Впервые в жизни Надежду кормили с ложечки. Конечно, если исключить детство. Но сейчас она давно была взрослой, и ее крайне забавляло, как старательно Меньшиков справляется с обязанностями няни. Аккуратно подносит ложку к ее губам, тщательно вытирает салфеткой ее подбородок и справляется при этом:

— Тебе удобно? Я не слишком быстро?

Правая рука у нее висела на перевязи. Каждое движение отзывалось болью, но голова у Надежды больше не болела, ее не тошнило и от слабости не тянуло в сон. Незадолго до ужина ее осмотрел врач, медсестра сделала перевязку, и она чувствовала себя более комфортно, чем утром.

Наконец, она сказала:

— Все, Женя, довольно! С меня хватит! А то растолстею. — И улыбнулась. — Спасибо! Я не привыкла к такому обращению.

— Одним спасибо не отделаешься, — он расплылся в ответной улыбке. — Все тебе зачтется, когда выздоровеешь. — Меньшиков наклонился и поцеловал ее в щеку. — Ляг, полежи! — И посмотрел на часы. — Что-то Андрюха задерживается!

— Ты его отпустил одного? — поразилась Надежда. — После всего, что случилось?

— Во-первых, не одного, а с охраной, во-вторых, Карасев вряд ли осмелится в скором времени на какие-то ответные действия. Дружину его выпустили из изолятора под подписку о невыезде, но уголовное дело возбудили, Пряхина взяли, труп Сиплова налицо, Дорин, Татьяна… Сегодня прилетел Зурабов, приятель Деренталя и ближайший его сподвижник. Вернее, Малюта Скуратов.

— Про Зурабова я уже слышала от Андрея. И подозреваю, что это его люди отличились на переезде.

— Я в этом не сомневался, — кивнул Меньшиков. — Сейчас они втроем укрылись на даче Стечкина.

— В той самой, где я побывала? — уточнила Надежда.

— Да, в той самой. Похоже, Аркан приехал с твердой установкой Деренталя согнуть всех в бараний рог. И губернатора, и Овсиенко, если получится. Говорят, пробивался к Представителю Президента, но тот отказался его принять.

— Твои источники работают прекрасно, — Надежда погладила его здоровой рукой по плечу. — Зурабов явно провел разбор полетов. Нужно ожидать каких-то результатов.

— Стас доложил, что катастрофа на дороге проняла даже самых недоверчивых журналистов. Думаю, материалы получатся впечатляющими. Захват охранников показали по всем российским и европейским телеканалам в блоках новостей, начиная с утренних, причем неоднократно. Вечером, думаю, их подадут уже с комментариями. Скорее всего, Президент тоже скажет веское слово. Кстати, министр экономики, уже откликнулся. Весьма нелицеприятно отозвался о бизнес-политике Деренталя.

— Все это прекрасно! — Надежда покачала головой. — Но мне до сих пор стыдно, что мы расслабились, слишком быстро успокоились! Возможно, будь мы осторожнее, жертв удалось бы избежать.

— Не вини себя, — сказал мягко Меньшиков и бережно, чтобы не задеть раненую руку, притянул к себе. — Ты сделала больше, чем от тебя ожидали. Деренталь сегодня, как нашкодивший первоклассник, оправдывался перед Президентом. Говорят, его вызвали на ковер уже в семь утра по Москве.

— А что с Татьяной?

Лицо Меньшикова закаменело.

— Забудь! Она добилась того, чего хотела. Страдала по красивой жизни? Получила ее сполна! Я разговаривал с прокурором! Семь лет ей светит за соучастие, а то и восемь. Что касается Пряхина и Сиплова… Двоюродные братья. Очень похожи. Сиплый убивал, братец обеспечивал ему алиби. Нагло действовали, хорошо посмеялись над органами. Этого Пряхину не простят, тем более он тоже мент, только бывший. Да, еще одна, более приятная новость, Берман передал вдове водителя от имени журналистов полторы тысячи долларов. Андрей тоже приказал выплатить семьям погибших по пять штук зеленых. Еще им выделят квартиры в новом доме…

— Это хорошо, что семьи что-то получат, — пробормотала Надежда, — но здесь даже огромные деньги не помогут. Людей уже не вернешь. — Она отстранилась и в упор посмотрела на Меньшикова. — Послушай, самое главное упустила. Шведов. Мой бывший попутчик. Его надо срочно задержать. По-моему он «казачок» Карасева. Я хотела заняться им с утра, чтобы не портить ужин. И забыла за своими болячками. Его нужно найти и привезти сюда. Я хочу поговорить с ним без обиняков.

— Так это он «казачок» Карасева? — Меньшиков, казалось, не удивился этой новости. — Помнишь, я говорил тебе, что не доверяю ему?

— Помню, — ответила Надежда.

— Так вот, в прошлом году его отпрыск, молодой и без тормозов влетел по-крупному. Его задержали с приличной партией наркотиков. Шведову понадобились большие деньги на адвоката. Он попросил у Андрея, а он уперся, дескать, на что угодно дам денег, но только не на спасение наркоторговца. Шведов обиделся, уехал в Питер, а оттуда вернулся предовольный: сынка отпустили. На мой вопрос, откуда деньги взял на адвоката, ответил, что продал свою квартиру в центре города, вот и наскреб адвокатским детишкам на молочишко.

— И ты не проверил, правда ли это?

— У нас в то время закрутилось с Северо-Ангарским комбинатом, поэтому до личных проблем наших работников руки не доходили. Возможно, он перекинулся. И сдавал им информацию, — мрачно посмотрел на нее Меньшиков. — Каюсь, прошляпил. Честно сказать, морской офицер… Как-то трудно это совмещается. Правда, в последнее время, какой-то суетливый он стал, нервный. Это меня и насторожило. Но руки и правда не дошли, другие заботы покоя не давали.

Надежда укоризненно покачала головой.

— Считай, мы оба прошляпили Шведова. Ты знаешь, почему он вчера за брюхо держался, когда от меня уходил? Пытался уговорить меня одуматься, даже припугнуть меня попробовал. Скажи на милость, откуда он узнал, что у меня есть дочь? Лично я такого ему не говорила. Не тот кадр!

— Крысы есть на любом корабле! — Меньшиков погладил ее по щеке. — Мы с ними разберемся. Сегодня я скажу Андрюшке, что ты останешься. Останешься со мной. И я не хочу, чтобы ты работала на него. Хватит!

— Женя, ты все решил за меня, но я к этому не привыкла. Признай, что мы почти не знаем друг друга. Все эти мгновенные вспышки, только вспышки эмоций, и ничего более. У меня никуда негодный характер, я привыкла быть сама себе хозяйкой. Терпеть не могу на себя давления, бываю часто резкой, нетерпимой к чужим промахам. Я — несносный человек, Меньшиков. Тебе будет со мной несладко.

— Надюха! — протянул он ласково и провел пальцами по ее щеке. — Только не накручивай! Не надо! Я ведь вижу, ты просто боишься, что тебя обвинят в слабости. Но какая же слабость в нежности, в любви… Мне плевать на твои угрозы. Я такая, я сякая… Да люблю я тебя, хочу тебя, и если бы не твое плечо… Пойми, это так давно началось. Мы встретились, это слишком редкий подарок судьбы, и не разочаровались друг в друге. Ты ведь не разочаровалась?

Надежда засмеялась и уткнулась ему в грудь головой.

— Не разочаровалась! Но ты соблазнитель! По-армейски, раз, два и — в дамки! Закружил бедной женщине голову!

В кармане Евгения зазвонил мобильник. Надежда отстранилась и посмотрела на него.

— Андрей?

— Андрей, — кивнул Евгений и спросил в трубку. — Куда пропал, паршивец? Два часа пытаюсь до тебя дозвониться?

Надежда слышала голос Андрея, но не поняла ни одного слова. А лицо Меньшикова вытянулось, и он быстро бросил в трубку:

— Не сносить тебе головы, я за это ручаюсь! Поднимайтесь! Но готовься!

— Что случилось? — насторожилась Надежда. — Говори, не томи душу! Что значит, готовься?

— Надюша, — Меньшиков ласково улыбнулся. — Этот паразит приготовил тебе сюрприз. Но очень приятный, Ты только…

В дверь постучали. Меньшиков быстро подошел и распахнул ее настежь. Надежда открыла рот. Сюрприз, да еще какой! Женька, ее драгоценная дочь, стояла на пороге и улыбалась!

— Мама! — она шагнула в комнату. — Только не ругайся! Я так по тебе соскучилась! Ты получила мою телеграмму?

— Какую телеграмму? — Надежда с трудом пришла в себя от неожиданности. — Я не получала никаких телеграмм? — Она посмотрела на Меньшикова. — Разве была телеграмма?

Тот пожал плечами.

— Первый раз слышу, — и с веселым удивлением уставился на Женю. — Насколько я понимаю, это твоя дочь?

— Правильно понимаешь, — сухо ответила Надежда. — Познакомься с моей непослушной и своевольной дочерью.

— Женя, — протянула ему руку девушка. — Видите, какая у меня мама? Очень строгая и сердитая.

— Это нам знакомо, — улыбнулся Евгений и в свою очередь представился. — Евгений Федорович Меньшиков. Давний друг вашей мамы… И ваш тезка!

— Тезка? — Женя закусила губу и посмотрела на мать.

Та отвела взгляд в сторону и спросила.

— Как ты нашла меня? Я ведь не сообщила адреса?

— Телеграмму я отправила на адрес компании, который был указан в переводе. А что, я неправильно что-то сделала?

— Но компания находится в Белогорске, каким образом ты нашла меня здесь?

— Мама, я тебе удивляюсь? — Женя прошла в комнату и села на стул, на котором до этого сидел Меньшиков. — Во-первых, я могла этот адрес узнать в компании и доехать сюда на такси, во-вторых, все оказалось значительно проще. Твой водитель встретил меня в аэропорту и привез сюда. Только я не понимаю, — она посмотрела на Меньшикова, — он сказал, что ты получила телеграмму, очень ей обрадовалась. И совсем не сердишься, что я прилетела без спросу.

— Я не получала никаких телеграмм! И что за водитель? Нет у меня никакого водителя. — Надежда с удивлением глянула на Евгения. — Ты что-нибудь понимаешь?

— Т-а-ак! — Меньшиков покачал головой. — Женя, а где вы оставили этого водителя?

— Он внизу, — Надежда с недоумением уставилась на мать, затем перевела взгляд на Меньшикова. — Я не знаю, конечно, но вы с ним очень похожи, Евгений Федорович. Это не ваш сын? Его зовут Андрей.

Надежда вспыхнула.

— Андрей? Говоришь, его зовут Андрей? Тогда понятно, что это за водитель! Женя, — обратилась она к Меньшикову. — Пожалуйста, найди этого балбеса, пока он не смылся. Я хочу поблагодарить его! От всей души!

Меньшиков хмыкнул, снова покачал головой и вышел из комнаты. А Надежда строго посмотрела на дочь.

— Женька, я тебя отлуплю, как сидорову козу. Что ты себе позволяешь? Если б все было так просто, я бы с радостью тебя пригласила. — Она неловко повернулась, охнула от боли и схватилась за плечо.

Только теперь до дочери дошло, что мать встречает ее в постели, а ее плечо и руку охватывает повязка.

— Мама! Что случилось? Ты ранена?

— Ерунда! Бандитская пуля, — махнула рукой Надежда. — Только это как раз подтверждение того, что ты должна была остаться в Путиловске. Здесь происходят не слишком красивые события. Кстати, твой папаша тоже отирается в Белогорске. По другую сторону баррикад. На стороне Деренталя.

— Корпоративные войны? — спросила ее умная дочь. — Но я не знала, что он работает на Деренталя.

— Лучше вообще про это не знать, — вздохнула Надежда. — Кстати, я его очень разозлила.

— Я не удивляюсь! — улыбнулась Женя. — А это кто? — она кивнула на дверь, за которой скрылся Меньшиков. — Что-то мне его лицо знакомо?

— Он давний мой знакомый, — неохотно призналась Надежда. — Еще с молодости.

— Постой! — Женя подозрительно посмотрела на мать. — Этот не тот парень с фотографии, что я видела у тебя? То-то мне его сынок показался знакомым!

— Ну, Женька, — улыбнулась мать, — ничего от тебя не скроешь.

— Так ты из-за него осталась? — поразилась дочь. Тут новая догадка пришла ей в голову. — Ты меня поэтому назвала Женей? Из-за этого Меньшикова? Ты его раньше любила? Еще до Карасева? Надеюсь, он не мой отец?

— Твой отец Карасев, — огрызнулась Надежда. — Меньшиков здесь не причем. — Она в свою очередь подозрительно посмотрела на дочь. — Тебя что-то напугало? Не понравился Меньшиков, или что?

Дочь пожала плечами и отвела взгляд в сторону.

— Какие-то проблемы с водителем? — продолжала допытываться Надежда. — Он к тебе приставал? Делал некрасивые предложения?

— Ну, мама, — расстроилась дочь, — о чем ты говоришь? Нормальный парень, веселый, общительный! Показал мне город, пообедали в кафе. К тому же у него девушка есть. Говорит, что влюбился в нее еще до того, как в первый раз ее увидел. И не разочаровался.

— Влюбился? — Надежда даже поперхнулась от неожиданности. — Не разочаровался? А что еще он тебе рассказывал?

— Сказал, что в отличие от его будущей замечательной тещи, девушка ни разу не обозвала его балбесом.

— И это все? — Надежда покачала головой. — Ну, нахал! Ну, негодяй!

— Мама, что ты такое говоришь? — расстроилась Женя. — Он ко мне совсем не приставал! Цветы подарил! Ромашки!

— Ромашки… — начала было Надежда, но в это время в дверь снова постучали.

— Войдите! — сказала она.

На пороге возник Меньшиков, из-за его спины выглядывал Андрей.

— Проходи, водитель, — сказала Надежда. — Рассказывай, как получилось, что телеграмму мне не показали? Почему я узнала о приезде дочери последней? Что за игры, Андрей? За твоей головой охотятся! За последнюю неделю тебя трижды пытались убить, а ты раскатываешь по городу в одиночку. Куда подевалась охрана? Что за безответственность, черт побери!

— Надежда Дмитриевна, — Андрей молитвенно сложил руки, — только не увольняйте! Я исправлюсь!

Надежда покраснела от гнева. Женя испуганно переводила взгляд с матери на провинившегося водителя, с него на Меньшикова, и обратно. Она ровно ничего не понимала.

— Я тебя предупреждала, моя дочь сюда не приедет! — Надежда обратила свой взор на Меньшикова. — Есть сегодня рейс на Москву?

— Мама, — взмолилась дочь, — прости меня! Можно я останусь? Я буду тебе помогать!

Но Надежда ее не слышала.

— Больше того, я здесь тоже не останусь! Я не могу работать с человеком, который ни в грош не ставит мои советы! Который решил приударить за моей дочерью, и устроил так, чтобы она приехала. Против моего согласия, против моего желания!

— Надя, — робко подал голос Евгений, — не надо решать дела впопыхах. Давай разберемся…

— Разберемся, — неожиданно спокойно сказала Надежда и посмотрела на дочь. — Ты знаешь, кто на самом деле этот горе-водитель?

Женя побледнела.

— Нет! — она посмотрела на Андрея, а он смущенно улыбнулся и развел руками.

— Прости, Женя, я ничего дурного не имел в виду.

— Не имел, — усмехнулась Надежда. — Я тебя, милый мой насквозь вижу. Я тебя предупреждала, что моя дочь не для тебя?

Женя окончательно растерялась. Но мать, похоже, никого не хотела жалеть.

— Этот горе водитель, Женя, — произнесла она голосом обвинителя на судебном процессе, — на самом деле, мой начальник, Андрей Евгеньевич Зарецкий, тот самый местный олигарх, который выслал тебе деньги на дорогу.

— З-Зарецкий? — Женя побледнела. — Ты на самом деле Зарецкий?

Андрей развел руками.

— Прости, я хотел как лучше!

Женя подошла к нему и, что было сил, закатила пощечину.

— Какая ж ты свинья, Зарецкий! — выкрикнула она и выбежала из комнаты.

Андрей покачнулся от удара, лицо его приняло растерянное выражение. Он прикрыл ладонью щеку, на которой пламенел след от пощечины. Очень яркий и заметный след. Рука у Жени была тяжелой. А он совсем не ожидал подобной реакции.

— Вот, — сказал отец, — что и требовалось доказать!

Сын потерянно посмотрел на него и тоже выскочил из комнаты.

Меньшиков осуждающе покачал головой.

— Надя! Зачем ты влезла? Он же втюрился, не видно, что ли?

— Только не в мою дочь! Он привык к легким победам! К доступным девицам! Я не хочу, чтобы он испортил Женьке жизнь.

Меньшиков подошел и сел рядом с ней на постель.

— И все-таки, пусть они сами разбираются! А ты лучше скажи, я правильно догадался? Ты дочь назвала Женей не случайно?

— Абсолютно случайно, — Надежда нахмурилась, — как тебе могло прийти в голову…

— Господи, Надюша, — Меньшиков воздел руки к небу, — ну, почему ты меня изводишь? Я ведь знаю, ты любила меня и до сих пор любишь. Я по тебе схожу с ума, как зеленый пацан! Тебе этого мало? Скажи, ты дочь назвала Женей, потому что всегда вспоминала меня.

И тогда Надежда сдалась.

— Хорошо! Помнила! Не забывала! Любила! И Женьку назвала твоим именем! Теперь ты доволен?

— Доволен! — расплылся в улыбке Евгений. — И если бы твое плечо не болело, доказал бы на деле, как я доволен! — И осторожно обнял ее.

— Женя, — Андрей догнал девушку и попытался взять ее за руку. Но она выдернула ладонь и ускорила шаг.

— Извини, я не хотел тебя обидеть. Но я очень хотел с тобой познакомиться, — От Андрея не так-то легко было отделаться.

— Спасибо, уже познакомился. — Женя остановилась и неприязненно посмотрела на Андрея. — Ты сам не понимаешь, что унизил меня. Эти деньги…

— Прости! — Андрей покаянно сложил ладони. — Я не подумал. Но твоя мама… Она была против твоего приезда. Но она столько сделала для меня и для компании. Это простая благодарность, я ничего не имел дурного в виду.

— А по мне это просто каприз. Каприз всесильного магната. — Женя гневно сдвинула брови. — И я совсем не завидую твоей девушке. Очень трудно полюбить человека, который привык потакать своим капризам.

— Ты думаешь? — спросил Андрей. — Ты думаешь, что моей девушке это будет неприятно?

— Конечно, если она любит тебя по-настоящему.

— Похоже, что не любит, — вздохнул Андрей. — Но у меня есть шансы исправиться. — И он снова попытался взять ее за руку. — Погоди, не убегай. Я так ждал этой встречи.

Женя отступила на шаг и с подозрением посмотрела на «олигарха».

— Что за разговоры? Ждал, не ждал? Причем тут я? Это моя мама работает на тебя, а я тут слева….

— Пойми, не знаю, как тебе объяснить, — еще больше стушевался Андрей. — Я видел твою фотографию. Мне показалось…

— Что тебе показалось? — Жена нахмурилась. — Я похожа на легкодоступную девицу? На ту, с которой можно весело провести время?

— О чем ты говоришь? Сейчас мне как раз не до веселья. Мне показалось, что ты меня поймешь, и тебе неважно, кто я на самом деле.

— И это все ты разглядел на фотографии? — Женя покачала головой. — У меня, что на лице написано, какая я понятливая?

— Ты очень похожа на Надежду Дмитриевну, и я решил, что характером вы схожи. Это для меня главное.

Женя фыркнула.

— Как известно, у моей мамы совсем не ангельский характер. А, как известно, яблочко от яблоньки…

— Да, понял я, понял, — с досадой сказал Андрей и потрогал щеку. — На собственном опыте убедился. Наверно, рукопашным боем занимаешься?

— И как ты догадался? — Усмехнулась Женя. — К твоему сведенью, кандидат в мастера спорта.

— К сведенью принимается, — сказал Андрей и неожиданно робко посмотрел на Женю. — Забудь, а? Честное слово, я лоб готов разбить, чтобы ты меня простила.

— Андрей, — строго посмотрела на него девушка. — Дело здесь не в прощении. Ты посмеялся надо мной, а я этого не люблю. Никто еще так гадко надо мной не подшучивал. Ты прекрасно понимаешь, мы в разных весовых категориях. Если бы не эти злополучные десять тысяч…

— И что тогда?

— Если бы ты их не выслал, я бы, наверно, сумела посмотреть на тебя другими глазами, а так…

— Я тебе не понравился? — Андрей заглянул ей в глаза. — Совсем?

Женя вспыхнула.

— Причем тут это? Ты только что рассказывал мне о своей девушке, о будущей теще. Как мне может понравиться чужой парень? Извини, но я не заглядываюсь и не беру то, что принадлежит другим.

— Нет никакой девушки, — ответил глухо Андрей и отвернулся. — И тещи нет…

— Тем более я тебя не понимаю, — рассердилась Женя. — Или ты — болтун, любитель почесать языком? Знаешь, но я таких тоже не уважаю! — Тут только она заметила, что Андрей все-таки завладел ее рукой, и они стоят слишком близко друг к другу. Она снова выдернула ладонь из его рук. — К твоему сведению, я не уеду. Мама ранена… — Она спохватилась. — Как это случилось? Она сказала: «Бандитская пуля!».

— Так получилось! Стреляли, кстати, в меня. Считай, она три раза спасла меня за эти дни. Вернее, четыре… — Он просительно заглянул ей в глаза. — Твоя мама все равно ничего тебе не расскажет, а я расскажу, что произошло на самом деле. Только, давай сегодня поужинаем вместе, и я честно отвечу на все твои вопросы.

— Не дождешься! — Женя вздернула подбородок. — Оставь меня в покое! Я хочу принять душ, переодеться. Думаешь, мне не надоела форма? Думаешь, мне не жарко?

— Да, да, конечно! — непривычно для себя засуетился Андрей. — Но вечером… Если не ужинать, так давай прокатимся до озера. Я ведь предлагал тебе…

— Предлагал, но я не согласилась. — Строго сказала Женя. — Уверена, у тебя есть дела, которыми нужно заняться в первую очередь. — И она неожиданно пропела: — Первым делом, первым делом самолеты, ну, а девушки, а девушки потом!

— Женя… — Андрей потянулся к ней. — Послушай…

— Нет! — сказала, как отрезала, Женя. — Занимайся своими самолетами, а я хочу привести себя в порядок и побыть с мамой.

— Ладно, — согласился Андрей, — но учти, я от тебя не отстану!

— Посмотрим! — засмеялась девушка. — Но ты тоже учти, я терпеть не могу, когда ко мне пристают парни, у которых самомнения больше, чем мозгов в голове. — И, развернувшись, направилась снова в комнату матери.

Андрей проводил ее взглядом. Дверь перед Женей распахнулась, и навстречу ей вышел Меньшиков. Он посторонился, пропуская ее в комнату, и тут заметил сына.

— А что ты здесь делаешь? — расплывшись в улыбке, спросил отец.

— Ты не догадываешься? — нахмурился Андрей.

— Догадываюсь! Получил от ворот поворот?

— Получил! Пока! — с вызовом произнес сын. — Но ты меня знаешь, я не отступлю!

— Только дров не наломай! — Почему-то шепотом сказал отец, и оглянулся на дверь, за которой скрылась Женя. — Очень уж она напоминает мне одну девушку из моей далекой молодости.

— Тоже облом получился? — сочувственно спросил сын. — Не сумел добиться взаимности? А я думал, что у тебя до сих пор неплохо получалось сбивать девушек с толку.

— Получалось, да не тех, кого хотелось. — Неожиданно тоскливо сказал Меньшиков и закурил. — Лови, сын, птицу счастья, только держи ее покрепче, и из рук не выпускай ни на минуту. А Женя твоя и впрямь на ту девушку похожа… Один в один…

— Постой, — Андрей достал сигарету, но не успел закурить, и с подозрением посмотрел на отца. — Что ты имеешь в виду? На какую девушку она похожа? На твою бывшую жену?

— Причем тут жена? — с досадой буркнул отец. — Говорю же, поймал, да не ту птицу… Видишь, ли я давно тебе хотел сказать, но Надежда не позволяла… Дело в том…

— Все понял! Можешь не рассказывать. У твоего сына мозги пока на месте. Надежда — одна из твоих бывших пассий? — Он шлепнул себя по лбу. — И как я не догадался? То-то ты перед ней выплясываешь, словно тетерев. — Погоди, — Андрей побледнел, — только не говори, что Женя твоя дочь!

— Успокойся, — поморщился отец, — с Надеждой все было по-другому…

— Слава Богу, — облегченно вздохнул Андрей и, наконец, прикурил сигарету. — Теперь я понимаю, почему она сиганула с поезда. Она же меня за тебя приняла. Так и сказала: «Извините, но я вас приняла за человека, которого знала много лет назад…».

— А ты не врешь? — Меньшиков покраснел. — Ты не шутишь?

— А с чего ты запылал, как маков цвет? Или старое вспомнил? — Андрей шутливо толкнул отца в плечо. — Признавайся, ты на моего референта глаз положил? И как она? Отвечает взаимностью?

— Тише ты! — прошипел отец. — Услышат!

— Ну, батя, ты даешь! — Покачал головой Андрей. — Выходит, не мы, а нас поймали за хобот? Но я тебе скажу, эту девушку я терять не собираюсь, даже если она порвет меня в клочья. Я женюсь на ней, и очень скоро!

— Пожалуй, я это сделаю быстрее! — улыбнулся Меньшиков. — Как ты смотришь на то, чтобы заполучить будущую тещу в мачехи?

— Да уж! — Развел руками Андрей. — Кажется, я об этом только и мечтал. Похоже, эти мерзавцы на переезде не подозревали, какой подарок нам подкинули. — Он покрутил головой и расхохотался в голос. — Телеграмму им, что ли, послать с благодарностью?