Зинаида Тимофеевна приехала через два часа после отъезда Зои. И очень удивилась тишине в доме. Она заметила, что прогулочная коляска стоит на веранде. В прихожей валялся Катин рюкзак, из чего она сделала вывод, что внучка вернулась с танцев.

Зинаида Тимофеевна разделась, занесла сумку с покупками в свою комнату, а затем направилась в столовую, проведать, что Зоя приготовила на ужин. Она исправно, вернее, почти исправно соблюдала диету. Но пообедать в городе не удалось, и Зинаида Тимофеевна решила выпить чашечку чая с Зоиной булкой. Домработница стряпала их на сметане, а Зинаида Тимофеевна обожала ее стряпню, естественно, в разумных пределах. Правда, никогда в этом не признавалась, чтобы Зоя не задирала больше, чем положено, нос.

В столовой никого не было. Зинаида Тимофеевна сердито хмыкнула и отправилась искать домработницу. На подходе к гостиной она услышала Катин смех и очень тому удивилась. Но увиденное заставило ее и вовсе застыть на пороге. Саша сидел на ковре в окружении игрушек и сосредоточенно пытался открутить колесо у одной из машинок. Бабушку он не заметил, равно, как не заметила ее внучка. Она устроилась рядом с Лизой на диване и с увлечением объясняла ей, как пользоваться вязальным крючком. Видимо, они сидели так уже давно, в гостиной затопили камин, а с колен Лизы свешивалась длинная, связанная из цветных ниток полоска. И она довольно успешно осваивала столбик с двумя накидами, потому что Катя с одобрением комментировала:

— Так… Так… Правильно! Подхвати крючком, вытягивай петлю, теперь…

Зинаида Тимофеевна кашлянула. Катя подняла голову. В ее глазах не просматривалось ни капли смятения. Зинаиде Тимофеевне показалось даже, что они сверкнули вызовом. Тогда она сухо спросила:

— Где Зоя?

— Здравствуй, бабушка, — сказала Катя. — Зоя уехала в город.

— Надолго?

Катя повернулась к Лизе.

— Зоя сказала, когда вернется?

— Она обещала, что скоро.

— Скоро, — Катя посмотрела на бабушку. — Она тебе нужна?

— Нет! Но она обещала не уезжать без меня из дома. — Поджала губы Зинаида Тимофеевна. — Ты обедала?

— Обедала, — ответила Катя, не скрывая нетерпения и, предваряя следующий вопрос, торопливо пояснила: — А уроки я сделаю вечером. Нам мало задали…

— Ты была на танцах?

— Была, — ответила Катя уже с негодованием и в свою очередь спросила: — Бабушка, что еще ты хочешь узнать? Спрашивай сразу, а то мы сейчас пойдем в чулан смотреть лыжи. Лиза обещала научить меня кататься…

Лицо Зинаиды Тимофеевны, казалось невозмутимым, но она разговаривала с Катей, намеренно не замечая Лизу. Но та догадывалась, что старуху крайне задело, что внучка проводит время с ней и с братом, и не спешит покидать их. Но Лиза не могла знать, что на самом деле Зинаида Тимофеевна была потрясена до глубины души предательством собственной внучки. Она слишком уверилась в том, что Лизе не удастся найти общий язык с девочкой и изменить ее отношение к себе, поэтому ее последнее заявление прозвучало для Зинаиды Тимофеевны, как гром среди ясного неба.

— Какие лыжи? — Лицо старухи побагровело. — Никаких лыж! У тебя слабые легкие!

— У меня нормальные легкие, — процедила Катя и поднялась с дивана. Глаза ее сузились. — А также сердце, желудок и почки. Нас недавно проверяли в школе и сказали, что я абсолютно здорова. Настолько здорова, что оказалась единственной в классе, кто годен к службе в армии. Вот!

— Что за ересь? — Зинаида Тимофеевна схватилась за косяк и обрушила свой гнев на Лизу. — Это ты внушила ей идиотские мысли об армии? — И следом Кате: — Какая армия? Что ты несешь?

— Это ты, бабушка, выдумываешь, невесть что! — выкрикнула Катя. — И Лиза здесь не причем! Если я здорова, то это не значит, что я завтра собираюсь идти в армию! Лиза научит меня кататься на лыжах! Понимаешь, на лыжах ! Что здесь плохого?

Напуганный шумом Саша отбросил игрушки, подбежал к Лизе, и она взяла его на руки. Он прижался к ней, испуганно наблюдая за двумя расходившимися родственницами.

Лиза шепотом успокаивала его, но в спор бабушки и внучки не вмешивалась, не желая усугублять их ссору.

— Что за шум, а драки нет? — весело осведомилась возникшая на пороге Зоя. С розовыми от мороза щеками, улыбающаяся, она все еще была в пальто, и в одной руке держала шапку, в другой пакет с покупками. — Окинув всех быстрым взглядом и тотчас уяснив обстановку, она не менее весело сообщила. — Вот, приехала! Только в прихожую захожу, слышу, крики! Думаю, что за дела? Гляжу, а у вас тут дым коромыслом. — Она вытянула руку с шапкой в сторону столовой. — Айдате чай пить! Сегодня булки пекла! Пальчики оближите!

Зинаида Тимофеевна дернула плечом и сердито заметила:

— Тут уже пообедали! А я без тебя в кастрюли не лезу!

— Так пойдемте, напою вас чайком, — миролюбиво предложила Зоя и не удержалась, подмигнула из-за спины старухи молча взирающим на них Лизе и Кате. — А вы, девоньки, чего застыли? Пошли, попьем чайку!

— Мы попозже придем, — сказала Катя и неожиданно улыбнулась Лизе. — Сейчас повторим, чему Лиза научилась, и придем.

— Смотрите, два раза на стол накрывать не буду, — предупредила Зоя и удалилась вслед за Зинаидой Тимофеевной.

Но через пять минут Лиза и Катя услышали отчаянные крики, и на пороге вновь возникла Зинаида Тимофеевна. Губы ее тряслись от бешенства.

— Ах ты дрянь! — Она бросилась к Лизе и замахнулась на нее кулаком.

Та отпрянула в сторону и, прижав к себе Сашу, гневно выкрикнула:

— Вы с ума сошли! Ребенка напугали!

— Не прикрывайся ребенком! — заорала в исступлении старуха. — Мерзавка! Негодяйка! Воровка! — и снова замахнулась на Лизу.

Та ухватила ее правой рукой за запястье.

— Уймитесь? Что с вами?

Катя подскочила к бабушке с другой стороны.

— Бабушка! Что случилось? Тебе нельзя кричать! Твое сердце…

Зинаида Тимофеевна выдернула руку из пальцев Лизы и уже более спокойно приказала:

— Екатерина! Останешься с Сашей! А ты, — она смерила Лизу презрительным взглядом, — марш в столовую! Будем вызывать милицию!

— Милицию? — вскрикнула Катя. — Зачем милицию?

— А затем, — с торжеством в голосе произнесла Зинаида Тимофеевна, — что твоя подружка , пока Зоя была в городе, украла из ее чемодана тысячу долларов.

— Я не брала эти деньги! — Лиза растерянно посмотрела на Катю. — Я была в столовой, ты знаешь! Но я ничего не брала!

— Кто тебе поверит? — вновь подступила к ней Зинаида Тимофеевна. Ноздри ее раздувались, губы тряслись. — Бежать задумала? Пригрели змею… — Она прижала руку к груди и, зарыдав, опустилась на диван. Катя бросилась к ней. Обняла и присела рядом.

— Бабушка, бабушка, успокойся!

На пороге появилась бледная Зоя.

— Лиза, я тебя не виню, но ведь никого кроме тебя дома не было. Я перед тем, как уехать, еще раз деньги пересчитала, взяла двести баксов, чтобы обменять в дорогу… Прихожу, гляжу, чемодан сдвинут с места, замок открыт… Кинулась, они на самом дне лежали, смотрю, пусто… — Она заплакала. — Ума не приложу, кто мог на такое пойти. Я себе во всем отказывала, чтобы сыну помочь, и вот, на тебе!

— Причем тут Лиза? — вскинулась Катя. — Я тоже была в столовой и с таким же успехом могла взять твои баксы!

— Катенька! — вскрикнула Зинаида Тимофеевна и протянула к ней руку. — Разве о тебе разговор?

Внучка оттолкнула ее руку и требовательно посмотрела на Лизу.

— Скажи, ты где Ваньку видела?

— Он выходил из столовой, — ответила тихо Лиза.

— Ага! Я так и знала! — выкрикнула Катя и опрометью вылетела из комнаты.

Зинаида Тимофеевна чуть ли не бегом выскочила следом.

— Зоя! Подержи! — Лиза сунула ей в руки Сашу и бросилась за ними.

— Ванечка? — Зоя прижала к себе малыша и поцеловала его. — Ванька взял! Я так и знала. Не виновата твоя мамка…

В прихожей Зинаида Тимофеевна пыталась вырвать из рук Кати куртку. Обе что-то кричали, ругались. Лиза буквально съехала по ступенькам, подбежала к Зинаиде Тимофеевне, но Катя в этот момент бросила куртку и в чем была, в тонкой футболке и спортивных брюках, выскочила на улицу.

Зинаида Тимофеевна чуть не упала, но, заметив Лизу, требовательно выкрикнула?

— Что стоишь? Беги за ней! Там Ванечка с собакой гуляет! Порвет…

Но Лиза не слышала конца фразы.

Через мгновение она мчалась по двору вслед за Катей. Девочка уже миновала калитку. Охранник выбежал из своей сторожки и застыл, ошеломленный, завидев Лизу. Она бежала по снегу, сверкая голыми коленками, шлепанцы она потеряла еще на крыльце и преодолевала сугробы в одних носках, не замечая этого. Охранник ринулся следом…

Ванечка гулял с Тайсоном на горке. Но, завидев Катю, бросил бультерьера и, скатившись по склону на пятой точке, кинулся бежать в сторону леса.

— Ванька! Скотина! — выкрикнула Катя и метнулась за ним сквозь сугробы. — Верни Зоины деньги, сволочь!

Ванечка бежал, постоянно оглядываясь, поэтому то и дело спотыкался, падал в снег, снова поднимался, к тому же он был толстым и неуклюжим мальчишкой, а худенькая быстроногая Катя неслась, как вихрь, и быстро настигла его.

Она повисла на Ванечке и принялась колотить его кулаком.

— Вор! Негодяй! — кричала она. — Отдавай деньги!

— Какие деньги? — орал в ответ Ванечка и пытался оттолкнуть девочку от себя. В какой-то момент он изловчился и ткнул ее кулаком в лицо.

Катя упала в снег. Но тут же поднялась и снова бросилась на Ванечку. Но тот поднял голову и, увидев подбегающую к ним Лизу, а следом охранника, заорал не своим голосом:

— Тайсон! Ко мне!

Бультерьер, который шмыгал в ближайших кустах, и не обращал внимания на свару, потому что привык к шутливым потасовкам Ванечкиных приятелей, прекратил свое занятие и насторожился.

Ванечка еще более отчаянно повторил свой призыв. И Тайсон, проваливаясь короткими лапами в снегу, что было сил, рванулся к нему на помощь.

Лиза не успела на какое-то мгновение. Она запнулась за незаметную в снегу корягу и чуть не потеряла равновесие. Костя схватил ее за руку и не позволил растянуться во весь рост. Но в эту секунду бультерьер бросился на Катю и схватил ее за ногу. Ванечка вырвался из ее рук и, завывая от страха, бросился в лес.

Катя закричала не своим голосом. Бультерьер вцепился в нее мертвой хваткой. Лиза с ужасом увидела, как вокруг девочки расплывается кровавое пятно. Она схватила первый подвернувшийся под руки сук и огрела пса по спине. Тайсон завизжал, но Катю не отпустил, лишь перехватил за ногу в другом месте. Катя зашлась в крике. Она пыталась оттолкнуть собаку. Но Тайсон окончательно озверел. Его красные глазки полыхали яростью. И когда Лиза, схватив его за уши, попыталась разжать сведенные челюсти, он извернулся и цапнул ее за руку. Лиза выругалась.

— Отойди! Отойди! Я буду стрелять! — Костя, выхватив пистолет, суетливо бегал вокруг, норовя пнуть собаку, но попал Лизе по бедру.

— Идиот! Дай сюда пистолет! — выкрикнула Лиза.

Костя быстро протянул ей оружие.

— Стреляй! Стреляй в голову!

Но Лиза не стала стрелять, побоялась попасть в девочку, и с размаху ударила пса рукояткой по голове. Он взвизгнул и обмяк. Лиза с трудом раздвинула стиснутые челюсти собаки ножом, который подал ей Костя, освободила ногу Кати. Девочка была без сознания. Снег вокруг потемнел от крови, штанина промокла насквозь. Лиза быстро закатала ее, не замечая, что кровь от собственной раны залила полы ее халата и снег под коленями. К счастью, рана оказалась не рваной, как это бывает при укусе овчарки, но сильно кровоточила.

— Костя, ремень! — приказала Лиза.

Охранник быстро снял с себя ремень и подал его Лизе. Она перетянула Катину ногу немного выше раны, чтобы унять кровотечение. Затем подхватила девочку на руки и только тут почувствовала боль в руке и заметила, что она вся в крови.

— О, черт! — выругалась она. — Меня тоже хватанул!

— Давай сюда! — Костя принял от нее Катю и скомандовал. — Быстро домой! Бегом! А то посинела вся!

Он скорым шагом направился к дому, Лиза, зажимая здоровой рукой рану, едва поспевала за ним.

Зоя Тимофеевна с ужасом наблюдала за ними от ворот и с дикими воплями устремилась навстречу.

— Катя! Девочка моя! — И увидев, что внучка без сознания и вся в крови, зашлась в рыданиях: — Что они с тобой сделали? Деточка моя!

— Зинаида Тимофеевна! Скорую вызывайте! Срочно! Скажите, собака покусала! — крикнула Лиза.

А Костя добавил:

— В сторожку! В сторожку бегите! Там телефон!

Костя занес Катю в столовую. Девочку положили на диван.

— Живо кипяченой воды, марганцовки, вату, бинты! — выкрикнула Лиза и встала на колени перед Катей. Тщательно проверив кости на раненной ноге, Лиза облегченно вздохнула. К счастью, они были не повреждены.

Костя вернулся с аптечкой. Следом за ним спешила Зоя с тазиком теплой воды.

— Зинаида вызвала «Скорую». — Сообщила она с порога. — Обещали приехать через десять минут. На дорогах заносы… — Она судорожно перевела дыхание. Я Сашеньку с бабкой оставила, а то она дурниной ревет, только мешать будет.

Но, приблизившись к дивану и разглядев, что случилось с Катей, домработница тоже не выдержала и всхлипнула.

— Горе-то какое! Провались пропадом эти деньги! Знала бы, что так получится…

— Какие деньги? — посмотрел на нее Костя.

Зоя что-то шепотом объясняла ему, охранник переспрашивал, но Лиза не обращала на них внимания. Она занималась раной. Это ей не составило труда, ведь в госпитале, да и после, ей приходилось не раз и не два обрабатывать и перевязывать более сложные и опасные раны.

Она не заметила даже, что Костя вышел из столовой. В это время она смочила ватку нашатырным спиртом и поднесла его к Катиному носу. Девочка чихнула, недовольно сморщилась и открыла глаза…

С недоумением оглядела склоненные над ней лица: заплаканное — Зоино, и чумазое, с растрепанными волосами — Лизино.

— Что случилось? — спросила Катя требовательно и попыталась сесть. — Ванька вернул твои деньги, Зоя?

— Да ну их к черту эти деньги! — махнула рукой Зоя и окончательно расплакалась. — Пропади они пропадом, чтобы из-за них калекой становиться!

— Надо срочно их забрать, а то он их растратит на наркотики! — произнесла Катя решительно, и тут заметила, что одна нога у нее забинтована от щиколотки до колена, а рванные окровавленные брюки валяются на полу.

— Тайсон! — произнесла она потрясенно: — Это Тайсон покусал меня?

— Подлючья собака, и вся семейка их подлючья! — Зоя погрозила кулаком в сторону темного окна, за которым находилась соседская усадьба. — Надо милицию вызвать, чтобы пристрелили эту тварь!

— Тайсону и так прилично досталось! Долго теперь кусаться не будет! — ответила Лиза и принялась обмывать свою руку в тазике.

Катя потрясенно наблюдала за ней.

— Это ты? Тебя он тоже покусал?

Лиза не ответила. Она сосредоточенно обрабатывала оставшиеся от собачьих зубов ранки раствором марганцовки. Затем подняла глаза на Катю.

— Придется поехать в больницу, сделать прививку от бешенства. Не слишком приятно, но необходимо.

— Спасибо тебе! — сказала тихо Катя. — Честное слово, но я не помню, когда ты подбежала! Так больно было, когда он укусил меня! Меня ни разу собаки не кусали! — И совсем тихо спросила: — Ты убила Тайсона?

— Вряд ли? — усмехнулась Лиза. — Черепок у него крепкий! Разве оглоушила немного, да Костя пару раз крепко пнул…

— Стрелять надо таких собак, — буркнула опять Зоя. — Развели собачню! Того гляди загрызут!

— Не… — начало было Катя.

Но в этот момент на пороге появился Костя. Он тащил за шиворот упиравшегося изо всех сил Ванечку. Под глазом у последнего отсвечивал внушительный фингал. И непонятно, то ли это постаралась Катя, то ли поработал Костя. Охранник прямо дымился от бешенства. И его можно было понять: редко в какое дежурство выпадает столько происшествий, и за любое из них его могли погнать со службы без выходного пособия и даже лишить лицензии.

И в случае с Ванечкой Костя действовал по принципу: пан или пропал! Он втолкнул Ванечку на середину столовой и выкрикнул в ярости:

— Смотри, мерзавец, что натворил! Говори, куда деньги подевал?

— Я не брал! — заныл Ванечка. Он сидел, скорчившись на полу, и тер глаза грязными кулаками. — Какие деньги? Сами сперли, а на меня бочку катите!

— Ладно! — Костя, кажется, справился с дыханием. — Сейчас вызову милицию. Они живо снимут с Зоиного чемодана отпечатки следов пальцев, собаку пришлют. И вот, смотри! Не из твоего ли кармана выпал? — он потряс перед Ванечкой скомканным носовым платком. — Или не узнаешь? А как собачка его узнает? Она так тебя за задницу ухватит, не чета твоей крысе!

Ванечка посмотрел на него исподлобья и отвернулся.

— Не хочешь говорить, не надо! — Костя вытащил из кармана мобильный телефон. — Мне ведь недолго нажать! Две цифры, и ты на нарах!

— Они дома! Под крыльцом спрятал! В банке от кофе! — Запинаясь на каждом слове, сказал Ванечка. И опустив голову, зарыдал. — Мамке только не говорите! Она меня убьет!

— Следовало бы! — ответил устало Костя и, схватив мальчишку за шиворот, поставил его на ноги. — Уж я бы отходил тебя ремнем, как следует!

Громко хлопнула дверь, и в прихожей послышался какой-то шум и возбужденные голоса. На пороге показался человек в белом халате и с медицинским сундучком в руках. Но, оттолкнув его плечом, в столовую ворвалась Раиса Павловна в расстегнутой шубе и со съехавшей набок прической.

— Ванечка! Ванечка! — кинулась она к сыну. — Что с тобой? Кто тебя избил? — И тут же ее внимание переключилось на Лизу. Она почему-то никого и ничего не заметила, или сделала это намеренно. Оторвавшись от Ванечки, она подлетела к Лизе и бросилась на нее, норовя вцепиться ей в волосы. Лиза совсем не хотела драться, но все получилось самопроизвольно. Она мгновенно уклонилась в сторону и подставила Раисе Павловны ножку. Та со всего размаха грохнулась на колени, попала руками в таз с окровавленной водой, перевернула его, и с ужасом уставилась на кровавую лужу.

— Что? Что здесь происходит?

— Сейчас же уберите эту истеричку! — приказал сердито доктор, обходя растекшиеся по полу потоки воды. — Мне надо осмотреть раненых.

— Пройдемте, мадам, пока милиция не примчалась, — почти галантно предложил Костя и подал Раисе Павловне руку. — Вставайте! Ваш сыночек обещал мне показать клад, который он откопал в Зоином чемодане.

— Чего вы городите? — Раиса Павловна оттолкнула его руку, и сама поднялась на ноги. — Какой клад?

— Ваш сын, Раиса Павловна, — тоже подчеркнуто любезно произнесла Зоя, — сегодня стибрил у меня кучу долларов. Скажите спасибо, что милицию не вызвали!

— Что ты врешь, мерзавка! — взвизгнула Рыкунова. — Откуда у тебя столько денег? Небось, у хозяев потихоньку подворовывала?

— Ах ты!.. — Зоя сжала кулаки и бросилась на соседку.

Но Костя встал между ними.

— Ладно, охолонись, Зоя! У тебя номера купюр записаны?

— А как же! С готовностью ответила Зоя. — Я ж их в скупке покупала, не с рук. Все по закону!

Костя подтолкнул Ванечку в спину, а Раисе Павловне коротко бросил:

— Пошли!

Соседка подхватила Ванечку под руку, и, едва переставляя ноги, семейство Рыкуновых прошествовало к выходу из дома. Костя и Зоя направились следом.

Доктор, оторвавшись от осмотра Катиной раны, проводил их взглядом и покачал головой:

— Что творится! — И опять перевел взгляд на рану. — Повезло тебе девочка, ведь бультерьер в ярости кость, как палку, может перекусить!

— А его Лиза по голове пистолетом огрела, вот он и откинулся, — улыбнулась в ответ Катя и неожиданно попросила Лизу: — А драться ты меня научишь?

— Что, значит, драться? — опешил доктор. — Подожди, пока рана затянется. — И покачал в изумлении головой. — Ишь, ты, Аника-воин! Что за жизнь такая пошла? Парни воруют, собаки кусаются, девчонки на кулачках дерутся…

— Я тебя научу, только не драться, а обороняться, — сказала серьезно Лиза. — Но сначала съездим в больницу. От уколов нам все равно не отвер…

— Что здесь происходит?

Лиза вздрогнула на полуслове и оглянулась на хорошо знакомый ей голос. На пороге стоял Морозов.