Через три дня Иван и Егор стояли на палубе «Амура», который вез их в Североеланск. Все пассажиры парохода давно уже спали. Оба сыщика прошли пару раз вдоль борта, а затем закутались в пледы и устроились в шезлонгах на верхней палубе, где долго молча курили, пуская дым в звездное небо.

Иван первым нарушил молчание:

— Кажется, Егор и Ермак сильно переживали, что ты уезжаешь. Медвежью шкуру тебе подарили… Ты что ж, и вправду медведя завалил?

— Было дело, — ответил уклончиво Алексей и кивнул на Варьку, которая лежала у ног Ивана. — Ты вон тоже домой с трофеем возвращаешься. А на шкуру не облизывайся, я ее Тартищевым на свадьбу подарю.

— Ну тогда другое дело! — согласился Иван. И, скинув плед, подошел к борту. Алексей присоединился к нему. Черный дым стлался над водой. Колеса парохода гулко шлепали по воде. Молодая луна всходила над горизонтом, озаряя все вокруг призрачным светом. Черные волны бились о борт парохода, метались, словно в западне, гневно стонали, разбиваясь о твердолобые валуны.

Крутой утес навис над рекой. Пароход скользнул в его тень. И Алексей вдруг вспомнил рассказ учителя.

— Дикий омут, — проговорил он и, вытянув в сторону утеса руку, пояснил:

— Говорят, иногда в полнолуние на нем появляется обнаженная девушка. А с тем, кто ее увидит, обязательно произойдет несчастье.

Иван расхохотался:

— Нам это не грозит. Во-первых, сейчас новолуние, а, во-вторых, все несчастья уже позади. И как сказал бы твой названый братец: «Полнейший им тюндюк, господа!»

— Конечно, тюндюк, да еще какой! — рассмеялся Алексей в ответ и все ж не выдержал — оглянулся…