Заболеваемость детского населения России

Модестов А. А.

Винярская Ирина Валерьевна

Волков И. М.

Баранов Александр Александрович

Альбицкий Валерий Юрьевич

Косова С. А.

Бондарь В. И.

Глава 3

Характеристика заболеваемости детского населения россии поданным обращаемости

 

 

Заболеваемость – показатель, четко реагирующий на изменение условий среды. При его анализе за ряд лет можно получить наиболее правильное представление о частоте возникновения и динамике болезней, а также об эффективности комплекса социально-гигиенических и лечебно-профилактических мероприятий.

Для анализа заболеваемости по данным обращаемости была использована отчетная статистическая форма Росстата № 12 «Сведения о числе заболеваний, зарегистрированные у больных, проживающих в районе обслуживания лечебного учреждения» за 2002, 2006 и 2010 гг. Начальный период исследования был выбран в связи с проведением всеобщей диспансеризации детского населения в Российской Федерации в 2002 г.

 

3.1. Заболеваемость по обращаемости детей 0-14 лет

 

3.1.1. Первичная заболеваемость

Динамика и ранговая структура заболеваемости детей в возрасте 0-14 лет с диагнозом, установленным впервые в период 2002–2010 гг. (на 100 тыс. данного возраста), представлены в табл. 3.1 и 3.2.

Уровень впервые установленной заболеваемости в 2010 г. у детей 0-14 лет превысил значение 2002 г. на 20,5 %, ее рост в период 2002–2006 гг. составил 12,9 %.

Из 19 классов МКБ-10 в 8 из них за анализируемый период наблюдалось снижение впервые зарегистрированных заболеваний. Однако эта тенденция не смогла компенсировать повышения показателей в целом и сложившиеся негативные тренды (157223,8 на 100 тыс. в 2002 г. и 189415,0 – в 2010 г.).

Таблица 3.1. Динамика заболеваемости детей в возрасте 0-14 лет с диагнозом, установленным впервые в жизни (на 100 тыс. данного возраста)

Таблица 3.2. Ранговая структура заболеваемости детей 0-14 лет с диагнозом, установленным впервые (в %)

Ведущими в классе впервые выявленной заболеваемости во все погодовые периоды были болезни органов дыхания, частота которых варьировала от 89908,3 до 118414,9 ‰, а рост составил 31,4 %. Одна из характерных особенностей данного класса состоит в том, что более 3/4 в ег0 структуре занимают две нозологические формы – хронические болезни миндалин и аденоидов, концентрация которых в течение исследуемого периода постепенно уменьшалась (1533,7‰ в 2002 г. и 1464,2 в 2010 г. [-4,5 %]), и пневмонии (770,9‰ в 2002 г. и 985,6 в 2010 г.), имеющие обратный тренд (+27,9 %) (рис. 3.1).

Рис. 3.1. Динамика частоты заболеваний органов дыхания, выявленных впервые, у детей 0-14 лет (на 100 тыс.)

Рис. 3.2. Динамика частоты заболеваний контактным и атопическим дерматитом, выявленных впервые, у детей 0-14 лет (на 100 тыс.)

Остальные болезни занимали меньшие величины, хотя их значимость для здоровья ребенка достаточно велика (см. рис. 3.1).

На второй позиции со значительным отставанием по частоте (9560,4-10627,0 на 100 тыс.) и структуре (6,1–5,6 %) находились травмы и отравления, показатели которых в 2006 и 2010 гг. фактически стабилизировались: темп прироста составил менее 4 %, хотя в 2002 г. их рейтинг среди всех заболеваний был несколько ниже.

Относительная стагнация показателей, занимающих третье место, за последние пять лет по частоте (9564,4-9171,0‰) и структуре (5,4–4,8 %) принадлежат болезням кожи и подкожной клетчатки. Среди них главными представителями являются контактный дерматит и атопический дерматит, частота которых относительно 2002 г. увеличивается из года в год (рис. 3.2).

Установленный уровень заболеваний кожи и подкожной клетчатки, а также структурные элементы (атопический и контактный дерматит) определяют необходимость совершенствования оздоровительных мероприятий у детей с данной патологией.

Класс некоторых инфекционных и паразитарных болезней (четвертое-пятое место) – один из немногих, частота которого снизилась за два последних периода на 9,2 % (с 9006,5 до 8175,2‰). К ним также относятся болезни эндокринной системы и психических расстройств, болезни костно-мышечной системы, отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде.

Частота впервые выявленных болезней органов пищеварения за исследуемые годы (четвертое-пятое место) в 2010 г. оставалась на позиции 2002 г. Среди них лидирующие позиции занимают гастрит и дуоденит, уровень которых практически не изменился (рис. 3.3).

Как следует из приведенных данных, в целом и по отдельным нозологическим категориям удалось стабилизировать первичную заболеваемость, обусловленную болезнями органов пищеварения. Менее выраженные тенденции к повышению регистрировались среди болезней желчного пузыря и желчевыводящих путей (+8,7 %).

Рассматривая ситуацию относительно болезней глаза и его придаточного аппарата, следует обратить внимание на достаточно высокий уровень данной патологии, которая неизменно возрастает и занимает устойчивые позиции шестого места (5243,2‰ в 2002; 5581,1 – в 2006 г. и 5831,9 – в 2010 г.; рост за исследуемый период составил 11,2 %). Среди болезней глаза доминирует миопия, максимум которой был зарегистрирован в 2002 г. (1172,4‰). Уменьшение миопии до 982,8‰ (-16,2 %) связано, на наш взгляд, со снижением обращаемости к офтальмологам в связи с неукомплектованностью штата.

Следует отметить, что вклад шести рейтинговых классов болезней в структуре первичной заболеваемости детей 0-14 лет в 2010 г. составил 84,6 %, (рис. 3.4).

Рис. 3.3. Динамика частоты заболеваний органов пищеварения, выявленных впервые, у детей 0-14 лет (на 100 тыс.)

Рис. 3.4. Структура классов заболеваний, выявленных впервые у детей 0–14 лет в 2010 г. (в %)

Болезни уха и сосцевидного отростка в значительной степени формируют уровень заболеваемости в детском возрасте (4517,2‰ в 2002 г. и 5370,8 – в 2010 г. (+18,9 %). Кроме того, они могут явиться причиной хронических заболеваний других органов и систем организма у детей, а также привести к развитию опасных для жизни осложнений. В частности, хронический отит (84,0‰ в 2010 г.) является фактором высокого риска глухоты и воспалительных заболеваний мозга.

Несколько категорий болезней определяют неврологическую заболеваемость детского населения 0-14 лет. К ним в первую очередь относится эпилепсия, частота которой достаточно стабильна (78,0-71,5‰). И, наконец, острую медико-социальную проблему представляет детский церебральный паралич, значение которого за период 2002–2010 гг. увеличилось на 13,7 % (рис. 3.5).

Среди болезней эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ максимальный уровень показателя приходился на ожирение, которое в 2006 г. (302,1‰) в сравнении с 2002 г. (251,0‰) увеличилось на 20,3 %. В 2010 г. (320,4‰) относительно 2002 г. повышение его уровня имело более существенное выражение (+27,6 %).

Что касается сахарного диабета, то его распространенность в 2010 г. составила 14,4‰, в 2002 г. – 11,3.

Среди редко встречающихся состояний, включенных в МКБ-10, обращает на себя внимание XVIII класс «Симптомы, признаки и отклонения от нормы, выявленные при клинических и лабораторных исследованиях, не классифицированные в других рубриках» (12-й рейтинг). Их уровень в 2010 г. в сравнении в 2002 г. увеличился незначительно (+5,5 %). Рост данного показателя у детей младшего возраста от неизвестных причин среди фактически адаптируемого контингента за период 2002–2006 гг. составил значительную величину (+24,6 %).

Особенность структуры данного класса заключается в том, что из 99 состояний, объединенных в 13 блоков, 95 % представляют соматическую патологию. При направлении пациента в случае неясного генеза в специализированное учреждение диагноз муниципальными ЛПУ не выставляется, хотя посещение для передачи сведений в страховую организацию учитывается. В результате данное состояние регистрируется в 18-м классе МКБ-10.

Рис. 3.5. Частота заболеваемости детей 0–14 лет болезнями нервной системы с диагнозом, установленным впервые (на 100 тыс.)

Среди других причин сложившегося статуса могут быть следующие:

– возможно, статистические службы здравоохранения различных уровней мало обращали внимание на данный класс МКБ-10;

– низкая материальная база ЛПУ, а также неудовлетворительная обеспеченность узкими специалистами и их относительная недоступность, особенно в небольших городах и территориях с мелкодисперсной системой расселения населения.

Обобщая данный раздел, касающийся заболеваемости детей 0-14 лет, следует отметить, что в 2010 г. в сравнении с 2002 г. сохранялись неблагоприятные тенденции первичной заболеваемости, которая в целом увеличилась на 20,5 %. Ее рост произошел преимущественно за счет новообразований (67,7 %), врожденных аномалий (пороков развития) (49,0 %),

болезней нервной системы (32,9 %). Следует принять во внимание, что данные заболевания и состояния имеют относительно небольшую частоту во всем спектре болезней. В то же время наиболее часто встречающаяся патология, связанная с болезнями органов дыхания, за прошедшие семь лет возросла на 31,4 %, болезни кожи и подкожной клетчатки, мочеполовой системы – соответственно, на 16,5 и 28,6 %.

Положительная эволюция наблюдалась среди отдельных состояний, возникающих в перинатальном периоде, уровень которых снизился на 42,8 %, а также в отношении болезней эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ (-26,3 %). В меньшей степени данное положение относится к инфекционным и паразитарным болезням (-14,8 %), хотя при современном состоянии науки и практики здравоохранения они являются предотвратимыми.

 

3.1.2. Общая заболеваемость

Динамика и ранговая структура общей заболеваемости детей 0-14 лет в РФ за период 2002–2010 гг. представлены в табл. 3.3 и 3.4.

Сравнительный анализ распространенности болезней среди детского населения 0-14 лет показал устойчивую тенденцию к повышению ее уровня в РФ за период 2002–2010 гг., составившего, соответственно, 201955,2 и 236246,4 случаев на 100 тыс. (+17 %).

Обращают на себя внимание существенные различия смежной погодовой динамики показателей: в 2006 г. в сравнении с 2002 г. общая заболеваемость увеличилась на 12,4 %, а в соотношении 2010/2006 – всего на 4,1 %. Создается впечатление, что представленные показатели последних лет имеют тенденции к стабилизации.

Вместе с тем снижение общей заболеваемости в большинстве случаев оказалось менее существенным, нежели среди болезней, выявленных впервые. Исключением явились отдельные состояния, возникающие в перинатальном периоде (-49,8 %).

Болезни органов дыхания традиционно занимают главную позицию в уровне и структуре регистрируемой заболеваемости, однако, ее уровень в 2010 г. (124942,6 на 100 тыс. детей 0-14 лет) оказался выше показателя первичной заболеваемости (118120,2) лишь на 5,8 %. Полученные результаты свидетельствуют об обращении подавляющего большинства юных пациентов к врачам в случаях острых воспалительных заболеваний органов дыхания.

Таблица 3.3. Динамика заболеваемости детей 0-14 лет (на 100 тыс. данного возраста)

Таблица 3.4. Ранговая структура заболеваемости детей 0-14 лет (в %)

Второе место занимала обширная группа болезней органов пищеварения. В 2010 г. в сравнении с 2002 г. их частота уменьшилась на 7,5 %. В наибольшей степени снижение проявилось среди язвы желудка и двенадцатиперстной кишки (-31,1 %), гастрита и дуоденита (-16,3 %), в меньшей степени болезней желчного пузыря и желчевыводящих путей (2188,2 до 1943,3‰) -11,2 % и неинфекционного энтерита (2,9 %); рис. 3.6. На основании полученных сведений в данном классе болезней отмечена относительно стабильная динамика болезней поджелудочной железы.

Рис. 3.6. Заболеваемость детей 0–14 лет с патологией органов пищеварения (на 100 тыс.)

Третье место принадлежит болезням глаза и его придаточного аппарата. Основное место в глазной патологии занимает миопия (рис. 3.7). Снижение данной патологии в 2006 и 2010 гг. в сравнении с 2002 г. на 8,7 и 17,4 % нелогично, оно обусловлено, как показано Л.В. Нефедовской (2009), недоступностью офтальмологической помощи детям, особенно в сельской местности. Данное положение связано с тем, что нормативы численности детских офтальмологов рассчитаны только на жителей городов с числом не менее 25 тыс. Именно поэтому в худшем положении оказывается детское население, «приписанное» к центральной районной больнице с центром в селе. Низкое качество офтальмологического оборудования в общеобразовательных школах, отсутствие в большинстве сельских школ медицинских кабинетов усугубляют раннее выявление миопии и последующую ее коррекцию.

На четвертом месте в структуре общей заболеваемости находятся болезни кожи и подкожной клетчатки. За три временных периода общий показатель заболеваемости увеличивается на 17,4 %. Повышение уровня произошло за счет контактного дерматита (63,8 %) (рис. 3.8). Однако, рост данного показателя особенно в периоды 2006 и 2010 гг. значительно снизился (15 %). Вместе с этим кривая показателя атопического дерматита несколько снизилась в 2010 г. в сравнении с 2006 г. и составила 0,7 %. Этот момент представляется особенно важным и свидетельствует хотя и о слабой, но довольно стабильной положительной тенденции.

Во все погодовые периоды пятое место принадлежит травмам и отравлениям.

6-е место в рейтинге занимают болезни нервной системы. Общий показатель заболеваемости продолжает нарастать (с 7276,7‰ в 2002 г. до 9412,0 в 2010 г.): увеличение составило 29,3 %. Наиболее часто в структуре неврологической патологии фиксировались эпилепсия, детский церебральный паралич (рис. 3.9).

Рис. 3.7. Миопия у детей 0-14 лет (на 100 тыс.)

Рис. 3.8. Заболеваемость детей 0–14 лет болезнями кожи и подкожной клетчатки (на 100 тыс.)

Рис. 3.9. Некоторые болезни нервной системы у детей 0-14 лет (на 100 тыс.) туре неврологической патологии фиксировались эпилепсия, детский церебральный паралич (рис. 3.9).

Из рисунка видно, что нозологические категории (эпилепсия и детский церебральный паралич) имели склонность к повышению: соответственно, 1,2 и 7,6 %. Одной из основных мер предупреждения этих заболеваний является раннее выявление больных, когда патологический процесс еще не привел к резким расстройствам и потере дееспособности.

Рис. 3.10. Некоторые болезни эндокринной системы у детей 0–14 лет (на 100 тыс.)

Кривая погодовых изменений уровня инфекционной заболеваемости имела тенденцию к постепенному снижению (-15,5 %). Наряду с этим рейтинг переместился с четвертой на седьмую позицию.

В формировании показателей болезней эндокринной системы решающее значение имеет ожирение, величина которого в 2010 г. в сравнении с 2002 г. увеличилась на 32,2 % (рис. 3.10). Наличие избыточной массы тела и ожирение происходит в возрасте от 7 до 10 лет, носит алиментарный характер и, как правило, остается на всю жизнь. В дальнейшем, во взрослом состоянии, ожирение грозит гипертонией, атеросклерозом, подагрой, инфарктом миокарда.

Сахарный диабет также продолжает нарастать, темп прироста составил 17,9 %.

Положение с данными болезнями обусловлено низкой долей взятия детей на диспансерный учет. В наибольшей степени под диспансерным наблюдением находились дети с ожирением (44,8 %). Отмеченный факт следует связать с неполным объемом адекватных профилактических мероприятий детей возрастной группы 0-14 лет.

В классе мочеполовой системы обращают на себя внимание гломерулярные болезни почек и другие болезни почек и мочеточника, погодовая амплитуда которых за 2002 и 2010 гг. снизилась на 10,2 % (2011,9 и 1806,6‰, соответственно).

Резюмируя раздел исследования, касающийся динамики и частоты впервые выявленной и общей заболеваемости у детей 0-14 лет, следует сказать, что между ними существует зависимость. Ее основой прежде всего является объективно сложившаяся картина, характеризующая две составляющие заболеваемости, которые имели тенденции к превышению во временном аспекте. Полученные материалы позволили определить рейтинги, уровень и структуру классов по МКБ-10 и ряд нозологических категорий, показатели которых являются специфическими для данной возрастной категории детей.

 

3.2. Заболеваемость по обращаемости подростков 15–17 лет

 

По данным ВОЗ, в мире 1,2 млрд подростков. Считается, что подростки являются здоровыми, так как они «выжили» после болезней раннего детского возраста, а проблемы здоровья, связанные со старением, наступят еще через многие годы. В результате этого на их потребности обращается меньше внимания. Однако, заболевания, возникшие в подростковом возрасте, могут затягиваться и переходить в хронические состояния, серьезно отражаясь на здоровье подростков, их семье и обществе в целом.

 

3.2.1. Первичная заболеваемость

Динамика первичной заболеваемости подростков 15–17 лет за период 2002–2010 гг. представлена в табл. 3.5.

Приведенные материалы позволили установить некоторые особенности динамики заболеваемости у подростков 15-17-летнего возраста. Эти данные дают представление о количественных трендах, касающихся изменений в состоянии их здоровья.

Первичная заболеваемость подростков 15–17 лет (по обращаемости за медицинской помощью) в среднем по России в 2010 г. (141079,0 на 100 тыс. соответствующего населения) в сравнении с 2002 г. (96625,0‰) повысилась на 44454,0‰, или 46 %.

Таблица 3.5. Динамика заболеваемости подростков 15–17 лет с диагнозом, установленным впервые (на 100 тыс. данного возраста)

Как видно из табл. 3.5, частота заболеваемости по классам в отдельные годы отличались нестабильностью. Так, инфекционные болезни имели наивысший показатель в 2006 г„а в 2010 г. их значения приблизились к уровню 2002 г. Такие колебания характеризуют годы, связанные с эпидемией гриппа. Те же погодовые тенденции до некоторой степени характерны и в отношении болезней эндокринной системы, хотя показатель 2010 г. несколько снизился. Отмеченные факты следует рассматривать как нетипичное явление, на что указывают негативные тенденции повышения заболеваемости по большинству классов болезней.

На общий уровень первичной заболеваемости значительное влияние оказали симптомы, признаки и отклонения от нормы (+48,8 %) и новообразования (75,7 %). В среднем на половину повысился показатель в связи с болезнями нервной системы, органов кровообращения, мочеполовой системы. Повышение уровня травм и отравлений на 5721,7‰ указывает на социальное неблагополучие в подростковой среде.

Наименьший рост заболеваемости наблюдался среди психических расстройств и врожденных аномалий (10,5-15,0 %, соответственно).

Следует отметить, что при общей негативной тенденции к повышению первичной заболеваемости у детей подросткового возраста, снижение показателя, связанного с беременностью, родами и послеродовым периодом у девушек, на 40,7 % (с 1234,4 до 732,0‰) является позитивным явлением. Данный процесс связан с санитарно-просветительской деятельностью центров планирования семьи, так как беременность и роды негативно влияют на здоровье в юном возрасте. С другой стороны, следует отметить, что по данным проведенных исследований, каждое 10-е прерывание беременности происходит у девушек до 19 лет. Если к этому показателю прибавить число абортов, проводимых в коммерческих медицинских учреждениях, то число непланируемых зачатий будет еще выше.

Обращает на себя внимание существенное повышение уровня показателей за период 2002–2010 гг. по болезням уха и сосцевидного отростка – на 59,0 %, болезням органов дыхания – на 55,8 %, мочеполовой системы – на 49,1 %.

Процесс снижения заболеваемости был связан преимущественно с болезнями эндокринной системы, показатели которых равномерно сокращались за весь 9-летний период наблюдения; минимальные их значения регистрировались в 2006 г.

Как следует из приведенных данных, в последние годы (2006–2010) и весь исследуемый период тенденция замедления или стабилизации первичной заболеваемости как общего показателя, так и ряда приведенных выше болезней не наблюдалась. Данная ситуация происходила на фоне улучшения ресурсной базы здравоохранения в связи с реализацией Национального проекта «Здоровье», цель которого была направлена не только на совершенствование лечебно-диагностической помощи, но и на меры по улучшению профилактики болезней.

В то же время рост психических расстройств и расстройств поведения, болезней нервной системы, системы кровообращения и органов пищеварения у подростков свидетельствует о неиспользованных резервах первичной профилактики на уровне амбулаторного звена здравоохранения, семьи и образовательного учреждения.

Краткая характеристика сведений о заболеваемости подростков 15–17 лет, динамика по отдельным классам МКБ-10 позволяет оценить тенденции в состоянии здоровья, эффективность медицинских и социальных программ, планирование различных видов медицинской помощи, рациональное использование материальных и кадровых ресурсов системы здравоохранения.

Оценка фактически сложившейся первичной заболеваемости может служить основой для анализа наиболее часто встречающихся классов заболеваний в различные годы исследования.

Таким образом, анализ материалов официальной статистики в части первичной заболеваемости позволяет сделать следующее заключение: российским педиатрам не удалось стабилизировать ситуацию с наиболее часто встречающейся патологией, о чем свидетельствует значительный ее рост в целом и по ряду болезней.

 

3.2.2. Общая заболеваемость

Динамика общей заболеваемости за период 2002–2010 гг. до некоторой степени повторяет погодовые в целом и по отдельным классам закономерности, отмеченные среди болезней, зарегистрированных впервые за те же годы (табл. 3.6).

Обращает на себя внимание 7 классов болезней, темп повышения которых за исследуемый период выше 50 %. Среди них выделяются новообразования, болезни системы кровообращения. Особое место занимает XVIII класс «Симптомы, признаки отклонения от нормы», показатель которого за 9 лет удвоился. Можно предположить, что на данный класс практические врачи стали обращать большее внимание, так как ранее неясные случаи болезней в большинстве своем относились к группе «Прочих болезней».

Таблица 3.6. Динамика первичной заболеваемости подростков 15–17 лет (на 100 тыс. данного возраста)

 

3.3. Региональные особенности заболеваемости детей 0-14 лет

 

3.3.1. Первичная заболеваемость

Уровень первичной заболеваемости по данным обращаемости в РФ детей возрастной группы 0-14 лет в 2010 г. составил 189414,9 на 100 тыс. соответствующего возраста (табл. 3.7, рис. 3.11). Частота заболеваемости по регионам России имеет существенную дифференциацию. Разница показателей в Архангельской области (276378,4‰) и Чеченской Республике (55991,1) достигает 5-кратной отметки. Исследованием, проведенным отделом социальной педиатрии НЦЗД РАМН в 2006 г., установлено, что аналогичный коэффициент составил еще большую цифру (33 раза). Значительное снижение различий следует расценивать как положительный фактор, свидетельствующий о сближении уровней региональной заболеваемости.

Высокие различия объясняются размытостью полюсов как минимальных, так и максимальных значений. Если в 1-й децильной группе, в которую входят 7 регионов, разница показателей между Ивановской и Мурманской областями составляет 11,9 %, то в 10-й группе, включающей 13 регионов, различия между территориями с максимальными (Республика Алтай) и минимальными (Кабардино-Балкарская Республика) значениями возрастает до 77,7 %. Кроме того, кратность полюсных различий в 1-й децильной группе составляет 1,4 раза, а в 9-й – 2,3 раза. Чем ниже такие различия, тем более достоверны показатели заболеваемости, входящие в 1-ю группу, против 10-й, в которую входит большинство национальных республик. В связи с этим при анализе заболеваемости региональных особенностей следует использовать не только разницу отдельных показателей, но и децильных характеристик, размах которых в данном исследовании составляет 1,7 раза, а коэффициент вариации 27,9 %. Это означает, что число заболеваний на 10 % территорий с максимальными значениями превышает в 1,7 раза аналогичный показатель на 10 % территорий с минимальными значениями. Нельзя не отметить, что только 24 региона имеют значения близкие (±15 %) к среднероссийскому показателю. Первичная заболеваемость детей 0-14 лет по федеральным округам представлена в табл. 3.8.

Таблица 3.7. Показатели (по регионам) заболеваемости детей 0-14 лет с диагнозом, установленным впервые в 2010 г. (на 100 тыс. данного возраста)

Рис. 3.11. Картограмма заболеваемости подростков 0-14 лет с диагнозом, установленным впервые, в регионах РФ (на 100 тыс. данной группы) в 2010 г.

Таблица 3.8. Заболеваемость детей 0-14 лет, с диагнозом установленным впервые, по федеральным округам РФ в 2010 г.

Анализ региональной специфики показал, что закономерности первичной заболеваемости начинают формироваться еще в детском возрасте. Наивысший ее уровень среди детей младшей возрастной группы 0-14 лет фиксируется в Северо-Западном округе. Отрыв от Дальневосточного округа составляет 24196,5 на 100 тыс. детей данной группы, а от среднероссийского показателя значительно больше (46262,5).

К регионам-аутсайдерам относятся ЮФО и СКФО, уровень заболеваемости в которых в среднем в 2 раза выше безусловных регионов-лидеров (СЗО, ДФОиПФО).

 

3.3.2. Общая заболеваемость

Отмеченный факт распределения федеральных округов по уровню первичной заболеваемости может быть распространен и на общую заболеваемость детей младшей возрастной группы 0-14 лет. Однако степень снижения распространенности в СКФО проявляется существенно меньше и не достигает двукратной величины, хотя разрыв между другими округами представляется довольно значимым (табл. 3.9).

Таблица 3.9. Общая заболеваемость детей 0-14 лет по федеральным округам РФ в 2010 г. (на 100 тыс.)

Полученные данные подтверждают наличие проблем, связанных с заболеванием детского населения. Позитивные тенденции некоторого сглаживания показателей в определенной степени связаны с дальнейшим повышением уровня статистической информации.

Сравнительный анализ общей заболеваемости в федеральных округах детей 0-14 лет установил ряд существенных различий по некоторым классам болезней (табл. 3.10).

К максимальным уровням болезней органов дыхания (БОД) следует отнести Северо-Западный и Центральный федеральные округа (ФО). К менее высоким показателям, приближенным к среднероссийскому значению, можно отнести Приволжский и Уральский ФО. К числу административных образований с низким уровнем данного класса болезней отнесены Южный и Северо-Кавказский округа. В последнем БОД в 1,5–2 раза ниже, чем в других ФО и Российской Федерации в целом.

Сравнительная характеристика болезней органов пищеварения у детей 0-14 лет обнаруживает заметную дифференциацию по федеральным округам. Разрыв среди болезней органов пищеварения в регионах-лидерах – Приволжском и Дальневосточном – почти на 50 % превышает уровень Центрального округа и на 18,5-27,9 % – других территориальных образований.

Таблица 3.10. Общая заболеваемость детей 0-14 лет по федеральным округам России в 2010 г. (на 100 тыс.)

Региональный анализ болезней глаза и его придаточного аппарата показал значительную поляризацию между регионами-лидерами и регионами-аутсайдерами. Различие в уровне глазной патологии между СЗФО и регионами восточного сектора достигает 3571,8‰. Среднее значение болезней данного класса фигурировало в Центральном, Приволжском и Уральском округах. Лидерство среди болезней костно-мышечной системы взяли на себя Центральный, Северо-Западный и Приволжский округа. Уральский, Сибирский округа и Дальний Восток занимают среднее положение. Низкие значения болезней костно-мышечной системы в Северо-Кавказском анклаве не отражают реальных событий распространенности болезней подобного рода.

Травмы, отравления и другие последствия внешних причин относятся к случаям, степень тяжести которых является поводом обращения в ЛПУ. Доминирующие позиции травм и отравлений у детей 0-14-летнего возраста занял Северо-Западный ФО, показатели Центрального, Приволжского и Дальневосточного округов регистрировались значительно ниже. Минимальные значения данного класса по убыванию отмечены в трех ФО – Сибирском, Южном и Северо-Кавказском. Вариабельность между максимальными и минимальными значениями составила 1,6 раза.

Анализ болезней мочеполовой системы показывает, что за исключением южных территорий, разброс показателей составил менее 16 %, поэтому все ФО можно представить как единую более-менее однородную группу.

Обобщая данный раздел исследования, нужно подчеркнуть, что различия между высокими и низкими величинами по классам рассматриваемых болезней среди российских регионов не могут служить достоверной основой для принятия адекватных управленческих решений. Необходимым условием в данном направлении должны явиться более современные методы исследования, позволяющие решать первоочередные задачи, направленные на улучшение здоровья детского населения.

 

3.4. Региональные особенности заболеваемости подростков 15–17 лет

 

3.4.1. Первичная заболеваемость

В ходе исследования изучены региональные особенности первичной заболеваемости подростков по обращаемости (табл. 3.11, рис. 3.12).

Таблица 3.11. Первичная заболеваемость подростков 15–17 лет в субъектах РФ (на 100 тыс. данного возраста) 2010 год

Рис. 3.12. Картограмма заболеваемости подростков 15–17 лет с диагнозом, установленным впервые (на 100 тыс. данной группы) в 2010 г.

Регионы Российской Федерации по уровню заболеваемости представляют собой две большие группы. В первую группу с показателями выше среднероссийского уровня (117981,0 на 100 тыс. данного возраста) на 10 % и более вошли 67 (81,0 %) российских территорий, 3/4 которых расположены в Европейской части России и на Северном Кавказе. Вторую группу образовали 16 (19,0 %) субъектов Федерации с показателями ниже среднероссийского уровня на 10 % и более, 1/5 часть которых находится на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. Следует при этом отметить, что заболеваемость в отдельных регионах, показатели которых значительно выше или ниже среднероссийского, не могут характеризовать сложившееся параметры общей закономерности. Можно предположить, что они, с одной стороны, связаны с региональными факторами, а с другой, что более вероятно, с недостаточным учетом отдельных форм патологии у подростков, а также, возможно, с кадр