Заболеваемость детского населения России

Модестов А. А.

Винярская Ирина Валерьевна

Волков И. М.

Баранов Александр Александрович

Альбицкий Валерий Юрьевич

Косова С. А.

Бондарь В. И.

Глава 5

Исчерпанная заболеваемость

 

 

5.1. Обобщенные показатели исчерпанной заболеваемости

 

Главной задачей предпринятого исследования явилось выявление исчерпанной заболеваемости у детей различного возраста и пола. Решение поставленной задачи проводилось среди контингентов детей, проживающих в различных территориальных образованиях – больших и малых городах, сельской местности.

Расчет интенсивных показателей суммарной заболеваемости у лиц мужского и женского пола проводился раздельно по каждому возрасту. Для получения более крупных совокупностей заболеваемости возрастнополовые категории детей были объединены в шесть групп: 0-11 месяцев 29 дней – младенцы; 1–2 года – дети раннего возраста; 3–6 лет – дошкольники; 7-10 – дети младшего школьного возраста; 11–14 – подростки средней возрастной категории; 15–17 лет – подростки старшего возраста.

Наряду со сводными групповыми и отдельными возрастными индексами исчерпанной заболеваемости были рассмотрены ее возрастно-половые различия.

Полные (по каждому году жизни) возрастно-половые таблицы представлены в Приложениях. Анализ обобщенных показателей исчерпанной заболеваемости проводился по единой схеме: во-первых, в целом по всем территориальным образованиям у детей различных возрастных групп и отдельных возрастно-половых категорий; во-вторых, раздельно по месту проживанию детей – в больших и малых городах, сельских поселениях.

 

5.1.1. Исчерпанная заболеваемость во всех территориальных образованиях

Анализ суммарных показателей исчерпанной заболеваемости детей в 20 территориальных образованиях проводился с учетом возраста и пола (табл. 5.1).

Таблица 5.1. Возрастно-половые показатели исчерпанной заболеваемости (на 1000 детей соответствующего возраста)

Как видно из данных, представленных в табл. 5.1, наивысший уровень исчерпанной заболеваемости определяется в первые шесть лет жизни. По мере увеличения возраста (7-10 лет) показатели заболеваемости несколько снижаются. При увеличении возраста уровень заболеваемости стабилизируется в пределах 3600–3900‰. Вместе с этим у 11-14-летних девочек показатель несколько выше, чем у мальчиков (4,2 %), хотя кратность различия между ними не существенна.

Таким образом, полученные данные не обнаруживают наличие проблем, связанных с особенностями женского организма за счет формирования специфической патологии, обусловленной заболеваниями органов репродуктивной системы.

Оценивая в целом различия исчерпанной заболеваемости между лицами противоположного пола, надо сказать, что они имели устойчивый паритет. Некоторое повышение показателей в мужской популяции в сравнении с женской отмечено у младенцев, детей первого года жизни, дошкольников и детей раннего школьного возраста.

 

5.1.2. Исчерпанная заболеваемость у детей, проживающих в больших городах

Данные, представленные в табл. 5.2, показывают наиболее высокую заболеваемость у группы 1-4-летних детей. Начиная с одного года и до 3 лет, уровень исчерпанной заболеваемости стремительно возрастает в сравнении с детьми, не достигшими одного года. Разрыв между детьми дошкольного возраста и младенцами достигает 1,4 раза, а в 3-летнем возрасте – 1,6 раза. Это означает, что у возрастной группы 1–4 года увеличивается число контактов, которые провоцируют рост числа острых заболеваний. Второе место по уровню заболеваемости занимают дошкольники 3–6 лет, третье – дети раннего школьного возраста. Заболеваемость других возрастных категорий детей (11–14 и 7—10 лет) имели показатели, которые умещались в узкие рамки: 4355,6-4481,1 на 1000 детей соответствующего возраста.

С увеличением возраста заболеваемость имеет тенденцию к понижению. Минимальные ее значения фиксируются среди 11-14-летних, самый низкий коэффициент заболеваемости в этой группе зарегистрирован среди детей 11 лет.

Таблица 5.2. Возрастно-половые показатели исчерпанной заболеваемости у детей больших городов (на 1000 соответствующего возраста и пола)

Анализируя исчерпанную заболеваемость в разрезе половой принадлежности, установлено, что ее уровень несколько выше (3,2 %) у лиц мужского пола. Данная ситуация наиболее отчетливо прослеживается в первые 11 лет жизни. При этом самое высокое различие (6,4 %) имело место среди дошкольников 3–6 лет.

Начиная со средней школьной возрастной группы 11–14 лет и учащихся старших классов 16-17-летнего возраста, ситуация меняется, и более высокие показатели констатируют среди девушек. Однако различия не велики и не превышают 2–3%. Представленная половая дифференциация не имеет ярко выраженного характера за исключением групп детей дошкольного и раннего школьного возраста (7 лет).

 

5.1.3. Исчерпанная заболеваемость у детей, проживающих в малых городах

Исчерпанная заболеваемость детского контингента малых городов достигает максимума у детей раннего возраста – 1–2 лет (табл. 5.3). Наиболее высокий показатель зафиксирован у 3-летних. Дети младенческого возраста имеют заболеваемость близкую к среднестатистическому уровню 0-17-летних, который в свою очередь ниже соответствующего значения у детей младшего возраста в 1,3 раза.

Начиная с дошкольного возраста (4 года), уровень заболеваемости убывает, и к 6 годам снижается в 1,15 раза. В последующих возрастных группах

происходит стабилизация показателей. В то же время минимальные значения заболеваемости зарегистрированы среди подростков 17 лет.

Кривая возрастных изменений заболеваемости старшей подростковой группы (15–17 лет) характеризуется последовательным ее снижением в сравнении с 0-14-летними и выражается как 1:0,8. Эти и другие приведенные показатели позволили конкретизировать номинальные уровни заболеваемости, которые в определенной степени представляют оценки индивидуального здоровья.

Таблица 5.3. Возрастно-половые особенности исчерпанной заболеваемости у детей малых городов (на 1000 соответствующего возраста и пола)

В целом у детей и подростков различного пола не выявлено различий заболеваемости. Некоторое доминирование показателей у мальчиков в сравнении с девочками имеет место вплоть до 7 лет. В 8-летнем возрасте наступает паритет, затем отмечается рост различий, однако в 9-10 лет обнаруживаются выскакивающие значения заболеваемости. Сложившиеся артефакты в большей степени связаны с проблемами полного охвата детей медицинскими осмотрами специалистами различного профиля.

Обращает на себя внимание увеличение заболеваемости у девочек 13-летнего возраста в сравнении с мальчиками, разрыв которой достигает 9,1 %. Среди факторов сложившейся ситуации следует рассматривать наступление менархе и осложнений, связанных с дисфункцией менструального цикла и других мочеполовых нарушений. В связи с этим нельзя исключить определенный дискомфорт школьной среды, отрицательно сказывающийся на сопротивлении женского организма к заболеваниям такого рода.

У девушек-подростков 17-летнего возраста в сравнении с противоположным полом заболеваемость превалировала (16,0 %). В отношении 15– и 16-летних кратность гендерных различий минимальна.

Приведенные данные позволяют утверждать об отдельных случаях связи между уровнем заболеваемости и принадлежности детей, проживающих в малых городах, к различным возрастно-половым признакам.

 

5.1.4. Исчерпанная заболеваемость у детей, проживающих в сельской местности

Исследование показало, что исчерпанная заболеваемость сельских детей – понятие неоднородное, прежде всего с точки зрения возрастно-половых различий (табл. 5.4). Так, интенсивность заболеваемости у детей раннего возраста в 1,4 раза выше, чем ее суммарный показатель (0-17 лет). В группе детей раннего возраста у трехлетних заболеваемость достигает максимума (6039,8‰). В дальнейшем уровень исчерпанной заболеваемости стремительно снижается, и у детей дошкольного возраста в сравнении с предыдущей возрастной категорией он сокращается на 15,2 %.

Таблица 5.4. Возрастно-половые особенности исчерпанной заболеваемости у детей, проживающих в сельской местности (на 1000 соответствующего возраста и пола)

Еще одно проявление неоднородности связано с изменением возрастно-половой специфики исчерпанной заболеваемости. У младенцев и детей до 10-летнего возраста прослеживается закономерность, при которой показатели заболеваемости у мальчиков несколько выше, чем у девочек, хотя имеются некоторые исключения: заболеваемость у 8-летних мальчиков оказалась на 14,7 % выше, нежели у девочек.

Начиная с 12 лет и до 14-летнего возраста, половые различия меняются в сторону увеличения исчерпанной заболеваемости у девочек. В группе 14-17-летних подростков эти различия нарастают более чем на 20 %.

 

5.1.5. Сравнительная оценка исчерпанной заболеваемости в территориальных образованиях

Сравнительная оценка суммарной исчерпанной заболеваемости у детей базовых территориальных образований в разрезе возраста и пола выявила максимальные различия в детских возрастах (0-17 лет), которые фиксируются в целом между большими городами и сельскими поселениями (табл. 5.5). Несколько меньшая интенсивность данного явления имела место между большими и малыми городами. Характерно, что суммарный уровень различия заболеваемости между малыми городами и сельскими районами был минимален, и его интерпретация может быть правомерной

лишь с учетом гендерной составляющей. При этом младенческий возраст – единственный, в котором заболеваемость доминирует среди сельских районов, причем различие между показателями у мальчиков и девочек составляет 17,0 %. Однако, к раннему детству (1–3 года) показатели исчерпанной заболеваемости выравниваются в целом у обоих полов. В других возрастно-половых категориях разница между мальчиками и девочками остается малозначимой.

Разброс показателей исчерпанной заболеваемости среди различных возрастных групп между большими и малыми городами составляет 23,5-26,0 %, что позволяет утверждать о существовании значительных вариаций.

 

5.2. Исчерпанная заболеваемость по ведущим классам болезней с учетом возраста и пола

 

Анализ вариации исчерпанной заболеваемости у детей по уровню, возрастно-половым критериям и отдельным группам территориальных образований представляет собой первичное звено классификации: большие города, как правило, представляют региональные центры, а их периферию – малые города и сельские районы. Такой подход обеспечивает статистическую устойчивость и надежность результатов не только по классам болезней, но и отдельным нозологиям. Анализ проведен с учетом основных (ведущих) классов болезней и возрастно-половым группам. Нами проанализированы семь классов болезней, занимающих ведущее место (до 70 %) в структуре заболеваемости: болезни органов дыхания, нервной системы, органов пищеварения, глаза и его придаточного аппарата, кожи и подкожной клетчатки, костно-мышечной и мочеполовой систем.

 

5.2.1. Распространенность болезней органовдыхания

Класс X «Болезни органов дыхания» в соответствии с Международной статистической классификацией болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ-10), включает 10 блоков (всего 192 нозологических единицы):

J00-J06 Острые респираторные инфекции верхних дыхательных путей.

J10—J18 Грипп и пневмония.

J20-J22 Другие острые респираторные инфекции нижних дыхательных путей.

J30-J39 Другие болезни верхних дыхательных путей.

J40-J47 Хронические болезни нижних дыхательных путей.

J60-J70 Болезни легкого, вызванные внешними агентами.

J80-J84 Другие респираторные болезни, поражающие главным образом интерстициальную ткань.

J85-J86 Гнойные и некротические состояния нижних дыхательных путей.

J90-J94 Другие болезни плевры.

J95-J99 Другие болезни органов дыхания.

Таблица 5.5. Сравнительная оценка исчерпанной заболеваемости у детей различных территориальных образований (на 1000 детей соответствующего возраста и пола)

Болезни органов дыхания – наиболее широко распространенный класс болезней. По данным литературы, их удельный вес в структуре общей заболеваемости детей составляет около 60 %, у подростков – до 50 %. Они составляю наибольшую долю среди заболеваний, лечение которых проводится в амбулаторно-поликлинических условиях.

Ежегодно в Российской Федерации среди детей и подростков регистрируется около 25,4 млн случаев заболеваний органов дыхания, из них около 3 тыс. детей признаются инвалидами, около 2 тыс. детей погибает.

По данным официальной статистики, БОД стабильно находятся на первом месте в структуре общей заболеваемости детей. Среди легочной патологии до 2/3 приходится на острые вирусные заболевания верхних дыхательных путей и менее 1/3 – на заболевания нижних дыхательных путей, включая бронхиты, бронхиолиты, пневмонии.

По данным ВОЗ, острые респираторные инфекции остаются ведущей патологией у детей – в год по всему миру фиксируется более 1 млрд случаев острых респираторных инфекций. Острые респираторные инфекции относятся к плохо контролируемым инфекциям и, несмотря на широко проводимые меры по профилактике, заболеваемость ими продолжает расти.

Из-за широкой распространенности острые респираторные заболевания в нашей стране являются серьезной проблемой здравоохранения. Они составляют около 90 % всей инфекционной патологии детского возраста; это самые частые заболевания в амбулаторной практике, обусловливающие более 80 % всех вызовов врачей на дом.

Значительную долю в структуре заболеваний органов дыхания у детей и подростков занимают пневмонии. Ими ежегодно болеют около 1/4 млн детского населения. По данным опроса матерей, в 2000 году в разных регионах России около 4–5% детей перенесли пневмонию в течение года. Однако, А.Г. Чучалин (2000) предполагает, что истинная распространенность пневмоний у детей выше официальных цифр и составляет 1000 и более на 100 000 детей соответствующего возраста.

Вопросы заболеваемости детей пневмонией, смертности и летальности от нее вызывают постоянный интерес у научных исследователей. По материалам научных комплексных исследований здоровья населения, в том числе приуроченных к Всесоюзным переписям населения, динамику распространенности пневмоний можно проследить с 1955 года.

Заболеваемость и смертность у детей от пневмоний в РСФСР изучалась в 70-е годы. Тогда заболеваемость пневмонией у детей первого года жизни составляла 200,3-130,8 (на 1000), а среди детей всех возрастов – 53,5-25,4 (на 1000). Позже Д.И. Зелинской (2000) был проведен специальный анализ заболеваемости детей пневмонией и смертности от нее в различных регионах России. Было показано, что уровень заболеваемости и смертности детей от пневмонии зависит от внедрения научных разработок в практическую деятельность врачей педиатров, четкой организации всей работы по медицинскому обслуживанию детей, улучшения материально-технической базы медицинских учреждений.

В последние десятилетия внимание исследователей обращено на рост распространенности у детей хронической бронхолегочной патологии, среди которой лидирует бронхиальная астма. По данным литературы, ее распространенность среди детского населения весьма значительна – 6-12 %. Нарастает и тяжесть течения заболевания. Отмечается значительное его омоложение: в последние годы бронхиальная астма встречается у детей первых лет и даже первых месяцев жизни.

Наиболее надежные и сравнимые данные по распространенности симптомов болезни во многих странах мира были получены за последние годы в связи с внедрением и распространением программы ISAAC (International Study of Asthma and Allergy in Childhood).

В нашей стране первое исследование, выполненное по опросникам ISAAC, было проведено в г. Новосибирске в 1999–2000 гг. по инициативе академика РАМН А.Г. Чучалина и под патронажем проф. Д. Шарпена (Франция). Было анкетировано 7168 детей, отобранных согласно протоколу программы методом случайной выборки. Оказалось, что на симптомы бронхиальной астмы жаловались 23,4 % детей в возрасте 13–14 лет, подобные симптомы отмечали родители 27,8 % первоклассников. При этом диагноз бронхиальной астмы учреждениями практического здравоохранения был зафиксирован только у 2,4 % детей, что свидетельствует о регистрации в основном тяжелых форм заболевания.

Данные, полученные с использованием опросника ISAAC, на порядок отличались от официальной статистики не только в Новосибирске, но и в других городах и районах области, и приближались как в отношении распространенности симптомов астмы, так и в оценке структуры болезни по тяжести к полученным данным в других странах.

В структуре хронической бронхолегочной патологии заболеваемость хроническим бронхитом занимает небольшой удельный вес, однако по тяжести течения и риску развития инвалидизации детей и неблагоприятных исходов является весьма значимой. Следует отметить, что при эпидемиологических исследованиях была выявлена гипердиагностика данного заболевания. Так, при верификации диагнозов в 23 % случаев этот диагноз был снят. В 19 % случаев это были часто болеющие дети с хроническим очагом инфекции в носоглотке, в 3 % случаев – с аллергическими заболеваниями легких: астматический бронхит, аллергический бронхит.

Частота хронической пневмонии составляет 0,6–1,8 на 1000 детского населения, в ее основе чаще всего лежат врожденные аномалии легких, «скрытые пороки» развития, недостаточность местного иммунитета бронхов и цилиарная дискинезия. По данным литературы, на долю наследственной и врожденной патологии приходится от 4,6 до 20 % всех случаев.

Болезни органов дыхания вносят основной вклад в формирование так называемой группы часто болеющих детей. На их долю приходится от 25 до 50 % всех заболеваний детей школьного возраста.

Частота инвалидности, возникшей в результате БОД, в России, по данным 2009 года, составляет 5,6 на 10 000 детей в возрасте 0-17 лет. В структуре инвалидности по обусловившему заболеванию среди соматической и инфекционной патологии она занимает третье место. По мере взросления у детей распространенность инвалидности вследствие БОД увеличивается и достигает максимального уровня в возрасте 15–17 лет. Наиболее значимыми в ее развитии являются астма и астматические состояния, которые в РФ занимают 87,4 % в структуре всех БОД, приведших к инвалидности. Максимальный уровень инвалидности в связи с астмой и астматическими состояниями отмечается в возрасте от 10 до 17 лет.

Как свидетельствуют данные литературы, бронхиальная астма составляет 90 % общего числа детей с инвалидностью вследствие хронической бронхолегочной патологии. По мнению многих авторов, реальное число детей-инвалидов вследствие бронхиальной астмы значительно превышает данные официальной статистики и ежегодно увеличивается.

Распространенность БОД не только определяет показатели общей заболеваемости, но и влияет на уровень смертности детей, особенно раннего возраста. Основную часть в структуре причин смертности детей от БОД занимает острая пневмония. В отдельных регионах (особенно Восточной Сибири) показатели младенческой смертности от пневмонии достигали значительных показателей (в 2008 г. 1,9 на 1000 родившихся живыми). Ни в одной европейской стране не зарегистрированы столь высокие уровни.

БОД являются наиболее предотвратимой причиной потерь здоровья детского населения. В этой связи чрезвычайно актуален анализ данных о динамике заболеваемости детей БОД, особенностей формирования инвалидности, летальности и смертности от них, что позволяет определить степень предотвратимости неблагоприятных исходов и пути совершенствования медицинской помощи детям с даной патологией.

 

5.2.2. Исчерпанная заболеваемость болезнями органов дыхания

Суммарная исчерпанная заболеваемость по классу БОД у детей различного возраста и пола в 20 территориальных образованиях различного уровня представлена в табл. 5.6. Из нее видно, что минимальные значения заболеваемости приходятся на первый год жизни. Своего пика легочная патология достигает на четвертом году жизни ребенка. Затем происходит достоверное снижение ее уровня, и в раннем дошкольном возрасте показатель становиться в 1,7 раза ниже по сравнению с ранним детским возрастом (1792,0 против 3061,1‰). Своих минимальных значений распространенность БОД достигает в когорте старших подростков (1521,1-1347,7‰).

Необходимо отметить отсутствие четких половых различий в подавляющем большинстве возрастных категорий, не превышающих 5–7%. Возрастно-половое распределение исчерпанной заболеваемости по классу БОД у детей различного возраста и пола в 20 территориальных образованиях различного уровня представлено в табл. 5.7.

Таблица 5.6. Исчерпанная заболеваемость по классу болезней органов дыхания в территориальных образованиях различного уровня (на 1000 детей соответствующего возраста и пола)

Выше указывалось, что заболеваемость в настоящее время рассматривается не только как показатель состояния здоровья, но и как показатель качества и уровня жизни в том или ином территориальном образовании, а также как индикатор деятельности служб здравоохранения. Если исходить из этих утверждений, то в представленных группах территорий должен иметь место существенный разброс показателей. Фактически эти предположения оправдываются. Из табл. 5.7 видно, что в целом у детей 0-17 лет больших городов исчерпанная заболеваемость превышает таковую в малых городах и сельских районах, соответственно, на 28,1 и 38,6 %. Примерно такие же различия фиксируются среди мальчиков (30,6 и 39,3 %) и девочек (29,2 и 37,8 %). Наибольший разброс фиксировался между большими и малыми городами и сельскими районами среди 15-17-летних подростков, наименьший – среди детей младшего возраста.

Таблица 5.7. Возрастно-половое распределение исчерпанной заболеваемости по классу болезней органов дыхания в территориальных образованиях (на 1000 детей соответствующего возраста и пола)

Особое место занимали показатели БОД у детей младенческого возраста, где полюс высоких значений доминировал в малых городах. Заболеваемость в других территориях была практически одинаковой. Не располагая специальными материалами, но судя по нашим данным, более высокие уровни БОД в больших городах следует связывать с факторами внешней среды. Есть основания предполагать, что более высокие значения БОД в сельских районах связаны с диагностированием скрытой заболеваемости, выявляемой при медицинских осмотрах.

Для более полной характеристики БОД у детей больших городов были представлены две наиболее часто встречающиеся нозологические формы: острый ларингит и бронхиальная астма (табл. 5.8–5.10).

Как видно из табл. 5.8, уровень острого ларингита у младенцев начинает интенсивно проявляться на 1–2 году, достигая максимума у дошкольников. В дальнейшем наблюдается тенденция к снижению и некоторая стабилизация показателя у подростков 15-17-летнего возраста, что связано у них с повышением адаптационных возможностей.

Таблица 5.8. Исчерпанная заболеваемость острым ларингитом и бронхиальной астмой у детей больших городов (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Таблица 5.9. Исчерпанная заболеваемость острым ларингитом и бронхиальной астмой у детей малых городов (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Таблица 5.10. Исчерпанная заболеваемость острым ларингитом и бронхиальной астмой у детей сельской местности (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Следует отметить, что пик острого ларингита во всех территориальных образованиях отмечен у детей в возрасте 3–6 лет. Причем максимум сохраняется в малых городах – 132,9‰ против 92,6‰ – в больших городах и 114,7 – в сельской местности.

Эволюция показателей острого ларингита в малых городах (см. табл. 5.9) в целом и по отдельным возрастным группам по форме имеет сходство с детьми больших городов, однако на более высоком уровне. Разница показателей по различным возрастным категориям находится в интервале 25,7-43,2 %. Кривая возрастных изменений острого ларингита у детей, проживающих в сельской местности, характеризуется последовательным подъемом от самой младшей возрастной группы (до года жизни), где она имеет самый низкий уровень (см. табл. 5.10).

Одной из гипотез сложившегося статуса является регистрация повторных визитов с данным заболеванием как первичных. В результате повышается уровень острого ларингита, в то же время повозрастная структура остается неизменной.

Вектор распространенности бронхиальной астмы характеризуется повышением от младших к старшим возрастным группам. Разница полярных показателей при этом у детей до 1 года и у 15-17-летних подростков составляет более чем 11 раз.

Общий уровень бронхиальной астмы в малых городах мало чем отличается от такового у детей больших городов. Однако внутренняя картина несколько иная. Пик бронхиальной астмы фиксируется в возрастной группе 7-10– и 11-14-летних и некоторым снижением уровня у подростков 15–17 лет.

Далее с переходом к более старшим группам показатель достигает максимума у детей дошкольного возраста и является водоразделом, ведущим к снижению исчерпанной заболеваемости у детей 7-10и 1 -14 лет. Самое низкое значение острого ларингита среди 15-17-летних подростков указывает на постепенное стирание граней между возрастом и заболеванием верхних дыхательных путей.

В табл. 5.10 наглядно прослеживаются основные тенденции изменения уровня бронхиальной астмы в зависимости от возраста: по мере его увеличения происходит неуклонный рост данного заболевания вплоть до младшей подростковой группы (11–14 лет), показатель которой выше, чем у подростков 15-17-летнего возраста почти в 2 раза. В то же время суммарный уровень бронхиальной астмы у детей младшей возрастной группы (0-14 лет) и итоговое значение данного заболевания у детей в целом (0-17 лет) идентичны, но все же повозрастные показатели более четко характеризуют рассматриваемую проблему.

 

5.2.3. Распространенность болезней нервной системы

VI класс «Болезни нервной системы» согласно Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ-10), включает в себя И групп, объединяющих 343 нозологических единицы:

G00-G09 Воспалительные болезни центральной нервной системы;

G10-G13 Системные атрофии, поражающие преимущественно центральную нервную систему;

G20-G26 Экстрапирамидные и другие двигательные нарушения;

G30-G32 Другие дегенеративные болезни нервной системы;

G35-G37 Демиелинизирующие болезни центральной нервной системы;

G40-G47 Эпизодические и пароксизмальные расстройства;

G50-G59 Поражения отдельных нервов, нервных корешков и сплетений;

G60-G64 Полиневропатии и другие поражения периферической нервной системы;

G70-G73 Болезни нервно-мышечного синапса и мышц;

G80-G83 Церебральный паралич и другие паралитические синдромы;

G90-G99 Другие нарушения нервной системы.

По данным ВОЗ, в мире от патологии нервной системы страдают сотни миллионов людей. Так, только случаев эпилепсии в мире зафиксировано 50 млн, с болезнями сосудов мозга – 62 млн пациентов, 326 млн страдают мигренью, 24 млн – болезнью Альцгеймера и другими видами деменции. Такая распространенность данного класса болезней, а также высокий удельный вес инвалидизирующих состояний определяют его высокое медикосоциальное значение.

По имеющимся сведениям, в мире у 10 % детей фиксируются нервно-психические заболевания. Поступательный рост числа детей с патологией нервной системы выдвигает данную проблему в число глобальных, общественных.

Уровень первичной заболеваемости болезнями нервной системы у детей 0-14 лет в нашей стране в течение 20 лет неуклонно растет (рис. 5.1).

Только за один 2008 год в стационарах государственных и муниципальных медицинских учреждений страны была оказана помощь 309,9 тыс. детям с заболеваниями нервной системы. В 2010 г. число детей с впервые установленным заболеванием нервной системы достигло 928,5 тыс., превысив уровень предыдущего года более чем на 100 тыс.

Спектр неврологической патологии меняется от периода новорожденное™ к подростковому. Учитывая первично хронический характер неврологических нарушений, приобретенных в перинатальный период, их четкую связь со здоровьем будущей матери и характером протекания беременности и родов, можно предполагать, что отмечаемый многими авторами рост заболеваемости по данному классу болезней у новорожденных и, следовательно, во всей детской популяции будет сохранять свой положительный тренд.

Рис. 5.1. Первичная заболеваемость по классу «Болезни нервной системы» у детей 0-14 лет в 2000 – 2010 гг., РФ (на 100 тыс. населения соответствующего возраста)

По мере роста и развития ребенка растет удельный вес болезней нервной системы, развивающихся в результате таких внешних воздействий, как травмы, стрессы, нейроинфекции.

Среди инфекций, оставляющих серьезные нарушения в неврологическом статусе детей, выделяется менингит. Уровень заболеваемости менингококковой инфекцией в России сегодня расценивается как эпидемический. Особенно опасен менингит, обусловленный гемофильной палочкой. В различных странах частота менингитов, вызванных этим возбудителем, у детей составляет в среднем 21 случай на 100 тыс. в год. В России на него падает 39 % всех менингитов у детей до 5 лет.

В последнее время по классу болезней нервной системы существенные изменения претерпела структура заболеваемости у детей школьного возраста. Так, у младших школьников возрос удельный вес невротических и вегетативных расстройств, отмечаются жалобы на головные боли различного характера, быструю утомляемость, снижение работоспособности, нарушение сна и аппетита. Частота выявления церебрастенического синдрома составила 36,2 %, среди наиболее частых его причин – последствия ушибов головы, сотрясений мозга, менингоэнцефалитов. Отмечается высокая распространенность нарушений вегетативной реактивности: гиперсим-патикотонии (28,6 %), асимпатикотонии (30,4 %).

У старшеклассников одной из распространенных форм неврологичекой патологии является синдром вегетативной дисфункции, проявляющийся самыми различными неврологическими симптомами, с сопутствующим снижением качества жизни и успеваемости, риском развития хронических заболеваний. Школьники с синдромом вегетативной дисфункции расцениваются педиатрами как пациенты с отягощенным соматическим статусом.

Результаты научных исследований последних лет свидетельствуют, что транзиторные ишемические атаки, цефалгии, цервикалгии и другие серьезные неврологические нарушения, обнаруживаемые в подростковом возрасте, недооцениваются и неверно трактуются детскими неврологами, необоснованно переадресуются к психиатрам, а в последствии, чаше всего, приводят к необратимым осложнениям.

У детей раннего возраста поражения центральной нервной системы-ведущая причина инвалидности, среди них на первом месте находится детский церебральный паралич.

Дети с инвалидностью по классу болезней нервной системы в нашей стране занимают по частоте стабильно второе место после психических расстройств и расстройств поведения. Их численность в интервале с 2000 по 2010 гг. снизилась весьма незначительно (со 118,3 до 111,0 тыс.), однако удельный вес среди детей-инвалидов даже вырос (с 21,3 до 22,4 %).

Изложенное выше свидетельствует о высоком медико-социальном значении болезней нервной системы даже при низкой роли данного класса в структуре младенческой и детской смертности.

 

5.2.4. Исчерпанная заболеваемость по классу болезней нервной системы

Максимальный уровень исчерпанной заболеваемости по классу болезни нервной системы отмечается у детей первого года жизни (554,5‰), что обусловлено проблемами внутриутробного развития плода, патологией беременности и родов (табл. 5.11). Ее минимальные значения фиксируются у дошкольников (223,1‰) и детей раннего школьного возраста (218‰).

Начиная с 12 лет, происходит заметное повышение уровня заболеваемости, пик которого регистрируется у подростков 15–17 лет (354,4‰).

Особенности заболеваемости по данному классу болезней в зависимости от половой принадлежности ребенка характеризуются тем, что по большинству возрастов ее уровень выше у мальчиков, а в возрасте 15–16 лет – у девочек.

В зависимости от места проживания уровень исчерпанной заболеваемости по классу болезней нервной системы был максимальным у детей, проживающих в малых городах (357,2‰), несколько ниже – у детей села (328,9‰) и проживающих в больших городах (305,5‰; табл. 5.12). Этот сложившийся разрыв связан не только с возрастной спецификой. В группе младенцев, проживающих в больших городах, выявляется более высокий уровень исчерпанной заболеваемости, нежели в других территориальных образованиях, и превышает их показатели, соответственно, на 15,5 и 33,8 %.

Таблица 5.11. Исчерпанная заболеваемость по классу болезней нервной системы (на 1000 детей соответствующего возраста и пола)

Отмеченный факт обусловлен более широкими возможностями выявления неврологических нарушений у детей первого года жизни в больших городах, где сконцентрированы кадры высокой квалификации, лучше материально-техническая база учреждений здравоохранения, включая современные диагностические технологии.

У детей дошкольного и особенно школьного возрастов обнаруживается обратный характер динамики показателей в различных поселениях. Более высокие возрастно-половые значения заболеваемости перемещаются сначала от больших городов к малым, а затем к сельским поселениям.

Таблица 5.12. Возрастно-половое распределение исчерпанной заболеваемости по классу нервных болезней в территориальных образованиях (на 1000 детей соответствующего возраста и пола)

Одна из особенностей исчерпанной заболеваемости у детей в больших городах связана с эпизодическими и параксизмальными расстройствами (ЭПР), что проявляется стабильным трендом повышения их уровней в каждой последующей возрастной группе, начиная с детей до 1 года (табл. 5.13). Характерно, что с увеличением возрастной категории в сравнении с предыдущей темп несколько замедляется (2,1; 1,7; 1,2 раза).

Таблица 5.13. Исчерпанная заболеваемость эпизодическими и пароксизмальными расстройствами и ДЦП у детей больших городов (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Более выраженное изменение темпа ЭПР (2,7 раза) констатируется среди 15-17-летних подростков относительно группы 0-14-летних. Данный разрыв – явление не случайное и свидетельствует о важной значимости здоровьесберегающих технологий в отношении подростков старшего возраста.

Реабилитация детей с детским церебральным параличом (ДЦП) имеет лучшие результаты при ранней постановке диагноза. Однако, устанавливая факт исчерпанной заболеваемости у детей с данным диагнозом, иллюстративные материалы показали, что более высокие значения, превышающие в 1,5–2 раза показатели у детей до 1 года, фиксируются в раннем, дошкольном и раннем школьном возрастах. Как полагают клиницисты, для ранней диагностики достаточно проявлений непрогрессирующих двигательных нарушений, которые обычно возникают после рождения, и наличие специфических факторов риска в семье.

Низкая исчерпанная заболеваемость, связанная с ЭПР у детей в возрасте до года, проживающих в малых городах, сменяется более высокой в последующих возрастных группах у 11-14– и 15-17-летних подростков (табл. 5.14). Разрыв здесь достигает максимальных величин. Раскрытие механизма этих различий открывает возможности для регулирования снижения ЭПР.

Таблица 5.14. Исчерпанная заболеваемость эпизодическими и параксизмальными расстройствами и ДЦП у детей малых городов (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Анализ заболеваемости ДЦП в малых городах фиксирует внимание на максимально высоком его уровне у детей 3–6 лет. Этот момент представляется наиболее существенным и связан с подготовкой детей к школьному образованию и более частой обращаемостью в амбулаторно-поликлинические учреждения. Далее уровень ДЦП, с одной стороны, значительно снижается, а с другой – остается довольно стабильным не только у подростков младшей и старшей возрастных групп, но и в целом у детей 0-17 лет.

Среди детей села, страдающих ЭПР (табл. 5.15), определяются более низкие их значения относительно больших городов в целом и по ряду возрастных категорий.

Как видно из таблицы, наиболее высокие и практически одинаковые уровни отмечаются в трех возрастных группах, начиная от дошкольного и заканчивая детьми среднего школьного возраста. Полученные результаты отражают не только количественные, но и качественные аспекты, связанные с более ранним выявлением ЭПР у детей, проживающих на периферии регионов.

Таблица 5.15. Исчерпанная заболеваемость эпизодическими и пароксизмальными расстройствами и ДЦП у детей сельской местности (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Сравнительный анализ общих уровней ДЦП в селах и малых городах в целом у 15-17-летних подростков и детей 0-14 лет показал, что они различаются не более чем на 8,0-10,0 %. Наибольшие значения определяются у сельских детей дошкольного и раннего школьного возраста. Практически одинаковые показатели исчерпанной заболеваемости в сравниваемых территориальных образованиях объясняются тем, что дети из села наблюдаются педиатрами АПУ малых городов, где методика выявления данной патологии идентична для городских и сельских детей.

 

5.2.5. Распространенность болезней органов пищеварения

«Болезни органов пищеварения» – XI класс болезней по МКБ 10-го пересмотра – подразделялся на 6 субклассов:

12.1 Язва желудка и двенадцатиперстной кишки (К25-К26),

12.2 Гастрит и дуоденит (К29),

12.3 Функциональные расстройства желудка (К30-К31),

12.4 Неинфекционный энтерит и колит (К50-К52),

12.5 Болезни желчного пузыря, желчевыводящих путей (К80-К83),

12.6 Болезни поджелудочной железы (К85-К86),

а с 2009 г. дополнительно были выделены болезни печени (К70-К76).

Болезни органов пищеварения занимают одно из ведущих мест в структуре соматической патологии у детей в мире и представляют собой серьезную медико-социальную проблему ввиду высокой их распространенности, сопутствующему снижению качества жизни и инвалидизации.

Особое внимание к болезням органов пищеварения у детей и подростков обусловлено и тем, что впервые возникшие в этом возрастном периоде, они в большинстве случаев приобретают непрерывно рецидивирующий и хронический характер со склонностью к прогрессированию и сочетанному поражению органов пищеварения, определяя затем этот класс болезней во взрослом периоде жизни.

Согласно данным литературы, частота болезней органов пищеварения среди детей до 14 лет в последнее десятилетие увеличилась на 30 %, а у подростков 15–17 лет – более чем на 40 %.

Среди важнейших факторов, обусловливающих возникновение, развитие и хронизацию болезней органов пищеварения, следует выделить пищевое поведение ребенка: его вкусовые предпочтения, диету, режим питания, зависящие от культурных, социальных, семейных, биологических составляющих. Отчетливая тенденция к увеличению числа больных с нарушением пищевого поведения, сопровождающегося тяжелыми сомато-эндокринными расстройствами и вызывающего стойкую психосоциальную дезадаптацию, отмечена в большинстве экономически развитых стран мира.

Распространение патологии данного класса болезней ширится, о чем, к примеру, свидетельствует динамика уровня впервые выявленных случаев болезней органов пищеварения среди детей 0-14 лет (рис. 5.2). Несмотря на некоторую тенденцию к стабилизации, тренд показателя продолжает сохранять свою положительную направленность.

Имеются гендерные различия в уровнях распространенности болезней органов пищеварени: девочки страдают ими существенно реже.

Уровни показателя в различных регионах колеблются в широких пределах. Обследование детей, проживающих в сельской местности, позволило установить, что у них болезни органов пищеварения по распространенности уверенно стоят на первом месте (С.А. Молодцов, 2009 г.). При сходной с динамикой показателя в целом по стране в детской популяции Татарстана выявлено, что самые высокие значения достигаются к 14 годам, но далее происходит заметное их снижение (Л.С. Сафиуллина, 2003 г.).

Рис. 5.2. Первичная заболеваемость по классу «Болезни органов пищеварения» у детей 0-14 лет в 1990 – 2010 гг., РФ (на 100 тыс. населения соответствующего возраста)

Среди болезней желудочно-кишечного тракта первые три ранговых места занимают хронические гастриты (33,9 %), болезни органов полости рта и заболевания желчевыводящих путей (по 19,5 %). Причем, согласно литературным данным, наиболее частыми формами гастроэнтерологической патологии у детей являются хронические гастриты и гастродуодениты, которые в 60–80 % случаев ассоциированы с Helicobacter pylori.

Эпидемиологические и клинические результаты исследований свидетельствуют о высокой распространенности дисфункциональных расстройств билиарной системы. В группе болезней органов пищеварения эта нозология занимает второе ранговое место после хронических гастритов.

Большую группу заболеваний, относящихся к функциональной патологии желудочно-кишечного тракта, составляют такие клинические состояния, как синдром раздраженного кишечника, функциональный метеоризм, функциональный запор, функциональная диарея и неспецифические функциональные расстройства кишечника.

На начало 2011 г. класс болезней органов пищеварения был причиной инвалидности у 1,1 % детей, а его удельный вес среди причин смерти детей в возрасте 0-14 лет составлял 0,8 %. Все это наряду с высоким уровнем распространенности определяет медико-социальную значимость болезней органов пищеварения в детском возрасте.

 

5.2.6. Исчерпанная заболеваемость болезнями органов пищеварения

Максимальные значения исчерпанной заболеваемости, связанные с болезнями органов пищеварения, в детской популяции приходятся на ранний возраст, отдельные периоды раннего школьного возраста, препубертатный и пубертатный периоды (табл. 5.16).

Обращают на себя внимание низкие показатели заболеваемости у детей в возрасте 4–5 лет, а максимально высокие – у 17-летних. Данный феномен, по-видимому, связан с кумулятивным влиянием внешней среды и образа жизни.

Особенностью гендерной составляющей исчерпанной заболеваемости, связанной с болезнями органов пищеварения, является превалирование женской популяции в 18 возрастно-половых группах. В целом у детей 0-17 лет такой разрыв составляет 1,1 раза. Наибольшая его интенсивность (1,35 раза) констатируется среди девушек 15 лет. Полученные данные явно не вписываются в порядок возрастно-половых особенностей большинства классов болезней, где фиксируются более высокие показатели у детей мужского пола. Можно предположить, что данный феномен вызван характерологическими особенностями и образом жизни девочек, у которых чаще проявляются неврологические нарушения, обусловливающие болезни органов пищеварения.

Таблица 5.16. Исчерпанная заболеваемость по классу болезней органов пищеварения (на 1000 детей соответствующего возраста и пола)

При изучении исчерпанной заболеваемости зависимости от места проживания детей, были установлены три медико-статистические особенности. Во-первых, суммарный показатель был самым высоким в больших городах (табл. 5.17). Свидетельством влияния факторов, связанных с местом жительства в крупных региональных центрах, является максимально высокая заболеваемость болезнями органов пищеварения у младенцев и детей раннего возраста, которая превышает на 35–40 % таковую в малых городах и на 25–35 % – в сельской местности. С увеличением возраста различия заметно уменьшаются, а то и нивелируются.

Таблица 5.17. Возрастно-половое распределение исчерпанной заболеваемости по классу болезней органов пищеварения (на 1000 детей соответствующего возраста)

Вторая особенность заключается почти в полной идентичности показателей заболеваемости в большинстве возрастных групп, проживающих в малых городах и сельских районах.

Третья особенность связана с половыми различиями внутри отдельных возрастных групп. Если размах колебаний между детьми различного возраста мужского и женского пола в больших и малых городах не достигает 15 %, то в сельских районах он доходит до 30 %. Причем более высокие различия относятся к возрастной группе девушек 15-17-летнего возраста.

Среди болезней органов пищеварения наибольшую распространенность у детей больших городов получили гастрит и дуоденит (табл. 5.18). Важно отметить, что в раннем возрасте часто регистрируются функциональные расстройства желудка, которые с возрастом нередко трансформируются в органические поражения слизистой оболочки пищеварительного тракта.

Как следует из табл. 5.18, количественная сторона гастрита, дуоденита с возрастом многократно возрастает, особенно в период раннего детства в сравнении с детьми до года (4,6 раза). В дальнейшем происходит ослабление темпа увеличения. Однако распространенность данной нозологии у подростков 15-17-летнего возраста превышает показатель у детей 0-14 лет в 3,1 раза.

Таблица 5.18. Исчерпанная заболеваемость гастритом, дуоденитом и болезнями желчного пузыря и желчевыводящих путей у детей больших городов (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Сходные процессы просматриваются и в отношении распространенности болезней желчного пузыря и желчевыводящих путей у детей больших городов. Более высокие значения анализируемой патологии в сравнении с гастритом и дуоденитом отмечены среди дошкольников и детей раннего школьного возраста. Последнее связано с изменением характера и частоты питания при поступлении в школу. В целом же сравнительный анализ, проведенный между двумя нозологическими категориями и возрастом, обнаруживает в различной степени выраженности общую для всех последующих возрастных групп закономерность – увеличение заболеваемости.

Возрастные особенности заболеваемости гастритом, дуоденитом детей малых городов в сравнении с большими городами, представленные в табл. 5.19, показали, что, несмотря на более низкий уровень патологии данного профиля, их структура оказалась идентичной. Некоторые различия в формировании гастрита, дуоденита у детей двух территориальных образований связаны с различной обеспеченностью педиатрической службы врачами-гастроэнтерологами.

Таблица 5.19. Исчерпанная заболеваемость гастритом, дуоденитом и болезнями желчного пузыря и желчевыводящих путей у детей малых городов (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Анализ болезней желчного пузыря и желчевыводящих путей у детей малых городов позволил выявить взаимосвязь между возрастными группами и показателями заболеваемости. Наибольший рост заболеваемости по этому классу проявляется в возрастной группе 3–6 лет в сравнении с детьми раннего возраста – 1–2 лет (+2,5 раза). При этом скорость увеличения заболеваемости в дальнейшем у детей 7-10 лет в сравнении с дошкольниками снижалась в 1,6 раза. Процесс замедления заболеваемости продолжается вплоть до возраста 11–14 лет. Далее у подростков 15-17-летнего возраста тенденция роста показателя усиливалась.

Исчерпанная заболеваемость гастритом и дуоденитом у детей сельской местности (табл. 5.20) по общему показателю и отдельным возрастным группам до некоторой степени повторяет аналогичную структуру распространенности представленных нозологических категорий в малых городах. Увеличение показателей в каждой последующей возрастной группе в сравнении с предыдущей от 1,2 до 4 раз отражает влияние возраста на уровень заболеваемости, достигая максимума в части гастрита и дуоденита у подростков 15–17 лет – 94,5‰ и болезни желчного пузыря и желчевыводящих путей у детей 11–14 лет – 27,8‰.

Таблица 5.20. Исчерпанная заболеваемость гастритом, дуоденитом и болезнями желчного пузыря и желчевыводящих путей у детей сельской местности (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Вектор динамики повозрастных показателей болезни желчного пузыря и желчевыводящих путей со стойкой тенденцией повышения уровней определяет особенности их увеличения в старших возрастных группах. Следует все же отметить, что распространенность патологии данного вида у сельских детей значительно ниже, чем у их сверстников в больших и малых городах. Полученные данные свидетельствуют, что показатели исчерпанной заболеваемости при проведении медицинских осмотров в значительной степени зависят от уровня квалификации специалистов узкого профиля при установлении искомой патологии. В целом же представленные данные по всем территориальным образованиям отражают общую закономерность более высокого уровня исчерпанной забоолеваемости с увеличением возраста.

 

5.2.7. Распространенность болезней глаза и его придаточного аппарата

VII класс «Болезни глаза и его придаточного аппарата» включает 11 рубрик. Для детей наибольшую распространенность имеют: Н49-Н52 Болезни мышц глаза и нарушение содружественного движения глаз, аккомодации и рефракции, в частности косоглазие (Н50.6– Н50.9), Н53-Н54 Зрительные расстройства, слепота.

Охрана зрения населения относится к числу важных медико-социальных проблем современного общества, что обусловлено не только уникальной ролью зрительного анализатора, но и высокой, неуклонно возрастающей распространенностью болезней глаза во всем мире.

Величина показателя заболеваемости органа зрения, по данным ряда авторов, заметно колеблется, что объясняется как региональными особенностями, так и разными подходами к изучению распространенности патологии. Так, по данным Н.В. Хватовой (2004), в Иванове заболеваемость по обращаемости составила 172,3 на 100 детского населения. По материалам С.М. Омаровой (2009), этот показатель оказался значительно меньше – 120,4‰.

В Российской Федерации за период 2004–2008 гг. частота впервые выявленной заболеваемости болезнями глаза составляла от 5243,2 до 5785,6 на 100 тыс. детей 0-14 лет. Затем частота данной патологии снижается до 4316,6-5429,0 на 100 тыс. детей в возрасте 15–17 лет.

Основное место в классе глазных болезней занимает миопия. По данным В.Д. Нероева (2009), в последние годы частота впервые выявленной заболеваемости миопией у детей оставалась стабильной (4728,1-4747,8), а у подростков отмечался ее рост – с 3769,8 до 4028,8 (на 100 тыс. соответствующего возраста).

Доля впервые установленной миопии среди всех зарегистрированных случаев нарушения остроты зрения в детском возрасте занимает около у4 (22,1-24,8 %). Ее частота в различные годы регистрировалась в пределах 1000,3-1293,1‰.

Среди детей младшего возраста нередко возникает косоглазие, а также болезни глазного дна.

Важной медико-социальной проблемой является ретинопатия недоношенных. По данным зарубежных авторов, ее распространенность достигает 20 %.

При обследовании в штате Кентукки (США) детей в возрасте 3–6 лет, поступающих в школу, у 13,9 % была выявлена аномалия рефракции и назначена очковая коррекция. В результате массовых осмотров детей 4-15 лет, проживающих в Дании, нарушения зрения диагностированы в 31 % случаев. По данным популяционного исследования, почти V5 часть (18 %) всех случаев нарушения зрения у детей не поддается коррекции.

 

5.2.8. Исчерпанная заболеваемость по классу болезни глаза и его придаточного аппарата

Анализируя данные об исчерпанной заболеваемости глаза и его придаточного аппарата среди детского населения 0-17 лет, обнаружена четкая тенденция к повышению уровня патологии данного класса (табл. 5.21). Доминирующие позиции заняли 15-17-летние подростки.

Таблица 5.21. Исчерпанная заболеваемость по болезням глаза и его придаточного аппарата (на 1000 детей соответствующего возраста и пола)

Установлено, что уровни исчерпанной заболеваемости у мальчиков и девочек за редким исключением до 7-летнего возраста не имеют различий. Далее среди гендерных показателей просматриваются выраженные особенности. У детей женского пола показатели значительно выше: от 20 % у 11-летних до 30 % у 14-летних подростков.

Таким образом, можно отметить, что фактором объективного характера, оказывающим определенное влияние на уровень болезней глаза, является пол ребенка. Значение этого фактора возрастает у девочек, начиная с 8-летнего возраста, с последующей выраженной дифференциацией различий.

Данные о возрастно-половых особенностях заболеваемости в связи с болезнями глаза и его придаточного аппарата в территориальных образованиях различного уровня представлены в табл. 5.22. Наиболее высокий уровень зрительных нарушений отмечен в сельских районах, который на 19,4 % превышает объединенный показатель больших городов и на 9,2 % – объединенный показатель малых городов. Выявленный факт напрямую связан с особенностями организации и низкими профилактическими возможностями охвата сельских детей современным обследованием и наблюдением.

Показатели исчерпанной заболеваемости, обусловленные болезнями глаза и его придаточного аппарата в возрастном аспекте, носят противоречивый характер. Если значения зрительных нарушений у детей первого года жизни больших городов превышает аналогичные показатели в малых городах на 14,6 %, то различия с сельскими поселениями носят обратный характер (-13,6 %). Аналогичные изменения прослеживаются и у детей раннего возраста.

Полученные результаты объясняются высокой концентрацией преждевременных родов, в том числе рождением детей с низкой массой тела, в акушерских стационарах больших городов. В этих случаях у недоношенных новорожденных часто возникают проблемы, связанные с нарушением зрительного аппарата. По мере увеличения возраста детей и оказания адекватной медицинской помощи положение со зрением в большинстве своем не меняется. Начиная с дошкольного возраста, показатели исчерпанной заболеваемости у детей больших городов имеют уровень заметно ниже, чем в малых городах и сельских районах.

Гендерная составляющая зрительных нарушений в зависимости от места жительства везде характеризуется преобладанием лиц женского пола, начиная с возрастной категории 7-10 лет. Наибольший коэффициент соотношений девочек к мальчикам (1,4) констатируется среди 11-14-летних подростков больших городов, среди 15-17-летних соотношение снижается до 1,25. В сельских районах разрыв в таких показателях менее заметен. Среди класса болезней глаза и его придаточного аппарата большую нозологическую группу представляют болезни мышц глаза (БМГ) и нарушение содружественного движения глаз, аккомодации и рефракции (табл. 5.23).

Данные нарушения начинают активно формироваться у детей больших городов, не достигших года жизни. Среди детей младшего возраста (1–2 года) проявление БМГ в сравнении с предыдущей группой увеличивается на 88,5 %. Столь значительное повышение связано, во-первых, с недиагностированной патологией после рождения, во-вторых, за счет новых случаев. С повышением возраста рассматриваемая патология продолжает свой рост и достигает апогея среди подросткового контингента 15–17 лет.

Миопия, входящая в состав БМГ, имела место у каждого пятого ребенка. С возрастом ее распространенность постепенно увеличивается. Начиная с раннего школьного возраста, происходит 5-кратный подъем показателя, связанного с близорукостью, который достигает максимума у 15-17-летних подростков. Нет необходимости доказывать, что такой тренд связан с повышением школьных нагрузок на зрительный аппарат и нарушением гигиенического режима, рекомендуемого СПиНами, в связи с работой на электронных устройствах.

У детей, живущих в малых городах (табл. 5.24), итоговый показатель БМГ имеет близкое значение к таковому в больших городах._Однако, повозрастные их уровни несколько иные и вплоть до периода дошкольного возраста более низкие. Резкое различие между показателями наступает в возрастной группе 7-10 лет. Уровень БМГ у детей малых городов возрастает на 143,0‰ в сравнении с группой дошкольников и продолжает увеличиваться до среднего школьного возраста. У подростков 15–17 лет происходит некоторое снижение уровня.

Таблица 5.22. Возрастно-половое распределение исчерпанной заболеваемости по классу болезней глаза и его придаточного аппарата (на 1000 детей соответствующего возраста и пола)

Таблица 5.23. Исчерпанная заболеваемость болезней мышц глаза и миопии у детей больших городов (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Таблица 5.24. Исчерпанная заболеваемость болезней мышц глаза и миопии у детей малых городов (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Таблица 5.25. Исчерпанная заболеваемость болезней мышц глаза и миопии у детей сельской местности (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Характерно, что миопия у детей малых городов, также как и в больших городах, регистрируется менее часто до начала поступления в школу. Затем показатели выравниваются, а итоговые значения больших и малых городов практически не имеют различий.

Сходные процессы, характеризующие болезни глаз и его придаточного аппарата, среди БМГ и миопии (см. табл. 5.25) происходят у детей сельских поселений. Низкие значения этих нозологических категорий вплоть до возрастной группы 3–6 лет резко увеличиваются в более старших возрастах.

При рассмотрении приведенных данных БМГ и миопии у детей 0-17 лет в трех территориальных образованиях практически не отличаются. Создается впечатление, что в сельских территориях и малых городах проводится четкая, однако несвоевременная диагностика болезней глаза. При этом качественные аспекты профилактики зрительных нарушений носят ограничительный характер.

 

5.2.9. Распространенность болезней кожи и подкожной клетчатки

XII класс «Болезни кожи и подкожной клетчатки» включает 2 субкласса: атопический дерматит (L20) и контактный дерматит (L23-L25). Помимо обозначенных субклассов, выделены еще 5 и 1-а форма: дерматит (экзема) (L30.9-L40) и его артропатическая форма (L40.5), лишай красный плоский (L43), дискоидная красная волчанка (L93.0), локализованная склеродермия (L94.0).

В виду отсутствия единства в методических подходах при изучении распространенности аллергических заболеваний статистические данные долгое время существенно различались как внутри страны, так и в сравнении с зарубежными. Повсеместное внедрение с 90-х годов прошлого века международной программы изучения бронхиальной астмы и аллергии ISAAC на основе стандартизованных методов, одобренной и рекомендованной ВОЗ для эпидемиологических исследований, делает получаемые авторами по всему миру результаты сопоставимыми.

В последние десятилетия в России, как и во всем мире, отмечается рост атопических заболеваний: на них приходится от 5 до 30 % общей заболеваемости по классу болезней кожи и подкожно-жировой клетчатки. Динамика роста касса болезней кожи и подкожной клетчатки представлена на рис. 5.3.

Болезни кожи и подкожной клетчатки в течение последних 14 лет занимают достаточно устойчивое место в структуре заболеваемости детского населения по России в целом, хотя и широко варьируют по ее субъектам. Так, в г. Липецке они занимают четвертое место по частоте, которая растет лишь немного быстрей, чем общая заболеваемость, в то время как в Рязани, по данным М.С. Ховрачева (2005), уровень заболеваемости по этому классу болезней в интервале 1999–2005 гг. вырос более чем вдвое: с 44,4 до 104,1‰.

Рис. 5.3. Первичная заболеваемость по классу «Болезни кожи и покожной клетчатки» у детей 0-14 лет в 1990–2010 гг., РФ (на 100 тыс. населения соответствующего возраста)

Первичная заболеваемость подростков болезнями кожи и подкожножировой клетчатки в Санкт-Петербурге составляла 67,0‰, в Новгороде – 99,2‰, а общая заболеваемость, соответственно, 13,3 и 132,5‰. Обращает внимание, что уровень заболеваемости, выявленный путем целенаправленных осмотров, в Санкт-Петербурге оказался почти на порядок выше – 502,2‰.

В целом по стране в 2010 г., по данным официальной статистики, этот класс болезней по уровню заболеваемости, установленной впервые, занимал четвертое ранговое место среди 0-14-летних и третье – среди 15-17-летних. Более того, среди детей с установленной инвалидностью 0,6 % приходится на болезни кожи и подкожной клетчатки.

В структуре данного класса заболеваний абсолютно преобладает атопический дерматит, который является одним из самых распространенных аллергических заболеваний детского возраста в мире. Эпидемиологические исследования, проводимые в европейских странах различными методами (анкетный, врачебные осмотры), показали, что диапазон колебаний показателя распространенности атопического дерматита во многих регионах чрезвычайно велик: от 1,3 % в Испании до 26 % в Норвегии.

Прогрессирующий рост заболеваемости атопическим дерматитом отмечен в последних десятилетиях прошлого века. Так, если в популяции детей различных европейских стран, рожденных до 1960-го года, распространенность атопического дерматита колебалась от 1,4 до 3,1 %, то у детей, рожденных в 60-70-е гг., увеличилась до 3,8–8,8 %, а среди рожденных после 1970-го г. – выросла до 20,4 %. На текущий момент его распространенность среди детей экономически развитых стран колеблется от 10 до 28 %, и в общей структуре аллергических заболеваний доля атопического дерматита составляет 50–75 %. Если до 60-х гг. XX века атопический дерматит отмечался у 2–3% всех детей, посещающих школу, а в 1960-1970-х гг. эта цифра возросла до 4–8%, то после 1980 г. она составила 9-12 %. Таким образом, атопический дерматит у детей – серьезная медико-социальная проблема, значимость которой обусловлена не только высоким уровнем распространения, но и значительным снижением качества жизни ребенка и его семьи, а также тем, что с него начинается «аллергический марш», который завершается развитием бронхиальной астмы, тяжелые формы которой приводят к инвалидизации. Однако, детям в возрасте от 0 до 3 лет, среди которых он наиболее распространен, инвалидность по этому заболеванию практически не устанавливается, а значит, и не обеспечивается положенная по существующим правовым нормам индивидуальная программа реабилитации.

Сохраняет актуальность изучение псориаза. Доля пациентов с псориазом в детском возрасте в общей структуре дерматологической патологии составляет 8-15 %, а среди госпитализированных детей – 22–30 %. Наибольшая манифестация – с развитием тяжелых форм заболевания, отмечаемая в подростковом периоде (47,2 %), преобладанием экссудативных форм, атипичной локализацией. Заболеванию свойственна половая диссоциация, проявляющаяся в большей мере среди девочек (57,2 %), чем у мальчиков (42,8 %). Наследственная отягощенность прослеживается в 32,8 % случаев и чаще по мужской линии.

Статистические исследования убедительно показывают тенденцию к повышению общего числа больных с гнойно-воспалительными заболеваниями мягких тканей. Частота фурункулов и карбункулов лица за последние годы выросла в 6,2 раза. У детей фурункулы лица составляют 42,04 % общего числа пациентов детского отделения с воспалительными заболеваниями челюстно-лицевой области. Наиболее часто они встречаются в возрасте 12–18 лет, особенно у лиц мужского пола (54,7 %), проживающих в экологически неблагополучных районах.

Таким образом, имея тенденцию к росту, болезни кожи и подкожной клетчатки устойчиво сохраняют средние ранговые места в десятке ведущих классов болезней в структуре общей заболеваемости детского населения страны.

 

5.2.10. Исчерпанная заболеваемость болезнями кожи и подкожной клетчатки

В табл. 5.26 представлены данные исчерпанной заболеваемости, связанные с болезнями кожи и подкожной клетчатки. Самые высокие значения показателя отмечены у детей второго года жизни, которые с возрастом имеют тенденцию к снижению.

Таблица 5.26. Исчерпанная заболеваемость по классу болезней кожи и подкожной клетчатки (на 1000 детей соответствующего возраста и пола)

Из таблицы видно, что показатели исчерпанной заболеваемости в данном классе болезней по своему уровню в зависимости от пола ребенка до 13-летнего возраста фактически не отличаются друг от друга. Затем начинают доминировать показатели у женской части детского населения.

Как показали материалы исследования, в различных территориальных образованиях характеристики показателей заболеваемости значительно отличаются друг от друга (табл. 5.27). Среди детской популяции 0-17 лет установлен наиболее высокий уровень исчерпанной заболеваемости в больших городах, превышающий таковой, соответственно, на 35,6 и 25,8 % в малых городах и сельских районах. Эта закономерность остается в силе и в других возрастных категориях, причем наибольшая степень различия проявляется, начиная с групп детей 7-10 лет и старше. Характерно, что сравнительный анализ исчерпанной заболеваемости между малыми городами и сельскими территориями не показывает столь выраженной разницы показателей, хотя она достаточно очевидна.

Обращают на себя внимание существенные гендерные различия исчерпанной заболеваемости среди детей сельских поселений, которые достигают максимума (41,2‰) среди 15-17-летних подростков, а также среди младенцев (17,5‰). Причем абсолютное лидерство по степени доминирования показателей принадлежит девочкам старших возрастных групп.

Таблица 5.27. Возрастно-половое распределение исчерпанной заболеваемости по классу болезней кожи и подкожной клетчатки (на 1000 детей соответствующего возраста и пола)

В связи с особенностями учета детей, страдающих атопическим дерматитом, анализ исчерпанной заболеваемости был проведен только по контактному дерматиту (табл. 5.28).

Контактный дерматит, входящий в класс болезней кожи и подкожной клетчатки, регистрируется во всех возрастных группах (см. табл. 5.28).

Таблица 5.28. Исчерпанная заболеваемость контактным дерматитом у детей больших городов (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Опираясь на данные больших городов, следует сказать, что наиболее высокие его уровни формируются в ранних возрастных периодах, у детей до 1 года и 1-2-летних. Приведенные данные показывают, что они в 1,8 и 2,7 раза выше, чем общий показатель. Поэтому факт раннего установления диагноза у детей данной группы заслуживает особого внимания для своевременно начатого лечения. С увеличением возраста распространенность контактного дерматита фиксируется значительно.

У детей малых городов (табл. 5.29) общий уровень контактного дерматита не имеет существенных различий с большими городами.

Таблица 5.29. Исчерпанная заболеваемость контактным дерматитом у детей малых городов (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Сравнение повозрастных показателей двух территориальных образований обнаруживает почти сходные данные у группы 0-14– и 15-17-летних детей подросткового возраста. Некоторое снижение значений у 0-2-летних компенсируется их повышением у дошкольников и детей раннего возраста.

Суммарный уровень контактного дерматита среди детей сельских поселений (табл. 5.30) более чем на 1/3 (37,3 %) ниже, чем в малых городах.

Таблица 5.30. Исчерпанная заболеваемость контактного дерматита у детей сельской местности (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Более высокие показатели характерны для детей ранних возрастных категорий. Полученные данные свидетельствуют о более низких диагностических возможностях врачей, оказывающих медицинскую помощь детям, проживающим в сельских районах.

 

5.2.11. Распространенность болезней костно-мышечной системы и соединительной ткани у детей

Класс XIII «Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани» в соответствии с Международной статистической классификацией болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ-10), включает 15 блоков (всего 525 нозологических единиц):

М00-М03 Инфекционные артропатии;

М05-М14 Воспалительные полиартропатии;

М 15-М 19 Артрозы;

М20-М25 Другие поражения суставов;

М30-М36 Системные поражения соединительной ткани;

М40-М43 Деформирующие дорсопатии;

М45-М49 Спондилопатии;

М50-М54 Другие дорсопатии;

М60-М63 Болезни мышц;

М65-М68 Поражения синовиальных оболочек и сухожилий;

М70-М79 Другие болезни мягких тканей;

М80-М85 Нарушения плотности и структуры кости;

М86-М90 Другие остеопатии;

М91-М94 Хондропатии;

М95-М99 Другие нарушения костно-мышечной системы и соединительной ткани.

Проблема ортопедической заболеваемости актуальна не только в нашей стране, но и во всем мире. Исполнительный комитет ВОЗ принял решение считать период 2000–2010 гг. десятилетием, посвященным изучению, лечению и предупреждению заболеваний костно-мышечной системы.

В России число детей, больных ортопедическими заболеваниями, постоянно растет. В настоящее время, по официальным данным, среди детей в возрасте до 18 лет они составляют 2,6 млн человек, при этом из них более 25 тыс. признаны инвалидами. Показатель заболеваемости на 100 000 детского населения превышает 8 000, у подростков 14 000.

В структуре общей заболеваемости болезни костно-мышечной системы у детей занимают пятое место. В основном это патология позвоночника, сколиоз, нарушение осанки и деформация стоп.

Резко возрос уровень заболеваемости дистрофической патологией опорно-двигательного аппарата, ранним остеохондрозом, увеличилась частота переломов костей, вызванных минимальной травмой с увеличением срока консолидации в 2–2,5 раза. У 70 % детей и подростков отмечается замедление темпов созревания скелета, 29–59,3 % школьников имеют низкие значения минеральной плотности костной ткани.

Изучение состава первичных амбулаторных больных по характеру заболеваний показывает, что основными видами ортопедических заболеваний являются дефекты осанки (24,8 %), сколиозы (14,5 %), врожденные заболевания опорно-двигательного аппарата (15,2 %), плоскостопие (12 %), рахитические деформации (9 %), детские церебральные параличи (2 %). Таким образом, на перечисленные группы заболеваний приходится 77,5 % всех случаев поражения опорно-двигательного аппарата.

По данным различных исследователей, нарушения осанки у детей выявляются в 55–70 %, сколиоз – в 3,9-21,0 %, кифоз – в 1,2–3,7 % случаев. В среднем, статические деформации позвоночника выявляются у 25 % детей и подростков.

При профилактических осмотрах нарушение осанки и сколиоз у детей выявляется чаще, чем другая патология, во всех возрастных группах, а у подростков занимает второе место после снижения остроты зрения. Если же учитывать и остеохондропатию позвоночника, то, вероятно, и у подростков ортопедическая патология окажется наиболее распространенной. Частота нарушений осанки у детей перед поступлением в школу составила 97,3, а к окончанию школы – ИЗ на 1000 осмотренных.

В последствиях травм нижних конечностей преобладают переломы костей стопы – 48,9 %, переломы большеберцовой кости составляют 21,2 %, малоберцовой – 17,4 %, обеих костей голени – 7,1 %.

Согласно сведениям ведущих лечебных учреждений России, врожденные деформации стоп являются самым частым пороком и достигают 35,8 % в структуре врожденных заболеваний опорно-двигательной системы.

Врожденная дисплазия тазобедренного сустава – распространенное заболевание и по частоте занимает не менее 50 % врожденной патологии всех органов и систем. По данным литературы, дегенеративные процессы в тазобедренных суставах приводят в 60–70 % случаев к снижению трудоспособности, а в 11–38 % – к инвалидизации больных, причем эти показатели приобретают устойчивую тенденцию к росту

В последние годы отмечается рост числа детей, у которых диагностирована болезнь Пертеса. Однако это связано не с абсолютным ростом заболеваемости, а с более ранней выявляемостью. Несмотря на широкий круг используемых методов лечения детей с болезнью Пертеса неудовлетворительный результат медицинской реабилитации колеблется, по данным различных авторов, от 20 до 75 % случаев.

Заболевания костно-мышечной системы занимают пятое ранговое место в структуре инвалидности детского населения (9,4 инвалидов на 10 тыс. детского населения).

Среди нозологических форм, обусловивших первичную инвалидность в связи с ортопедической патологией, наиболее частыми являются заболевания позвоночника (35 %), травмы (22 %), врожденная патология тазобедренного сустава (8 %), болезнь Пертеса (8 %), косолапость (3,6 %). Таким образом, согласно данным литературы, повреждения и заболевания опорно-двигательного аппарата имеют устойчивую тенденцию к увеличению их удельного веса в структуре общей заболеваемости у детей и подростков. Данная патология во многом определяет «лицо» детской инвалидности.

 

5.2.12. Исчерпанная заболеваемость болезнями костно-мышечной системы и соединительной ткани

Возрастно-половые характеристики исчерпанной заболеваемости у детей в связи с болезнями костно-мышечной системы и соединительной ткани имеют свои особенности. При общей тенденции к возрастанию показателей отмечаются периоды резкого увеличения данного процесса. Наиболее интенсивный рост (в 1,9–3,2 раза) отмечен у детей первых трех лет жизни в сравнении с младенческим возрастом (табл. 5.31). В дальнейшем интенсивность роста продолжается и достигает максимального уровня у 15-17-летних подростков, который в 8,6 раза выше, чем у детей до 1 года жизни.

Таблица 5.31. Исчерпанная заболеваемость по классу болезней костно-мышечной системы и соединительной ткани (на 1000 детей соответствующего возраста и пола)

Анализ возрастно-половых соотношений в целом позволяет сделать заключение, что уровни заболеваемости данного класса среди лиц мужского и женского пола различаются незначительно. Наибольшие различия наблюдаются в дошкольном и раннем школьном возрасте.

Как показывает проведенный анализ (табл. 5.32), обобщенный показатель исчерпанной заболеваемости больших городов превышает аналогичный уровень малых городов на 40,7 %, а в сельской местности – на 32,6 %.

Таблица 5.32. Возрастно-половое распределение исчерпанной заболеваемости по классу болезней костно-мышечной системы и соединительной ткани (на 1000 детей соответствующего возраста и пола)

Обращает на себя особое внимание группа детей раннего возраста, где обнаружена высокая степень разницы между показателями в малых городах и сельских районах в сравнении с крупными городами. В меньшей степени, но достаточно высокие различия отмечаются по всему возрастному спектру заболеваемости за исключением группы младенцев, где различия минимальны.

Анализ исчерпанной заболеваемости данного класса болезней в зависимости от половой принадлежности в различных территориальных образованиях установил, что в больших городах она заметно выше (14,3 %) у мужской части детского населения. Наиболее высокие различия отмечены у детей дошкольного возраста, где разрыв между показателями достигает максимального уровня (29,4 %).

В малых городах в целом различие значений между мальчиками и девочками составляет меньшую величину (12,1 %). Наибольший разрыв между уровнями проявляется в группе младенцев, причем болезни костно-мышечной системы чаще регистрируются у девочек (28,0 %), чем у мальчиков.

В сельских районах возрастно-половые значения исчерпанной заболеваемости имеют свои особенности. Во-первых, разница в показателях у лиц мужского и женского пола значительно ниже, чем в других территориальных образованиях. Во-вторых, в целом и в возрастных категориях 7-10 и 11–14 лет в частности уровень заболеваемости заметно выше у девочек. В-третьих, гендерные различия среди младенцев регистрируются в три раза меньше, чем в других территориальных образованиях.

Интерпретация полученных данных, на наш взгляд, связана с факторами объективного характера. Как было сказано выше, в территориях, расположенных на периферии региональных центров, чаще отмечается неудовлетворительная обеспеченность специалистами узкого профиля. Ввиду этого эффективность проведения медицинских осмотров там более низкая, чем в больших городах.

Анализ исчерпанной заболеваемости артропатий у детей больших городов (табл. 5.33) выявил резко выраженный их рост (6,5 раза) в период раннего детства (1–2 года) в сравнении с группой младенцев до года жизни.

Таблица 5.33. Исчерпанная заболеваемость артропатиями и деформирующими дорсопатиями у детей больших городов (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Такой процесс, по-видимому, связан с запоздалой диагностикой подобных заболеваний в более раннем периоде, после рождения. Начиная с дошкольного возраста, уровень артропатий постепенно снижается. У группы детей 11–14 лет показатель стабилизируется, однако в подростковом возрасте (15–17 лет) вновь повышается на 24,9‰. Поскольку речь идет о хроническом заболевании, то диагностика артропатий в старшей возрастной группе, очевидно, связана с учащением числа осмотров узкими специалистами 15-17-летних пациентов перед поступлением в учебные заведения, а также допризывными комиссиями.

Несколько иные закономерности отмечены в отношении деформирующих дорсопатий. Низкие их значения от 0 до 2 лет значительно увеличиваются в дошкольном возрасте. Более высокие показатели регистрируются у младших школьников и у 15-17-летних подростков. Одной из причин позднего выявления деформирующих дорсопатий среди подростков старшего возраста является качество оказываемой медицинской помощи.

Артропатии у детей малых городов (табл. 5.34) на 43,2 % ниже анализируемых показателей больших городов.

Таблица 5.34. Исчерпанная заболеваемость артропатиями и деформирующими дорсопатиями у детей малых городов (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Среди детей, проживающих в сельской местности (табл. 5.35), наблюдаются самые низкие уровни анализируемой патологии.

Таблица 5.35. Исчерпанная заболеваемость артропатиями и деформирующими дорсопатиями у детей сельской местности (на 1000 соответствующих возрастных групп)

Следует отметить, что во всех территориальных образованиях самая высокая распространенность артропатий фиксируется у подростков 15-17-летнего возраста, величины артропатий у подростков младшей возрастной группы (11–14 лет) идентичны общему показателю.

Обращает на себя внимание более высокие значения формирующих дорсопатий у детей села, превышающих аналогичные уровни в 3,5 и 6,3 раза в больших и малых городах, соответственно. Установленная закономерность доминирует в подавляющем большинстве возрастных групп. Такая вариабельность показателей зависит, с одной стороны, от своевременной и правильной диагностики заболеваний, с другой, несмотря на углубленные медицинские осмотры, косвенно характеризуют квалификацию врачей узкого педиатрического профиля. В результате возникает гипердиагностика или недорегистрация заболеваний. Совершенно очевидно, что в ЛПУ, расположенных на периферии регионов, диагностические ошибки возникают гораздо чаще, чем в больших городах.

Причины сложившейся ситуации известны и связаны с низким укомплектованием лечебно-профилактических учреждений высококвалифицированными кадрами и медицинским оборудованием.

 

5.2.13. Распространенность болезней мочеполовой системы

Класс XIV «Болезни мочеполовой системы» объединяет в себе 3 группы нозологических единиц: собственно заболевания мочевыделительной системы и патологию органов репродуктивной системы у девочек и мальчиков. В него, в частности, входят: гломерулярные, тубулоинтерстициальные болезни почек, другие болезни почек и мочеточников (N00-N15, N25-N28), почечная недостаточность (N17-N19), мочекаменная болезнь (N20-N21, N23), расстройства менструаций (N91-N94), другие болезни мочевой системы (N30-N32, N34-N36, N39), сальпингит и оофорит (N70), группа уро-андрологической патологии (N40-N51).

Распространенность болезней органов мочевыделительной системы среди детского населения колеблется от 12 до 54‰. Отмечено, что преобладают состояния с торпидным и латентным течением. Уровни показателя по данной группе нозологий зависят от социально-гигиенических, климатогеографических особенностей региона, загрязнения окружающей среды, состояния здоровья матерей, течения беременности и родов.

Свою роль также играет наличие необходимого числа соответствующих специалистов.

В России неуклонный рост с тенденцией к стабилизации уровня заболеваемости по классу болезней мочеполовой системы с диагнозом, установленным впервые, в последние годы сменился некоторым снижением показателя (рис. 5.4). Заболевания мочеполовой системы характеризуются ранней реализацией (нередко с неонатального периода), хроническим течением и инвалидизацией.

По данным А. Ни (2005), только за последнее десятилетие XX века уровень заболеваемости органов мочевой системы у детей до 14 лет вырос в 1,6 раза, у подростков – в 2 раза. При этом темп прироста патологии мочевой системы в последнее десятилетие составил 4,5 % в год.

Среди эндемичных очагов по заболеваниям мочевой системы в России указываются Северный Кавказ, Дагестан, Поволжье, Урал, Крайний Север.

Сходные тенденции к росту по данной группе нозологий отмечены во многих регионах: например, в Екатеринбурге только в интервале 2000–2004 гг. рост заболеваемости мочевой системы составил 18 % (с 35,6 до 42,0‰), в Рязани с 1999 по 2005 г. – почти в 4 раза (с 20,1 до 74,9‰).