Формула одиночества

Мельникова Ирина

Глава 12

 

 

Бандиты тем временем погрузились в «уазик». Двое продолжали удерживать Игоря, еще двое уселись по обе стороны от пленников, стиснув их крепкими телами. Пятый занял место водителя, а Гиви уселся рядом и повелительно крикнул:

– Поехали!

Бандит повернул ключ зажигания, и... ровным счетом ничего не произошло! Мотор даже не чихнул в ответ на его лихорадочные движения и не завелся ни со второй, ни с пятой попытки.

Бандиты загалдели, но Гиви рявкнул:

– Молчать! – и выскочил из машины.

Он включил фонарь и обошел вокруг «уазика», то и дело заглядывая под его днище, а потом и вовсе опустился на колени, но ничего не обнаружил, о чем немедленно сообщил подчиненным:

– Тормоза и бензонасос в порядке, – и вернулся в кабину.

Один из бандитов, что сидел верхом на Игоре, вскочил на ноги и пнул его в бок.

– Сука гребаная! – и добавил что-то по-грузински.

– Оставь его! – заорал Гиви. – Он мой! И без него найдем, в чем дело!

– Коршун, – окликнул его водитель, – смотри! – И запустил руку под приборную панель. – Вырвали провода!

Гиви нецензурно выругался и сплюнул за борт.

– Выходи! – заорал он. – Суки!

Диверсанты покинули «уазик», женщин бесцеремонно вытащили следом. Вадика наградили оплеухой, а Игоря просто сбросили наземь, а затем пинками заставили подняться на ноги.

Он стоял, покачиваясь, но, видно, полностью пришел в себя, потому что Марина заметила, как напряглись его мышцы. Игорь попробовал на разрыв веревку, которая стягивала его руки за спиной, но безуспешно.

Гиви подошел к нему вплотную и снизу вверх посмотрел на Игоря.

– Ты, мудак абхазский, думал всех обхитрить? Ничего, ты еще пожалеешь, что испортил машину! – И передернул затвор автомата. – Нет у меня времени, а то бы я тебе показал...

– Что бы ты мне показал? – Губы Игоря раздвинулись в улыбке, отчего опять закровили. – Что может показать шакал, который питается падалью?

Сердце Марины замерло. Она закрыла глаза в ожидании выстрела. Но его не последовало. Гиви выругался и поднял автомат, но не ударил Игоря, лишь бросил злобно:

– Благодари моего брата, козодуй. Я обещал тебя найти и нашел. А уж он с тобой разберется! – И снова лязгнул затвором. – Двигай давай! – И, обернувшись к бандитам, прокричал: – Свяжите баб и пацана! Пойдут своим ходом!

– Оставьте нас! – заплакала Сабрина. – Мы ничего не скажем! Отпустите!

– Не вой! – рявкнул один из диверсантов. – Скоро отпустим! Хорошо послужишь свободной Грузии, и отпустим! – И заржал, закинув голову назад так, что на шее обозначился острый кадык, заросший черной щетиной.

– Что делать с машиной? – спросил другой диверсант.

Но Гиви, казалось, не услышал его. Он подошел к Вадику и схватил его за волосы.

– Ты, щенок! – заорал он не своим голосом. – Говори, куда ехали? В Гагру?

– Не трогайте мальчика, – тихо сказала Марина. – Видите, он в шоке... Вы же убили его родителей.

– Заступница! – Бандит замахнулся на нее автоматом. – Святая Мария!

– Гиви, что делать с машиной! Столкнем вниз? – снова прокричал бандит.

Гиви что-то сердито буркнул в его сторону и оттолкнул Вадика. И тот, покачиваясь, вернулся к женщинам.

А Гиви перевел взгляд на Марину.

– Говори, курва! Где вы отдыхали?

– В Сочи! – быстро ответила Марина. – Если мы не вернемся в срок, хозяйка заявит в милицию.

Гиви расхохотался.

– Где та милиция, а где мы! – и приказал бандиту, который интересовался машиной: – Откатите этот хлам в лес и забросайте ветками...

– Поджечь? – деловито справился тот.

– Дебили хар?[Ты – дебил? (груз.) ] – рявкнул Гиви. – Огонь сразу заметят! Ты хочешь, чтобы сюда прибежала половина Абхазии?