Мрачное строение с узкими стрельчатыми окнами и четырьмя башенками по углам напоминало средневековый замок довольно внушительных размеров и совсем не подходило под определение «дача». Со всех сторон его окружал высокий забор, затянутый по периметру колючей проволокой. И сколько ни вглядывались братья Ратмановы, заметили только одни ворота напротив входа в дом. Единственным утешением было то, что ворота, в отличие от забора, были старыми и светились множеством щелей, что позволяло наблюдать за происходящим во дворе, по которому сновали то ли слуги, то ли стража господина Райковича. Второе было вернее, так как для лакеев у них были слишком широкие плечи, крепкие кулаки и физиономии, не предвещающие ничего хорошего для тех, кто осмелил-' ся бы проникнуть на территорию «дачи» их хозяина.

Серый осенний день клонился к вечеру. Сумерки уже окутали дальний лес, прибрежные луга и затянули сизой дымкой огромный пруд за домом Райковича.

Андрей взглянул на часы. До того часа, когда темнота полностью ляжет на землю, оставалось совсем немного времени. Он тихонько свистнул, и из ближайших кустов выглянула темная голова бабушкиного дворецкого, Петра. И уже в следующую секунду Петр ужом скользнул между пожухлых кустов лопуха и крапивы, где отсиживалась большая часть Андреева войска, подобранного из наиболее крепких лакеев и конюхов.

Поначалу братья решили отравиться на встречу с Райковичем вдвоем, но потом старший Ратманов изменил тактику. Зная подлый характер антиквара, можно было нарваться на что угодно, поэтому следовало произвести штурм его владений более осторожно и осмотрительно. В скором времени они ожидали подкрепление из уголовной полиции. Фаддей взялся сообщить туда о происшествии, но, зная о степени расторопности местных сыскарей, братья не слишком надеялись, что помощь подоспеет достаточно быстро.

Неожиданно для себя они выяснили, что рослый и моложавый бабушкин дворецкий, который недавно появился в доме графини, имеет звание унтер-офицера, более двадцати лет отслужил в отряде пластунов, был награжден за военные подвиги двумя «Георгиями» и потому сразу сориентировался в ситуации, попросив господ не лезть куда не следует и не мешать ему советами.

Тем временем стемнело уже настолько, что оба брата и славный дворецкий быстрыми перебежками от куста к кусту миновали открытое пространство и залегли почти вплотную к воротам. Сквозь щели прекрасно просматривался весь двор. С наступлением темноты движение за забором постепенно утихло. Андрей привстал на колени и попытался разглядеть, сколько сторожей находится перед домом. В этот момент над входом вспыхнул фонарь — настоящий прожектор, и осветил весь двор ярким, слепящим глаза светом. С крыльца дома спустился человек, прошел к воротам, открыл небольшую калитку, врезанную в одну из створок, и вышел наружу. Он оперся спиной на столб, поддерживающий забор, и закурил. Петр махнул рукой, и братья отползли вслед за ним до ближайших кустов и притаились там.

Сторож стоял так близко, что они чувствовали запах дегтя, исходивший от его сапог. Он курил махорку, от ее едкого дыма у притаившихся в засаде першило в горле и слезились глаза. Наслаждаясь процессом курения, он перебирал в кармане то ли монеты, то ли ключи: явственно слышалось легкое позвякивание.

Сергей поднял голову и посмотрел на окна «дачи». Лишь в трех из них горел свет, остальные были темными. Он вздохнул. А если все их попытки напрасны, и Насти здесь нет, как и самого Райковича? Этот хромоногий прохиндей мог придумать что угодно, пока они добирались до Москвы, собирали свое войско, выясняли, не приезжал ли сегодня антиквар в свой особняк или в магазин. Но продавцы и прислуга божились, что Райкович не появляется ни дома, ни в магазине вот уже двое суток, и единственное место, где он мог сейчас находиться, — это дача в Сокольниках. Ну вот, «дача» на месте, но там ли Райкович, и там ли Настя, об этом они пока не знали.

Внезапно из-за поворота послышался стук копыт, и пара лошадей вынесла на дорогу, ведущую в воротам, знакомую всем коляску. Безмятежно куривший человек встрепенулся, подбежал к коляске и помог даме в темных одеждах сойти на землю. Именно с ней оба графа расстались не совсем мирным путем несколько часов назад.

Фелиция махнула рукой кучеру, быстро вошла в ворота и, придерживая рукой юбку, почти бегом преодолела двор и вбежала на крыльцо. Кучер тем временем громко свистнул, прикрикнул на лошадей, те развернули экипаж, и он скрылся за поворотом.

— Да-а, ваше сиятельство! — протянул за спиной Сергея дворецкий. — Дамочка-то в ярости, кабы чего не натворила!

— Так чего же ты тянешь, скажи на милость? — спросил Сергей сердито и вновь посмотрел на дом. В нем вспыхнули еще два окна, а человек, который встретил Фелицию, вернулся к воротам, устроился теперь уже по другую их сторону и запалил новую цигарку.

— Не беспокойтесь, барин! — усмехнулся Петр. — Подождите чуток.

Какое-то время они ничего не слышали, кроме вздохов сторожа да шуршания песка под его сапогами, только один раз пронзительно и хрипло прострекотала где-то неподалеку сорока, и опять все стихло. Дворецкий оживился.

— Двоих уже взяли, ваше сиятельство! — радостно сообщил он.

— Откуда ты знаешь? — удивился Андрей.

— Сорока на хвосте принесла. — Сергею послышался смешок в голосе дворецкого, и он понял, кто принес новости «на хвосте». Сороки ночью не кричат, ночью они спят.

Вдруг из-за поворота дороги, за которым скрылась коляска, донеслось громкое и нестройное пение. Оно становилось все громче и громче, и наконец в поле их зрения появились трое мастеровых, что было мочи горланящих «Живет моя отрада…». Двое в этой веселой компании шли по дороге, шатаясь и спотыкаясь, а третий, видимо перебравший больше приятелей, висел у них на руках и с трудом переставлял ноги. Сторож затоптал окурок, подошел к калитке, приоткрыл ее и всмотрелся в темноту. Свет выхватил три качающихся силуэта. Сергей приподнял голову, ему показалось что-то знакомое в фигуре одного из пьяниц, но Петр надавил ему на плечо.

— Не шевелитесь, ваше сиятельство! Не мешайте! Пьяные приблизились к воротам и вдруг принялись бить ногами по воротам и, размахивая бутылкой, орать:

— Эй, выходи, парень, выпей с нами! Сегодня получку выдали! Гуляем, братцы!

Сторож вышел из калитки и, похоже, стал уговаривать гуляк не шуметь. Они окружили его, и Сергей заметил, что человек Райковича отрицательно качает головой, но пьяные продолжали наседать на него и требовать, чтобы он выпил с ними. Внезапно бутылка, которую сжимал в руках один из дебоширов, взлетела вверх, потом вниз, и сидевшие в засаде даже на расстоянии услышали звук удара.

— О боже! — вырвалось у Сергея. — Надеюсь, они его не убили?

— Все в порядке, — отозвался Петр и добавил насмешливо:

— Я их попросил учесть толщину лба.

В следующую минуту пьяные чудесным образом протрезвели и проникли за ворота, втянув за собой обмякшее тело сторожа.

Слева и справа показалось еще несколько человек. В двоих из них Сергей узнал бабушкиного повара и ее старшего конюха. Остальных он просто не успел разглядеть, так быстро они передвигались. В считанные секунды все уже были во дворе дачи.

— Ничего себе! — Андрей с удивлением уставился 1на дворецкого. — Когда же ты успел их так выдрессировать?

Петр пожал плечами и ухмыльнулся:

— Они не слишком перетруждались на службе у графини, а обленившийся лакей страшнее турецкого ятагана. С согласия ее сиятельства я каждый день занимаюсь тем, что отучаю их валяться на лавках, и помаленьку сгоняю с них лишний жир. И, как видите, успешно…

— Да уж куда лучше, — усмехнулся Андрей и хлопнул Петра по плечу. — Дай бог, все кончится благополучно, и мы еще поговорим с тобой на эту тему…

Подбежавшие люди положили на землю тела двух сторожей Райковича. Оба находились в бессознательном состоянии и лишь слегка постанывали.

— Отнесите их в сарай, — приказал Андрей, — крепко свяжите и оставьте двух человек сторожить.

Пленных унесли.

Петр рассредоточил свое воинство по двору — наблюдать за воротами и окнами дома. Сам осторожно поднялся на крыльцо и постучал в двери. Они тотчас же распахнулись, из-за них показалась лохматая голова лакея. Дворецкий рванул его за ворот и молниеносно вытащил на крыльцо. Сергей и Андрей вбежали по ступенькам, подхватили ошарашенного лакея под мышки и оттащили в сторону от дверей.

Петр приставил дуло пистолета к его подбородку и прошептал:

— Где хозяин? В доме?

Лакей быстро закивал головой и прохрипел севшим от испуга голосом:

— У себя он, на третьем этаже в кабинете…

— А девушка, молоденькая девушка, — перебил его Сергей, — приезжала сегодня к нему?

— Приезжала, — лакей со страхом посмотрел на графа, — они долго кричали друг на друга в кабинете, потом хозяин велел запереть ее на третьем этаже в спальне, которая окнами на пруд выходит.

— Кто ее запирал? — Сергей переложил пистолет из одной руки в другую. Лакей попытался отползти от него подальше, но Петр тряхнул его за плечо, и пленник поджал ноги и с ужасом уставился на Сергея.

— Ты запирал ее в комнате, отвечай! — прошептал тот с явной угрозой в голосе.

— Ну, я… — с дрожью в голосе сознался лакей. — Хозяин строго приказал ее сторожить, чтобы не убежала, а сам послал за батюшкой в соседнее село.

— За батюшкой? — в один голос воскликнули братья и переглянулись.

Андрей нахмурился и прикрикнул на Сергея, побелевшего как бумага:

— Не паникуй раньше времени. Главное, что Настя здесь и, если верить этому олуху, жива и здорова. — Он опять повернулся к пленнику:

— Что твой хозяин, неужто жениться надумал?

Лакей, поняв, что убивать его никто не собирается, несколько осмелел, позволил себе пожать плечами и даже усмехнуться:

— Похоже, надумал, только вот невеста вроде как не очень хочет этого.

Братья опять переглянулись, и теперь уже Сергей спросил:

— Так батюшка еще не прибыл?

— Да нет, как раз уже приехал, но что-то там не заладилось. — Лакей помедлил секунду, словно раздумывая, говорить или нет, и пробурчал:

— Барышня закрылась изнутри и никого к себе не впускает.

Андрей посмотрел на Петра.

— Сделаем так' ты останешься на крыльце, будешь следить за домом и дожидаться появления полиции, а мы постараемся проникнуть в дом и добраться до этого чертова Райковича. — И, ткнув носком сапога пленника в бок, спросил:

— Сколько еще людей в доме?

— Кроме хозяина и барышни, значитца… — лакей принялся загибать пальцы, — батюшка этот самый, сестра хозяина, она только что приехала и прошла в свою комнату на втором этаже. Кажись, она пока ничего не знает… потом еще три лакея… Хозяин приказал им двери ломать, чтобы до барышни добраться…

— Господи, Андрей, что мы тут стоим? — Сергей открыл входные двери.

Но Андрей придержал его за плечо.

— Не горячись и выслушай меня. Возьми Петра в помощники и постарайтесь освободить Настю, а я попытаюсь найти эту обезьяну — Райковича.

Они быстро взбежали по лестнице на третий этаж. В доме было тихо, сумрачно, и только откуда-то доносились глухие удары. По всей вероятности, слуги исполняли приказ хозяина.

Андрей прижал палец к губам, кивком головы показал, что отправляется направо, в противоположную от шума сторону, и тут же исчез в темноте, как сквозь землю провалился.

Сергей и Петр переглянулись, тихо двинулись налево и тут обнаружили, что коридор заворачивает под прямым углом. Удары участились, и отчетливо донеслась ругань лакеев, очевидно, дела их складывались не слишком удачно. Петр осторожно выглянул из-за угла и тихо прошептал:

— Сейчас выскакиваем и внезапно нападаем на них. Их всего трое, они и опомниться не успеют.

С разбега они вклинились в ряды противника. Слуги успели отскочить от дверей, но в следующее мгновение нападавшие разметали их в разные стороны. И тут один из лакеев выхватил из загашника пистолет и прицелился.

— Берегись! — крикнул Сергей и изо всех сил двинул ему кулаком в челюсть. Слуга вскрикнул, выронил пистолет и осел на пол. Петр ударом ноги отправил в нокаут другого противника, а третий упал на колени и залопотал трясущимися от страха губами:

— Не убивайте, господа хорошие, только не убивайте! Я все скажу!..

— Никто и не собирается тебя убивать, — сказал устало Сергей и спросил:

— Где барышня?

— Здесь, барин, в этой самой комнате, — лакей торопливо перекрестился, — ей-богу, господа хорошие, мы не по своей воле двери ломали, хозяин приказал…

— Свяжи его, Петр, — велел Сергей и кивнул на лежавших без памяти лакеев, — и об этих позаботься, оттащи куда-нибудь.

Он переступил через неподвижные тела, приблизился к двери и прислушался. Ни звука. Сергей заглянул в щель, проделанную топорами лакеев, но увидел лишь угол большой кровати, придвинутой к дверям, и комод, тоже подпиравший дверь. Сергей покачал головой и впервые за этот день улыбнулся. Его возлюбленная не на шутку постаралась и возвела настоящие баррикады на пути мерзавца, возжелавшего получить ее в жены.

— Настя, — Сергей тихо постучал в дверь и вновь повторил:

— Настя!

За дверью по-прежнему было тихо, словно там раздумывали, следует ли доверять своим ушам. Тогда он произнес уже громче:

— Настя, открой! Это я, Сергей! Не бойся, я приехал за тобой!

За дверью прошелестели легкие шаги, и она приоткрылась. Прижав руки к груди, Настя смотрела на него с неподдельным изумлением, не веря, что перед ней ее, казалось, навсегда утерянная любовь.

Сергей протиснулся в узкую щель между комодом и кроватью, протянул ей навстречу руки, и Настя бросилась в его объятия. В следующее мгновение их губы встретились, и тут же все сомнения, огорчения и обиды, как по мановению волшебной палочки, улетучились и забылись… Так испаряется капля дождя, упавшая на раскаленный песок…

Наконец они оторвались друг от друга.

— Сергей, как ты здесь оказался? — Настя, слегка нахмурившись, посмотрела на него. — Ты должен в это время быть на своей свадьбе.

— Свадьбу пришлось отложить, — улыбнулся Сергей. — Видишь ли, моей невесте вздумалось выяснять отношения с ее старым и добрым другом господином Райковичем…

— Что ты говоришь, Сергей? — изумилась Настя и покраснела. — Ты хочешь сказать, что Фелиция.

— Нет никакой Фелиции! — Сергей приподнял ее за талию и закружил по комнате. — Теперь ничто не помешает нам пожениться, дорогая моя Настенька!

— Рано радуешься, голубок! — раздался вдруг голос за его спиной. — Сейчас же отпусти эту крошку, пока я не пристрелила вас обоих!

Сергей оглянулся. На пороге стояла Фелиция. Она успела переодеться в черное цирковое трико, как перчатка, обтягивающее ее сильное красивое тело. В руках она сжимала пистолет и насмешливо наблюдала за опешившими молодыми людьми.

— Это она! — крикнула вдруг Настя и попыталась освободиться из рук Сергея. Но он продолжал крепко сжимать ее в объятиях и как завороженный следил за дулом пистолета, круглый зрачок которого перемещался с него на Настю и обратно. — Сергей, — Настя посмотрела ему в глаза, — она побывала в моей комнате и украла саквояж с образцами и папиными документами!.. И дядю Равиля она ножом ударила!.. Мерзавка!.. — Она сделала попытку вырваться, но Сергей вновь удержал ее и бросил взгляд на пистолет, который так неосмотрительно положил на комод, когда устремился навстречу Насте.

Фелиция перехватила его взгляд и рассмеялась.

— Выбирайте, граф, или дырка в голове вашей невесты, или женитьба на мне в ближайшие полчаса. Соглашайтесь, дорогой, пока я не передумала. И вам даже не будет нужно выполнять супружеские обязанности. Я уволю вас от этого, но взамен вы подпишете обязательство выплачивать мне ежемесячно определенную сумму. Я назову ее после того, как на этом пальце появится обручальное кольцо, — она ткнула пистолетом в безымянный палец правой руки, и в этот момент Настя схватила шаль, лежащую на постели, и швырнула ее в лицо Фелиции. Шаль накрыла ее с головой. Женщина яростно вскрикнула, попыталась сбросить ее, но пистолет запутался в длинных кистях. Она на мгновение опустила его дулом вниз и попыталась освободиться от шали.

В следующее мгновение Сергей оттолкнул Настю за спинку кровати, в прыжке достал пистолет, лежащий на комоде, и навел его на Фелицию.

— Бросай оружие! — крикнул он, но Фелиция уже распутала пистолет и, не целясь, выстрелила. Сергей бросился на пол. Пуля попала в крышку комода. Отлетевшая щепка впилась ему в щеку, но Сергей даже не заметил этого. Он выстрелил в ответ, и его пуля ударила прямо в пистолет Фелиции. Она истошно закричала, выронила его из рук и тут же, слегка присев, оттолкнулась от пола и буквально взлетела на подоконник. В мгновение ока ударом ноги она распахнула оконные створки и выпрыгнула наружу.

— О господи! — вскрикнули Настя и Сергей одновременно. Они подбежали к окну и посмотрели вниз, в темноту, не освещаемую ни одним фонарем.

Настя прижала ладони к побледневшим щекам и с горечью посмотрела на Сергея.

— Она разбилась, не иначе! Тут же третий этаж…

— Смотри, — прервал ее Сергей и показал на огромный дуб, росший в нескольких саженях от дома. — Вон она! Ты еще не знаешь, что эта мадам много лет проработала цирковой гимнасткой в бродячем цирке, прежде чем стать светской дамой!

Черное гибкое тело в поблескивающем трико мелькнуло среди ветвей, и, посчитав, очевидно, что теперь ее никакая пуля не достанет, Фекла Лубенкова села верхом на толстую ветку и крикнула застывшим у окна Насте и Сергею:

— Не думайте, граф, что я откажусь схватить удачу за хвост! Не на ту напали, милейший! И вы, голубушка, — она громко рассмеялась, — не слишком надейтесь, что я позволю вам выйти замуж за графа. Скорее я вас обоих с могилой обвенчаю, уж поверьте мне на слово, дорогие мои. — И огромной блестящей змеей она соскользнула с дерева и скрылась в темноте.

Сергей вновь обнял Настю, быстро поцеловал ее в губы и протянул ей пистолет.

— Возьми его! — а сам наклонился и поднял с пола искореженное оружие Фелиции. Даже с первого взгляда было понятно, что он безнадежно испорчен. Сергей повертел его в руках и отбросил в сторону.

— Отстрелял свое, бедолага! — Он посмотрел на Настю и улыбнулся. — Ты сможешь подождать еще немного? Мне надо помочь Андрею. Он отправился на поиски Райковича и до сих пор не появился. Видно, не все там ладится!

— Хорошо, — прошептала Настя, обняла его за шею и вытащила из кармана носовой платочек. — Подожди секунду! У тебя щека в крови.

Она осторожно выдернула щепку и прижала платок к закровившей ране.

— Подержи немного. Ранка неглубокая, только кожа поцарапана, так что кровь сейчас остановится. — Она поднялась на цыпочки и поцеловала Сергея в губы. — Возвращайся скорее и возьми пистолет. Он тебе будет нужнее. А я опять здесь закроюсь, и поверь, мне теперь будет.гораздо легче выдерживать осаду, если кто-то надумает сюда ворваться.

Сергей взял пистолет, улыбнулся своей невесте, замечательнейшей из всех девушек на свете.

— Никому не открывай, кроме меня или Андрея, — предупредил он. — А я постараюсь вернуться уже со священником.

— Ладно уж, иди, — Настя вновь поцеловала его и легонько шлепнула по плечу. — Я так долго тебя ждала, что сумею подождать еще немного!..