Данные лица обвиняются в следующем: в причинении ущерба собственности Магистриума, в действиях, направленных на разжигание межнациональных конфликтов, а также в преднамеренном сговоре, последствиями которого стало убийство делегатов из девяти суверенных государств. Решение о дальнейшей вашей судьбе будет принято на открытом заседании суда, вести которое будет глава по контролю за незаконной телепортацией, а также председатель верхней палаты Магистриума - Альберт Дортфур, ― продолжал вошедший.

― Прекрасно. Значит, вы считаете, что можете спокойно врываться в мой дом и арестовывать меня и моих гостей? Так я вам скажу: никто не смеет делать этого. Вы совершили ошибку, ворвавшись сюда, и поплатитесь за это, ― Маркус внимательно посмотрел на воинов, а потом, повернувшись к Кристоферу, глазами указал тому на дверь.

― Боюсь, лорд Вэлендорф, вы сейчас не в том положении, чтобы угрожать нам!

― Неужели?..

Кристофер выбежал на задний двор. Обернувшись, он увидел десятки ярких вспышек, и вдруг сильный взрыв разрушил всю комнату, проход завалило. Как только он выбежал во двор, несколько бордовых вспышек ударило рядом с ним, он обернулся, и маленький дракончик, до сих пор сидевший на кольце, взлетел и направился к источнику этих вспышек, превратившись по пути в огромного огненного дракона. Изрыгая пламя, он когтями бил по доспехам солдат, раскидывая их в разные стороны. Юноша обернулся: недалеко от него стояли его друзья, тетя, Билл и еще одна неизвестная девушка, а рядом с ними пять лошадей.

― Нужно быстрей уходить отсюда! ― крикнул Билл, подсаживая незнакомую девушку на одну из лошадей, стоявших в стойле.

― Бегите, быстрее, ― подбежав к Кристоферу, взволнованно произнесла тетя. - Не беспокойся о нас, все будет хорошо, ― женщина прикоснулась дрожащими руками к лицу Кристофера и затем мягко поцеловала его в лоб.

― Быстрей! ― крикнула Эмили.

Взобравшись на лошадь, Кристофер еще раз обернулся назад, испуганно смотря на тетю.

― Бегите! Немедленно! - грозно прикрикнула Николь, отправив пару зеленых вспышек в проход.

Все пятеро сели на лошадей и помчались прочь, не оглядываясь. Улицы города были пусты, в некоторых домах блистали языки пламени. Обернувшись, Виктор увидел погоню.

― Они догонят нас, мы не сможем оторваться! ― растерянно крикнул он.

― Нам осталось совсем немного, главное сейчас - достичь моста! ― не оглядываясь назад, прокричал Билл.

― Что за мост? ― нотки надежды читались в голосе Эмили.

― Увидишь!

Ветер бил в лицо, друзья скакали за Биллом. Гнавшиеся за ними уже приближались, желто―зеленые вспышки ударяли по соседним зданиям и дороге. Казалось, что уже не выбраться, но скоро здания кончились, лошади скакали по просторному парку, впереди виднелась гигантская пропасть, через нее был переброшен мост, украшенный невысокими скульптурами. Преследователи были уже в нескольких десятках метрах от беглецов. Осколки уничтоженных статуй пролетали перед лицами бежавших. Погоня приближалась.

Билл стал отставать от остальных, и как только все перебрались, он на скаку спрыгнул с коня и с силой ударил в мост руками. Огромные глыбы камней и кирпича, из которых был построен мост, стали падать в бездну. Лошади перестали слушаться наездников и остановились, встав на дыбы. Всадники всеми силами пытались удержать испуганных животных. Мгновение ― и центр моста обрушился. Яркий свет ослепил друзей: воины исчезли.

Друзья спешились, и Кристофер мог теперь внимательнее рассмотреть ту самую неизвестную девушку. Почти сразу он догадался, что это сестра Билла. Брат и сестра были очень похожи друг на друга, у обоих были яркие голубые глаза, но у девушки они казались бездонными, а у юноши в глазах будто играло пламя, они сверкали и переливались. Девушка все время старалась держаться брата, никуда не отходить от него, длинные каштановые волосы нежно обрамляли ее лицо и плавно спускались на плечи.

Несколько минут все смотрели на пылающий город, иногда сильные взрывы огненными языками вырывались оттуда, все это пугало. Пятеро подростков стояло на краю обрыва, никто из них не знал ни куда идти, ни что делать дальше. Но неожиданный вопрос Эмили отвлек всех от раздумий.

― И что же теперь с нами будет?

― Нужно уходить: здесь не безопасно, ― угрюмо ответил Билл.

― Так что же все-таки произошло в Магистриуме? ― обернувшись к Крису, спросил Виктор.

― Кому-то мое присутствие здесь не понравилось... ― Кристофер запнулся, глядя в сторону города, его лицо побледнело. ― Боже... это еще что?

Тысячи светящихся стрел со свистом летели на них. Прятаться было негде.

― Встаньте за мной! Немедленно! ― крикнул Билл.

Первые стрелы просвистели над их головами. Билл направил руки вперед, затем резко присел на землю и раздвинул руки в стороны, невидимый заслон образовался перед пятеркой, стрелы с силой ударяли по нему, образовывая еле заметные трещины.

Сил больше не было, но юноша, склонив голову, продолжал сдерживать натиск стрел. Вскоре их бесконечный поток прекратился, и юноша без сил упал на землю. Все тут же бросились к нему. Спустя минуту десятки ярких вспышек осветили все вокруг - небольшой отряд солдат окружил их.

― Вы окружены, и вам некуда бежать, сдавайтесь! ― крикнул один из них, но друзья по-прежнему находились подле Билла, со страхом и ненавистью смотря на воинов.

― Я лучше умру, чем вам сдамся! ― зло выпалила Эмили.

― Молчать! ― рявкнул воин. - Или ты хочешь, чтобы тебя вместе с твоей подружкой бросили в казармы, на увеселение солдатам!

― Никто не смеет оскорблять моих друзей! Вы ответите за это, ― не своим голосом прошипел Крис. Его глаза почернели. Он привстал и сделал несколько резких шагов вперед. Солдаты навели на него свои луки и натянули тетиву, после в луках засверкали стрелы.

― Чего же вы ждете? Давайте, убейте меня! ― усмехнулся Крис. ― Если сможете...

― Хочешь смерти? ― засмеялся один из воинов и скомандовал: ― Я думаю, пора проучить этих юнцов - покажите им, что такое боль!

― Что ж, так тому и быть, ― прошептал про себя Кристофер.

Несколько десятков стрел полетели в его сторону, одна из них задела сестру Билла, сидевшую рядом с братом, и та упала в судорогах наземь. Остальные стрелы остановились недалеко от Кристофера и замерли. Солдаты, недоумевая, смотрели на него.

― И это все, на что способен Магистриум?! Не много... Жалкая кучка солдат, которая не может поймать детей! Да уж... немного здесь изменилось, ― усмехнулся юноша. ― Ну а теперь мой черед...

Он посмотрел на стрелы ― и те, повинуясь его взгляду, развернулись в сторону противника. Он резко взмахнул руками - и стрелы послушно полетели в солдат, часть из них упала замертво, остальные же успели прикрыться щитами. Затем в руках Кристофера появилась огромная цепь, и все пытающиеся на него напасть оказывались пораженными ею. Друзья с ужасом наблюдали за действиями Кристофера, пытаясь узнать в том, кого они видели перед собой сейчас, своего друга. В конце концов, от солдат остался лишь один ― их командир. Кристофер направил цепь прямо в него, и та, подобно змее, обвилась вокруг шеи офицера и ... исчезла. Юноша подошел к обезвреженному врагу и поднял руку вверх, воин, схватившись за шею, взмыл ввысь. Кристофер продолжал сжимать свою кисть.

― Хватит! ― раздался испуганный голос Эмили.

Услышав его, Кристофер опомнился, глаза его вмиг сделались прежними, и он обессилено упал на землю, вслед за ним упал полуживой солдат.

― Нужно уходить как можно быстрее! ― осматривая поле битвы, сказал Виктор.

― Что с Кейт?.. Что здесь произошло? ― схватившись за голову, Билл немедля кинулся к сестре.

Девушка лежала без сознания, багровый шрам изуродовал её руку. Брат, молча, склонился над ней.

― В нее попала одна из стрел, мы ничего не успели сделать, ― слезы одна за другой потекли по щекам Эмили, видя как рука девушки начинала бледнеть, а вены все сильнее выступали из-под кожи.

― Здесь... ― собираясь с мыслями, начал Билл, ― Здесь должен расти один цветок... у него ярко-красные бутоны, а листья по бокам окрашены в белый цвет. Ни в коем случаи не прикасайтесь к ним! Найдите его, прошу, ― сжимая руку сестры, проговорил Билл.

Друзья немедленно бросились на поиски цветка, но нигде не могли его найти. Пока друзья искали загадочный цветок, Кристофер пришел в сознание. Голова раскалывалась, он привстал. Минуту спустя странный голос прозвучал в его голове: "Энарт... Я жду тебя...".

Неведомая сила толкала юношу в самую чащу, и он не в силах был сопротивляться ей. Повинуясь, он кинулся в лес, сучья царапали его лицо, но юноша продолжал бежать вперед. Через пару минут он выбежал на небольшую поляну, плотно окруженную деревьями, так что их кроны закрывали все пространство над ней, лишь небольшие лучики света пробивали сквозь незыблемую листву. Кристофер намеревался бежать и дальше, но десятки крупных веток с силой начали впиваться землю, закрывая проход и образуя нечто наподобие клетки. Два дерева напротив юноши начали сгибаться, образовывая ровный круг. Кристофер с ужасом смотрел на происходящее, ожидая, что будет дальше. Вскоре из образовавшегося круга полился яркий свет, ослепивший его, и юноша заметил очертания фигуры, направляющейся прямо к нему. Через минуту Кристофер увидел человека - это был Маркус.

― Не бойся, Энарт, все хорошо, ― устало сказал он.

― Дядя! А где... где мисс Дэнтфор, ― на одно мгновение лицо юноши озарила улыбка, но тут же сменилась испугом.

― Прости, у меня мало времени. Не волнуйся, Николь отправилась в Эльфийский Союз, ― дядя подошел к племяннику и серьезно посмотрел в его глаза.

― Боюсь, это может стать нашей последней встречей, ― еле слышно говорил мужчина, в его голосе скрывался страх за племянника, но он всеми силами пытался сдерживать его.

― Но почему?!.. Что всё это значит? ― недоуменно крикнул юноша.

― Почти сразу после взрыва Альберт Дортфур произнес свою речь перед Магистриумом... Отныне, ― Маркус посмотрел на Кристофера и продолжил, ― ...теперь ты их цель. Почти все члены Совета Восьми погибли, выжили только я, лорд Эдолнуир и лорд Фандбэл... Их уже заключили под стражу и обвинили в подготовке взрыва, в подстрекательстве к мятежу с целью захвата власти в Магистриуме. Такая же участь ожидает и меня... В самом Магистриуме началась экстренная реорганизация, и временная власть предана верхней палате, то есть Дортфуру. Они не оставят тебя и твоих друзей в покое, вы должны бежать как можно скорее. Отправляйтесь в Эльфийский Союз, Николь укроет вас.

― Нет! Это несправедливо! Я только узнал, что у меня есть ты, и я не хочу тебя терять вновь! И с чего они взяли, что ты виновен?

― Для остального мира мы мертвы, а тебя обвинили во всех убийствах; в самом Магистриуме также никто не знает о том, что Совет Восьми не был уничтожен полностью.

― Но сдаваться - это не выход!

― Ты уже ничего не сможешь изменить... Все слишком далеко зашло. Я постараюсь выиграть время, чтобы ты и твои друзья вернулись обратно домой... ― Маркус с грустью посмотрел на племянника, и, глядя в его наливающиеся страхом глаза, еле слышно произнес свои последние слова. ― Прости меня за все ... прощай...

Маркус вмиг исчез в облаке света, и деревья приобрели прежнюю форму. Кристофер медленно пошел обратно. Злые слёзы катились по его щекам, ему хотелось рвать и метать, неведомый огонь болезненно обжигал его душу, желая мести. Он будто сгорал изнутри и никак не мог унять это пламя, словно оно исходило откуда-то извне - чужеродное, необъяснимое, полное ненависти и злобы, неутолимое. Точно зверь, запертый в клетке и желающий увидеть свободу, этот огонь прорывался из самых глубин души, и казалось, ничто не могло его остановить.

Вскоре Кристофер вышел из чащи. Эмили и Виктор уже вернулись, и юноша поспешил к ним.

― Должно помочь, ― выдавливая на рану сок из растений, шептал Билл.

― Что это за растение? ― поинтересовалась Эмили.

― Карконский ядолист. Из его цветков изготавливают местную выпивку, а сок на время заживляет раны и останавливает инфекцию, ― выжимая очередное растение, сказал Крис. Через пару секунд, прокашлявшись, Кейт задышала и открыла глаза.

― Ей потребуется помощь, нужно как можно скорее уходить отсюда, ― помогая встать ослабевшей сестре, проговорил Билл.

― Но куда нам идти? ― разочарованно начала Эмили.

― Здесь недалеко есть деревня, там нам помогут.

Все пошли за Биллом в лес, не представляя, что будет дальше. Чем дальше они продвигались, тем непроходимее, мрачнее становился лес, так что даже самый крохотный лучик света не пробивался сквозь листву. Странные птицы с громким гулом иногда проносились по мрачному лесу, деревья стали заметно выше, а под ними росли странные цветки с огромными бутонами.

― Здесь устроим привал, а завтра продолжим путь, ― выйдя на небольшую поляну, сказал Билл. Он подошел к одному из кустов и сорвал несколько фиолетово―желтых плодов, после чего кинул их друзьям: ― Это наш ужин. Увы, ничего, кроме этого, у нас нет, так что наслаждайтесь.

― А их есть можно? Я в смысле: они не ядовитые? ― рассматривая незнакомые плоды, спросила Эмили.

― Не волнуйся, они совершенно безвредны, ― Билл укоризненно посмотрел на девушку, затем подошел к краю поляны. Перед ним воспарил светящийся шар.

― Что ты хочешь сделать? ― желая немного наладить отношения с Биллом, начал Виктор.

― Мы же не хотим нежданных гостей? ― Билл развел руки в стороны, и шар разделился на несколько десятков меньших по размеру сфер, после чего все они расплылись по периметру поляны и затем исчезли.

― Надеюсь тут никаких животных типа медведей или волков? ― спросил Кристофер.

― Поверь, тебе стоит бояться не медведей, к тому же они здесь не водятся.

Кристофер подошел к центру поляны и создал крупный огненный шар, от которого исходило тепло, разгоняющее наступающие сумерки. Все уселись вокруг него и решили попробовать необычные фрукты. Как оказалось, они были очень вкусны и питательны, так что каждый с удовольствием полакомился ими. Через пару минут Билл легким движением руки создал несколько палаток и, попрощавшись, отвел сестру в одну из них.

― Что там произошло, Крис? ― с серьезным лицом спросила Эмили.

― Где? ― притворившись, что ничего не понимает, Кристофер задал встречный вопрос.

― Ты знаешь где! - также серьезно проговорила Эмили, так что ее голос казался каким-то взрослым.

― Я не знаю... Будто кто-то другой управлял мной... ― юноша посмотрел на Эмили, и та увидела в его бездонных глазах лишь страх и ужас, отчего ей самой стало не по себе.

― Что это значит, по-твоему? ― недоуменно спросил Виктор.

― Я не знаю, ни что это было, ни что это значит! Я вообще не знаю, что происходит! ― рявкнул Кристофер, но тут же пожалел об этом.

― Тебе нужно отдохнуть! Завтра поговорим, ― уходя к себе в палатку, произнесла Эмили.

― Прости, я не хотел...

― Ничего страшного, я все понимаю, Эм права: нам всем нужно отдохнуть.

Виктор также направился в свою палатку. Кристофер еще долго сидел, смотря на вращающуюся сферу, а потом последовал примеру друзей и также отправился отдыхать. Ночь обещала быть тяжелой.

***

Речь Альберта Дортфура в Магистриуме.

"Сегодня наш мир пошатнула ужасная трагедия... Виднейшие представители Магистриума пали... от руки, от которой не ожидали удара. Магистриум осквернен убийством и кровью... Мы никогда не забудем погибших, этот день станет днем скорби, днем нашей общей боли!.. Никогда еще подобное преступление не происходило в стенах этого великого града... Но мы направим всю нашу мощь, дабы отомстить и вернуть былое величие и достоинство!

Предатель, словно змея проник в наш дом и нанес удар в самое сердце... И мы отплатим тем же! Магистриум не забудет ничего... И этим мятежникам воздастся по заслугам. Наши братья погибли, сражаясь за правду и справедливость, их дело мы завершим. Мы уничтожим ту нечисть, что развелась в этих землях. Наша воля как никогда сильна! И где бы ни скрывался враг, наши стрелы и мечи найдут его!.. Магистриум по-прежнему силен, а его мудрость непоколебима! Это будет урок всем. Мы не допустим уничтожения того, что наши предки отстаивали, отдавая свои жизни! Мы - верные слуги и защитники всех народов нашего мира! И мы не позволим, чтобы память наших предков осквернялась праведной кровью! Магистриум вернет благополучие и спокойствие в наши земли!"

Глава 2

Кристофер стоял в одиночестве в просторной аллее, вокруг все сплошь заросло деревьями разных пород, он смотрел вперед, но ничего кроме растительности увидеть не мог. Повсюду распространялся белый пушистый туман, редкие фонари смугло освещали дорогу, иногда стаи листьев пролетали около него, а затем также исчезали в тумане. Крис еще раз огляделся и хотел уже идти, как вдруг странный горящий листочек упал на его плечо, юноша тут же посмотрел наверх. Белоснежные облака неохотно расплылись в стороны, и теперь в его глазах отобразилось немыслимое зрелище ― огромный город, объятый пламенем, навис над аллеей, словно отраженный от невидимого стекла. В этот момент юноша понял, что это очередной сон, и стал спокойно опускать свои глаза. Посмотрев направо, он увидел мужчину в черной истрепанной мантии, местами затертой. Сгорбившись, неизвестный медленно пошел вперед. Не понимая, что происходит, юноша последовал за ним.

― Кто он? И где я теперь? ― думал он.

― Я думаю, тебе лучше знать, где ты. А кто я... теперь это уже не имеет совершенно никакого значения, ― неожиданно сказал неизвестный. Юноша с удивлением посмотрел на него, и невольная мысль проскочила в его голове: "Он что ― и мысли умеет читать?!".

― Нет, что ты, ― неизвестный бесчувственно улыбнулся. ― Увы, мысли мне читать не дано.

― Так как же вы узнаете, о чем я думаю? ― заинтересовался Кристофер.

― В этом нет труда. Разве ты еще не догадался, где ты? ― продолжал тот.

― Нет. И даже малейшего представления не имею.

― Хм... ― неизвестный посмотрел на юношу, а затем продолжил: ― Как же тебе объяснить... С одной стороны - это сон, однако не совсем. Здесь отображается все, что происходит внутри тебя, и все, что здесь находится, это твое состояние, твой внутренний мир. Это твоя душа, такая, какой она является на самом деле.

― А здесь не плохо...

― Ты прав, но меня волнует это, ― незнакомец остановился и посмотрел вверх.

― И что это? - также удивленно спросил Крис.

― Увы, и этого я не знаю. Но пока это заперто, и пока ты хочешь запирать это, оно не причинит вреда.

― Я немного запутался: в каком смысле пока хочу?

― Все, что тебе причиняет боль, не уходит бесследно, это остается, впитывается в тебя и делает слабей.

― Кто вы? ― настороженно спросил Кристофер.

― Ты ведь уже испытывал это чувство, словно все не твое - чужое, и все же близко. Твоя душа приняла, но ни он, ни ты не знают. И в тоже время он жаждет свободы...

― Вы сумасшедший ... хотя, если это сон, то вы лишь плод моего воображения.

― Нет, я вовсе не плод твоих мыслей... И ты вскоре все поймешь.

― Что пойму?

― Не дай ему погубить себя... ― неизвестный махнул рукой, и теперь оба стояли на краю обрываю, сзади по-прежнему вдаль уходила дорога, а впереди все рушилось и пылало. ― Он уничтожает тебя, и это лишь начало. Будь сильнее его, он уже сделал свой выбор, и его не вернуть. Он попытается подчинить, но ты должен сопротивляться, он покажет боль, но придется терпеть, ибо выхода уже нет...

― Кто попытается подчинить?

― Второй сын второго сына ты должен будешь сделать выбор, но помни, от него зависеть будет не только твоя судьба. То, что сейчас заперто, должно остаться там навсегда, иначе - смерть.

Неизвестный вмиг исчез.

***

Кристофер помотал головой и закрыл глаза. Когда он осмелился разомкнуть веки, то обнаружил, что оказался в своей палатке, снаружи доносились знакомые звуки. Выглянув из палатки, он увидел, что его друзья собрались в центре поляны, все было объято тьмой, лишь странные желто-красные точки были разбросаны на деревьях.

― Что здесь происходит? ― испуганно спросил Кристофер.

― Фурдоки. Они повсюду, ― Билл со страхом смотрел на светящиеся точки.

― Кто? Какие еще фурдоки?

― Местная фауна, для которой магия - пища, от них ни сбежать, ни укрыться, они самые опасные и быстрые животные в лесах...

― Как это "магия - пища"? ― недоумевал Крис.

― Все просто: мы можем управлять магией, они могут ей питаться.

― И что же нам делать? ― возмутилась девушка.

― Они слепы, нас разделяет барьер, будем надеяться, что не учуют.

Тем временем некоторые животные спрыгнули на землю. Они чем-то напомнили друзьям пантер, только эти были больше, их идеально черная кожа блестела в лунном свете, заостренные клыки белели среди мрака, кости виднелись сквозь тонкую кожу, белый пар вырывался из их пастей и тут же растворялся в ночном сумраке. Они бродили вокруг поляны, будто что-то осматривая и вынюхивая, как вдруг один из них с силой прыгнул к затаившим дыхание подросткам, но тут же невидимый барьер остановил его, и он, прерывисто дыша, упал на землю. До этого сидевшие на деревьях фурдоки начали спрыгивать на землю и ходить вокруг поляны, затем часть из них начала когтями царапать преграду, оставляя голубые порезы. Билл сел и приложил руки к земле, некоторые из трещин начали исчезать, но затем они вновь проявились и стали видны еще сильнее.

― Нам их не остановить, нужно оружие, а так бороться против них бессмысленно! ― вставая, сказал Билл.

― Но ведь должен быть хоть какой-то выход! Мы не можем стоять, просто сложив руки! ― возмутилась Эмили, настойчиво смотря в глаза Билла.

― Да! А что предложишь ты? Конечно, мы можем кинуться на них с дубинками, но эффекта мы не получим... Все наши действия будут бесполезны!

Вся преграда, созданная Биллом над поляной, покрылась трещинами, и, наконец, под натиском животных сдалась, обрушившись на землю. Животные стали медленно подходить к пятерке. Прерывисто дыша, фурдоки готовились напасть. В руках Билла появилась массивная палка, недавно лежащая на земле, одно из животных кинулось на него. Дубинка жестко ударила по фурдоку, и тот отлетел в сторону. Остальные стали рычать еще сильнее, один за другим они начали кидаться на ребят, разноцветные вспышки начали бить по ним, но от них было мало толку.

Маленький дракончик на кольце Кристофера оживился и, вновь превратившись в огненного дракона, начал раскидывать отвратительных существ, но те становились еще агрессивнее, царапая всех пятерых своими когтями и пытаясь сбить их с ног. В мгновение дракон перестал бороться со зверями и направился к Кристоферу, кольцо начало с каждой минутой все сильнее и сильнее жечь палец. Не выдержав, Крис снял кольцо и бросил прочь, дракон тут же исчез. Фурдоки продолжали наступать, как вдруг странный свист, исходящий из леса, оглушил всех.

Через секунду десятки прозрачных стрел ударили в животных. Небольшая группа людей спрыгнула с деревьев и начала сражаться с животными, их кинжалы и мечи безжалостно рубили животных, пораженные звери сгорали в изумрудном пламени, оставляя лишь кучку пепла после себя. Ребята поднялись с земли, один раненый фурдок кинулся к Кейт, но сверкающая голубым пуля ударила в него, и он рухнул наземь прямо перед девушкой, сгорая в зеленом огне. Неизвестная спасительница держала в руках два двуствольных пистолета, украшенных различными узорами, затем оба куда-то исчезли, растворившись в золотой дымке, она подошла к друзьям:

― Выпейте. Это поможет, вам станет легче, ― незнакомка протянула им флягу.

― Спасибо, ― Виктор взял флягу и сделал пару глотков.

Остальные последовали его примеру, но не успел Кристофер допить и отдать флягу хозяйке, как все его друзья упали на землю.

― Что... ― в глазах юноши все начало расплываться, он не чувствовал ни рук ни ног, голова ужасно болела, он понял, что начинает падать.

― Ничего, немного поспать вам не помешает, ― ответила девушка, склонившись над Кристофером.

Юноша почувствовал, как несколько крепких рук подхватили его, а затем он провалился в сон.

***

Каменные своды зала слабо освещались несколькими сферами, в окна тускло просачивался дневной свет. Все сохраняло незыблемое молчание. Каменные скульптуры, словно немые стражи, охранили покой тех, кто находился в этой комнате. Лишь громкие возгласы короля изредка сотрясали все это. Эразриель, правитель дворфов, сидел за крупным дубовым столом, высеченном в виде Теллониса, возле него словно тень стоял его брат, сжав кулак над Мунлонгом.

― Ты прав, брат мой, медлить нельзя, ― словно сумасшедший, злобно выпалил король.

― Реогал жаждет власти, и он уже почти получил ее, ― в противовес брату, Генар говорил спокойно и медленно, растягивая каждый звук.

― Это немыслимо! Это отребье еще бросает вызовы нам!

― Ты прав, мой брат. Это немыслимо. Правители Реогала забыли, что такое истинная сила дворфов! Фалиас заключил оборонительный союз с Энтором, ― словно змеи, все слова Генара впивались своими жалами в измученный разум короля.

― Реогал забыл, но пора ему напомнить. Они заключили союз с энторцами - этими крысами и трусами, они разбегутся на свои острова, как только почуют опасность! - Эразриель был вне себя от ярости, его глаза выкатились из глазниц, словно у безумного.

― Магистриум в руках Реогала, этот выскочка - Дортфур - лишь марионетка, взявший власть в свои руки. Реогал зазнался, и пора напомнить ему, кто он на самом деле.

― Прикажи готовить армию! - выпалил яростно король. - На рассвете мы сотрем их с лица земли!

― Нет, брат, слишком рано, наш враг пока силен. Закрой проход его поездам в Лордерон, оставь их без помощи с севера, и он сам приклонит колено пред тобой.

― Да, верно. Ты прав. Все верно. Нужно отрезать юг от севера. Я доверяю это тебе, брат мой.

― Слушаюсь, все будет выполнено в точно, как вы приказываете, ― Генар преклонил колено и присел на каменный пол, отдавая честь своему королю.

― Ступай! Немедленно! Реогал поплатится за свою ошибку! - в ярости повторял Эразриель. Генар мгновенно встал с колен и через минуту уже исчез за дверями, лишь легкий скрип двери напоминал о его недавнем присутствии.

На одно мгновение взглянув в окно, за которым раскинулся остальной город, Генар продолжил следовать по просторному холлу, свет, как и всегда, тускло проникал сквозь высокие окна. Возле каждой из колонн стоял стражник, и как только дворф проходил мимо, все они начинали кланяться ему в знак своего почтения и преданности.

Вскоре в открытых напротив дверях показалась фигура в легких доспехах.

― Милорд, ― дворф почтительно поклонился.

― Мистер Гирроуз, вы что-то хотели? - не понимая причину, по которой начальник его гвардии явился сюда, в палаты короля, спросил Генар.

― Милорд, прошу прощения, но с вами изъявил желание встретится неизвестный, он не представился, ― немного взволнованным голосом проговорил дворф.

― Благодарю вас, вы можете быть свободны.

Гирроуз еще раз поклонился, после чего незаметно исчез, словно его здесь не было. Генар мгновенно направился в свой кабинет. Зал за залом он, не обращая ни на кого внимания, спешил в свое крыло, где уже жил на протяжении двадцати лет, работая первым доверенным его величества. И вот, дворф стоял на пороге своего кабинета, боясь войти в него. Страх на время парализовал его, но, собравшись, он одним движением открыл дверь, беспрепятственно зашел внутрь и, игнорируя взглядом гостя, сел в свое кресло.

― Добрый день, ― тихо поприветствовал его неизвестный.

― Все идет согласно вашему поручению, ― словно скороговорку, проговорил Генар, постоянно скрывая взгляд от гостя.

― Мне известно это. Но я желал бы узнать, готовы ли вы продолжить это далее.

― Разумеется, мои интересы неизменны, вскоре Громхол объявит о закрытии своей части подземного поезда.

― Это хорошая новость. Вам известно, что будет должен сделать король.

― Я не отступаюсь от наших договоренностей. Заслугами моего братца, Мунлонг давно бы уже смешали с грязью и захватили эти варвары! Они предали нас, заставив жить в горах, словно скот! Мы истинные наследники первых людей, вступивших на земли Андрата, и я не позволю, чтоб эти изменники втаптывали величие Мунлонга в грязь... Ибо мои интересы направлены лишь на сохранение нашей великой державы!

― Как и мои. Вы - служитель своей страны, поэтому я и могу доверять лишь вам.

― Реогал и Энтор заключили союз, даже отрезав их от Лордерона, противостоять им будет крайне сложно.

― Я дам вам армии Магистриума, и даже союз Штормграда и Энтора будет бессилен.

― Прошу меня простить, но ваша просьба не выполнена, у нас возникли непредвиденные трудности, металл не поддается плавлению и перековке... ― Генар долго не хотел говорить этого, но слова сами сделали свое дело, руки дворфа дрожали, а сердце обливались волнением и страхом перед тем, что может последовать после этих слов. Однако неизвестный оставался спокоен, не проявляя никаких эмоций.

― Я надеюсь, вам удастся выполнить мою просьбу, и вы получите то, что заслуживаете по праву, и если вы не уверены в своих возможностях, я сумею найти того, кто уверен.

Генар хотел ответить, но известный уже исчез, и лишь черный дымок постепенно растворялся в тусклом свете.

Глава 3

― Магистр Таннил, прошу вас, приведите заключенного, ― не отрывая взгляда от бумаг, приказал Дортфур. В ответ магистр поклонился и быстро направился к выходу из кабинета. Сегодня небо над Златосветом распогодилось, яркие солнечные разливались над золотыми куполами города. Но как только, магистр покинул помещение, свет потускнел, сферы, безмятежно плавающие под потолком, исчезли. Кабинет погрузился в темноту. Дортфур оторвался от бумаг и стал пристально вглядываться в окружающий его мрак, но затем его волнение немного утихло, настороженность ушла, и магистр с некоторым облегчением выдохнул.

― Как вы попали в мой кабинет? - откинувшись на спинку кресла, спросил Альберт. Стул напротив него немного отодвинулся, и туда проскользнула фигура человека.

― У вас проблемы с безопасностью, магистр, - тихо проговорил Маркус.

― Что ж придется их уладить, ― немного усмехнувшись, ответил Дортфур. - Однако я могу призвать сейчас сюда всю мою стражу, и вы будете арестованы незамедлительно, лорд Вэлендорф. Прошу прощения... бывший лорд, ― поправил себя магистр.

― Если бы я хотел надеть кандалы, у меня не было бы нужды тревожить вас.

― Тогда почему вы здесь?

― У меня есть предложение к вам, ― после слов Маркуса, легкая ухмылка на лице магистра исчезла.

― И что же вы хотите предложить? - с полной серьезностью спросил Дортфур.

― Вы не причините вреда моему племяннику и его друзьям, а также дадите им свободно покинуть Андрат.

― И что я получу взамен?

― Мою жизнь.

― Я согласен. Ни мальчику, ни его друзьям не причинят вреда, ― после этих слов в кабинет вошло два магистра, они вели заключенного. Его грязные, местами ставшие седыми волосы скрывали лицо, одежда также была испачкана грязью, и на руках виднелись следы от ожогов. Маркус с ужасом посмотрел на него, знакомые черты пробудили в мужчине давно забытые воспоминания.

― Этого не может быть... ― прошептал он про себя, затем повернулся к Дортфуру.

― О, вижу, вы помните своего старого знакомого, ― насмешливо продолжил Дортфур. - Думаю, у вас еще будет время поговорить. А сейчас: магистр Дейрис, отведите мистера Вэлендорфа в его новые покои.

― Руфус... ― еле слышно проговорил Маркус, но мужчина лишь обессилено качнул в сторону голову, затем магистр Таннил резко толкнул его вперед, к креслу, на котором недавно сидел Маркус. После этого магистр Дейрис сложил руки Маркуса за спиной и направился с ним к двери, где уже ожидали солдаты.

― С ними все в порядке. Они в Вилленстоуне, ― неразличимо для других прошептал Дейрис, приблизившись к уху мужчины. Затем Маркус сунул в его руку небольшой клочок бумаги, после чего двое воинов схватили его и надели на безымянный палец кольцо, от которого обе руки покрылись черным блестящим веществом.

***

Солнечные лучи сильно резали глаза. Крис испуганно вскочил. Рядом не было никого. Он лежал на полу в деревянной хижине, повсюду была раскидана солома. Через минуту заскрипела дверь, и в избу вошла та самая неизвестная девушка в сопровождении старца, Кристофер притворился, что по-прежнему спит. Вскоре старик ушел, и девушка присела рядом с Крисом и положила руку ему на лоб, что-то шепча с закрытыми глазами, затем резко остановилась и убрала руку.

― Доброе утро. Нет смысла притворяться, ― произнесла она.

Крис промолчал.

― Чем раньше вы встанете, тем больше мы сегодня успеем.

― Доброе? ― привстав, усмехнулся юноша. ― Для кого как.

― Успокойтесь и выпейте это, ― девушка протянула небольшую кружку, из которой до сих пор исходил пар.

― Даже не подумаю, мне хватило первого раза. Боюсь представить, что будет во второй.

― А, ясно. Если вы намекаете на то, что я хочу отравить вас, вы глубоко заблуждаетесь ― это всего лишь безвредный отвар, поможет от боли в голове. И если бы я хотела убить вас, принц, вы были уже мертвы.

Услышав слово "принц", Крис невольно поперхнулся.

― Боюсь, вы меня с кем-то перепутали...

― Вас ни с кем спутать нельзя, весть о вашем возвращении всполошила весь мир, к тому же ваша нынешняя репутация шагает куда быстрей, чем вы...

― А была еще и предыдущая?

― Да, ― девушка иронично улыбнулась, ― до того, как вы взорвали Магистриум.

― И вы туда же... Я никого не убивал!

― Я не говорила, что ты их убили, ― Энея быстро сменила свое ироничное "вы" на серьезное "ты". ― Уж поверь, здесь тебя понимают! За твою голову назначена более чем щедрая награда. Тебя в покое не оставят, они проверяют каждый дом, и поверь, без нашей помощи тебя моментально поймают! Ты не представляешь, насколько ты огромная кость в их горле...

― Зачем вы помогаете мне? - что вам нужно?

― Ты хочешь знать - зачем мы помогаем тебе? - вопрос Криса взбесил девушку. - Мы повстанцы. И все люди здесь... Ты для них единственная надежда вернуться к своим семьям, в свои дома, вернуться к нормальной жизни! Если в тебе нет ни капли чести, можешь уходить отсюда прямо сейчас, держать тебя никто не станет! Но как долго ты протянешь в одиночку? - на лице девушки изобразилась ярость, ее глаза впивались в глаза Криса, но затем она встала и отвернулась, подойдя к окну.

― А мы так и не познакомились, ― помолчав, сказал Крис.

― Энея. Мое имя - Энея, думаю, этого пока достаточно. Ах, еще... совсем забыла ― не стоит разбрасываться такими вещами, ― она положила рядом с юношей знакомое кольцо с золотым драконом. ― И не опаздывай на обед, как-никак три дня без еды, а у нас сегодня крайне плотный график. Так что пошевеливайся, все-таки ты в гостях, а спать до обеда неприлично, ― она еще раз натянуто улыбнулась.

― Кто бы говорил о неприличии... И еще - почему три дня? ― вставая, возмутился Кристофер.

― Снотворное подействовало на вас немного не так, и поэтому вместо трех часов, вы проспали три дня.

― Снотворное подействовало на вас так, что вместо трех часов вы почему-то проспали три дня... И ещё: об этом месте никто не должен знать. А доверять, как ты понимаешь, мы не можем никому.

Кристофер взял в руки кольцо (на этот раз оно оказалась ледяным и тяжелым), положив его в карман, направился за девушкой.

***

Выйдя из хижины, Кристофер увидел небольшой деревянный городок. Осмотревшись, юноша разглядел несколько сторожевых башен. Размеры деревьев будоражили его воображение: огромные, несколько десятков метров в высоту, мощные, заросшие мхом ветви царственно раскидывались над этим городком, закрывая большую его часть. В этом поселении было несколько плацев, на которых тренировались воины, и потому разноцветные вспышки, стрелы и сферы постоянно носились в воздухе.

― Так все же где мы на этот раз? ― спросил Кристофер.

― Извини, совсем забыла, добро пожаловать в Вилленстоун - один из лагерей повстанцев. Мы боремся за свободу Лордерона от гнета Магистриума.

― Все эти пятнадцать лет вы скрываетесь в лесах?

― Не совсем. После смерти твоего отца началась гражданская война, соседние империи беспрепятственно разоряли окраины. Тяжелое было время. Пять лет кровь проливалась в этих землях, но все изменилось, когда армии Магистриума ступили на берега империи. Почти всех, кто боролся за справедливость и свободу, убили, оставшиеся скрылись у тарков и эльфов. Часть земель отдали, а после назначили наместника. Нас становилось все больше, и два года назад мы вернулись в Лордерон с новыми силами, мы скрываемся в лесах и готовим наступление, и теперь в душах людей загорелась надежда.

― Я не стану им.

― Кем?

― Ты знаешь кем, ― Кристофер остановился, сложив руки у живота.

― Поговорим об этом потом. Помни, лишь истинный потомок королей может править империей, только сын Сандора... ― девушка повернулась к юноше и посмотрела на него, затем продолжила, ― мы уже пришли.

Кристофер посмотрел вперед и увидел несколько крупных столов, тем временем Энея исчезла из поля зрения юноши. Вкусный запах распространялся повсюду, осмотревшись, Крис увидел своих друзей и сразу же направился к ним.

― Привет, Крис! ― увидев друга, крикнула Эмили.

― Привет: как вам спалось? ― юноша сел рядом с Виктором и Эмили, Билла с сестрой нигде не было видно.

― Неплохо, теперь, наверное, не спать можно будет столько же, ― мешая ложкой кашу, пробормотал Виктор.

― Как кашка? ― недоверчиво посмотрев в тарелки друзей, спросил Кристофер.

― Достаточно вкусно, даже очень: мы тебе на всякий случай тоже взяли, ― Эмили пододвинула тарелку с едой Крису.

― Спасибо, ― принужденно улыбнувшись, проговорил Кристофер.

Каша действительно оказалась очень вкусной и питательной, так что юноша даже попросил у повара добавки, но не успел доесть вторую порцию, как неизвестный мужчина подошел к нему.

― Я прошу меня простить за то, что отрываю вас от трапезы, но вас ждут... Проследуйте, пожалуйста, за мной.

― Хорошо, ― Крис переглянулся с друзьями, и затем троица направилась за неизвестным.

Несколько минут они шли в безмолвии, но вскоре мужчина остановился у довольно большой хижины.

― Прошу вас, ― мужчина указал на дверь, после чего друзья вошли внутрь.

Эта постройка оказалась куда просторнее, чем та, в которой очнулся Крис, около дверей стояла стража, окна были задернуты, под потолком парили белые шары, в центре - крупный стол с картой одного из материков. Несколько человек стояли около нее, о чем-то разговаривая между собой. Среди них юноша различил Энею и Билла, еще несколько мужчин в доспехах стояли с ними. Как только троица переступила порог, разговоры прекратились, и все оглянулись на вошедших. Один из неизвестных направился к друзьям.

― Рад видеть вас, для нас большая честь - присутствие сына Сандора в наших рядах, ― поклонившись, вымолвил он. ― Мое имя - Вильгельм Фантериос. Я служил под началом твоего отца и вместе с ним побывал в пылу не одного сражения.

― И мне приятно познакомиться с вами, ― Кристофер сделал небольшой поклон, а затем прошел к столу вместе с Вильгельмом. На карте действительно был изображен материк, насколько юноша мог помнить - он назывался "Теллонис".

― Думаю, теперь, когда мистер Вэлендорф с нами, можно начать, ― провозгласил мужчина, стоявший рядом с Энеей.

― Вы правы, пора начинать, ― согласился Вильгельм. ― И так, мисс Гренстоул, вам слово.

― Оставшиеся отряды с эльфийских островов вот-вот прибудут в гавань близ Гриммеджа, вместе с ними эльфы отправили нам последние партии оружия, отныне они отказываются нам помогать, так что на них можно более не рассчитывать. Они также готовятся, но к чему неизвестно. К тому же штормградский флот направляется обратно в свои земли. Теперь для всех очевидно, что грядет война, ― Энея собиралась продолжить, но мужской голос перебил ее, он раздавался из угла хижины, вскоре Крис увидел фигуру в белом сюртуке.

― Прошу меня извинить, но ваши сведения немного не точны. Корабли из Штормграда отнюдь не направляются в родные гавани. По приказу верхней палаты они идут в порт Магистриума.

― Магистр, нам хотелось бы узнать, куда будет направлена флотилия из Танталии? ― внезапно вмешался мистер Фантериос.

― Они сменили курс, и теперь их путь лежит в Пурпурную бухту, оттуда войска направятся в Милитрат. Магистриум ищет Вас, принц, эти отряды прибудут по вашу душу.

― Пока он здесь - ему ничего не угрожает, ― спокойно сказала Энея, она по-прежнему не доверяла этому человеку и потому не видела нужды присутствия его на собраниях. ― Я продолжу? На тарков надеяться также нельзя, они слишком заняты своими распрями, к тому дворфы продолжают отбирать у них территории, но все же генерал Хантари пообещал помочь нам. Обстановка накаляется с каждым днем, Штормград и Энтор заключили договор о взаимопомощи, дворфы сосредотачивают войска у их границ, король Эразриель IV заявил на вчерашнем собрании Магистриума, что перекроет свою часть подземного поезда. Магистриум не предпринимает никаких мер. Между людьми разгорается старый конфликт.

― Позвольте узнать, а почему они решили пойти друг против друга? ― дослушав, спросил Кристофер.

― Эти народы никогда не ладили меж собой, а этот взрыв в Магистриуме стал своеобразной искрой, которая разожгла пожар. Дворфы заявили, что именно Штормград виновен в этом теракте. Дело в том, что когда империя людей была едина, был построен поезд для взаимодействия севера и юга, ― после слов Фантериоса желтая линия появилась на карте, а на протяжении ее различные названия, одно из них бросилось Крису в глаза - Магистриум. ― Однако Штормград предал правителя Мунлонга и согнал его народ в горы. И Мунлонг отделился от остальной империи, его жители ушли под горы. Оттого конфликт не утихает с тех давних пор. С севера поступают все ресурсы, и если перекрыть их поставку, на юге начнется паника. Штормград этого не допустит.

― Об этом я и говорю вам, нужно действовать быстрее, иначе будет поздно. И боюсь, у наших разведчиков новости еще более неприятные - накануне была потеряна связь с Ирриадом, столицей Рамии, ― вмешалась Энея.

― В Магистриуме со вчерашнего дня все попытки связаться с Ирриадом также были безуспешны, ― подтвердил магистр.

― И что это значит? ― спросил Кристофер.

― Возможно, это лишь временное недоразумение... ― начал Вильгельм, но мужчина, стоявший рядом, перебил его.

― Возможно, появилась новая причина, объясняющая все, что сегодня происходит.

― Что за причина? - недоумевая, спросил Кристофер.

― Резервации, мой юный друг.

― Вот только не нужно ворошить прошлое, мистер Лайран! - вмешался до этого молчавший мужчина со строгим и незыблемым лицом, его голос был груб, а рука постоянно лежала на рукояти меча.

― И все же подобное возможно, нам следует немного подождать, а потом уже действовать, ― резко проговорил Вильгельм.

― Что вы намерены предпринимать? ― поинтересовался Кристофер.

― Наши военноначальники разрабатывают план по захвату Милитрата - нынешней столицы Лордерона, ― начал Фантериос. ― Герхард III всего лишь пешка в руках Магистриума, но он сыграет не последнюю роль и в нашем плане. Захватив этот город, мы не должны его упустить. Так как Лордерон является главенствующей империей людей, в чрезвычайных обстоятельствах правитель может воспользоваться правом приостановить войну до выяснения причин конфликта. А если дипломатический способ провалится, тогда уже военные действия неизбежны. Поскольку ты пока не можешь стать правителем по известным причинам, мы вынуждены, как говорится, брать, что есть, и нынешний наместник вполне сгодится. Эта небольшая заминка позволит не только предотвратить войну, но и даст тебе возможность вернуть честное имя.

― Простите: но как я докажу, что не причастен к событиям, произошедшим в Магистриуме?

― Твой дядя считал и мы считаем, что во всем замешаны одни и те же люди, поэтому найти истинных виновников не составит труда. А пока мисс Гренстоул могла бы вас обучить некоторым приемам. Вы ведь не возражаете?

― Вы правы, думаю, мы можем приступить прямо сейчас, ― согласился юноша.

― Ваш отец гордился бы вами, мой принц, ― мужчина вновь поклонился.

― Прошу за мной, ― Энея указала друзьям на дверь.

― Магистр Эльдорф, не могли бы вы задержаться? ― мистер Фантериос окликнул собирающегося уходить Билла.

― Разумеется, ― согласился юноша.

***

Друзья вместе с их проводницей - Энеей направились в сторону от лагеря, домиков становилось все меньше и меньше, и вскоре они очутились на крупной поляне, перед ними стоял стол, на нём - несколько кусков металла, а впереди на деревьях висели различные цели.

― Итак, перед вами четыре металла и четыре драгоценных камня, ― подведя друзей к столу, произнесла Энея. ― Теперь выберите по одному металлу и камню.

― Зачем нам куски металла? ― расстроено спросила Эмили.

― Это не просто куски метала: это тончайшая эльфийская работа. Каждый из этих металлов обладает своими неповторимыми свойствами. Эти металлы невероятно легки, но в тоже время по прочности равны алмазам, ― переубеждала Энея.

― И все-таки, зачем это?

― Наше оружие ― это не просто куски зачарованного металла, который убивает ваших недругов - это продолжение вас, оно столь же незаменимо, как и рука, вы думаете вместе с ним. Оружие - это вы: ваш характер, внутренний мир воплощаются в нем. А драгоценные камни сделают ваши удары точнее и сильнее.

― Теперь все ясно.

― Я рада, ― девушка широко улыбнулась. ― Приступайте!

Эмили и Виктор немного отошли назад, дав дорогу Крису.

― Прекрасно! Впрочем, как всегда, ― юноша посмотрел на друзей, а затем подошел к столу. ― И как я узнаю, какой металл мне подходит?

― Думаю, ты догадаешься, ― Энея вновь улыбнулась и отошла в сторону.

― Ну что ж, приступим, ― прошептал про себя юноша, ― Начнем с этого.

Кристофер посмотрел ближний к себе кусок, но как только взял его в руки, он начал ужасно жечь, и Крис тут же выронил его, упавший металл медленно поднялся с земли и аккуратно вернулся на свое место. Юноша посмотрел на Энею, и та, в свою очередь, указала рукой на следующий металл. Прикоснувшись к следующему куску, юноша поначалу ничего не почувствовал, но затем необъяснимое тепло начало исходить от металла, затем он стал легким, словно перо, после раздался голос Энеи.

― Замечательно, теперь брось его рядом с камнями, и он ляжет около нужного. Виктор, Эмили можете тоже приступать.

Крис поступил так, как велела девушка. Обломок упал около голубого, как море, сапфира. Пришла очередь Виктора, он не последовал примеру друга и начал с самого дальнего от себя куска, и, как оказалось, сделал правильный выбор, от металла также исходило тепло. Подержав его немного в руках, юноша бросил его к камням, и тот спокойно опустился около изумруда. Эмили по очереди прикоснулась к металлам, что взяли ее друзья, но все они обожгли ее руки, оставалось всего два. Прикоснувшись к ближайшему оставшемуся металлу, она так же, как и ее друзья, почувствовала тепло, исходящее от него. Затем она бросила кусок к камням, и тот опустился около янтаря.

― Теперь возьмите металлы и камни в руки и представьте любое оружие, ― наблюдая за троицей, сказала Энея.

Все взяли выбранные камни и металлы в руки и начали перебирать в своих головах различные виды оружия, какие им только известны. После минуты раздумий всех встревожил крик Эмили. Обернувшись, они увидели, как металл начал плавиться в ее руках. Расплавленный кусок начал медленно менять свою форму, поглотив полностью янтарь, несколько капель расплавленной меди упали на земли и, соединившись, медленно поползли по земле и остановились ровно под левой рукой девушки, затем воспарили вверх и обвили всю левую ладонь Эмили. С минуту расплавленный металл приобретал форму, и вскоре затвердел в виде двух небольших сверкающих на солнце кинжалов.

― Класс... ― удивленно прошептала девушка.

― Это еще не всё, брось их в какую-нибудь цель. Юноши, а вы что застыли? ― Брали бы пример с девушки! Давайте пошевеливайтесь, а то мы так и к ночи не успеем.

― Ничего... успеем, ― улыбнувшись, сказал Кристофер.

― С вашими талантами грех не успеть. Не так ли? ― девушка улыбнулась в ответ.

Тем временем Эмили послушалась Энею и бросила один из кинжалов в цель на дереве, но промахнулась, и кинжал прошел даже мимо дерева. Но не успела девушка подумать, что придется искать его где-то в дебрях леса, как улетающий кинжал, сверкнув последний раз в лучах уходящего солнца, растворился в сверкающей дымке. Эмили посмотрела на свою руку и увидела медный браслет, украшенный янтарными узорами.

― Невероятно... ― вновь прошептала про себя девушка.

― А какое у тебя оружие? ― обращаясь к Энее, спросила Эмили.

Не успела девушка договорить, как в руках у Энеи появилось два серебряных пистолета.

― А можно было и такие выбрать? ― обиженно спросила Эмили.

― Если захочешь, ты всегда можешь поменять вид своего оружия, мне просто они больше нравятся... ― девушка повернулась к парням. ― О, так вы уже выбрали!

В руках у Виктора красовался бесподобный лук, выполненный различными узорами, полупрозрачная тетива мелькала, то исчезая, то вновь появляясь; как только пальцы юноши прикоснулись к ней, появилась столь же полупрозрачная, как и тетива, стрела.

Крис же держал в руках посох―копьё, также украшенный узорами и небольшой фигуркой дракона, из пасти которого вылезало острие.

― Прекрасно, ваше оружие также подчиняется вашим мыслям, так что тут все также как и с магией, ну а пока вам оружие не требуется, оно превращается в такие вот браслеты, ― Энея показала друзьям свои запястья, на которых красовались два серебряных браслета, украшенных рубинами. ― На сегодня пока все, так что можете немного отдохнуть, но с завтрашнего утра начнем тренировки!

― И как долго будут продолжаться эти тренировки? ― спросил Кристофер.

― Пока не научитесь! До завтра, смотрите не проспите!

Энея ушла, и друзья остались в одиночестве, жажда опробовать свои новые приобретения одолела их, и до поздней ночи все трое неугомонно пытались попасть в цели.

***

Двери кабинета распахнулись, и Альберт Дортфур беспрепятственно вошел в свою обитель. Окна оказались зашторены, освещающие комнату сферы исчезли, как только магистр вошел внутрь, двери резко захлопнулись, и помещение погрузилось в непроницаемую темноту и тишину. Дортфур стоял в оцепенении, боясь сдвинуться с места, волнение, наполнившее его утром, нахлынуло вновь. Через секунду два изумрудных глаза разрезали кромешную темноту. Магистр попытался двинуться с места, но неведомая сила не позволяла сделать ни шагу. Неожиданно потухшие сферы вновь начали освещать комнату, и глазам магистра предстала фигура в белой мантии. От страха дрожь завладела мужчиной, он опустил голову, боясь смотреть на неизвестного. Сила, до этого не дававшая ему ступить, исчезла, и он упал на колени.

― Встань! ― раздался хриплый голос.

― Вв... владыка, к ... как вы здесь... ― голос магистра дрожал так, что он не мог толком выговорить ни единого слова.

― Тебе известно было, что ждет тебя, соверши ты еще одну ошибку. Юнец до сих пор на свободе...

― П... п... прошу... м... мы найдем его... Вэлендорф у нас...

― Этот старик не так глуп, чтоб сдаваться на условиях одной вашей чести. Вы совершили последнюю ошибку.

― Нет... прошу...

― Слишком поздно.

Черные, как ночь, змеи вырвались из ладони незнакомца и, блестя своей чешуей, поползли к магистру.

― Мы больше не нуждаемся в ваших услугах, магистр Дортфур. Ваш потенциал исчерпал себя.

― В... вы не мм... можете тт... так поступить, ― черные змеи обвили все тело магистра и не позволяли двинуться с места.

Неизвестный подошел к Дортфуру, его изумрудные глаза впивались в лицо магистра.

― Ваше время истекло...

В одно мгновение змеиные жала впились в кожу магистра, мужчина начал быстро стареть, сердцебиение ускорилось, волосы вмиг поседели; прерывисто дыша, он пытался что-то выговорить, но захлебывался собственными словами. За секунду мужчина превратился в дряхлого и немощного старика. Змеи, сделав свое дело, вернулись к хозяину. Еле живой старик лежал без движения на полу.

― Вы заслуживаете смерти - все вы, и вы получите то, что так желаете... Ваш мир сгорит в огне, созданным вами же! Вы хотели получить награду за ваши деяния - ну так наслаждайтесь. Конец уже близок, ― склонившись над стариком, с презрением произнес неизвестный.

Двери резко распахнулись, и в комнату ворвалось несколько человек в доспехах.

― Магистр Дортфур, ― поклонившись, сказал один из вошедших.

― Вы знаете, что делать, капитан, ― голосом Дортфура ответил неизвестный, после чего снял капюшон, и Альберт увидел собственное лицо, изумрудная тень блеснула в глазах незнакомца, после чего те стали такими же, как и у магистра. В одно мгновение две сильные руки приподняли старика и вынесли из кабинета.

Глава 4

― Ну как ты? ― подойдя, спросила Эмили.

― Могло быть и лучше. Почти месяц тренировок, и теперь финальное испытание. А ты как - готова? ― Кристофер посмотрел на девушку, затем обернулся и увидел Энею с Виктором.

― О, вы уже здесь? Рада, что хоть сегодня никто из вас не проспал, ― увидев обернувшихся друзей, сказала Энея.

― О, а я рад, что ты до сих пор не забыла.

― Ладно, разговоры в сторону, пора проверить усвоенное, вас уже ожидают, ― Энея направилась вперед, троица последовала ее примеру.

― И что же нас ждет на этот раз? ― Кристофер вопросительно посмотрел на девушку.

― Сейчас я все скажу.

― А это вообще обязательно? ― спросила Эмили

― Разумеется. Насколько я помню, вы знакомы с местной живностью, не так ли?

― Ты хочешь сказать, что мы будем драться с этими фурдоками!? ― Эмили остановилась и ожидала ответа. ― А нет ли каких животных попроще?

― А вы что? Пришли сюда с кошками драться?

― И как, по-твоему, нам их победить? ― вмешался Виктор.

― Это ненастоящие фурдоки, поэтому я не вижу повода волноваться...

― В каком смысле ненастоящие? ― недоуменно спросил Виктор.

― В прямом: это не те животные, которых вы видели в лесу. Но не нужно думать, что теперь победа над ними достанется легче.

― А где будем драться? ― Кристофер посмотрел на уходящий из вида лагерь, а затем на их проводницу.

― Мы уже почти пришли.

Девушка оказалась права, и через минуту они вышли на просторную площадку. По кругу стояли высокие столбы, несколько небольших трибун находились вблизи них, но людей на них было мало, и сидели они в основном на центральной трибуне, среди них троица разглядела Билла и его сестру с перевязанной бинтом рукой, а также мистера Фантериоса. Остальных троица не видела никогда прежде. Энея провела их на середину площадки, а затем поднялась на трибуну и присела рядом с Биллом.

Вскоре из вершин столбов появились полупрозрачные голубые сферы, после чего такая же стена образовалась между столбами, несколько десятков светящихся струй вырвалось из сфер и опустилось на землю, превратившись в фурдоков. В руках у троих появилось их оружие.

― Виктор, возьми на себя тех, что появляются. Эм, прикроешь нас, ― друзья послушались Криса, и первая стрела ударила в одно из животных.

Одновременно все звери кинулись на троицу, кинжалы Эмили и стрелы Виктора со свистом били по ним, яркий луч света, изливающийся из острия посоха Криса, уничтожал всех, кто пытался приблизиться к друзьям, но напор зверей был слишком велик, с каждой минутой их становилось все больше, и они приближались...

Отчаянный крик Эмили заставил юношей обернуться - девушка лежала на земле, фурдоки накинулись на нее, их когти царапали ее лицо и руки, медные кинжалы блестели в руках девушки, но она ничего не могла ими сделать.

― Постарайся сдерживать их здесь, я помогу ей, ― Крис побежал на помощь подруге, оставляя за собой трупы животных. Зверей становилось все больше, Крис оглянулся - десятки фурдоков накидывались на Виктора. Затем еще несколько накинулось на Кристофера. Эмили кричала, из порезов на теле сочилась бардовая кровь.

Кристофер попытался кинуться на помощь девушке, но не смог. Собственное тело перестало слушаться его. Юноша чувствовал как, чужеродные ярость, злоба, ненависть вновь наполнили его, Крис попытался сопротивляться этому, но все попытки были напрасны, он терял контроль над собой. Схватившись за голову, юноша упал на землю, неистовые крики в мгновение наполнили поляну. Глаза то заплывали черным, то вновь становились нормальными. Но все же глаза поменяли цвет в последний раз. Кристофер окончательно потерял контроль над собой, теперь лишь ярость управляла им.

― Вы ответите за это, ― Кристофер повернулся к трибунам. На лице Виктора был написан ужас, фурдоки по-прежнему нападали на них, но Кристофер не обращал никакого внимания на животных, любой нападающий на него фурдок тут же исчезал. Юноша вышел на середину поляны, отбросив в сторону посох. Огненная сфера вмиг окутала его, несколько секунд она вращалась вокруг юноши, затем начала быстро расширяться, уничтожив всех фурдоков на площадке. Расширяющийся шар не тронул ни Виктора, ни Эмили, продолжая расти, он столкнулся со стеной меж столбами и вмиг уменьшился. Кристофер встал на ноги, огненная сфера вращалась в его руках. Он посмотрел на сидящих людей, и бросил сферу вниз. Как только сгусток пламени коснулся земли, он вмиг превратился огромный шар, упирающийся в стену между столбами. Через секунду преграда пала. Огненная сфера исчезла, ровно, как и стена с фурдоками, столбы рухнули, на площадке образовалась небольшая воронка. Крис упал на колени, теряя сознание, он ударился головой об землю. Виктор подбежал к другу, глаза Кристофера стали нормальными, но он не понимал, что говорит его друг, все начало расплываться, и вскоре его глаза закрылись, юноша лежал без сознания.

***

― Давай же, очнись! Ну же, Энарт! Боже, я не знаю, что делать, позовите кого-нибудь... ― среди всеобщего шума Кристофер различил голос Энеи, голова ужасно раскалывалась, он попытался открыть глаза, но яркий свет с ужасом резал их, однако, проморгавшись, он сумел открыть их. Страх на лицах, окружавших юношу, сменился радостью, слезы катились из глаз Энеи, и как только Крис открыл глаза, несколько мужчин подбежали к нему, за ними Энея скрылась.

― Как ты, Крис? ― спросила сидящая рядом Эмили, с радостью осматривая друга.

― Не очень, могло быть и лучше, ― юноша осматривал Эмили, но ни единого пореза или укуса не было. ― Но как? - ведь я сам...

― А, ты про это. Ну, как мне объяснили, это была просто иллюзия. Мы должны были понять, как это могло быть в реальности.

― Выпей, пожалуйста, это поможет от головной боли, ― Кристофер повернулся.

Сбоку стоял Билл, а перед ним на коленках сидела Кейт, протягивая юноше небольшой флакон. Ее рука была по-прежнему перебинтована.

― Спасибо, ― Кристофер выпил все до дна, и, к удивлению, боль действительно утихла. ― Извините, но я не хотел.

― Ты не должен извиняться, ― Билл внимательно посмотрел на Криса. ― Как давно подобное с тобой происходит?

― На земле ничего такого не случалось, все началось после того, как мы попали сюда. Что это может быть?

― Не знаю, но постараюсь добыть хоть какие-нибудь сведения. Ты сможешь сам встать?

― Попробую, ― через пару секунд при помощи друга Кристофер встал. .

― Вы можете пока отдохнуть, ну а нам пора, нужно еще кое-что выяснить.

Через минуту на поляне не осталось никого, кроме троицы и Энеи, затем Виктор с Эмили собрались уходить. Кристофер хотел пойти вместе с ними, но рука Энеи задержала его.

― Пойдем, я хочу тебе показать одно место.

― Хорошо, ― согласился Кристофер.

Девушка пошла вглубь леса, и Крис следовал за ней. Вскоре они уже шли по берегу небольшой речушки, затем девушка завернула на узенькую тропинку и скрылась за плотными ветками. Поспешив за ней, Кристофер быстро раздвинул сучья и тут же замер на месте.

Прекраснейший вид из всех, что он когда-либо видел, открылся перед ним: небольшой водопад в сердце леса; стайки птичек, мимолетно проносящиеся перед ним, и шум падающей воды - все это вызвало какую-то странную детскую радость на лице Криса. И весь этот маленький рай стеной окружали деревья―гиганты, разбрасывая свои ветви над всем этим чудом.

Энея стояла на краю выступающей скалы, смотря на падающую воду, затем она повернулась к Кристоферу.

― Прыгай за мной, ― тихо сказала Энея, улыбнувшись, и тут же спрыгнула вниз.

― Энея! ― крикнул Крис, но было поздно.

Юноша подбежал к краю и со страхом посмотрел вниз: но девушки не было видно. Кристофер отошел на несколько шагов, собравшись с мыслями, юноша сделал рывок. Секунда свободного падения и удар об воду, Кристофер быстро всплыл на поверхность, барахтаясь в воде, он глазами искал Энею, но никого рядом не было.

Звонкий смех раздался сзади, обернувшись, Кристофер увидел девушку.

― Это не смешно! ― воскликнул Крис, но самим также завладел смех.

― Видел бы ты себя, ― все еще продолжая смеяться, сказала Энея

― Я плавать не умею!

― Это и заметно. Подожди меня здесь, ― не успел Кристофер открыть рот, как голова девушки исчезла под водой. Минуту юноша ждал, когда Энея вынырнет, как вдруг девушка выплыла около одного из камней у водопада.

― Плыви ко мне, ― крикнула Энея.

Юноша, кое-как разводя воду руками, направился к девушке, и через минуту выбрался из воды. Оба стояли на камне возле водопада.

― Ступай там, где только я ступаю, ― Энея аккуратно направилась к водопаду, Кристофер не стал ждать и пошел за девушкой, через пару минут, пройдя под водопадом, юноша оказался в огромной пещере, дно которой покрывало прозрачное подземное озеро.

― Здесь красиво, ― отдышавшись, произнес Кристофер.

― Это мое самое любимое место здесь. Мне его показал мой отец, мы раньше жили здесь неподалеку и часто ходили сюда, ― Энея выжала волосы и села на один из прибрежных валунов.

― Я хотел извиниться за сегодняшний день. Я не хотел никому навредить, ― Крис присел рядом с девушкой.

― Ты не виноват, мы спровоцировали это.

― Я даже не знаю, что со мной происходит. Понимаешь, я вижу, что делаю, но управлять собой не могу; эта необъяснимая злоба, ярость... Они начинают сжигать изнутри, и ты ничего поделать с этим не можешь, они управляют тобой. Я сопротивляюсь, но бесполезно, они всегда берут верх...

― Знаешь, мне кажется, главное - это ты. Я не могу сказать, что с тобой происходит. Но в любом случае ты должен продолжать бороться, ведь сегодня ты доказал, что есть шанс препятствовать тому, что пытается вырваться из тебя.

― Спасибо тебе. Кстати, я хотел спросить: твои родители тоже в этом лагере? ― как ни странно, лишь этот вопрос пришел Крису на ум. Но он тут же пожалел, что спросил: лицо девушки стало задумчивым и грустным.

― Моя мама умерла при родах, отец тогда был маршалом армии твоего отца, одним из ближайших военных советников. Когда король Сандор погиб и началась гражданская война, он стал воевать за свободу Лордерона. Но после прихода войск Магистриума нам нужно было бежать с материка. Перед самым отплытием на нас напали, он и горстка солдат остались задержать врага, больше я его не видела, мне тогда было шесть, но я до сих пор помню его взгляд...

― Прости, я не хотел...

― Ничего страшного, я давно смирилась.

― Мне тоже не хватает моих родителей... Я, наверное, отдал бы все, что есть у меня, чтобы побыть с ними хоть немного. Многие из тех, кого я знал, говорили, что не могут терпеть своих родителей, они не хотят их видеть, ругаются с ними. Но они не представляют, что будет, когда они их потеряют. И мне кажется, что эта боль сильнее, чем моя. Ты будешь видеть, как они умирают, и будешь знать, что им не помочь...

― Ты не прав, да эта боль сильнее, но все то время, что они с нами провели, те воспоминания и мгновения... ― Энея опять погрузилась в раздумья, но затем, тяжело вздохнув, продолжила: ― Понимаешь, когда ты упал там, на поле, я испугалась, страшно испугалась, я не знаю почему. Ты не дышал, пульса не было, всем тогда показалось, что... что ты умер. Лишь твои друзья, сказали, что это пройдет. Ты не представляешь, как я надеялась, что их слова окажутся правдой. Но ты так и не приходил в сознание...

На глазах Энеи показались слезы, оба смотрели друг на друга, не говоря ни слова. Мгновение, и огненные губы соприкоснулись в поцелуе. Рука девушки нежно теребила его волосы. Все мысли в голове Криса исчезли вмиг, кроме одной: что он сейчас здесь, а все остальное не важно; сейчас, кроме него и Энеи, больше никого нет, только он и она, и этот поцелуй, который, казалось, будет длиться вечно.

Рука Энеи медленно спустилась к груди Кристофера, немного погодя она оттолкнула его от себя. В глазах девушки юноша прочитал страх.

― Ты слышишь? ― взволнованно спросила она, после чего также Кристофер услышал тихий звук, похожий на колокольный.

― Да, но что это?

― Быстрей! ― взмах рукой, и из воды показались верхушки валунов.

Энея бежала к выходу, через который они сюда попали. Кристофер бросился за ней. Недалеко от пещеры была вырублена лестница в скале. Энея бросилась к ней. Взобравшись, оба почувствовали запах гари. Кристофер и Энея бросились к лагерю, пламя охватило все дома, воины в доспехах убивали всех на своем пути. У одного из домов Кристофер увидел Эмили и Виктора, помогавших людям выбежать из горящего лагеря, недалеко от них Билл с сестрой помогали раненым. Как только Крис с Энеей бросились к друзьям на помощь, десятки ярких вспышек осветили все вокруг, и воины исчезли.

― Крис! ― Эмили подбежала к паре, увидев друзей; Виктор, Билл и Кейт кинулись к ним.

― Вы целы? Что здесь произошло? ― испуганно спросила Энея.

― Почти сразу после вашего ухода в лагерь прискакал посланец из Гриммеджа, он сообщил, что войска Магистриума нашли их, в живых не осталось никого, корабли эльфов потоплены, ― Билл перевел дыхание и продолжил: ― Как только он договорил, стрела ударила его в спину, мы еле успели укрыться, начался обстрел, за вами послали, но, видимо, гонцов убили. Но почему они переместились, как только увидели вас - вот вопрос?

― Как Магистриум обнаружил нас? ― Кристофер наклонился над телом одного из воинов.

― Я не знаю, предположения одно другого хуже... ― звук колокола прервал Билла, затем он продолжил, ― ...идемте, военноначальники собирают совет.

Друзья направились за Биллом, повсюду толпились люди, рыдая, они хоронили своих родных, почти все дома сгорели дотла. Вскоре друзья увидели Вильгельма и еще несколько людей в доспехах, стоящих около стола с картой под небольшим навесом.

― Слава титанам, вы все целы, ― обращаясь к подошедшим, сказал мистер Фантериос. ― Присоединяйтесь. Нам нужно решить, что делать дальше.

― А мы разве не следуем прежнему плану? ― положив руки на карту, спросила Энея.

― Разумеется, мы следуем, но поскольку нас обнаружили, нам нужно действовать немного иначе, ― продолжая смотреть на карту, ответил один из военачальников.

― Возможно, следует не откладывать захват Милитрата, пока у нас еще возможность и силы, ― предложил мистер Фантериос.

― Нет, ― задумчиво произнес Кристофер.

― Извините, но другого выхода у нас нет, ― продолжил Вильгельм.

― Даже если бы у вас была армия сильнее армии Магистриума - шансы на успех призрачны. Нас нашли, значит, они напали и на другие лагеря, возможно, кто-то сообщил о наших планах и думаю, этот человек уже мертв, ― Кристофер по-прежнему был погружен в раздумья.

― И что ты предлагаешь? ― посмотрев на друга, спросил Билл.

― Вот, возможно, наш выход, ― Кристофер указал в точку на карте.

― Магистриум! Как ты себе это представляешь? ― воскликнула Энея. ― Нам даже не подойти к городу.

― Постойте мисс Гренстоул, я думаю, юноша прав, ― вступился мистер Лайран. - Этого от нас не ждут.

― Верно, это будет неожиданностью для них. И к тому же нам ведь не обязательно к нему подходить, ― договорив, юноша провел линию на карте.

― Поезд, ― улыбнулась Энея.

― Поезд, ― Кристофер помахал головой в знак согласия.

― Идея не плохая, но: поезд делает лишь четыре остановки: Милитрат, Громхол, Златосвет и Штормград, сесть ни в Милитрате, ни в Громхоле мы не можем. Остается один выход - Твердыня Королей, ― Билл указал на небольшой перешеек, связывающий две части материка.

― Твердыня Королей? ― переспросил Крис.

― Да, Твердыня Королей - это мост, но есть проблема: теперь мост - территория дворфов, а они закрыли свои границы.

― А как же тарки - они смогут нам помочь, провести нас незамеченными для патрулей,― вмешалась Энея.

― Мы подвергнемся огромному риску, если тарки и смогут провести нас, то только лишь небольшой отряд.

― Допустим, мы проберемся в город, даже в Магистриум... Но что дальше? ― предположил Вильгельм.

― Дортфур. Я уверен, этот магистр замешен во всем произошедшем. Разумеется, большой отряд заметен, поэтому можно пойти в два малых: один отправится на поезд, второй подойдет с моря. Люди во втором отряде не должны находиться в розыске.

― Возможно, это выход, ― согласился Билл, ― но нужен отвлекающий маневр, чтобы прикрыть нас, ― юноша повернулся к Вильгельму. ― Фангорн сейчас наименее защищен, нужно будет провести вылазку, чтобы дать отрядам шанс проникнуть в Магистриум.

― Вы можете положиться на меня, мои отряды обеспечат вам прикрытие, я свяжусь с магистром Дейрисом, он позаботится об охране в Магистриуме, ― предложил Вильгельм.

― Нельзя медлить. Как скоро мы сможем выехать из лагеря? ― повернувшись к военноначальникам, спросил Кристофер.

― Думаю, завтра, как только взойдет солнце, мы дадим вам проводника, и он отведет самым безопасным путем. К тому же нужно будет обговорить некоторые детали. А пока вы можете отдохнуть: путь до моста весьма не близкий.

― Благодарю вас.

― Для меня честь служить вам, принц.

Совет окончился, Фантериос и другие военные еще долго что-то обсуждали, Крис же с друзьями направился в скоро натянутые палатки: нужно было, как следует отдохнуть перед завтрашним путешествием.

***

― Лорд Дортфур, сейчас мы концентрируем все силы в Лордероне... ― вновь начал Лосмур, на что Альберт лишь незаметно качнул головой и продолжил идти по увядающему парку.

Под ногами шелестела пожелтевшая листва. Иногда легкие дуновения ветра проносились по верхушкам деревьев, срывая оставшиеся листья с веток. Недалеко поднимались высокие башни, врезавшиеся в своды этого подземного города. Гигантские колонны вдалеке, украшенные золотыми орнаментами, поддерживали раскинувшийся наверху город. Тусклый свет проникал сквозь вырубленные в породе кольца. Недалеко слышалось журчание падающей воды. Вокруг виднелось множество высеченных в скале домов.

― ...Возможно... ― продолжил Лосмур. ― ...было бы правильнее уменьшить количество войск находящихся там.

― Магистр Лосмур... ― приостановившись, произнес Альберт. - Скажите мне, для чего вы работаете в Магистриуме?

Лосмур с недоумением посмотрел на Дортфура, не зная, что ответить. Он лишь открыл рот, собираясь сказать хоть что-нибудь, но затем, сглотнув, закрыл его.

― Можете не утруждать себя ответом на этот вопрос. Я сам отвечу на него. Вы, как и большинство работающих здесь, находите в своей работе выгоду, и лишь это удерживает вас здесь. В Лордероне слишком велика угроза восстания, а мы не можем потерять Лордерон. Пока Магистриум связан с Советом Хранителей городов, магистры имеют от этого выгоду. А теперь обдумайте еще раз свое предложение, ― спокойно завершил магистр, после чего продолжил прогулку.

― Магистр Дортфур! - раздался позади громкий мужской голос, заставивший Альберта остановиться и повернуться.

― Да, мистер Райвен. Вы что-то хотели? - без особого удовольствия спросил магистр.

― К вам посетитель. Он настаивает на встрече, ― продолжил воин.

― Прошу, передайте ему, что сегодня я не смогу больше никого принять, ― Дортфур развернулся и собирался продолжить свой путь, но затем резко остановился, резко повернув голову в бок, изумрудный огонь загорелся в его глазах.

― Благодарю вас мистер Райвен, вы можете идти, ― послышался немного приглушенный голос. - Магистр Лосмур, думаю вы также свободны.

После этих слов оба, быстро поклонившись, ушли, и неизвестный остался наедине с Дортфуром.

Дортфур повернулся, перед ним стоял сгорбившиеся мужчина, в потрепанном плаще с капюшоном, немного пройдя вперед, он остановился.

― Здравствуйте... Альберт Дортфур. Хотя, я думаю, для тебя это имя не имеет никакого значения, ― вымолвил мужчина, его глаза озарились изумрудным блеском.

Магистр пристально смотрел на гостя, затем подошел к незнакомцу. Листва под его ногами вмиг почернела и обуглилась.

― Здравствуй. Годы не щадят тебя ... Что привело сюда? ― резко произнес Дортфур.

― Да, постепенно время берет свое, но и ты уже не тот, что был прежде.

― Верно... время и миры разделили нас. Но зачем ты вернулся, ведь тебе известно все, и ты видел исход этого. К чему эти тщетные попытки. Твое время уже давным-давно прошло, от былого величия не осталось и следа, не так ли? Жалкая тень...

― Не в этот раз. Прошло слишком много времени, теперь настало время нам вернуться.

― Ты не позволишь... А что ты и твой павший народ смогут сделать нам?.. Вас больше нет. Время изменилось. Вы потеряли все, что у вас было.

― Нас осталось не больше, чем вас... Не забывай прошлого, ибо вы по-прежнему часть нас. И наше время пришло - тебе придется с этим смириться. То, что пытаешься достигнуть, не даст тебе того, что ты желаешь. Этот мир однажды уже доказал тебе, что его волю не сломить... Ничего не изменилось.

― Ошибаешься, эти миры не те, что были раньше. Они уничтожают себя, и вскоре утонут в собственной крови. Ваши попытки спасти их не приведут ни к чему, ибо спасать их нужно от самих себя... Потому вам придется смириться, как вы это делали все это время, также как и смирились со своим поражением! - Альберт начал выходить из себя, изумрудное пламя безудержно горело в его глазах.

― Да... мы давно смирились и с поражением, и с тем, что оно породило. Но и тебе придется смириться с тем, что то, зачем ты гонишься - лишь мираж.

― Так зачем же ты здесь?

― Юноша, в чьих жилах течет кровь королей, второй сын второго сына. Лишь он найдет ответы.

― Его братья уже пытались найти их. И ты знаешь, к чему это привело.

― Но он не такой, как братья. И все же лишь их союз откроет правду не только этому миру, но и тебе.

― Ты глупец, ваша любовь к ним сгубила вас и сгубит вновь. Ты знаешь и ты видел. Судьба миров решена. Но ты знаешь, что все это во благо... во благо всем нам. Мы слабеем с каждым днем, и ты это чувствуешь, как никто другой. Но у нас есть шанс вернуть то, что уже почти утеряно!

― Его не спасти, слишком долго мы отдаляли конец... Будущее изменчиво, и среди пепла грядущей войны зародится новая эра. И нам придется уйти...

― Они потеряли это будущее, теперь все уже решено. Они ничего кроме смерти не заслуживают. И ни я, ни ты ничего им не должны!

― Вскоре все закончится, близится конец...

После этих слов неизвестный исчез, и лишь черная дымка, постепенно растворяющаяся в воздухе, напоминала о его присутствии. Дортфур остался в одиночестве, осматривая раскинувшиеся повсюду деревья. Изумрудный отблеск постепенно утихал в его глазах.

― Конец лишь один - ты это знаешь. И ты прав, он уже близок.

Глава 5

Солнце только-только начинало просыпаться и постепенно поднималось из-за горизонта, но в лагере уже кипела работа; мужчины, женщины, дети ― все помогали собирать уцелевшую утварь, остатки вещей; натянутые палатки убирались, и постепенно лагерь пустел. Виктор, Эмили и Кристофер вновь подошли к крупному шатру, двое воинов охраняли вход внутрь. Как только троица подошла, солдаты расступились, и друзья беспрепятственно вошли в шатер. Вокруг стола с картой в этот раз находились Вильгельм Фантериос, Энея и Билл с сестрой.

― Доброе утро. Надеюсь, вы выспались. Путь вам предстоит неблизкий, ― поприветствовал друзей Вильгельм.

― Мы готовы, ― переглянувшись с друзьями, ответил Кристофер.

― Магистр Эльдорф, начинайте.

― Благодарю. Итак, наш план делиться на три этапа. Первый - группа во главе с мисс Гренстоул должна достичь Салоранской стены, там нас будут ожидать отряды тарков. В это время вторая группа во главе с мистером Сельварианом достигнет бухты Тарталлы и там сядет на торговый корабль. На втором этапе первой группе при помощи тарков необходимо, обходя все погранпосты и крепости дворфов, достичь Твердыни Королей. Вторая группа в это время должна обойти мыс Железного клинка и выйти на условленную позицию, где будет ожидать связи с первой группой. Если условный сигнал подан, операция продолжается, если возникают какие-либо непредвиденные ситуации или группа не выходит на связь вплоть до лунного затмения ― операция отменяется.

― Что за затмение? ― возмутился Крис.

― Эразриель IV уже подписал закон о закрытии своей части поезда. И последний поезд из Милитрата в Штормград выходит утром в день затмения, как раз в полдень он пройдет через мост. Мы должны попытаться достигнуть моста именно в этот день и успеть на поезд. И третья стадия. Первая группа достигает Златосвета. Мы связались с магистром Дейрисом, он позаботится о том, чтобы через полчаса после прихода поезда, в северо-западной части стены произошла вынужденная смена караула. У нас 25 минут, чтобы успеть перебраться через стену ограждающую город и стену у подножья Магистриума. Далее по запасному тоннелю мы поднимемся в сад. Затем устранив охрану, мы проникнем в непосредственно в сам Магистриум, и там добьемся признания Дортфура.

― У нас есть какие-либо доказательства вины Дортфура? ― дослушав, спросил Кристофер.

Билл переглянулся с Вильгельмом и Энеей и затем продолжил.

― Мы должны были сразу сказать тебе это, Энарт. Понимаешь, тот магистр появился не просто так, он являлся одним из приближенных твоего дяди. Через два дня после твоего прибытия в лагерь он, по поручению лорда Вэлендорфа прибыл к нам. При нем было письмо.

― То есть, моего дядю поймали? ― лицо юноши помрачнело, от этой новости стало не по себе.

― Он должен был связаться с лордом Эдолнуиром и лордом Фандбэлом, весь мир считает, что они погибли, и это, возможно, единственный шанс для нас.

― И что это нам даст?

― В этот же день в Магистриуме состоится всемирное собрание магистров, на котором будут изложены итоги реорганизации. Пока первая группа будет идти по запасному тоннелю, вторая под видом торговых представителей проникнет в порт Златосвета, а за тем отправится в торговую палату для регистрации груза. Магистр Дейрис будет ожидать их, с его помощью группа устранит охрану и отправится на нижний уровень Магистриума, где держат оставшихся в живых членов Совета. Освободив заключенных, они поднимутся в сад, где их должны ожидать мы. Затем, объединившись, мы направимся в зал собрания. Проникнув на съезд, у нас будет немного времени, но этого хватит, чтобы в присутствии всех членов Магистриума и Магистриата, а также виднейших деятелей Андрата, открыть правду.

― А как же охрана? ― спросила Эмили.

― Большая часть охраны патрулирует входы в Магистриум, стену, а также нижние уровни, где держат заключенных. В коридорах остаются лишь небольшие отряды, численность которых невелика. Думаю на этом все, ― закончил Билл.

― Благодарю вас, мистер Эльдорф. Вторая группа уже отправилась в порт. У вас будет 2 дня, чтобы достичь Салоранской стены, и день, дабы достичь моста. Все ваши действия должны быть четкими и не вызывать подозрений. И теперь единственное, что я могу сделать ― это пожелать вам всем удачи. Наши войска уже готовятся к выступлению, поэтому с этой минуты наша операция приведена в действие. Удачи вам.

― Спасибо вам, вскоре мы вернем все на свои места, ― поклонившись, сказал Крис.

― Я верю в Вас, принц, и я горжусь вами. И еще раз ― удачи.

Кристофер, Кейтлин, Энея, Эмили и Виктор вышли из шатра и направились за Биллом в конюшню. Работа повсюду не прекращалась ни на минуту: обугленные дома сносились, любые намеки на то, что здесь когда-то жили, уничтожались, стены и башни разбирались, и люди, взяв лишь самое необходимое, мгновенно покидали Вилленстоун, скрываясь в тени величественных деревьев. Вскоре все шестеро подошли к конюшне, где шесть лошадей уже ожидали их.

Друзья покинули лагерь, и лишь изредка оборачивались назад, чтобы попрощаться с постепенно скрывающимся в дали местом, которое стало им почти домом. Тем временем деревья становились все выше, а дорога все уже. Все было погружено в тишину, лишь редкие крики птиц и треск деревьев-великанов нарушали это безмолвие. Друзья все дальше и дальше скакали вглубь леса - теперь все зависело от них.

***

Солнце постепенно начало спускаться с небосклона. Все шестеро скакали по каменистому берегу небольшой речушки. Билл с Энеей скакали впереди, остальные же пытались не отстать от них. Затем лошадь Криса немного ускорила темп, и вскоре он догнал Билла.

― А тарки - кто они? ― спросил Крис.

― Таррийцы - довольно древний народ, ― начал Билл. ― Они уникальны, как и любой другой народ на Андрате. Их племена жили здесь еще до появления людей, но нам ничего не известно об их прошлом и о том, как они появились на Андрате. У них было небольшое государство на северо-востоке Терразана ― Таррия, оно охватывало Песчаные острова. После Первой войны их территория, как и многие другие, стала резервацией. Во время Второй войны, наученные горьким опытом, тарки отказались примкнуть к новому Союзу Непокорных Племен, за что и преследовались по всему Терразану до прихода объеденного флота людей и эльфов. Тогда-то и началась массовая иммиграция тарков в Лордерон. И именно тогда в обиход вошло их новое имя - тарки. Война закончилась. Таррийская резервация перешла во владения Лордерона, получив частичную свободу. А для тарков, живших в Лордероне, была отведена территория под названием Салоран, где они жили в мире до развала империи, ― Билл остановился ненадолго, а затем продолжил. ― Тарская резервация перешла к дворфам, а тарки оттуда были изгнаны в Салоран, но корабли с беженцами так и не достигли берегов Теллониса. Салоран также отошел Мунлонгу, но и там таркам не давали спокойно жить, гнали к стене, истребляли. Теперь этот народ на грани выживания, их осталось всего несколько десятков тысяч.

― Это ведь неправильно, где же был Магистриум? И почему тарки не дали отпор? ― возмутился Кристофер.

― Для Магистриума тарки были и остаются рабами, коими они и являлись до Второй войны, ― вмешалась Энея.

― Да, ― неутешительно подтвердил Билл. ― Когда первый Союз Непокорных Племен был повержен, тарки стали рабами, поставляющими ресурсы в государства людей, ― юноша всмотрелся вдаль, будто что-то ища глазами, но вскоре вновь вернулся к разговору. ― Сами по себе тарки очень мирный народ, прибегающий к оружию лишь в самый трудный час. Они живут в согласии с природой и почитают память своих предков, веря в то, что все в этом перерождается и обретает новую жизнь.

― И таких как тарки очень много в Терразане. До Второй войны весь материк был покрыт резервациями, ― с грустью продолжила Энея, поглаживая свою лошадь по гриве.

― Тарки не могут использовать магию, и это во многом повлияло на их судьбу в прошлом, но они способны принимать облик любого другого живого существа. К сожалению, дворфы нашли способ выявлять истину.

― А как ты давно в Магистриуме, Билл? ― решив отойти от грустной темы, поинтересовался Кристофер.

― Всего год, ― безрадостно ответил юноша.

― А ваши с Кейт родители они... ― начал Кристофер, но остановился, поймав на себе протестующий взгляд Энеи.

― Наша семья жила в Лондоне, отец работал в Магистриате. Незадолго до нашего с Кейт рождения его перевели в Магистриум, после чего они с мамой переехали в Златосвет. После смерти Сандора Вэлендорфа он выступал против ввода войск в Лордерон. А затем его и мою маму убили в нашем же доме, ― Билл погрузился в раздумья, опустив глаза, будто что-то вспоминая, но затем продолжил. ― В тот день я был дома с родителями, Кейт уехала... они погибли, а меня пощадили. Магистриум обвинил во всем наемников, подкупленных заговорщиками из Лордерона, их даже нашли и прилюдно казнили. Но я знал, что это были не наемники. Меня с сестрой отдали в школу при Магистриуме, и год назад мне предложили должность магистра нижней палаты, ― с грустью закончил Билл.

― Мне жаль, что твои родители погибли, ― немного помолчав, произнес Кристофер.

― Если ты хочешь узнать мое мнение по поводу того, что происходило пятнадцать лет назад и что происходит сейчас, то я думаю, что даже Магистриум со всей его силой и властью не способен создать подобный хаос. Грядет война, это понимают все, но никто не знает для чего она.

― То есть Магистриум также замешан в чью-то игру, ты это хочешь сказать? ― удивленно спросил Крис.

― Возможно, члены Совета Восьми что-то знали об этом или догадывались и в своих догадках подошли вплотную к истине. Мы слишком много внимания уделяем Магистриуму.

― А Дортфур и его окружение - магистр Лосмур и другие - могли они все это организовать? Ведь власти хочет каждый, ― вмешался Виктор.

― Не спорю. Если будет война, Магистриум окажется в выигрыше. Но Дортфур и ему подобные действуют явно не в одиночку. И к тому же масштабы, с которыми проходят эти действия, огромны. Он как крыса - сбежит первым, если что-то пойдет не так. Он пешка, и он нужен нам, ― с неким отвращением сказал Билл.

― Так для чего же тогда это все? ― вмешалась Эмили.

― Не знаю. Но взрыв в Магистриуме был неспроста: ты, ― Билл повернулся к Крису. - Теперь предатель, изменник и не представляешь угрозы; Совет Восьми устранен, власть сосредоточена в руках Дортфура.

― Почему же не представляю?

― Люди пошли бы за тобой, но теперь им внушили, что ты убийца, что по твоей вине погиб Совет Восьми. Лордерон не пойдет против Герхарда и его армии сейчас, потому что у него нет надежды на возвращение нормальной жизни. Ты бежал, и люди отчаялись, надежда вновь угасла, и в это время Герхард продолжает укреплять свою власть: эти аресты, подавление бунтов. Рано или поздно Лордерон все равно поднимется, но ему нужно время, много времени, и потому Лордерон не представляет опасности.

― Но ведь есть магистры, понимающие все происходящее, дядя говорил о расколе. Как можно действовать, пока твои планы под угрозой или... ― Кристофер удивленно посмотрел на Билла.

― Реорганизация была проведена для того, чтобы заставить всех молчать. И теперь в Магистриуме появились новые магистры, чье прошлое довольно туманно.

― Они захватили Магистриум, ― усмехнулся Кристофер.

― Даже если вы правы, то кому будет дело до этого на фоне разгорающегося конфликта, ― посмотрев на Кристофера и Билла, иронично заметила Энея, ее лицо исказилось мрачной улыбкой.

― Да. Конфликт несет в себе еще больше неясностей. Эразриель сошел с ума, его правая рука, собственный брат, берет почти все управление на себя. Генар внушил всем, что именно Штормград всему этому виной, дворфы давно не скрывают свою неприязнь к соседям, поэтому охотно ему верят. Громхол перерезал единственную артерию, поставляющую продовольствие в Штормград и Энтор, к тому же их войска мобилизованы и сконцентрированы около границы со Штормградом. Но если они объявят войну этим королевствам, то это равнозначно объявлению войны Лордерону... ― Билл запнулся, опустив глаза вниз.

― Что? ― спросила Энея.

― У Лордерона ведь есть два пути: вмешаться в войну на стороне Штормграда или найти компромисс. Если Милитрат примет решение поддержать братьев по оружию, то тогда у Магистриума будет официальный повод ввести армию на территорию враждующих держав для прекращения всех боевых действий...

― Смотрите! ― окликнула всех Эмили, указывая рукой вперед. ― Что это?

― Это ... лошадь, быстрей! ― испуганно крикнул Билл, направившись к черной точке, лежащей между корнями дерева. Остальные направились за ним. Юноша спешился и подбежал к лежащему животному. ― Здесь человек: его придавило. Помогите мне! ― крикнул друзьям Билл.

― Вы живы? ― подбежав к мужчине, спросила Кейт.

― Все в порядке... Я уж думал - не выберусь. Тут теперь редко встретишь людей. А тут вы, видно, мои молитвы были услышаны, ― пытаясь помочь ребятам приподнять лошадь, тяжело сказал незнакомец.

― Сейчас, мы поможем вам.

Билл, Кристофер и Виктор сумели немного приподнять еле дышащую лошадь, и мужчина освободил ноги.

― Слава титанам! что бы я делал, если бы не вы, ― пытаясь встать, сказал незнакомец.

― Секунду, давайте мы поможем вам, ― Виктор подсобил мужчине, и тот, опираясь на юношу, встал.

― Ах, чертова нога! только этого не хватало! ― мужчина сел на выпиравший из земли корень и начал осматривать опухшую лодыжку.

― Растяжение; возможно, вывих, - быстро осмотрев повреждение, произнесла Кейт. ― Вам нужно немного отдохнуть, хотя бы до завтра, если не возражаете, вы можете остаться с нами, а я помогу вам, ― предложила девушка.

― Нет, ну что вы, вы и так оказали мне неоценимую услугу. Я уж сам как-нибудь.

― Ну, куда вы сейчас с больной ногой? Да и вечер уже. Оставайтесь, а завтра утром продолжите свой путь, ― поддержал Кристофер.

― Ох, спасибо вам. Однако ж, раз решили переночевать здесь, то неподалеку есть заброшенный пост. Пойдемте, тут совсем немного, ― предложил мужчина. ― Меня, кстати, зовут Вариан.

― Очень приятно, меня зовут Кейтлин, а это Виктор, Билл, Эмили, Энея и Энарт, ― девушка по очереди представила друзей, и после продолжила. ― Мы беженцы, наших родителей убили, теперь мы направляемся в Фарриад.

― Жаль, что и вас коснулась эта война. Сколько судеб она уже сломала, ― Вариан тяжело вздохнул, затем с помощью Виктора привстал и продолжил. ― Жаль, что такую великую землю, как эта, оскверняют и портят, и что вам, молодым, приходится сталкиваться с этим! Но значит, на то воля богов, так должно быть и мы не должны отчаиваться, а должны надеется на лучшее, верно? - улыбнувшись, произнес мужчина.

― Вы правы. Так, где этот пост? ― поинтересовался Виктор.

― Ах да, нам туда, ― Вариан указал направо, и с помощью Виктора, прихрамывая, направился в сторону поста.

Эмили, Билл, Кейт и Кристофер направились за ним. Крис обернулся и увидел, что Энея остановилась.

― Пойдем, ― пойдя к девушке, сказал Кристофер.

― Тебе не кажется странным, что здесь, на старой дороге, по которой уже не ходят веками, оказался этот человек.

― Успокойся, я не вижу причин для подозрения. Но ты права лучше держать ухо в остро.

― Как знаешь, ― расстроенная девушка быстро направилась к остальным, оставив Кристофера в одиночестве.

Через минуту и юноша догнал друзей, и вскоре перед ними открылся старый, заброшенный форт. Деревянная стена, окружающая его, наполовину была разрушена, вторая же часть всем своим видом говорила, что и ей недолго осталось. За полуразрушенной постройкой оказалось всего несколько деревянных домов, рухнувшая смотровая башня и кирпичные казармы. Путники, привязав лошадей к столбам, направились за Варианом в казармы, где оказалось довольно просторно. Мужчина прикоснулся к стене, и вмиг стены и пол стали чистыми, желтое пламя заиграло в центре, а около стен появилось шесть спальных мешков. Виктор помог сесть мужчине около костра, и затем сам сел рядом. Остальные также присели возле огня и стали греться.

***

Солнце уже совсем скрылось за горизонтом, и постепенно становилось все холоднее, и лишь языки пламени, сверкая среди темноты, согревали путников своим теплом. Эмили, Кейт и Энея, устроившись как можно удобнее на своих местах, уснули. Билл вместе с Виктором пошли осмотреть этот небольшой форт, а Кристофер и Вариан остались около огня. Кристофер был погружен в раздумья на счет своих снов и слов Энеи, при этом наблюдая за бесконечно горящим пламенем. Но огонь вдруг резко застыл в одном положении, звуки птиц, шелест листьев все вмиг утихло, и затем раздался голос Вариана.

― Хорошие у вас друзья, Кристофер - верные, надежные. Они верят в вас и потому идут за вами. Сейчас редко встретишь таких людей, особенно в этом мире.

― О чем вы? ― недоуменно спросил Кристофер.

― Вам не следует бояться меня, Энарт.

― Вы знаете меня? ― настороженно продолжил юноша.

― А вот это другой вопрос. Грядет буря, принц, и вы должны быть готовы к встрече с ней, ибо Вам и Вашим друзьям придется встретиться с ней лицом к лицу. И эта буря затронет все. Вам следует быть осторожнее, ибо то, что скрыто в этой буре, может стать концом всего, что вы цените и что вам дорого. Готовьтесь, принц.

― Вы тот человек из моих снов, но зачем? - что за буря?

― Они слишком долго готовились к этому и не потерпят более преград. Вы наследник, второй сын второго сына. Ваши друзья верят в вас и пойдут за вами. Но, чтобы добиться успеха, вы сами должны поверить в себя.

Договорив, Вариан исчез, растворившись в черной дымке. Языки пламени вновь оживились. Все вокруг будто отошло от сна. Вернулись Билл и Виктор.

― А где Вариан? ― с удивлением спросил Билл.

― Он исчез, ― задумчиво ответил Кристофер.

― То есть, как это ... исчез? ― переспросил Виктор.

― В прямом смысле - исчез. Сначала нес всякую чепуху, а потом исчез, ― бесчувственно ответил Кристофер.

― Странно... ― задумался Билл. ― Ладно, завтра все обсудим, пора отдохнуть.

― Да, ты прав, ― согласился Виктор.

― Всем спокойной ночи, ― устраиваясь в своем мешке, сказал Кристофер.

― И тебе, спокойной, ― устало ответили Билл с Виктором.

Часть 3. Последняя надежда

Глава 1

Утренний туман только-только начинал рассеиваться, но шестеро друзей уже готовились продолжить свой путь. Билл с Энеей за несколько минут убрали все признаки их присутствия в этом небольшом форте. Настороженность всех по поводу их вчерашнего знакомства постепенно развеивалась, ведь сегодня они должны были попасть к стене и, если получиться, перебраться через нее. На долгие сборы не было времени, и уже через полчаса после подъема друзья покинули форт.

Несколько часов шестерка скакала безостановочно, пробираясь все дальше и дальше к своей цели. С каждым часом солнце парило все сильнее, даже тень от широких крон деревьев не помогала. И вот, наконец, Билл с Энеей остановились возле небольшого ручья.

― Здесь сделаем небольшой привал, лошадям нужно отдохнуть, ― спешившись, скомандовал Билл.

Все остальные также спешились и повели своих лошадей к водопою.

― Долго нам до стены? ― умываясь в прохладной в воде, спросил Виктор.

― Мы уже близко, но отсюда мы пойдем пешком, ― немного охладившись, ответил юноша.

― Почему? ― поинтересовалась Эмили.

― Врата Салорана... Нам придется через них пройти, ― безрадостно сказал Билл.

― Что еще за врата? ― удивленно посмотрев на Билла, спросил Кристофер.

― Это крупный погранпост дворфов, туда стекаются все беженцы из Лордерона, надеясь попасть в Фарриад, а оттуда отправиться в Энтор или в Штормград.

― Постой, а как же тропы разбойников к востоку от врат? Мы бы могли перейти там беспрепятственно, ― предложила Энея.

― Рискованно, нам неизвестно: знают ли дворфы о них или нет. Даже если нет, то бродячие банды грабителей встречаются там часто, поэтому лучше туда не соваться. А через врата мы с легкостью пройдем, смешавшись с толпой. Дворфы там не проверяют, в Магистриуме он не значится. Единственное правило, действующее там - плати и проходи.

― Тебе решать, ― холодно произнесла Энея.

― К тому же, если мы пойдем через тропы, нам придется сделать огромный крюк. Врата - самый прямой путь, ― Билл сделал еще несколько глотков, затем наполнил небольшую флягу и продолжил: ― Все, привал окончен, вставайте.

Набрав свои фляги, друзья, отпустив лошадей, направились за Биллом. Вскоре они вышли на маленькую тропинку. Чем дальше друзья шли по этой тропе, тем отчетливее становились людские голоса. Затем Билл остановился и почти шепотом начал говорить.

― Так мы слишком приметны, ― Билл начал отряхивать свою одежду, Кристофер, Эмили и Виктор с недоумением смотрели на него. Однако Энея и Кейт начали повторять за ним, и через пару секунд старая одежда, обуглившись и развеявшись на ветру словно пепел, сменилась новой. Энея, Билл и Кейт стояли в старых, заношенных и местами порванных плащах с капюшонами.

― А как это так? ― изумленно осматривая друзей, спросил Виктор.

― Все просто, нужно лишь представить, ― спокойно пояснила Энея.

― Ладно, нет времени на тренировки, потом как-нибудь попробуете, ― подойдя к троице, проговорил Билл. Через несколько секунд Кристофер, Виктор и Эмили стояли в такой же поношенной одежде. Оглядев друзей еще раз, Билл сказал:

― Теперь пошли.

― А почему раньше никто об этом не говорил? ― поинтересовалась Эмили.

― Потому что всего и не вспомнишь. Зато теперь вы знаете.

― Пошли уже, или так и будем сидеть здесь в кустах? ― нервно сказала Энея, направившись к выходу из леса.

Билл догнал девушку, и они пошли впереди, а остальные аккуратно следовали за ними. Вскоре тропинка влилась в широкую дорогу.

Огромное количество людей направлялось к этому погранпосту. Целые семьи, взяв все, что у них осталось, шли вперед, надеясь найти лучшую жизнь за пределами Лордерона. Некоторые, не выдерживая, падали на землю, не в силах больше встать. Стон, плач, крик ― разные звуки раздавались над дорогой, сама природа, казалось, отвернулась от этого места. Шли все: старики, женщины, дети; не редко дети шли в одиночку, оставляя на дороге своих родителей и близких. Некоторые пытались найти хоть что-нибудь у упавших людей, беспрепятственно обворовывая их. Повозки, тележки, скрепя, медленно катились вперед.

От открывшегося зрелища у друзей перехватило дыхание - такого ужаса они еще никогда не видели. Но внимание быстро привлек отчаянный крик: молодой мужчина, угрожая ножом двум старикам, пытался отобрать у них последние деньги и еду. Не выдержав, Кристофер бросился к мужчине, в его руке появился посох. Старик что-то говорил, пытался остановить грабителя, но мужчина, сорвавшись, ударил старика ножом, жадно вырвав из его рук мешок с поклажей. Он хотел бежать, но сильный удар повалил его с ног; испугавшись, грабитель выронил украденное и стремительно бросился в лес. Крис упал на колени и прижал руки к лицу, друзья немедленно бросились к нему.

― Вставай, им уже не помочь, ― склонившись над юношей, прошептала Энея, так что только он мог различить ее слова.

― Мы должны это остановить, ― сквозь зубы, яростно прошипел юноша.

― Вставай, нам нужно идти дальше, ― помогая другу встать, сказал Виктор.

Тем временем многие бросились на помощь к старой женщине, помогая ей перебороть горе. Кристофер вырвал свою руку, и без посторонней помощи встал, накинув на голову капюшон, он направился вперед, оставив друзей позади.

― Почему они все бегут? ― недоуменно наблюдая за развернувшимся перед их глазами горем, спросила Эмили.

― Они бегут в поисках новой жизни, но сейчас подобное творится везде. Людей просто выгоняют из их же домов, оставляя на произвол судьбы. И этот ужас повсюду, ― Энея также накинула капюшон и отправилась за Кристофером.

Остальные тоже поспешили за Крисом и Энеей. Дорога постепенно расширялась, и людей становилось все больше и больше. И вот спустя полчаса друзья добрались до их цели - крупная крепость между холмами, построенная наскоро: несколько башен, на которых находились стрелки, небольшие ворота, через которые по очереди пропускали людей. А перед крепостью тысячи беженцев, повсюду шум, плачь, невнятные выкрики, выстрелы. Люди, не выдерживая, сбивали ограждения перед воротами, но тут же штыки и ружья дворфов отбрасывали их назад.

― О, боги! ― с ужасом выкрикнула Кейт, заметив нескольких мужчин, пытающихся перебраться через стену вдали от ворот.

― Зря они это затеяли, ― огорченно сказал Билл, наблюдая за зрелищем.

Тем временем отчаявшиеся смельчаки продолжали свой путь к свободе, упорно взбираясь вверх по стене. Все взгляды были обращены к этим мужчинам. Один из дворфов случайно обернулся, заметив карабкающихся по стене людей, невнятно крикнул и сделал пару залпов из ружья в воздух. Но отчаявшиеся люди продолжали взбираться, не обращая никакого внимания на предупредительные выстрелы. Разозлившись, дворф повернулся к башне и крикнул одному из стрелков, затем жестко ударил стоящую перед ним женщину по спине и толкнул ее вперед.

Послушавшись, стрелки навели ружья на мужчин и затем послышались выстрелы. Мгновение, и очередной залп - оба мужчины упали замертво на землю. От выстрелов все крики прекратились, лишь плачь маленьких детей нарушал эту зловещую тишину. После один из охранников взобрался на бочку возле ворот так, чтобы его было видно.

― Если кто желает последовать за этими... ― дворф, усмехнувшись, указал ружьем на мертвые тела мужчин, ― ...храбрецами, вы можете начинать прямо сейчас. Здесь вы не у себя дома, и поэтому каждая подобная выходка будет караться соответствующе! Здесь за проход надо платить, и кого это не устраивает, может возвращаться обратно!

Дворф спрыгнул с бочки и махнул ружьем людям, дабы те проходили. Друзья потрясенно наблюдали за происходящим.

― У нас нет времени, чтобы ждать, ― грубо сказал Билл. ― Нам нужно идти.

После этих слов юноша начал понемногу пробиваться сквозь толпу, Энея и Кейт последовали за ним, затем и Виктор с Кристофером и Эмили догнали друзей. Повсюду слышались злобные оклики в их адрес, люди толкались, не давая проходу, пытались сбить других с ног, чтобы быстрей пройти. Но шестеро подростков все упорнее пробирались к воротам, и наконец, протолкнувшись сквозь огромную толпу людей, все шестеро были как нельзя близко к своей цели. Перед ними стояла семья, но они отличались от других людей здесь. На них были красивые новые плащи, на руках у женщины виднелись кольца с блестящими на солнце драгоценными камнями. Мужчина кинул в руку дворфа несколько золотых монет и собирался пройти, как ружье преградило ему путь.

― Мы ведь заплатили, что еще вам нужно? ― в недоумении начал мужчина.

― Нет, нет. Не так быстро, ― дворф прикоснулся к плащу и продолжил. ― Так, что это у нас - разилийский шелк... Обыскать их! ― яростно крикнул дворф. Тут же еще несколько солдат начали проверять все карманы у пары, забирая все деньги и ювелирные изделия.

― Но ведь мы уже заплатили за проход, ― настаивал мужчина.

― Цена изменилась, ― усмехнулся дворф. ― Или вам ваши деньги и барахло дороже жизни?

Мужчина гордо отвернулся от дворфа, не сказав ни слова.

― Вот то-то же, ― дворф высыпал на бочку золотые монеты из мешочка, отобранного у мужчины, и раскинул несколько монет в стороны. ― Теперь можете проходить.

Подходила очередь друзей. Но как только Билл собрался подходить к воротам, рядом с ним просвистела стрела и ударила в спину дворфу, перебирающему монеты. Затем еще несколько стрел ударили в других охраняющих ворота. Люди в панике начали разбегаться в разные стороны: одни спешили пробраться через ворота, другие убегали в страхе в лес. Билл бросился к проходу, за ним немедленно поспешили остальные. Вскоре еще несколько стрел просвистели над головами людей и врезались в стены и башни крепости. Мгновение, и несколько взрывов разрушили все укрепления. Запаниковавшие люди стремительно бросились к разрушенным воротам, пытаясь быстрее пробраться, отталкивая друг друга. Билл бежал впереди, Энея, держа за руки Кейт и Эмили, бежала за ним, Виктор и Кристофер бежали сзади. Через пару минут они, наконец, отбежали на безопасное расстояние от крепости. Билл сел на траву, пытаясь отдышаться.

― И что это было? ― доставая свою флягу, спросила Эмили.

― Разбойники, может какой-нибудь отряд сопротивления, кто ж их разберет, ― отдышавшись, сказал Билл.

― Прекрасно, ― угрюмо пробормотал Виктор.

― Ничего, главное мы прошли ворота, и осталось уже немного, ― вытирая пот с лица, обнадежил Билл.

― Тогда пора в путь, ― вставая, сказала Энея.

― Энея права, пора выдвигаться, ― согласился Билл.

Небольшой привал был окончен, и шестерка вновь двинулась в путь. Жара стояла невыносимая, солнце палило с каждым часом все сильнее. Но, несмотря на пекло, друзья продолжали путь. Постепенно высокие деревья начали сменяться меньшими, и, наконец, лес кончился.

Друзья вышли в огромное поле. Слабый теплый ветерок свободно гулял по открытой местности, но от него становилось только хуже. Каждое дуновение, смешиваясь с неумолимыми солнечными лучами, будто обжигало кожу. Друзья двигались без остановок и вскоре вошли в прохладный лес.

― Что здесь написано? ― остановившись, спросил Виктор, осматривая небольшую табличку с непонятными символами перед входом в лес.

― Это таркский, секунду, ― Билл подошел к табличке и внимательно начал разбирать символы. ― Здесь написано: "Эта земля и все, что находится в ее пределах, принадлежит таркам. Тарки хранят это. Чужакам здесь не место".

― Значит, мы пришли? ― предположил Кристофер.

― Да, это леса Салорана, ― подтвердила Энея.

― И как же нам теперь найти этих тарков? ― продолжая смотреть на табличку, спросила Эмили.

― В этом нет нужды, они сами нас найдут, ― ответил Билл, после чего продолжил путь вперед.

― Ну что ж, становится все интереснее, ― усмехнувшись, сказал Виктор.

― Ладно, пойдемте, ― последовав за братом, окликнула друзей Кейт.

Виктор, Эмили и Кристофер с Энеей последовали за ними. Солнце, казалось, начало парить еще сильнее. Но все же здесь в лесу было куда прохладнее, чем в поле. Неожиданно, напугав всех шестерых, грубый голос раздался за спинами путников:

― Унна"хик ла сэ илла тан таки

Кристофер, Эмили и Виктор с недоумением остановились. Что это может быть? При этом они поглядывали на Билла, Энею и Клер, которые начали медленно поворачиваться к источнику голоса. Повернувшись, Билл махнул головой в бок в знак того, чтобы троица тоже повернулась. Кристофер, Виктор и Эмили начали понемногу поворачиваться, ощущая на себе чей-то взгляд. Повернувшись, они оторопели. Перед ними стояло существо под два с половиной метра ростом, его узкое лицо было бледным и грубым, множество порезов почти симметрично располагались на щеках, большие глаза настороженно смотрели на гостей, широкие ноздри набухали при каждом вдохе. Из-под длинных волос, заплетенных в косы, виднелись острые бледные уши, проколотые кольцами. Затертое, грубо сшитое из кусков кожи одеяние покрывало мощное тело существа. А длинные бледные руки держали лук, направляя стрелу на нежданных гостей. Рядом стояло еще два тарка.

― Не бойтесь, это и есть тарки, сейчас я все улажу, ― шепнул Билл и, положив одну руку на грудь, а вторую на плечо, начал медленно выходить вперед.

Тарк фыркнул и, рыча, начал натягивать тетиву.

― Тай, тай , ― спокойно начал Билл. ― Мана"хей унуа .

― Унуа! ― яростно выпалил тарк. ― Тант дэ илла ула тук тан таки!

― Вания тенан ла кунта Хантари, ла Сандор тэнук гену минувик.

Тарк задумался и затем опустил свой лук.

― Атти гену манувик , ― неодобрительно сказал тарк, после чего направился вперед.

― Идем, нас отведут в Тарниал к генералу Хантари, ― направившись за тарком, сказал Билл.

***

Лес становился все реже, и вскоре шестерка в сопровождении тарков вышла на просторное поле, в конце которого находилось огромное сооружение ― гигантская стена. Грандиозное строение местами было разрушено, каменные валуны, отколовшиеся от верхних ярусов, величественно лежали у подножья этого легендарного сооружения.

― Невероятно! ― восторгался Виктор. ― Здесь этажей пятьдесят в высоту не меньше.

― Да, это и есть стена Салорана, ― улыбнувшись, сказал Билл.

― Она огромна, у меня просто нет слов, ― восторженно смотря на гигантскую стену, прошептала Эмили.

Тем временем друзья все ближе подходили к стене, и с каждым шагом она, казалось, становилась все огромней и величественней. И как только друзья подошли к сооружению, она предстала перед ними во всей своей красе. Виктор оказался прав, стена действительно была в высоту не меньше пятидесяти этажей, несколько рядов бойниц смутно виднелись наверху. Между бойницами ― несколько крупных арок, в которых были высечены статуи различных воинов, под ними сотни барельефов, изображающих сцены сражений, города, местами - природные ландшафты.

Пока друзья восторженно рассматривали легендарное строение, один из тарков затрубил в рог. Через несколько минут из стены выдвинулись камни и плавно разошлись в стороны. В образовавшемся проеме появились фигуры еще нескольких существ. Осматриваясь по сторонам и держа луки наготове, тарки вышли из тоннеля и направились к своим соплеменникам. Они о чем-то разговаривали между собой, затем один подошел к Биллу. После тарки направились к проходу, а Билл махнул рукой остальным, чтобы те прошли за ним.

Энея, Билл, Кейт, Виктор, Эмили и Кристофер зашли за тарками в тоннель, проход за ним закрылся. Помещение было погружено в темноту настолько, что стены, потолок и пол слились в единое целое. Но затем в руке у тарка засиял белый шар, находящийся в двух вращающихся кольцах, и свет, исходящий от него, постепенно разрезал темноту.

После пяти минут пути по тайному проходу под стеной, тоннель закончился, и тарки, идущие впереди остановились. Эмили, Виктор и Крис невольно переглянулись друг с другом, уставившись затем на тарка с фонарем. Через пару секунд тарк опустил фонарь и начал что-то делать около стены. Все шестеро пристально смотрели на происходящее впереди. Тарк водил своей рукой по кирпичам, затем нажал на один из них: несколько камней перед ним раздвинулись в стороны, и три круга, выложенных более мелкими камнями, выдвинулись из образовавшегося пространства. Тарк по очереди нажал на несколько кирпичей в каждом круге, после чего все три каменных кольца начали вращаться, выстраивая нажатые камни в прямую линию, через пару секунд яркий солнечный свет ослепил шестерых путников.

Друзья оказались в небольшом поселении тарков. Всего несколько маленьких каменных домиков, вокруг которых неутомимо бегали маленькие тарки, а взрослые пытались их остановить. Однако их сопровождающие продолжили путь вперед, и вскоре поселение осталось позади. Шестерка шла по рисовым полям, где тарки следили за будущим урожаем.

Пробираясь по еле выступающим из воды тропинкам, в конце концов, все шестеро вновь вошли в лес. Но пройдя немного вперед, их взору открылись лишь обугленные стволы деревьев, а дальше - разрушенное поселение, в руинах некоторых домов до сих пор догорал огонь. Проходя мимо руин, тарки положили левую на плечо, а правую на грудь и несколько секунд стояли в безмолвии, склонившись возле пожарища.

― Что здесь произошло? ― наблюдая за тарками, спросил Виктор.

― Это дело рук дворфов. Они совершают небольшие вылазки, уничтожая вот таки маленькие деревни, ― с дрожью в голосе ответила Энея.

― Но ведь это бесчеловечно, ― Эмили печальными глазами смотрела на руины и на тарков, искренне сочувствую им.

― Да, бесчеловечно. Но кому это нужно, никому нет дела до тарков, ― грубо отрезала Энея, направившись за тарками.

Остальные также последовали за ней, изредка оборачиваясь и задумываясь, смотря на руины.

***

Солнце постепенно начало спускаться к горизонту, жара спадала, тарки не останавливались ни на минуту. Немного подуставшие друзья продолжали следовать за ними. По потайным тропам в дебрях леса они обходили отряды дворфов, патрулирующих территории. Несколько раз чуть не попавшись, Эмили, Кейт, Виктор, Энея, Кристофер и Билл старались держаться как можно ближе к таркам и не отходить слишком далеко от них. Вскоре тарки немного ускорили темп, стало ясно, что их цель уже близка.

Спустя несколько минут все шестеро в сопровождении проводников вышли к двум крупным статуям. Огромный тарк в доспехах стоял, склонив голову, на каменном пьедестале с одной стороны. Обломки второй скульптуры лежали возле соседнего постамента, постепенно покрываясь растениями. Дальше виднелись разрушенные ворота, от которых расходилась стена, вернее, то, что осталось от нее. И ворота, и стены были почти полностью разрушены. В некоторых местах стена была уничтожена до основания. Поклонившись возле статуй, тарки направились к воротам, друзья последовали за ними.

Город также оказался полуразрушенным, большинство домов лежало в руинах, но все же город жил. Жители пытались восстановить свои жилища, заменяя разрушенные части деревянными перекрытиями. Впереди виднелось также разрушенное крупное здание, напоминающее немного пирамиду, немного скошенную вверху и по углам. Тарки направились к нему. При приближении к этому сооружению тарков становилось все больше, повсюду лежали раненые, другие тарки помогали им, перевязывая раны и поднося различные снадобья и лекарства. Вскоре шестерка вышла на площадь перед этим зданием, огражденным небольшой стеной. Повсюду стояли охранники, не пуская в него посторонних. Тарки, сопровождавшие друзей, подошли к входу и начали разговор со стражами.

― Ты можешь понять, о чем они говорят? ― подойдя к Биллу, спросила Эмили.

― Да, они сейчас говорят про нас, обсуждают, может ли генерал Хантари принять нас, ― начал Билл. ― Кстати, они уже решили - идем.

Все шестеро в сопровождении отряда тарков вошли в здание. Внутри стены и колонны украшали различные узоры, изображавшие цветение некоторых растений и множество других природных ландшафтов. Солнечный свет проникал через высокие окна, в которых были выбиты стекла. Местами некоторые колонны были разрушены, и в потолке над ними зияли крупные дыры.

Снаружи здание казалось меньше, но блуждая по этим коридорам внутри, казалось, что оно огромно. В каждом коридоре находилось несколько тарков, охранявших вход в следующий. Но, в конце концов, друзья вошли в крупный зал, который был намного больше предыдущих помещений. Между колоннами стояли скульптуры воинов, украшенные вставками драгоценных металлов. Впереди ― самая крупная статуя, держащая в правой руке свиток, а во второй клинок с опущенным вниз острием. Перед ней - несколько тарков в красивых, отполированных до блеска доспехах. Споря друг с другом, они что-то обсуждали, но как только посторонние вошли в зал, споры утихли. Один из тарков направился к вошедшим.

― Унна"хик ла сэ тунас залиат ку тан дэнак? ― настороженно посмотрев сначала на шестерых подростков, а затем грозно на сопровождающих их тарков, спросил подошедший.

― Манафик аси ла кунта Хантаи, ла Сандо тэнук гену манувик , ― поклонившись, ответил один из сопровождающих.

― Эйла кан? ― осматривая всех шестерых, спросил тарк.

Билл толкнул Кристофера вперед, так что юноша даже не успел опомниться, как стоял напротив генерала.

― Манафик аси ла Энат Вэлендоф - ла кан пантэ дай Лоделон , ― поклонившись, торжественно сказал генерал.

Кристофер, не понимая ни слова, вопросительно повернулся к Биллу, на что тот прошептал: "Поклонись в ответ". Сделав так, как посоветовал друг, Кристофер поклонился.

― Я х"ад познакомится с вами, Энат, и для всех нас это большая честь видеть вас в нашем доме, ― неожиданно начал генерал.

― Нам тоже приятно, наконец, познакомиться с вами, генерал, ― немного подумав, ответил юноша.

― Мое почтение, генерал Хантари, ― подойдя к Кристоферу и поклонившись, сказал Билл.

― Манафик аси магисте Эльдоф, ваша п"хосьба уже выполнена. Но я п"хошу отложить это дело до завт"ха, ведь уже закат, ― генерал поклонился в ответ.

― Думаю, вы правы, генерал, ― согласился Билл.

― П"хостите мне мою неучтивость, но я вынужден оставить вас.

― Разумеется, мы все понимаем, ― еще раз поклонившись, сказал Билл.

Генерал поклонился, затем подошел к сопровождающим таркам, отдал им несколько приказов, и после в сопровождении своих приближенных направился к выходу из зала. После ухода генерала, один из тарков подошел к шестерым друзьям.

― Ла гену манувик кан пантэ , ― произнес тарк, после чего также направился к выходу.

Остальные тарки и шестеро подростков направились за ним. Пройдя по нескольким коридорам, друзья увидели еще одно большое помещение. По-видимому, это была столовая, поскольку в центре зала стоял круглый стол, накрытый на шесть персон. Под потолком, выстроившись в несколько колец, парили белые шары, освещая все помещение.

Шестеро друзей направились к столу, а сопровождающие их тарки остались у входа. Через пару минут подали еду и напитки: изрядно проголодавшиеся друзья, ни секунды не медля, накинулись на еду. Наслаждаясь вкусной пищей, никто из них даже не заметил, как все тарелки и подносы оказались пусты. Затем принесли десерт. Но для Энеи, Эмили и Клер его оказалось слишком много, чего, конечно, не скажешь про юношей, которые, казалось, были готовы съесть еще столько же. Однако скоро этот небольшой пир подошел к концу, и тарки, стоявшие возле дверей, отвели всех шестерых в их спальни: юношей отвели в одну, а девушек в соседнюю.

***

Виктор и Билл уже давно блуждали в своих снах, но Кристофер неожиданно проснулся, ему вновь снилось то древо и сгорающее в огне полотно. Юноша попытался заснуть, но безуспешно. Слова этого немного странного человека Вариана вновь всплыли в голове. Мысли о нем, о том, почему юноша слышал его голос в своих снах, и почему все началось, именно когда Кристофер с друзьями попали на Андрат, не давали покоя. Но рассуждениям Кристофера мешало лишь одно - в комнате было жарко. Решив, немного проветриться и заодно обдумать все еще раз на свежем воздухе, юноша вышел на небольшую веранду. К его удивлению Энея также оказалась там. Девушка наклонила голову, было слышно, как она всхлипывает.

― Я не помешаю? ― тихо спросил юноша, немного напугав задумавшуюся Энею.

― Что ты, нет, конечно, ― постепенно все мысли в голове девушки угасли, старые воспоминания вновь ушли куда-то глубоко в память, она быстро вытерла слезы и повернулась к Крису.

― Тебе тоже не спится? ― облокотившись на перила, спросил с какой-то грустью Кристофер.

Весь город был погружен в тишину, пение птиц, шелест деревьев, легкие дуновения ветерка на минуту напомнили ему летние вечера, когда он в одиночестве взбирался на крышу приюта и подолгу смотрел на чернеющее небо. Но почему-то все это казалось прошедшим ужасно давно, и с тех вечеров будто прошла уже вечность, оставив лишь смутные воспоминания о беззаботной жизни в маленьком городишке.

― Что-то случилось? - осторожно вытерев слезы с глаз девушки, также тихо спросил Кристофер.

― Нет. Ничего... Просто, ― девушка хотела продолжить, но слова словно застряли в горле. Энея быстро отвернулась от юноши и продолжила смотреть на ночной город. ― А почему ты не спишь?

― Нет никакого желания, ― печально ответил Кристофер.

― У меня тоже... ― с дрожью в голосе произнесла Энея. ― Ты не знаешь просто, ― девушка вытерла слезы, собиравшиеся уже покатиться по щекам, и, пытаясь сдержать остальные, продолжила. ― Вам не понять, тебе и твоим друзьям. Вы не знаете Андрат таким, каким знаю его я и каким помню. Наш мир был совсем другим. Вы не можете представить себе, что такое целые эпохи мира.

― На Земле тоже мир, ― возразил юноша.

― Нет... Андрат не был таким, он оставался замечательным местом, но потом пал Лордерон... и все переменилось...

― Замечательным? Как он может быть "замечательным", когда целый материк - это одна сплошная резервация.

― Да, были резервации, но им давали свободу, а в остальных народы спокойно жили, время войн уже давно прошло. Возможно, конечно, Андрат не был идеалом, но все же он был в миллионы раз лучше, и то, что мы видели, тогда не творилось...

― Все еще будет лучше, чем было раньше, ― пытаясь успокоить девушку, начал Кристофер.

― Нет, не будет... Мир изменился, и все остальное также изменилось. Ты, наверно, уже знаешь, раньше столицей Лордерона была древняя столица империи ― город Салаар. Один из самых красивейших городов, я была там с отцом всего раз... Когда город был захвачен, взрывы и столбы огня были видны даже из Фангорна. То, что там произошло назвали "бойней", а от самого города не осталось ни следа... От осознания всего этого становится еще больнее и обиднее, ты смотришь на собственный мир и видишь, как он рушится на твоих глазах! Когда все, что тебе дорого уничтожается и смешивается с грязью! Когда все вокруг пропитывается... ― девушка вновь замолчала, и, с тоской окинув взглядом город, продолжила. - И обиднее всего, что дальше становится только хуже, ― Энея повернулась лицом к Кристоферу, в ее глазах по-прежнему блестели слезы. ― Скажи, тогда на озере, ты действительно... ― Энея остановилась, пытаясь подобрать подходящие слова, но Кристофер опередил ее, ответив на вопрос.

― Да, и я скажу больше: то чувство было самым замечательным из всех, что я, когда-либо испытывал, и те несколько секунд были самыми прекрасными в моей жизни...

Оба несколько секунд смотрели друг другу в глаза, не говоря ни слова, оба чувствовали, как их сердца начали бешено колотиться, все посторонние мысли улетучились, все окружающие их звуки померкли, будто сам мир остановился в этом мгновении. Секунды, и опаленные губы обоих соприкоснулись, но тут же разъединились. Энея, закрыв глаза, склонила голову вниз.

― Прости, ― сквозь слезы прошептала девушка. ― Прости...

Вытирая слезы, она отвернулась и еще раз еле слышно прошептала "прости", после чего быстро направилась в свою комнату. Нечего не понимающий юноша остался в одиночестве, прокручивая в голове последний момент, но все равно ничего не понимая. Голова оказалась совершенно пуста, ни одна мысль не приходила на ум, а треск деревьев и крики птиц начинали раздражать. Расстроившись, Кристофер направился обратно в комнату и лег в свою кровать, пытаясь уснуть.

― Я давно ее знаю, правда не думал, что она стала повстанцем, ― раздался голос Билла. ― Наши семьи дружили когда-то.

― Ты слышал? ― заранее зная ответ, Кристофер все-таки спросил.

― Не одним вам не спится.

― Вы знали друг друга...

― Да. Ее отец часто бывал у нас, и она вместе с ним, такая милая застенчивая девочка, ее всегда тянуло к каким-нибудь приключениям, эти доверчивые, радостные и веселые глаза. Такой я ее и заполнил. Кейт не запомнила ее, но я помнил всегда. Не знал, что у нее теперь такая судьба. А когда увидел ее там, в лесу у Фангорна, мы даже не узнали друг друга. Ее глаза стали такими чужими, пустыми, полными горя и отчаяния. Она так изменилась, от той маленькой Энеи ничего не осталось...

― С ней что-то происходит, я не знаю что... Она отдалятся...

― Знаешь, за этот месяц, что мы были в лагере, я вновь увидел в ней ту маленькую девочку, ее глаза вновь загорелись тем самым огоньком. Но то, что она пережила, по-прежнему сковывает ее.

― Я знаю, она говорила об отце.

― Она боится...

― Чего?

― Потерять тебя так же, как она потеряла своего отца...

Кристофер не ответил ничего, не желая больше продолжать и без того тяжелый день, и, в конце концов, сон не заставил себя ждать, и этот день, наконец, окончился.

Глава 2

― Просыпайтесь, сони! ― сквозь сон Кристофер услышал голос Билла. ― Живее!

Накрыв одеялом голову, Кристофер надеялся еще немного полежать в нежелающей его отпускать кровати, но прилетевшая со стороны Виктора подушка окончательно разрушила последние остатки сна. Сбросив одеяло, протерев глаза, юноша, в конце концов, поднялся и скинул ноги на пол, но еще толком не отошедшие от сна глаза продолжали слипаться.

― Почему так рано? И сколько сейчас? ― зевнув, спросил Кристофер.

― Полшестого, ― прибирая постель, ответил Билл.

― Полшестого!? Кому в голову пришло встать в полшестого! ― воскликнул недоуменно Крис.

― Через полчаса начнется смена ночного караула в погранпостах ― это самое безопасное время для прохода, тарки нас быстро проведут.

― Просто ... замечательно, ― встав, пробубнил Кристофер.

― Давайте быстрее, мы вас будем ждать в коридоре, ― Билл направился к выходу, оставив Виктора и Кристофера в комнате.

Через пару минут оба друга вышли из спальни, все остальные их уже ждали.

― Ну, неужели, мы уже отчаялись, ― посмеивалась Эмили.

― Идем уже, ― холодно отрезал Кристофер и направился к выходу в другой коридор.

― Нам в другую сторону, ― окликнул друга Билл.

Кристофер остановился и резко развернулся, направившись к улыбающимся друзьям.

Грубо окинул их взглядом, но затем сам чуть не засмеялся.

― Идем, ― глухо сказала Энея, натянутая улыбка в мгновение сошла с ее лица.

Все шестеро вновь направились по этим нескончаемым коридорам к выходу, и через несколько минут друзья уже стояли на площади. Трое тарков подошли к шестерым друзьям, затем два тарка, поклонившись, покинули их.

― Доб"хое ут"хо. Гене"хал Хантаи п"хосил пе"хедать вам свои извинения, что он не смог п"хисутствовать сейчас. Я ваш п"ховодник. Мое имя ― Савиан тан дэ Лунак.

― Очень приятно, Савиан. Меня зовут Кристофер, ― юноша протянул руку тарку, после чего Савиан также протянул руку в ответ, но во время рукопожатия его облик начал меняться, и когда Кристофер отпустил руку, то перед ним уже стоял молодой человек, и лишь неизменившиеся глаза напоминали о старом обличии. Кристофер, не говоря ни слова, удивленно смотрел на тарка, вспоминая слова Билла по поводу их способности. Но затем, сделав вид, что ничего не произошло, Крис продолжил. ― Это Энея, Билл, Эмили, Виктор и Кейт.

― П"хошу, следуйте за мной, ― Савиан направился к боковому выходу с площади, все шестеро последовали за ним.

На улицах города было на удивление пусто, прохладный ветерок беспрепятственно гулял по ним. Многие дома также были разрушены, но не так сильно как те, которые шестерка видела вчера. Город все же оказался довольно крупным. Множество высоких зданий, также напоминающих отдаленно пирамиды, выделялись на фоне небольших домов.

Вскоре друзья вместе с Савианом вышли на широкую мощеную площадь, в центре которой находилась довольно крупная статуя тарка. Его руки были вознесены к небу, на нем не было не единого доспеха, а сам монумент был повернут к еще одному крупному зданию. Сооружение было приподнято над другими, и к нему вела широкая лестница, на которой, также вознеся руки к небу, стояло еще пять меньших по размеру статуй. Правая половина здания была почти не тронута, но левая лежала в руинах. Внизу совершенно не было окон, и лишь наверху целой части находились довольно крупные круглые отверстия с остатками стекла, украшенные по бокам арками, на которых были высечены различные символы и фрески. Проходя мимо этого здания, Савиан остановился и, сев на колени, поклонился.

― Что это за здание? ― шепотом спросил Виктор.

― Это Святилище Духов ― святыня этого города. Тарки были в ярости после того, как дворфы разрушили его левое крыло. Для них осквернение подобного места ― самое ужаснейшее из всех преступлений, ― также шепотом ответила Энея.

Савиан поднялся и попросил друзей следовать за ним. Площадь закончилась, постепенно домов становилось меньше, Савиан направился по более узкой и постоянно виляющей дороге. Шестерка следовала за Савианом, но, обходя очередное здание, дорога резко оборвалась. Друзья вышли к крупной воронке размером с небольшой квартал, вокруг которой также стояли дома, но в самой воронке была лишь черная, как ночь, земля: ни руин, ни каких-либо обломков ― ничего. Не останавливаясь, Савиан свернул в сторону и направился по краю дороги. В этот раз не было вопросов: все понимали, что здесь произошло, и поэтому, не говоря ни слова, просто шли за ведущим их тарком. За этой воронкой находились еще несколько воронок меньших размеров. Обойдя пару воронок, друзья увидели остатки стены и часть ворот, рядом с которой также располагалась небольшой кратер, заменивший вторую часть.

В конце концов, добравшись до развалившихся ворот, друзья, следуя за Савианом, покинули Тарниал. Свернув с дороги, тарк повел их по лесу и вскоре вывел на небольшую тропинку. Через несколько минут он остановился, прислушиваясь, и резко присел и махнул рукой вниз. Не медля ни минуты, все шестеро сели на корточки. Вскоре невдалеке послышались голоса, они становились все ближе и ближе, но после начали отдаляться, затем совсем исчезли. Савиан привстал и повернулся к остальным.

― Все, они ушли, ― спокойно сказал тарк.

― Как далеко пост? ― вставая, спросил Билл.

― Нам совсем немного осталось до него, он с"хазу за потоками.

― Прекрасно, там пройдем по тоннелям.

― Вы сове"хшенно п"хавы.

Шестерка и их проводник продолжили путь по еле заметной тропинке. Постепенно солнечные лучи начали проникать в чащу леса, и от них сразу же стало намного теплее. Вскоре привычный облик леса разбивала иная картина. Путники вышли к небольшому озеру, на противоположном берегу которого, судя по всему, находился заброшенный храм. Круглое белое здание с высоким куполом, опирающимся на массивные колонны, рядом несколько башен. Здание, казалось, постепенно сливалось к окружающим его лесом. Почти все сооружение было покрыто растениями, одну из башен окутывал древесный корень, закручиваясь по спирали к самому верху и грациозно разбрасывая множество ветвей.

Но Савиан продолжал идти вперед, на любования окрестностями не было времени, и вскоре островок зарастающей цивилизации скрылся за деревьями―великанами. Однако это был не единственный островок в этом лесу, через пару минут между стволами деревьев вдали начало виднеться еще одно здание, вернее несколько: пара башен и стена, на которой можно было различить несколько фигур. Но после и фигуры, и стена с башнями скрылись за деревьями, тропинка начала спускаться в небольшой овраг.

Самые крупные корни сильно выпирали из земли, местами образуя над овражком небольшие арки, под которыми, изумленно осматривая эти удивительные творения природы, проходили шестеро друзей, пытаясь не отстать от их проводника. Постепенно овражек все сильнее врезался вглубь, и тропинка свободно виляла из стороны в сторону. И вскоре семеро путников вышли к небольшому водопаду, от которого дальше шла маленькая речка, пробираясь сквозь холмы. Недалеко от водопада был выстроен навесной мост, который патрулировали несколько дворфов. Остановив ладонью шестерых друзей, идущих сзади, Савиан аккуратно подошел к берегу речки, прижавшись к выступающему корню, и выглянул, но затем резко ушел назад.

― Что там? ― спросил Кристофер.

― Пат"хуль, они сейчас на мосту, ― ответил тарк. ― Вы вдвоем, ― Савиан указал на Кейт и Эмили. ― Как только я скажу - бегите за водопад и ждите там.

― Хорошо, ― ответили девушки и подошли поближе к Савиану.

Савиан вновь аккуратно выглянул из-за корня, и начал пристально смотреть за мостом. Несколько минут Кейт и Эмили ждали сигнала от Савиана, и вот он махнул рукой вперед и сказал: "Давайте". Девушки, не медля ни минуты, кинулись к водопаду, и через несколько секунд скрылись за водной стеной. Савиан вновь отошел назад.

― Сейчас вы, ― тарк указал на Энею и Виктора.

Савиан что-то говорил про себя на таркском, и затем через несколько минут вновь выглянул из-за корня и махнул рукой Энеи и Виктору. Мгновение, и оба скрылись за водопадом. Осталось трое: Кристофер, Билл и сам тарк. Савиан вновь отошел назад и стал шептать что-то про себя. Несколько минут Билл и Кристофер ждали сигнала от Савиана, и вот, наконец, момент, когда нужно было бежать, настал. Савиан взмахнул рукой и все трое бросились к водопаду. Крис почему-то обернулся и замер от страха: двое дворфов направляли свои ружья на него, но третий, увидев, что Кристофер обернулся, приказал опустить оружие. Мгновение - и все скрылось за потоком журчащей воды.

― Что с тобой? ― спросила Эмили.

― Они видели, но не стали стрелять, ― испуганно сказал юноша.

― Нужно быстрей уходить отсюда, ― задумавшись на мгновение, сказал Билл.

― Почему они не стреляли? ― недоумевала Кейт.

― Все это странно, ― почти неразличимо для других произнесла Энея.

― Магисте п"хав, нам нужно уходить, ― поддержал Билла Савиан.

― Да, идем, пока они не передумали.

Савиан направился вперед, в его руке появились два вращающихся круга, и затем яркий белый свет осветил пещеру. Все направились за ним. Пещера стала расширяться, в некоторых местах появились колонны, на которые опирался свод, и чем дальше друзья вместе Савианом продвигались, тем больше становилось колонн, а пол, стены были выложенными кирпичом. Вскоре друзья заметили бледный свет в конце этой пещеры. С каждым шагом он становился все отчетливее, и вот, наконец, все семеро вышли в крупное помещение. Через круглое отверстие вверху проникал яркий солнечный свет, оттуда же небольшие потоки воды стекали вниз, образовав на дне пещеры небольшое озеро. Напротив выхода из грота находился еще один проход, но дорога к нему была почти разрушена.

― Ступайте там, где я ступаю, ― повернувшись к друзьям, сказал Савиан, затем, держась за выступы в стене, тарк направился по оставшейся части дороги. Энея и Кейт с Биллом направились за ним.

― Ладно, я пойду первым, ― переглянувшись с друзьями и собравшись с силами, произнес Кристофер.

― Эм, давай ― теперь ты, ― пропуская девушку вперед, сказал Виктор.

― Я, кажется, просила не называть меня так! ― разозлилась Эмили.

Виктор направился за подругой, постепенно продвигаясь вперед.

― Только не смотри вниз, только не смотри вниз, ― бесконечно шептал про себя Кристофер, пытаясь смотреть на стену, но глаза, казалось, сами тянули посмотреть вниз. И вот, не удержавшись, юноша все-таки посмотрел на темнеющую гладь озера. Нога случайно соскользнула с края, и отколовшийся от него кусок камня опал в воду. Савиан, Энея и Билл немедленно оглянулись, услышав всплеск воды.

― Что случилось? ― спросил Билл, пристально всматриваясь в водную гладь.

― Ничего, я просто оступился, ― пояснил Кристофер.

― Давайте, быстрее.

Кристофер собирался продолжить следовать за другом, но странный звук быстро наполнил всю пещеру, и неоткуда вдруг взявшиеся волны начали тревожить озерную гладь.

― Что это было? ― в голосе Эмили слышался испуг.

― Давайте, не останавливайтесь, ― ускорив темп, проговорил Билл.

Последовав примеру друга, Эмили, Виктор и Кристофер также начали быстрее пробираться к выходу, вскоре Савиан, Кейт, Энея и Билл уже стояли возле прохода, через несколько секунд Кристофер стоял с ними. Постепенно вода в озере не просто покрылась волнами, она бурлила, странный звук вновь наполнил пещеру.

― Эмили, Виктор поторапливайтесь! ― крикнул Билл.

Но вскоре вода стихла, все погрузилось в тишину. Мгновение, и, разорвав водную гладь, огромное существо с пятью головами начало карабкаться по стене, при этом издавая непонятные звуки, похожие на крик.

― Что это за тварь? Откуда это здесь? ― испуганно заорала Эмили.

― Быстрее, это гидра! ― крикнул Билл.

― Я попробую остановить, ― Энея кинулась к краю, в ее руках появилось два пистолета, прицелившись, девушка сделала несколько выстрелов в чудовище, но безуспешно. Яростно стоная, гидра начала быстрее приближаться к Виктору с Эмили.

― Черт! ― разозлилась девушка.

― Бесполезно, ее чешую нам не пробить, хотя... ― Билл посмотрел наверх. ― Да.

Мгновение, и зеленая вспышка озарила всю пещеру, ударившись в свод, отколовшиеся камни стремительно полетели вниз, сбив гидру с ног и выиграв немного времени для того, чтобы Виктор и Эмили добрались до прохода. Через несколько секунд Эмили и Виктор присоединились к остальным.

― Вы целы? ― спросил Савиан.

― Вроде да, ― осмотрев себя и подругу, ответил Виктор.

― Да, все нормально, ― подтвердила Эмили.

― Все идем, ― быстро направившись вперед, сказал Билл.

Все последовали за ним, уходя подальше от злосчастного озера, оставляя позади разъяренное существо. Вскоре даже злобные крики перестали быть слышимыми, и все шестеро, успокаиваясь, продолжали идти за Савианом.

Несколько минут друзья шли спокойно, но вдруг земля под их ногами содрогнулась. Минута - и плиты под ногами, треснув, разлетелись в разные стороны. Огромная гидра пролезла в образовавшуюся дыру и предстала перед напуганными подростками.

― Энарт, кольцо! ― заорала Энея.

В страхе Кристофер судорожно пытался найти кольцо у себя в кармане. Найдя его, он немедленно надел кольцо на палец, и золотой дракончик, расправляя свои крылья, кинулся к гидре. Мгновение, и огромный огненный дракон начал сражаться с пятиголовым чудовищем. Кольцо вновь начало жечь, но не так сильно, как в последний раз. Неожиданно сзади раздался крик, обернувшись, юноша увидел, как перед его глазами пронеся приклад. Несколько секунд - и Кристофер упал без сознания.

Глава 3

Открыв глаза, Кристофер почувствовал, как сильно болит голова. Единственное, что он помнил, ― это как его кто-то оглушил прикладом. В голове сразу же пронеслась мысль о том, сколько именно времени он так лежал без сознания. Мысль о том, что они могли пропустить поезд, заставила его вскочить. Кристофер увидел друзей и Савиана, золотой браслет с руки исчез. Все семеро находились в клетке.

― Сколько мы были без сознания? ― приподнявшись, спросил юноша.

― Четыре часа мы в этой клетке, ― безрадостно ответила Энея.

― Кто нас так?

― Какие-то чокнутые дворфы―отшельники. Они не из патрульных, иначе мы были бы не здесь, ― произнес Билл.

― Тогда что им нужно от нас? ― вмешался Виктор.

― Есть два варианта: они нас продадут в рабы, либо, если знают, что часть из нас в розыске, попытаются заключить сделку с правительством, ― огорченно ответил Билл.

― Но мы не можем ждать, пока нас будут продавать в рабы, нужно бежать, ― предложила Эмили.

― Как? ― грубо отрезал Билл. ― Если, конечно, они идиоты, то у нас есть шанс.

― И что нам теперь просто ждать? ― изумилась Эмили.

― Да.

― Энарт, а твое кольцо с тобой сейчас? ― неожиданно спросила Кейт.

Кристофер посмотрел на палец, на который он надевал свой перстень, но ничего кроме еле заметного следа от ожога кольцом не было, и затем разочарованно ответил. ― Нет.

― Ты ведь можешь им управлять, верно? ― вновь спросила Кейт.

― Да, но что толку, кольца нет, ― также разочарованно продолжил юноша.

― Ты умница, как мне сразу в голову не пришло, ― обняв сестру, восторженно сказал Билл. ― Ты можешь его призвать, ведь оно твое.

― В каком смысле призвать?

― Ты должен сосредоточиться, и мысленно попросить помощи у кольца. Если все получится, кольцо вернется к...

― Так, так. Что это у нас за шум? Я смотрю все пришли в сознание, ― раздался голос за решеткой. Недавняя радость вновь сменилась отчаянием, все семеро злобно смотрели на их надсмотрщика. В свою очередь дворф, ухмыляясь, смотрел на подростков. ― А ведь нехорошо скрываться от правосудия. За вашу жизнь назначена щедрая награда, так что ведите себя смирно, если не хотите решиться пары конечностей. Вы ведь мой пропуск в новую жизнь. Если кто-нибудь из вас хоть дернется, хоть даже в мыслях подумает о побеге - наказание будет суровым. И...

Неожиданно дворф замолк, захлебываясь в бардовой крови, он прижал руки к груди. Металлический кинжал в виде заостренного пера выпирал из раны. Через несколько секунд еще несколько таких кинжалов просвистело в воздухе, решетка исчезла. Затем неизвестный спаситель, скрываясь от заключенных, кинул им их вещи. Друзья мгновенно выбежали из камеры, но никого поблизости не оказалось, лишь каркая, на столе сидел ворон, после чего, взмахнув крыльями, он улетел в открытое окно наверху. Не обратив никакого внимания на птицу, пленники бросились к выходу. В дверях лежало еще двое убитых, металлические перья также выпирали из ран. Выбежав из помещения, друзья застыли: четыре тоннеля расходились в разные стороны.

― Этого места х"аньше не было, мы обходили все пеще"хы, но этого не видели, ― пытаясь вспомнить хоть что-нибудь в недоумении начал Савиан.

― И куда же нам теперь идти? ― спросил Виктор.

― Сейчас, возможно... ― Савиан подошел к крайнему слева тоннелю и поднял голову вверх. ― Да, нам сюда.

― С чего ты решил, что это именно тот самый проход? ― возмутилась Эмили.

― Твех"долист, здесь его кох"ни ста"хые, а в остальных тоннелях - молодые, только недавно отх"осшие; значит, этот тоннель стах"ше остальных, ― пояснил тарк.

Савиан направился вперед по выбранному им тоннелю, шестеро друзей направились за ним. Чем дальше семеро путников пробирались вглубь тоннеля, тем сильнее становился ужасный запах тления, смешанного с гарью, наполнявший его. Температура начала расти, зловоние усиливалось, даже капли воды, стекающие по стенам и падающие сверху стали практически огненными. Затем издалека послышался скрежет металла, и удары молотом, эхом разносившиеся по тоннелям.

― Ты уверен, что мы идем в нужном направлении? Может быть нужно, свернуть обратно, ― предложил Билл.

― Нет, я помню эти стены, мы идем по нужному тоннелю, ― ускорив темп, сказал Савиан.

― Ну как знаешь, ― разочарованно ответил Билл.

― И как долго нам еще идти? ― затыкая нос, спросила Эмили.

― Немного осталось, скоро выбе"хемся, ― немного обрадовавшись, ответил тарк.

― Слава богу, а то меня уже тошнит от этого запаха, ― облегченно сказала девушка.

― Да, неплохо было бы вдохнуть свежего воздуха, ― согласилась Энея.

― Все уже мы почти... ― Савиан с ужасом уставился на открывшуюся перед ним картину, ― ...доб"хались.

― Что это? ― испуганно спросила Кейт.

― Это похоже ... на завод... ― задумчиво сказал Кристофер.

Огромное помещение открылось перед глазами семерых путников. Четыре огромных шара парило под потолком, сотни людей, держа наготове оружие, стояли возле стен. Все это огромное пространство было разделено на пять небольших отсеков. Гигантские железные великаны в доспехах, напоминающих людей, стояли в каждом из них. Десятки лестниц и строительных лесов окружали их. На каждом великане была выгравирована метка в виде положенного горизонтально месяца и меча, вертикально пересекающего его, на острие которого виднелся крупный шар.

Большинство тоннелей начиналось внизу, куда не дав о себе знать, невозможно было добраться. Осмотревшись, все семеро сошлись взглядом лишь на одном доступном им проходе, прикрытом небольшой стеной от остального помещения. Несколько стражников охраняли дверь. До конца осмотрев весь этот цех, семеро смельчаков нырнули обратно в пещеру.

― Проберемся к тому проходу и обезоружим охранников. Другого выхода нет, ― предложил Билл.

― Но что за той дверью? - может быть все-таки, вернуться обратно, ― не согласился Виктор.

― Раз те тоннели были вырублены недавно, я думаю, что они также ведут сюда или к подобным помещениям, если не хуже. Поэтому лучше не испытывать судьбу, ― возразил Билл.

― Я согласна с Биллом, к тому же что те трупы вряд ли остались незамеченными, ― вмешалась Энея.

― Все согласны? ― спросил у друзей Билл. На что Кристофер, Эмили, Кейт и Виктор в знак согласия помахали головой.

― Тогда нам нужна пара метких выстрелов. Виктор, твой лук подойдет как нельзя кстати, ― повернувшись к Виктору, сказал Билл.

― Хорошо, ― согласился юноша.

Билл, Савиан и Виктор, пригнувшись, направились к выходу из тоннеля. Немного приподнявшись, в руках юноши появился лук. Прикоснувшись к полупрозрачной тетиве, Виктор прицелился в ближнего к нему воина. Мгновение, и стрела стремительно полетела в цель. Увидев, как его собрат упал замертво на пол, стражник повернулся в сторону Виктора, он преподнес руки ко рту, но ничего не успел сделать, стрела поразила и его.

― Быстрей! ― шепотом сказал Билл, махая рукой вперед, чтобы остальные пробежали вперед.

Пригнувшись, Эмили, Энея, Кристофер и Кейт пробежали мимо юноши к проходу, где их уже ждали Виктор и Савиан. Проходя мимо мертвых охранников, Кристофер заметил на их шеях такую же метку, что была и на великанах. Затем к нему присоединился Билл, он с опаской приподнял запястье мужчины, чтобы рассмотреть метку, после положил руку на тело и с недоумением посмотрел на трупы.

― Идем, ― слова Кристофера заставили Билла встать, еще раз со страхом окинув взглядом тела воинов, юноша быстро направился за остальными.

Через пару секунд Билл и Кристофер присоединились к друзьям. Несколько метров ― и все семеро вновь вышли в какое-то помещение, объятое тьмой. Ни лучика света, ни каких-либо парящих сфер - ничего, лишь темнота, от которой становилось не по себе.

Но как только Билл с Савианом прошли вперед, огромное помещение озарил яркий свет: несколько рядов светящихся шаров по очереди загорались, разбивая кромешную темноту и уходя все дальше и дальше вдаль. И когда свет озарил то, что было скрыто в темноте, на лицах всех семерых отразился страх. Армия гигантских колоссов ― таких же, что семерка видела в предыдущем помещении, в молчании стояли внизу.

― Боже, что здесь происходит? ― со страхом смотря на ряды гигантов, спросила Эмили.

― Это армия... гигантская армия големов. Я слышала про них, ― также со страхом смотря на железных колоссов начала Энея.

― Этого не может быть, это п"хосто невозможно, ― вмешался Савиан.

― На тех солдатах были характерные раны от ожогов на руках, то есть... ― Билл на секунду задумался, но Энея опередила его.

― Они наемники с Терразана, сбежавшие из тюрем, либо их выпустили, ― закончила девушка.

― Кто-нибудь может объяснить, что за големы? ― недоумевая, спросил Кристофер.

― Големы - стражи, это своего рода машины. Они упоминаются в древних текстах, написанных еще до прихода людей, как железные великаны, пришедшие с севера. Но это лишь легенды. До сегодняшнего дня их возможное существование вызывало смех, но теперь...

― Зачем наемникам создавать ... големов? ― пытаясь во всем разобраться, спросил Виктор.

― На них, ― Кейт указала на големов. ― И на тех стражниках есть метка, они не просто обычные наемники.

― Да, я тоже заметил метку. Что она означает? ― поинтересовался Кристофер.

― Я видел ее раньше, ― безрадостно произнес Билл, ― У убийц моих родителей была такая же...

― Так что же все это значит? И что будут делать эти големы? ― недоумевала Эмили.

― Я не знаю, нужно будет предупредить об этом лордов. Ни Мунлонг, ни Штормград явно не имеют к ним никакого отношения, ― ответил Билл.

― Магистриум. Возможно, он как-то связан с этим, ― предположил Кристофер.

― Не думаю, хотя возможно все. Но тогда здесь не было бы наемников. К ним нет доверия, да и если бы они работали с Магистриумом, то давно уже предали его и использовали этих големов против них самих. И меры защиты не те, что-то здесь все равно не сходится. Не знаю... Трудно пока что-либо предполагать, ― задумавшись, говорил Билл. ― Возможно, мы ошибаемся, и это не големы вовсе... Ладно, нам нужно искать выход.

― Да, ты прав, ― согласился Кристофер.

― Идем, ― Билл, по-прежнему думая об этих големах, направился по железному мосту, нависающему над этой армией.

― Не двигайтесь с места, поднимите руки вверх и повернитесь лицом ко мне! ― раздался грозный голос сзади.

Послушавшись, все семеро повернулись в сторону голоса.

― А теперь бросьте ваше оружие ко мне, ― вновь грубо сказал воин, держа в руках ружье.

― Держитесь, ― прошептал Виктор.

Друзья послушно начали снимать свои браслеты. Мгновение, и в руках Виктора появился лук.

― Ты ведь не хочешь проститься с жизнью, ― смотря на Виктора, сказал мужчина, ― тогда опусти оружие.

Сделав вид, что опускает лук, юноша наклонил голову вниз и прошептал: "Сейчас немного потрясет". Затем, резко подняв голову и лук, юноша выпустил несколько стрел в мост. В руках дворфа появился полупрозрачный щит, он нацелил ружье на юношу, но не успел сделать выстрел: мост рухнул вниз.

Приподнявшись, друзья увидели, что солдат лежит без сознания. Из коридора послышались звуки погони. Не медля ни минуты, все семеро бросились к выходу, сзади начались первые выстрелы. Минута, и все семеро нырнули в проход, яркая струя света пронеслась мимо лиц и ударила в потолок, обрушив его часть вниз и завалив проход.

― Фу... успели, ― отдышавшись, произнес Виктор.

― Все в порядке? ― осматривая себя и остальных, спросил Билл.

― Да, вроде все нормально, ― ответила Эмили.

Кейт, Энея и Кристофер махнули головой в знак согласия.

― Савиан, все хорошо? ― взволнованно спросил Виктор.

― Холодно, будто вете"х по спине, ― прерывисто дыша, прошептал тарк. Через несколько минут Савиан принял свой прежний облик, не выдержав боли, тарк рухнул на колени.

― Дай я посмотрю, ― Билл подошел к тарку, ― Все будет хорошо, слышишь, ты главное потерпи немного, ― Билл аккуратно отодвинул окровавленные куски кожи и затем позвал сестру. Кейт быстро достала флакончик с зеленой жидкостью и, промыв рану водой из фляги, начала смазывать ее этой мазью. "Терпи, сейчас все пройдет" - шептала она, после прикоснулась рукой ко лбу и к ране, из-под ладоней полился розоватый свет. Через пару секунд свечение исчезло, Кейт убрала ладонь и быстро смыла нанесенную мазь. Рана постепенно начала затягиваться кожей, и вскоре от ранения осталось лишь несколько небольших шрамов.

― Ему нужен отдых, ― убирая флакончик, сказала Кейт.

― Мне уже лучше, ― приподнявшись, произнес Савиан.

― Как выберемся, сделаем небольшой привал, ― предложил Билл.

― Идем, медлить нельзя, ― Энея быстро направилась вперед.

Билл и Виктор, поддерживая Савиана, направились за девушкой, затем Кейт с Кристофером и Эмили последовали за остальными. Постепенно отделанный кирпичами и плитками тоннель закончился и все семеро уже шли по обычной пещере, начавшей немного расширяться. Через несколько минут друзья с Савианом вышли в небольшую комнату. Два железных великана с оружием в руках стояли рядом с противоположной стеной. Как только подростки перешагнули порог, в глазах големов загорелось синее пламя.

― И где тут интересно выход? ― расстроилась Эмили.

― Я думаю, выход за той стеной, ― Билл указал в сторону големов.

― Да, просто замечательно, и как же мы пройдем? ― вновь возмутилась Эмили.

― Успокойся, Эм, тут должен же где-то быть нормальный выход, я в этом уверен, ― успокоил подругу Виктор.

― Я просила не называть меня так! ― вспылила девушка.

― Ладно, ладно, только успокойся, сейчас мы найдем выход, ― спокойно сказал Кристофер.

― Пойдемте, проверим, может быть, за ними есть проход, ― предложил Билл.

Виктор остался вместе с Кейт и Савианом, остальные же направились осматривать провоположную стену и железных големов, безмятежно стоящих возле нее.

― Нас разделяет эта стена, где-то здесь обязательно должен быть потайной ход, ― внимательно осматривая стену, произнес Билл.

― Только где он, ― возмущенно пробурчала Эмили.

― Проверяйте каждый дюйм, простукивайте кирпичи, ― решительно твердил Билл.

― Кажется, у меня что-то есть, ― прислушиваясь, обрадовалась Эмили. ― Сейчас, я... ― девушка надавила на кирпич, и тот вдавился вглубь стены, после чего послышался глухой щелчок.

― Зачем? ― Билл серьезно посмотрел на девушку. ― Больше ничего не трогай.

― Как скажешь, ― девушка, расстроившись, начала осматривать железных стражей.

― Вы поторопитесь, а то они как-то странно светятся... ― Виктор с недоверием посмотрел на големов. Синее пламя в глазах стражей начало светиться еще сильнее, но теперь и небольшие линии между доспехами начали переливаться тем же светом.

― Секунду, еще немного осталось, скоро выйдем, ― продолжая искать проход, обнадежил Билл.

Головы големов резко наклонились, железные солдаты развернулись и уставили свои копья на друзей.

― И что нам делать? ― взволнованно спросил Кристофер.

― Я не знаю, ― пытаясь успокоиться, ответил Билл.

Мгновение, и один из големов, размахнувшись, направил копье в сторону Эмили, но ловкий выстрел Виктора сбил его, и копье врезалось в пол недалеко от девушки. Эмили немедленно бросилась к друзьям.

Оружие големов исчезло, их кисти сжались в кулаки. Мгновение и големы с яростью ударили в пол, сбив с ног всех семерых. Быстро поднявшись, друзья вместе с Савианом бросились под неповоротливых великанов.

― Давайте все вместе! ― крикнул Билл.

В мгновение стрелы Виктора и Савиана, кинжалы Эмили, пули Энеи ударили в големов. Яркие полупрозрачные сферы Кристофера, Билла и Кейт били големов по головам, так что железные стражи начали теряться в пространстве, не успевая ничего сделать и ударяя руками в пустоту. Один голем начал накланяться назад, в руках Билла появилась веревка. Переглянувшись с Кристофером и кинув ему один конец, юноша взобрался на руку великана, перекинул вокруг головы веревку и спрыгнул вниз. Друзья вместе начали натягивать концы веревки на себя. Голем упал спиной вниз.

Небольшая улыбка на лицах обоих тут же сменилась разочарованием: в мгновение голова голема повернулась лицом к подросткам, и горящие синим глаза впились в юношей, затем туловище и ноги также повернулись через себя к разочарованным друзьям. Мгновение и веревка порвалась, ненадолго потерявший равновесие великан ударил в стену рукой. Через несколько секунд ослепительный яркий солнечный свет наполнил комнату. Продолжая отбиваться от големов, друзья бросились к выходу. При помощи Виктора Савиан выбрался из комнаты и, отбежав чуть дальше в лес, начал издавать звуки похожие на крики птиц.

― Сейчас п"хидет помощь! ― закончив, крикнул тарк.

― Скорее бы, ― с надеждой ответила Эмили.

Тем временем големы начали действовать более агрессивно: друзьям приходилось уворачиваться от их кулаков, с невероятной силой ударявших в землю, и десятков полупрозрачных сфер направленных в них. Но через несколько минут небольшое землетрясение вновь сбило всех семерых с ног. Мгновение и из-под земли вырвалось несколько существ. Все их тело: и руки, и ноги, и голова ― все это составляли переплетенные между собой корни. Из глубины их тела просвечивалось странное изумрудное свечение; обернувшись к Савиану, существа поклонились и затем начали биться с големами.

― Бежим! ― крикнул тарк остальным и, прихрамывая, бросился прочь от места битвы.

Не медля ни минуты, все шестеро бросились за ним, все дальше уходя от эпицентра сражения. Но все же жалостливый последний крик заставил всех семерых обернуться. Одно из существ, что спасло друзей от гибели, было ранено, затем голем проткнул насквозь копьем это беспомощное существо, и оно, издавая жалобные крики, рухнуло вниз. Но после големы перестали что-либо делать, синее свечение в их глазах исчезло: железные великаны стояли без движения. Воспользовавшись моментом, оставшиеся существа окутали големов корнями и опрокинули на землю.

― Как они выжили? - я думала, их всех истребили здесь, ― недоумевала Кейт.

― Вы их выхаживали, верно? ― Энея повернулась к Савиану.

― Мы не могли допустить их исчезновения, ― ответил тарк.

― Они действительно прекрасны, ― немного подойдя ближе, чтобы видеть этих существ, сказала Кейт.

― А кто они? - поинтересовалась Эмили, подойдя к подруге.

― Хранители лесов. Они живут в мире с эльфами на их островах. Здесь уже их почти не осталось, многих истребили, ― печально ответила Кейт.

― Все идем, уже вечереет, ― произнес Билл.

Савиан, немного облокотившись на Билла, направился вперед, все остальные последовали за ними. Тем временем солнце действительно начало постепенно спускаться с небосклона, утягивая за собой жару и оставляя лишь приятный прохладный ветерок.

Через несколько минут между деревьями стал виднеться огонь, и вскоре семеро путников вышли к небольшой деревне. Несколько десятков домиков, в центре - постройка чуть большая по размеру, чем все остальные. Никакой охраны или заграждений ― обычная деревня, ничем не примечательная, с ветхими домиками, где повсюду бегали ребятишки, играя возле вращающихся огненных сфер. С неким удивлением Кристофер, Эмили и Виктор проходили мимо домиков в центр. Из-за увиденного ранее: либо руины, либо пожарища, друзья и не надеялись увидеть такую мирную картину. На мгновение показалось даже, что они дома, но все же это был другой мир, где было то, чего не могло быть на Земле... Скоро они подошли к небольшому трактиру в центре деревушки ― тому самому крупному дому, что выделялся среди других.

В трактире жизнь била ключом: играла музыка, везде все смеялись, шутили, танцевали и подпевали, и троим друзьям казалось, что это один из немногих островков жизни в этом мире, до которого еще не дошла война, либо просто все эти жители не хотели, чтобы она приходила. Подойдя к стойке, Билл заказал два номера, после чего вечно улыбающаяся женщина с удовольствием показала их друзьям, незаметно затем удалившись. Оба номера были просторными и уютными, впрочем, что еще нужно уставшим путникам. Затем друзья спустились, заказали еды и напитков и приступили к ужину, голодно поедая пищу. Потом полились разговоры, смех, веселье. И так минута за минутой, час за часом семеро путников общались, ели, пока последние лучи солнца не исчезли с небосклона и не наступила ночь. Поэтому, друзья распрощались и отправились в уже ожидающие их кровати. После столь тяжелого дня все просто валились с ног, и единственная мысль, которая приходила на ум ― это как бы быстрее заснуть, ведь завтра все должно было решиться.

***

Двери кабинета Дортфура распахнулись, и в сопровождении двух охранников молодая женщина вошла внутрь. Неизвестная сделала характерный взмах рукой, и оба воина удалились.

― Здравствуйте, Альберт, ― подойдя к столу, за которым сидел магистр, поприветствовала мужчину незнакомка.

На столе Дортфура лежала старая, покрытая слоем пыли книга, ее страницы пожелтели. Как только женщина вошла в кабинет, магистр закрыл ее, на обложке смутно поблескивало потускневшее золотое дерево. Затем взмах руки - книга плавно переместилась в ящик, а листы бумаги начали неохотно ложиться на стол перед магистром.

― Здравствуй, Сирена. Что привело тебя сюда? - я просил не беспокоить меня, ― мужчина, не смотря на вошедшую, продолжал заниматься работой.

― Прошу прощения... Сегодня в семь часов дня было зафиксировано несанкционированное проникновение на объект Љ16, ― после этих слов в глазах магистра вспыхнул изумрудный отблеск и тут же исчез.

― Объект Љ16. Салоран, не так ли? ― переспросил Дортфур.

― Верно.

― Кем было совершенно нападение?

― Их было семеро. По следам, которые они оставили, нам удалось определить их, ― женщина положила на стол небольшой металлический шарик, после чего, видоизменяясь, шарик по очереди превратился в лицо Энеи, Кристофера, Кейт, Эмили, Виктора и Билла и затем вновь вернул прежний облик.

― Кто был седьмым? ― взмахом руки Дортфур приподнял шар и отдал его хозяйке.

― В одном из тоннелей была обнаружена таррийская кровь.

― Седьмым был тарриец, ― магистр ненадолго задумался и затем продолжил. ― Пострадавшие?

― Трое охранников. Нарушения процессов не обнаружено. И... ваше указание выполнена.

― Благодарю вас. Надеюсь, вы выполнили свою работу безупречно. Что вам удалось узнать?

― Вскоре у них родится сын.

― Прекрасно. Так что с объектом?

― Следы активности уничтожены. Рабочие перемещены на объекты Љ23 и Љ11.

― Что-либо еще?

― Да, ― женщина немного задумалась, ― Обследуя тоннели, нами были обнаружены убитыми еще четверо солдат, патрулировавших внешний периметр. По их записям мы установили, что одним из патрулей были задержаны семеро посторонних.

― И как им удалось сбежать? ― с недоумением спросил Дортфур.

― Дело в том, что в телах всех четверых было найдено это, ― в руке женщины появился кинжал в виде заостренного пера. ― И все удары были нанесены сверху.

― В помещение были окна?

― Да. Одно небольшое окно находилось над камерой.

― Еще один старый знакомый, у него прекрасно получается исчезать, раз за все эти годы я ничего не слышал о нем, ― в глазах Дортфура вновь блеснула изумрудная тень, после чего магистр задумался. ― Он почувствовал, что наш друг вернулся...

― Нам предпринять какие-либо меры?

― Нет, вы выполнили ваше задание. И еще... я прошу вас лично проследить за восстановлением объекта Љ1.

― Все будет выполнено в срок, ― закончив, женщина исчезла, растворившись в черной дымке. Дортфур же вновь вернулся к своей работе, но старые воспоминания о хозяине кинжала продолжали всплывать в памяти.

Глава 4

Эмили, Виктор, Билл, Энея, Кейт, Кристофер, взяв с собой все необходимое, спустились вниз вместе с Савианом. В этот раз ни музыки, ни танцев, ни песен не было. Официантки протирали столы после вчерашнего бурного веселья и пытались разбудить некоторых уснувших посетителей. И путники, поблагодарив все также улыбающуюся клиентам хозяйку, отправились дальше.

Деревушка уже не спала, повсюду все чем-то занимались: кто-то продавал утренний улов, кто-то достраивал свои дома, в общем, каждый был занят своим делом.

― П"хощайте, я х"ад был знать вас, и для меня была большая честь вас соп"ховождать, ― на окраине деревни поклонившись, с грустью сказал Савиан, приняв свой истинный облик.

― Прощай... Спасибо тебе за все, ― Эмили, немного прослезившись, обняла тарка и еще раз поблагодарила его.

― Спасибо тебе, что провел нас, ― Кристофер также обнял Савиана.

― Без твоей помощи у нас вряд ли получилось добраться сюда. Удачи, ― Билл с Кейт подошли к Савиану и еще раз пожелали удачи.

― Спасибо, ― Виктор также подошел к тарку.

― П"хощайте, ― Савиан, еще раз поклонившись и пожелав удачи друзьям, бросился в лес.

Друзья вопросительно посмотрели на Энею, но девушка лишь отвернулась от них и направилась дальше.

― Что с ней? ― возмущенно спросил Виктор.

― Не знаю... ― с какой-то грустью в голосе произнес Кристофер.

― Ладно, идем, нам немного осталось, ― Билл немедленно направился за девушкой.

Кейт, Эмили, Кристофер и Виктор направились за Биллом и Энеей, все глубже и глубже входя в лесную чащу. В отличие от предыдущих дней погода была не столь солнечной и приветливой, серые мрачные тучи покрывали все небо, не давая теплым лучам достичь земли, иногда моросил мелкий дождь, но под густыми кронами деревьев его совсем не чувствовалось.

Так шестеро друзей пробирались все дальше и дальше к их цели - Магистриуму. Вскоре за гигантскими деревьями начало виднеться еще более грандиозное творение - исполинская каменная фигура, высоко возвышающаяся над окружающими деревьями. И чем ближе путешественники подходили к ней, тем внушительней становился монумент.

Полчаса понадобилось, чтобы добраться до этого массивного памятника. Монумент поражал воображение. Такой огромной скульптуры ни Виктор, ни Эмили, ни Виктор еще не видели. Это была гигантская фигура человека, настолько огромная, что его голова скрывалась в грозовых облаках. Его руки величественно раскинулись в стороны, будто приглашая путников пройти вперед. За самим каменным колоссом раскинулась бездонная пропасть с резкими обрывами. Но камни и осколки пород вовсе не падали вниз, все эти глыбы просто парили - парили в воздухе без какой-либо поддержки, то сталкиваясь друг с другом, то вновь расходясь в разные стороны.

Но самое грандиозное строение ждало друзей - огромный, простирающийся над пропастью и ни на что не опирающийся мост. Сбоку виднелся другой край с гигантской скульптурой, скрываемой туманами. И почти сливаясь с горизонтом, где уже был еле различим другой конец бездны, смутно появлялись из-за серых туч еще две каменные фигуры. По краям этого необъятного моста неподвижно стояли на пьедесталах сотни скульптур размером с человека, они изображали воинов в доспехах, некоторые из них сидели верхом на конях, а другие смирно стояли, гордо смотря в бесконечность. За ними ― ряды стел, украшенных различными барельефами.

― Да, ничего себе мостик, ― восторженно сказал Виктор, осматривая эти гигантские сооружения.

― Да, это самый огромный мост на Андрате, ― начал Билл.

― И не только на Андрате, ― дополнил Кристофер, также восторгаясь прекрасными монументами.

― Не зря его называют Твердыня королей, ― Билл продолжил путь вперед и все остальные также последовали за ним. ― Это, ― юноша указал на статуи, ― все короли и королевы людей, начиная с "Великого Пути".

― Как их много, ― изумленно осматривая каждую статую, произнесла Эмили.

― Да. Все до единого здесь, включая и всех из рода Вэлендорфов, ― Билл посмотрел на Кристофера. ― Вскоре и твоя скульптура войдет в эти ряды.

― Возможно. Что это за стелы? ― всматриваясь в барельефы, спросил Кристофер.

― На них запечатлена вся история Андрата, известная нам: все самые важные события нашего мира собраны здесь.

― Это потрясающее! ― продолжая восхищаться, почти шепотом произнесла Эмили.

― Постойте, а как же рельсы? ― остановившись, возмущенно спросил Виктор.

― Какие рельсы? ― не понимая, о чем говорит Виктор, переспросил Билл.

― Кстати да, здесь нет рельс, ― также возмущенно подтвердила Эмили, но посмотрев на Билла, Кейт и Энею, девушка увидела лишь вопросительные лица. ― Это такие железные балки, по которым поезда ездят, ― пояснила Эмили.

― Ах, все я поняла, ― облегченно сказала Кейт и, немного улыбнувшись, повернулась к брату. ― Помнишь, наш папа катал нас, когда мы были еще на Земле. Он еще их шутливо называл "железными телегами, катящимися по железным бревнам".

― Все теперь я тоже понял, ― Билл также немного улыбнулся и продолжил. ― Наши поезда немного отличаются от тех, к которым вы привыкли, и они не ездят по рельсам. Идемте, ― Билл позвал друзей, и сам направился к краю моста. Виктор, Эмили и Кристофер с интересом бросились за ним.

― Вот, смотрите, ― Билл указал на небольшую черную точку в скале, очень близко расположенную к мосту. ― Вот по этому тоннелю двигается поезд, проходя на небольшом расстоянии от моста, до входа в следующий тоннель, ― юноша указал на еле заметный вдали обрыв. ― Кстати, пора подать сигнал.

В руках Билла появилась небольшая фиолетовая сфера, вокруг которой вращалось еще три чуть меньших шара, затем юноша резко взмахнул вверх рукой, и сферы послушно взмыли ввысь. Через несколько минут небо озарилось яркими фиолетовыми вспышками, немного напоминающими запуск фейерверков, после чего такие же вспышки стали видны вдали.

― Все, теперь уже точно все готово, ― немного обрадовавшись, произнес Билл.

― А как это все держится? ― немного погодя, спросил Виктор.

― Здесь большое скопление, так называемой, "чистой энергии", все держится на ней, поэтому мост не рушиться, ― ответил Билл.

― И как давно он здесь? ― поинтересовался Кристофер.

― Очень давно, его возвели почти сразу после катаклизма.

― Что за катаклизм? ― вспомнив упоминания Билла о катаклизме, когда тот рассказывал о Фангорне, спросила Эмили.

― Это долгая история, хотя, у нас еще время, ― начал Билл. ― Раньше наши континенты были совершенно другими, с другим рельефом и климатом. Здесь... ― Билл оглядел весь разлом, ― ...не было этого моста, пролива, вместо них здесь находилась огромная плодородная равнина и крупный город ― Неарид. Но потом все изменилось. В этом городе проходили изучения взаимодействия магии с... ― юноша перевел дыхание и продолжил, - ...с запрещенными искусствами.

― Запрещенные искусства? ― удивленно переспросил Кристофер.

― Да. Эти виды магии запрещено использовать как на Андрате, так и на Земле, сейчас очень мало известно о них. Все существующие данные, в которых хоть даже только упоминались бы эти два слова, находятся сегодня в Магистриуме в закрытых секторах, доступ к которым ограничен. Поэтому все исследования были секретными, и большинство результатов было уничтожено. В итоге, в этом городе произошла катастрофа. Причина этой трагедии не известна. Но, в результате, Неарид был полностью уничтожен, однако последствия были куда более трагическими. От места катастрофы прошел разлом, разъединивший Теллонис на две части и образовавший этот пролив, названный "Врата Ада", ни одному судну не посчастливилось пройти через него, ни одному... ― Билл сделал небольшую передышку и продолжил. ― После подобные случаи проявились во многих местах, в том числе и в Пурпурной бухте, так Фангорн отделился от остального материка. По всему Андрату прокатилась волна ужасных землетрясений, которые окончательно изменили облик планеты, а затем гигантские волны ударили по берегам Терразана и Ардэлана. Это время назвали "Белой смертью". А после, через несколько лет, над этим проливом был построен мост, связавший Теллонис воедино.

― Это ... ужасно, ― прошептала Эмили.

― Это было давно, даже еще до создания Магистриума, об этом забыли ... но подобного наш мир не испытывал никогда, ― с некой грустью в голосе произнес Билл, затем замер, прислушиваясь, ― Черт... почему так рано! ― разозлившись, выпалил юноша.

― Что? Что случилось? ― не понимая, почему вдруг Билл так изменился, спросил Кристофер.

― Энея, Кейт! ― крикнул Билл, после чего девушки подбежали к краю моста.

― Да что случилось-то? ― переспросила Эмили.

― Поезд, он должен был пройти позже, ― впопыхах всё проверяя, ответил Билл.

Виктор, Кристофер и Эмили немедленно повернулись, смотря на обрыв. Небольшая светящаяся точка, стремительно приближаясь, виднелась вдали. Вскоре внизу, недалеко от моста, появились четыре металлических дугообразных балки, протянувшихся от одного конца обрыва до противоположного.

― Все готовы? ― спросил у друзей Билл, на что все пятеро помахали головой в знак согласия. ― Тогда на счет "три". Раз ...

― Билл, ― настороженно произнесла Кейт, смотря уже на огромный вращающийся шар, двигающийся в этом своеобразном квадрате. Вокруг самой сферы вращалось четыре металлических кольца, за которыми цепочкой неслись десять крупных вагонов. На сглаженных углах состава сияли фиолетовые линии. Несколько железных колец также вращалось вокруг первого вагона. И с каждой секундой этот поезд становился все ближе.

― Два... ― смотря на приближающуюся сферу, спокойно продолжил отсчет юноша.

― Билл... ― взволнованно произнесла Кейт.

― Билл! ― испуганно крикнула девушка во весь голос, смотря уже на различимый поезд.

― Давайте... Три! ― прокричал Билл.

В одно мгновение все шестеро друзей спрыгнули с моста, со страхом смотря в бездну, секунда, и ярко сияющий шар стремглав пронесся под ними, за ним начали проноситься вагоны. Мгновения свободного падения, и после невидимый барьер приостановил их, затем безболезненный удар об металл и темнота.

― Все здесь? ― осматриваясь, спросил Билл.

― Вроде, да, ― найдя глазами друзей, ответила Энея.

― Что нас приостановило? ― спросила Эмили.

― Этот барьер изолирует поезд, иначе его просто разорвало бы на части от такой скорости, сейчас мы движемся со скоростью в шесть раз выше, чем была над обрывом.

― Почему? ― интригующе спросил Виктор.

― Он просто не может там ее достичь. Ладно, давайте за мной, ― Билл направился к недалекому люку. Через несколько минут все шестеро оказались внутри вагона. Множество людей: как и детей, так и взрослых, находилось внутри, и их количество явно превышало количество мест в несколько раз. Дети и старики сидели на местах как можно ближе друг к другу, чтобы места хватало всем, остальные оставались на железном полу, с удивлением смотря на шестерых подростков действительно "свалившимся им на голову".

Пытаясь никого не задеть, Билл направился к переходу в другой вагон, остальные направились за ним.

― Куда теперь? ― шепотом спросила Эмили, чтобы не мешать спящим людям.

― В самый первый вагон, там пункт управления поездом, ― также шепотом ответил Билл.

В каждом вагоне было одно и то же: сотни людей, пытающихся сбежать из Лордерона, променяв практически все, что у них было, на билет в надежде, что там, куда они бегут, будет лучше. Их измученные лица с надеждой в глазах смотрели на незнакомцев, жалобно провожая взглядом. От вида всех этих людей, друзьям стало не по себе, они жаждали помочь, но понимали, что не могут, и от этого на душе становилось только хуже. Сдерживая себя, шестеро подростков старались как можно быстрее пройти все это безумие. В итоге, оставив позади пять вагонов, Билл остановился.

― Все мы пришли. Приготовьте оружие, мы не знаем, сколько там охранников, ― с полной серьезностью сказал юноша.

― Хорошо, а они сильно вооружены? ― в руках Кристофера появился посох.

― Этого мы тоже не знаем, ― повернувшись к двери в следующий вагон, ответил Билл.

― Тогда, чего мы ждем, вперед, ― приготовившись, произнес Виктор.

― Да, вперед, ― Билл открыл дверь и ворвался внутрь, пятеро друзей вошли за ним.

― Что вы делаете. Посторонним сюда вход воспрещен! ― возмутилась женщина, вмиг вскочившая с сидения.

― Мы не посторонние, ― Энея прикоснулась к плечу неизвестной, и та упала на пол без сознания. ― И это все. А где охрана? ― осматривая пустой вагон, возмутилась девушка.

― Видно, Милитрат на это поскупился, ― ничуть не удивившись, произнес Билл, а затем направился к перегородке, после чего прошел за нее и вытащил оттуда мужчину без сознания, положив его рядом с женщиной.

― Держи, ― Энея бросила ему серебряное кольцо с крупным круглым камнем.

― Откуда? Ведь все были уничтожены, ― восторженно спросил Билл.

― Как видишь не все, ― усмехнулась девушка, надев на палец такое же кольцо.

Энея положила свою левую руку на левое плечо женщины, а правой держала запястье правой руки. Через несколько минут камень на кольце начал светиться, и вскоре Энея преобразилась в лежащую без сознания женщину. Билл также принял облик обезвреженного им мужчины. Кристофер, Эмили и Виктор с восторгом смотрели на новых друзей.

― Это ... просто класс, ― восхитилась Эмили.

― Спасибо, ― улыбнувшись, сказала Энея.

― И как долго это будет длиться? ― поинтересовался Кристофер.

― Пока они не проснуться, ― объяснил Билл, после чего вновь направился к перегородке. Кейт и Энея направились за ним, Виктор, Кристофер и Эмили, продолжая восхищаться увиденному, вскоре к ним присоединились. За перегородкой находилась комната управления поездом. Крупное лобовое окно во всю стену открывало вид на огромную вращающуюся сферу. В центре стояло кресло, возле которого парили еще три шара. Вокруг них постоянно всплывали различные сообщения. Сев в кресло, Билл положил две руки на крайние сферы, после чего перед ним появилась карта, на которой желтым цветом отмечался пройденный путь поезда.

― Так, мы уже рядом с Громхолом. Вы - Билл указал на Кейт, Эмили, Кристофера и Виктора - отправитесь в соседний вагон, будете ждать, пока мы не пройдем проверку.

― А вы? ― взволнованно спросила Эмили.

― В Громхоле поезд остановят, его будут проверять. Не пугайтесь, они не следят за теми, кто находится в поезде, они просто осмотрят его на предмет возможной опасности. Поэтому просто ждите, когда все закончится, ― после этих слов Билл прикоснулся к центральной сфере, после чего поезд начал замедляться. Виктор, Эмили, Кейт и Кристофер направились в соседний вагон.

Через пару минут поезд остановился, и четверо друзей подошли к окну. Их взору открылась просторная, но пустая платформа с множеством скамеек и прямоугольных колонн. За ними виднелась гигантская статуя человека на пьедестале, окруженном потоком раскаленной лавы. Дворф был одет в металлические доспехи, а в поднятой вверх руке он держал молот, сверху на этот монумент лились потоки яркого солнечного света. Вокруг колоса стройным рядом стояло девятнадцать колонн, рядом с которыми находилось множество небольших домиков, окруженных дворфами. А дальше, подобно гигантской арене, вырубленной в горе, рядами поднимались вверх ярусы крупных и мелких построек, доходя почти до уровня молота. Вскоре несколько отрядов дворфов с оружием подошло к остановившемуся поезду, после чего двери открылись.

Тут же из вагонов посыпали люди, смешавшись с толпой Эмили, Кейт, Виктор и Кристофер, вышли на платформу. Недалеко от себя Кристофер сумел различить силуэты Билла и Энеи, вернее их новых обликов. Несколько дворфов стояли рядом с ними и выясняли подробности. Но что-то пошло не так, дворф начал говорить громче, а его сопровождающие нацелили свое оружие на Билла и Энею.

― Нужно помочь им, ― наблюдая за происходящим, сказала Эмили.

― Как? Мы только все испортим, ― остановил ее Виктор.

― Давайте подойдем ближе, ― предложил Кристофер, после все трое начали пробираться сквозь толпу людей, и вскоре всего несколько человек отделяло их от Билла и Энеи.

В конце концов, дворф приказал что-то солдатам, и те кинулись к Энеи с Биллом, пытаясь их задержать. Но яркая вспышка ударила в них, и еще в нескольких стоящих рядом дворфов. Тут же послышались выстрелы: множество отрядов кинулось к месту этого происшествия. Люди кричали, в панике они бросались в разные стороны, помогая отбиваться от дворфов, Кейт, Эмили и Виктор с Кристофером бросились к Биллу и Энеи. Множество ярких вспышек пролетало мимо друзей, ударяясь в поезд и колонны. В ответ на это в дворфов лети стрелы Виктора и кинжалы Эмили, огненные вспышки ударялись в щиты дворфов, но все же их становилось только больше. Переглянувшись, Билл и Кристофер создали несколько полупрозрачных сфер и направили их потолок. Мгновение и шесть взрывов обрушили своды вокзала на воинов. Воспользовавшись моментом, все шестеро кинулись в поезд. Через несколько секунд поезд вновь направился вперед, с огромной скоростью отдаляясь от столицы дворфов.

― Что произошло там? ― успокоившись, спросила Эмили.

― Надоедливый попался дворф, ― вновь став собой, ответила Энея, бросив взгляд на лежащих без сознания людей.

― Нам повезло, что мы успели уйти, ― немного разочарованно произнес Билл.

― Да это точно, ― подтвердил Виктор.

― Никто не заметил, что нас потряхивает немного? ― испуганно спросила Кейт.

― Сейчас проверю, ― сев в кресло, сказал Билл.

Юноша вновь прикоснулся к крайним сферам, после чего перед ним появилась уменьшенная полупрозрачная копия поезда.

― Черт, почему нам так не везет. Они повредили систему стабилизации, ― расстроившись, сказал Билл, смотря на горящие красным части поезда.

― И что это значит? ― не понимая, спросил Виктор.

― Тоннель ведь неровный, он виляет в стороны, вверх и вниз. Поврежденная система отвечает, вернее, отвечала за плавный проход поезда по нему. А теперь при любом резком повороте мы просто вылетим с пути и врежемся в скалу.

― А мы сможем добраться до Магистриума? ― спросил Кристофер.

― Судя по карте, на этом участке нет резких поворотов, только перед самым городом, поэтому шанс есть.

― А как тогда с ними быть? ― Виктор указал на мужчину и женщину.

― Перенесем в последний вагон, а затем отцепим его, ― предложила Энея.

― Да, так и сделаем, ― подтвердил Билл. ― Вы пока останьтесь здесь, ― юноша посмотрел на девушек, ― а мы с Виктором и Энартом отнесем их в последний вагон, и заодно проверим, нет ли здесь кого-нибудь еще.

― Хорошо, ― одобрительно сказала Кейт.

Виктор. Кристофер и Билл, взяв под руки лежащих без сознания людей, направились к проходу в следующий вагон.

Глава 5

Двери в вагон распахнулись и в открытый проход вошли трое юношей.

― Все нормально? ― немного настороженно спросила Эмили.

― Да мы их отнесли и отцепили вагон, заодно проверили остальные, вроде никого нет, кроме нас, ― присев, сказал Виктор.

― Что-то случилось? ― смотря на взволнованных девушек, спросил Кристофер.

― Пойдемте, ― Энея направилась в комнату управления, все остальные направились за ней.

― Честное слово, мы ничего не трогали, ― начала успокаивать пришедших юношей Кейт. ― Но скорость начала расти, пара колец отвалилась, ― девушка показала на трещину от удара на боковой стороне стекла. ― Мы ничего не стали делать, решили ждать вас.

― ...Мы больше не можем контролировать поезд, ― сев в кресло и положив руки на сферы, сказал Билл.

― Как "не можем"? ― переспросил Виктор.

― Поезд теперь просто набирает скорость, мы не сможем его остановить.

― И что же нам делать? ― возмутился Кристофер.

― С этой скоростью, с учетом того, что она растет, мы будем у Златосвета примерно через пятнадцать минут, ― задумавшись, произнес Билл.

― Может, попробуем "выброс"? ― предложила брату Кейт.

― Что еще за "выброс"? ― удивленно спросила Эмили.

― "Выброс" - это экстренное катапультирование, но применяют его не на поездах, и разрабатывался он не для них, ― пояснила Энея.

― И как он действует? ― не понимая суть этого "выброса", спросил Кристофер.

― Нужно создать герметичную капсулу, у нас не получится, конечно, создать качественную оболочку, но мы попробуем. Но пробить толщу земли - все-таки не самая легкая задача, ― продолжая раздумывать над предложением Кейт, ответил Билл.

― Десять минут, ― словно вынося приговор, мрачно сказала Энея.

― Ладно, медлить нельзя, все равно, других вариантов пока нет. Идемте, ― Билл встал со стула и направился к лестнице, прикрепленной к стене. Юноша прикоснулся к ней рукой, и та, сделавшись прямой, пристала к крыше возле люка. Затем Билл влез наверх и, открыв люк, вышел на крышу поезда. Виктор, Эмили, Энея, Кристофер и Кейт по очереди влезли за ним.

― Идем в конец, там отцепим вагон, чтобы при выбросе было меньше сопротивления от скорости, к тому же барьер немного приостановит нас, ― произнес Билл после того как все вылезли из люка и затем направился по крыше вагона к самому последнему.

Кристофер с удивлением посмотрел вверх, но вокруг все сливалось в единую сероватую картинку с двумя черными линиями по бокам. Но здесь, под этим барьером, ничего не чувствовалось, лишь изредка поезд потряхивало, поэтому все шестеро беспрепятственно шли по крышам вагонов. Через пару минут Билл вышел к последнему вагону.

― Так, у нас четыре минуты, ― сев на холодный металл, сказал Билл, остальные последовали его примеру и сели рядом. ― Энарт, дай руку.

― Хорошо, ― Кристофер протянул свою руку другу.

Билл, не медля, схватил одной рукой Криса за запястье, а вторую приложил к металлу. Через несколько секунд, плавно образуя круг, вокруг шестерки появился прозрачный шар, а руки Кристофера и Билла покрылись светящимися нитями, густо переплетенными между собой. Яркие световые лучи волнами расходились по шару, затем вокруг появилось два вращающихся металлических круга, набирающих скорость.

― Думаю готово... Кейт, отцепи вагон, ― повернувшись к сестре, сказал Билл.

Девушка прикоснулась к крыше, после чего вагон сильно тряхнуло и вскоре он начал отдаляться от остального поезда, затем, пройдя через прозрачный барьер начал ехать все медленнее и медленнее.

― Готовы? ― с неким страхом в голосе спросил Билл, в ответ на это, все остальные испуганно помахали головой. ― Тогда ... титаны нам в помощь.

Юноша отпустил руку с крыши. Мгновение и сфера с огромной скоростью взмыла вверх, врезаясь в горную породу. Несколько секунд и друзей выбросило вверх, и затем все шестеро упали на песок.

― Фу, вроде получилось! ― перевернувшись лицом вверх, радостно объявил Виктор.

― Да уж, ― Эмили ни с того ни с чего начала смеяться.

― Вставайте, нужно быстрее уходить, ― приподнявшись, сказал Билл.

Как только юноша встал на ноги, земля начала трястись, послышался ужасный скрежет и треск, после чего вдалеке куски породы и камня начали разлетаться в стороны. Покореженный поезд с силой вырвался из-под земли и продолжил с огромной скоростью стремиться вверх. Но затем крупный сияющий шар впереди него вмиг уменьшился и после взорвался, уничтожив весь поезд и оставив пылающую воронку.

― Что происходит? ― настороженно спросила Эмили, наблюдая как песок под ней начал перемещаться в сторону.

― Что? Ты о чем? ― с оставшейся на лице улыбкой спросил Виктор.

― Черт... ― прошептал про себя Билл и затем со всей силы крикнул. ― Бегите!

― Что происходит? ― наблюдая, как весь песок начал собираться в две гигантские кучи, увеличивающиеся с каждой секундой, испуганно спросил Кристофер.

― Защитники, ― со страхом смотря на происходящее, Билл начал бежать к виднеющемуся городу. Виктор, Кристофер, Эмили, Энея и Кейт бросились за ним.

― А раньше нельзя было предупредить? ― возмущенно спросил Виктор.

― Я не думал, что они... существуют, ― в недоумении ответил Билл.

Тем временем две гигантские кучи песка приняли очертания людей. Они что-то говорили на непонятном языке, и это гулом разносилось по округе. Увеличиваясь, они направились к шестерым друзьям, от каждого их шага сотрясалась земля, их слова гремели сильнее грома, закладывая уши нежданным гостям. И все попытки убежать от них были тщетны. В одно мгновение перед шестью беглецами возникла стена из песка, куда бы они ни пытались кинуться, везде их останавливали песчаные преграды, и вскоре друзья оказались в ловушке, два колосса окружили их и затем разом соединили ладони. Песчаные заслоны начали распыляться и затем вращаться вокруг пленников, постепенно закрывая все вокруг.

― Вот мы влипли, ― растерянно произнесла Эмили, видя как песок начал заволакивать все вокруг.

― Есть у кого-нибудь идеи как выбраться? ― наблюдая за тем, как песок заполонял все вокруг, спросил Виктор.

― Ваша очередь, ― также растерянно произнес Билл.

― А что будет, если мы не выберемся? ― пытаясь сосредоточиться, спросил Кристофер.

― Насколько я знаю, они распылят нас, словно песок, ― пояснила Кейт.

― Не самая лучшая перспектива, ― пытаясь хоть что-нибудь придумать, огорчилась Энея.

― Стойте, что происходит с песком при высокой температуре? ― неожиданно для себя выдал Кристофер.

― В каком смысле? ― не понимая, о чем говорит его друг, спросил Виктор.

― Ты гений, ― обрадовавшись, произнес Билл. ― Песок плавится.

― Попробуем, ― после этих слов в руках у Криса появилась вращающаяся огненная сфера, затем, резко раскинув руки в стороны, юноша увеличил ее до размеров песчаного купола, нависшего над друзьями. Несколько секунд языки пламени, смешавшись в едином потоке, раскали песок, после чего огненный шар начал уменьшаться и вскоре вовсе исчез. Огромный раскаленный купол начал застывать.

― Все бежим, этого надолго не хватит, ― Кристофер направил огненный поток в основание купола, после чего образовался раскаленный тоннель.

Не медля ни минуты, все шестеро бросились в него. Вновь громкий яростный гул наполнил все вокруг, огромная рука яростно ударила в купол, затем еще одна разрушила часть тоннеля, после чего тот начал обрушиваться. Задыхаясь от пыли, шестеро друзей выбежали из рушащегося прохода и начали отбиваться от двух песчаных гигантов, но все их усилия не приносили никакой пользы.

Неожиданно несколько сверкающих металлических предметов врезались в колоссов, после чего взрывы частично уничтожили песчаных воинов. Однако, вновь поглотив песок, гиганты вернули прежний облик и обернулись в сторону, откуда исходили удары. Воспользовавшись моментом, все шестеро кинулись прочь от места битвы.

***

Пытаясь отдышаться, Билл остановился, остальные также притормозили. Место, где буйствовали песчаные гиганты, осталось далеко позади, но уже и сами стражи исчезли. И теперь уже близкий город предстал во всем своем величии.

Широкая стена окружала Златосвет, множество караульных башен высилось на всем ее протяжении, перед стеной раскинулись парки зеленеющих деревьев. Недалеко виднелись крупные ворота, перед ними уютно расположилось несколько крупных построек с высокими застекленными окнами. За стеной в самом центре города раскинулся крупный холм, на котором и располагались скрывающиеся в облаках башни Магистриума, сам холм окружали невысокая стена с крепостью и множество парков, в которых виднелись белокаменные постройки. Далее шли красивые высокие строения с куполами, отливающими золотом, и широкая улица, опоясывающая Магистриум. От нее словно лучи солнца, во все стороны расходились широкие проспекты мощеные узорной плиткой.

Недалеко от Магистриума находились еще несколько крупных зданий с гигантскими стеклянными куполами, и с множеством парящих вокруг башен, рядом с ними в небе парили крупные воздушные суда, напоминающие огромные воздушные корабли. В хвостовой части этих небесных стражей вращались фиолетовые сферы, напоминающие шар у поезда, вокруг которой также вращалось несколько металлических колец. У самых крупных кораблей под кармой вращалось еще несколько сфер.

― Почти добрались, ― любуясь красотой города, произнес Виктор.

― Да, немного уже осталось до стены, ― подтвердил Билл.

― Тогда вперед, ― не желая больше ждать, сказал Кристофер.

― Да, ты прав, идем.

Все шестеро быстро направились вперед, с каждым шагом приближаясь к стене. И вскоре все шестеро стояли уже у высокой преграды, отделяющей их от города.

― Теперь ты, ― Билл повернулся к сестре, после чего Кейт подошла к стене, и приложила ухо к камням, будто что-то слушая, затем девушка хлопнула ладонью по камню, после чего несколько десятков камней выступили из стены.

― Будь осторожен, ― посмотрев в глаза брату, настороженно произнесла девушка.

― Все будет хорошо, ты знаешь, ― после этих слов юноша прыгнул и, зацепившись за камень, начал взбираться вверх.

Пятеро друзей внизу, затаив дыхание, смотрели, как Билл карабкается по этой, казалось, бесконечной стене. Однако через несколько минут юноша добрался до самого верха и затем исчез за зубцами, после чего конец веревки упал к основанию стены, и вверху показалась фигура Билла, махающего рукой в знак того, чтобы друзья быстрее взбирались вверх. Первой пошла Кейт, за ней Энея и Эмили, после них Виктор и Кристофер.

Охраны действительно не оказалось, и как только все взобрались, старая веревка исчезла, и Билл скинул две новых в парк за стеной. Девушки спустились первыми, Виктор, Крис и Билл спустились за ними, после чего веревки также исчезли. Теперь шестеро друзей находились в парке.

― Так, вроде перебрались. Патрульных не было, значит все по плану, ― после этих слов Билл, словно пепел, стряхнул свою старую одежду, и теперь он стоял в красивом белом сюртуке, украшенным золотыми пуговицами и серебряной нитью. Затем подошел к Кристоферу и Виктору, после чего их старая одежда сменилась новой: Кристофер красовался в блестящем черном, а Виктор - в сюртуке переливающегося серебристого цвета. Затем Энея и Кейт также изменили свою одежду, и теперь перед парнями стояли две девушки в коротких коктейльных платьях, а в руках держали крошечные сумочки. Затем Кейт подошла к Эмили, после чего старая одежда девушки преобразилась в короткое "греческое" платье.

― А не слишком ли это... официально? ― осматривая себя и друзей, спросил Кристофер.

― Здесь собрана элита, мы должны хоть как-то соответствовать, чтобы не выделяться, ― пояснил Билл. ― Все идем.

Через несколько минут все шестеро вышли на просторную аллею с небольшими фонтанчиками в центре, вокруг гуляло множество людей, наслаждаясь этим прекрасным парком. Здесь было намного прохладней, чем на противоположной стороне от стены: легкие дуновения ветерка слабо колыхали верхушки деревьев, солнечные лучи пекли не так сильно. В этом месте все было иначе, иногда казалось, что это вовсе не город, а музей или какой-нибудь выставочный центр ― повсюду царила идеальная чистота, красивые ухоженные улицы и улочки, все дороги выложены плиткой различных цветов, на улицах красивые и элегантные прохожие.

― Это утопия какая-то, ― с негодованием смотря на все вокруг, возмутился Кристофер.

― Да, это идеал, как показатель каким должен быть мир, но просто не все видели нижний ярус, где живут обычные люди, конечно, если это можно назвать жизнью: еле держащиеся лачуги, в которых прозябают тысячи! Но все это скрыто под городом, чтобы это мешало тем, кто живет наверху, наслаждаться жизнью! ― разозлившись, выпалил Билл.

― Потрясающий город, ― с иронией в голосе сказал Виктор.

― Как видишь, тут всех заботят только свои проблемы, ― успокаиваясь, произнес Билл. ― Давайте поторопимся.

Друзья немного ускорились, но Магистриум был по-прежнему далеко. Постепенно продвигаясь вперед, друзья лишь сильнее разочаровывались. С каждым кварталом все явнее показывалось превосходство над другими: каскады фонтанов, сотни скульптур, украшенных золотом, постепенно дороги просто стали стеклянными, а под ними ― целые сады, красившие здания с природными рельефами, крупные скульптуры, искусственные водопады, начинающиеся из неоткуда, выливались в целые озера, над которыми устраивали спектакли десятки водных шаров и струй.

В конце концов, здания прекратились, и вновь шестеро друзей шло по парку, после чего подростки вышли к небольшой стене, за которой находился гигантский комплекс Магистриума.

― Мы правильно пришли? ― спросила Кейт, повернувшись к брату. Ее платье вновь сменилось на старую одежду.

― Да здесь, я точно помню, ― Билл направился вперед и, подойдя к стене, задвинул внутрь один из кирпичей, после чего соседние камни раздвинулись в стороны, и перед юношей открылись три ряда кольцевых камней, таких же, какие шестерка видела при проходе под стеной Салорана. Юноша надавил на несколько кирпичиков в каждом ряду, после чего те выстроились в сплошную линию, и затем перед шестью друзьями появился небольшой проход. Недолго думая, все шестеро нырнули в тоннель, и проход за ними закрылся. Как только весь тоннель погрузился в темноту в руках Билла и Кейт появились светящиеся шары, после чего друзья направились вперед.

Тоннель поднимался, временами становился то уже, то шире, вилял из стороны в сторону. По объяснению Билла, Виктор, Кристофер и Эмили поняли, что этот тоннель один из пяти тайных выходов на случай экстренных ситуаций, каждый проход выходит в отдельный сектор для быстрой и эффективной эвакуации. Так шаг за шагом все шестеро пробирались все выше и выше к цели, которая была уже не просто близка, она стала для всех шестерых осязаема. В душе у всех огонь надежды разгорался с каждой минутой все сильнее, ведь сегодня, сейчас все должно было решиться. И вот, наконец, Билл остановился дальше оставался только один путь наверх.

― Все готовы? - потом у нас не будет пути обратно, ― собирая всю силу в кулак, спросил Билл.

― Да, ― без нотки сомнения в голосе ответил Виктор.

― Мы должны это сделать, ― поддержала Эмили.

― Нам и не нужен путь обратно, ― произнес Кристофер.

― Я готова, куда же вы без меня, ― улыбнувшись, ответила Кейт.

Оставалась Энея, не трудно было заметить, что последнее время она вела себя скрытно, почти не общалась, все время была расстроена, и теперь она отвернулась, вытирая слезы, чтобы никто из остальных не видел. Никто не знал, да и не мог знать причину этого, но, все же собравшись, девушка повернулась.

― Идем... ― почти шепотом произнесла Энея, пытаясь скрыть свои глаза от других

― С тобой все хорошо? ― взволнованно смотря на девушку, спросил Кристофер.

― Все отлично, идем! ― без дрожи в голосе произнесла Энея.

― Тогда все, ― Билл открыл каменную дверь, ослепительный свет начал мгновенно резать глаза, мелодия, наполняющая сад, теперь добралась и до друзей, и сразу же некая слабость овладела ими. Билл вылез из прохода, за ним вышла Кейт и Эмили, после них Кристофер и Виктор, Энея шла последней.

Как только все шестеро вышли в сад, картина, открывшаяся перед ними, сразу же все изменила. С недоумением все наблюдали за происходящим, лишь Энея стояла, опустив голову и потупив взгляд. Второй отряд, который должен был их ждать, действительно, оказался здесь, но все его участники стояли, направив свое оружие на вышедших друзей.

― Что происходит? - мы свои, ― в недоумении высказал Билл.

― Оружие, ― сказал мужчина, стоявший в центре.

― О чем вы? Вы можете объяснить все толком? ― продолжал юноша.

― Отдайте свое оружие, ― спокойно, по словам, произнес мужчина.

― Как вы могли? Ведь вы были... ― разочарованно начал Билл.

― До вас долго доходит, ― продолжая сохранять спокойствие, мужчина кивнул головой в сторону Энеи. Девушка, вытирая слезы, встала и подошла к Кристоферу.

― Нет... Почему? ― Кристофер пристально смотрел в глаза девушки, но та лишь бросила мимолетный взгляд и тут же скрыла его, продолжая обыскивать юношу. Найдя в кармане кольцо, девушка прикоснулась дрожащими руками к запястью и забрала с его руки браслет.

― Прости, ты должен понять... ― дрожащим голосом прошептала Энея, после чего направилась к Эмили.

― Сколько они вам заплатили? ― яростно выпалил Билл.

― Это не имеет значения. Но поймите, что вы боритесь за мираж, мы построим лучший мир, ― продолжил мужчина.

― Лучший... Ты понимаешь, о чем говоришь?.. Ты был братом для нас! Как вы могли предать, после всего... ― Билл злился и хотел продолжить, но сдержал себя и, сев на колени, склонил голову.

― Это вы пытаетесь уничтожить все, что нам дорого, а не они, ― немного повысив тон, сказал мужчина, затем повернулся и махнул головой одному из соседних воинов, после чего тот направился к Кристоферу. Мгновение, и сильный удар в затылок, юноша свалился без сознания.

Часть 4. Надвигающаяся буря

Глава 1

Первое что почувствовал Кристофер, очнувшись - ужасная боль: голова просто раскалывалась на части, перед глазами проносились различные воспоминания, отрывки фраз, вновь промелькнул странный человек в поношенном плаще, затем дядя, что-то говорящий, но его слова становились не разборчивыми. Затем померещилось лицо Энеи, она плакала, слеза одна за другой катились по ее щекам, и затем она прошептала "прости", после чего всё исчезло, и среди ослепительного света юноша различил знакомый кабинет. Те же парящие под потолком сферы, шкафы, письменный стол, окна зашторены; свитки ожидали, когда их подпишут; всё вмиг стало очевидно ― это кабинет Дортфура. Галлюцинации постепенно исчезали, юноша осмотрелся.

Альберт Дортфур стоял возле зашторенного наполовину окна, задумавшись, смотря на город.

― Здравствуйте, Энарт Вэлендорф. Или лучше называть вас Кристофером Эвансом?― неожиданно произнес магистр, продолжая наблюдать за городом.

― Где все остальные? ― злясь на себя, спросил юноша.

― Дожидаются вас, ― спокойно ответил Альберт. ― И все же я рад вас видеть вновь; в конце концов, с момента последней нашей встречи прошло уже много лет.

― Простите, но я не могу ответить тем же, ― в недоумении проговорил Кристофер, вспоминая, как месяц назад он находился в этом же кабинете.

― Вам решать... ― совершенно не поменявшись в лице, также спокойно сказал Дортфур. ― Вас видимо тревожит вопрос - почему же вы здесь, не так ли?

― Вы правы, почему же я тогда не с остальными?

― Эта встреча должна была произойти.

― И что вам нужно от меня?

― Вопросы. Как много всего вы желаете узнать. Но я бы советовал не задавать вопросы, на которые вы не хотите знать ответы, ― после этих слов в руке магистра появилась маленькая светящаяся сфера, плавно перемещающаяся по ладони.

― О чем вы? ― в недоумении спросил юноша.

― Вам следует научиться ждать и продумывать каждый свой шаг, ― Дортфур продолжал незыблемо смотреть вдаль, в то время как из маленького шарика появился еще один. ― Ответьте мне: разве, за всем, что сейчас происходит, не кроется отчасти ваша вина? Ведь все это сделали вы... На мой взгляд - это ваша семейная черта. Вы также похожи на него, в вас та же свирепость и ярость.

― Вы имеете в виду моего отца, ― с горечью сказал Кристофер, по-прежнему не до конца понимая, о чем говорит Дортфур. Ведь в прошлый раз их встреча была иной, и сам магистр как-то изменился в глазах юноши, словно это был другой человек.

― Вам решать. Знаете, Кристофер, я знал не только вашего, я видел смерти каждого из рода Вэлендорфов, в том числе и его, ― с некой озлобленностью магистр произнес последние слова.

― Почему я все еще здесь? ― окончательно переставая понимать слова Дортфура, юноша спрашивал уже все, что просто приходило ему в голову.

― Ответ очевиден, ― вместо двух светящихся шариков в руке магистра теперь появилось три. ― В каком вы должно быть одиночестве и отчаянии: та, что была ближе других, предала. Хотя странная вещь - судьба: ее отец предал вашего отца... воистину дочь пошла по стопам своего родителя. А ваш незабвенный дядя пытался исправить собственные ошибки. И опять же, питая свою гордыню, вы подвергли смертельной опасности ваших друзей, ни взирая на последствия, которые могут последовать за этими глупыми действиями, ― от былого спокойствия магистра не осталось и следа, теперь же Дортфур повернулся к юноше, и с каждым его словом на душе юноши становилось все противнее. Ведь все его слова Кристофер не мог опровергнуть, сказать, что это не так, и внутри себя Кристофер вынес лишь единственный правильный вывод: слова Дортфура - правда, противная, ужасная, но все же - правда, которую он бы хотел спрятать и никогда больше не видеть.

― И что же теперь с нами будет? ― озлобленно продолжил Кристофер, впиваясь яростными глазами в лицо магистра.

― С вами - совершенно ничего. Ваше высокомерие, эгоистичность, заносчивость, желание выделиться ослепляют вас, поэтому даже слепой видит больше, чем вы. И знаете, что самое важное: все ваши действия объясняются крайне легко - в глубине вашей души вы также жаждите власти, в этом и состоит вся ваша натура. Вы копия своего отца, который также не думал о последствиях, в результате чего вверг собственную страну в отчаяние, ― магистр с каждым словом все сильнее давил на юношу, в то время как три светящихся шара сменились четырьмя.

― Не смейте так говорить о моем отце! Чего вы хотите добиться от меня? Чего? Почему вы не убьете меня здесь и сейчас! И тогда увидите еще одну смерть!- яростно выпалил юноша, но все это вызвало у магистра лишь легкую улыбку.

― В какой-то мере я знал вашего отца лучше. Признаться, ваша попытка вторжения в Магистриум удивила меня, но этого следовало бы ожидать. Вас окружили предатели, и оттого вас постигла неудача, и это еще один урок вам. Однако все же вы умнее, чем любой из них, ― увильнув от вопроса, спокойно начал Дортфур. ― Пока, вы просто не в состоянии понять, во что все это обернется. Подумайте, вы ввязываетесь в смертельную для вас партию, поэтому питать надежды на победу глупо.

― Меня ввязали в эту партию... Но знаете, я продолжу, и в конце мы увидим, кто станет победителем, а кто проигравшим! ― пытаясь держать себя, произнес юноша.

― Выбор за вами... ― в конце концов, на ладони магистра парили пять небольших полупрозрачных шаров, затем, обойдя Кристофера, Дортфур остановился и прикоснулся к его груди, после чего пять сфер прошли через одежду к сердцу юноши. Мгновенно Кристофер почувствовал, что все негативные мысли исчезли, ярость, нагнетающаяся внутри, стала утихать, сам мир вокруг, будто немного оживился, перестал казаться мрачным, нахлынули старые воспоминания, когда он с друзьями еще не был на Андрате. И что бы ни сделал магистр с этими сферами, от них стало намного лучше, нежели раньше, словно серые до этого краски вдруг окрасились во все цвета радуги.

― Вы ведь не Дортфур... ― задумчиво начал Кристофер.

― Верно, ― жесткая улыбка вновь скользнула по лицу Дортфура.

― Тогда кто же вы? ― в недоумении смотря на магистра, спросил юноша.

― На этот вопрос не существует ответа, ибо нас нет, однако я стою перед вами. Но меня больше интересует другое - кто вы? - спаситель или убийца. Выбирайте, пока у вас есть еще время, ― с отвращением произнес магистр.

― Я никогда не сдамся таким как вы, и пусть ваши слова будут правдой, но я буду сопротивляться, пока жизнь окончательно не покинет меня! ― с гордостью провозгласил Кристофер, наблюдая, как лицо Дортфура залилось яростью.

― И что вы надеетесь изменить здесь? - чего вы пытаетесь добиться? Обернитесь вокруг, в конце концов... Посмотрите на эти рассадники притворства, лжи, хамства, насилия, бездушия, на эту, так называемую, "элиту" вашего общества, ― яростно выпалил Дортфур. ― И скажите - что вы пытаетесь здесь изменить?

― Не все такие, как они, есть множество порядочных и честных людей, готовых пожертвовать жизнью за другого в отличие от вас! И кто же из нас слепой? ― Кристофер решительно смотрел в глаза магистра, но они были пустыми и бездонными словно стекло, не выражающими никаких эмоций.

― Рано или поздно, но вы поймете, ― спокойно продолжил мужчина. ― Всё, что вы пытаетесь сделать, все равно рухнет и приведет вас к единственному верному финалу... Я покажу вам истинные лица этих миров, и вы увидите, насколько ужасными могут быть последствия! Ведь в каждом из вас, словно неукротимый и голодный зверь, дремлет желание хаоса и безумия вокруг... А ваши миры настолько шатки, что нужен лишь небольшой толчок, и всё ваше цивилизованное общество будет рвать друг друга слово сбесившиеся дикари. Но вы будете смотреть на это, видеть как все, что вам дорого будет рушиться у вас на глазах, когда родные и близкие будут погибать, а вы осознавать, что ничем не можете им помочь, и возможно тогда... я разрешу вам умереть, ― с отвращением посмотрев на раскинувшийся внизу город, произнес Дортфур. ― Оставьте свои попытки сопротивления, будьте благоразумны!

― Я лучше умру! - после этих слов лицо Дортфура исказилось мрачной улыбкой.

― Большое начинается с малого... принц, запомните это.

После этих слов в кабинет вошло четыре человека в доспехах, взяв юношу под руки, они надели на его правый мизинец кольцо, после чего ладони и запястья правой и левой руки покрылись черным блестящим веществом, напоминающим металл, но гораздо более эластичным, затем Кристофер в сопровождении солдат направился к выходу.

― И когда смерть придет за вами, будет поздно, ― произнес вслед уходящему юноше магистр, после чего изумрудная тень блеснула в его глазах и тут же исчезла.

***

В сопровождении охранников Кристофер направлялся на нижний уровень Магистриума, его вновь вели по знакомым коридорам, но ему не было дела до них, единственное, что его сейчас волновало ― в порядке ли его друзья, и кто, в конце концов, такой на самом деле Дортфур и что он задумал совершить. Но все же некая радость также наполняла его, там, куда его ведут, Кристофер надеялся вновь увидеть своего дядю. И вот, наконец, солдаты остановились возле камеры. На миг железные прутья исчезли, после чего, сняв с юноши кольцо, воины толкнули его вперед, решетка же вновь приняла старый вид, а солдаты ушли.

― Слава богу, Крис! ― Эмили с радостным криком бросилась Кристоферу на шею. ― С тобой все хорошо?

― Что им нужно было, мы ждали тебя несколько часов, Эм уже отчаялась, ― обняв друга, спросил Виктор.

― Мы во многом ошибались, ― разочарованно начал Крис, но, не желая говорить об услышанном, решил отойти темы. ― А где Билл и Кейт?

― В другой камере, и еще - с тобой кто-то желает поговорить, ― улыбнувшись, Виктор указал глазами на противоположную камеру.

― Дядя! ― Кристофер с радостью кинулся к решетке, увидев в камере напротив Маркуса. ― Как ... как ты тут?

― Все хорошо... ― с грустью в голосе произнес мужчина, хотя улыбка радости на время изменила черты его лица, ― прости, что все так вышло. А как ты, что они хотели от тебя?

― Не знаю... ― лицо юноши заметно погрустнело, сразу всплыли в воспоминаниях недавние слова Дортфура. ― Мы хотели все изменить...

― Все будет хорошо, мы еще все вернем, ― обнадеживающе произнес Маркус.

― А тетя, тетя Ника, что с ней? ― рассеянно спросил юноша.

― С ней в порядке, она в Эльфийском союзе.

― Мы были у тарков, ― расстроено продолжил юноша.

― О, прекрасные создания: верные и храбрые.

― А остальные выжившие архимаги тоже здесь? ― успокаивая себя, спросил Кристофер.

― Да, здесь многие магистры.

― Все не так, как мы думали Дортфур вовсе не... ― Кристофер запнулся, решетка начала ужасно жечь руки, затем, видоизменяясь, слилась в единую металлическую стену. ― Что? Нет... Дядя! ― в отчаянии закричал юноша.

― Успокойся, это происходит каждые полчаса, ― пояснил Виктор.

― Простите меня, все это из-за меня, он был прав, ― отчаянно произнес Кристофер.

― Нет! Не говори так, это вовсе не твоя вина! ― Эмили бросилась к расстроенному другу. ― Все оказалось не так гладко, как мы представляли. В лагере были предатели, Магистриум знал об этом с самого начала.

― Я хотел лишь ... чтобы всё встало на свои места, а стало только хуже.

― Мы все так хотели, и поэтому не заметили предательства, ― успокаивал Виктор.

― Нам очень жаль, что... ― Эмили хотела продолжить, но поняла, что лучше не стоит.

― Она не хотела, я уверен, ее заставили, ― перед глазами Кристофера вновь всплыло то отчаянное лицо Энеи, ее капающие со щек слезы; и, проматывая тот момент в голове все снова и снова, Крис понимал, что все это было против ее воли. ― Она пыталась предупредить, остановить, но я не думал... ― юноша запнулся, вспоминая момент, когда Энея вытащила из его кармана кольцо.

― Мы все не думали, но так вышло, ― спокойно сказал Виктор.

― Все, что мы знали, оказалось ложью. Тот человек, с которым я говорил, вовсе не Дортфур.

― Тогда кто же он? ― в недоумении спросила Эмили.

― Я не знаю. Постойте... ― юноша вновь начал перематывать в голове момент, когда Энея забирала из кармана кольцо, после чего нащупал в кармане листочек бумаги, достав его, юноша начал разворачивать листок.

― Что это? ― удивленно смотря на обрывок бумаги, спросила Эмили.

― Это оставила Энея, ― после этих слов юноша развернул листок, на котором были видны высохшие слезы, и начал читать про себя.

"Дорогой Энарт. Я прошу у тебя прощения, но я могу лишь молиться, чтобы ты меня простил. Ты должен узнать всю правду. Мой отец жив... Все эти годы он был у них в заточении. В тот день в Тарниале он пришел ко мне и сказал, что даст ему свободу, но взамен я должна была любыми способами сделать так, чтобы ты добрался до Магистриума... Иначе он убил моего отца и тебя. Я не могла сказать, они везде следили за нами. Но ты ни в коем случае не должен терять уверенности в себе, и чтобы этот магистр не говорил тебе - не верь. И знай, я найду способ освободить тебя и твоих друзей. Я не заслуживаю прощения, но я знаю, что ты поймешь..."

― Что там? ― озадаченно спросил Виктор.

― Её заставили ... её отец жив, ― свернув листок, задумчиво произнес Кристофер.

― Они заманили нас, но что им было нужно?.. Ведь они могли нас поймать в любую минуту, помимо Магистриума, ― в недоумении размышляла Эмили.

― Боже, мы ведь проходили через столицу дворфов ... Громхол, кажется. Это еще один повод для разрушения нестабильного мира, ― предположил Виктор.

― Этот человек вел нас сюда, чтобы показать мне, насколько все ... пропитано хаосом и безумием, а потом предательство. Отчаявшись, мы не представляли бы никакой угрозы, но для чего? - если война и так вот-вот начнется, ― вслух раздумывал Кристофер.

― Но ведь все зависит от Лордерона: какие Милитрат предпримет действия, ― вспомнив слова Билла, произнесла Эмили.

― Этот как мозаика, чем больше пытаемся собирать воедино картинку, тем все больше обнаруживаем пустот, ― не услышав Эмили, продолжил Кристофер.

― В каком смысле? ― удивленно смотря на друга, спросил Виктор.

― Люди, которые все это устроили, следили за нами, но в это же время весь поход в Магистриум просто приманка ... ― юноша, со страхом удивляясь собственным мыслям, смотрел на друзей, ― ... для того, чтобы показать мне истинное лицо этого мира и убедить, что ничего не спасти.

― О чем ты? ― со страхом спросила Эмили.

― Нет... ни о чем, просто задумался, ― немного улыбнувшись, произнес Кристофер, все еще продолжая думать над словами магистра.

― Отдохни немного, ― предложил Виктор.

― Да ты прав, ― юноша лег на небольшую каменную плиту, выпирающую из стены, после чего отвернулся и притворился, что спит...

Глава 2

С момента, как Виктор, Эмили и Кристофер попали в тюрьму, прошло уже три дня, ровно три раза в день заключенных кормили, обед и ужин каждый день были разными. Но завтрак постоянно оставался неизменным ― овсяная каша, сваренная на воде, по сравнению с которой все другие блюда, раньше стоявшие в списке самых не любимых, просто казались райским пиром. Вязкая, отравительная жижа, от одного вида этой клейкой субстанции начинало тошнить. И так трое суток подряд. В первые два дня троица просто отказывалась есть эту кашу, и, в конце концов, не выдержав на третий, Кристофер, Эмили и Виктор на зло тюремщикам просунули все три тарелки через решетку и бросили с силой на пол. В результате, это небольшое веселье дорого им обошлось, всех троих на два дня решили какой-либо пищи, а также что-то сделали с решеткой, в итоге, когда Виктор случайно прикоснулся к ней, его руку парализовало на полчаса.

Когда третий день подходил к концу, в коридоре послышались шаги и голоса - знак того, что везут ужин. Через несколько минут из-за края стены вновь показалась тележка с тарелками и напитками, как всегда сама едущая впереди охранника, однако вместо одного воина в доспехах в этот раз шло двое и еще одна женщина, все трое о чем-то разговаривали, смеясь и улыбаясь. Но когда трое охранников проходили мимо камеры Кристофера, Эмили и Виктора, женщина посмотрела на них, и тут же вновь влилась в тему разговора. Эта странность привлекла всех троих, после чего те кинулись осматривать новых людей, затем на их лицах изобразилось удивление. На руке женщины и мужчины троица увидела знакомые кольца с круглыми камнями. Через несколько секунд женщина отдалилась от остальных, в ее руках появилось два пистолета, направленных на охранника. В недоумении тот повернулся к женщине, но упал без сознания, получив удар в затылок от второго неизвестного. После всего этого женщина сняла кольцо, и друзья увидели ее истинное лицо - это была Энея. Девушка подошла к стене, и через несколько секунд решетка исчезла. Энея со слезами на глазах кинулась к Кристоферу.

― Прости меня, прошу... ― рыдая, обняв юношу, прошептала девушка, ее скользнула по волосам, а голова припала к груди.

― Все хорошо, ты ни в чем не виновата. И это ты должна простить меня, ― также шепотом произнес юноша.

― Я не могла предупредить, иначе они бы вас обоих, ― девушка пыталась успокоиться, но слезы сами катились из глаз. ― С вами все хорошо? Что они делали с вами? Что им вообще было нужно?

― Всё в порядке, мы все целы и невредимы, ― успокаивая девушку, произнес Кристофер.

― Я не хотела, чтобы кто-либо из вас пострадал...

Тем временем неизвестный мужчина освободил Билла и Кейт, а также трех оставшихся в живых членов Совета Восьми. Еле передвигаясь, еще один неизвестный человек шел, опершись на Маркуса и лорда Фандбэла. Это был старый измученный человек, но к своему ужасному удивлению шестеро друзей узнали в нем Дортфура.

― Нужно быстрее уходить отсюда, пока нас не заметили, ― предложил Билл, смотря на нежелающих расставаться Кристофера и Энею.

После этих слов Энея привстала и отошла к неизвестному друзьям мужчине, также снявшему кольцо, и когда девушка стала рядом с ним, сходство их черт лица оказалось поразительным, сквозь слезы на лице девушки промелькнула улыбка.

― Знакомьтесь, это мой отец ― Руфус Гренстоул. Это Энарт, Виктор, Эмили, Билл и Кейт.

― Приятно с вами познакомиться с вами. Моя дочь очень много о вас говорила, ― Руфус пожал руку Кристоферу.

― И я очень рад познакомиться с вами, ― ответил юноша.

После этого мужчина также пожал руки Биллу и Виктору, а затем подошел к Маркусу.

― Здравствуй, Маркус, ― в его голосе читалось сомнение, но все же мужчина протянул руку.

― Старые обиды остались в прошлом, а прошлое должно оставаться в прошлом, ― Маркус протянул в ответ руку, и оба обнялись, словно старые друзья.

Но время шло, и на обмен новостями времени не было. Перетащив лежащего без сознания охранника в камеру, все кинулись к выходу из этой части Магистриума. Поднимаясь вверх по всевозможным проходам и лестницам, Энея вместе с отцом вновь надели кольца, изменившие их внешность, после чего хотели направиться дальше вверх, но голос лорда Эдолнуира остановил их.

― Нам не пройти через верхний уровень, там слишком много охраны.

― А разве есть еще другой выход? ― в недоумении спросил Билл.

― Верно. Через тот проход мы выберемся очень близко к посадочной площадке, ― подтвердил лорд Фандбэл.

― Через Зеркальный зал, ― погрузившись в раздумья, произнес Маркус. ― Да, это единственный возможный выход.

― Проследовав по нему, мы минуем сразу несколько ярусов, к тому же сократим путь, ― продолжил лорд Фандбэл.

― Простите мне мое незнание, но раньше я нигде не встречал упоминаний о подобном проходе под верхними отделениями, ― пытаясь вспомнить хоть какие-нибудь упоминания об этом проходе и о Зеркальном зале, поинтересовался Билл.

― Этот проход является старым путем в тюремные помещения, раньше по нему переводили самых опасных преступников, но после второго расширения Магистриума, его запечатали, так как был построен другой путь, ― пояснил лорд Эдолнуир.

― Простите, но почему об этом нет никаких сведений в истории создания? ― спросил Билл.

― В Магистриуме скрыто множество тайн, магистр Эльдорф, и поверьте эта не самая таинственная из них, ― витиевато ответил лорд Фандбэл.

― К нам спускается отряд личной гвардии Дортфура, ― прикоснувшись к стене, встревожено предупредил Маркус.

― Медлить больше нельзя.

С этими словами лорд Эдолнуир подошел к стене напротив. Прикоснувшись к ней, лорд начал отдалять ладонь, и камень под ней послушно выдвинулся вперед, затем еще два камня также выступили из стены.

― Лорды, прошу, ― величественно произнес Эдолнуир.

Лорд Фандбэл и Маркус подошли к двум выдвинувшимся камням. Затем в руках у троих появились небольшие фиолетовые сферы, после чего одновременно три архимага прикоснулись к своим камням, направив святящиеся шары вглубь преграды. Переглянувшись, все трое кивнули в знак согласия и начали передвигать камни, сближая их друг с другом. Все другие кирпичи покорно расходились в стороны, пока, в конце концов, три камня не соединились в единый треугольник, после чего Маркус, лорд Эдолнуир и лорд Фандбэл вместе надавили на образовавшуюся фигуру. Мгновение и все кирпичи в стене начали расходиться в стороны, и вскоре за ними открылся тоннель, в который, паря в воздухе, влетели три сферы, созданные лордами.

Лорд Фандбэл и Маркус вновь взяли под руки измученного Дортфура и направились за лордом Эдолнуиром в тоннель. Кристофер, Эмили, Виктор, Кейт с братом и Энея с отцом направились за ними.

С первых шагов стало ясно, что нога человека уже давно не ступала в этот тоннель. Хотя и стены, и потолок, и пол также были облицованы плиткой, но все же вода сумела пробить себе путь: повсюду виднелись потеки, на полу постоянно встречались лужи, осколки упавших камней с потолка и стен. В углах висела паутина, иногда ее было настолько много, что перед лордом Эдолнуиром появлялись огненные сферы, сжигавшие ее. Однако одного из самых ярких представителей, обычно любящего обитать в подобных местах ― крыс, здесь не было и следа, что, конечно же, немного обрадовало Эмили, более других ненавидящую этих животных.

И так шаг за шагом вся эта небольшая группа продолжала продвигаться вперед, к выходу из этого не самого приятного места. Пока, в конце концов, не выбралась в крупное помещение. Вся эта довольно просторная комната представляла собой овал, повсюду парило множество зеркал в изящных деревянных рамах, немного потрескавшихся от времени. На стенах висели оборванные куски ткани, между которыми незыблемо стояли статуи, поддерживающие свод этого зала. Но все же в этих статуях было нечто странное: их лица, руки, туловища были вырублены небрежно, формы не сглажены, да и вырублены скульптуры были словно из стекла, потускневшего от пыли и грязи. Но вскоре все внимание было сосредоточено на полу: различные символы покрывали все плиты.

Лорд Эдолнуир остановился и выставил руку в знак запрета, после чего погрузился в раздумья. Через мгновение мужчина наступил на одну из плит, и символ, изображенный на ней, на несколько секунд засветился, после чего еще несколько символов засветились и образовали своеобразную тропу.

― Следуйте только за мной, ни в коем случае не наступайте на другие плиты, ― строго посмотрев на шестерых подростков, произнес лорд Эдолнуир.

После этих слов мужчина начал постепенно перемещаться между плитами, Маркус и Фандбэл вместе с Дортфуром также последовали за ним, шестеро друзей аккуратно шли за ними, отец Энеи замыкал их строй.

Несколько минут все неторопливо шли след в след друг за другом, но неожиданно Эмили, задумавшись, оступилась. Однако девушка сумела наступить на нужную плиту, но начала быстро терять равновесие. Мгновение и нога Эмили коснулась другого камня, находящегося рядом, но девушка, вернув равновесие, тут же убрала ногу обратно. Через несколько секунд Эмили услышала в голове мамин голос.

― Доченька моя, ― манил голос. ― Иди ко мне, будь рядом со мной.

― Мама, ― прошептала девушка, не сдерживая слез. Повинуясь ему, Эмили направились к зеркалу, в котором появилось странное существо, напоминающее мужчину, но вся его кожа была будто собрана из множества осколков стекла. Однако в сознании Эмили виделась совсем иная картина - девушка смотрела на свою мать, жалобно протянувшую руку к дочери. Эмили все ближе и ближе подходила к зеркалу, после чего руки матери протянулись к щекам Эмили, продолжая заманивать девушку все ближе. Но вдруг Эмили почувствовала, как сзади ее схватила за плечо чья-то рука и затем резко вырвала из рук матери. Придя в себя, девушка увидела лицо Билла и, посмотрев в сторону зеркала, озлобленное существо, постепенно исчезающее в глубине стекла.

― Что произошло? ― испуганно смотря на девушку, спросил Билл.

― Я оступилась и потом ... потом услышала голос мамы, ― отдышавшись, растерянно произнесла Эмили.

― Что это за существа? ― Билл возмущенно посмотрел на лордов, на лицах которых выступали нотки настороженности.

― Быстрее уходите в проход, ― хладнокровно произнес лорд Эдолнуир.

Билл помог девушке подняться, но вдруг что-то сбило его и Эмили с ног, затем Кристофер и Виктор упали словно подкошенные. Через пару секунд десятки существ начали выходить из зеркал, превращаясь в тени, они сбивали каждого на своем пути. Однако одно существо вновь приняло свой истинный облик и подошло к Кейт. Мгновение и стеклянные подобия глаз впились в глаза девушки, завораживая ее, затем кожа на ее лице стала трескаться и превращаться в стекло. Сильная мужская рука схватила беспомощную девушку, после чего яркая вспышка ударила в существо, а лицо Кейт вмиг стало прежним. От удара это странное создание упало на пол и разбилось на сотни осколков. Увидев, что этих тварей можно уничтожить в руках Виктора, Эмили, Энеи и Кристофера появилось оружие, через несколько минут большинство существ было убито, и пуля Энеи убила последнего.

― Зайдите в проход, немедленно! ― грозно приказал лорд Фандбэл.

― Что это за существа? И почему настолько опасные создания находятся не под стражей? ― возмутился Билл.

― Магистр Эльдорф, уведите ваших друзей, а также мистера Гренстоула в проход и оставайтесь там до нашего прихода. Надеюсь, мне не придется объяснять смысл этих слов, ― настойчиво и грубо отрезал лорд Эдолнуир.

Разозлившись, Билл, не сказав ни слова, направился в тоннель, все остальные покорно направились за ним, в то время как три архимага сели на пол и прикоснулись руками к плитам. Все символы в комнате вмиг засветились, а осколки неизвестных существ, превратившись в пыль, исчезли. Любые светящиеся иероглифы, которые только были в комнате, начали образовывать крупный шар между лордами, в то время как эти кристальные создания вновь появились в зеркалах, но каждый раз, когда они пытались выбраться оттуда, на стеклах появлялись те же символы, не давая им выбраться. От этого неизвестные существа лишь злились и яростно били стекла изнутри, но все трещины и царапины вмиг исчезали. Постепенно нижние части зеркал и рам начали покрываться тонкой коркой льда, но, не желая сдаваться, эти создания били лишь яростней, но все их старания были безуспешными. В конце концов, все зеркала покрылись ледовым налетом, скрывшем яростные стеклянные лица существ. А сфера из символов растворилась в воздухе. Через несколько минут три лорда присоединились к остальным.

― Так кто на самом деле эти существа? ― поинтересовался Кристофер.

― Все они преступники, пытавшиеся сбежать, но с помощью этих зеркал их души были порабощены, после все те люди превратились стражей с единственной целью - останавливать любого, кто попробует сбежать, лишь Совет Восьми знает безопасный проход через эту комнату, ― спокойно пояснил Маркус.

― Я вас правильно понял ― это те самые зеркала, что нашли дворфы в руинах Истенгарда? ― удивленно спросил Билл.

― Возможно, я покажусь бестактным, но откуда вам, магистр Эльдорф, известно про эти зеркала? ― настороженно спросил лорд Эдолнуир, тонкая бесчувственная улыбка показалась на его лице.

― Мой отец как-то рассказал про них, ― разъяснил Билл.

― Но видимо не упомянул о том, что эти зеркала скрывали, ― после этих слов архимаг направился вперед.

― Но ведь мой отец говорил об огромном количестве, выходит здесь не все, ― упорно желая добиться четкого разъяснения, произнес юноша.

― Вы правы, ― начал Фандбэл. ― Однако это единственные уцелевшие экземпляры, и после того, как они были занесены в список запрещенных предметов, этот проход запечатали.

― А могу ли я еще спросить об одном волнующем меня деле? ― поинтересовался Билл.

― Смотря, что вы хотите узнать, ― ответил лорд Фандбэл.

― Библиотеки Истенгарда - она существовала?

― Да. Но, увы, я вынужден вас огорчить, она оказалась пуста в момент, когда дворфы вошли в нее, ― с сожалением ответил архимаг.

Лорд Фандбэл направился вперед, Маркус и Руфус, взяв немощного Дортфура под руки и о чем-то разговаривая друг с другом, также шли впереди.

― А что такого важного было в той библиотеке? ― заинтересовавшись, спросил у Виктор.

― Мой отец говорил, что раньше ходили слухи, будто в ней хранились летописи зангов и первой империи эльфов - это эпохи, просто вырванные их нашей истории, я уверен, мы очень много нового узнали бы об Андрате в то время и о событиях произошедших тогда. Ведь практически ничего не известно о тех временах, когда на Андрате не было людей, ― с восхищением говорил Билл.

― И как они собираются вывести нас? ― с недоверием посмотрев вперед, спросила Эмили.

― Через тоннель мы, получается, выйдем на третий уровень, в сектор торговых представительств, а там уже недалеко площадка дальталаров, ― пояснил Билл.

― Что такое "дальталары"? ― удивленно переспросил Кристофер.

― Ну, это такие летающие корабли, ― не зная как лучше объяснить, ответил Билл.

― А, это те, которые летали над городом, да? ― предположила Эмили.

― Верно, это ― большие торговые суда, но ужасные медленные, охотники быстрее, ― с неким недовольством сказал Билл.

Через несколько минут тоннель стал понемногу расширяться, луж стало меньше, а на стенах появились фрески и, в конце концов, лорд Эдолнуир остановился. На этот раз архимаг сумел обойтись без помощи других лордов и просто прикоснулся к стене, после чего яркий свет, лившийся из коридора, на несколько секунд всех ослепил.

― Проходите быстро, ни на кого не оглядывайтесь, просто следуйте за нами, ― повернувшись к шестерым друзьям, спокойно проговорил Маркус.

После этих слов архимаг вышел из тоннеля и направился по коридору, накинув на голову капюшон. Лорд Фандбэл и Эдолнуир поступили также и не торопясь проследовали вперед. Виктор, просто склонив голову, помог отцу Энеи вести Дортфура, остальные же, быстро осмотревшись по сторонам, присоединились к ним. И как только, из тоннеля вышли все, на месте прохода вновь появилась стена.

Сам коридор оказался очень просторным, яркий солнечный свет беспрепятственно попадал в него, ряды колонн отбрасывали медленную тень на стены. Сам же проход образовывал полумесяц, на концах которого находились две башни―близнеца, точные копии друг друга. Виктор, Кристофер и Эмили с восторгом осматривали фрески и скульптуры, а также меняющиеся узоры, начертанные на плитах. Впрочем, стеклянный арочный свод прохода вызывал не меньше восторга у троицы, до этого еще ни разу не бывавшей в столь прекрасных зданиях.

Вскоре их взору открылась еще одна башня, находившаяся между двумя другими. Множество крытых мостов―переходов было перекинуто к ней, а само сооружение просто парило в воздухе без всякой поддержки над самым обрывом, стеклянный купол величественно отбрасывал отблески заходящего солнца, и оттого казалось, что он будто сам излучает свет. Еще одна вещь, поразившая друзей - это вытянутые в высоту окна, их было всего семь, но они протянулись почти от самого основания до купола, вверху же их обрамляли арки, на которых гордо восседали гигантские золотые птицы, изредка грациозно помахивая крыльями.

Но через несколько минут колоннада закончилась, и трое архимагов, осмотревшись по сторонам, вошли в небольшое круглое помещение. Стены этого овального холла украшал матовый черный камень, а посередине стояла небольшая мраморная чаша, из которой вода, закручиваясь в спирали, поднималась вверх, где находилась точно такая же перевернутая сверху вниз каменная чаша. До этого спокойно идущие архимаги ускорили темп, после чего все остальные также пошли быстрее. Не понимая, почему вдруг лорды ускорились, Кристофер машинально обернулся назад и вскоре понял причину этого. Несколько солдат шли в нескольких десятках метров от них. Проходя мимо фонтана, Маркус бросил в воду красный шар, после чего лорд Фандбэл создал идентичный и направил его за каменную скульптуру.

Через несколько минут, перейдя небольшой мост, вся группа оказалась в огромном складском помещении, почти полностью забитом множеством ящиков. В это время Маркус, лорд Эдолнуир и лорд Фандбэл оставили еще несколько красных сфер на мосту и за коробками, после чего направились к крупной площадке, от которой вело пять дорожек, возле одной из них находилось гигантское судно. Чем ближе Виктор, Эмили и Кристофер подходили к этой площадке, тем отчетливее прорисовывался сам корабль. Вблизи он, конечно, выглядел намного больше, чем даже трое друзей могли представить. Корпус, обшитый сверкающими металлическими листами, немного расширялся к передней части, крупное окно почти во весь нос корабля открывало панорамный обзор с судна, в задней части гигантская фиолетовая сфера, вокруг которой медленно вращались металлические кольца. Но неожиданно грубый мужской голос отвлек троицу от любования кораблем.

― Медленно повернитесь назад без резких движений и отдайте ваше оружие, ― четко произнес мужчина, направив лук на беглецов.

Повинуясь ему, Виктор, Эмили, Кристофер обернулись на голос, Билл с сестрой и лорды повернулись вслед за ними. Дюжина солдат, приготовив луки к бою, пристально следила за любым их движением.

― Теперь подойдите вперед и положите на пол ваше оружие, ― также спокойно и четко произнес воин. Через пару секунд еще столько же солдат выбежали из-за ящиков с грузом и нацелили свои луки на нарушителей.

Лорд Эдолнуир, лорд Фандбэл и лорд Вэлендорф немного вышли вперед, став в единую линию.

Виктор, переглянувшись с Эмили и Кристофером, хотел также подойти ближе, но в голове вдруг прозвучал голос Маркуса, приказавший стоять на месте.

― Ваше оружие, ― вновь грубо произнес солдат.

Несколько секунд архимаги стояли без движения, резкими взмахами руки перед ними образовался барьер. Не медля ни минуты, воины начали атаковать, но все стрелы и пули застревали в преграде, созданной лордами.

― Бегите к кораблю, ― повелительно крикнул лорд Фандбэл, после чего шестеро друзей и Руфус с Дортфуром кинулись к единственному торговому судну. Мгновение и несколько сильных взрывов оглушили бежавших, после чего, обернувшись, Кристофер увидел, как все воины исчезли в огне, а три лорда продолжали сдерживать пламя. После, взобравшихся по трапу на корабль, шестерых друзей встревожил звук бьющегося стекла, невольно посмотрев наверх, они увидели, как все мосты, соединяющие башню с двумя другими, начали рушиться, а само сооружение накренилось вправо. Через пару минут лорды были уже на борту корабля, в то время как, наклонившись еще сильнее, башня раскололась посередине и рухнула на склон холма.

Лорд Эдолнуир, лорд Фандбэл и Маркус спустились по лестнице вглубь корабля. Эмили, Виктор, Кристофер, Билл, Кейт и Энея с отцом и магистром спустились за ними. Через несколько секунд все вышли к просторную комнату с иллюминатором во всю стену, перед ним на металлических пьедесталах парили пять полупрозрачных сфер, рядом находились кресла.

― Магистр Эльдорф, я надеюсь, вы знакомы с системой управления кораблем, ― обнадеживающе произнес Маркус.

― Разумеется, ведь всех магистров обучают этому, ― подтвердил Билл.

― Прекрасно, тогда я попрошу вас следить за состоянием корабля.

― Можно ли узнать: куда мы направимся? ― недоверчиво спросила Эмили.

― Туда же, откуда вы начали свой путь, ― спокойно произнес лорд Эдолнуир, подойдя к центральному шару, после чего тот увеличился в несколько раз.

Билл сел в крайнее левое кресло и также прикоснулся к своей сфере. Маркус и лорд Фандбэл сели в соседние с Эдолнуиром кресла. Виктор и Руфус положили еле дышащего Дортфура на сиденья возле стены, и подошли ближе к окну, осматривая гигантский город.

Через несколько секунд на окне появилась карта Теллониса, а затем увеличилась до карты Златосвета с множеством всплывающих табличек.

― Начинаю включение систем защиты и очищения воздуха, повреждений не обнаружено, ― произнес Билл, руками переворачивая образовавшийся из шара корабль.

― Баланс энергетических колец в норме, процесс увеличения мощности стабилизирован, ― сфера в руках Фандбэла также увеличилась, после чего светящиеся нити обвили его ладони.

― Перезагрузка системы завершена, заданные параметры движения сохранены, ― четко проговорил Маркус.

― Активирую второе и третье энергетические кольца, мощность на максимум, ― лорд Эдолнуир разделил сферу на две немного меньших по размеру, после чего сделал руками несильное движение вперед. Корабль немного тряхнуло, и он, набирая скорость, направился вперед.

― Извините, что отвлекаю, Дортфур начал приходить в сознание, ― объявила Энея.

― Энарт, отправься с мисс Гренстоул и выясни, что ему известно о дальнейших действиях Магистриума, ― обратившись к Кристоферу, произнес Маркус.

― Хорошо, дядя, ― юноша присоединился к Энеи, и оба подошли к Дортфуру, что-то бормочущему себе под нос.

― Что с вами сделали, магистр? ― с жалостью наблюдая за беспомощным стариком, спросил Кристофер.

― Они... Вы не знаете... Они... ― сквозь муки шептал магистр.

― Что мы не знаем? ― спросила Энея.

― Они разожгут ... это пламя... Примирение... Убийство... Им нужна война... Король Реогала в опасности... Ледяной песок... ― преодолевая боль и немощность, отрывками говорил Альберт.

― Что за "Реогал"? Кто они? ― в недоумении спросила Энея.

― Тени окутали нас... От... Отрё... ― магистр замолчал, девушка проверила пульс и неутешительно посмотрела на Кристофера, после чего закрыла мужчине глаза, резко встала и направилась к архимагам.

― Почему вы не помогли ему? ― ведь он что-то знал, ― яростно выпалила девушка.

― Мисс Гренстоул, ― Эдолнуир соединил сферы и повернулся к девушке. ― Если бы имели возможность знать, как излечить его, мы бы, безусловно, сделали это. Причины того, почему магистр в рассвете сил превратился в старика на краю своей жизни, увы, нам не известны. И потому смерть Альберта была лишь делом времени.

― То есть как это "вам не известны"? ― возмутилась Энея.

― Подобное случилось лишь единожды, во время Второй войны, но тогда, ровно как и сейчас, мы не можем избавлять от этого.

― Альберт что-нибудь говорил? ― задумчиво спросил Маркус.

― Лишь отрывки фраз не более, ― разочарованно произнес Кристофер.

― Что именно он говорил, важны любые зацепки, ― вмешался лорд Фандбэл.

― Сначала говорил, что "они разожгут пламя", еще упомянул "примирение" и "убийство", а потом сказал ― "король Реогала в опасности", "им нужна война", "Ледяной песок" и "тени окутали нас", ― повторил Кристофер.

― Примирение, ― задумался Маркус. ― Значит, Лордерон попытается остановить войну.

― Но зачем: можно поступить куда проще - вмешаться в войну, ― недоумевал Билл.

― Нет, все верно. Лордерон объявит о примирении, если уже не объявил. Правители и ближайшие помощники будут присутствовать на этом мирном саммите, в том числе и другой Дортфур... ― лорд Эдолнуир раздумывал вслух.

― Я почти уверен, саммит пройдет на территории Штормграда, в одном из пограничных городов. И значит, дворфы начали войну, ― с полной уверенностью в голосе начал лорд Фандбэл.

― Вы совершенно правы, мой друг, все куда прозаичнее, чем мы думали. Помимо Дортфура должен быть еще один, под видом одного из членов делегации от Мунлонга, ― продолжил Эдолнуир.

― Делегация состоит из девяти представителей, каждая группа делегатов размещается в разных частях здания, чтобы до официального открытия процесса примирения ни одна из них не встретилась с тремя другими. Единственный момент, когда все четыре правителя будут за одним столом ― последняя официальная часть подписания договора, с каждым из правителей имеют право присутствовать два других делегата. Целью будет лишь один человек ― Фалиас из рода Тенериев ― нынешний правитель Штормграда, ― также задумчиво произнес лорд Фандбэл.

― Но почему именно делегация Мунлонга? ― не понимая, выводы лордов, спросил Билл.

― Все дело в том, что когда месяц назад произошел взрыв в Магистриуме, не один человек, представляющий Штормград, Энтор или Лордерон не пострадал, однако многие дворфы были убиты. В прошлом у дворфов многое отняли люди, еще с тех пор между ними развилось древо недоверия. К тому же сейчас Совет Восьми считается полностью погибшим, ― начал Маркус. ― И еще "реогал" - старое название Штормграда, когда он был лишь провинцией Великой империи, и так его называют дворфы до сих пор, на их языке это слово - синоним предательства. Альберт знал, что будет убийство, и убийца будет в делегации Мунлонга, он предупредил нас.

― Но все равно, это... ― недоумевал Билл.

― Альберт Дортфур - уроженец Штормграда и в прошлом был делегатом от Штормграда, уже после он пробился в верхнюю палату, а потом стал ее возглавлять. И вам известно, что теперь вся власть находится у него. Разумеется, дворфы не потерпят штормградца, управляющего Магистриумом, то есть фактически Магистриум, по мнению дворфов, находится в руках Штормграда, что недопустимо для них, оттого они так яростно бились против реорганизации и обвинили Штормград виновником всего и пригрозили войной ― это логично с их стороны. Разум Эразриеля повержен волей его брата, и Генар куда опаснее для нас, он не допустит угрозы разрушения Мунлонга, также как это произошло с Лордероном, но его гордыня и самолюбие приведут нас всех к ужасным временам.

― Я позволю себе вмешаться, но ... наш небольшой саботаж в Громхоле окончательно вывел из себя Эразриеля, и теперь войско дворфов стоит под стенами Фарриада и Тетрида ― крупнейшего пограничного города, и, возможно, именно там пройдет мирный саммит, ― произнесла с неким волнением Энея.

― Теперь нам известно и место будущего примирения, ― продолжил лорд Фандбэл.

― Но убийство ― это слишком ... открыто, это может наоборот объединить всех, ― задумался Билл.

― Нет, не сможет, это убийство короля, все будет выглядеть, как месть Громхола и первым шагом страшной войны в глазах людей. И Генар не попытается примирить свой народ с людьми, Штормград не сможет достойно сопротивляться агрессии Мунлонга, это будет ему на руку, ― продолжил Эдолнуир.

― Но придется воевать на два фронта: на юге Штормград в союзе с Энтором, а на севере ― Лордерон, ― вмешался Руфус.

― Не придется, Магистриум будет обязан ввести войска на территории воюющих держав, а в Лордероне войска уже есть, потому он не представляет опасности, ― без удивления произнес лорд Фандбэл.

― Все слишком сложно и запутано, оттого и вероятность просчета велика, к тому же армия дворфов может и не сломить оборону Штормграда - всем известно, что это непреступный город, да и объеденный флот юга сильнее. Это, разумеется, известно и Эразриелю; следовательно, мы не знаем истинных мотивов всего этого, ― начал Маркус.

― И что вы предлагаете, лорд Вэлендорф? ― с некоторым упреком произнес Эдолнуир.

― Вылазку, последнюю вылазку. У нас есть шанс остановить все это в зародыше - единственном уязвимом месте их плана. Мы должны будем предотвратить убийство.

― Нам нужна будет поддержка... Но вы правы, мы все равно должны остановить эту войну...

Не успел лорд Эдолнуир закончить свою фразу, как корабль несколько раз сильно тряхнуло и отбросило в бок, сфера Билла окрасилась в ярко―красный.

― Повреждены клапаны регулирования давления и система вентиляции, ― вновь прикоснувшись к своему светящемуся шару, встревожено произнес Билл. ― За нами два охотника по левому и правому бортам.

Виктор, Эмили, Кристофер и Энея бросились к окну: еще один корабль меньших размеров приближался к ним, затем одиннадцать огненных шаров с силой ударили в борт корабля.

― Что нам теперь делать? ― наблюдая за очередной партией сверкающих сфер, летящих к кораблю, спросил Кристофер.

― Я знаю, как нам выбраться, ― произнес Билл, наблюдая за удивленными лицами Виктора, Кристофера, Кейт, Эмили и Энеи.

***

Тем временем два корабля-охотника пришвартовались к торговому судну, после чего отряды солдат вошли на его борт.

― Обыскать корабль. Всех, кого найдете, ведите ко мне, ― приказал капитан одного из кораблей.

После этих слов солдаты начали быстро проверять все помещения судна, но нигде никого не было, оставался лишь нижний ярус ― отсеки, где находился груз. В итоге, проверив весь корабль, солдаты не нашли никого. Однако через несколько секунд судно вновь сильно тряхнуло, после чего пришвартованный к левому борту корабль-охотник, сбивая все пандусы, перекинутые от него к торговому дальталару, залпами пушек вновь ударил огненными глыбами в металлический корпус корабля.

― Разверните этот дальталар и разнесите их! ― яростно выпалил капитан, смотря на уходящий корабль.

― Но ведь там наши люди, ― в недоумении возразил помощник.

― Я лучше подарю тот корабль дьяволу, чем дам возможность преступникам уйти на нем. Разворачивайте эту посудину и залп из всех орудий. Что-нибудь еще?

― Нет, сэр, ― скороговоркой проговорил мужчина.

― Прекрасно.

― Сэр! ― еще один солдат, отдышавшись, вбежал в помещение. ― Они повредили систему взаимодействия энергических колец, мы обездвижены.

― Все на охотник! Приготовить оружия к бою, мощность колец на максимум! ― разгневанно приказал капитан, направившись по пандусу на свой корабль, все солдаты также покинули борт корабля.

Через несколько минут несколькими залпами из орудий торговый корабль был уничтожен, и сквозь горящие обломки быстро набирающий скорость охотник стремительно начал преследовать беглецов. Капитан в сопровождении помощника спустился на мостик управления.

― Всю мощность на передние пушки, обрадуйте их залпом из скорострельных, ― приказал капитан, но неожиданно корабль сильно тряхнуло и он остановился.

― В чем дело? ― возмутился мужчина.

― Сэр, все системы в норме, работают стабильно, ― в недоумении проверяя данные, произнес один из пилотов.

― Тогда, почему мы стоим на месте? - яростно завопил капитан.

― Потому что вам не следует преследовать их, ― послышался голос из-за спины.

Капитан обернулся и тут же неуклюже поклонился вошедшему.

― Магистр Дортфур, что привело вас на борт "миротворца"? ― выпрямившись, взволнованно спросил мужчина, умеряя свой пыл.

― Я уже оговорил причину моего прибытия сюда, ― спокойно продолжил магистр.

― Но ведь этот корабль захвачен преступниками, по протоколу мы обязаны его остановить или уничтожить, ― в недоумении произнес капитан.

― Я рад, что вам известно содержание протокола, но я не намерен повторять в третий раз, ― магистр схватил мужчину правой рукой за горло, после чего вся его шея почернела и обуглилась, кожа постарела и огрубела, затем тот бездыханно упал на хладный металл. ― Помощник!

― Да, магистр, ― с дрожью в голосе молодой мужчина подошел к Дортфуру.

― Надеюсь, урок понятен. Теперь вы капитан корабля, и я думаю, ваша миссия выполнена.

― Да, сэр, ― новый капитан поклонился магистру и отдал свой первый приказ. ― Отставить залп из скорострельных, внести в систему определения пути - координаты Златосвета.

― Прекрасно, капитан, ― после этих слов магистр исчез, растворившись в черной дымке.

***

― Вроде бы отстали, ― с облегчением произнес Виктор, наблюдая за разворачивающимся дальталаром.

― Верно, ― задумчиво произнес Билл. ― Почему они отступают?

― Видимо, им приказали так поступить. Между прочим, ваша идея с переходом через складские отсеки весьма неординарна, магистр Эльдорф, захват судна противника, в то время как большинство солдат находились вне него ― очень удачный маневр, ― восхитился лорд Фандбэл.

― Благодарю вас, лорд, для меня большая честь слышать столь лестные слова от вас, ― немного застеснявшись, поблагодарил Билл.

― Нам придется вскоре сойти с корабля, мы приближаемся к границе Мунлонга, ― неутешительно произнес Маркус.

― И как же мы тогда сумеем проникнуть обратно в Лордерон? ― с негодованием спросил Кристофер.

― Я думаю, мы воспользуемся немного незаконным методом, ― небольшая улыбка освежила до этого задумчивое лицо Маркуса.

― А нет никаких сведений о повстанцах? ― задумчиво спросила Эмили.

― Я сумела выведать немного информации за те три дня, когда вы были в заключении. Вильгельм действительно повел отряды к Фангорну, в городе не было войск Магистриума, и к тому же сам порт частично был разрушен. Это была ловушка, как только отряды начали покидать город, на них напали войска Магистриума. Большинство успело укрыться в городе, затем им удалось покинуть город по старым шахтам, но все же не многим удалось уцелеть. Сейчас отряды скрылись, ― неутешительно ответила Энея.

― О чем говорили те люди из второй группы? ― Виктор вместе с Эмили и Энеей покинул архимагов и спустился вниз по лестнице.

― В Магистриуме умеют промывать головы, сначала их также как и меня шантажировали, а потом внушили, что все это для создания нового мира, но для воплощения этого нужно уничтожить старый... ― Энея немного запнулась, пытаясь найти нужные слова. ― Простите меня. Я сама виновата в этом, а вы еще попали в тюрьму из-за меня, мне ужасно стыдно за это все...

― Успокойся, ты не виновата, тебя использовали. Мы знаем, что такое потерять тех, кто дорого тебе, и на что можно пойти ради того, чтобы вернуть их. И это прекрасное чудо, что вы вновь воссоединились, ― Эмили попыталась успокоить подругу, но между тем воспоминания о родителях вновь вернулись к ней.

― Я знаю, но какой ценой досталось это счастье... Я предала друзей и человека, который любит меня, и которого люблю я... ― девушка оперлась на железные перила воз иллюминатора и, пытаясь сдерживать себя, грустно посмотрела на засыпающий лес.

― Он простил тебя, с самого начала Крис знал, что ты тебя заставили это сделать.

― Я не знаю, все это так быстро происходит.

― Ничего всё вскоре наладится. Мы должны доверять друг другу, они и добиваются этого. Они могут истребить нас по одному, но вместе мы угроза всему, что они затевают, ― твердо проговорил Виктор, его голос звучал теперь иначе, как-то по-взрослому.

― Я знаю, но чем дальше идешь, тем эта надежда все призрачней... И самое странное, что тот Дортфур не требовал особых условий взамен жизни моего отца, я долго думала, но я все равно не могу понять смысл его действий. Он просто рассказал мне о том, что в лагере предатели, и все спланировано для того, чтобы Энарт попал в Магистриум.

― Но ведь Крис сам это предложил сразу после того нападения, ― недоумевала Эмили.

― Да, тогда идея проникнуть в Златосвет действительно не казалась недостижимой, это и вправду могло все изменить, но мы не знали о предательстве, наш план выдали, а предатели были убиты, включая и того магистра, который помогал нам. Люди из второй группы были верными и храбрыми воинами, и они попали в Златосвет раньше нас, а потом также подневольно предали нас.

― А тот магистр, почему вы доверились ему? ― вмешался Виктор.

― Во-первых, лорд Вэлендорф знал о повстанцах, а магистр Дейрис был его связным с нами, благодаря ему, мы знали обо всем, что происходит в Магистриуме...

― Жаль, что все так вышло. Как думаешь, новый план лордов реален? ― все же продолжая испытывать некое недоверие к оставшимся архимагам, спросила Эмили.

― Не знаю, но я хочу в это верить, хоть мы и не всегда можем понять полную картину, которую они представляют.

― Но как нам удастся остановить этот саммит? ― безрадостно произнес Виктор.

― Если лорды заговорили об этом, значит, у нас есть шанс... И я верю им, ― решительно произнесла Энея, продолжая всматриваться в раскинувшиеся внизу поля.

― А почему они так уверены, что состоится примирение? ― поинтересовалась Эмили.

― Потому что, иначе народ Лордерона может взбунтоваться против этого решения правительства, и единственный выход ― выбрать путь примирения, который может оказаться даже страшнее, чем путь войны.

Тем временем корабль начал понемногу снижаться, а рыжее закатное солнце, отдавая последние отблески тепла и света, неохотно садилось во всей своей красе за горизонт где-то вдалеке. Все это яркое пылающее зрелище было видно из крупного центрального окна, пока, в конце концов, ветви деревьев-великанов не скрыли весь обзор, погрузив судно в пучину вечернего леса.

Через несколько минут, проследовав вслед за архимагами, Биллом, Кейт и Руфусом; Виктор, Кристофер, Эмили и Энея покинули дальталар и вышли в уже приготовившийся ко сну лес. Крики вечерних птиц, шелест листьев, легкие дуновения прохладного ветерка, последние теплые лучики, пытающиеся пробиться сквозь листву, погони местных зверей друг за другом в траве и чистый свежий воздух, разносящий мягкий приятный аромат повсюду ― всё это вновь будто отгородило юных друзей от насущных проблем, будто ничего вокруг не происходило ― лишь этот вечный бесконечно манящий лес вокруг и ничего более.

― Где мы сейчас? ― поинтересовался Кристофер.

― Недалеко от границы Мунлонга, вблизи города Тангарта, ― пояснил Маркус.

― То есть нам нужен этот город? ― переспросил Виктор.

― Верно, именно туда мы и направляемся, ― улыбнувшись, произнес архимаг.

После этих слов Маркус, лорд Фандбэл и лорд Эдолнуир направились прочь от места посадки, недолго думая, все остальные направились за ними. Постепенно окружающие деревья начали редеть, переходя в небольшие посадки и кусты, и вскоре путники вышли на широкую дорогу, хитро виляющую между распаханными полями, в то время как впереди уже виднелись огни ночного города. При приближении к этому не столь большому поселению, играющая музыка начала наполнять и без того пропахший запахами жареного мяса из таверн воздух. Еще пара минут, и путники вошли в развлекающийся город. Повсюду парили десятки ярких сфер, то и дело меняющие цвета под такт мелодиям, мужчины в доспехах, а также множество магистров, завершивших свой рабочий день, флиртовали с обаятельными женщинами, жонглеры ловко управлялись с огненными шарами, постоянно меняя их форму, тем самым радуя восторженную публику. Циркачи создавали полупрозрачные копии животных и затем заставляли их состязаться друг с другом.

Неожиданно гигантская огненная змея, неоткуда вдруг появившаяся на улице, вызвала неописуемые крики восторга и аплодисменты. При этом все десять наших гостей еле успели увернуться, чтобы чрезмерно большое существо свободно проползло по улице, после чего змея взмыла в воздух, а затем с громкими хлопками превратилась в сотни разноцветных вспышек, вновь вызвав радостный рев толпы.

― Теперь понятно, где магистры бывают в свободное от работы время, ― усмехнулась Эмили.

― В конце концов, они тоже имеют право расслабиться, не так ли? ― немного улыбнувшись, произнес лорд Фандбэл. ― К тому же большинство из них уже не работает в Магистриуме.

― Ожидайте нас в этом трактире, мистер Гренстоул, вас я попрошу пройти с нами, ― вежливо сказал лорд Эдолнуир, после чего трое архимагов и отец Энеи направились дальше по улице.

― Пойдем, ― окликнул друзей Билл.

Виктор, Эмили и Кристофер, проводив глазами уходящих лордов, присоединилась к Биллу, Кейт и Энее, после чего все шестеро вошли в таверну. Внутри положение вещей никак не отличалось от того, что было на улицах: приветливые официантки разносили кружки с булькающим напитком, если, конечно, это можно назвать кружками, учитывая то, что они больше походили на минибочонки. Впрочем, помимо напитков на подносах лежало множество блюд, от которых исходил удивительный аромат, а так и манящая съесть ее, золотистая курочка была явным фаворитом среди всех остальных. От одного взгляда на нее у Виктора, Эмили и Криса просто потекли слюнки, и чтобы не соблазнять себя этим аппетитным блюдом, все трое сели за стол и старались не смотреть по сторонам, Кейт, Энея и Билл сели рядом.

― Добро пожаловать в таверну "На краю света". Вы что-нибудь желаете? Могу предложить вам блюдо вечера ― запеченного в овощах утенка "по-санталийски", политого жгучим соусом "Армелия", ― предложила молодая девушка, как только шестерка уселась за стол.

― Было бы великолепно, ― улыбнувшись, Билл вежливо отклонил предложение официантки, глядя на и без того измученные лица Виктора, Эмили и Кристофера.

― Ваш заказ принят. Приятного вечера, ― улыбаясь, ответила девушка, после чего направилась к другому столику, но взгляды Виктора и Билла продолжали следовать за ней.

― Ох уж эти мальчики, ― улыбнувшись, проговорила Эмили, после чего подруги одновременно захихикали, чем и отвлекли залюбовавшихся юношей.

― Смотри, братец, а то челюсть так и отсохнет, ― слабо хлопнув Билла по подбородку, шутливо проговорила Кейт.

― Что!? - улыбнувшись, спросил Билл, глядя на подруг.

Вскоре из-за бара, крутя ногами колесо, выехал официант, жонглируя тарелками, после чего шесть блюд, подпрыгивая, добрались до стола, за которым сидели друзья. Со звуком "Уииии..." они еще раз прыгнули и приземлились возле каждого. Затем старая кукла, пролетая на мини ракете над друзьями и злобно посмеиваясь, сбросила вилки и ножи на стол, так что приборы впились деревянную столешницу, вскоре подоспели и кружки, а сверху прилетела бутылка с шипящей зеленой смесью. Быстро налив напиток в кружки, она исчезла, после шесть лепестков упали в них сверху. Шесть легких вспышек, напиток забурлил, и из него полил зеленоватый дымок. На столе появилось еще одно блюдо, и затем из-за бара выбежал зажаренный цыпленок в овощах, несясь по воздуху, он спешил к столу, после, отдышавшись, плюхнулся в тарелку, и появившийся сверху кувшин полил его соусом. "Приятного аппетита" ― раздался над столом голос, после чего друзья, отдышавшись от смеха, приступили к трапезе.

― А куда пошли архимаги вместе с Руфусом? ― поинтересовалась Эмили.

― Помните я рассказывал вам о незаконной телепортации и о СОНТе, ― начал Билл.

― Да, ― подтвердил Кристофер.

― Так вот, здесь есть один "герой подполья" - старый знакомый, он уже лет так десять занимается перемещением контрабанды через границы. При этом у СОНТа нет никаких претензий к нему, и уж поверьте, выгода от таких дел весьма не маленькая, ― Билл немного улыбнулся, произнося последние слова, затем оторвал себе еще один кусок от цыпленка.

― И почему он на свободе? ― в недоумении спросил Виктор.

― Однажды, его поймали, но он заключил договор с Советом Восьми, о пунктах которого никому ничего не известно, но после этого его отпустили и собственно закрыли глаза на все его действия. У него здесь клуб, ― улыбка также осветила лицо Энеи.

― А ты откуда об этом знаешь? ― удивился Билл.

― У вас, магистров свои источники, у нас свои, ― высокомерно приподняв голову, ответила девушка.

― А он точно сумеет переместить нас в лагерь повстанцев? ― поинтересовался Кристофер.

― Честно говоря, иногда бывают некие огрехи: разница в расстояниях, могут быть метры от нужного места, а могут и километры, или так называемое "разделение" - летальный исход - тебя разделяет на части и выбрасывает в разных местах, но за всю историю был только один такой случай, ― заглатывая очередной кусок, ответил Билл.

― Прекрасно, нет, просто замечательно! - а способа побезопаснее нет? ― возмутилась Эмили.

― Эм, права ведь... ― начал Кристофер.

― Крис! Сколько раз я просила не называть меня "Эм"! Это что так сложно запомнить! ― не выдержала Эмили.

― Прости, я обещаю, что никогда больше не буду звать тебя "Эм", ― Кристофер еле сдерживал смех.

― Крис! ― неистовствала девушка.

― Все, все, прости, ― юноша вновь засмеялся.

― Эмили, правда, права. Ведь в Магистриуме мы же перемещались с помощью сфер, а потом просто без них, ― продолжил вместо друга Виктор.

― Здесь другое дело: те способы телепортации отслеживаются Магистриумом, а здесь машина, причем собранная вручную, ― пояснила Кейт.

― Нет, разумеется, мы можем прибегнуть к левитации, и будем добираться месяца три, ― разъяснила Энея.

― Ну да, можем попробовать оседлать еще драконов или грифонов, с ними получится побыстрее, чем с левитацией, ― поправил Билл.

Тем временем один изрядно подвыпивший дворф, не перестающий смеяться над своими же шутками, решил устроить на своем столе "парад" вилок и ложек, к которым впоследствии присоединились еще и другие столовые приборы. Стройными рядами металлические солдаты шествовали по просторам деревянного стола, в след за ними с блюд вскочили те самые золотистые курочки и начали маршировать. Все это зрелище вызвало небывалый смех у всех шестерых, однако не все разделяли удовольствие от этого шоу.

Человек в поношенном сюртуке, сидящий за соседним столом и наблюдающий, как вилки и ложки с его стола вместе с курицей побежали присоединяться к шествию, начал кричать и ругаться в сторону развеселенного дворфа, но тот, не обращая никакого внимания, продолжал наслаждаться парадом куриц, ложек, ножей и вилок.

― Вот сейчас начнется шоу, ― усмехнувшись, произнес Билл.

Обиженный и пораженный таким хамством, крепко сложенный мужчина, качаясь, все же встал и направился к столу, на котором разворачивалось представление. Схватив нож, он с силой ударил им в стол, ровно между указательным и средним пальцем дворфа, после чего все участники парада тут же рухнули замертво. Мгновение и в правый глаз воина красиво вписался левый кулак дворфа: завязалась драка, тут же больше половины посетителей ввязалось в нее.

― Я думаю, нам пора, ― быстро вставая, произнес Билл.

― Совершенно согласен, ― поддержал Кристофер.

Через пару минут, пробравшись через потерпевших неудачу и валяющихся на полу посетителей, все шестеро вышли на улицу, где к своему удивлению увидели идущего им на встречу Маркуса.

― Прошу прощения, что заставили вас ждать. Думаю теперь уже всё улажено, ― извинился мужчина.

― Ничего страшного, зато нам представилось увидеть парад ложек и вилок, ― недавнее шествие столовых приборов по-прежнему не желало выходить из головы Кристофера.

― Надеюсь, это было увлекательнейшее представление, ― улыбка также озарила лицо Маркуса. ― А теперь, думаю, нам нужно заняться делом. Идемте.

Маркус и шестеро подростков направились вперед к месту, где они должны были переместиться. Через пару минут они подошли к небольшому зданию, вокруг которого безумно носились полупрозрачные сферы, оставляя за собой пурпурный дымок, иногда они выстраивались над крышей в виде устремившегося к небу шпилю, после чего вновь опускались вниз и образовывали название клуба.

Через пару минут шестеро друзей увидели и внутреннюю часть клуба. Громкая музыка била по ушам и наполняла помещение, пять больших водных шаров парили под потолком, изливая изумрудный свет, расширяясь и сужаясь в ритм музыке. На небольшом подиуме языки пламени устраивали феерические шоу, то превращаясь в очаровательных огненных девушек, то обрушивая на зал волны необжигающего пламени. Вокруг барной стойки, опоясывающей все стену, стояло множество молодежи, перед ними парили салатового цвета сферы, в которые были вставлены трубочки для питья.

Все развлекались, танцевали, смеялись, но Маркус долго не задержался в танцевальном зале и направился в подсобное помещение, где лорд Эдолнуир и лорд Фандбэл вместе с отцом Энеи уже их ожидали, еще один неизвестный капался в коробках, что-то ища впопыхах, затем ахнул, увидев вошедших, и с восторгом бросился к Кристоферу.

― Слава титанам! Я, наконец-то, познакомился с Вами, Энарт! Вы не представляете, какая это честь для меня! Между прочим, я ваш вернейший поклонник, и я не отступился от вас, даже, когда эти зазнобы из Магистриума вас оклеветали, ― мужчина в странном разноцветном костюме подбежал к юноше, схватил его двумя руками за руку и с силой начал трясти.

― Я тоже ... очень рад, ― в недоумении пытаясь выдернуть уже отваливающуюся руку, промямлил Кристофер, с интересом смотря на накрытую каким-то старым покрывалом вещь в центре комнаты.

― Азарий! ― прикрикнул Маркус.

― Да иду, иду, ― разочарованно ответил тот. ― Для друзей - просто Аззи, ― вновь повернувшись к Кристоферу, в полголоса произнес мужчина.

― Азарий! В конце концов, мы торопимся, успеешь еще, ― разозлился Маркус.

― Всё уже готово почти, ― Азарий вновь начал рыться в коробках, после чего вытащил железную пластину и продолжил, резко сбросив покрывало. ― Это мой самый успешный проект ― мой личный УМТ, я заву его ― "Кроха".

Теперь шестеро друзей смогли увидеть, что именно находилось под этим брезентом, а точнее ― это была конструкция в виде арки, при этом собранной вручную арки, местами из уже заржавевшего металла, внутри этой арки была еще одна меньших размеров. Ко всей этой конструкции были протянуты шланги и кабели, правда, некоторые из них были перерублены, хотя возможно так было нужно. В итоге, Азарий впихнул найденную вследствие продолжительных разведывательных операций в коробках металлическую пластину, после чего между внешней и внутренней арками начали появляться десятки маленьких молниевых вспышек и разрядов.

― А что такое "УМТ"? ― поинтересовалась Эмили.

― Устройство мгновенной телепортации, разумеется, что же это еще может быть, ― в недоумении произнес Азарий, и впоследствии добавил с гордостью. ― Между прочим, у этого самая высокая работоспособность во всем Теллонисе ― 67%.

― Действительно, как же я сама не догадалась, ― с иронией сказала девушка.

― А это много или мало? ― с недоверием наблюдая за происходящим перед ним, спросил Кристофер.

― Не думаю, что это имеет какое-нибудь значение для нас, ― ответил лорд Фандбэл, немного улыбнувшись.

― Я думаю, уже можно запустить, ― предложил лорд Эдолнуир.

После этих слов Азарий подошел к машине, затем перед ним появилась полупрозрачная фиолетовая сфера, и руки мужчины, прикоснувшись к ней, покрылись тысячами тончайших белых нитей, излучающими яркое сияние. Но, что-то пошло не так, сфера вспыхнула и отбросила мужчину, а минимолнии между арками исчезли. Маркус и два других лорда разгневанно посмотрели на Азария.

― Сейчас, это лишь небольшая поломка, ― приподнявшись, пробормотал мужчина, после вновь подошел к устройству, начал менять детали местами, приткнул еще пару кабелей, но ничего, однако, не получилось, разозлившись, Азарий пнул ногой по арке, и затем все заработало. Молнии вновь начали искрить между железными дугами, а в руках Азария появилась сфера, окутавшая его руки светящимися нитями.

― Ты верно настроил координаты, надеюсь? ― многозначно произнес Маркус.

― Все в полном порядке, уверяю, ― убедительно ответил мужчина.

― Ты знаешь меня Азарий, поэтому...

― Не волнуйся, все будет, как положено, мы же с тобой не первый день знаем друг друга, ― мужчина хотел похлопать Маркуса по спине, но лишь поймал строгий взгляд.

После этого Азарий покрутил сферу, понажимал пару рычагов, и затем прозрачная голубая материя заполнила все пространство внутренней арки.

― Как говорится - в добрый путь, ― после этих слов Азария Маркус уступил Кристоферу, Эмили и Виктору. ― Принц, ― вежливо произнес Азарий, после чего прошептал. ― Если что я здесь круглосуточно шесть дней в неделю, поэтому обращайтесь.

― Обязательно, ― толком не расслышав полностью всю фразу, замешкавшись, произнес Кристофер и затем шагнул в образовавшийся проход. Мгновение, и перед его глазами выросли из неоткуда деревья, затем юноша понял, что падает. Через несколько секунд его ожидал не сильный удар об землю, после чего Виктор и Эмили упали рядом. Перевернувшись лицом к уже ночному небу, троица увидела, как все остальные, спокойно шагая в воздухе, спустились недалеко от них. Все трое встали и собрались идти на встречу остальным, но легкая тошнота не давала покоя - ощущение было не из приятных, будто тебя с минуту на минуту вырвет.

― Вот, выпейте воды, станет намного лучше, в первый раз со многими так бывает, вам повезло, зачастую всех выворачивает, ― Кейт протянула друзьям свою флягу с водой.

― Спасибо, ― поблагодарил девушку Кристофер, взяв из рук флягу, пара глотков и чувство тошноты немного утихло, юноша протянул воду Эмили.

― Мы не в лагере, верно? ― передав флягу Виктору, спросила Энея.

― Да. Это восточный парк Милитрата. Лагеря повстанцев свернуты, большинство скрылось в городах, потому мы здесь. У генерала Фантериоса в Милитрате есть множество шпионов и связных, через них мы и свяжемся с ним, ― ответил лорд Фандбэл.

― Уже ночь, не стоит долго задерживаться здесь, Герхард увеличил количество стражников, ― спокойно произнес лорд Эдолнуир, после чего направился к выходу из парка, где уже виднелись высокие каменные здания.

***

Ночь была прелестна во всех смыслах, хотя явно стало холодать, но все же сумерки над Андратом отличались от земных. Все небо было усыпано сотнями сверкающих звезд, их здесь явно было больше, чем на Земле, от того они казались Виктору, Кристоферу и Эмили еще более загадочными, впрочем, если бы любой андратец попал на Землю, то это бы вызвало не меньше удивления у него, чем у троих друзей. И все же эта темно-синяя мантия, окутывающая мир, таила в себе секретов не меньше, чем все остальное в этом новом мире, возможно даже слишком много. Как и в любую ночь до этого две неразлучных андратских луны, словно до безумия любящие друг друга супруги, царствовали на ночном небосклоне, охраняя покой и безмятежность звезд. Два небольших кругляшка на небе одновременно похожие, и в тоже время различные, они озаряли своим светом путь десятерым путникам таким же разным, но все же объеденным для достижения единой цели.

Так постепенно парк закончился, зеленые деревья сменились белокаменными домами. Друзья следовали за лордами, осматривая огромный город. Высокие башни впивались в ночное небо своими острыми шпилями, яркие сгустки света неусыпно бродили над улицами. Вдалеке виднелась одинокая скала, на ее вершине виднелась высеченная из камня фигура человека, вокруг которой плавно кружилось кольцо небольших зданий со стеклянными куполами. Но лорды шли все дальше и дальше вглубь города, пока красивые каменные сооружения не сменились полуразваленными лачугами.

Люди в оборванных одеждах, сгорбившись, плелись по дороге, не замечая никого на своем пути и что-то еле слышно бормоча. Их лица были измазаны в грязи, босые ноги истерты до крови, они постоянно кашляли. Повсюду разносилось зловоние, запах трупов наполнял эти улицы. Все двери здесь были закрыты, окна заколочены. Возле одного из домов лежала женщина, маленькая девочка, держа в руках грязную куклу, стояла возле нее. Она плакала, трясла мать за плечи, но та лишь лежала на холодных камнях, немая улыбка застыла на ее лице, хрустальные слезы все еще продолжали блестеть в ее мертвых глазах...

Дома сменялись, одни улицы заканчивались другие начинались, но запах смерти и горя, которым был пропитан каждый камень здесь, не сменялся ни на минуту. Вскоре архимаги остановились возле небольшого трактира, скрипучая вывеска, покосившись, качалась на ветру. Двери и окна были закрыты, лишь тонкие лучи света просачивались сквозь трещины в ставнях. Рука Маркуса сделала несколько быстрых ударов в дверь, затем послышался голос.

― На сегодня рабочий день окончен! Приходите завтра!

― Завтра все может перемениться, ― продолжил Маркус.

― Перемены лишь к лучшему, бездействие - враг, ― вновь послышался глухой голос.

― Также как свобода есть жизнь, а несвобода - смерть.

После этих слов послышался скрип полов и щелчки замков, после чего дверь открылась. Перед архимагами появился человек, он вышел на улицу и осмотрелся, затем махнул рукой, чтобы гости вошли.

― Проходите, вас ожидают, ― закрыв дверь, неизвестный указал на небольшой проход, прикрытый плотной ширмой.

Архимаги, Руфус и шестеро друзей направились в следующую комнату. Окна были зашторены; изливая тусклый свет, вверху парил шар. Напротив в кресле сидел человек, устремив свой взгляд в закрытое окно. Черный капюшон скрывал его лицо. На среднем пальце его виднелся перстень с печатью в виде руки, держащей кинжал.

― Добрый вечер, Великие лорды, ― после этих слов неизвестный встал.

В одно мгновение к шеям шестерых подростков приставили заостренные кинжалы, не давая никому пошевелится. Мужчина развернулся, его лицо уродовал шрам, оставленный клыками яростного животного, оттого левая часть его губ была ниже правой, а кожа наполовину закрывала левый глаз.

― Вэлендорф, Гренстоулы, Эльдорфы - добро пожаловать в Милитрат.

― А ты все также подтираешь за своим хозяином, Сард? - с отвращением прошипел Руфус, но тут же один из воинов ударил его кулаком в живот, мужчина согнулся от боли, но затем гордо поднял голову на старого знакомого.

― Вы можете ускользать от СОНТа, но от нас вам не скрыться. Я бы не советовал вам, Великие лорды, пытаться сбежать... Иначе эти дети расстанутся с жизнью быстрее, чем вы успеете перебить нас, ― мужчина махнул головой, отчего шрам на его лице стал еще уродливее.

В один миг воины набросили черные мешки на головы шестерых подростков, после чего их руки связали.

Глава 3

Из-за серых туч медленно поднималось золотистое солнце. Ночной сумрак понемногу отступал. Свежий запах нового дня наполнял все вокруг. Вдалеке слышались крики птиц и треск дремучего леса.

Наслаждаясь разливающими свежими лучами солнца, на краю обрывистой скалы, стоял Генар из рода Лайтердов - великих королей Мунлонга. Внизу между двух невысоких скал раскинулся крупный город. Стеклянные купола высоких башен гордо отбрасывали солнечные лучи. В гавани города, смиренно качаясь на волнах, плавали обломки недавно стоявшего здесь флота Штормграда. И теперь корабли Мунлонга гордо рассекали водную гладь, довершая свое дело.

Над портом висел смог, черный дым затмевал восходящее солнце, языки рыжего пламени бушевали на улицах города. Окружающая его стена покрылась шрамами от снарядов. Крупные железные машины метали яркие сгустки огня в нежелающий сдаваться город. Защитники из последних сил сдерживали натиск врага.

"Фарриад - жемчужина Огненного залива, ― гордо осматривая город, шептал Генар. - Скоро и ты падешь. Всё вскоре падет... Пламя уже горит. И ни одна сила не потушит его!"

― Мой повелитель! - Генар отвлекся от своих раздумий, обернувшись, он увидел воина, кланяющегося ему.

― Встаньте, граф! ― подойдя к солдату, произнес мужчина.

― Пришло послание из Магистриума, ― воин протянул сверток бумаги, на нем красовалась серебряная лента с золотой печатью.

― Благодарю вас, ― Генар незамедлительно распечатал послание и быстро пробежался глазами по письму.

"...Ввиду официального обращения Милитрата в Магистриум в соответствии с законом "О предотвращении конфликтных ситуаций на территории Андрата" любая агрессия по отношению к Объединенной Штормградской Республике должна быть прекращения в течении одного дня с момента подписания данного документа... Также в соответствии с прошением Лордерона через три дня после подписания данного документа состоится официальная процедура примирения, местом проведения которой станет город Тетрид... С уважением Верхняя палата Магистриума".

В нижнем правом углу стояла печать Магистриума, отливающая серебром, рядом подпись и расшифровка: "Альберт Дортфур - глава Верней палаты Магистриума".

― Три дня... ― подумал про себя дворф, затем, оторвав глаза от послания, обратился к воину. - Это все, Рентир?

― Нет, сир. Вам пришла посылка из Громхола, мне велено передать ее вам лично в руки, ― это известие насторожило Генара еще больше, и когда мужчина передал ему небольшую коробку, его опасения подтвердились.

На коробке был высечен символ виде полумесяца, пронзенного клинком. Мужчина с осторожностью приподнял крышку. На черном бархате мрачно отливал серебристым светом пистолет, рядом лежало шесть пуль. Задумчиво посмотрев на оружие, Генар закрыл коробку, после чего в его руках появился небольшой сверток бумаги.

― Отправляйтесь к Тетрид, генерала Гирроуз вскоре будет там. Передайте это ему, ― Генар протянул письмо Рентиру. - Если что пойдет не так, вы уничтожите Реогал!

― Все будет выполнено, сир, ― после этих слов Рентир поклонился и вскоре скрылся из виду.

― Началось... ― прошептал Генар, вернувшись к осмотру почти уже поверженного города.

***

― Лорд Вэлендорф, прошу, следуйте за мной, ― открыв камеру, вежливо произнес мужчина.

Маркус встал, нотки удивления просочились на его лице. Мужчина неторопливо проследовал за стражником и к своему удивлению вскоре оказался на заднем дворе милитратской тюрьмы. Напротив стояла полукарета, спереди вращался фиолетовый шар.

― Прошу, ― все также вежливо продолжил Мужчина.

Маркус настороженно поклонился, после чего сел в ожидающий его экипаж. Удивление и настороженность с его лица тут же исчезли.

― Добрый день, лорд Вэлендорф, ― узкая улыбка изобразилась на морщинистом лице его собеседника.

― Как же я сразу не понял, чьих это рук дело, барон Вайнерис, ― с некоторой усмешкой проговорил архимаг.

― Ну что ж, теперь вам известно, ― барон взмахнул рукой, после чего карета сдвинулась с места.

― Зачем вы освободили меня, Тайрон? - невозмутимо продолжил архимаг.

― На свободе вы полезнее, чем за решеткой, Маркус, ― барон украдкой посмотрел на окружающий город и затем вернул свой взгляд на лорда.

― Возможно, вы правы. Но вы не ответили на мой вопрос.

― Мне известно о том, что вы хотите сделать, ― немного повысив тон, продолжил Тайрон.

― И что именно вам известно? - без малейшего волнения спросил Маркус.

― Все, ― коротко и ясно отрезал барон. - И еще мне известно, что без посторонней помощи вам не справиться.

― Но зачем это вам?

― Генар слишком сильно погряз в своей лжи, его тревожат лишь деньги, которые ему платит Магистриум, ― спокойно начал барон.

― Но насколько знаю, Совет Лордерона также получает их, в том числе и вы. Какая же ирония, деньги спасают Лордерон от развала, ― укоризненно посмотрев на барона, ответил Маркус.

― Вы не правы, они лишь усугубляют положение... Вы имеете право обвинять меня в чем угодно, но эти земли - моя родина, и кто-то очень страстно желает похоронить нас всех в ней. А я, как собственно и вы, не могу допустить этого.

― И что вы предлагаете?

― Помощь. Я помогу вам и вашему племяннику. В отличие от вас, мне известно, где скрывается Фантериос, потому к вечеру он прибудет в Милитрат. Вы отправитесь в Эльфийский Союз, и уговорите старейшин предоставить вам флот, я в свою очередь обеспечу ему безопасный проход через границу Лордерона.

― Возможно, вы правы, но что вы хотите взамен?

― Мы же с вами деловые люди, неужели мы не сумеем договориться? - легкая ухмылка скользнула по лицу барона.

― Сложно было бы ожидать от вас иного ответа, ― иронично заметил Маркус.

― Не стоит, Маркус, обижать того, кто протягивает вам руку.

― Но сколько будет стоить эта рука? - догадываясь, какую цену придется заплатить за эту помощь, продолжил Маркус.

― Вы ведь помните мою дочь - Луару?

― Прекрасная девушка.

― Так вот... Я предлагаю вам мой союз взамен союза вашего племянника и моей дочери, ― твердо проговорил Тайрон, его слова насторожили Маркуса, но все же он ожидал подобного.

― Почему именно это?

― Когда ваш племянник станет правителем, его положение будет слишком нестабильным. Поэтому я не советую вам отказываться от нашего договора.

― Но могу ли я доверять вам?

― Запомните, Маркус, я всегда держу свое слово. И если вы попытаетесь обмануть меня, ваш племянник, собственно как и вы, окажется не в самом лучшем положении, ― четко проговорил Тайрон, наблюдая за реакцией собеседника.

― Это - угроза?

― Ну что вы, Маркус. Как же я могу вам угрожать?

― Где сейчас Энарт? - после недолгого молчания продолжил Маркус.

― В моем доме, его друзья, архимаги и мистер Гренстоул также там. И сейчас мы с вами направляемся именно туда.

― Вы ведь знаете, что трон погубит и его, и ее. Зачем? - после недолгого молчания спросил архимаг.

― Когда все, что сейчас происходит, завершится, Генар должен будет покинуть трон. Но просто так он его не отдаст. У вашего племянника будет слишком много врагов, ему следует заручиться поддержкой Совета Хранителей. Вы должны быть рядом с ним, чтобы уберечь от беды.

В это время карета остановилась. Двое лакеев открыли дверцу. Тайрон вышел на улицу. Впереди виднелось крупное поместье.

― Идемте, Маркус. Ваш племянник ожидает вас, ― после этих слов барон направился вперед.

***

Кристофер сидел на кровати в незнакомой ему комнате. Около часу назад его привезли в этот дом, а затем заперли здесь. Но неожиданно послышался скрип полов, через несколько секунд в комнату вошел Маркус.

― Дядя! ― резко выкрикнул юноша, привстав.

― Энарт, ― глухо проговорил мужчина, затем мужчина подошел к кровати и сел рядом с юношей.

― Кто те люди? Почему мы здесь?

― Мы в доме барона Вайнериса, он является хранителем ключей одного из пограничных городов.

― Что ему нужно от нас?

― Он предлагает помочь, ― неутешительно продолжил мужчина.

― Так это же прекрасно, ― радость на мгновение опьянила юноша, но неожиданно вновь посмотрев на лицо дяди, Крис понял, что что-то не так.

― Он поставил перед нами одно условие ― как только все это кончится, ты должен будешь жениться на его дочери.

― Что... ― в недоумении начал Крис, после этих слов его лицо погрустнело, мысли смешались в кучу.

― Ты не обязан делать этого, ― тяжело вздохнув, проговорил Маркус.

― Нет, ― собираясь с мыслями, коротко отрезал Крис, ― Мы не вернемся в тюрьму... Раз такого его условие, я принимаю его... Передай этому барону, что я согласен.

― Хорошо, ― неутешительно произнес мужчина.

― Но что же нам дальше делать? Все наши действия не привели ни к чему...

― Всегда есть выход... Мне нужно посоветоваться с другими лордами.

― А если женюсь на ней, у меня уже не будет пути обратно? ― после недолгого молчания спросил Кристофер.

― Нет... Но этот брак станет опорой для тебя.

― Но если мы не победим их, то к чему это все? ― зачем? ― Кристофер с надеждой в глазах посмотрел на дядю.

― Поражение состоит не в том, сумеют ли они развязать войну или нет. Поражение наступит лишь тогда, когда падет твой дух, именно тогда они одержат верх... Но пока мы боремся, им не сломить наш дух. Запомни это, Энарт, раз и навсегда, ― Маркус серьезно смотрел на племянника, вглядываясь в его мутные глаза. Перед ним живо всплывали старые разговоры с братом. И эта схожесть черт отца и сына настораживала его. Страх за то, что сын может повторить судьбу своего отца, сжимал его сердце.

― Прости меня, ― раздался, наконец, голос Кристофера.

― Все будет хорошо... Я оставлю тебя ненадолго, мне нужно встретиться с лордами, ― Кристофер не ответил ничего, его глаза были устремлены на раскинувшийся за окном город.

Маркус встал с кровати, подошел к двери, затем еще раз посмотрел на юношу. Легкий скрип двери и Кристофер остался в одиночестве, всё также незыблемо смотря даль.

***

Кристофер сидел за массивным дубовым столом, накрытым на девять персон. Сверху, через широкий стеклянный купол, на просторную столовую падали лучи заходящего солнца. Рядом с Крисом сидели его друзья, мирно наслаждаясь ужином, но юноше есть не хотелось. Сейчас он чувствовал себя как некогда одиноким, сидя в этих мраморных стенах, за этим богато украшенным столом. Этот дом казался ему тюрьмой, и как он понял не ему одному. К его большому разочарованию архимаги вместе с отцом Энеи отказались от ужина, и теперь он остался наедине с родителями его будущей супруги. Хотя даже одна только мысль о грядущей свадьбе выводила его из себя.

За эти несколько часов, что он провел в этом, без преувеличения сказать, царском доме, Кристофер успел мельком познакомится со своими будущими свекром и свекровью. Намерения Тайрона Вайнериса были Кристоферу, разумеется, понятны с самого начала: кто же упустит возможность заключить весьма успешную сделку в виде брака собственной дочери с будущим правителем Лордерона? В этом и заключалась, на его взгляд, вся суть барона. Но что же касается Митиды Вайнерис, то о ней у Криса сложилась весьма приятное впечатление: добрая, отзывчивая женщина, для которой семья дороже всего, ее искренность и доброта не вызывали сомнения у юноши. Однако их дочь Кристофер видел всего лишь один раз и то мимолетом. И сейчас, сидя на этом громоздком деревянном стуле Крис ждал, когда же место напротив него займет та, на которой ему в ближайшем будущем предстоит жениться.

― Почему же вы не едите, юный Энарт? - вежливо спросила Митида, тонкая улыбка озарила ее бледноватое лицо.

― Прошу прощения, но я не голоден, ― также вежливо ответил Кристофер.

― Насколько я знаю, вы долгое время жили на Земле, верно? - все также учтиво продолжила женщина.

― Вы совершенно правы. До этого пятнадцать лет я жил в приюте у моей тети, ― без особой радости ответил Крис.

― Земля - прекрасный мир. Я была там со своим отцом несколько раз, но это было ужасно давно. Не могли вы рассказать, что произошло за это время?

― Простите, но я даже не знаю с чего начать, ― замешкавшись, проговорил юноша, машинально коснувшись рукой серебряной вилки.

― Расскажите нам, к примеру, о вашей жизни в приюте.

― Я думаю, вам будет скучно и не интересно, ― быстро проговорил Кристофер, не желая даже вспоминать о тех днях, что он провел в приюте.

― Ну а как вам наш мир? - вновь спросила Митида, желая хоть как-то поддержать беседу.

― Довольно не плохо, ― иронично произнес Крис, хотя вскоре понял, что эту иронию заметили все.

― Надеюсь, вы поменяете ваше мнение. На Андрате предостаточно удивительных и необычных вещей, ― вновь улыбнувшись, произнесла женщина.

Не успел Кристофер собраться с мыслями и продолжить беседу с хозяйкой дома, как в комнату вошла юная девушка. Своими волчьими заплаканными глазами она молниеносно осмотрела гостей, затем быстро села на свое место и приступила к ужину. Тайрон неопрятно бросил приборы в тарелку, сложив руки под подбородком.

― Ты опоздала на ужин, ― нервно проговорил мужчина.

― Прошу прощения, такого больше не повторится, ― не смотря на отца, быстро отрезала девушка.

― Луара, милая, не вежливо так себя вести в присутствии гостей, ― снисходительно произнесла Митида.

Девушка ничего не ответила, чем только больше разозлила отца. Но рука Митиды, взявшая его руку, заставила мужчину утихомирить свой пыл. Грозно посмотрев на жену, Тайрон увидел в ее глазах лишь требование к снисходительности и спокойствию по отношению к дочери.

― Луара, прошу, поприветствуй гостей так, как это полагается хозяйке дома, ― более спокойным тоном продолжил Тайрон.

Девушка вновь промолчала, выведя отца из себя, и все попытки матери успокоить его оставались безуспешными. Мужчина недовольно посмотрел на дочь.

― Луара! - грубо произнес барон.

― Что отец!? - злостно откинув стул на пол, выкрикнула девушка. Ее яростные глаза впивались в разозленное лицо отца.

― Успокойся и попроси прощения! ― сквозь гнев проговорил барон.

― У кого? - у человека, который продал меня словно какую-то базарную шлюху! Я вам не рабыня, чтобы меня продавали каждому первому встречному! - злобно выпалила девушка.

― Луара, ― превозмогая сквозь гнев, повторил Тайрон, вставая со стула. Его ладони сжались в кулаки, ― сядь на свое место!

― Я лучше сгнию в тюрьме, чем сяду с тобой за один стол! - сквозь зубы яростно прошипела Луара, после чего девушка быстро развернулась и в слезах выбежала из комнаты.

― Луара... ― мягко проговорила Митида вслед убегающей дочери. Женщина мгновенно встала с места и гневно посмотрела на мужа, после чего быстро проследовала за дочерью.

Тайрон собрался проследовать за женой, но запыхавшийся голос оставил его.

― Барон Вайнерис... прибыл отряд повстанцев, ― держась за грудь, воин поклонился.

― Пусть войдут в дом, ― быстро ответил барон, после чего направился за солдатом в холл.

Шестеро друзей незамедлительно встали и проследовали за ним.

― Да, весело у них, ― усмехнулся Виктор.

― На ее месте я бы еще не так вела себя, ― укоризненно произнесла Эмили, не оценив усмешку друга.

― Такие браки здесь распространенное явление, ― неутешительно проговорил Билл.

― Они плюют на чувства детей, используют как товар! - с отвращением говорила Эмили.

― Здесь каждый преследует свои цели, ― вмешалась Кейт.

Тем временем подростки вышли в крупный холл. Высокие мраморные колонны поддерживали стеклянный купол, украшенный цветными витражами. Две полукруглых лестницы вели на второй этаж. Пол также устилали мраморные плиты, медленно меняющие рисунок. Маркус, лорд Эдолнуир, лорд Фандбэл и Руфус уже ожидали прибывших гостей. Вскоре двери открылись, и в холл вошел мужчина в сероватом плаще.

― Лорд Эдолнуир, лорд Вэлендорф, лорд Фандбэл ― рад видеть вас, ― сняв капюшон, Вильгельм по очереди поклонился каждому архимагу. ― Барон, ― учтиво произнес Вильгельм, затем на его лице проступили нотки удивления и радости. ― Руфус... Слава титанам, как же ... как же ты изменился, ― увидев старого друга, мужчина просто не знал, что сказать. ― Я не верю своим глазам...

― Вильгельм, мой старый друг, ― Руфус обнял старого товарища. ― Сколько лун сменилось с того дня... Спасибо тебе, что позаботился о ней.

― Столько лет, но как... Почему? ― в недоумении начал Фантериос.

― Я уверен, у вас будет еще много времени, чтобы вспомнить ушедшее, ― вмешался Вайнерис.

― Вы правы, Тайрон, и после, возможно мы будем вспоминать былое с улыбкой... Но в этот трудный час мы собрались здесь для решения вопроса куда более важного, ― тяжело вздохнув, произнес лорд Эдолнуир.

― Мне ужасно жаль, что все вышло так... Но, безусловно, вашей храбрости, друзья мои, позавидует любой из нас, ― повернувшись к шестерым подросткам, с грустью в голосе произнес Фантериос.

― И все же, их попытка оказалась, хоть и не настолько, как бы нам хотелось, но успешной, ― усиливая тембр голоса, произнес Маркус.

― Вы правы, лорд Вэлендорф. Однако, время позднее, и всем шестерым нужно отдохнуть, на их долю и так выпало слишком напастей, и хороший сон станет для них лучшим, что мы сейчас можем сделать, ― предложил лорд Фандбэл.

― Вы, разумеется, правы, милорд, ― быстро проговорил барон, затем подозвал к себе пару слуг.

Через несколько секунд к шестерым друзьям подошли две женщины и, вежливо поклонившись, попросили проследовать за ними, после чего все шестеро покинули холл и направились в один из проходов, вскоре выведшего их в зеленеющий парк. Небо будто рвалось на две части: с одной стороны пылал огненно-рыжий закат, с другой наступал леденящий сумрак ночи, а вместе с ним из-за туч выходило два светлых белых диска, освещающих засыпающий мир.

В итоге, все шестеро вскоре вышли к небольшому дому. Слуги, еще раз вежливо поклонившись, попросили друзей пройти внутрь. Через пару секунд шестерка вошла в небольшой холл, после чего вверху засветилось два светящихся шара. Проводники быстро поднялись по лестнице, затем показали друзьям их комнаты и удалились. Попрощавшись и пожелав друг другу "спокойной ночи", Кейт, Энея, Билл, Эмили, Кристофер и Виктор разошлись по своим спальням, и этот насыщенный событиями и приключениями день закончился.

***

― И так теперь мы можем продолжить, ― убедившись, что шестеро друзей покинули холл, произнес Вайнерис, ― Проследуйте за мной.

Мужчина подошел к одной из колонн, после чего в его руках появилась сфера, окутавшая его ладони тонкими белыми нитями. Затем мраморные плиты пола начали раздвигаться, и вскоре в центре комнаты образовался круглый проем, вглубь которого вела лестница. Барон незамедлительно направился вниз по лестнице, остальные последовали за ним. Через пару минут Тайрон вышел в небольшую хорошо освещенную комнату. Напротив него, на стене, красовался фамильный герб - фиолетовый цветок с пятью лепестками, в центре которого виднелось крошечное отверстие. Мужчина поднес к нему свою правую руку, и перстень на его безымянном пальце соприкоснулся со стеной. Несколько секунд и массивная металлическая дверь открылась.

― Прошу, ― немного наклонив голову, проговорил Тайрон.

После того как все вышли на круглую платформу, дверь закрылась, а сама платформа начала двигаться вниз. Вскоре перед гостями открылось огромное помещение. Множество людей находилось здесь. В центре стояла крупная машина, состоящая из множества металлических колец, вокруг которых медленно плавали изливающие свет сферы.

― Как эта машина оказалась у вас? - неодобрительно спросил Эдолнуир.

― Однажды, изучая фундамент моего поместья, рабочие наткнулись на это место, ― начал Барон, спускаясь с платформы, ― После чего, подняв архивы, я узнал, что раньше здесь находился экспериментальный цех Магистриума, однако его забросили. Эта машина уже была здесь.

― Это устройство работает? - не выражая никаких эмоций, спросил Фандбэл.

― Да, ― как только Тайрон подошел к небольшой террасе, перед ним появился полупрозрачный квириус.

― И так, ― остановившись, продолжил барон. - Сегодня утром Милитрат объявил о своем нейтралитете, тем самым воспользовался своим правом приостановить начавшийся конфликт между Штормградом и Громхолом.

― Известно место и день проведения? ― спросил Маркус.

― Да. По инициативе Магистриума, примирение состоится в Тетриде, где сейчас находится армия из Громхола, через три дня с момента оглашения.

― Что ж у нас есть время подготовиться, ― немного успокоившись, произнес лорд Фандбэл.

― Вам удалось узнать какие-нибудь планы Магистриума? ― вмешался Фантериос.

― Все куда хуже, чем мы думали. Альберт мертв, и в Магистриуме сейчас другой человек под видом Дортфура. Весь этот саммит лишь отвлекающий маневр для разжигания войны. И причиной этого станет убийство Фалиаса из дома Тенериев ― правителя Штормграда. И убийца будет входить в состав делегации Мунлонга, скорее всего это брат Эразриеля. О каком примирении может пойти речь, когда правитель будет мертв, ― с каждым словом лицо Эдолнуира становилось все задумчивей.

― Убить короля ― сложно выполнимая задача... К тому же Генар - зачем ему это?

― возмутился Фантериос.

― Власть. К тому же, я думаю, они знакомы с новым Дортфуром. Убийство будет выглядеть как месть Штормграда. Во―первых, на момент подписания соглашения Фалиас будет без охраны, лишь двое приближенных могут быть с ним, и, во―вторых... ― Маркус явно не желал распространяться следующей информацией, ― ...у убийцы будет оружие, невосприимчивое к любым защитным мерам, принятым охраной Фалиаса, ― в последних словах Маркуса явно чувствовался упрек.

― О каком оружии идет речь? ― с недопониманием спросил Фантериос.

― Речь идет не об оружии, а об аганите ― особом сплаве, найденном в Ардэлане. В Магистриуме удалось перековать аганитовые сферы в пули, но нам не удалось довести до конца серию тестов, ― без особого энтузиазма пояснил лорд Фандбэл.

― На него не действует никакая магия? ― возмутился Фантериос.

― Не совсем, в ходе опытов нам удалось узнать, что магия на него, действительно, не может воздействовать, однако металл может ее концентрировать и накапливать, причем все его характеристики намного выше любого из сплавов эльфов, ― продолжил лорд Эдолнуир.

― Новый вид оружия, ― немного умехнувшись, произнес Вильгельм.

― Это прорыв в изучении магии, та ее область, которая нам не известна. Речь пока шла лишь о пулях, но оружие, созданное из этого вещества по мощности не знало бы равных, ― пояснил Маркус. ― Возможно, все произошедшее было устроено ради достижения единственной цели - получения контроля над этими сферами. И на Андрате есть лишь одно место, где хватило силы выковать его - это Громхол, потому без участия Генара здесь не обошлось.

― И что же вы намерены делать?

― Сколько у вас воинов, Вильгельм? ― вопросом ответил на вопрос лорд Вайнерис.

― Несколько тысяч, многие погибли при отходе из Фангорна.

― Нужно больше, отправьте посланников в каждый лагерь, соберите всех, я и лорд Фандбэл отправимся к таркам, лорд Вэлендорф к Совету друидов в Эльфийский союз.

― Вряд ли эльфы помогут нам, ― разочарованно произнес Фантериос.

― Помогут, ― твердо ответил Маркус.

― И как же их флот пройдет через границу Лордерона, мы просто не успеем.

― А для чего, позвольте узнать, здесь я, ― иронично начал Тайрон, ― Флот пройдет по территории, находящейся под моим влиянием, и об никто даже не узнает.

― Вы ведь вновь хотите привлечь их, они ведь еще дети, ― немного помолчав, с укором сказал Вильгельм.

― Нам нужно отвлечь Дортфура, пока магистр Эльдорф и мисс Гренстоул смогут вывести делегации людей. Для нас остается секретом, почему нашего врага интересует юный наследник, но для нас ― это шанс остановить закат цивилизации Теллониса.

― Тогда зачем же вам армия? ― в недоумении спросил Вильгельм.

― Мы не хотим испытывать судьбу и рисковать жизнями детей, к тому же мы не можем заставить их идти на это, если что-то пойдет не так, и планы нам неизвестных станут реальностью, мы попытаемся силой остановить войну, ― с горечью произнес лорд Эдолнуир.

― Почему вы так уверены, что произойдет убийство, и именно Фалиаса?

― Им нужна война, затяжная война. Это подтверждается каждым их действием. К тому же члены второй группы постоянно говорили о "Новом мире". Лордерон не мог просто вмешаться в войну, народ и так измучен, он бы непременно поднял восстание. Но эта война лишь один ход в страшной партии, мотивы этой войны не ясны, оттого мы почти безоружны и слепы, к тому же слова Дортфура подтвердили это, ― закончил Маркус.

― И действовать нужно сейчас, пока мы еще можем хоть что-то предпринять, ― поддержал Эдолнуир.

― Вы правы, но вы также скрываете нечто важное, но я не буду спрашивать что. Мои люди отправятся завтра утром во все деревни и города, где только могут находиться наши союзники. Мы дадим вам армию.

Глава 4

― Добрый день, мой друг, ― улыбнувшись, произнес дядя, как только Кристофер вышел из дома. ― Надеюсь, ты выспался.

― Добрый день, ― поприветствовал дядю племянник, ― Куда мы сейчас?

― Вайнерис вместе с лордами ожидают нас. Они сейчас подготавливают все необходимое, ― Маркус вместе с племянником направился по туманному парку.

― Так что вы решили вчера?

― Лордерон подал прошение в Магистриум вчера утром, поэтому действовать нужно быстро. При помощи Тайрона Вайнериса мы сможем собрать необходимые войска. Я отправлюсь сегодня к эльфам, лорд Эдолнуир и лорд Фандбэл отправятся в Тарниал, Фантериос соберет оставшиеся войска повстанцев.

― И это все? - все, что вы решили? - а как же мы? Мы через столько прошли ради того, чтоб сидеть здесь?

― К несчастью, мы вновь вынуждены прибегнуть к вашей помощи, ― безрадостно проговорил мужчина, опустив свой взгляд на каменные плиты дороги.

― С этого и надо было начинать. Что мы должны сделать? - настойчиво продолжил юноша.

― Мисс Гренстоул и мистер Эльдорф уже дали согласие, Уильям объяснит тебе все, но позже, ― Маркус остановился, ― Я не хочу рисковать твоей жизнью, и не выдержу, если потеряю тебя, также как потерял своего брата. И потому повторю вновь: ты выбрал слишком опасный путь, наш враг непредсказуем, но ты можешь повернуть назад, ибо продолжив следовать по нему - выхода обратно не будет.

― Я сделал свой выбор, ― юноша также остановился, ― и я не отступлюсь от него, поэтому я не знаю, зачем ты говоришь мне это.

― По их вине погибли твой отец и твоя мать, и они сделают все, чтобы уничтожить тебя. Даже, если мы выиграем в этой схватке, война не закончится. Она началась и ее конец не близок. Когда ты взойдешь на трон, у тебя появится еще больше врагов. Поэтому не нужно торопить судьбу, иначе мы можем не заметить, как потеряем всё...

― Мы победим в этой войне, и ты еще потом будешь рассказывать небылицы об этом времени моим детям, ― лучезарная улыбка осветила лицо юноши, после чего он продолжил свой путь.

― Как бы я хотел, чтобы твои слова оказались правдой, ― мужчина задумчиво улыбнулся и затем последовал за племянником.

― А Эмили и Виктор проснулись уже? - сменив тему, спросил Кристофер.

― Насколько я знаю - нет.

― Они не пойдут с нами?

― Они останутся здесь, и отправятся к вам вместе с нами.

― Где состоится примирение?

― В пограничном городе Штормграда - Тетриде - послезавтра. Делегации Мунлонга, Штормграда, Лордерона и Энтора вскоре будут там.

― Цель по-прежнему правитель Штормграда.

― Да. Этих двух дней будет достаточно, чтобы найти убийцу, ― Маркус медленно поднялся по ступеням и вошел в дом.

― Кто он? - быстро следуя за дядей, спросил Кристофер.

― Один из делегатов Мунлонга... Поскольку с Эразриелем в зал примирения пойдут только двое: его брат - Генар из дома Лайтердов и Энедар Тахейский - один из лучших полководцев Мунлонга, ― Маркус махнул рукой, и через секунду к нему подплыла сфера, окутавшая его ладони светящимися нитями. После этого мраморные плиты в полу раздвинулись, и взору Кристофера открылась лестница ведущая вниз. - Генар считает себя и свой народ "истинными" людьми, то есть законными потомками первых людей, вступивших на эту землю. Он эгоистичен и жаден до власти, и потому с ним можно договориться. Я и другие считаем, что именно является убийцей, ― Маркус спустился по лестнице и вывел племянника в небольшую комнату, затем массивная дверь с железным цветком начала медленно открываться. ― На Фалиаса наложена защита, и, к сожалению, у нашего врага есть оружие, способное преодолеть ее. Аганит - металл, обладающий уникальными свойствами. Найдя его, вы предотвратите покушение.

― И как мы сумеем найти его? - встав на круглую платформу, продолжил Кристофер.

― Аганит оставляет четкие следы после себя, уровень концентрации магии в нем очень высок. Поэтому преступник не будет ходить с ним до последнего момента. Следовательно, искать нужно в апартаментах, в которых остановились делегаты. Это поможет обнаружить следы аганита, ― в руках Маркуса появился небольшой полупрозрачный шар, внутри которого без остановки носились желтые светящиеся точки, после чего мужчина передал их Кристоферу.

― А если... если мы не найдем следов? ― настороженно спросил юноша.

― Тогда немедленно уходите оттуда, ни в коем случае не пытайтесь продолжить.

Тем временем площадка спустилась вниз на несколько ярусов, после чего перед Кристофером открылось огромное помещение, походившее на лабораторию. В центре стояла крупная установка. Несколько широких металлических колец мирно покоилось на постаменте. Вокруг парило множество сфер, рядом с которыми стояли люди, постоянно перебегая из места в место. Недалеко от всего этого юноша увидел Вайнериса, Вильгельма и Энею с Биллом и сестрой.

― Что это за машина? ― восторженно осматривая гениальное творение инженерной мысли, спросил Кристофер.

― Это экспериментальное межконтинентальное телепортационное устройство, короче "ЭМКТУ―1". Эту машину разрабатывали дворфы в союзе с людьми при поддержке Магистриата для мгновенного перемещения между материками на Земле, но проект был заморожен семнадцать лет назад. Тайрон получил к этому доступ и довел машину до стадии прототипа, ― пояснил Маркус, сходя с площадки.

― Прототипа? ― удивился юноша. ― То есть мы будем первыми, кто испытает это устройство в действии?

― Нет, разумеется. Необходимые тесты проведены, и хочу сказать, работоспособность меня удивила - 83%. Правда, есть одно но: неким образом, перемещаясь при помощи этой машины, происходит потеря временных единиц.

― Извини, я не совсем понял, ― немного смущенно произнес Кристофер.

― Когда мы перемещаемся так, как я тебя учил, то есть с помощью сфер или без их использования, то мы попадаем в нужное место без потери времени. Здесь мы можем потерять от нескольких минут до нескольких часов, при этом, не заметив этого.

― Понятно, ― все равно толком ничего не поняв, произнес Кристофер. ― И так, когда же эта машина доставит нас к городу?

― По подсчетам, время зависит от расстояния, поэтому, чем дальше, тем больше. В итоге, через два, два с половиной часа вы уже будете недалеко от Тетрида, ― тем временем Маркус уже подошел к Вильгельму и начал осматривать машину. ― Через сколько устройство будет готово к использованию?

― Всего несколько минут. Добрый день, Энарт, надеюсь, вы выспались, ― как только Кристофер подошел, воин учтиво поклонился.

― Здравствуйте, ― мимолетно ответил Кристофер и направился к друзьям. ― Привет.

― Привет, ― дружно произнесли Билл, Энея и Кейт.

― Ты готов? ― поинтересовалась Кейт.

― Думаю, да. А вы давно здесь?

― Недавно. О, кстати, все уже в сборе, ― помахав кому-то за спиной Кристофера, сказал Билл. Крис тут же обернулся и увидел идущих к ним Виктора и Эмили.

― Привет, ― немного зевнув, произнесла Эмили.

― Что за сборы? ― поинтересовался Виктор.

― Я, Энея и Энарт отправимся сейчас в Тетрид, ― в голосе Билла читались нотки волнения.

― Сейчас, уже, почему так рано? ― недоумевала Эмили.

― Саммит состоится послезавтра, и мы должны успеть предотвратить покушение.

― А мы что здесь останемся? ― и разве теперь эти лорды сами не справятся? ― возмутился Виктор.

― Они не успеют, слишком мало времени. Им нужно собрать союзников, поэтому они просят нас, ― пояснила Энея.

― А мы остаемся здесь... замечательно!

― Вы будете помогать здесь и отправитесь затем вместе с повстанцами к Тетриду.

― Хорошо, ― Эмили тяжело вздохнула и явно расстроилась.

― Все будет хорошо, и с нами ничего не случиться, а потом мы все вместе вернемся домой, ― пытаясь повысить настроение у девушки, произнес Кристофер.

― Я надеюсь, что так будет... Но будьте осторожнее, ― в глазах Эмили заблестели слезы.

― Эм, успокойся, ведь ты же знаешь... ― Кристофер обнял волнующуюся девушку и поцеловал в лоб.

― И только попробуй мне не вернуться в целости и сохранности, я сама тебя прибью! ― вытерев слезы, пригрозила Эмили.

― Ладно, так и быть, ― уверенная улыбка озарила лицо юноши.

― Если что я помогу ей, поэтому постарайтесь не вляпываться в переделки! ― также обняв друга, еле слышно произнес Виктор.

― Нам пора, ― объявила Энея.

Девушка попрощалась с Виктором, Эмили и Кейт, затем подошла к отцу и, обняв его, что-то прошептала на ухо, после чего направилась к Маркусу, Кристофер направился за ней.

― Будь аккуратен, и помни, что говорил отец... ― поправляя одежду брату, прошептала Кейт.

― Все будет в порядке. Приглядывайте друг за другом, ― обняв сестру, еле слышно произнес Билл. ― Скоро увидимся!

После этих слов юноша присоединился к остальным. Эмили сделала несколько шагов вперед, желая догнать, но, не решившись, остановилась, провожая троих друзей взглядом.

― Удачи, мой друг. Помни, я всегда с тобой, где бы ты ни был, ― тихо проговорил Маркус, в его голосе читались нотки страха и волнения.

― Мы вскоре снова встретимся, и я еще сумею надоесть всем вам, ― улыбнулся юноша.

― Активируйте устройство, ― скомандовал Вайнерис.

После этих слов дюжина людей прикоснулась к сферам и их руки окутали светящиеся нити, через пару секунд кольца начали вращаться, с каждой минутой увеличивая скорость. Мгновение и железные дуги резко остановились, а в образовавшемся пространстве теперь появилась колеблющаяся материя, похожая на полупрозрачную ткань.

― Все мы пошли, ― собравшись, произнес Билл, и затем шагнул в фиолетовую субстанцию. Секунда и юноша исчез, Энея, не медля, последовала за ним, после чего, еще раз попрощавшись взглядом с дядей, Кристофер также шагнул вслед за друзьями.

― Начинаем процесс смены координат, ― провозгласил Фантериос.

― Надеюсь, вы знаете, что делаете, лорд Вэлендорф, ― с полной серьезностью в голосе произнес Вайнерис.

― Мы будем действовать в соответствии с планом, готовьте к сбору войска, барон. К закату мы выдвинемся к границе Штормграда и Мунлонга.

― Новые координаты внесены, начинаем перезапуск, ― вновь объявил Вильгельм, после чего металлические кольца начали набирать обороты.

Через несколько минут кольца остановились, и Маркус сразу же шагнул в образовавшееся пространство. Мгновение ― и мужчина уже стоял в совершенно другом месте.

Он находился в центре небольшого арочного сооружения, сплошь заросшего растениями. Перед ними стояли деревянные шесты. Через несколько минут из-за арки вышла черная пантера, на ее шее выделялось два полумесяца.

― Здравствуй, Элуна, ― вежливо произнес мужчина, после чего на его глазах пантера превратилась в женщину с длинными темно-рыжими волосами, в которые были вплетены листья растений. Небольшая диадема в виде сплетенных стебельков украшала их.

― Здравствуй, Маркус, ― нежно начала женщина, ― Что привело тебя в наш дом?

― Милая, Элуна, ты совсем не изменилась... Как и многих из твоего народа время тебя щадит. Но привели меня к вам нужда и горе...

― Что прошло давно, уже не вернуть, мой старый друг, и время отберет свое, но я не могу ничем тебе помочь. Времена, когда мой народ вмешивался в дела твоего, прошли...

― Созови Совет.

― Великие сейчас погружены в сон, я не могу тревожить их покой.

― Пришло время данную когда-то ими клятву исполнить, я прошу тебя передать это Совету.

― Я исполню твою волю, ― женщина подошла к одной из колонн, поддерживающих арки, и что-то прошептала листьям, после чего те, образовав желто-оранжевый вихрь, улетели вместе с ветром.

― Сколько лун уже минуло, ― продолжил Маркус.

― Да, ты прав, много лет прошло с тех времен с тех времен, но ничего так и не изменилось. Великое древо страдает, видя, как его братьев оскверняют, и не дает нам боле сил, ― печально произнесла женщина.

― Что произошло?

― Оно осыпается, Маркус... и нам не вылечить его страдания, оттого мой народ слабеет. Сон Великих становится все неустойчивее, пелена грядущей войны ослепляет их.

― Мне жаль, что тогда всё так сложилось, ― с горечью произнес мужчина.

― Не нужно думать о прошлом и жить в нем, настоящее куда важней...

После слов женщины на один из шестов, грациозно махая крыльями, присел орел, осматривая стоящих внизу. На его шее, на когтях и на крыльях блестели золотые пластины, отражая солнечные лучи. Через несколько минут на каждом шесте сидело по орлу разной окраски, затем один из них слетел вниз, и перед Маркусом теперь стоял высокий человек в плаще с длинными заплетенными волосами.

― Здравствуйте, лорд Вэлендорф. Мы знали, что вскоре вы посетите нас, ― произнес неизвестный.

― И я думаю, вы догадываетесь о цели моего визита.

― Однако мы не знаем, с чем вы пожаловали к нам. Ваши мотивы туманны, собственно, как и все остальное, происходящее в этом мире.

― Я пришел просить вас оказать последнюю услугу моему роду.

― И что же вы хотите получить от нас?

― Помощь. Вы знаете, что сейчас происходит в Теллонисе, и поэтому я вынужден просить вас вмешаться.

― Вновь вмешаться в дела людей - вы это имеете в виду?

― Да, ― словно вынося приговор самому себе, произнес Маркус.

― Они постоянно предают друг друга и воюют, к чему нам это? Мой народ слаб и не всесилен, у нас слишком проблем.

― Но то, что сейчас зарождаете там, вскоре придет и к вам.

― С чего вы решили, что мы поможем вам решить ваши проблемы, в то время как вы сами дали им волю сделать нас изгоями и поработить вас всех, как скот? ― сохраняя спокойствие, продолжал эльф.

― Вы... можете считать эту просьбу - возвращением долга Сандору Вэлендорфу.

― Мы чтили вашего брата, мой старинный друг, и мы знаем о том, что его сын оказался жив и вернулся на Андрат, и о том, что он с собой принес. Сандор сделал больше любого другого для моего народа...

― Тогда я прошу, выдвиньте флот дальталаров в помощь нам, отправьте его в Лордерон на подмогу повстанцам! ― настаивал Маркус.

― ...Это станет последним, что мы дадим вашему народу, Маркус. Тем самым мы искупим свой долг перед Сандором. Но можешь ли ты гарантировать то, что это принесет успех вашей кампании, и что юный наследник не пойдет по стопам своего брата. В его душе выжидает хаос и желание властвовать, сумеет ли он их перебороть?

― Он не поддастся им! ― твердо ответил мужчина.

― Мы слепы, друг мой, давно ощущается. Нас сковывают. И эта война, куда опаснее, ибо мы не знаем, что она несет в глубине себя. Сын Сандора храбр, как и его друзья, но их упорство может обмануть и их, и нас...

― Что вы видели, блуждая во снах?

― Ни одни мы странствуем в них, и с каждым разом это всё сложней, Великое древо боле не пускает нас, и мы лишь можем искать суть в прошлом. Всё слишком быстро начало меняться, также как и в прошлый раз. Мы ищем ответы, но находим лишь новые вопросы. Опасаться грядущего нам всем стоит, мой друг.

― Что это может значить?

― Нас сбивают на ложный путь, это чувствуется во всем... пешки в чужих руках... Что известно Магистриуму о событиях в Терразане?

― Совершенно ничего. Нет никаких изменений, лишь на несколько дней была утеряна связь с Ирриадом.

― Затишье. Странно все происходящее, но Терразан угроза, каковой и был всегда. В его туманах скрыто много тайн и не меньше ответов, возможно. Отправляйтесь в гавань Варнаала, лорд Вэлендорф, наш флот уже готов.

― Благодарю вас, мой друг.

***

Яркая вспышка на мгновение ослепила Кристофера, после чего он вновь увидел Энею и Билла. Все трое оказались в лесу, но деревья здесь были не слишком большими, в отличие от Лордерона. Их листва была окрашена в оранжевые, желтые и красные оттенки. Зеленые листья, словно небольшие островки, виднелись в этом умирающем море.

― Все. Мы на месте, ― возвестил друзей Билл.

― Уже вечер, ― удивился Кристофер.

― Не забывай мы в другой точке планеты, к тому же прошло уже два часа, ― осматриваясь, произнесла Энея.

― Итак, сегодня мы осматриваемся, узнаём количество охранников, а также возможные пути проникновения в апартаменты делегатов. Завтра мы втроем проникнем внутрь, находим двух делегатов Штормграда. Я и Энея примем их облик, выясним, где находятся номера двух наших подозреваемых, а в это время тебе, Энарт, придется меня подождать в одной из комнат. Потом Энея останется и будет следить за передвижениями обоих, в то время как мы с тобой, Энарт, проберемся в комнаты Энедара и Генара и будем искать следы аганита. Если нам удастся выяснить, кто из них настоящий убийца, то тогда я и ты возьмем оружие с аганитовыми пулями и дождемся прихода его хозяина. Энея в это время позаботится о том, чтобы он выпил экстракт Ретила. Это вещество разбавляют и добавляют в местную выпивку, но в очень маленьких количествах, однако в чистом виде это сильнейшее снотворное, поэтому до вечера следующего дня нашего друга невозможно будет разбудить.

― И зачем же нам оставаться в его комнате? ― удивился Кристофер.

― Чтобы проверить, действительно ли он выпил снотворное. Если нет, мы оглушим его и сами заставим выпить экстракт. К сожалению, из-за чар, наложенных на зал примирения, магия, изменяющая облик, исчезает, и я не смогу пройти туда под видом другого, как это можно было бы сделать. Поскольку дворф будет спать, утром на следующий день его придется заменить. Но: Дортфур также здесь и он не должен узнать, поэтому утром ты, Энарт, будешь ждать его на террасе для отдыха, куда я под видом делегата направлю его, и пока не начнется примирение, тебе придется удерживать его там.

― А с вами никак нельзя будет связаться?

― Используй кольцо, если что-то не так пойдет. Оно поможет найти нас, ― предложила Энея.

― Хорошо.

― Тогда идем, нам много нужно успеть.

Билл вместе с Кристофером и Эмили направились в сторону города. Тем временем солнце почти скрылось за горизонтом и лишь постепенно остывающие отблески, горящие вдалеке, говорили о его недавнем присутствии, в то время как два правителя ночи уже сияли своим величием на небосводе, оставляя стражника дня угасать вдалеке. Тысячи брильянтов засыпали небо и переливались один краше другого в сумраке наступающей ночи.

Огни недалекого города становились все виднее с каждым шагом, как и яркие сферы разбитого неподалеку лагеря. Вскоре друзья увидели сотни палаток, разбитых на опушке леса. Билл, осматривая их и патрули на стенах города, скрылся за деревом.

― Нам нужно проникнуть в город, ― шепотом произнес юноша.

― Тут патруль, если сумеем отвлечь, проберемся через стену, ― также в полголоса сказала Энея.

― Энея, нужен меткий выстрел. Видишь, вон там трещина, обрушь пару камней, ― указывая на небольшую трещину под крышей башни, произнес Билл.

― Всё, поняла, ― в руках девушки появилось два пистолета и, медленно прицеливаясь, Энея два раза нажала на спусковой крючок. Две пули мгновенно полетели к стене, через пару секунд послышался звук падающих камней. Затем патруль направился к месту, откуда послышался звук.

― Давайте! ― скомандовал юноша.

Энея и Билл мгновенно побежали вперед, Кристофер сразу бросился вдогонку за друзьями. И как только они подбежали к стене, в руках у Энеи и Билла появились полупрозрачные сферы, оба прыгнули вперед и их помощью начали карабкаться вверх. Кристофер же остался ждать внизу. Несколько секунд и оба оказались на стене. Кристофер с удивлением смотрел на происходящие, однако вскоре почувствовал, как что-то схватило его за обе руки. Мгновение и юношу подбросило вверх, в страхе Кристофер увидел, что пролетает над стеной, затем падает вниз, но приземление оказалось мягким, и юноша сел на ноги. После чего Билл и Энея приземлились рядом, закрыли ему рот, резко встали и быстро направились к домам. Свернув за угол, где их уже невозможно было увидеть со стены, оба, наконец, опустили ладони и дали Крису отдышаться.

― Все нормально? ― осматривая Кристофера, спросил Билл.

― Все ... нормально, ― отдышавшись, с улыбкой на лице ответил юноша. ― Только в следующий раз, чур, предупреждайте.

― Ладно, ― лицо девушки также озарила улыбка.

― Давайте, идем, задерживаться тут не стоит, ― осмотревшись еще раз по сторонам, Билл вышел на улицу, Энея и Кристофер вышли вслед за ним.

― А почему мы не могли также в Магистриуме сделать? ― поинтересовался Крис.

― Там стены другие, отталкивают любое магическое воздействие, а здесь просто камень, ― пояснил Билл.

― Понятно, и куда теперь?

― Вот это здание - резиденция Фалиаса, ― Билл указал на виднеющуюся вдалеке гору, на склонах которой располагались высокие белокаменные строения с множеством башен. ― Там и будет проходить саммит. Мы просто посмотрим, сколько людей его охраняют и где находится выход для прислуги.

― Сейчас как раз у многих из них заканчивается смена, они все живут в квартале рабочих, поэтому выследить их легко, ― вмешалась Энея.

― Ясно, а делегации уже здесь?

― Нет, сегодня прибыли только посланники Энтора и некоторые члены Верхней палаты магистров, в том числе и Дортфур. Завтра явится Мунлонг, Штормград и Лордерон. Прислуга будет утром подготавливать номера, так мы узнаем, где расположится делегация Громхола.

Трое друзей не спеша шли по улицам ночного города, яркие парящие над бордюром сферы освещали героям путь. В большинстве своем здания были обветшалыми, на некоторых потрескавшаяся штукатурка открывала бардовые кирпичи. На улицах было грязно и сыро. По темным каменным дорогам ветер гнал обрывки газет, объявлений. Людей было очень мало, все проходящие молчали, лишь что-то бормоча себе под нос и злобно оглядываясь в сторону троицы. В небе иногда пролетали дальталары, оставляя за собой пурпурный дымок. В итоге, три подростка вышли к крупному парку, по периметру которого парили желтые сверкающие сферы, а впереди виднелось крупное здание с высокими башнями, украшенными стеклянными куполами, рядом с ними в воздухе висели еще два дальталара.

― Вот мы и пришли, ― возвестила Энея.

― Верно, ― задумчиво осматривая окрестности, произнес Билл. ― Охранники патрулируют всю территорию. Где комнаты слуг... Вот, все нашел, вон там, ― юноша указал на небольшую пристройку, отгороженную от остального парка высокой зеленой изгородью.

― Оттуда тропинка ведет к тем воротам, ― неожиданно страх наполнил сердце Кристофера, сзади послышались шаги.

― Гражданским здесь находиться запрещено! ― грубо объявил мужской голос.

Сотни идей начали мелькать в головах всех троих, сбиваясь в ком так, что толком невозможно ничего было придумать, но затем Энея повернулась, при этом спрятав руки за спиной.

― Простите, сэр, мы знаем. Просто такой дивный вечер, и мы с друзьями немного загулялись и сами не заметили, как вышли сюда. Мы просим прощения, ― жалостливо начала девушка.

― Ну, хорошо, на первый раз прощу, но впредь, чтоб не появлялись больше здесь! А теперь идите, ваши родители уже должно быть ищут вас, ― немного смягчившись, произнес патрульный, но при этом пристально продолжал осматривать Энею.

― Спасибо, сэр, ― произнес Билл, после чего быстро вместе с Кристофером и Энеей удалился от воина. В то время как несколько людей вышли из ворот для прислуги, увидев это, Кристофер немедленно окликнул друзей.

― Вышли, ― всматриваясь вдаль, произнес Кристофер.

― Прекрасно, пойдем аккуратно за ними, ― вновь осмотревшись по сторонам, Билл направился по дороге, преследуя направляющихся домой рабочих.

Так дом за домом, квартал за кварталом трое друзей шли след в след за людьми, пока, в конце концов, оба человека не исчезли за дверью одного из домов.

― Что ж прекрасно! Рабочий день у них начинается в семь утра, десять минут дорога, то есть выходят они где-то в промежутке от половины до без двадцати минут седьмого, ― смотря на захлопывающуюся дверь, произнес Билл.

― В шесть мы должны уже их ждать здесь, ― предложила Энея.

― И где же мы все это время будем? ― поинтересовался Кристофер.

Билл начал осматриваться по сторонам, после чего его взгляд упал на небольшое здание недалеко от него, на нем висела вывеска изображающая кружку. ― Думаю, нам не нужно далеко ходить, чтобы переночевать, ― юноша окликнул остальных и указал на здание.

― Замечательно, а главное близко, ― согласилась Энея.

― Тогда идем, ― поддержал Кристофер.

― Надеюсь, у них есть свободные номера, ― усмехнулся Билл, после чего направился к небольшой гостинице, Кристофер и Энея направились за ним.

Через пару минут троица перешагнула порог здания, и затем Билл подошел к стойке, где стоял, подпирая рукой подбородок, постоянно зевающий мужчина.

― Нам, пожалуйста, три номера на одну ночь, никаких дополнительных услуг не требуется, ― громко, чтобы оторвать мужчину ото сна, произнес юноша.

― Что... Где... А! Чтоб вас! Три номера... ― разозлено начал неизвестный, затем в его руках появилась полупрозрачная сфера, вокруг которой всплыли красные и пурпурные таблички. ― Так, второй этаж, левый коридор, номера Љ7, Љ9, Љ10 ― устроит?

― Разумеется. Сколько с нас? ― уже намного тише спросил Билл.

― Пять клинд, и наслаждайтесь, ― огрызнулся мужчина.

― Пять клинд за этот клоповник? ― возмутился юноша.

― Пять клинд и ни квирком меньше.

С не охотой Билл начал рыться в карманах и вскоре достал пять золотых монет, затем швырнул их на стол.

― Приятного отдыха, юные путники, ― забирая со стола золотые кругляшки, иронично произнес мужчина.

Трое друзей, не обращая внимания на уже опять зевающего человека, направились по лестнице на второй этаж.

― Нет, ну это же надо ― пять клинд за этот сарай! Да его со дня на день термиты сожрут, а он пять клинд просит! ― неистовствовал Билл, поднимаясь по ступенькам.

― Ничего страшного, лучше заплатить, поверь, так лучше. Они незнакомцев примечают, а потом обращаются к коменданту, а так он деньги получил, и душа его спокойна, и у нас проблем нет лишних, ― вмешалась Энея, пытаясь успокоить Билла.

― Ну, все же пять клинд, да к тому же за одну ночь без каких-либо услуг, даже в Фангорне за это меньше берут. Ладно, Крис, давай ты здесь, ― подойдя к двери с фиолетовой цифрой семь, парящей перед ней, успокоившись, произнес Билл.

― Хорошо, тогда до завтра, ― открывая дверь, попрощался юноша.

― Пока, ― обняв напоследок друга, прошептала Энея.

Затем юноша вошел в комнату и, еще раз попрощавшись, закрыл за собой дверь, после чего фиолетовая цифра окрасилась в красный цвет. Комната оказалась не слишком большой, кровать находилась в углу, рядом парил небольшой ящик. За перегородкой находился туалет и умывальник, и лишь небольшая занавеска скрывала это от глаз. Стены во многих местах пожелтели, ровно, как и потолок. Единственное, что обрадовало юношу - в комнате не было паутины, чего можно было бы ожидать. Однако и в голове Криса пролетела мысль: "за что здесь Билл заплатил пять золотых монет".

Но придираться было нечего, поэтому юноша сел на кровать и затем достал из кармана кольцо. Вспоминая, что почти все предыдущие разы перстень начинал ужасно жечь палец, Кристофер, промешкавшись, все же надел золотое кольцо на палец. К своему удивлению, юноша не почувствовал ничего, кроме легкого тепла исходящего от металла. Минута, две, три ― все оставалось в порядке. Ни следов от ожогов, ни просто какого-нибудь неприятного ощущения ― совершенно ничего. Затем Кристофер решил закрыть глаза, и попробовать, что будет тогда. И опять же, как и в первый раз, юноша начал видеть комнату, но уже рубиновыми глазами золотого дракона, после чего Крис приказал ему перелететь на другую руку, и дракончик вновь послушался и перелетел. Кристофер с удивлением смотрел на перстень, не понимая, что с ним вдруг произошло, затем он расстегнул рубашку и посмотрел на свою грудь: пять небольших шрамов в виде кружков располагались близко друг другу. Все это вновь навело мысли о другом Дортфуре и о его с Кристофером разговоре. "Зачем это всё? К чему война, это покушение? И самое главное - что ему нужно от меня?" ― такие вопросы тревожили ложащегося спать юношу, и вдруг в его голове промелькнула еще одна фраза Дортфура: "Большое начинается с малого".