Звезды мудрого Бируни

Моисеева Клара Моисеевна

Живучесть старых познавательных книжек поистине удивительна. Вот и без произведений Клары Моисеевой, иные из которых появились на свет десятки лет назад, невозможно представить ни один современный библиографический список по истории или археологии. Секрет не только в том, что писательница зачастую рассказывала о вещах, которые никто другой так и не удосужился изложить популярно, а тем более, беллетризовать, но и в том, что позднейшие книги и авторы попросту уступают Моисеевой как в занимательности и доступности, так и в знании материала.

Повесть «Звезды мудрого Бируни» относится к наиболее известным произведениям К. М. Моисеевой. Сопровождена цветными иллюстрациями художника И. Архипова.

 

«ЗЕМЛЯ ВЕЛИКА И ПРЕКРАСНА – ПОЗНАЙ ЕЕ!»

– Откуда у ночи такие громадные крылья? Посмотри, они заслонили все небо пустыни. Остались только маленькие отверстия для звезд. А звезды как низко повисли над нами! Вот если встану на того высокого верблюда и протяну руку к небу, непременно схвачу хвост Большой Медведицы и суну его за пояс. Хочешь, достану?..

Обернувшись к погонщику верблюдов, Якуб говорил это с лукавой усмешкой, заранее зная, что старик будет недоволен таким вольным обращением с небесными светилами. Но старый Абдулла молчал. Он ждал, что еще скажет его молодой хозяин, которому наука, верно, не пошла впрок.

А Якуб, примостившись поближе у костра и кутаясь в свой короткий халат, продолжал:

– Скажи мне, Абдулла, а что это такое – звезды? Это маленькие светильники, зажженные аллахом, или что другое? Посмотри, как они мерцают, словно улыбаются нам…

– Не гневи всевышнего! – рассердился Абдулла. – Какие там светильники! Это души умерших. Они хотят нам рассказать о райской жизни, уготованной на небе всякому праведнику. «Засуну за пояс»!.. Побойся аллаха!

Не переставая ворчать, старый Абдулла готовил для костра ветки саксаула. Он ломал их на части, а когда собрал охапку, бросил ее в костер. Погасшее было пламя с веселым треском оживилось и вдруг осветило спящий лагерь, морщинистое лицо Абдуллы и смеющиеся глаза юноши.

– Засуну за пояс, Абдулла, вот посмотришь…

Ежась от ночной прохлады, Якуб кутался в свой халат, грел ноги у костра и с наслаждением вдыхал прохладный воздух ночной пустыни. Было холодно после знойного дня. Как только солнце спряталось за дальние барханы, дневной жар сменился прохладой, и ветер принес сюда, к раскаленным пескам, аромат цветущих садов Хорезма. Позади была столица Хорезма, Гургандж, а впереди – город южного Хорезма Кят, куда держал путь караван Мухаммада ал-Хасияда. Бухарский купец возвращался из далекого царства Булгар.

Сейчас Мухаммад остановился на отдых. Широкая караванная тропа, взрыхленная тысячами верблюжьих ног, осталась в стороне. На рассвете верблюды пойдут по ней, преодолевая застывшие волны песков. Далеко вокруг простерлась пустыня, голая мертвая земля. Якубу очень хочется спросить Абдуллу об этой странной, непонятной земле. И зачем это аллах создал такую злую землю, где нет воды и только одни пески? Почему он не приблизил сюда реки? Ведь в коране сказано, что все в руках аллаха!

Вчера на рассвете, когда они покинули караван-сарай, в Гургандже, в садах хорезмийцев цвели яблони и благоухали нежные нарциссы. А через час верблюды уже шли по знойной пустыне, которая начиналась тут же, у ворот хорезмийской столицы. Там, где была вода, где журчали арыки, там была жизнь; но почему люди должны своими руками добывать воду для орошения полей? Разве не мог об этом позаботиться аллах? Хотелось бы знать, почему так. Но кто ответит на этот вопрос? Старый Абдулла всегда твердит одно и то же. Он говорит о величии аллаха, создавшего мир. Но об этом уже много раз говорил мударис. Спросить бы отца, но Якуб редко обращается к нему с вопросами. Отец всегда занят своими торговыми делами. Он слишком озабочен, и сыну кажется, что Мухаммад не замечает даже того, что делается вокруг него. Он с одинаковым терпением переносит ледяные ветры в горах, занесенных снегами, и зной необозримых песков. Правда, в минуту досуга Мухаммад любит поговорить о виденном, но это бывает редко. Слишком много хлопот в дальнем пути с большим караваном.

Однако Мухаммад внимательно прислушивался к разговору Якуба с Абдуллой. Когда они умолкли, он спросил:

– О чем ты размышляешь, сын мой? О своем путешествии или о звездах небесных? В пустыне мы всегда ближе к звездам – ничто не отвлекает нас. Сидя темной ночью под небесным шатром, мы стремимся разгадать неведомые тайны, скрытые от нас всемогущим аллахом. Один он помогает нам, смертным!

– Почему же всемогущий аллах не дал нам понять, как устроен небесный свод, из чего сделан камень, лежащий на дороге, и откуда берется гром?

Якуб вдруг оживился и засыпал отца вопросами. Во время путешествия этих вопросов становилось все больше и больше, а ответов не было.

– Одно мы узнаем из корана, другое – во время путешествий, – отвечал Мухаммад. – Путешествия помогли мне взглянуть на жизнь людей, доселе мне неведомых. Побывав в других странах, я увидел, как велики просторы земли и как бесчисленны племена, населяющие землю.

Мухаммад умолк и, приблизившись к костру, стал греть руки над жаркими угольками саксаула.

– Я хотел бы путешествовать, отец, хотел бы увидеть чужие страны. Многое показалось мне примечательным в пути. Вот, скажем, я и прежде слышал о таинственном царстве Булгар: Абдулла и ты рассказывали мне о людях этого царства, но то, что я увидел своими глазами, выглядит совсем иначе. Будто с глаз моих снята пелена и все вокруг засверкало яркими красками. Чудесно это! Вспоминаю я наше путешествие и спрашиваю себя: а был ли я в царстве Булгар? Или, может быть, это был сон?

– Должно быть, это не сон, если подо мной лежат мягкие шкурки белки и соболя, – ответил Мухаммад. – Я могу подтвердить: поистине мой Якуб побывал в этом далеком царстве. Теперь я вижу, ты уже не маленький. Ты мужественно перенес трудности пути. Я даже пожалел, сынок, что прежде не брал тебя с собой. Но если бы ты ездил со мной и не учился грамоте, то вряд ли я помог бы тебе снять пелену незнания. Не столько путешествие, сколько учение помогло тебе все увидеть, сынок. Знания еще пригодятся тебе, когда ты сам поведешь караваны в дальние страны, когда посетишь богатые города персов, побываешь в Китае, когда увидишь город мира – Багдад. Побывав в этих странах, ты многое узнаешь. Правильно говорил мне один китайский купец: «Лучше один раз увидеть, чем тысячу раз услышать».

– А скоро ты доверишь мне свои караваны, отец?

– Скоро, сынок. На тебя все надежды. Ты один у меня продолжатель торгового дела. Тебе известно, как почетно мое имя среди купцов мусульманского мира. Ты видел мои чеки в городах Хорезма и в Булгаре. Я жду, когда ты станешь моим помощником. Настало время покинуть медресе. Когда мы вернемся в Бухару, я доверю тебе торговлю шелками. Хочешь, сынок? Я заметил, ты в счете силен.

– Помилуй, отец, зачем торопиться? Я совсем недавно стал читать книги с должным пониманием. Семь лет мы только то и делали, что повторяли суры корана.

– Чего же больше? Это и есть сокровищница знаний. Слава аллаху, к этому я и стремился. И разве коран не лучшая из всех книг? Скажу тебе, сынок, десять лет – немалый срок. Теперь уже нельзя тратить годы на чтение книг. Я меньше знал, когда вышел на трудный путь. Я только четыре года сидел над сурами корана. А ведь неплохо торгую. С молитвами всемогущему я успешно веду свое дело.

Якуб не соглашался с отцом, но не прекословил ему. Юноша знал, что отец не поймет его. Мухаммад ал-Хасияд постоянно внушал сыну, что торговля – это лучшее занятие для праведного мусульманина. Якуб думал иначе и потому был сдержан в беседе с отцом. Он умолк, притворившись спящим. Однако разговор этот огорчил юношу. Он понимал, что теперь ему уже не вернуться в медресе к старому мударису. Где же он добудет книги? И в медресе нелегко было получить книгу. Все зависело от мудариса: посчитает ли он нужным осчастливить одного из многих любопытствующих юношей. Когда старый мударис бывал в добром настроении, он мог даже сделать недозволенное: он мог дать книжечку стихов. Так случилось, что Якуб получил томик Рудаки и потихоньку списал полюбившиеся ему стихи. Он сделал это втайне от всех. Не полагалось в медресе заниматься стихами… «Как же будет теперь без мудариса?» – думал Якуб. Сейчас ему еще больше прежнего хочется приблизиться к книгам. Может быть, в них он найдет ответы на вопросы, что возникли во время долгого пути? Хотелось бы узнать о людях, которых он повстречал в чужих странах. В медресе Якуб слышал, что всякий царь заботится о том, чтобы деяния его были записаны. А если при каждом царе есть мудрец, который ведет летопись царских дел и событий, то, наверно, найдутся книги о царях булгар? Прочесть бы такую книгу и узнать о толстом, пузатом царе булгар! Да еще о том великане, которого никто не видел, а почему-то все говорят о нем. Еще в Бухаре, когда сверстники Якуба из медресе узнали о предстоящем путешествии Мухаммада с сыном, они сказали:

«Посмотри, Якуб, на великана да смерь: в самом ли деле он двенадцати локтей росту, с головой больше медного котла и носом больше четверти?»

И на базаре в Булгаре люди говорили, будто такой великан был когда-то в их царстве, да умер. А старики вспоминали, что кто-то видел великана и был он добрый, никого не обижал, хоть и страшил людей своим видом. И еще Якубу вспомнился тот знатный человек, которого так богато хоронили на берегу большой реки. Люди говорили, что душа умершего вместе с дымом улетела на небо. Где же она поместилась там? Хотелось бы знать, почему этого человека одели в драгоценные одежды, почему воздвигли ему золотой шатер на деревянной ладье? Почему умертвили невольницу, которая должна была вместе с ним уйти на небо? Не пожалели золотых украшений, добрых коней и всякой еды – все сложили к ногам умершего, а потом подожгли ладью. Зачем все это? Может быть, где в книге написано?..

Кутаясь в тонкий короткий халат и ежась от ночной прохлады, Якуб все думал о виденном и все старался сам себе объяснить, почему эти чужеземцы так неразумно поступают. «Торговать хорошо, – думал Якуб, – но учиться, может быть, еще лучше?.. И как понять отца? То он говорит, что учение помогло ему раскрыть глаза, снять пелену незнания, а то вдруг велит покинуть медресе и пойти торговать шелками. Плохо мне, что нет у меня братьев, – думал Якуб, – некому отцу помогать. И еще плохо, что отец книг не читал. А если бы он прочел стихи Рудаки, он бы так не рассуждал. Старый мудрый Рудаки хорошо сказал:

С тех пор как мир возник во мгле, Еще никто на всей земле Не предавался сожаленью О том, что отдал жизнь ученью. Мобеды [3] всех земных племен На всех наречьях всех времен Познанья путь хвалой венчали И на скрижалях начертали: „Познанье – сердца яркий свет, Защита от житейских бед“. [4]

Верные слова. Чем больше видишь и понимаешь, тем лучше сознаешь, что учение таит в себе великую силу. Но может ли он, сын столь известного купца, отказаться от дела, которому его отец отдал жизнь? Не получится ли так, что он обманет надежды отца? Да и в самом деле, кто станет помогать Мухаммаду? Как быть? Наверно, придется следовать воле аллаха, не размышляя и покоряясь ему».

Якуб задремал, так и не найдя ответа на мучившие его вопросы. Его разбудил голос погонщика Абдуллы, призывавшего правоверных к молитве.

– «Ашхаду анна ли иллаха уа Мухаммадун расулу ллахи», – хрипло провозглашал Абдулла.

«Верю, что нет бога, кроме аллаха, а Магомет пророк его», – повторял он слова муэдзина, который в каждом городе, в каждом селении встречает восход солнца этой молитвой, призывая мусульман с высоты тонкого минарета. Здесь не было ни мечети, ни минарета, но каждый правоверный внимал этим словам. Опустившись на колени и склонив голову в сторону Мекки, все люди каравана начали свой день с этой молитвы, которая называлась «фаджиру». С этого начал и Якуб. Пять раз в день муэдзин призывал мусульман к молитве, и пять раз в день напоминал о священном долге старый погонщик Абдулла.

Когда взошло солнце, караван был уже в пути. Как и вчера, было нестерпимо душно и жарко. Раскаленный песок слепил глаза. На него больно было смотреть, каждому хотелось уйти в прохладу и прилечь. Но вокруг была знойная пустыня.

«И зачем это аллах создал „такую злую землю?“ – снова спросил себя Якуб. Чтобы не думать об этом, он стал вспоминать прохладный двор караван-сарая в Гургандже, где было много торгового люда и где звучала речь неведомых ему племен.

Когда время приблизилось к полудню, Якубу показалось, что пески превратились в тысячи маленьких солнц, которые жгут все живое и дышат невидимым пламенем. Он вытащил небольшой бурдюк, наполненный мутной солоноватой водой, и стал жадно пить ее. Затхлая вода, набранная на рассвете в глубоком колодце среди песков, показалась ему самым прекрасным напитком на свете. „Она нисколько не хуже чистой прохладной воды из священного источника под Самаркандом“, – подумал юноша. В бурдюке еще оставалось немного воды, и Якуб стал его бережно подвязывать. Ему казалось, что большие печальные глаза верблюда следят за каждым его движением.

– Но я не могу отдать тебе остатки воды, – шептал Якуб. – Может быть, караван обошел тот колодец, о котором говорил Абдулла. Старик пообещал к полудню привести караван к колодцу, но колодца нет, хоть и настал час второй молитвы.

– „Ашхаду анна…“ – снова затянул хриплым голосом старый погонщик, останавливая караван.

Мухаммад не велел развьючивать верблюдов, и люди поспешно спускались на огненный песок и, подстелив маленькие коврики, становились на колени, чтобы после короткой молитвы продолжить свой путь.

Но что так тревожно лицо Абдуллы? Сразу же после молитвы старик стал громко бранить своего глухого помощника. Якуб, заслонив глаза ладонью, так же как и Абдулла, пристально вглядывается в ослепительную даль раскаленного неба. Он понял: старики предвидят ураган. Вот о чем тревожится Абдулла. Якуб отчетливо видит темное пятно, которое быстро приближается к ним. Он стал прислушиваться к шелесту песка и увидел, как пески все быстрее перекатываются по крутым склонам барханов, до него донесся их тонкий свист. И вдруг Якуб увидел, как песок стал дымиться над барханами. Небо потемнело. Все засуетились. Погонщики поставили верблюдов спиной к ветру, спрятав между ними поклажу и покрыв ее большими кошмами. А свист и скрежет песка все усиливался и мешал различать голоса людей. Взволнованный Мухаммад суетился вокруг тюков, беспокоясь, как бы не повредило товары. Едва успели приготовиться к несчастью, как все вокруг забурлило, закипело и дымящиеся пески устремились в самое небо.

Как Якуб ни изворачивался, а крепкие струи песка били его по лицу, по рукам, по голове, мешали видеть окружающее. Такой сильной бури Якуб никогда еще не видел. В душу его закралось беспокойство. Он видел, как озабочен отец, и подумал, что жаль будет потерять товары, добытые с таким трудом и лишениями в далеком царстве Булгар.

Но вот посыпались с неба крупные редкие капли дождя, и ветер стал понемногу утихать. А когда пошел обильный и прохладный дождь, Якубу показалось, что в глазах животных засветилась радость. Радость избавления от мук жажды. И сам он охотно подставил лицо под прохладные струи дождя и жадно глотал приятную чистую воду, посланную самим небом.

– Аллах милостив, – шептал в радостном возбуждении Абдулла, прикрывая тюки, чтобы они не намокли.

Сам он промок до нитки и, так же как и другие люди каравана, с радостью стоял под прохладными струями, наслаждаясь чистым воздухом и утоляя жажду.

Когда небо прояснилось, погонщики стали торопливо вьючить верблюдов, и караван Мухаммада снова вышел на тропу, ведущую в город Кят. Но дорога была не так хороша, как предсказывал вчера Абдулла. Он много раз говорил Мухаммаду, что после полудня караван пойдет по самой хорошей дороге, какая бывает в пустыне: по такырам, ровным и гладким, как поверхность деревянной доски. Старик не предвидел урагана и сильного дождя. И вот верблюды с трудом скользят по мокрым такырам. Бедные животные, изгибая и без того кривые шеи, медленно передвигаются, еле удерживаясь на ногах, но падают и потом долго не могут подняться. Глядя на них, Якуб вдруг вспомнил поговорку: „Отчего у тебя кривая шея?“ – спросили верблюда. „А какая часть моего тела прямая?“ – отвечал верблюд».

Наступивший день был ветреным, холодным и трудным. Проводники измучились, помогая верблюдам подыматься и беспрестанно поправляя вьюки. А умные, терпеливые животные медленно передвигались, молча покоряясь своей участи.

Солнце показалось в небе уже перед самым закатом. Оно так весело засверкало в лужицах воды и так быстро подсушило скользкие такыры, что еще дотемна все почувствовали облегчение. Караван пошел быстрее. Весело зазвенели колокольчики на шеях верблюдов.

Сидя на своей поклаже и не заботясь больше о верблюде, Якуб стал думать о своем возвращении домой. Его не переставала тревожить мысль: что же он будет делать, если мударис не пожелает ему помочь? Где он добудет книги? Вот если бы он был сыном знатного дабира или чиновника дивана, может быть, тогда ему удалось бы попасть в библиотеку бухарского хана. Но в эту удивительную библиотеку не смог попасть даже сам мударис, уважаемый шейх и мудрец. Как же проникнет туда сын купца?

Уже в сумерках вдали показались высокие каменные стены караван-сарая. Якуб искренне обрадовался, увидев яркое пламя костра вблизи ворот. Сегодняшний день в пустыне, эта ночь у костра и ураган утомили его. Хотелось прилечь, отдохнуть. Все тело ломило от сильного озноба, стучали зубы. «Если бы не ураган, – подумал юноша, – мы бы уже подошли к городу Кяту».

Когда караван расположился во дворе за высокой стеной, а в медном котле Абдуллы закипела баранья похлебка, Якуб вдруг почувствовал, что совсем не может глотать.

Он испугался, вытащил свою кожаную флягу, пригубил ее и с трудом проглотил немного воды. Юноша со стоном опустил флягу и улегся на кошме, подложив под голову связку мехов.

– Якуб, поторопись к ужину! – крикнул отец, видя, что сын мешкает. – Мы ждем тебя!

– Ешьте сами, не ждите, – прошептал Якуб так тихо, что никто не услышал его.

Старый Абдулла обратил внимание на странный вид Якуба. Он коснулся его лба и ахнул. Старик поспешил позвать ал-Хасияда, который, ничего не подозревая, весело угощал своих сотрапезников. Высокий, плечистый, со свежим, румяным лицом и черной с проседью бородой, Мухаммад ал-Хасияд отличался веселым нравом и простодушием, которые вызывали расположение и доверие людей. За ужином Мухаммад собирался договориться с купцами, идущими из города Кята, о своих торговых делах, и, когда Абдулла окликнул его, он был удивлен.

– Что случилось, Якуб? – воскликнул взволнованный отец. – Ты был здоров. Не укусила ли тебя желтая песчаная змея? Или, может быть, тебя ударил хвостом по ноге злобный варан, что встретился нам вчера? Напрасно ты погнался за ним, сын мой!

Якуб молчал. Ему было трудно говорить. И Мухаммад, волнуясь, прислушивался к его тяжелому дыханию, дрожащими руками прикрывал сына своим красным шелковым халатом. Мухаммад ал-Хасияд впервые видел своего Якуба таким беспомощным и потому очень растерялся.

– Как отвратить нависшую над нами беду? – спрашивал он Абдуллу.

Старик вызвался позвать знахаря, а юноше становилось все хуже и хуже. Он чувствовал, что в горле растет какой-то ком, который не дает ему глотать и мешает дышать.

Вскоре Абдулла привел с собой знахаря, живущего здесь же, во дворе караван-сарая. Маленький сморщенный старичок в грязной чалме и в халате, пестрящем яркими заплатами, непрестанно вытаскивал из-за пояса крошечную тыкву, наполненную сушеной мятой. Старик щедро закладывал в ноздри по щепотке и после глубокого вдоха принимался хвастать тем, что лечит заклинаниями от всех недугов, каким подвержен бедный человек. Он был из кочевников, и все знали, что исцеление больного наступит лишь тогда, когда знахарь произнесет свои заклинания, покружившись вокруг больного, и заставит злых духов покинуть тело несчастного.

Мухаммад ал-Хасияд терпеливо ждал, прислушиваясь к непонятным выкрикам знахаря. Изредка он улавливал тихие стоны Якуба, и тогда в душу закрадывался страх – казалось, что произошло что-то непоправимое.

– Аллах, помилосердствуй, не дай погибнуть моему единственному сыну, отраде очей моих! – шептал Мухаммад. – Пощади… верни здоровье моему Якубу, дай мне возрадоваться!..

Знахарь кружился и завывал, усердно катался по земле, простирая руки в пространство и призывая на помощь силы небесные. А Якуб задыхался. Он пылал в каком-то страшном огне, и ему казалось, что вокруг него знойная пустыня с черным небом, без единой звезды.

Получив свои десять дирхемов, знахарь утер замасленным рукавом вспотевший морщинистый лоб и с поклоном сказал, что через час злой дух покинет юношу и он будет совершенно здоров.

Настала ночь, страшная и бессонная. Что она принесет с собой? Мухаммад не покидал больного сына. Сидя у его изголовья, он прислушивался к его неровному дыханию и ждал, когда придет исцеление, обещанное знахарем. Иной раз ему казалось, что остановилось слабое дыхание больного, и он в страхе хватал его за руки и, прижимая холодеющие пальцы сына к губам, шептал:

– Только не это… Только не это! Не может так бесславно погибнуть любимый сын Мухаммада ал-Хасияда… Разве за деньги нельзя исцелить больного? И для чего тогда деньги? Для чего этот караван с драгоценными товарами из дальних стран? Поистине человек – песчинка в безбрежном океане жизни…

Пришло утро, но Якубу не стало легче. Мухаммаду казалось, что сын гибнет у него на глазах.

– Абдулла, тотчас же найди искусного знахаря. Скажи, что я готов отдать половину достояния тому, кто исцелит Якуба. Ступай, Абдулла! Пошли за врачевателем своего помощника в Гургандж. Дай быстроногого верблюда, и пусть скажет, что Мухаммад не поскупится.

И снова Абдулла привел врачевателя. Пришел высокий, худой как жердь человек с впалыми щеками и маленькими косящими глазами. Он ступал медленно и величаво, бережно прижимая к груди глиняный сосуд с каким-то зельем. Он молча склонился над Якубом и, не говоря ни слова, поднес к его губам свою глиняную кружку. Но, как он ни старался, ему не удалось напоить Якуба этим напитком. Юноша не мог глотать и потому крепко сжал губы, молча защищаясь. Вокруг Мухаммада и Якуба собрались купцы, остановившиеся в караван-сарае. Одни давали советы, другие выражали свое сочувствие. Каждому хотелось чем-то помочь, и каждый вспоминал какой-то удивительный случай, когда знахарю удавалось исцелить больного то настоем диких трав, то заклинаниями. А худой, высокий лекарь спокойно и уверенно подсовывал Якубу свою кружку с настоем, но, видя, что юноша не собирается его пить, отставил сосуд и стал разжимать крепко сжатый рот Якуба. Он хотел насильно напоить юношу. Но, когда лекарю уже удалось немного разжать зубы больного, сосуд опрокинулся, и старик, разочарованный и разгневанный, молча удалился.

Ломая руки, Мухаммад обратился к своим соотечественникам, умоляя помочь ему в несчастье. Но что могли сделать эти люди, случайно очутившиеся здесь, в пустыне? Они могли только сочувственно вздыхать. И вдруг один из купцов закричал пискливым голосом:

– Обрати свои взоры к аллаху, Мухаммад! Твой сын побледнел и не дышит. Настал его последний час!

– Помилосердствуй, что ты говоришь, жестокий человек!.. Мой сын будет жить! Я найду врачевателя, я исцелю его!

Мухаммад бросился на колени и, прислушиваясь к слабому дыханию Якуба, шептал молитвы. Страх охватил его. То ли подействовали вопли купца, то ли Якубу на самом деле стало хуже, но Мухаммаду вдруг показалось, что сын его умирает. Склонив голову к ногам Якуба, он горько рыдал, потеряв надежду на спасение сына.

И в этот миг он услышал голос своего верного Абдуллы, который никогда не оставлял господина в беде.

– Аллах милостив! – кричал Абдулла. – Есть врачеватель! В караван-сарай прибыл ученый Абу-Райхан ал-Бируни. Он держит путь ко двору шаха Мамуна. Вот кто поможет твоему сыну! Он исцелит Якуба!

– Мы знаем искусного врачевателя ибн Сину, – сказал кто-то из купцов, – но разве ал-Бируни тоже врачеватель?

– Как же иначе? Зачем бы его сопровождали гонцы хорезмшаха? Зачем бы его призвали ко двору Мамуна? Посмотрел бы ты, с каким почтением обращается к нему важный чиновник из дворца! – воскликнул Абдулла. – Он втрое согнул спину, когда захотел сказать слово ученому. И разве не для того нужна наука, чтобы постичь дело врачевания?

– Веди меня скорее, Абдулла! – потребовал Мухаммад. – Я пойду к нему и брошусь к его ногам.

– Он здесь! – шепнул Абдулла, указывая на высокого, стройного человека в скромном темном халате, внешне ничем не похожего на важного господина. – Иди к нему, он тебе поможет. Да благословит тебя аллах!

Человек в белоснежной чалме, с добрыми задумчивыми глазами внимательно выслушал Мухаммада ал-Хасияда и, подумав, сказал:

– Я от души жалею, что не постиг те тайны, которые стали достоянием молодого врачевателя ибн Сины. Он был бы тебе полезнее. Но, судя по твоим словам, дело не терпит. Хусейн ибн Сина сейчас в Гургандже, при дворе Мамуна. Его не скоро доставишь сюда. Поспешим же к больному, я постараюсь сделать то, что в моих силах. У меня есть целебные травы. Я вожу их с собой по совету одного ученого грека.

Ал-Бируни внимательно осмотрел больного: долго прислушивался к биению его сердца, посмотрел горло, пощупал руки и ноги. Он спросил Мухаммада, когда это случилось, давно ли юноша дышит так тяжело и прерывисто. Затем он попросил своего слугу доставить ему травы, хранящиеся в хурджине, и принялся приготовлять целебное питье. Вокруг Бируни забегали слуги и проводники из каравана Мухаммада. Вскоре над пламенем костра уже был подвешен маленький котелок, и Якуб был обложен теплыми компрессами, мехами белки и соболя, которые Мухаммад поспешно вытащил из своих тюков. Как ни трудно было Якубу глотать, он все же выпил питье, приготовленное ал-Бируни, и, устало откинувшись на мягких мехах, тепло укрытый и согретый, впервые задремал. И, хотя сон его был беспокойный, ал-Бируни знал, что этот сон принесет с собой исцеление. Ученый не покидал больного, продолжая сидеть у его изголовья, пока он спал, дожидаясь того мгновения, когда юноша проснется и сможет снова принять горячее питье.

Посланник дабира и гонцы, сопровождавшие ал-Бируни в столицу Хорезма, Гургандж, то и дело приходили к ученому и напоминали ему, что вьюки уложены и караван готов следовать ко дворцу хорезмшаха. Но ал-Бируни не торопился, он спокойно отвечал, что напрасно проводники тревожатся – он не покинет караван-сарая, пока не сделает своего дела.

– Помилуй, уважаемый господин! – говорил, обращаясь к Бируни, посланник дабира. – Как можем мы оставаться в караван-сарае, когда сам хорезмшах ждет нас в своем дворце!

Посланник дабира едва сдерживал клокотавший в нем гнев. Когда ему было поручено доставить ко дворцу знаменитого ученого Хорезма, сведущего во многих науках, он думал встретить богатого и знатного господина, который нагрузит караван всяким добром. Ведь Бируни был знаменит, и его вызывал к себе сам хорезмшах. Но посланник дабира встретил более чем скромного человека, который чуть ли не за час собрал все свое достояние и навьючил на верблюдов одни лишь книги. Где же его богатства? Где же его пышные одежды, в которых он предстанет перед хорезмшахом? Где он хранит свои драгоценности? И почему на нем такой дешевый халат?.. И вот теперь этот странный человек сразу же показал, что он не желает угождать великим мира сего: он заставляет ждать самого шаха и тратит время на безвестного юношу!

– Благодарение аллаху, – отвечал ал-Бируни, – жизнь хорезмшаха не подвергается опасности, а здоровье молодого человека, только начинающего свой путь, в опасности. Как же можно оставить юношу, не оказав ему помощи? Не следует ли подумать, что выше – гнев хорезмшаха или гнев аллаха, который обрушится на ученого, взявшегося врачевать и не выполнившего свой долг?

Посланник дабира молча удалился, и вслед за ним, опустив головы, ушли гонцы. Мухаммад ал-Хасияд стоял, словно пораженный громом. Услышанные им слова потрясли его. Так отвечать посланнику дабира мог только очень смелый человек! Но этот смелый человек может накликать беду на свою голову. А что будет, если посланник дабира в порыве гнева сообщит хорезмшаху о том, что задержало в пути знаменитого ученого? Тогда ал-Бируни неминуемо подвергнется преследованию хорезмшаха. И вдруг Мухаммад вспомнил разговор, услышанный им в Гургандже. Не об этом ли ученом говорили почтенные старцы, которых он встретил у продавца книг? Он вспомнил базар в Гургандже и кипу старинных книг под навесом. Якуб попросил у него денег, чтобы купить полюбившуюся ему книгу, и, когда Мухаммад расплачивался с продавцом, он услышал разговор незнакомых ему людей. Они говорили о каком-то ученом, который был изгнан из Хорезма прежним правителем и вынужден был скитаться по чужой земле. Не об этом ли ученом они говорили?..

Когда Абу-Райхан остался наедине с Мухаммадом, купец сказал ему о своих сомнениях и робко спросил, не подвергается ли опасности ученый, не разгневается ли грозный правитель Хорезма.

– Страх забрался в мое сердце, – признался ал-Хасияд. – Я бы не хотел стать причиной твоих невзгод, благородный человек. Ты сделал доброе дело. Оно уже записано аллахом в книге благодеяний, а мне вовек не забыть тебя. Поверь, среди моих богатств нет сокровища, которое я не сложил бы сейчас к твоим ногам. Я слышу ровное дыхание моего сына. Это счастье. Признаюсь тебе: были минуты, когда я не надеялся на это. Если человек теряет дар, без которого не существует даже букашка, когда он лишен дыхания… О чем тут говорить!.. Ты спас мне сына. Так, может быть, мы сами теперь продолжим начатое тобою дело исцеления, а тебе дадим возможность двинуться в путь, чтобы скорее предстать перед великим правителем Хорезма?

– Я не боюсь гнева Мамуна, – ответил ал-Бируни. – Если он призвал меня ко двору, значит, он надеется извлечь пользу из моих знаний. А если я ему нужен, то он встретит меня благосклонно. Ведь я не напрашивался, хоть мне и лестно встретиться с достойными учеными, собранными при его дворе. И какая может быть беда от того, что я прибуду на сутки позднее? Решительно никакой беды не будет. Только на сутки позднее мы начнем свои ученые споры. Я не покину твоего сына, пока нам не удастся побороть злой недуг. Опасность миновала, но тяжелая болезнь еще не прошла. У твоего сына были нарывы в горле, и они могли лишить его жизни. Мы вовремя ему помогли. Питье, которое я ему дал, поможет снять жар и уменьшить опухоль в горле. Я хотел бы покинуть караван-сарай с мыслью, что выполнил свой долг перед молодым человеком, только начинающим свой путь в жизни. Много ли он видел и узнал? Много ли успел сделать? А земля так велика и прекрасна, надо ее познать. Сколько она ставит нам загадок! Каждый человек должен стремиться постичь неведомое, познать загадочное и по мере сил своих передать свои знания другим.

Ал-Бируни говорил тихо, внимательно глядя в глаза ал-Хасияда и стараясь разгадать, все ли понял этот богатый, избалованный удачами мусульманский купец.

Ученый видел, что перед ним богатый человек. Иначе откуда столько дорогих пушистых мехов, которыми укрыли юношу? Откуда перстни с горящими рубинами и редкой красоты изумрудами, которыми были унизаны пальцы Мухаммада?

А в это время Якуб, проснувшись уже в полном сознании и даже с какой-то бодростью, полуоткрыв глаза, внимательно слушал неизвестного ему человека.

Юноша старался понять, почему тот сидит у его изголовья. Зачем?.. Потом он вспомнил, как ему было трудно глотать, как его мучил жар и страшные видения. Он вспомнил, что, когда наступали минуты прояснения, он видел перед собой этого человека в белоснежной чалме, вспомнил, как тот подавал ему чашу с горячим питьем и тихим голосом говорил: «Пей, юноша. Это питье исцелит тебя, и дыхание твое станет легким и приятным».

Человек с добрыми, задумчивыми глазами гладил ему руку и, ласково касаясь лба, очень убежденно повторял: «Ты вернешься к здоровью и благополучию. Ты будешь жить».

И Якуб почувствовал, как горькое горячее питье разливается в жилах приятной прохладой. Да, он будет жить! Куда-то ушел страх перед неизвестностью!..

Откуда он, этот добрый человек? В самом деле, дыхание стало легким и приятным. В горле почти исчез ком, который душил его. Даже есть захотелось! И еще – хочется услышать его голос. Что-то он сказал сейчас очень важное… «Человек должен постичь неведомое!..» Мудрый человек. Кто он?

– Ты проснулся, юноша! – радостно воскликнул Бируни, когда встретил устремленный на него взгляд Якуба. – У тебя совсем ясные глаза. Скоро, очень скоро недуг покинет тебя.

– Слава аллаху, я совсем здоров, – ответил Якуб, приподымаясь на локте и стараясь кивком головы приветствовать неизвестного друга. – Я слышал твои слова, мудрый человек, и в душе моей родилось желание услышать из уст твоих еще несколько слов.

– Не утруждай великого ученого Абу-Райхана ал-Бируни, – поспешил вмешаться отец. – Мы и так потревожили его, отвлекли от главного дела. Благородный ученый, краса и гордость мусульманского мира, призван ко двору шаха Мамуна.

– Зачем так! Не пугай юношу пышными титулами, – усмехнулся ал-Бируни. – Он еще не искушен в делах великих мира сего. Одно слово «хорезмшах» может повергнуть его в трепет. Мне не грозит опасность. У великого правителя Хорезма пока еще нет оснований гневаться. Завтра я отправлюсь ко двору, а сегодня еще побуду с Якубом, тем более что он обрел дар речи и будет мне отличным собеседником. Выпей-ка это питье, юноша, – предложил ученый, подавая Якубу чашу, – а потом поговорим с тобой. Надеюсь, ты грамотен?

– Знания мои весьма ничтожны, – отвечал Якуб в смущении. – Я десять лет провел в медресе, но, как я убедился, мои глаза еще не прозрели. Кое-что я увидел в своем первом путешествии в Булгар. Но всего этого мало. Я имел счастье читать твою книгу «Следы, оставшиеся от прошедших поколений». Она хранится в библиотеке нашего медресе, и только главный мударис распоряжается твоим бесценным трудом. Сколько я почерпнул в нем разных сведений, удивительных и любопытных! Твоя книга заставила меня над многим призадуматься. И вот мне захотелось узнать о верованиях и обычаях тех народов, которые я встречал во время нашего путешествия в Булгар.

– Вот оно что! – обрадовался Бируни. – Мне приятно слышать, что ты читал мой труд, посвященный прошлому ушедших поколений. И еще приятнее знать, что у тебя появилось желание постичь религию, обычаи и нравы тех племен, которых ты доселе не знал и не ведал. Значит, не напрасно я трудился над этой книгой. Что же поразило тебя в таинственной стране Булгар?

В изумлении слушал этот разговор Мухаммад ал-Хасияд. Среди купцов он всегда чувствовал себя равным и даже более того – ему нередко казалось, что он возвышается над другими. Но рядом с этим скромным и мудрым человеком, который спас жизнь его сыну, он чувствовал себя ничтожным. Но каков же Якуб, его мальчишка Якуб! Он как равный разговаривает с самим ал-Бируни! Сын ведет беседу с известным ученым, призванным к самому хорезмшаху. И ученый слушает его с интересом. Поистине бывают чудеса! Пожалуй, в этот миг богатый купец испытывал отраду, какой не давала ему самая удачная торговля на самом большом караванном пути.

А тем временем Якуб рассказывал ал-Бируни о том, что ему показалось удивительным и достойным внимания во время путешествия в царство Булгар. Он рассказывал о странных обычаях, о верованиях и богах. Вспоминал суровый климат и чужое небо.

– Как-то перед заходом солнца, – рассказывал Якуб, – в обычный час небесный горизонт сильно покраснел, и я услышал в небе шум и громкое ворчанье. Тогда я поднял голову и увидел облако, подобное огню. Оно было недалеко от меня, и я увидел, что шум и ворчанье исходят из этого облака. И мне удалось рассмотреть в этом облаке подобие людей и лошадей. Потом я стал различать копья и мечи, которые казались совершенно ясными. А с другой стороны из облака выплыло нечто подобное всадникам с оружием, и эти всадники стали нападать на тех, что плыли по небу среди обрывков алых облаков. Все люди нашего каравана в изумлении смотрели на это зрелище, а иные испугались. Я увидел, как старый Абдулла бросился на колени и стал просить аллаха о милости. А булгары посмеялись над нами. Они сказали нам, что эти всадники в небе принадлежат к верующим и неверующим джиннам. И так они сражаются каждый вечер и не прекращают этого с тех пор, как булгары помнят себя на этой земле.

– Любопытно, – сказал задумчиво Бируни. – А что еще тебе запомнилось? Ты не лишен наблюдательности, юноша!

– Мне запомнилась самая короткая ночь, какую можно себе представить. Я едва успел прочесть молитву на закате солнца, когда начался рассвет. Я помню, как Абдулла ставил котелок на огонь во время захода солнца; вода в котелке еще не успела закипеть, а уже надо было приниматься за утреннюю молитву. Когда так коротка ночь, то день очень длинен. Но говорят, что пройдет немного времени, и наступят длинные ночи и короткие дни. И видел я в небе совсем мало звезд, – продолжал Якуб. – Сколько ни приглядывался, а более пятнадцати звезд не мог насчитать. С чего бы это?

– Это вследствие малой темноты, – подсказал Бируни. – Месяц, должно быть, не достигает середины неба и лишь на короткое время появляется на его краях, не правда ли?

– Так оно и было, – ответил Якуб. – Меня это удивило… И настолько светла ночь, что человека можно разглядеть с расстояния, большего, чем выстрел стрелы.

– Все это очень любопытно, друг мой, – сказал ал-Бируни. – И, если бы ты поехал дальше на север, ты бы увидел еще более удивительные вещи. Прибывшие оттуда люди рассказывали мне, что в зимнюю пору ночь делается по длине равной летнему дню, а день делается таким коротким, как ночь. Это происходит в месте, называемом Атиль. Мне рассказывали, что племена, живущие там, считают благодетельным для себя вой собак, так как видят в этом доброе предзнаменование, предсказывающее изобилие и урожай. У них много удивительных обычаев и порядки, для нас непривычные. Однако мы должны уважать эти обычаи, потому что для них они священны… Сегодня ты отдохнешь, друг мой, а на рассвете, когда я увижу, что ты здоров и дыхание у тебя легкое и приятное, я продолжу свой путь к хорезмшаху.

* * *

На рассвете караван прославленного хорезмийца Абу-Райхана ал-Бируни отправился в столицу Хорезма. Его сопровождали гонцы хорезмшаха Мамуна и посланник дабира, которому было велено следовать за ученым до места назначения.

– Богатство ученого – его знания, – сказал Мухаммад ал-Хасияд своему сыну Якубу, когда встретился с веселым взглядом юноши и понял, что опасность миновала, что Якуб выздоравливает.

– Удалось ли тебе отблагодарить ученого за его доброту и внимание к нам? – спросил Якуб отца.

– Не удалось, – ответил купец. – Великий ученый гордым жестом отвел мою руку, протянувшую ему мешочек с золотом. Я остался его должником.

– Должно быть, знания дают ему большие богатства, если он отказывается от золота, – заметил Якуб.

Он сказал это не без хитрости. Сейчас ему хотелось услышать от отца: «Да, ученость дает большие богатства». И тогда бы он сказал: «Зачем же водить караваны? Не попытаться ли мне стать ученым?.. Разве не справедливы слова Абу-Райхана ал-Бируни: „Земля велика и прекрасна – познай ее!“?»

Но отец молчал.

 

В КОРОНЕ ШАХА МАМУНА НЕДОСТАЕТ САМОЙ КРУПНОЙ ЖЕМЧУЖИНЫ

Абу-Райхан ал-Бируни в сопровождении гонцов хорезмшаха приближался к стенам Гурганджа. Его тревожила мысль: к чему это приглашение? Для какого дела он понадобился правителю Хорезма? Ученый уже не впервые задумывался над этим и делал разные предположения.

Может быть, Мамун хочет обновить хорезмийский календарь? Или ему потребовались математические вычисления для строителей оросительных каналов? Что нужно шаху Мамуну от ученых? Говорят, будто он призвал их из Бухары, Самарканда и Нишапура. Так ли это? Что побудило шаха расточать милости людям, далеким от дел его двора? Возможно, что ему захотелось иметь при дворе горизонтальные солнечные часы? Их не сделаешь, не имея сведений о широте того места, где они будут устроены. Вычисления должны быть точные. Не для того ли нужны математики? Если хорезмшах желает показать посланцам халифата, как он верен аллаху, то естественно его желание добыть точные данные для всех пяти суточных молитв. Ведь всякому правоверному мусульманину, особенно если он к тому же еще и правитель великой страны, хочется, чтобы муэдзин призывал к молитве всегда в одно и то же время, как это делается в Мекке и Багдаде. Но вряд ли только для этого собрал хорезмшах всех ученых. Позднее откроется истина. А пока надо набраться терпения. Терпение нужно не только для научных опытов, но и для того, чтобы спокойно, с достоинством переносить причуды правителя. Ведь причуды неизбежны. Разве пребывание при дворе правителя Гургана, Кабуса ибн Вашмгира, не научило его терпению? Теперь он хорошо знает цену добрым словам правителя и не очень-то верит этим словам, они редко бывают искренними. И еще реже бывают продиктованы благородными порывами сердца. Чаще всего они пропитаны корыстью, желанием сделать чужую голову своим достоянием. Но, зная эту истину, надо примириться с ней и идти дальше своей дорогой. Дорога впереди трудная, хоть и манящая своими загадками, нераскрытыми тайнами. «Иди же вперед, Абу-Райхан, и не жалуйся на трудную судьбу! Помни: ты сын безвестных родителей и не было у твоей колыбели человека, который бы имел достояние и смог бы помочь тебе в юности. Ты был усердным и любознательным, Абу-Райхан, но нельзя сказать, чтобы аллах очень покровительствовал тебе. В двадцать лет уже пришлось покинуть родной край и бежать от дворцовых смут. Хорошо, что был снисходительным правитель Гургана. Годы, проведенные в Гургане, не прошли даром. Были прочитаны груды книг о прошлом ушедших поколений. И разве часы, проведенные за этими страницами, не принесли тебе радости? А каким счастливым был тот день, когда ты завершил многолетний труд и старый переписчик взял в свои дрожащие руки объемистую книгу „Следы, оставшиеся от прошедших поколений“! Не этот ли труд привлек внимание хорезмшаха? Очень хотелось, чтобы люди заглянувшие в эту книгу, поняли, что следы эти драгоценны, что их надо беречь.»

Так размышляя о прошлом, Абу-Райхан словно подводил итог сделанному и намечал свой дальнейший путь. Он служил науке верой и правдой, но давно уже понял, что без покровительства шахов не сделаешь и самой малости. Значит, надо терпеть причуды правителя.

«Не удивляйся причудам великих мира сего, – говорил сам себе Абу-Райхан. – Пусть 398 год хиджры – год возвращения на родную землю Хорезма – будет знаменательным для тебя. Пусть тебя озарит звезда мудрости, Абу-Райхан. Клянусь аллахом, я использую этот свет для блага людей. Богословы говорят, что всемогущему все видно; хотел бы я знать, видит ли он, как я хочу познать звезды небесные и недра земные. И разве не для этой великой цели я трачу свою жизнь? Впрочем, этой великой цели многие готовы отдать жизнь. И первый из них – Хусейн ибн Сина. Боги наделили молодого ученого бесценным даром. Он способен заглянуть внутрь человека и разгадать тайну самого загадочного недуга. Поистине чудо! Но каким тяжким трудом достиг он этого совершенства! Мало кто знает, что ибн Сина отважился подкупить могильщика и, получив у него труп безвестного человека, разрезал его и узнал, как изменились органы человека во время болезни. Он сделал это тайно, иначе богословы предали бы его проклятью. Но и без того они считают его безбожником. Возможно, до них дошли стихи Хусейна, которые записал один из его верных учеников:

За безбожье свое пред собой одним я в ответе. Крепче веры моей не бывало на белом свете. Но коль даже единственный в мире – и тот „еретик“, — Значит, нет, говорю, правоверных в нашем столетье!» [15]

Вспомнив эти строки, ал-Бируни улыбнулся. Стихи говорили о смелости взглядов Хусейна, а, по мнению Абу-Райхана, смелость – одно из самых необходимых качеств ученого.

«Хорошо, что хорезмшах призвал Хусейна ибн Сину в Гургандж, – подумал Абу-Райхан, – любопытно встретиться с ним!»

Въезжая в ворота Гурганджа, ал-Бируни встретил глашатая на статном рыжем скакуне. Он громко провозглашал волю шаха Мамуна, призвавшего на свой меджлис всех ученых. Гонцы, сопровождавшие Абу-Райхана, всполошились и спросили ученого, поспешит ли он сейчас на меджлис, но Абу-Райхан только развел руками.

– Помилуйте, – сказал он, – могу ли я предстать перед великим правителем Хорезма в одежде странника, покрытой пылью дорог? Сегодня обойдутся без меня, а завтра, я надеюсь, хорезмшах примет меня.

С этими словами ал-Бируни покинул гонцов, узнав предварительно, где ему отведено жилье.

«Гургандж – столица Хорезма, – думал ученый, – но редко слышна хорезмийская речь. Язык жителей Гурганджа оскудел, потерял свою живость и прежнюю образность. Люди просвещенные стараются показать свои знания арабского языка. Это естественно, если при дворе правителя принят арабский язык. Впрочем, и сам я предпочитаю писать свои труды по-арабски. Этот благозвучный язык словно создан для науки. Но и в поэзии он удивительно хорош». Подойдя к дому, предоставленному ему, Абу-Райхан подумал: «Такая щедрость, пожалуй, излишня. К чему?.. Богатый дом нужен человеку, который намерен устраивать пиры, а у меня никогда не будет времени для веселых сборищ».

В то время когда ал-Бируни переступал порог своего нового дома, хорезмшах Мамун слушал дабира. Склонив голову перед повелителем, дабир говорил о том, как засияют на небосклоне Хорезма величайшие звезды науки, собранные правителем во имя процветания страны. Умный и образованный дабир читал строки из книги Абу-Райхана:

– «…Откуда могли бы быть у нас сведения о преданиях народов, не будь в нашем распоряжении вечных произведений пера?» Ал-Бируни говорит о вечных произведениях пера, – продолжал дабир, – он посвятил им все дни своей жизни. И мы видим это, читая труд ученого.

Хорезмшах Мамун, слушая дабира, одобрительно кивал головой. Книга ал-Бируни «Следы, оставшиеся от прошедших поколений» нравилась ему. Он прочел ее с интересом и был доволен, когда нашел в ней страницы, посвященные прошлому Хорезма.

– Где Абу-Райхан? – спросил шах Мамун. – Будет ли он на меджлисе?

– Я жду его, – признался дабир, – но не знаю, поспеет ли он на меджлис. Глашатай уже сзывает ученых.

– Тогда отложим меджлис, – предложил Мамун. – Сейчас меня занимает Абу-Райхан. Что ты узнал о нем?

Вошедший в покои шаха вазир внимательно прислушивался к разговору шаха с дабиром.

– Учителем Абу-Райхана был знаменитый Абу-Наср Мансур ибн Али ибн Ирак, – отвечал дабир. – Этот выдающийся астроном – слава о нем никогда не померкнет! – избрал себе достойного продолжателя. Вот почему я считаю Абу-Райхана ал-Бируни той жемчужиной, которой должен украсить свою корону великий шах Мамун.

– Если я не ошибаюсь, – вмешался вазир, – учителем Абу-Райхана был врач и астроном Абу-Сахль Иса ал-Масихи? Я не очень доверяю этому ученому-христианину. – Вазир сделал паузу, искоса глянул на молчаливого хорезмшаха и добавил: – Абу-Райхан ал-Бируни прибудет ко двору, но я не знаю, та ли это жемчужина, которой недостает в твоей короне, великий шах Мамун.

С недавних пор вазир враждовал с дабиром, и сейчас он не терял случая поддеть его, хотя понимал, что ал-Бируни все равно встретят с почестями, раз этого пожелал хорезмшах.

«Пусть встретят с почестями этого безвестного хорезмийца, – подумал вазир. – Настанет время, и богословы сумеют доказать, что во дворец правителя Хорезма пробрался безбожник и еретик».

* * *

Хорезмшах Мамун любил присутствовать при ученых спорах. Ему нравилось, когда прославленные ученые ставили друг другу сложные, а иной раз и неразрешимые вопросы. Он гордился тем, что сумел привлечь к себе людей науки, которые были прославлены своей образованностью в других городах. Правда, этим он восстановил против себя многих богословов, которых приводили в трепет даже самые имена этих ученых. Иные из них не скрывали своей неприязни к молодому врачевателю ибн Сине, хотя знали, что он спас жизнь правителю Бухары.

Ибн Сина восстановил против себя богословов не только тем, что, занимаясь исцелением больных, больше полагался на свои знания, чем на волю аллаха, но еще и тем, что говорил недозволенное. Он интересовался многими науками и нередко высказывал свое мнение о вещах загадочных и непостижимых. Ученый осмелился сказать, что образование гор могло произойти либо от поднятия земной поверхности, как бывает при сильных землетрясениях, либо от действия воды. Мало того – он высказал мысль о том, что некоторые пласты на горах произошли от древних морей, в которые они были когда-то погружены.

«Еретик и безбожник! – кричали богословы, близкие ко двору шаха. – Он говорит недозволенное и неразумное! Кто может сомневаться в том, что и горы и моря – все создано волей всемогущего аллаха!..»

Однако эта дерзкая мысль привлекла внимание хорезмшаха. Мало того – шаху захотелось проверить, справедливы ли слова ибн Сины. И тогда правитель Хорезма сказал, что в этом ученом споре должен принять участие Абу-Райхан ал-Бируни, который, как ему стало известно, не уступает ибн Сине в своей учености. Хорезмшах не знал о том, что ал-Бируни позволяет себе высказывать весьма рискованные мысли, какие не решился бы сказать ни один правоверный ученый. Мамуну не было известно, что ал-Бируни открыто высмеивает мусульманских богословов, которые объясняют те или иные явления природы не чем иным, как только всемогуществом аллаха. Но в тот самый час, когда ал-Бируни расположился в доме, отведенном ему в Гургандже, дабиру пришло в голову рассказать своему повелителю о странностях, присущих ученому-хорезмийцу. Почему он так сделал? Может быть, потому, что захотел представить ал-Бируни именно таким, каким он был на самом деле, чтобы впоследствии не подвергать его опасности быть оклеветанным невеждами. И дабир рассказал Мамуну о том, что ал-Бируни ведет себя как вольная птица – что хочет, то и делает: высмеивает богословов, не считается с их мнением и в суждениях своих тверд, как скала, хотя многие с ним не согласны.

– И как же он их высмеивает? – спросил хорезмшах. – Поистине аллах велик – он создал и птиц и ученых… Только он дарует разум человеку. А если всемогущий одарил ученого столь удивительным свойством, что он способен понять движение небесных светил, значит, он же внушил ему мысль о том, что богословы неправы. Ну-ка, расскажи, в чем они неправы.

– Один из известных мне ученых, – отвечал дабир, – стал свидетелем спора между Абу-Райханом и багдадским мудрецом. Они говорили о причинах, вызывающих подъем воды, и о том, почему бьют фонтаны. Ал-Бируни был краток. Он сказал: «По этому вопросу со мной спорили многие люди. Они склонны приписать божественной мудрости то, что не узнали в науках физических. Сказав, что аллах всемогущ, они тем самым отвечают на все вопросы. А в чем истина, они не знают».

– А он знает, в чем истина? – спросил Мамун с усмешкой. – Богословам свойственно многое объяснять всемогуществом аллаха. Но как еще можно это объяснить? Я желаю услышать ответ из уст самого Абу-Райхана. И еще меня занимает спор о том, движется ли Земля или стоит неподвижно. До меня дошло, будто иные сомневаются в том, что Земля стоит неподвижно.

Дабир, хорошо знавший труды знаменитого хорезмийца, решил объяснить хорезмшаху, в чем особенность мысли ал-Бируни. Он сказал:

– Досточтимый шах Мамун! Известный тебе ученый ал-Фараби давно уже писал о том, что Земля не двигается ни со своего места, ни на своем месте. А вот ал-Бируни, отдавая должное великому ал-Фараби, говорит совсем другое. Он ссылается на индийских астрономов.

– Что же он говорит об этом? – полюбопытствовал шах. – Многие считают Абу-Райхана хорошим астрономом. Надеюсь, он не позволяет себе недозволенного?

– Мне говорили, – отвечал дабир, – что ал-Бируни согласен с мыслью индусских астрономов. А те говорят, будто Земля движется, небеса же находятся в покое…

– Это уже чрезмерно! – воскликнул шах Мамун. – Слава аллаху, этого нет, иначе камни и деревья падали бы с Земли!..

– Так думают многие, великий шах. И я так думаю. Однако астроном Брамагупта утверждает, что все предметы притягиваются к центру Земли и потому не падают при вращении Земли.

– Эта дерзкая мысль мне непонятна! – воскликнул хорезмшах. – Не мне судить, кто из них прав. Аллах велик! Он рассудит! Нам неведомо, согласен ли Абу-Райхан с индусскими астрономами. Мало ли что говорят… Одно скажу: Абу-Райхан ал-Бируни уроженец Хорезма, и он должен быть при моем дворе. Пусть он докажет нам, что правда за Брамагуптой.

– Я жду его с минуты на минуту, – ответил с поклоном дабир. – Может быть, суждения Абу-Райхана странны, однако я верю, что его знания в астрономии и математике принесут Хорезму великую пользу.

* * *

Пышный двор хорезмшаха Мамуна показался ученому даже чрезмерно богатым. Гурган был намного беднее и меньше столицы Хорезма. Там не было таких красивых дворцов, не было таких величавых мечетей, не было столь шумных улиц и таких обширных караван-сараев. Ал-Бируни получил почетное место при дворе правителя Хорезма. Ученому был предоставлен богатый дом и подарена одежда, достойная самого вазира. На следующий же день хорезмшах Мамун пожелал увидеть ал-Бируни.

Правитель великого Хорезма принял ученого приветливо. Мамун не был таким чванным и заносчивым, каким был султан Махмуд Газневидский. Лицо его было спокойно и благородно. Глаза хорезмшаха не метали молнии гнева и только с любопытством смотрели на скромного худощавого человека, который сумел завладеть умами людей, не имея никакого достояния и никакой знатности. Руки хорезмшаха, унизанные драгоценными перстнями, спокойно лежали на подлокотниках. По обе стороны трона стояли телохранители, словно каменные изваяния.

«С этим, пожалуй, можно поладить», – подумал Абу-Райхан, склонившись перед правителем.

Быстро ответив на приветствие, Мамун прежде всего спросил, согласен ли Абу-Райхан с утверждениями индийских астрономов.

Ал-Бируни не ожидал подобного вопроса. Не собирается ли шах Мамун разоблачить его и всенародно назвать еретиком? Но он тут же отбросил эту мысль. Зачем же так? Скорей, наоборот: если правитель Хорезма знает что-либо об индийских астрономах, то это просвещенный правитель. Но как ответить более понятно?

Подумав немного, Абу-Райхан сказал:

– Вопрос, заданный мне великим правителем Хорезма, заслуживает большого внимания. Но я бы не хотел ответить на него поспешно. Если бы великий шах пожелал собрать меджлис ученых… Пусть мой повелитель не подумает дурно, я могу и сейчас ответить великому шаху, – продолжал Абу-Райхан. – Но меджлис…

– Меджлис – хорошо! – поспешил с ответом хорезмшах. Ему как раз и хотелось услышать спор ученых.

Ал-Бируни еще мало знал правителя Хорезма. До него дошли слухи о том, что Мамун II человек просвещенный, не лишенный интереса к наукам. Но как понять поставленный им вопрос? Если шах Мамун поддался влиянию богословов, прибывших сюда из Багдада, то прямой ответ может тотчас же стать причиной раздора между ученым и правителем. Не успев вернуться на землю родного Хорезма, он, Бируни, может снова подвергнуться изгнанию. Но сказать что-либо другое, чтобы угодить невеждам, находящимся в плену бездушных и корыстных шейхов, он не намерен. Однако чем вызван этот вопрос Мамуна: любознательностью или коварством? Он странно звучит в устах хорезмшаха, величаво восседающего на золоченом троне, в одежде, сверкающей драгоценными камнями.

Абу-Райхан смотрел на стены громадного тронного зала, украшенные росписями, повествующими о прошлом династии хорезмшахов. Он видел здесь предков Мамуна II и полководцев, среди которых были мужественные люди чужеземных племен, попавшие в Хорезм из дальних стран. Размышляя над замысловатым вопросом, поставленным шахом, ученый вдруг обратил внимание на изображение черного статного воина в богатой одежде. Когда-то, при дворе одного из предков хорезмшаха, этот воин занимал почетное место. И молнией блеснула мысль: «Откуда этот черный человек со смелым и мужественным лицом, столь непохожий на других воинов, изображенных на стенах тронного зала? Не с берегов ли Нила? А может быть, у истоков Тигра и Евфрата жили предки этого черного воина? Кто взял его в плен? И кто пригнал в далекий Хорезм? Какие заслуги помогли ему обрести богатство и знатность? Однако надо объяснить хорезмшаху, почему я хочу ответить на заданный вопрос в присутствии ученых. Не посчитает ли Мамун за дерзость предложение собрать меджлис ученых?»

– Я и сейчас готов ответить, – повторил Абу-Райхан, стараясь прочесть на лице хорезмшаха его настроение, – но истина познается в споре… каждый по-своему понимает этот сложный вопрос…

– Завтра на царском меджлисе соберутся ученые Гурганджа, – ответил Мамуи. – Я тоже думаю, что в споре познается истина!

Поблагодарив за честь, ал-Бируни с низким поклоном удалился, а хорезмшах Мамун, видимо довольный тем, что ученый-хорезмиец уже стал его собственностью, обратился к дабиру:

– Много я слышал разных небылиц о нашем ученом ал-Бируни. Дошло ли до тебя, что правитель Гургана Кабус ибн Вашмгир хотел дать ученому почетное место при дворе и облечь его властью над целым диваном? Но Абу-Райхан отказался от всего этого и предпочел заниматься науками. А ведь науки не давали ему и сотой доли того почета и денег, которые он мог получить, находясь при дворе правителя.

– Пожалуй, ученый был прав, – ответил дабир. – Во всяком случае, мы сейчас извлечем пользу из тех бесценных трудов, которые он написал, будучи на службе у Кабуса и не связываясь с делами правителя. Как ты помнишь, великий шах, в книге нашего астронома дано подробнейшее описание всех эр, праздников и календарей многих племен и народов. Для этого ученый изучил многие летописи о прошлом хорезмийцев, греков, римлян, персов, согдийцев, иудеев. Эта книга напомнила нам, что в чужой стране есть наш ученый.

– Мне льстит, – отвечал Мамун, – что Абу-Райхан ал-Бируни хорезмиец. Это для нас более ценно, чем ученый-согдиец или ученый-перс при дворе хорезмшаха. Все же этот человек рожден на земле великого Хорезма. Мне приятно сознавать, что наш соплеменник возвышается над другими. Он будет достойным потомком своих великих предков, не правда ли, дабир?

– Я никогда в этом не сомневался, великий шах. Я помню слова Сократа: «Нет сокровищницы лучше знания, нет врага хуже дурного человека, нет почета величавее, чем знание».

* * *

Во дворец на меджлис собрались все ученые, все богословы, все знатные люди Гурганджа. Ибн Сина радостно приветствовал ал-Бируни, с которым долго не виделся и судьба которого его всегда волновала. Он немало потрудился, чтобы вернуть Абу-Райхана ко двору правителя. Ибн Сина помнил о том, что прежний правитель изгнал ал-Бируни из Хорезма и заставил его искать покровительства на чужбине. Как хорошо, что ученый вернулся в свой родной Хорезм!

Мусульманские богословы, враждебно воспринимающие смелые мысли ибн Сины и ал-Бируни, с нетерпением ждали. Они не знали, о чем будет спор, но, предвидя разногласия, заранее подзадоривали друг друга.

Открывая меджлис, вазир сказал, что, заботясь о процветании Хорезма, великий шах Мамун собрал при своем дворе ученых, которые могли бы стать украшением двора самого халифа. Но, покровительствуя наукам, хорезмшах в то же время отвечает за людей науки перед самим аллахом. Вот почему собран меджлис, где надлежит разобраться в спорах, вносящих смуту в умы людей. И тут же, обращаясь к ал-Бируни, вазир спросил:

– Верно ли говорят, будто ты утверждаешь, что все тела стремятся к Земле и удерживаются они на поверхности Земли, не улетают лишь потому, что существует сила притяжения тел к Земле? До нас дошло, будто ты, уважаемый ученый, признаешь существование взаимного притяжения тел как их неотъемлемое свойство. Не думаешь ли ты, что виной тому воля аллаха, который в силах изменить все на Земле, на воде и в небе?

Ал-Бируни видел шумное оживление среди старых мудрых богословов.

«Однако, – подумал он, – шах Мамун проявляет нетерпение».

– Прежде чем ответить, я хотел бы услышать мнение моего собрата, уважаемого Абу-Али ибн Сины, – сказал Абу-Райхан.

– Тогда обратись к нему, – предложил вазир.

Ибн Сина насторожился. Он не думал, что в первый же день встречи тотчас же вступит в спор с этим горячим, несдержанным Абу-Райханом. Однако было любопытно.

– Я слушаю, – сказал громко ибн Сина.

– Что ты можешь сказать по поводу того, что все окружающие нас тела стремятся к Земле, что Земля притягивает их к себе?.. – спросил ал-Бируни.

– Еретик и безбожник! – воскликнул старый тучный улем, прерывая Абу-Райхана и обращаясь к служителям мечети, которые присутствовали на меджлисе и впервые своими ушами услышали недозволенные речи.

«Они шипят, как змеи, – подумал про себя ал-Бируни, стараясь по физиономиям разгадать настроение своих противников. – Увы! Здесь такие же невежды, каких я встречал и раньше. У таких не бывает своих мыслей и своих суждений. Но что думает об этом Хусейн? Он-то должен понимать, в чем истина!»

– Я готов доказать тебе, что ты не прав, Абу-Райхан, – сказал после небольшой паузы ибн Сина. – Возьмем, к примеру, такой случай. Зажжем факел и посмотрим, куда стремится пламя. Мы увидим, что пламя никак не стремится к Земле, а наоборот – стремится удалиться от Земли. Вот тебе и доказательство. Согласись, что невозможно утверждать, будто Земля притягивает к себе все тела.

– Сомневаюсь в правоте твоей мысли! – воскликнул ал-Бируни. – Стремление пламени вверх имеет другую причину – это результат движений холодных и нагретых слоев воздуха. Но и это не противоречит явлению притяжения всех тел на Земле. Я утверждаю, что все элементы стремятся к центру Земли с одинаковой скоростью. Причиной того, что тяжелые предметы падают на землю быстрее, чем легкие, является сопротивление воздуха.

– Следовательно, ты разделяешь мнение индуса Брамагупты о притяжении предметов к центру Земли? – спросил кто-то из ученых.

– Полностью разделяю! – признался ал-Бируни. – Есть люди, которые думают, что это суждение в какой-то мере умаляет значение астрономии. Но я считаю, что всякое явление астрономического порядка может быть с таким же успехом объяснено в связи с этой теорией.

Почтенный муфтий с длинной белой бородой и золоченым посохом в руках молча покинул меджлис. Среди богословов нарастал шум. Ропот возмущения заглушал речь ученого. Ал-Бируни умолк, но, взглянув на дабира, понял, что можно продолжать, и уже громче сказал:

– И в давние времена и в наши дни многие астрономы пытались узнать, вращается ли Земля или стоит неподвижно. Они пытались опровергнуть этот факт, но им не удалось. Мы также написали об этом книгу. В ней мы, по нашему мнению, превзошли наших предшественников если не словами, то по существу…

– Это уж слишком! – воскликнул старый тучный улем.

Он вскочил и, не скрывая своей ярости, стал звать богословов, предлагая покинуть меджлис, но, увидев на лице хорезмшаха неподдельный интерес, умолк.

– Мы поплатимся за такое богохульство! – шепнул старику молодой богослов, недавно вернувшийся из Мекки.

– Поплатятся еретики, – ответил с важностью старик, – а мы, правоверные, станем свидетелями неизбежного – этих безбожников призовут к ответу. Я бы их бросил в яму! – Лицо старого улема выражало крайнее возмущение.

«Нет, он не оставит этого еретика при дворе Мамуна. Завтра же он скажет хорезмшаху: либо он, почтенный и уважаемый улем, либо этот безвестный бродяга. И откуда это он взялся? Воистину сын сатаны! Что он говорит? Для него не существует корана. И как может это допустить хорезмшах Мамун? Но, может быть, и шах заражен ересью? Тогда надо писать донесение в Багдад, самому халифу».

– Не думаешь ли ты, что мало кто понял рассуждения Абу-Райхана? – спросил у дабира хорезмшах Мамун, когда ученые, взволнованные спором, громко переговариваясь, покинули дворец.

– Думаю, что единственный человек, который способен понять истину, – это наш умнейший и образованнейший хорезмшах Мамун, – ответил за дабира вазир. – Однако в короне твоей, великий шах, есть и более ценные жемчужины!

На хитром, не лишенном приятности лице вазира расплылась угодливая улыбка.

* * *

Спор на меджлисе долго еще занимал мысли шаха Мамуна. Ему было лестно, что ученый, обладающий многообразными знаниями, оказался при его дворе. Но тревожила мысль: может быть, прав старый улем и все эти рассуждения ученого богословы могут назвать ересью? Если прислушаться к голосу багдадских богословов, то ал-Бируни вместе с ибн Синой должны быть всенародно объявлены еретиками. Однако эти тонкие знатоки корана нимало не интересуются тем, что Хорезм потеряет ученых, могущих принести пользу. Не случайно посланник султана Махмуда Газневидского спрашивал дабира об ученых, собранных при дворе, и почему-то очень уж дотошно интересовался судьбой Абу-Райхана. Один аллах ведает, правоверный он ученый или еретик. Одно ясно: это кладезь знаний и эти знания нужно использовать для Хорезма. Такой ученый должен быть не только украшением дворца, он должен и делом заняться. Решив так судьбу Абу-Райхана, хорезмшах вызвал его к себе.

– Твои познания в области хорезмийского календаря мне известны, – сказал Мамун. – Ты тонко подметил все то, что делали землепашцы для плодородия своих земель. Я думаю, ты будешь достойным мирабом. Я облачу тебя властью над всеми водами Хорезма. Отныне от тебя будет зависеть урожай плодов земных. Кто лучше тебя сумеет предсказать раннюю весну? Что ты скажешь об этом?

– Я весьма польщен, великий шах. Поистине от знаний мираба немало зависит урожай нашей щедрой земли. Я готов отдать свои знания этому почетному делу. Поверь, я по справедливости распределю воды каналов. Я постараюсь изучить повадки нашей своенравной реки. Недаром ее прозвали бешеной. Но для устройства дела мне нужны помощники. Будут ли у меня люди, которые станут выполнять мои указания? Поможет ли мне диван вазира?

– Все будет по-твоему, – согласился хорезмшах. – Аллах велик, он поможет тебе в этом большом деле. Делай как знаешь. Только это занятие не должно помешать тебе изучать небосвод. Я верю: за стенами Хорезма ты сделаешь больше того, что сделал в Гургане. Воистину тебе оказаны большие милости.

– Я дорожу благорасположением великого шаха, – отвечал ал-Бируни, низко склонившись перед правителем Хорезма.

Он и в самом деле ценил доверие. Просвещенность хорезмшаха Мамуна, его стремление разумно использовать науку нравились ученому. И сейчас, когда правитель Хорезма предложил ему трудную и ответственную должность мираба, которая должна была отнять у него много времени и оторвать от очень важных научных опытов, он с радостью брался за эту работу. Абу-Райхан, так же как и правитель страны, желал Хорезму процветания и богатства. Но ведь главное богатство страны – это плодородная земля: не случайно персы прозвали Хорезм «Землей Солнца».

Все эти мысли мгновенно пронеслись в голове ученого, когда он, отвечая хорезмшаху, должен был сказать «да» или «нет». Конечно, «да» – он будет мирабом и астрономом, но пусть будет мир на земле Хорезма.

– Я хотел бы многое сделать, великий шах, – сказал ал-Бируни, – но трудно предвидеть, что ждет нас впереди. Я с большой верой начинал свой путь в науке в дни моей юности в Хорезме. Помню, это было еще в 384 году хиджры, я производил астрономические измерения на левом берегу Джейхуна. Я только успел установить крайнюю высшую точку эклиптики для селения Бушкатыр, как началась смута. Знать Хорезма не поладила с шахом, а мне, начинающему вникать в науки, пришлось прервать свои занятия и искать убежища на чужбине. Долго еще бушевала буря в сердцах людских. Не скоро время сжалилось над нами. Когда все усмирилось, я принялся за свое дело. Если будет покой на нашей земле, поверь, великий шах, я не оставлю своего дела. Для того я и прибыл сюда, в твое царство.

– Теперь другие времена, – ответил с уверенностью хорезмшах. – Могу тебя заверить, все будет хорошо. Небо Хорезма ясно и безоблачно…

Они долго еще вели беседу – правитель великого Хорезма и ученый. Они расстались добрыми друзьями, но каждый постарался показать другому, что он верен себе. Мамун хотел показать великому ученому, что он не только правитель прекрасного Хорезма, но и человек, сведущий в тонкостях математики и астрономии, а Бируни хотел показать хорезмшаху, что наука для него священна и что нет такой силы, которая бы заставила его изменить ей.

Ал-Бируни был увлечен мыслью сделать Хорезм страной изобилия. Он принялся изучать систему орошения. Стараясь вникнуть в причину неудач, которые привели к гибели некогда цветущие оазисы, ал-Бируни понял, что люди, занимающиеся распределением воды, не всегда сознавали, сколь важно их дело. Они нередко забывали, что владеют главным сокровищем Хорезма. Они экономили на недозволенном и зачастую от скаредности и тупоумия делали преступные вещи. Ученый долго в задумчивости стоял среди занесенных песками земель, которые совсем недавно были садами и виноградниками. Как это случилось? Почему пустыня отобрала у людей эту землю? Почему она оказалась сильнее людей? И ученый сам себе отвечал: незнание тому причина, невежество!

Мало кто мог ему сказать, в какое время зарождается бурный поток воды, идущий от снежных вершин. А если узнать об этом точно, то можно предсказать большую или малую воду и соответственно подавать ее в каналы.

Когда ученый потребовал у сахибдивана людей, которых надо было расселить вдоль берегов реки, тот удивился: для чего так много людей? И ал-Бируни объяснил ему, что, если вдоль реки поселятся люди, которые будут постоянно жечь костры и давать сигналы, говорящие о том, какая идет вода, тогда мирабу удастся разумно распределить воду по всей оросительной системе. Вначале сахибдиван не соглашался: посчитал, что будет дорого, но потом согласился, и замысел ал-Бируни воплотился в жизнь.

На берегах Джейхуна были установлены наблюдательные посты. Люди следили за движением воды. Они передавали свои сообщения при помощи костров. Один, два, три дыма означали известное количество воды, которого можно было ожидать в ближайшее время. Имея эти данные, можно было разумно распределять воду реки по каналам и подавать ее на пахотные поля, в сады и виноградники. Ученый сделал много ценных наблюдений, ознакомился с опытом старых земледельцев и на основании всего этого хорошо рассчитал работу всей оросительной системы. Настало время, когда он мог отлично предвидеть успех земледельческих работ и сообщить хорезмшаху Мамуну, какой предвидится урожай плодов и злаков, будет ли урожайным год.

Видя по ночам пламя костров на берегах реки, хорезмийцы знали, что от костра к костру передаются сведения, которые собираются в одном диване и позволяют шаху знать, сколь богатые дары даст ему хорезмийская земля.

– Не займет ли это слишком много времени? – спрашивал Абу-Райхана его друг, математик абу-Наср Аррак. – Когда же ты займешься небосводом?

– Вода поистине главное сокровище Хорезма, – отвечал ал-Бируни. – А для звезд небесных есть ночь, я не оставляю их без внимания. Поверь, друг мой Аррак, тайны небесных светил не дают мне покоя.

 

ОЖИДАНИЕ

Мухаммад ал-Хасияд возвращался в Бухару счастливым. Он с точностью выполнил все указания ученого и покинул караван-сарай ровно через неделю, когда Якуб был уже совершенно здоров и весел. Мухаммад непрестанно думал о том удивительном дне, когда судьба столкнула его с ученым-хорезмийцем. Он воспринимал это как чудо. И, как только они тронулись в путь, он почувствовал, как радость обуяла его, словно Он обрел бесценный дар. Да и в самом деле, может ли быть дар более драгоценный! Ведь он обрел сына, который погибал. И чем отчетливее он представлял себе то страшное утро, когда ему казалось, что Якуб уже никогда не подымется, тем радостнее было ему сейчас.

О встрече с великим хорезмийцем вспоминал и Якуб. Чудодейственное исцеление и разговор с благородным ученым надолго запомнились юноше. Как прост и приветлив ал-Бируни! А ведь этот человек обладает такими знаниями, что мог бы гордиться. Разве мало есть ученых, которые, возомнив себя великими, стали недоступны простым людям? Юноша вспоминал прочитанную им книгу ученого и все думал о том, с каким бесконечным терпением ученый собирал все эти сведения о жизни и быте разных народов. Сколько же он знает языков? Ведь надо было прочесть книги, рассказывающие о прошлом этих народов. И где он добывал эти книги?

– Эта была счастливая встреча, – говорил Мухаммад сыну.

– Воистину посчастливилось! Но эта встреча что-то сделала со мной, отец. Я почувствовал, что мысли мои уходят все дальше от базаров и все больше приближаются к книгам. Ты знаешь, о чем я призадумался, отец?

– О чем, сын мой?

– О недозволенном, отец. Я знаю, что это мне недоступно, однако думаю об этом. И даже во сне не забываю.

– О чем же это, сынок? – Счастливый отец с любовью смотрел на сына, только недавно возвращенного к жизни. Сейчас он был на все готов, только бы порадовать сына. – Что же недозволенное манит тебя?

– Мне хотелось бы, отец, проникнуть во дворец бухарского хана. Я знаю, туда не попадешь, но если бы ты знал, что рассказывал о библиотеке хана наш старый мударис! Он говорил, что там собрано все, что написано мудрейшими людьми на земле. И нет такой области знаний, какая не раскрылась бы жаждущему, как только он попадет в эту сокровищницу. Правда, многое сгорело во время большого пожара, но и то, что осталось, – это бесценные сокровища.

– А я думаю, что не так уж трудно попасть туда. Я давно уже убедился, сынок, – деньги открывают путь к самому недозволенному. А разве хранителю этих сокровищ не нужны деньги?.. В этом я могу тебе помочь. Но меня другое тревожит, Якуб. Ты забыл, что судьба твоя связана с торговыми делами, и я думаю, что тебе сейчас не до книг. Как только вернемся, ты тотчас же примешься помогать мне сбывать товары, закупленные в Булгаре. Тебе надо побывать при дворе хана, но совсем по другому делу: мне хотелось бы узнать, нужны ли хану пушистые шкурки соболей. Я знаю, наш правитель любит дорогие и редкие меха. А ведь соболя и горностаи не всегда встречаются на бухарском базаре. Пока оставим развлечения, сынок. Я понимаю, ты хочешь позабавиться веселым чтением, но десять лет в медресе – вполне достаточно для сына купца. Ведь ты будешь купцом, а не вазиром…

Якуб молча слушал отца и все думал о том, как объясниться с ним, как убедить его в том, что не следует бросать учение. А может быть, даже… Якуб и сам боялся признаться себе в том, что пришло ему в голову. А что, если бы ал-Бируни согласился приблизить его к себе, сделал его своим учеником?.. Нет, это невозможно! Такой важный ученый, такой знаменитый человек!.. Сам хорезмшах пригласил его к своему двору. А ведь хорошо получилось бы! Что-то есть в этом человеке покоряющее твою душу и заставляющее думать о важном и значительном. Но ведь есть и другие ученые, думал Якуб. Иные его сверстники стремились попасть в ученики к знаменитому ибн Сине. Некоторые из них даже последовали за прославленным медиком из Бухары в Хорезм. Они отправились в чужую страну, чтобы постичь тайну исцеления. Почему бы и не попытаться приблизиться к ал-Бируни? Он астроном и математик. Он строг и благороден. Хорошо бы стать его учеником. Это недозволено? Ну и что же?.. Старый мударис не раз говорил: «Якуб, тебя манит недозволенное». Да… недозволенное заманчиво! Но как упросить ученого согласиться? Якуб долго не решался и все же снова обратился к отцу и снова получил ответ, который говорил о несбыточности его надежд.

– Я уважаю науку, – говорил Мухаммад ал-Хасияд, – но пойми, сын, у каждого своя судьба. Мое занятие заранее определило твой путь в жизни. Этот путь я начертал тебе своими неустанными трудами. Разве не смешно, не глупо отказаться от этого пути? А наше путешествие в Булгар? Сколько трудностей и превратностей судьбы! Разве это путешествие я предпринял не для тебя? Зачем же ты хочешь отречься от всего этого? Почему ты пренебрегаешь моими трудами? Поверь, когда я думаю об этом, сердце мое наполняется скорбью.

Якуб долго не отвечал, и долго отец с сыном, каждый по-своему, предавались печальным мыслям. Якуб боялся одного: если он сейчас не договорится с отцом, то, пожалуй, никогда уже ничего не изменится в его судьбе. Но ведь отец любит его. Может быть, он уступит… И чем больше Якуб думал об этом, тем больше ему верилось, что отец непременно уступит и все будет именно так, как он задумал.

Караван медленно шел по горячим пескам пустыни, а Якуб словно перенесся куда-то. Мысли уносили его в медресе, к занятиям со старым мударисом. Чем они заняты сейчас, его сверстники? Неужто снова повторяют одни и те же суры корана? Однако своим любимцам старик нередко давал тайком от других хорошие книги. Эти книги помогли ему, Якубу, открыть глаза на загадочный мир окружающего. Если бы отец знал, с каким радостным волнением он открывает каждую новую книгу! И как много он ждет от нее! И снова Якуб заговорил с отцом:

– Когда я впервые пошел в медресе, ты говорил мне, отец: «Учись, мой сын. Знания пригодятся тебе. Ведь может случиться и так, что торговля покажется тебе занятием не столь привлекательным. Тогда ты займешься наукой…» Я запомнил твои слова, отец. И теперь мне хотелось бы… Не сердись, отец, но если бы твои мысли пошли сейчас по тому пути, по которому они шли тогда, десять лет назад…

И снова умолкли отец и сын. Теперь призадумался Мухаммад. Он говорил себе: «Видит аллах, я не хотел бы огорчать своего единственного сына, но кто поведет мои караваны, когда я состарюсь? Мне нужен человек молодой, бодрый, с зоркими глазами. Где мне его взять? Аллах дал мне трех дочерей и только одного сына. Дочки ушли к мужьям. Кто же будет моим помощником?»

– И все же ты неправ, сын мой. Ты говоришь о торговом деле как о занятии недостойном, а ведь это неверно. Это занятие вполне благородное. Ты знаешь, я никогда не склонен был обманывать покупателя или нечестно извлекать выгоду. Многие люди оказывали мне доверие. Однако я всегда стремился выгодно продать свои товары, и тебе известно, что я постоянно возвращался домой с барышами. Вот почему, сын мой, я никогда не отказывал тебе в твоих прихотях и не жалел денег на твое учение. Я хотел, чтобы мой сын стал самым уважаемым из купцов мусульманского мира. Я хотел, чтобы перед тобой открылись ворота дворцов самого халифа. И разве не благородное занятие – доставлять величайшему правителю на земле товары всех стран Востока?

– Это очень благородно, отец. И все же мне хотелось бы заниматься совсем другим делом. Я хотел бы быть астрономом и вникнуть в тайны небесных светил… И еще бы я хотел составлять календари и предсказывать урожай плодов земных, а для этого надо изучать не только звезды, но и трудные математические науки. Нужно делать расчетные таблицы с большой точностью. А ведь это делают только очень знающие и сведущие математики. И разве, отец, тебе не хотелось бы услышать от меня кое-что о загадочном и непостижимом: отчего в небе туманности и отчего по-разному выглядят восход и закат в Бухаре и в стране Булгар. И ты обратил внимание на то, что в чужой стране небо было совсем светлое, словно ночь вдруг потеряла свое темное покрывало, усеянное звездами. Я над многим призадумался, отец. А где найдешь ответы на загадочные вопросы? Только книги могут приподнять завесу.

– Я не спорю, Якуб. Знания могут приподнять завесу над темнотой и невежеством. Мне ли не ценить достоинства образованного человека! Только несколько дней назад мы были с тобой свидетелями тому, сколь ценны и благородны сокровища знаний. Когда аллах послал нам тяжкое испытание, не помогли ни знахари, ни колдуны. Ты погибал на моих глазах, и, если бы судьба не привела к нам ал-Бируни, не знаю, что было бы. Одно скажу: я преклоняюсь перед его мудростью.

– И я преклоняюсь, отец. И если ты веришь в его знания, в благородство его дела, то сделай так, чтобы я стал его учеником. Сделай, отец, и ты заслужишь хвалу всемогущего аллаха! Ты сам говорил мне, что только он видит все добрые дела на земле.

Наконец-то Якуб отважился сказать то, что больше всего волновало его воображение. Да, именно так должна измениться его судьба. Если уж случилось чудо и Бируни вернул его к жизни, то пусть аллах сделает невозможное и пусть благородный ученый станет его духовным наставником. Может быть, на всем свете есть только один такой Абу-Райхан, однако он повстречался им на караванном пути. Разве в этом нет какого-то предначертания судьбы, намека на перемену?.. Вот когда бы ему хотелось иметь гороскоп! Пожалуй, он бы и не отказался от предсказания старого цирюльника, который частенько навещает отца и постоянно хвастает тем, что он лучший из звездочетов Бухары.

Якуб ни слова не прибавил к своей просьбе, но про себя он решил ни в коем случае не сдаваться. Если отец откажет ему и будет настаивать на своем, он не уступит старику. Пусть аллах их рассудит.

А Мухаммад ал-Хасияд совсем приуныл. Он понял, что вот сейчас, в пути, между ним и сыном поднялась какая-то стена, которая разлучила их, и теперь волею аллаха случится так, что каждый пойдет своим путем. А ведь вся жизнь его была посвящена тому, чтобы у них с Якубом был один путь. Видит аллах, как он любит свое занятие и как он предан ему! Иной раз и сил нет, и охоты нет идти с караваном. Казалось бы, полжизни отдал, чтобы сидеть под навесом в прохладе в своей Бухаре и продавать златотканую парчу богатым людям, толковать с купцами о чудесах, увиденных в чужих краях, торговаться и вдруг купить то, что совсем не собирался покупать, а он ходит с караванами, не щадит себя в знойной пустыне и на холодном ветру. И все для того, чтобы побольше было товаров, чтобы Якубу дать большее достояние для торговли. Однако в душе Мухаммада что-то говорило ему, что Якуб по-своему прав и что его интерес к наукам не следует осуждать. В сущности, ему льстила самостоятельность юноши в решении такого важного вопроса. Может быть, и надо было прислушаться к словам Якуба… Но кто отважится изменить себе, своим предкам?.. И дед и прадед прожили жизнь на караванных путях. Они были достойными людьми. И по сей день их помнят старые купцы Бухары. Нет, Якуб не должен отказываться от торгового дела. Он должен стать именитым купцом. Юность легкомысленна и неверна. Сегодня ему хочется заниматься науками, а завтра он охотно пойдет в лавку и будет продавать драгоценности богатым царедворцам.

Домой Мухаммад вернулся огорченный и сердитый.

– Ты словно что-то потерял, – говорила ему жена. – Чем ты недоволен, Мухаммад?

Узнав о том, что Якуб тяжело болел и чуть не погиб в пути, Лейла всполошилась и стала требовать от сына, чтобы он побольше ел и поправлял свое здоровье. Заботливая мать постоянно сокрушалась, когда сын уходил из дому, а Якуб уходил каждый день и подолгу отсутствовал. Как-то мать спросила его, где он проводит дни. И Якуб, сверкая веселыми глазами, рассказал, как ему посчастливилось. Отец сумел подкупить хранителя сокровищ во дворце хана.

– Хранителя сокровищ? – изумилась Лейла. – Помилуй аллах! Подкупить?..

– Сокровищ знаний! – воскликнул Якуб. – Отец дал деньги старому библиотекарю, и он сделал недозволенное. Ведь библиотекой дворца могут пользоваться только очень знатные люди.

– И ты там бываешь? – удивилась Лейла. – Ты коснулся недозволенного?

– Теперь передо мной раскроются многие тайны. Раньше я считал, что единственная сокровищница знаний – это книга Абу-Райхана ал-Бируни. Правда, старый мударис со мной не соглашался; он говорил, что единственная сокровищница знаний – это коран. А вот теперь я вижу много мудрых книг, которые читал сам Абу-Райхан ал-Бируни. Я видел книги, откуда он черпал знания о народах и племенах.

Лейла не знала, радоваться ей или печалиться. Она постоянно помнила слова своего отца: «Не надо стремиться к недозволенному». Якуб стремился к недозволенному, и мысль об этом была тревожной.

– Ты поменьше рассказывай об этом, сынок, – просила Лейла. – Как бы не вышло беды!

Якуб пообещал молчать, но, как только встретил своего мудариса, не стерпел – тут же все ему рассказал. Якубу очень хотелось удивить старика, и он удивил. Ведь сам мударис ни разу не проник в библиотеку бухарского хана.

– Ты видел сундуки с драгоценными книгами? – Старик не верил. – А знаешь ли ты, Якуб, что эта библиотека имеет на всем свете только одну соперницу – библиотеку в Ширазе, созданную правителем Шираза Адуд ад-Даулем?

– Такого нет нигде! – воскликнул с убежденностью Якуб. – Я видел сундуки с книгами по мусульманскому праву в таких драгоценных переплетах…

– Сундуки?.. Ты не выдумываешь, Якуб?

– Клянусь! Целая комната полна сундуков с такими книгами, а в другой комнате – сундуки с книгами по астрономии и математике. Они доставлены сюда из Багдада, Дамаска, Кашмира и Нишапура. А сколько книг с прекрасными стихами поэтов восточных стран! Но больше всего богословских книг. И когда только успели все это переписать? Откуда столько переписчиков?

– Переписчиков на свете много, – сказал в задумчивости мударис.

Он явно завидовал своему счастливому ученику. Книги по богословским наукам и мусульманскому праву заинтересовали старика. Но мысли его были прерваны словами Якуба:

– А знаешь, мударис, что писал ученик Рудаки, Шахид Балхи? Он писал: «Ученость и богатство – нарцисс и роза. Вместе никогда они не распускаются. У кого есть ученость – нет богатства, у кого есть богатство – учености мало». И еще он писал, – вспомнил Якуб:

О знание, как мне отказаться от тебя? Ты лишено цены, и вся цена от тебя. Пусть не будет у меня сокровищ без тебя. Пусть лучше такая же жалкая жизнь, но с тобой.

– Все это хорошо, – сухо заметил мударис, – но ты помни, сынок, что подлинная сокровищница знаний – это коран.

Расставшись с мударисом, Якуб тотчас же забыл слова старика, но зато много раз читал про себя стихи Шахида Балхи, которые ему полюбились. Ему нравилось, как поэт говорит об учености и как уважительно относится к знаниям. Правда, вчера его смутила книга другого поэта – Фаррухи. Он прочел его стихи о бедности и тут же призадумался. Стоит ли отказываться от торговых дел отца, которые сулят большие барыши и беспечную жизнь ему и его семье? Но полно, Якуб. Не рано ли ты думаешь о своей семье? Ты похож на того бедняка, который, продавая стеклянные сосуды на базаре, так размечтался о будущем своем богатстве и мысленно уже достиг таких высот, что стал свататься к дочери самого эмира. Сидя на земле среди шумной базарной толпы, бедный продавец стеклянных сосудов возомнил себя богатейшим человеком и, разгневавшись на кого-то, одним ударом палки разбил сосуды и лишил себя последнего достояния. Он покинул базар нищим, не имея за поясом даже медной монетки. Когда это еще будет – семья… А Фаррухи писал:

Я видел все блага Самарканда, от края до края. Поглядел на сады, луга, равнины и степи, Но так были пусты от денег киса [23] и пазуха, Что сердце мое свернуло ковер веселья с площади надежды. Когда глаз видит благо, а в руке нет денег, — Это отрезанная голова в золотой чаше.

Возвращаясь после занятий в библиотеке, Якуб бродил по книжному базару Бухары – искал для себя книги. Отец еще не дал ему ответа на его вопрос, но и не притеснял сына. Он не заставлял его сидеть целыми днями в лавке, где продавались дорогие бухарские ткани. Он больше не посылал сына к золотошвеям, которые делали по заказу Мухаммада парчовые вышивки, совсем особенные, равных которым не было на всех восточных базарак. Только изредка отец посылал Якуба к менялам менять дирхемы из красной и желтой меди на серебряные. За сто медных дирхемов менялы давали один серебряный дирхем. А когда отец клал в кожаный мешок сто серебряных дирхемов, Якуб думал о том, как отец богат.

 

ЗАЖГИ СВЕТИЛЬНИК РАЗУМА!

С радостью приходил Якуб под резные своды прохладного зала библиотеки. Здесь его ждали новые чудесные друзья – книги. «Нужна долгая жизнь, чтобы все это прочесть», – думал юноша. В это утро он снова заглянул в сундук, где лежали драгоценные фолианты с золотым тиснением. Тут были и сборники притч, и древние сказания, казалось сохранившие дыхание ушедших поколений. И вдруг Якуб увидел небольшую книжку, столь пышно украшенную, что невозможно было оставить ее без внимания. Он прочел название: «Калила и Димна», и тут же надпись, сделанную кем-то арабской вязью:

«Книга эта драгоценна своими необычайными иллюстрациями, сделанными китайским художником. Этот художник прибыл в Бухару вместе с китайской принцессой в дни царствования Насра ибн Ахмеда, который пожелал женить своего сына Нуха на знатной принцессе. Китайская принцесса сумела добыть книгу прославленного ал-Мукаффы, переведенную поэтом Рудаки на язык дари, и для этой книги велела сделать самые великолепные иллюстрации, какие могли бы украсить эту сокровищницу притч и рассказов».

Якуб перелистал книгу, полюбовался тонкими, изящными рисунками, сделанными китайским художником более пятидесяти лет назад, и подумал: уже нет в живых Нуха ибн Насра, нет в живых и китайской принцессы, которая сделала своему жениху столь изысканный подарок, а вот книга лежит перед ним и манит к себе своей таинственностью, и хочется ее читать и думать о ней. Якуб полистал книгу и стал читать:

«Мудрые всех народов и люди всех языков домогаются, чтобы их поняли. Разного рода хитростями они стремятся открыть всю мудрость, что у них есть. Одной из таких уловок было составление совершенных и прекрасных речей на языке животных и птиц, и в этом объединились для них разные преимущества. Они сами здесь нашли пути и тропинки для слов, которыми могли пользоваться, так что стала книга и забавой и мудростью. Мудрые брали ее ради мудрости, а невежды – ради забавы. Что же касается до учащихся из юношей и других, то они с радостью изучали и запоминали её легко. Когда же юноша, накопив опыт, всмотрится и вдумается с размышлением о том, что закреплено и воспитано в его груди, а он и не знает, что это такое, то он поймет, что овладел сокровищами великими. И будет он как тот человек, который, возмужав в свой срок, нашел, что отец собрал ему сокровища из золота…»

Якуб читал и думал о том, как была умна неведомая и забытая китайская принцесса, которая подарила молодому эмиру такую поучительную и мудрую книгу. И как хорошо, что эта книга сохранилась во дворце правителя Бухары. Он с увлечением перечитывал притчи из «Калилы и Димны», стараясь запомнить наиболее поучительные, чтобы потом блеснуть перед отцом своими знаниями. Ему очень хотелось приобщить отца к тому удивительному и прекрасному миру, который открывался перед ним на потемневших страницах старинных книг.

«Мой отец умен и благороден, – думал Якуб, – но ему не дано было узнать то прекрасное и таинственное, что хранит разумная книга. А если бы он узнал это, то многое открылось бы ему в другом свете. И не стал бы он мечтать об умножении богатства, пренебрег бы знатностью и пожелал бы пить из драгоценной чаши знаний. Однако нелегко постичь эти премудрости, находясь в плену повседневных забот. Для начала я расскажу отцу кое-что из прочитанного. А что бы рассказать? Может быть, о старой Бухаре? Он любит свой город, и ему это будет любопытно».

Переписав страницы из книги историка ан-Наршахи, Якуб в тот же вечер предложил отцу послушать его.

– Знаешь ли ты, отец, – спросил Якуб, – как жили в нашей Бухаре в те далекие времена, когда бухарцы были еще огнепоклонниками и на месте нынешних мечетей стояли храмы огня?

– Кое-что знаю, сынок. Мне известно, что тогда люди молились Ахурамазде и никто из них не знал о величии всемогущего аллаха.

– А я прочел любопытную историю про то, как в давние времена правила мать Тахшады. Послушай, что пишет о ней ан-Наршахи. Он написал целую книгу о прошлом Бухары.

«Каждый день царица выезжала на лошади за пределы бухарского кухендиза и останавливалась у ворот регистана, которые теперь называются „Воротами продавцов сена“, садилась на трон. Около нее собирались гулямы и придворные. Царица установила правило, согласно которому к ней на службу приходили от жителей селений около двухсот юношей из числа дехкан и царевичей, опоясанных золотыми кушаками, с подвешенными через плечо саблями. Царица выходила к ним, все ей прислуживали и выстраивались в два ряда. Она с ними советовалась о делах царства, давала распоряжения и кого хотела, одаряла, а кого желала, наказывала. Так она сидела здесь с утра до завтрака, потом возвращалась в крепость и посылала оттуда угощение своим приближенным. Когда подходил вечер, она тем же порядком выезжала из кухендиза и садилась на трон. Дехкане и царевичи снова выстраивались в два ряда и несли службу. Когда солнце заходило, она вставала, садилась на лошадь и ехала во дворец. Дехкане же и царевичи возвращались к себе домой в свои селения. На другой день приходил другой каум и в том же порядке выполнял службу…»

– Занятно это, – сказал Мухаммад. Он был очень доволен тем, что сын прочел ему эту историю. – Однако многое изменилось с тех пор, – заметил он. – Теперь уже редко можно встретить правителя, который сидит на троне среди площади и разговаривает с каждым, кто к нему обратится. Зато нынешние правители не только стараются окружить себя гулямами в золотых кушаках, но также учеными, поэтами и музыкантами, чтобы слыть среди знати людьми просвещенными. Мудрые говорят: времена другие и правители другие. Хотелось бы тебе, сынок, быть гулямом? – спросил Мухаммад.

– Нет, не хотелось бы быть гулямом, как и сейчас – хаджибом_ – ответил сын.

– Тогда мне непонятно твое стремление к наукам, сынок. Разве не для того они нужны, чтобы возвыситься?

– Насколько доступно моему пониманию, науки нужны не только для этого, – ответил Якуб.

* * *

Прошло несколько месяцев, и вместе с весной к Якубу пришла надежда. Его не покидало радостное настроение, хотя отец не сказал ему долгожданного «да». Но одно то, что Мухаммад не стал упрекать его за безделье, не поручал ему дел, связанных с торговлей, говорило Якубу о многом. «Ожидание требует терпения, – думал юноша, – но ожидание всегда связано с надеждой».

Как-то Мухаммад ал-Хасияд обратился к сыну:

– У меня к тебе дело, сынок. Поезжай-ка ты в Ведар и закупи двести кусков ведарийской ткани. Ты ведь помнишь, я обещал переслать ее с караваном Хасана ибн Сулеймана в Булгар. А потом заглянешь в Самарканд к стеклодуву Али. Ты помнишь его? Он живет вблизи базара, Проток стекольщиков. Недалеко от южных ворот.

– Помню, помню! Ведь я с тобой ходил смотреть, как выдувают флаконы для благовоний.

– Вот эти сосуды для благовоний мне и нужны, – сказал Мухаммад. – Надо постепенно готовить товары для каравана в Китай, а за эти красивые сосуды можно будет получить китайские шелка.

– Я охотно поеду, отец. Я просто рад побывать в Ведаре. Ты давно мне ничего не поручал.

– Я выполнил твое желание, Якуб. Ты хотел быть с книгами, и твое желание исполнилось. Но говорят, что знания завершаются только делом и что знание – дерево, а дело – плоды. Обладатель знания обращается к делу, чтобы воспользоваться этим; а если он не исполняет на деле того, что знает, то и не называется знающим.

– Я надеюсь, отец, что мои знания, которые я стараюсь почерпнуть из мудрых книг, пригодятся для дела.

Якуб отправился в Ведар, а Мухаммад ал-Хасияд тут же, немедля, собрался в столицу Хорезма, чтобы встретиться с ал-Бируни. Мухаммад ничего не сказал сыну, ничего не обещал ему, но за прошедшие со дня приезда месяцы он много думал о судьбе Якуба и пришел к выводу, что, если ученый-хорезмиец согласится стать духовным наставником сына, значит, на то воля аллаха. И кто знает, не сделает ли всевышний единственного сына купца Мухаммада ученым, который прославится при дворах султанов и сделает честь не только своему роду, но и всему племени? Странный у него сын. Он не стремится ни к богатству, ни к знатности. Но время придет, и разум его окрепнет. Он поймет, что каждый человек должен стремиться идти к той вершине, какую он себе облюбовал. И, если эта вершина манит его, он легче переносит трудности пути. Настанет день и его Якуб, познавший многие науки, будет призван ко двору правителя. Эта сияющая вершина должна звать его к себе. Для такого, может быть, стоит изменить своим устремлениям. Пусть будет трудно без помощника. Годы странствий не сделали его, Мухаммада, крепче и бодрее. Ему будет трудно без Якуба, но он готов терпеть невзгоды, пусть только ученый-хорезмиец пожелает взять его в помощники. Только бы дожить до того счастливого дня, когда свершится желаемое и Якуб займет достойное место при дворе бухарского хана. Но, подумав так, Мухаммад словно услышал слова мудрого шейха из арабов, которого он повстречал когда-то в Багдаде.

«Знатность – это не самое главное, – говорил мудрый шейх. – У избранников всемогущего есть три бесценные вещи. Первая – разум, вторая – правдивость, третья – человечность. Эти свойства присущи каждому человеку, но тупость и порывистость мешают многим проявлять эти ценные качества. И тогда мы встречаем ложь, лицемерие и стяжательство…» Мудрый шейх сказал тогда много разумного. Вот если бы Якуб постиг нечто от такой мудрости!

* * *

Через неделю Мухаммад ал-Хасияд был уже в столице Хорезма. Он нашел ал-Бируни в его новом доме, предоставленном ему шахом Мамуном. При дворе был хороший сад и бассейн. Цвели яблони, и весна была такой нежной и благоуханной, что, как ни был занят ученый, он время от времени отрывался от своей книги и смотрел в ясное, безоблачное небо.

– Мир и благоденствие твоему дому, – сказал Мухаммад, переступая порог дома и низко кланяясь ученому. – Да будет над тобой милость аллаха!

– Приветствую тебя, Мухаммад ал-Хасияд! Здоров ли твой сын? – спросил Абу-Райхан, приглашая купца присесть на суфе рядом с собой.

– Твоя доброта сделала тебя хозяином моего сердца, – ответил Мухаммад. – Сын мой здоров и полон благодарности. Мы твои должники до конца наших дней. Однако я осмелюсь обратиться к тебе, мудрый человек. Я к тебе с низким поклоном. Не возьмешь ли ты в ученики моего Якуба? Зажги светильник разума! Не дай ему остаться незамеченным. С тех пор как мы встретили тебя в караван-сарае на пути в Гургандж, Якуб только и думает о том, как приблизиться к тебе, стать твоим помощником, выполнять твои поручения и слышать иногда твои мудрые слова. У него самые благородные намерения. Согласись взять его к себе!..

Купец торопливо и сбивчиво объяснял, почему он решился прийти. Ему казалось, что если он остановится, сделает паузу, то от смущения и растерянности забудет слова. Но он и без того забыл их. Ранее продуманная пышная и цветистая речь вылилась лишь в несколько тусклых фраз. Мухаммад умолк и, вглядываясь в спокойное и умное лицо ученого, мучительно вспоминал: что же еще надо сказать? Ведь совсем не просто явиться к знаменитому ученому с такой просьбой. Нужно сказать что-то очень значительное… Мухаммад почувствовал, как обильные капли пота струятся по лбу и щекам, словно он в знойной пустыне, а не в этом прохладном красивом доме. Лицо его выражало душевную растерянность, которая вовсе не вязалась с его обычной уверенностью в себе.

«Он не похож на купца-стяжателя, который готов все купить за деньги, даже честь и совесть, – подумал Абу-Райхан. – Он, видимо, скромный человек. К тому же он весьма предан своему сыну. Но к чему мне такая обуза? Я всегда избегал связывать свою судьбу с учениками».

– Мне трудно выполнить твою просьбу, почтенный Мухаммад ал-Хасияд, – сказал Абу-Райхан. – Я затрудняюсь сказать «да», потому что ни разу еще не сказал так многим, кто хотел сопутствовать мне в моих научных исканиях. Мой путь очень трудный и очень тернистый. Сомнения и заботы одолевают меня. Я всегда в исканиях. Постоянно стремлюсь делать опыты, не всегда мне доступные в силу больших затрат. Я и представить себе не могу, когда смог бы уделить внимание твоему сыну. Он юноша, не лишенный интереса к наукам, смышленый, начитанный. Я узнал об этом, беседуя с ним в караван-сарае. Мне понравилось, что он приметил в Булгаре такое, что не всякий сумеет увидеть. Он обратил внимание на долготу дня и ночи, отличную от долготы наших мест. Он поинтересовался нравами и обычаями неведомого ему племени и рассказал мне много любопытного. Но каждый по-своему понимает свою цель и труд своей жизни. Одни ученые окружают себя учениками и стараются передать им свои знания, а я считаю, что, если человеку удалось познать что-нибудь загадочное, непонятное, он должен об этом написать. Пусть об этом узнают не только современники, но и потомки, и пусть его труд служит на благо людей.

– Ты высказал мысль столь благородную и справедливую, – заметил Мухаммад, – что против нее не скажешь и слова, однако я не вижу помехи в твоем деле, если у тебя появится юноша на побегушках, который с полным уважением станет выполнять твои поручения. Сын мой одержим мыслью о тебе и твоих трудах. Он думает, что я не знаю, чем он занимался долгие месяцы, которые я предоставил ему, сделав вид, будто я ничего не знаю. Он сидел в библиотеке бухарского хана и целиком ушел в книги. За несколько монет старый хранитель библиотеки дал мне список книг, которые Якуб изучал все это время. Посмотри, здесь и твои книги значатся. Он не переставал заниматься математикой, а ведь это наука, требующая весьма трезвого разума. Он говорил мне, что хочет изучать звезды небесные.

– Уж не для того ли, – воскликнул Абу-Райхан, – чтобы стать астрологом и предсказывать судьбу по небесным светилам? Я дурного мнения о людях, которые пытаются все явления жизни объяснить влиянием звезд. Наша жизнь на Земле скорее связана с влиянием Солнца. Мне кажется, что в этом убедился каждый землепашец, который видит, что ни одно растение не может вырасти без солнечного тепла. Я знаю: многие арабы приписывают все изменения погоды влиянию восхода и захода звезд. Но они делают это только от невежества.

– Подобные вещи могут быть понятны только людям науки, – заметил Мухаммад.

– Не всегда, – ответил Абу-Райхан. – Однажды я увидел человека, который считал себя знаменитым и ученейшим в искусстве предсказывания по звездам. Он искренне верил, что на судьбу человека влияют небесные светила. Я хотел было удержать его от ложного пути, но он не оставил своих неправильных мыслей, несмотря на то что по своим познаниям стоял ниже меня. Он даже стал со мной спорить. Он был богат и имел положение, и это давало ему возможность восхвалять все осуждаемое, а я был беден и ничтожен, отчего и порицалось всякое мое превосходство. Но это к слову, а к делу – я должен сказать, что если бы приблизил к себе юношу, то лишь для научных наблюдений, которые помогли бы нам приподнять завесу над загадками небесных светил. И все же мне трудно выполнить твою просьбу, Мухаммад…

– Мой сын стремится к тебе, потому что читал твои труды, – сказал Мухаммад. – Не отказывайся от него. Поверь, ты не пожалеешь! Почтенный наш друг, уважаемый устод! – уговаривал купец. – Моего Якуба больше всего в жизни интересуют науки. Не знаю, стремится ли он научиться предсказывать судьбу людям. Мне известно, что он хочет научиться составлять календарь, понять движение небесных светил. Он хочет научиться делать сложные математические вычисления. А что касается предсказываний судьбы, то, право же, это дело неплохое. Я и сам пользуюсь услугами моего удивительного цирюльника. Он имеет астролябию и отлично составляет гороскоп. Поверь, он уже не раз предсказывал мне добрый путь с караваном. Насколько мне известно, Якуб не к этому стремится. И потому, должно быть, он пожелал стать твоим учеником.

– Я в большом затруднении! – вздохнул Абу-Райхан.

Он слушал купца в глубокой задумчивости и старался во всех подробностях предвидеть все то хорошее и дурное, что принесет с собой такое новшество в его жизни. Он должен был сам себе признаться, что Якуб ему понравился и ничем не внушает опасений. Но сможет ли он стать помощником?

А Мухаммад тем временем продолжал:

– Поверь, я был далек от этой мысли, когда впервые встретил тебя и воспользовался твоими знаниями для спасения сына. Я всю жизнь лелеял мечту вырастить себе помощника в торговых делах. Отдавая тебе Якуба, я отрываю от себя кусок живого мяса. Я прибыл в столицу Хорезма, хотя дела ждут меня совсем в другом месте…

– Скажи сыну: если он готов трудиться неустанно, если согласен делить со мной горести и заботы – они неизбежны в нашем деле, – если хочет в тяжком труде добывать очень редкие, скупые радости, пусть идет ко мне. Я не сулю ему ни богатства, ни славы. Я только смогу поделиться теми скромными знаниями, которыми овладел, не щадя себя и отдаваясь науке постоянно и неизменно каждый день и каждый час своей жизни…

Абу-Райхан ал-Бируни говорил это тихим голосом, очень сдержанно, но Мухаммад понимал, что за внешним спокойствием скрывается тревога. Прижимая руки к сердцу, Мухаммад без конца кланялся и благодарил Абу-Райхана. Он был достаточно умен, чтобы понять колебания ученого и все благородство его души. Ученый пожалел юношу, но поверил в него и потому согласился принять его к себе.

«Этот Мухаммад, пожалуй, лучший из купеческого сословия, – подумал про себя Абу-Райхан. – Его настойчивость в этом вопросе удивительна. Он ведь далек от науки. Что она даст сыну, ему неведомо. Однако он старается, позабыв свою гордость и отбросив чванство, свойственное многим богатым людям». Ал-Бируни рассеянно посмотрел на руки Мухаммада, сложенные на груди, и обратил внимание на перстень с изумрудом. Перед ним был камень редкой красоты.

– Покажи мне этот изумруд, – обратился он к Мухаммаду. – Мне кажется, он из тех редких камней, которые добываются в аравийских копях.

– Ты совершенно прав, Абу-Райхан, – ответил Мухаммад, подавая ученому перстень.

– Да, этот изумруд добыт в руднике Джебель Забарх, – подтвердил Абу-Райхан. – Но ты купил его в Индии. Я вижу здесь руку искуснейшего индусского гранильщика, а такая работа дорого стоит.

– Как много сказал тебе мертвый камень, уважаемый Абу-Райхан! Все верно. Именитый купец из Багдада купил этот камень в Индии у магараджи, а спустя много лет продал мне. Как видишь, он оправлен в золото и может служить печатью. Имея его, я был застрахован от моровой язвы, от чар любви и от бессонницы. Я буду счастлив подарить тебе этот перстень. Прими его в память о нашей встрече. Ты, такой тонкий знаток драгоценных камней, оценишь его красоту. – Мухаммад был счастлив сделать приятное ученому.

– Я тронут твоим вниманием, Мухаммад ал-Хасияд, – ответил с поклоном Бируни. – Твоя щедрость похвальна. Но я не приму твой дар. Таков мой нрав. Не посчитай себя обиженным, если я попрошу тебя передать этот драгоценный перстень твоему сыну. Он послужит ему неким доказательством его самостоятельности. Ведь он верит в волшебную силу камня? Твой сын впервые покинет родной дом?

– Впервые, – пробормотал огорченный Мухаммад.

Он от всей души хотел подарить этот перстень ученому. Но поистине этот человек был недосягаем.

Однако, как ни огорчался Мухаммад, ничто не могло затмить его радость. Он возвращался домой с такими добрыми надеждами, каких прежде никогда не испытывал. У него появилась уверенность, что сын его станет большим человеком. Видит аллах, самое неожиданное оказалось возможным! В сущности, он спешил сюда лишь для того, чтобы убедиться в невозможности осуществить замысел сына. Поистине судьба бывает благосклонной! Вот теперь, пожалуй, не избежать ему посещения Мекки. Он и тогда, в караван-сарае, у изголовья больного Якуба, обещал совершить хаджж, а теперь, хоть он и не давал этого обещания, он должен выполнить задуманное. Если поразмыслить, то свершилось второе рождение Якуба. Стать учеником столь ученого и благородного человека – величайшее счастье. Пусть убавятся барыши, пусть реже идут в путь караваны, зато с Якубом произойдет чудесное превращение. Кто бы мог еще так умело зажечь светильник разума? Вряд ли кто может уподобиться в учености хорезмийцу ал-Бируни. Пройдет время, и сын Мухаммада ал-Хасияда станет знаменитым ученым. Кто знает, быть может, Якуба также призовут ко двору правителя. И тогда Мухаммаду, купцу из Бухары, смогут позавидовать многие купцы, которых он повстречал на пыльных караванных дорогах.

 

В ДОБРЫЙ ПУТЬ, ЯКУБ!

В памяти Якуба то и дело всплывали слова, сказанные Мухаммадом: «Знание – дерево, а дело – плоды». «Отец пожелал отведать плодов от моего дерева знаний, – думал Якуб, – вот он и послал меня с поручением. Ну что ж, я должен показать свое умение, я буду усердным! А сумею ли? Совсем недавно я был в Самарканде с отцом, и незнакомые люди говорили мне: „Эй, мальчуган, покажи свою ловкость, принеси хороший арбуз, мы угостим тебя“. А теперь я сам уже хозяин трех верблюдов и два погонщика будут помогать мне таскать ведарийские ткани и укладывать вьюки. Хотелось бы скорее все сделать!»

Юноша с нетерпением ждал, когда же покажутся южные ворота Самарканда.

Его караван шел по зеленой степи, благоухающей весенними цветами. Чем ближе к городу, тем чаще встречались сады и рощи тутовника, который еще не раскрыл своего прохладного зеленого шатра. Все вокруг сверкало весенними красками и пело свою веселую, беззаботную песню. Во всем Якуб видел радость возрождения. И щебет птиц, и блеяние овец, и ржание молоденькой серой кобылки говорили ему, что настал хороший день и таких дней впереди много.

«Чудесно все это! Весело!» – подумал Якуб, любуясь зеленой долиной и выбирая место для отдыха.

– Надо ближе к воде, – предложил один из погонщиков. – Отдохнем, напоим верблюдов и в Самарканд войдем бодрыми, освеженными.

Они остановились, и Якуб вдруг призадумался, заглядевшись на мутные воды канала, пересекшего степь: «Эта вода не отражает солнечных лучей. В ней не играют веселые, резвые зайчики. Она не поет, не журчит – тяжело идет по узкому ложу канала, как идет раб под хлыстом надсмотрщика. Пленница! В ней нет веселья и радости горного потока, освобожденного от ледяных оков. И все же она – источник жизни».

Якуб посмотрел на отару овец, устремившуюся к воде. Овцы жадно пили воду, смешанную с илом, а пастух, отбросив посох, уселся поудобней и, окунув в поток усталые ноги, зажмурился, блаженно щурясь от солнца.

«Поистине источник жизни! – подумал Якуб. – Сидит где-то в Самарканде уважаемый человек – главный мираб – и распределяет воду по каналам. Он заранее знает, какая будет вода – большая или малая, он может предсказать богатый урожай или скудный». Хорошо все это знать! Может быть, и он, Якуб, поймет это через несколько лет. Но без учения не постигнешь таких премудростей. Как печально, что отец не хочет помочь, не соглашается поговорить с ученым. А если поговорит, то можно ли быть уверенным, что ал-Бируни пожелает его принять? Но, если отец не собирается помочь ему в этом деле, почему же он столько времени молчал и не давал никаких поручений, не заставил сидеть в лавке с шелками? Ведь он давно хотел поручить ему эту лавку, еще до поездки в Булгар. Отец молчит. Что он задумал? Сейчас не узнаешь, но что бы он ни задумал, а на сердце уже нет той печали, какая была зимой. Не от весны ли пришла надежда?

Дорога, весенняя и праздничная, шла вдоль вишневых садов и виноградников. Вечерело. Справа протянулась цепь гор, таинственная и красивая. Якуб смотрел на эти горы и старался представить себе селения, что раскинулись за ними, людей, которые там живут. Когда сумерки сгустились, юноша увидел, как солнце ушло за высокую синюю гору, осветив ее чудесным заревом. Сказочная картина представилась Якубу. Казалось, что за синей горой расположено царство неугасимого солнца. «Вот почему так верны своей вере зороастрийцы, – подумал Якуб. – Как им не верить в великую живительную силу солнца, столь прекрасного и всесильного!» Но вскоре все погрузилось во мрак. Исчезла синяя гора, и погасло оранжевое зарево, которое, казалось, будет вечно светить.

– Как жалко, что все это неподвластно человеку! – сказал юноша погонщику.

– Что ты говоришь! Не гневи всемогущего! Разве не аллаху подчиняется все земное и небесное? Плохо тебя учили, если в голову тебе приходят такие мысли.

Погонщик остановил верблюда, сошел на землю, разложил на песке молитвенный коврик и, повернувшись лицом в сторону Мекки, стал читать вечернюю молитву. Ему последовали Якуб и второй погонщик. Юноша честно выполнял все обряды мусульманской веры, но прочитанные им книги заставляли его иногда призадумываться и высказывать мысли, которые были бы осуждены старыми богословами.

В селении Ведар Якуб остановился у знакомого ткача Ибрагима ибн Фарука, который постоянно работал на Мухаммада. У Ибрагима была самая большая в селении ткацкая. Все женщины его дома – жена, три дочери, две племянницы и старуха мать – были ткачихами. Никто в селении Ведар не выделывал так много мягких красивых тканей, как в этой семье. Сам Ибрагим вместе с сыном доставлял к станкам шерсть и хлопок, красил ткани в желтый цвет, сушил их и отвозил на базар или отдавал купцам. Большой заказ Якуба очень обрадовал хозяина. Он просил юношу побыть в Ведаре, чтобы можно было подготовить побольше тканей. Кое-что у него было припасено к весне. В эту пору уходило много караванов, и купцы закупали товары.

Якуб оставил в Ведаре погонщиков, а сам отправился в Самарканд к стеклодуву. Теперь он был совершенно самостоятельным. У него были деньги за поясом, и он мог купить любую вещь. Даже погонщиков нет с ним рядом. Как приятно ходить по шумному богатому городу и сознавать, что все тебе доступно!

«А что бы ты купил, если бы деньги принадлежали тебе, а не твоему отцу?» Якуб сам себе задал этот вопрос, но не сразу смог ответить. Много здесь соблазнов, но к чему это? Вот седло для рослого коня и сбруя посеребренная. Но ведь нет у тебя коня. Вот красивые ковры, доставленные сюда кочевниками… А дома разве мало ковров? Здесь много дорогой шелковой одежды, но это для знатных царедворцев. Очень хорош белый ослик с большими печальными глазами. А чем плох Серый верный помощник Абдуллы? «Кроме засахаренного миндаля, тебе и покупать нечего?..» Якуб посмеялся сам над собой и купил себе лакомство. Теперь можно идти к стеклодуву Али.

Мастер радостно приветствовал Якуба. Да, он отлично помнил шустрого черноглазого мальчугана, сына уважаемого Мухаммада. Но, право же, трудно узнать в этом достойном молодом господине того мальчишку, который разбил голубую вазу для цветов.

– Не помнишь? – смеялся Али. – Но ведь это было давно! Ты был маленький.

Али повел Якуба в крошечное помещение, совсем лишенное воздуха, где было жарче, чем в бане. Но какие красивые вещи стоят на полках! Тут и вазочки для цветов из голубого стекла, крошечные сосуды для лекарств, пузырьки для мазей, масел и благовоний. Одни гладкие, нежных, приятных цветов, другие с барельефами и украшениями. Умелый стеклодув Али с гордостью показывал свою работу. Он хвастал, что сделанные им сосуды для благовоний не раз уже увозили ко двору китайского императора. Заметив недоверие в глазах Якуба, Али стал сыпать клятвами и уверять, что слова его справедливы. К тому же совсем недавно к нему прибыл гонец от самого хорезмшаха и пожелал купить голубые флаконы для благовоний. «Этот гонец, – уверял стеклодув, – говорил мне, что в мои флаконы будут налиты благовония, доставленные жене шаха из Египта».

Али бережно упаковывал драгоценные сосуды. Он завертывал их в мягкую вату, а затем осторожно укладывал в ивовую корзинку, устланную сеном.

– В такой упаковке ты можешь доставить это стекло даже в Китай, – говорил он Якубу. – Здесь его никак не повредишь.

Возвращаясь в Ведар, Якуб радовался тому, что сумел выполнить поручения отца. Ему казалось, что он сделал это очень уверенно и разумно. Правда, он совсем не стал торговаться с Али и уплатил стеклодуву ровно столько, сколько тот потребовал. Подумав об этом, Якуб вдруг приуныл. Он вспомнил, как благодарил и низко кланялся ему стеклодув, прощаясь с ним. Не потому ли, что дорого взял за свою работу? И как это он, Якуб, мог поступить так легкомысленно – отдал деньги, нисколько не поторговавшись! Так не делает ни один уважающий себя купец. И где это видано, чтобы товар продавали без запроса! Ох, и хитер же этот болтливый Али! Совсем заморочил голову своими хвастливыми рассказами о дворе китайских императоров. Где уж тут торговаться! Голова пошла кругом. А отец, наверно, будет браниться. А может быть, и не будет… Ведь он не знает, какие сейчас цены на стеклянные сосуды. В Бухаре мало стеклянных сосудов. Купцы продают их с большим барышом. К тому же отец приготовил их для каравана, который должен пойти в Китай. Нет, отец не должен сердиться за то, что он сделал это упущение. Если бы он часто занимался этим делом, то сумел бы торговаться до хрипоты. Уходил бы и возвращался, как делают на базаре…

Пробыв несколько дней в Ведаре и получив нужные ему товары, Якуб стал собираться домой. Но ткач Ибрагим предупредил его, что в пути может случиться неприятность, если попадешься в руки телохранителей правителя Самарканда. Вот уже несколько дней, как они рыщут по городу в поисках лазутчиков, будто бы прибывших в Самарканд под видом купцов, странников и суфиев. Только вчера Ибрагим стал свидетелем такой несправедливости: при нем был уведен в тюрьму молодой красивый купец из Нишапура. Его назвали лазутчиком, хотя он клялся именем всемогущего аллаха, что понятия не имеет об этом скверном деле.

– И его увели? – спросил испуганный Якуб. – Бросили в яму?

– Увели! Бедняга кричал на всю улицу, доказывал, что ни в чем не виноват, а его потащили…

– Как же мне уехать от тебя? – забеспокоился Якуб. – Я знаю: если угодишь в яму, то живым оттуда не уйдешь. Я видел яму у дворца бухарского хана. Я приносил несчастным еду. Там был старик, прикованный к столбу. Он лежал рядом со скелетом давно умершего узника и сам был похож на скелет. Я не слышал его голоса. За долгие годы от крика и воплей старик совсем потерял голос и что-то бессвязно бормотал синими губами. А рядом с ним был совсем молодой. Он не переставал плакать и стонать. Я бросил им свежих лепешек и немного плодов инжира. Я видел, как они ели, обливаясь слезами. Знаешь, Ибрагим, надо что-то придумать. Я не хочу попасть в яму.

– Я помогу тебе. Я попрошу самаркандского купца, который поведет караван в Бухару, взять тебя с собой. Этот человек всегда имеет охрану. Он так богат, что не может подвергнуться опасности. Его знает правитель Самарканда. С ним ты можешь спокойно возвращаться домой.

– Спасибо тебе, Ибрагим, ты добрый человек.

Наср ал-Балхи, о котором говорил Якубу ткач, был очень богат. Он делал поставки самому султану и пользовался всеобщим уважением. Наср хорошо знал Мухаммада ал-Хасияда и, когда услышал, что сын его в опасности, велел своим погонщикам заехать за Якубом в Ведар. Люди, посланные Насром, задержались в караван-сарае, дожидаясь горячей похлебки. Они не торопились в Ведар, и Якуб, не дождавшись их, стал раздумывать, не отправиться ли ему в путь одному со своими людьми. Он навьючил верблюдов и пошел к воротам посмотреть, не едут ли за ним погонщики Насра. И вдруг у двора Ибрагима появились всадники в одежде охранников самаркандского хана. Они спешились, окружили Якуба и стали расспрашивать, кто он, откуда, и тут же стали кричать, что поймали лазутчика. Они бросились к поклаже и стали развязывать вьюки. Но в это время из дома вышел Ибрагим. Он уже успел предупредить своего сына. Тот вылез в окно, пробрался к навесу за домом и, вскочив на коня, помчался в Самарканд за купцом ал-Балхи.

– Зачем торопиться? – спросил Ибрагим у непрошеных гостей. – У меня есть хорошее угощение. Вы очень кстати пришли в дом ткача, когда он празднует окончание большой работы. Все, что моя семья наткала за весь год, уложено в эти вьюки, и все это должно быть отправлено в Бухару. Давайте отпразднуем такое событие.

Старший в отряде остановился, бросил вьюк и внимательно посмотрел на ткача.

– А ты не врешь? Не выдумываешь? Разве все это не принадлежит молодому лазутчику?

– Какой же это лазутчик? И разве не видно, что здесь нет ничего, кроме ведарийской ткани?

Ибрагим стал развязывать узлы и вытащил несколько кусков желтой ткани. Якуб, бледный, с глазами, полными ужаса, ждал, чем же закончится этот разговор.

А старший отряда не унимался. Он громко кричал, что нарушен порядок и ткач, осмелившийся спрятать в своем доме лазутчика, предстанет перед судьями хана.

– Я готов предстать перед ханом, но зачем вам отказываться от доброго угощения? Отведайте питья и свежего барашка…

Ткач знал, что люди из охраны хана прослыли в округе не только стяжателями, но и обжорами. Он не поскупился на угощение, и охранники, позабыв о Якубе и его поклаже, пожирали молодого барашка. Якуб видел, как Ибрагим подливает охранникам сладкое медовое питье и предлагает им печеные овощи. Развалившись на мягких кошмах и перебивая друг друга, они стали рассказывать о том, как много лазутчиков поймано в Самарканде и как доволен этим сам правитель.

– Они называли себя и купцами, и знахарями, и суфиями, – рассказывал низкорослый коренастый человек с круглыми, как у быка, глазами, – но все они прибыли с недоброй целью и угодили в яму…

Язык у него заплетался, а он все хвастал, не давая другим рассказать о своих доблестях. Якуб с ужасом прислушивался к этому разговору. Он уже видел себя в яме, где узники похожи на скелеты и где несчастным нет спасения.

– Однако пора заняться и поклажей, – предложил человек с бычьими глазами. – Мы уже отдохнули и довольны угощением…

– Пора! – поддержали его спутники.

Им не терпелось поскорее приняться за дележку. Но опара сковала им ноги, а жирная, обильная пища сделала их ленивыми и неподвижными. Так они и застряли здесь, в доме Ибрагима, до самого вечера. А тем временем прибыл купец Наср ал-Балхи. Его тотчас же узнал старший из отряда, которому не раз приходилось видеть ал-Балхи во дворце хана. Когда ал-Балхи громким голосом назвал имя чиновника дивана, который покровительствует ему в торговых делах, незваные гости вскочили и попятились к двери. Они понимали, что подвергают себя опасности быть вызванными к вазиру. Якуб был счастлив и не знал, как благодарить Ибрагима, оказавшего ему такую услугу. Вскоре караван Якуба объединился с пятьюдесятью верблюдами ал-Балхи. Купец Наср был приветливым человеком, и приятная беседа скоротала им путь.

– Я и не знал, что отец твой вырастил такого хорошего помощника, – сказал Наср ал-Балхи Якубу. – Когда у купца вырастет сын, то можно считать, что полдела обеспечено – будет помощник.

Якуб хотел было признаться, что не собирается стать помощником отца, но подумал, что ал-Балхи посчитает его самонадеянным, и промолчал. А купец стал рассказывать Якубу о своем уже взрослом сыне, который успешно ведет торговлю с дальними странами и нередко предпринимает морские путешествия, намного более опасные сухопутных.

– Я не рад его увлечениям, – признался ал-Балхи. – Я говорил ему, что в морском путешествии барыш – по щиколотку, а убыток – по горло, и не нужно пускать на ветер свое состояние. Если на суше случится несчастье и добро погибнет, то, может быть, жизнь останется. А на море угроза тому и другому. Добро можно снова нажить, а жизнь не вернешь.

– И на суше всякое случается, – заметил с горечью Якуб. Он не мог не вспомнить свои злоключения, которые привели его к ал-Балхи. – Ведь и я мог угодить в яму, откуда нет возврата…

– Почему нет возврата? Если бы и случилась с тобой такая беда, то отец быстро выкупил бы тебя. Но нельзя допускать подобные вещи, и в места небезопасные надо отправляться с охраной. Это стоит денег, но зато дает спокойствие. Отец твой не знал, что в Самарканде такие новшества и что злоба и стяжательство зашли так далеко. В следующий раз он даст тебе охрану и ты не будешь рисковать своим благополучием. А вот когда мой сын вдруг неожиданно для меня предпринял путешествие из Басры в Индию, вот тогда я забеспокоился!

– Но ведь Индия – страна чудес! – воскликнул Якуб. – И я бы с радостью отправился туда, даже рискуя своим благополучием.

– Всем нам известно, что всемогущий аллах разделил чудеса света на десять частей, – сказал ал-Балхи. – Восемь из них он назначил Индии и Китаю, одну часть – Западу, и лишь одну – остальному Востоку. Если мудрые так говорят, то можно себе представить, как богата Индия. Мне рассказывали купцы да и сын говорил мне, что самые удивительные драгоценности и редкие алмазы добываются в стране Кашмир. Есть там долина среди гор, недоступная людям, оттого что там постоянно горит огонь. Пламя бушует днем и ночью, а вокруг него кишат змеи. И все же находятся смельчаки, которые, рискуя жизнью, пробираются к сокровищам и доставляют их богатым магараджам.

– Там можно разбогатеть, не правда ли? – спросил Якуб.

– Можно разбогатеть, но к богатству нужно еще и счастье. А бывает, что великими трудами добудешь богатство и от него нет счастья, а только одни беды. Рассказали мне один случай про неудачливого купца. Он пробыл на чужбине в скитаниях тридцать лет и вернулся в Оман с великим богатством. На собственном корабле он привез дорогие ткани, драгоценные камни, амбру и мускус. Весть о его богатствах дошла до ушей халифа. Не успел неудачливый купец выплатить пошлину правителю Омана, как прибыл от халифа слуга с приказом арестовать купца и доставить его в Багдад.

– И его никто не спас? – Якуб проникся жалостью к неизвестному купцу.

– Слава аллаху, за него вступились все купцы Омана. Они пригрозили халифу, что прекратят торговлю с Багдадом. Купец был спасен и все же сумел насладиться своим богатством.

– Я рад за него! – воскликнул Якуб.

– Это было давно, – рассмеялся Наср ал-Балхи. – Только надо об этом помнить и не страшиться, когда беда приходит на порог твоего дома. Одно скажу тебе, сынок: не бойся великих трудностей и великих опасностей, и тогда тебе будет удача. Старайся привыкнуть к холоду и жаре, к голоду и жажде. На отдыхе не роскошествуй, чтобы потом было легче терпеть нужду. Посмотрел я на своего сына после возвращения из Индии и подумал, что если бы он всего этого не знал и не привык к такому, то не смог бы перенести трудности морского путешествия. Там всякое было. И никогда в самой страшной пустыне не было таких опасностей, какие сопутствовали им в море.

Так беседуя, они незаметно очутились у стен Бухары. Якуб сердечно благодарил доброго купца за то, что он предотвратил несчастье. А расставшись с ал-Балхи, он долго еще думал о том, может ли быть, чтобы вдруг, без всякой причины, человека лишили свободы и бросили бы в яму на верную смерть.

Как только Якуб очутился на знакомой улице, он тотчас же забыл все тревоги и волнения. Все дурное, случившееся с ним в пути, вспоминалось теперь, как неприятный сон. А явью был дом и его любимая Бухара, всегда красивая и праздничная. Уже цвели белые акации, протягивая к прохожим свои душистые гроздья цветов. Солнце весело играло в журчащих арыках, а на крышах глинобитных домов ремесленников алели никем не посаженные дикие маки. В ясном небе четко рисовались купола мечетей и минаретов. Якуб прошелся по оживленным улицам и подумал, как ему все здесь близко и дорого. Вот гнездо аиста на куполе минарета. Вот медленно передвигается на общипанном ишачке старый горшечник. Даже непонятно, как он умудрился так нагрузить крошечное животное. А вот спешит на базар башмачник. Через плечо у него висят связки сафьяновых башмачков для юных красавиц, на голове целый тюк выделанных кож. Он идет стройный, слегка покачиваясь под своей ношей, и седая борода никак не говорит о его старости. Глаза у него веселые и молодые. Прошли две женщины в легких накидках, небрежно наброшенных на черные косы. Звякнули серебряные браслеты, сверкнуло янтарное ожерелье. Они весело смеются. А может, ему кажется, что все так веселы? Он заглянул в калитку своего медресе, где втайне от мудариса мальчуганы гоняли тряпичный мяч. Святотатство!.. Но они этого не помнят, они боятся только наказания старого мудариса, а не кары господней.

У мавзолея Исмаила Самани Якуб остановился и залюбовался каменным кружевом строения. Здесь было пустынно, и Якуб остановился под цветущей яблоней и подумал, что вот сейчас, когда здесь благоухают розовые цветы яблони, кажется, что мавзолей этот говорит не о смерти великого правителя династии саманидов, а напоминает о жизни, которая была и будет на этой древней земле.

На базаре все привлекает взор. Глаз не нарадуется на златотканые шелка, словно созданные для царского праздника. А разве не красивы яркие полосатые ткани для халата, циновки и ковры, горы сушеных фруктов, орехи и халва, самая сладкая на свете, какую умеют делать только в Бухаре!

Тучи мух носятся вокруг сластей, расставленных на земле и манящих к себе оборванных мальчишек. Дым и чад вокруг жареной баранины, которую только что разделали и тут же обжарили на раскаленных угольях. Веселый звон в рядах медников и чеканщиков, предлагающих свои сверкающие на солнце светильники, чаши, чайники и кувшины, блюда и тазы, сделанные навечно, на три-четыре поколения. Об этом и кричат медники, зазывая к себе покупателей. И покупатели идут. Вот остановился высокий осанистый всадник на черном коне. На нем алая чалма и темный шелковый халат. Он выбирает большое блюдо красивой чеканки и долго торгуется с мастером-чеканщиком, который клянется всеми святыми, что целых полгода делал эту замысловатую чеканку. Почтенный всадник, должно быть, покупает подарок невесте. Под ним резвый конь в богатой сбруе, на нем дорогой шелковый халат, но он не любит бросать деньги на ветер и несколько раз уходит, прежде чем, получив изрядную уступку, отсчитывает чеканщику серебряные дирхемы.

Но вот и дом. Навстречу к нему спешит мать. Она легко коснулась лица сына, погладила щеки и вдруг зарыдала.

– Что случилось, какая беда стряслась?

– Прости, сынок! Мне бы радоваться, а я печалюсь.

– О чем же?.. – недоумевал Якуб.

– Ну, вот и Якуб вернулся! – воскликнул радостно Мухаммад.

Он был на складе, где хранились товары, и, услышав голос сына, поспешил к нему.

– Что-нибудь случилось, отец?

Но и отец как-то непривычно, с печалью посмотрел на Якуба и только кивком головы дал понять, что ничего не случилось.

– Как же до вас дошло, что я был в опасности и чуть не угодил в яму? – удивился Якуб. – Не горюйте! Я не боюсь. Я снова поеду с твоим поручением, отец.

– О чем ты говоришь, Якуб?

И Якуб долго и подробно рассказывал обо всем, что приключилось с ним во время пути, и тут Лейла, уже не сдерживаясь, плакала, думая о том, какая могла случиться беда с ее сыном. А Мухаммад похлопал Якуба по плечу, похвалил его за то, что он не испугался и вел себя так разумно, и сказал:

– Нет у меня поручений, сынок. Теперь у тебя одно важное дело: отправляйся ты в столицу Хорезма. Великий ал-Бируни согласился взять тебя в ученики.

– И это правда, отец! Он согласился?! Ты ездил к нему втайне от меня? Какой же ты подарок приготовил мне! Ты печалишься о разлуке, отец? И мать об этом плачет? Зачем же! Я буду писать вам письма. Каждый раз, когда будет случай послать вам письмо с каким-нибудь приезжим человеком, я воспользуюсь этим случаем. Поверьте мне, вы не почувствуете разлуки. Но зато я вернусь с богатством, которое не боится ни огня, ни грабителей, ни времени. Я знал это, отец, и потому у меня была радость на сердце. Право же! Надежда не покидала меня все это время.

 

МОЖНО ЛИ ОБЪЯТЬ НЕОБЪЯТНОЕ?

Прощаясь с сыном, Мухаммад ал-Хасияд говорил ему:

– Знай, сынок, если аллаху всемогущему неугодно будет сделать из тебя человека науки, если ты не сумеешь постигнуть тайны звезд, я думаю, твои труды не пропадут. Скажу тебе от души: если всемогущему угодно было оторвать тебя от дел торговых, поставь своей целью стать достойным дабиром. Это сделало бы честь нашему роду потомственных купцов. Ты первый тогда вышел бы на благородную дорогу служения эмиру.

– Я к этому не стремился, отец. И почему бы мне не постичь науки, которые манят меня и привлекают? Разве я в чем-либо проявил тупость?

– Помилуй бог! – воскликнул Мухаммад. – Я хочу лучшего для тебя. Мне известно, за хорошую службу дабир имеет хорошее вознаграждение и почет от людей. Довелось мне как-то встретиться с почтенным дабиром при дворе багдадского халифа. Я доставил тогда ко двору халифа большую партию самаркандской бумаги. А тебе известно, что, не имея бумаги, сидели бы без дела писцы дивана. И вот поговорил я тогда с дабиром и понял, что это человек глубокого ума и острого суждения. Он обладал познаниями в разных науках, легко читал на память стихи великих поэтов. Он был так вежлив и сдержан, что казался недоступным, но, встретив с моей стороны сердечность, он стал шутить и забросал меня остроумнейшими пословицами и поговорками. Я представляю себе, как умело он вел переписку с людьми, подвластными халифу, да и с людьми, знатностью своей не уступающими правителю. Для каждого у него были нужные слова и ясные мысли. Разве плохо, сын мой, стать таким значительным лицом у правителя Бухары или Самарканда?

– Я думаю, отец, что только к старости может стать приметным служитель дивана, а пока он молод…

– Вот уж ты неправ, сынок! Дабир рассказывал мне, как быстро может возвыситься молодой недим. Случилось так, что султан Махмуд Газневидский, да помилует его аллах, написал письмо к багдадскому халифу:

«Ты должен подарить мне Мавераннахр… Или я покорю область мечом, или же подданные будут повиноваться мне по приказу твоему».

А багдадский халиф сказал:

«Во всех странах ислама нет у меня более набожных и покорных людей, чем те люди. Избави боже, чтобы я это сделал, а если ты нападешь на них без моего приказа, я весь мир подниму на тебя».

Султан Махмуд нахмурился и сказал послу:

«Скажи халифу – что я, разве меньше Абу-Муслима? Вот вышло у меня с тобой такое дело, и смотри, приду я с тысячей слонов, растопчу твою столицу ногами слонов, навьючу прах столицы на спины слонов и отвезу в Газну».

И сильно пригрозил мощью слонов своих. Посол уехал, а через некоторое время вернулся. Султан Махмуд сел на престол хаджибы, и гулямы построились рядами, а у ворот дворца держали яростных слонов и поставили войско. Затем допустили посла багдадского халифа. Посол вошел, положил перед султаном Махмудом письмо и сказал: «Повелитель правоверных письмо твое прочел, о мощи твоей услышал, а ответ на твое письмо вот это…»

Ходжа Бу-Наср-и-Мишкан, который заведовал диваном переписки, протянул руку и взял письмо, чтобы прочитать. В нем было написано: «Во имя аллаха милостивого, милосердного», а затем на строке так: «Разве…» И в конце было написано: «Слава аллаху и благословение на пророке нашем Мухаммеде и всем роде его». А больше ничего не было написано. Султан Махмуд и все почтенные писцы задумались, что же значат эти загадочные слова. Все стихи корана, которые начинаются со слов «разве», они перечитали и растолковали, а никакого ответа для султана Махмуда не нашли. И вдруг молодой недим говорит: «Господин наш пригрозил слонами и сказал, что прах столицы перевезет на спинах слонов в Газну, вот халиф багдадский в ответ господину и написал ту суру, где говорится: „Разве ты не видишь, что сделал господь твой с обладателями слона?“ Так он отвечает на угрозу господина.

Султан Махмуд так расстроился, что долго в себя не приходил, все плакал и стенал. Такой он богобоязненный. Много просил он прощения у повелителя правоверных.

А молодому недиму пожаловал он драгоценный халат, приказал ему сидеть среди почтенных недимов и повысил его в сане. За это одно слово получил он два повышения».

– Знания – великая сила, – согласился Якуб. – Я бы хотел приобрести знания, но только для другой цели. Мне не хотелось бы служить при дворе и угождать грозному султану. Разве знания нужны только правителям?

И вдруг Якуб увидел себя в роли молодого недима. Будто он в самом деле стоит перед троном грозного Махмуда Газневидского и трепещет… Нет, не к этому он стремится и не для этого покидает свою Бухару. Он не станет объяснять отцу, что отвратило его от желания быть дабиром. Пусть отец думает по-своему, а он должен на деле показать, что знания нужны для пользы людям. И разве не лучше употребить знания на благо многих людей, чем на службу одному правителю…

* * *

В Гургандж Якуб отправился с попутным караваном. Стоя рядом с навьюченным верблюдом, Мухаммад и Лейла, не скрывая слез, давали сыну последние наставления.

– Береги себя! – просила мать.

– Будь рассудительным! – наставлял отец.

– Какая нужда бросать родителей и селиться на чужбине? – спрашивал Мухаммада старый купец Сулейман. – Ал-Бируни?.. Может быть, он и почитаемый человек, но если бы он жил в Бухаре. А ездить в Гургандж – причуда!

В дороге спутники с любопытством расспрашивали Якуба о его знаменитом устоде. Они не очень поверили, когда юноша сказал, что устод призван самим хорезмшахом Мамуном и к тому же согласился взять Якуба к себе в ученики.

А Якуб и не старался их убедить. Не верят – не надо! Одна мысль заботила его: что он скажет человеку, который вызывает у него величайшее уважение и величайший трепет? «Я не могу сказать о том, что боюсь его, – думал Якуб. – Нет. Я даже не стесняюсь. Но меня охватывает какое-то необъяснимое смущение при мысли о том, что я должен предстать перед ним. Ведь я должен сказать ему, чему я намерен посвятить дни своей жизни, а я и сам не знаю. Если говорить о делах самого Абу-Райхана, – думал Якуб, – то воистину нет таких наук, в которых он не был бы сведущ. Стоит увидеть его книги, чтобы понять это. Вряд ли кто может с ним соперничать в науках. Но что может сказать немой? Что может увидеть слепой? Как могу я сказать, что для меня лучше? Предложу ему свои услуги для любого дела».

Сейчас, когда уже близка столица Хорезма и вот уже надо перешагнуть порог дома, где живет Абу-Райхан, Якуб вдруг растерялся. Он понимал, что имеет одинаковую возможность заниматься астрономией или наукой о драгоценных камнях. Ведь Бируни не только астроном, но и самый большой знаток драгоценных камней. Если постичь науку о драгоценных камнях, то, пожалуй, она пригодится и в торговых делах отца. Даже среди бывалых купцов мало кто знает, откуда берутся прекрасные камни, как их обрабатывать и каковы их свойства.

«А посвятить себя астрономии, научиться составлять календарь, – думал Якуб, – разве это плохо? Все хорошо и все удивительно, а что сказать, не знаю. В шестнадцать лет трудно решить, что лучше и что нужнее. Пусть всемогущий аллах подскажет, осенит. Ведь без его воли ничего не происходит на земле… Я не должен страшиться, – сказал сам себе Якуб. – Когда идешь к доброму человеку, это все равно как к отцу родному. К тому же отец подарил такой перстень, который предохраняет от печалей и неудач. Не следует отчаиваться».

В дом ученого Якуб прибыл уже несколько смелее. Устод принял его сердечно и приветливо. Выслушав юношу и поняв его колебания, вполне объяснимые в таком возрасте, Абу-Райхан сказал:

– Я астроном. Я стремлюсь познать тайны небесных светил. Но, прежде чем сделать свои исследования и выводы, вытекающие из них, я считаю своим долгом изучить многие труды древних астрономов – все, что мне доступно. С иными учеными древности я не согласен. Есть и такие, которые заставляют меня задуматься и по-новому увидеть загадочные явления неба. Но, зная все то, что сделали в этом деле мои предшественники, я могу идти дальше. И ты, юноша, помогай мне в моих опытах. Знакомясь с трудами древних астрономов, ты постигнешь непонятное, то, что прежде казалось тебе недоступным.

– Мой благородный устод, я и прежде стремился понять то загадочное, что являет собой небо, сверкающее звездами, но что можно понять без знаний? Все, что ты велишь, я выполню. И еще – я хочу разгадать тайны камней, созданных так удивительно искусно, что, когда берешь в руки иной камень, тебе кажется, что ты не можешь с ним расстаться, так он прекрасен.

– Все эти науки так велики и значительны, что вряд ли хватит человеческой жизни, чтобы раскрыть хоть частицу неведомого, – сказал Абу-Райхан, – но они стоят того, чтобы потратить на них жизнь. А вот астрология не стоит того. Надеюсь, юноша, что ты не станешь тратить время на занятия астрологией?

– Астрология казалась мне заманчивой, – ответил в смущении Якуб. – Ведь многие считают, что расположение звезд говорит звездочету о судьбе человека…

– Должен тебе сказать – и ты запомни это раз навсегда, Якуб! – звезды существуют независимо от нас и никак не влияют на нашу судьбу. Мы только можем следить за их движением, за их яркостью, за восходом… Но о звездах мы еще поговорим. А сейчас я хочу тебе сказать – твой день будет начинаться весьма рано и заканчиваться довольно поздно. Ведь иные опыты надо производить и ночью. А теперь ступай займись собой. Разыщи для себя жилище, закупи еды впрок. Помни, что я трачу на закупку одежды и еды не более двух дней в году. И это кажется мне чрезмерной роскошью. Наука требует безраздельной преданности, даже большей, чем возлюбленная. Наука не терпит ни объяснений, ни извинений. Ей нужна преданная работа, повседневная, ежечасная. Вот как, мой друг! Ты свободен сегодня.

Якуб даже не нашел слов для ответа учителю. Что мог он сказать, неоперившийся птенец? Все, что говорил Абу-Райхан, казалось ему столь верным и незыблемым, что даже в мыслях своих он не осмелился бы противоречить ему. Не может быть сомнений – преданность науке прежде всего. Когда бы смог написать ал-Бируни свои удивительные книги, если бы не отдавал этому занятию каждый час своей жизни! И он, Якуб, должен пойти по такому же пути. Он не знает, чему отдают свое время сыновья хорезмийских купцов, какие у них занятия и развлечения, но у него теперь должно быть одно занятие. И разве оно не благороднейшее из всех занятий на свете?

* * *

У Якуба началась новая жизнь, совсем непохожая на то, что ему было привычно и знакомо до прихода к великому устоду. Чем больше Якуб узнавал Абу-Райхана, тем больше он верил в его величие. Но это величие было совсем другое, не то, что выделяло среди простых смертных шахов и султанов. Здесь не было казны, не было войска, а сила была великая и сокровища неоценимые.

– Помни, юноша, – говорил ученый Якубу, – прежде всего мы должны очистить свой ум от всех тех случайных обстоятельств, которые портят большинство людей, от всех причин, которые способны сделать людей слепыми перед истиной, а именно – от устарелых обычаев, фанатизма, соперничества, страстного желания приобрести влияние. Я придаю большое значение трудам людей давно ушедших и забытых. Они помогают нам познать истину, их опыт для нас драгоценный клад.

– Увы! Я знал другое, – признался Якуб. – Только теперь я чувствую, подымается пелена незнания, которая мешала мне видеть мир. Мударис все объяснял божественным велением, и ничто, по его мнению, не менялось и не изменится до скончания века.

– Но ты, Якуб, не поддался суеверию? Тогда есть надежда, что ты прозреешь.

Абу-Райхан подумал немного и продолжал:

– Есть верный путь к познанию. Надо изучить историю и предания древних народов и поколений, потому что нам досталось многое, что исходит от них. Принимать все предания и свидетельства за несомненную истину нельзя из-за множества бредней, примешанных ко всем историческим летописям. Эти бредни не всегда можно распознать, поэтому нужно принимать за истину лишь то, что допустимо с точки зрения естественных законов и порядка.

Нельзя сказать, что Якуб смог сразу постичь все те туманные для него понятия, какие свалились на его голову в первые же дни его пребывания в доме ученого. А углубленный в науку Абу-Райхан не очень считался с тем, все ли доступно пониманию юноше. Иной раз он поручал ему вещи чрезмерно сложные, и Якубу приходилось целыми ночами сидеть у мигающего светильника и в толстых фолиантах, которые громоздились на суфе учителя, искать ответы на загадочные вопросы.

Книги, написанные некогда в древней Иудее, привезенные из далекой Греции, доставленные из Персии, Индии и Афганистана, толпились вокруг ученого. Каждая утверждала что-то свое. Каждая убеждала в правоте своей единственной истины. А ученый, собрав их воедино, умудрялся делать совсем другие выводы и выносить новые суждения, доселе никому не ведомые.

Шли дни и месяцы, и Якуб все больше проникался доверием к своему суровому учителю, который редко дарил его улыбкой и еще реже позволял себе сказать слово, не имеющее отношения к тем опытам, которыми он занимался в этот час. При такой сосредоточенности и при таком постоянстве в занятиях ал-Бируни действительно достигал того, чего не смогли достигнуть другие ученые, которых хорезмшах пригласил ко двору.

Углубляясь в ученые труды Птолемея и Аристотеля, Якуб все больше понимал, что суждения богословов не только не верны, но и зачастую вредны. Они отвлекают от сущности явления и мешают его понять. Как-то Якуб спросил учителя:

– Как же понять слова моего старого мудариса, который говорил, что изучать то, что не написано в коране, – излишне и преступно?

– Твой старый мударис читал слишком мало. Как же он может судить об ученых трудах людей, которые изучали и наблюдали явления природы? Надо тебе сказать, что и три столетия до него тысячи таких же богословов знали только коран и проповедовали только эту незыблемую истину. И получилось так, что эта, на мой взгляд, сомнительная истина стала во главу познания всего сущего. Это прискорбно, друг мой.

«Воистину можно объять необъятное! – писал Якуб отцу, рассказывая о своих занятиях в доме великого ученого. – Ал-Бируни неутомим, он постоянно занят опытами и чтением труднейших книг, многие из которых мне недоступны, оттого что я не знаю другого языка, кроме арабского. Когда я думаю о том, сколь многие области наук пытается объять мой устод, я только диву даюсь. Представь себе, он хочет доказать невозможное – будто наша Земля движется! Я сам читал в трудах великого Птолемея, что Земля неподвижна, но мой уважаемый устод не согласен с ним. И вот мы занимаемся сейчас таким необычайным делом, о котором я даже боюсь тебе сказать. Мы должны определить величину наклона эклиптики. Для этого ал-Бируни давно уже построил специальный инструмент. Абу-Райхан уже дважды использовал его для наблюдений и дважды устанавливал время летнего и зимнего солнцестояния. Один раз устод вел свои наблюдения в городе Кяте. Но сейчас он уверен, что наши астрономические измерения будут более точными. Как только будет установлена величина наклона эклиптики, мы займемся исследованием векового изменения этой величины. Многое мне непонятно в этом деле, и я по ночам читаю книги ученых Багдада, Дамаска, Шираза и Александрии. Я не всегда решаюсь задавать вопросы моему устоду. Я вижу, как он углублен в свои занятия, и, право же, иной раз боюсь к нему подойти. Мне здесь трудно, отец, я не скрою от тебя этого, но я горжусь тем, что принимаю хоть малое участие в трудах великого Абу-Райхана. И, если хочешь, я признаюсь тебе – я, как праздника, жду опытов. Наука о камнях весьма привлекает мое сердце».

В другом письме Якуб писал:

«Отец, аллах милостив, и я понемногу прозреваю. То, что совсем недавно казалось мне непостижимым, сейчас кажется совсем простым и понятным. Особенно я увлечен опытами с драгоценными камнями. Недавно мы повторили опыт с изумрудами. Ты, наверное, слыхал о том, что при взгляде на изумруд у ядовитых змей выпадают глаза. Иные богатые люди для того и покупают этот драгоценный камень, чтобы не бояться ядовитых змей. Но теперь мой учитель убедил меня в том, что все это выдумки. Мы опоясывали змею изумрудным ожерельем, рассыпали перед ней драгоценные камни на подстилку, размахивали перед ней нитками изумрудов. Мы проделывали это и в жаркое и в холодное время, и ничего с ней не сделалось. Змея осталась при своих зорких глазах, и мы увидели, что камень изумруд вовсе не предохраняет от ядовитых змей и может лишь служить украшением. Я спешу тебе сказать об этом, отец, чтобы ты, продавая изумруды, никогда не говорил покупателю о свойствах камня, которыми он не обладает. А всемогущий аллах покарает невежд, которые говорят небылицы и наживаются на этом.

А еще я хотел сказать тебе, отец, что иной раз, когда я встречаю своих сверстников и слышу их беззаботный смех, мне вдруг становится грустно. Вчера я даже подумал, что уже состарился намного против этих молодых бездельников. И я почувствовал, что мне не хватает веселья. Должно быть, в семнадцать лет человеку положено смеяться, а мне через месяц минет семнадцать. Но я доволен своей судьбой и призываю милость аллаха на всех вас, близких мне людей. И еще грущу я о разлуке с вами».

– О чем ты призадумался, юноша? – услышал Якуб голос учителя, когда отложил лист желтоватой бумаги и калам, которым делал выписки из книги ал-Фараби. – Печаль коснулась тебя своим крылом, а ведь грешно печалиться, когда жизнь только начинается и все еще впереди. Ты чем-то огорчен?

– Я вспомнил о разлуке с родителями, и тревога ранила мое сердце. Уже скоро год, как я не видел их. Мне кажется, что глаза моей матери потускнели от слез.

– Зачем же сидеть в печали? Не лучше ли устранить ее?

Ал-Бируни был в добром настроении, и Якубу показалось, что даже голос у него какой-то необычно веселый.

– Вот что, юноша, – предложил Абу-Райхан. – На той неделе я буду занят делами хорезмшаха. Воспользуйся этим случаем – поезжай-ка ты в Бухару на несколько дней, утоли свою печаль и возвращайся веселым и довольным. Вот тебе мой совет!

 

ЗВЕЗДОЧЕТ НЕПРАВ

Через несколько дней Якуб уже входил в калитку знакомого с детства двора. Никто не ждал его, и никто не встретил у порога. Только серый осел Абдуллы, привязанный к изгороди, протрубил что-то.

Уж не приветствие ли это?

Якуб погладил ослика, поднял с земли только что упавшее с дерева румяное яблоко и весело закричал:

– Мир и благоденствие этому дому!

Тотчас же показалась Лейла, а вслед за ней и Мухаммад. На лицах родителей Якуб увидел и радость и недоумение.

– Ты внял моим мольбам, Якуб! – обрадовалась Лейла. – Я так тебя ждала!

– Не случилось ли чего? – забеспокоился отец.

– Устод сказал: «Утоли свою печаль», и вот я здесь. Что это ослик Абдуллы совсем отощал? Устод учил меня жалеть животных. А где Абдулла?

И, не дожидаясь ответа, Якуб тотчас же обратился к Мухаммаду:

– Знаешь, отец, я задумал выпросить у тебя для опыта те лалы, которые ты хранил в красной сафьяновой шкатулке. Они нам очень нужны. Ал-Кинди пишет, что если лал нагревать постепенно, а потом оставить тигель в печи, пока он не остынет, тогда огонь увеличивает его красноту и чистоту его цвета. Я бы хотел это проверить.

– Ты одержим, сын мой, – рассмеялся отец. – Ты готов сжечь целое состояние для того, чтобы что-то проверить. Но кто же даст для этого драгоценные камни? Я продал свои лалы, но должен тебе признаться, что при всей моей любви к тебе я бы не позволил их сунуть в печку. Это ведь богатство! Помилуй аллах, какие причуды!

– Для того чтобы постичь истину, нужны затраты. Я видел, как Абу-Райхан тратит на свои опыты все свое достояние, и я подумал, что тоже должен тратить.

– Но у тебя нет достояния, сынок, – возразил Мухаммад. – Я смогу дать тебе совсем немного. Да и нужны ли твоему учителю траты? Ему покровительствует сам хорезмшах…

– Я почти год пробыл в Хорезме, – ответил Якуб, – но ни разу и слова не слышал о щедрости Мамуна. Устод тратит на опыты все, что имеет, а достояние у него самое скудное… Как жалко, что ты продал лалы!

Ребячество и бескорыстие сына даже позабавили Мухаммада. Он видел, что Якуб всем существом захвачен своими благородными занятиями, и подумал, что при такой преданности делу сын непременно достигнет тех вершин знания, которых достиг Абу-Райхан.

– Я дам тебе янтарь для опытов, это будет мой подарок устоду. Но почему, сынок, вместо приветствия ты сразу же принялся просить лалы? Я вижу, что в голове у тебя только опыты.

– Я всю дорогу думал об этом. Мне хочется помочь моему благородному устоду.

– Боюсь, что Якуб наш забывает даже о еде, – сказала Лейла. – Не слишком ли много забот у юноши в такие годы?

– Какие годы? – возразил Якуб. – Мне известно, что в моем возрасте врачеватель ибн Сина уже лечил эмира бухарского, а я еще ни на что не годен, кроме того, что послушно выполняю поручения Абу-Райхана.

– Но ты ведь учишься, сынок? – спросила мать. – Отец говорил мне, что нет числа тем премудрым книгам, которые ты постиг. Да удалит от тебя аллах заботы, горе, беду и печали.

Кроткая и тихая Лейла, всю жизнь привыкшая к мысли, что сказанное мужем – закон, не прекословила, но в душе горевала о своем Якубе. Ей казалось, что сын похудел и побледнел в чужом городе, его занятия казались ей ненужной причудой.

– Грустно мне, сынок, – говорила Лейла. – Прискорбно мне, что не вижу тебя. Тебе, сыну купца, надо сидеть в лавке. Продавал бы ты златотканую парчу, и каждый почтенный житель Бухары смог бы увидеть, какой достойный сын растет у Мухаммада. А что толку от этих премудростей? Ни денег, ни почета тебе не даст твоя ученость. Я молчала, сынок, но душа моя в печали, и я говорю тебе это.

Якуб понял, что сердце матери изболелось о нем. Никогда прежде мать не решалась в чем-либо прекословить отцу. «И почему это она так тревожится? – думал Якуб. – Ей кажется, что если сын не поел вдоволь, то это беда вроде стихийного бедствия. А какая там беда! Все это пустое! Надо только объяснить ей, чтобы не проливала слез понапрасну». Она никогда не понимала его, и потому он был скрытен, у него всегда были тайны. Когда он стал постарше, он боялся ее огорчить. А тайны накапливались, и Якуб наконец понял, как далеки они друг от друга. Сейчас, когда Лейла убеждала его в тщетности намерений, ему очень хотелось от всего сердца объяснить ей, что она неправа. Ему хотелось рассказать ей, как много интересного он узнал за время, проведенное вблизи ученого. Он бы охотно рассказал про астрономические измерения, которые показались ему не только очень важными, но и таинственными. Но поймет ли она, он не знал, и потому не стал ничего рассказывать.

Настала пятница. Незадолго до вечерней молитвы мать позвала цирюльника и стала просить Якуба, чтобы он немедленно постриг волосы.

– Сынок, ты ведь знаешь: кто подрежет волосок в пятницу, от того будет отвращено семьдесят болезней. Прошу тебя, не откладывай, – говорила мать.

– Зачем торопиться? – отвечал Якуб. – Я пробуду здесь еще три дня. Времени хватит и для стрижки.

– Ты неправ, юноша, – вмешался цирюльник. – Ведь в пятницу как раз и следует стричь волосы. Вот я поставил сегодня отцу твоему пиявки, да будет над ним благословение аллаха, и теперь он будет в безопасности от потери зрения и множества болезней. Поторопись, юноша. К тому же со мной астролябия с семью дисками, выложенными серебром, я хочу предсказать тебе твою судьбу на ближайшее время. Пользуйся тем, что я призван к вам в пятницу.

– Теперь я понимаю, – рассмеялся Якуб, – дело тут совсем не в стрижке, а в том, чтобы сделать мне предсказание. Но что ты можешь мне предсказать, почтенный брадобрей? Откуда тебе ведома моя судьба, когда я и сам о ней мало что знаю?

– Ты молод, юноша, что ты можешь знать об этом таинственном и загадочном? Ты отлично знаешь, что я говорю не вымысел, а основываюсь на расчетах по звездам.

– А я с некоторых пор не верю в эти предсказания, – ответил Якуб. – Я считаю их вымыслом и болтовней.

– Как ты смеешь так говорить! – рассвирепел старик, и его нижняя челюсть задрожала. – Я, старый человек, которого многие считают мудрым, должен выслушивать дерзкие слова от неоперившегося птенца.

– Помилуй аллах! – воскликнула Лейла. – Не надо ссориться. Ты устал, сынок, и потому так говоришь. Ты ведь знаешь, что почтенный брадобрей уже не первый год предсказывает отцу удачу в торговых делах. Он же разумным врачеванием сохраняет здоровье отца. Почему же ты ему не веришь? Я говорила доброму цирюльнику о своих сомнениях, и он сказал мне, что в его власти рассеять мои сомнения и внести ясность в мое сердце. Позволь ему, сынок, сделать тебе предсказание по астролябии с семью дисками, выложенными серебром.

– Какая причуда! А если мне не хочется выслушивать предсказания брадобрея, почему я должен покорно внимать его глупым речам? Какая будет мне польза?

– Не хочешь ли ты сказать, что отцу твоему не было пользы от моих предсказаний? – Теперь цирюльник уже не говорил, а кричал, потрясая кулаками.

Он был зол и сейчас просто ненавидел упрямого юношу, но он и не подумал покинуть поле битвы. Он решил во что бы то ни стало сделать свое предсказание. Это было нужно ему не только из упрямства, но и потому, что Лейла пообещала ему хорошее вознаграждение, если предсказание поможет ее сыну избрать истинный путь. А истинный путь, каким его представляла себе Лейла, должен был увести Якуба далеко от дерзкого мыслителя, который сумел за короткий срок внушить юноше, что звездочеты – болтуны и шарлатаны. На этот раз кроткая Лейла решила всеми средствами добиться задуманного и сделать так, чтобы Якуб по своей воле отказался от поездки в Хорезм и чтобы пожелал стать помощником отца.

– Поистине ты шакашик! – кричал цирюльник, тыкая в Якуба указательным пальцем.

– Аллах свидетель, – кричал Якуб, – ты настоящий аль-бакбук!

– Не прекословь старому человеку, – взмолилась Лейла. – Он пришел к тебе с добрыми намерениями, к тому же я его позвала. Мне стыдно будет, если он уйдет с обидой в сердце. Сделай милость, сынок, покорись, и добрый человек выполнит свое намерение.

– Пусть сделает свое предсказание и скорее оставит меня в покое! Ведь не для этого я прибыл домой? Клянусь всемогущим, я не думал, что в Бухаре мне будет такая неудача! Я так стремился домой, и сердце мое предвкушало радость…

– Какая же в этом неудача, Якуб? Тебе хотят сделать добро, у матери сердце разрывается от тревоги, а ты недоволен.

Лейла посмотрела на сына своими большими выразительными глазами.

А тем временем цирюльник взял астролябию и стал предсказывать:

– От нынешней пятницы, пятого дня сафара, пройдет три дня, и ты будешь иметь дело с верблюжатником. Он будет способствовать твоей встрече с человеком, но тебе лучше его не встречать. Я это говорю с полным знанием дела, потому что мои расчеты по звездам сулят неудачу в этой встрече. Ты покинешь свой родной город Бухару и пойдешь по караванным тропам для своего дела, но тебе не предвидится удачи. Согласно расположению звезд над тобой путешествие следует отложить до лучшего времени.

– Слова нашего уважаемого цирюльника близки к истине, – сказала Лейла, увидев, как старик прячет за пазуху свою астролябию.

– Я предвижу, что встреча с верблюжатником принесет один только вред. Ты должен остаться дома, сын мой. К чему торопиться? Как говорят умудренные опытом, поспешность – от дьявола, а медлительность – от милосердия.

– И все же через три дня я добуду верблюда и доберусь до Хорезма. Я снова примусь за книги. Только они способны открыть мне путь к знаниям и снять покров невежества, который мешает нам видеть прекрасный мир.

Лейла с плачем покинула сына и дрожащей рукой отсчитала цирюльнику несколько дирхемов за предсказание. Оно не было добрым, это предсказание, но оно справедливо предостерегало ее сына от грозящей опасности. Лейла всей душой надеялась, что сын внемлет голосу истины. И вот оказалось, что все ее усердие ни к чему не привело. Что же ей делать? Как помочь сыну распознать истину, поверить звездочету? Лейла решила на этот раз превозмочь свою робость и поговорить о делах Якуба с Мухаммадом. Он, конечно, удивится и скажет, что это не женское дело, но, узнав, что звездочет предсказывает неудачу, отец постарается уговорить Якуба не покидать родной дом, остаться в Бухаре. В тот же день Лейла обратилась к мужу и со слезами на глазах рассказала ему о предсказании, сделанном цирюльником.

– Помилуй аллах, – удивился Мухаммад. – Я всегда верил моему брадобрею, человеку честному и знающему свое дело. Но ведь он сделал хорошее предсказание, когда Якуб еще только собирался в Хорезм. Когда же его предсказание было верным – в эту пятницу или в ту пятницу? Я хорошо помню, как в ту пятницу, почти год назад, старик говорил, что начало пути у юноши будет светлым, вселяющим радость. Он предсказывал, что никакие помехи не стоят между ним и задуманным желанием. А теперь он говорит, что сыну моему не предвидится удачи. Поистине мне надоел старый аль-фашшар. Я больше не стану его звать, а себе и пиявок ставить не буду.

– Как ты можешь так обижать преданного тебе человека! – Лейла расстроилась и от огорчения уже не могла сдерживать себя. – Одна беда другую погоняет. Мухаммад, ты не должен гнать от себя старого цирюльника. Якуб назвал его аль-бакбуком, ты назвал его аль-фашшаром. А чем он провинился перед вами? Не тем ли, что сказал истину? Разве он виноват в том, что небо отказало нам в своем покровительстве? Пусть аллах прибавит нам силы и терпения.

– И я верил своему звездочету! Но согласись, что он неправ.

Впервые за много лет родители Якуба поспорили, и Мухаммад впервые подумал о том, что его кроткая Лейла уже перестала быть кроткой.

– Звездочет неправ! – воскликнул Якуб вслед за отцом.

В душе он праздновал победу.

Размышляя перед сном о случившемся, Якуб подумал о том, что его учитель полон мудрости, если осуждает занятия звездочетов. Конечно, он, Якуб, поедет в Хорезм. Бредни старого цирюльника не остановят его. Ему только жалко мать, он бы не хотел ее огорчать. Она не виновата, ей с детства забивали голову всякими вымыслами. Но отец – он больше понимает, он теперь уже не должен верить в лживые слова звездочета. Отец не станет препятствовать сыну в его добром начинании. Пройдет еще два дня, и он сговорится с верблюжатником.

В эту ночь Якуб спал сладко и беспечно, а проснувшись поутру, он прежде всего подумал, что ему очень хочется в Хорезм к мудрым книгам устода, к трудным и заманчивым занятиям. Не прошло еще и года с тех пор, как он впервые покинул дом своего отца, и как сильно все изменилось вокруг него! То, что прежде казалось ему важным и значительным, выглядело сейчас пустым и ненужным. Ведь совсем еще недавно он с трепетом выслушивал предсказания старого цирюльника, которые неизменно предшествовали выезду отца с караваном. Если старик предостерегал отца, Мухаммад покорно слушался и откладывал свою поездку, будучи уверен, что старому звездочету заранее известны удачи и беды, подстерегающие путника. И он, Якуб, прежде так думал. А сейчас что-то изменилось, и он уже больше не верит глупым рассуждениям самонадеянного старика. И доверчивость матери кажется ему нелепой.

Размышляя о происшедшем, Якуб думал о том, что приезд в Бухару не доставил ему радости, какую он предвкушал, покидая Гургандж. Впрочем, он неправ. Есть все же в Бухаре человек, к которому стремится его сердце. Вот кто доставит ему истинную радость – его добрый старый мударис. Он сегодня же навестит старика и с удовольствием поговорит с ним. Кстати, и подарок есть. Старик всегда очень любил жареный миндаль, вот хорошо будет угостить его миндалем, привезенным из Хорезма.

Якуб пришел к мударису в полдень, после дневной молитвы, когда старик, утомившись от утренних занятий, имел обыкновение отдыхать.

– Добро пожаловать, Якуб! – приветствовал юношу мударис. – Я рад тебя видеть. Исполнилось ли твое желание? Достиг ли ты того, к чему стремился?

– Я весьма доволен, – отвечал Якуб. – Поистине у меня открылись глаза, и я стал видеть окружающее так, будто сняли пелену, которая заслоняла белый свет.

– Чем же ты увлечен, Якуб? Расскажи о твоих занятиях. Мне весьма любопытно знать, чем занимается при дворе Мамуна прославленный хорезмиец Абу-Райхан ал-Бируни.

– Легче сказать, чем он не занимается. Ученость уважаемого Абу-Райхана удивительна. Он пытается распознать такие загадки природы, что просто диву даешься. Я рядом с ним песчинка на бескрайнем берегу, маленький камешек у высокой горы, но я кое-что делаю и кое-что вижу. Из всех занятий, разнообразие которых может удивить любого ученого, моему сердцу дороже всего наука о камнях. Когда мой учитель делает опыты с драгоценными камнями, я готов дни и ночи помогать ему. Очень это заманчиво – увидеть своими глазами, как влияют на драгоценные камни жар и холод, узнать их свойства и особенности.

– Это любопытно! – оживился мударис. – Ну-ка, расскажи, как вы определяли качество драгоценных камней.

– Мы многое делали, но вот совсем недавно мы пытались изменить окраску некоторых камней, нагревая их. Мы взяли сердолик, поместили его в жаровню, переложив кусками кизяка, и накаливали. Затем оставили до охлаждения и после этого извлекли. От огня кусок сердолика несколько уменьшился, но цвет его стал лучше. Чтобы очистить красный цвет рубина от фиолетового оттенка, его нагревали закатанным в глину столько времени, сколько нужно для того, чтобы расплавить один мискаль золота. Огонь уничтожает все цвета, кроме красного цвета яхонта. Изумруд не выдерживает нагревания и теряет цвет, а зеленый лал не меняется.

– Все это удивительно, Якуб! Но помилуй бог, где же взять такие богатства, чтобы сжигать на огне драгоценные камни? Ученый должен обладать несметными сокровищами, если он вздумает таким образом проверить правоту своих суждений. Неужто так богат ал-Бируни?

– Представь себе, он вовсе не богат. Наоборот, я бы сказал, что он подобен бедному, безвестному человеку, у которого есть только насущный хлеб и халат, чтобы в пристойном виде предстать перед великими мира сего.

– Откуда же эти лалы, сердолики и яхонты? Ведь их не подберешь на пыльной дороге?

– Насколько мне известно, все это достается Абу-Райхану с величайшим трудом. В одном случае он тратит на покупку камней все свое достояние, в другом – пользуется подарком хорезмшаха. А бывает и так, что гранильщик или ювелир рискнет небольшим камешком из любопытства. От каждого понемногу, а в результате можно сделать опыт. Мы делаем много опытов, прежде чем ал-Бируни сделает свои выводы, раньше никому не ведомые. Но опыты делаются после того, как прочитаны горы книг. Многие люди посвятили себя этой благородной науке и написали о своих опытах. Есть книги индусов, древних греков, персов.

– И вы читаете такие книги? – удивился мударис. – Да ведь это святотатство! Разве ученый-хорезмиец забыл слова правоверного халифа Омара? Он говорил: «Если науки учат тому, что написано в коране, они излишни; если они учат другому, они безбожны и преступны». И я давал тебе книги, но то были книги правоверных мусульман. Увы, как я ошибался, считая Абу-Райхана ал-Бируни правоверным мусульманином! И опыты ваши нечистые! Не говори мне больше об этом ученом, Якуб! Я слушать не хочу о нем! Боюсь, что он отступился от веры аллаха, а ты последуешь за ним. Для того ли я учил тебя долгие годы и внушал веру и уважение к священной книге мусульман?

– Помилуй, мударис! Для чего же я учил грамоту? Неужели только для чтения корана?

– Ступай! Сердце мое наполнилось горечью сомнений. Не говори мне больше о дерзком хорезмийце.

Мударис был разгневан. Он вскочил так быстро и порывисто, что задел поднос с жареным миндалем, и Якуб увидел, как покатились по комнате орешки миндаля.

– Воля твоя, мударис… Я не хотел вносить смятение в твои мысли. Аллах знает, я пришел с добрыми намерениями.

С этими словами огорченный Якуб покинул медресе и даже не заглянул к своим сверстникам, которые, пользуясь отсутствием мудариса, весело играли в кости.

Через два дня, покидая Бухару, Якуб с горечью думал о том, что теперь его уже ничто не влечет в родной город. Встречи и разговоры, связанные с его занятиями, вдруг совсем неожиданно раскрыли перед ним невежество близких и дорогих ему людей. Ему было обидно и больно, словно он потерял что-то очень дорогое его сердцу. Но зато он по-новому видит все то значительное, что он обрел в обществе своего устода. Он понял, что теперь не скоро захочет приехать в Бухару; а благородному Абу-Райхану он смело сможет сказать, что излечился от печали. Да, он скажет: «Разлука с близкими больше не тревожит меня».

 

СВЕТИЛЬНИК ГОРЕЛ ВСЮ НОЧЬ

Лунный свет серебряным потоком залил узкую пыльную улочку с ее глиняными оградами, развесистыми тутовниками и домиками ремесленников, за которыми прятались плодовые сады. Здесь, на окраине Гурганджа, пахло созревшими плодами и пряным запахом согретой солнцем листвы. Если бы порой не доносилось зловоние, идущее от сваленных в кучу отбросов, здесь было бы так же душисто и прохладно, как в садах богачей.

Когда утих лай собак и плач младенца, доносившийся из-за глиняной стены, Якуб отчетливо услышал дружный хор кузнечиков. Их давно знакомая песня напомнила ему детство и такую же песнь кузнечиков в саду, за которым ухаживал старый погонщик верблюдов Абдулла.

«Ах, Абдулла, – вздохнул Якуб, – каждую свободную минуту ты отдавал саду. Я помню, как ты говорил, что зеленые растения – это те же дети аллаха и потому их надо любить, как мы любим всякое живое создание. И я полюбил их всем сердцем. С тех пор я никогда не прохожу равнодушным мимо цветущей яблони или красного мака, сорванного в поле. Я любил забираться в твою глиняную хижину, запрятанную в глубине тенистого сада. Я никогда не знал, когда ты просыпаешься, Абдулла. Мне казалось, что ты подымаешься вместе с цветами и пьешь ту живительную росу, которую им посылает небо. Может быть, от этого ты был всегда веселым и добрым, Абдулла?»

Так, мысленно обратившись к дням своей юности, Якуб представил себе на мгновение родной дом и Абдуллу, согнувшегося над грядкой душистой мяты.

«Хорошо бы увидеть сейчас старика, – подумал юноша, и от этой мысли даже потеплело на сердце. – Если бы свершилось чудо и Абдулла вдруг очутился здесь! Постоять бы рядом с ним и услышать хорошее слово. Ведь добрее Абдуллы нет человека на свете».

Оглядываясь по сторонам, словно надеясь увидеть Абдуллу, Якуб обратил внимание на стену, посеребренную лунным светом и увитую виноградными лозами.

– О, совсем как дома! – воскликнул радостно Якуб. – У нашей калитки так же. – И, поднявшись на цыпочки, он сорвал кисть сочного винограда, почти черного в лунном свете.

Ему показалось, будто он у калитки своего дома. Там такая же стена с виноградными лозами. Тенистая аллея ведет от калитки до порога дома. А на пороге в эту пору всегда сидит мать, отдыхает от дневных забот.

«Как дома», – подумал Якуб, общипывая сочные виноградины. Эти лозы дадут нам красные душистые ягоды. Давно уже он не ел этих ягод. Если бы он был дома, то, наверно, как и прежде, стал бы теперь срезать виноград. А потом он пошел бы в сушильню. Там Абдулла сушил ягоды. Вместе с мальчишками из соседнего двора он всегда помогал Абдулле. Вначале они долго мыли ягоды в арыке, где плескались утки. А потом раскладывали виноградные кисти, стараясь положить их тонким слоем. Он так трудился, что никто из мальчишек не мог с ним сравниться в усердии. И когда красные виноградные ягоды высыхали, их ссыпали в громадный глиняный сосуд.

Хорошее было время, подумал Якуб, но оно ушло безвозвратно. Скоро уже два года, как он в последний раз навестил родителей. И, хотя он тогда рассердился на мать и вознегодовал на старого цирюльника, сейчас он бы охотно повидал их и сказал им, что любит всех по-прежнему. И еще сказал бы, что ему стыдно за те дерзости, которые он позволил себе сказать в минуту гнева. И как он мог подумать тогда, что душа его не будет стремиться к порогу родного дома! Она стремится туда постоянно. И дня не проходит, чтобы ему не вспомнился родной дом. В письмах к отцу он говорит об этом без утайки. А отец умный, он все понимает и нисколько не осуждает сына. Наоборот, он говорит, что так и должно быть. Что нельзя забывать родной дом и не следует пренебрегать памятью о людях, которые желают тебе добра и помнят о тебе. На что же намекает отец? На свои заботы или на доброту старого погонщика? Но видит всемогущий – он не пренебрегает памятью о своих близких. И если бы можно было отделить сердце от разума, то разум его остался бы здесь, а душа вернулась бы к порогу родного дома. О, если бы учитель знал, с какой радостью он пошел сейчас к ювелиру Юсуфу, на эту пыльную улочку, напоминающую чем-то улицу Ткачей в Бухаре! Она такая же кривая, узенькая и пыльная. Сейчас, при луне, даже не поверишь, что это Хорезм, а не Бухара. Только нет за этой улочкой тех мечетей и минаретов, как в Бухаре. Здесь все по-другому.

«Однако мне взгрустнулось, – подумал Якуб. – Я тоскую, но ни за что не покину Хорезм. Я не хочу расставаться с моим благородным устодом. Мне трудно, но и радостно». С чем можно сравнить радость ожидания? Иной раз во время опыта так и ждешь чего-то, волнуешься, все думаешь: вот перед тобой откроется что-то таинственное. И сегодня будет что-то новое. Так хочется скорее увидеть этот опыт с красными камнями! Хорошо, что ювелир Юсуф прислал мальчонку с добрыми вестями. Он велел скорее идти к нему за красными камнями. Это будут хорошие образцы для сравнения, когда устод станет нагревать лалы. Абу-Райхан обрадовался, как младенец, когда увидел мальчонку. Он захлопал в ладоши, радостно засмеялся и велел тут же пойти к Юсуфу, чтобы немедля начать опыт. Хорошо, что камни уже здесь, за поясом. Якуб нащупал их в маленьком мешочке и вспомнил слова ювелира: «Скажи устоду, что я всегда рад ему услужить. Я знаю, что он делает опыты для науки, не для своей прихоти. А когда Абу-Райхан сделает свои опыты, пусть вернет мне эти камни».

Якуб был рад передать устоду добрые слова Юсуфа. Ему нравился ювелир; нравился тем, что, не зная никаких наук, он с величайшим уважением относился ко всем причудам ученого и, уважая ал-Бируни, всегда хотел помочь чем-либо.

«Такой скромный, бескорыстный друг, пожалуй, дороже, чем богатый чиновник», – подумал Якуб.

Миновав узкие, извилистые закоулки квартала ремесленников, Якуб вышел на широкую улицу, где высились дома чиновников дивана. Вот и дом дабира. Из-за высокой стены, скрывающей от прохожих тенистый сад, слышен веселый смех и звуки арфы. Якуб подумал, что у дабира, должно быть, весело и приятно. У бассейна, среди цветов, стоят низкие удобные суфы, покрытые дорогими коврами. Слуги подают гостям мед и фрукты. Кто-то услаждает их слух игрой на арфе. А хозяин блещет потоком остроумия. Якубу как-то пришлось побывать у дабира по поручению устода, и он видел этот богатый дом, более изысканный, чем у самого вазира.

«Напрасно устод не бывает в его доме, – подумал Якуб. – Надо когда-нибудь отвлечься, отдохнуть. Абу-Райхан никогда не позволяет себе такой роскоши. Он поистине одержимый».

Якуб не мог вспомнить случая, когда бы ученый по собственной воле покинул свой дом, чтобы воспользоваться гостеприимством своих добрых друзей. Единственным исключением был дом его друга Хасана, человека знатного и богатого. Но и к нему ал-Бируни приходил в тех редких случаях, когда ему не терпелось поделиться своей удачей в исследованиях. Хорошо, что ал-Хасан сам нередко заглядывал в дом ученого. Его очень интересовали опыты Абу-Райхана, его успехи в астрономических исследованиях. Перед уходом ал-Хасан неизменно передавал привет от своей дочери Рейхан и приглашал ученого к себе в гости.

– Ты ведь знаешь, Абу-Райхан, – говорил ал-Хасан, – как мы всегда хотим тебя видеть. Каждый твой приход приносит нам радость.

Как-то, покидая дом ученого, ал-Хасан сделал знак Якубу, давая понять, что просит его проводить. Когда они вышли за калитку, ал-Хасан сказал Якубу, что просит его зайти к его дочери Рейхан.

– У Рейхан есть к тебе дело, – сказал он. – Может быть, ей хочется порасспросить тебя о ваших опытах с драгоценными камнями? Моя Рейхан очень любит красные камни. У нее есть перстни и браслеты с яхонтами и рубинами. Зайди к ней, поговори.

Якуб был радостно удивлен. На следующий же день он поспешил в дом ал-Хасана. Якуб слышал, что дочь ал-Хасана очень красива, но он никогда не видел ее и представления не имел, для чего она могла его звать к себе. Сейчас было смешно подумать об этом, но тогда, еще до того, как Якуб встретился с ней, в душу его закралась надежда: а вдруг она зовет его лишь для того, чтобы познакомиться? Может быть, она из уст Абу-Райхана узнала о том, что он, Якуб, не очень глуп, недурен собой и подает надежды… стать настоящим ученым… О, как наивны юношеские мечты! Как он мог придумать такое? Короткий путь к дому Хасана показался ему тогда бесконечным. Ему не терпелось узнать, зачем же его вызывает Рейхан. В радостном волнении он отворил калитку и вошел в прохладный благоуханный сад.

«В самом ли деле она так красива?» – думал юноша, с любопытством оглядываясь и нерешительно шагая по дорожке, ведущей к бассейну. Там он увидел легкое покрывало девушки и стройный стан, склоненный над кустом алых роз. Длинные косы опустились до земли и небрежно лежали на траве. Юноша не видел лица Рейхан, он видел только, каким грациозным движением она срезает громадные благоухающие розы. Услышав шаги, девушка подняла голову и обожгла юношу взглядом больших лучистых глаз.

«Чудо как хороша!» – подумал Якуб, от смущения не находя слов для приветствия.

– Не правда ли, красивы? – спросила девушка, протягивая Якубу розы. – Тебе нравятся эти цветы?

– Очень нравятся. Я в жизни не видывал таких больших ароматных роз! – воскликнул в восхищении Якуб.

Ему еще хотелось сказать, что он в жизни не видел подобной красавицы, но он не знал, можно ли говорить такие слова.

Глядя на розы и чувствуя необычайное смущение, Якуб думал о том, что глаза Рейхан излучают свет, подобный звездам, и хотелось бы стоять здесь целую вечность, но он не знал, может ли стоять рядом с ней и слышать ее голос, такой мелодичный и нежный…

– Вот ты какой, ученик нашего Абу-Райхана! – воскликнула девушка, не скрывая своего удивления. – Ты совсем молод, а отец говорил мне, что ты хороший помощник. Я рада тебя увидеть. А ты… можешь сохранить тайну?

– Могу!

«Какое счастье! Она рада видеть меня! – думал, все более смущаясь, Якуб. – Какая прекрасная, какая чудесная Рейхан…»

– Я была бы тебе благодарна, Якуб, если бы ты согласился время от времени заходить ко мне за розами…

Девушка перебирала только что срезанные розы и, любуясь каждой из них, говорила:

– Они прекрасны, не правда ли?..

С замиранием сердца слушал Якуб эти слова. Розы для него?.. Какое счастье!.. И какое волнение… Что сказать? Откуда взять слова? Как вспомнить стихи Рудаки? Поистине никогда еще он не попадал в такое трудное положение. Пожалуй, сейчас страшнее, чем в тот час, когда он впервые предстал перед великим Абу-Райханом. А девушка продолжала:

– Ты возьмешь эти розы, Якуб, и поместишь их в сосуд с водой, чтобы они долго стояли и чтобы… – Девушка вдруг остановилась, призадумалась и, опустив глаза, сказала: – Чтобы Абу-Райхан, занимаясь своими трудами, мог хоть изредка любоваться их красотой.

Так вот для чего розы! Как это грустно и печально! Но почему же на сердце вдруг стало легко и спокойно, словно с плеч свалился камень?

– Я передам, охотно передам, Рейхан. Но в чем же тайна?

– В моей просьбе, Якуб. Я не хочу, чтобы ал-Бируни знал о том, что я посылаю ему цветы. Пусть он думает, что ты сам приносишь их ему. И еще я попрошу тебя не говорить ему о том, что ты был у меня и еще будешь бывать. Пусть это останется между нами. А я, пользуясь твоей добротой, смогу узнавать о здоровье твоего устода. Ты будешь рассказывать мне о ваших опытах. Ты не удивляйся, Якуб. Я прошу тебя об этом лишь потому, что много раз видела твоего устода в нашем доме и всегда он казался мне чрезмерно озабоченным и даже печальным. Ему, должно быть, тоскливо. Ведь он одинок…

– Ему некогда тосковать, – пробормотал Якуб, – он очень занят. Бывает так, что он по многу дней не подымается со своей суфы и все пишет, пишет…

Якуб наконец осмелился поднять глаза и посмотреть в лицо прекрасной Рейхан. И он увидел, как оно печально. Девушка стояла перед ним* удивительно красивая и таинственная, протягивая ему цветы.

– Тебе не трудно это сделать, Якуб?

– Не трудно, Рейхан! Хоть каждый день буду приходить за розами. Разве это трудно? Я уверен, моему устоду будет приятно видеть перед собой такие красивые цветы.

С этими словами Якуб поклонился Рейхан и поспешил уйти. С тех пор он частенько заходил в сад ал-Хасана, и каждый раз, когда он приносил благоуханные розы своему учителю, ему бывало очень грустно от того, что клятва, данная девушке, сковывает ему уста и запрещает выдать тайну. А так хотелось, чтобы устод узнал, какая чудесная, красивая девушка посылает ему эти розы! Но и не зная этого, Абу-Райхан радовался цветам.

– Посмотри, Якуб, – говорил учитель в минуту отдыха, – как добра, как щедра к нам природа, создавшая такие сокровища. Какой аромат, какие краски, сколько в этом красоты и благородства! И все это на несколько дней. Роза увянет, но в саду уже расцветает ее сестра, призванная доставить нам новую радость. Знаешь, Якуб, – заметил шутливо ученый, – эти розы навевают неясные мечты, и мне вдруг захотелось отложить математические вычисления и приняться за стихи. А времени мало, надо многое успеть сделать для науки. Нельзя позволить себе роскошь писать стихи. Ведь это услада для сердца. А кто же закончит сложные вычисления, над которыми я сижу уже целую неделю?..

Но вот и дом Абу-Райхана. Бронзовый светильник озаряет большую глинобитную суфу, покрытую потертым ковром, кипу книг, разбросанных на сундуках, и ученого, склонившегося над своими сложными вычислениями. Ал-Бируни долго еще не подымает головы и молча что-то пишет. И только тогда, когда Якуб вынимает из мешочка драгоценные камни и кладет их на чистый лист бумаги, ал-Бируни подымает голову и счастливая улыбка озаряет его усталое лицо.

– Отличные лалы, – говорит он, рассматривая камни на свет. – Превосходные камни! Посмотри, как они хорошо полированы, какой чистый блеск. Искусная полировка сделала эти камни как бы прозрачными. Они блестят так, словно смочены водой. А теперь сравним лалы, присланные Юсуфом, с нашими. Посмотрим их сейчас и после подогрева в тигле. Разожги очаг, Якуб!

– Юсуф говорит, что название этого лала указывает не столько на место добычи, сколько на место торговли этими камнями. Верно ли это? – спрашивал Якуб.

– Это давно известно, – заметил ал-Бируни. – Известно, что их привозят в Бадахшан и там обрабатывают – шлифуют и гранят. Для этих лалов Бадахшан – ворота, откуда они распространяются по другим странам. А сами рудники находятся в местности под названием Барзкандж, на расстоянии трехдневного пути от Бадахшана…

И ал-Бируни стал с увлечением рассказывать о том, как добываются эти лалы в шахтах. Якуб узнал, что проходка шахт – это дело рискованное и подобно игре в карты или путешествию в пустыне, где нет уверенности в достижении цели, если нет хорошего проводника. Но поиски облегчались тем, что были известны породы, сопровождающие драгоценный камень.

– Надо быть терпеливым, – говорил Абу-Райхан. – Можно долго и безуспешно искать, но если найдешь белый камень, похожий на мрамор, только гладкий и мягкий, значит, можно питать надежду найти благородный лал…

Якуб внимал каждому слову устода. Ему очень хотелось все это сейчас же записать, как он делал это всегда, но он был занят разжиганием очага и приготовлением тигля, в котором надо было нагревать камни. «Ничего, – подумал юноша, – я ночью все запишу. Теперь я уже привык запоминать сказанное устодом, чтобы потом, на досуге, все тщательно записать».

Опыты с драгоценными камнями все больше привлекали внимание Якуба. Он нередко засиживался над книгой ал-Кинди и тогда неизбежно обращался к устоду – верно ли сказанное этим знатоком драгоценных камней.

«Камень хоть и загадочен, но он тут, его можно взять в руки и что-то сделать с ним, – думал Якуб. – Это не то что звезды небесные. Они мерцают в далеком небе – попробуй проверь, верно ли сказали о них индусские астрономы. Они манят своей загадочностью, но отвращают своей недоступностью. Я заблуждался, когда мечтал стать астрономом. Увы, мне не постичь непостижимое! Аллах сотворил небосвод и светила, и только ему доступно понимание этого. Камни – они привлекают меня. Только бы запомнить все сказанное устодом о лалах!»

Пока Якуб возился с очагом, ал-Бируни внимательно осматривал каждый камешек и все время что-то записывал, словно обнаружил какое-то замысловатое явление.

«О чем скажешь, глядя на такой крошечный красный камень? – подумал Якуб и захотел было задать вопрос, но не спросил: подумал, что может выдать свое невежество, которое сейчас, через три года пребывания рядом с ученым, казалось ему недопустимым. – Завтра же прочту все, что найду о лалах и разных красных камнях, – подумал Якуб. – То, что я прочел в старинной книге об изумрудах, было чудесно! Как хорошо, что и я владею изумрудом, добытым в сказочном индийском царстве. И как славно, что перстень предохраняет меня от моровой язвы и от чар любви!»

Якуб усмехнулся собственной мысли. В самом деле, он был как бы застрахован от чар любви. Как не поверить, когда это доказано! Устод не верит в таинственную силу драгоценных камней. Сколько опытов он сделал для того, чтобы с полной уверенностью сказать, что разговоры о волшебном действии разных камней – все это глупые выдумки! А напрасно. Хочется верить.

Когда очаг нагрелся, ал-Бируни сам положил красные камни в тигель и велел нагревать их на медленном огне. Сделав все необходимое для опыта, Якуб напомнил Абу-Райхану, что настало время ужинать. Он знал, что без напоминания устод забудет поесть. Во время ужина Якуб снова заговорил о лалах и, когда ученый рассказал ему еще много разных подробностей о способах поисков и добычи этого камня, юноша был просто в восторге.

С нетерпением ждал Якуб той минуты, когда можно будет извлечь из тигля подогретые камни и сравнить их с теми, которые прислал Юсуф. Абу-Райхан взял в руки камешки, еще не совсем остывшие. Он нашел, что их цвет стал гуще и красивей. Якуб тоже заметил разницу к лучшему. Ал-Бируни бережно сложил в мешочек камни, присланные Юсуфом, и попросил Якуба утром доставить их ювелиру.

– Мы славно потрудились, – сказал учитель Якубу, – а теперь ступай домой, тебе ведь рано вставать. Береги драгоценный мешочек Юсуфа.

– Я все сделаю, мой устод, только позволь долить масла в светильник, он может тебе понадобиться. Вчера он горел всю ночь…

– Как хорошо, что ты вспомнил, Якуб! Моя забывчивость иной раз отнимает много времени. Да удалит от тебя аллах заботу, горе и беду.

Вернувшись в свою каморку, Якуб зажег светильник и взял в руки калам. Он с удовольствием погладил лист желтой самаркандской бумаги, подарок отца, и принялся записывать все, что узнал сегодня о красных камнях. Он подробно написал о том, как происходил опыт, как бережно и осторожно они нагревали красные камни в тигле и как потом охлаждали их и сравнивали с другими камнями такого же цвета. Он записал о бадахшанских лалах, добываемых высоко в горах. А когда кончил все свои записи, то надумал написать письмо отцу и рассказать ему об индийских изумрудах. Он давно собирался это сделать, ему было приятно, что в перстне, подаренном ему отцом, есть камень, о котором так хорошо написано в старинной книге.

«С желчью царя Данавы устремлялся Васука, царь змей, рассекая надвое небо. Подобно огромной серебряной ленте, он отражался в раздолье моря, и зажигалось оно огнем отблеска его головы.

И поднялся ему навстречу Гаруда, ударяя крыльями, как бы обнимая небо и землю. Индра-змей сейчас же выпустил желчь к подножию горы – владетельницы Земли, туда, где деревья благоухают каплями сока, а заросли лотосов наполняют воздух своим запахом.

Там, где упала она на землю, где-то там вдали, в стране варваров, на границах пустыни, близ берега моря, – там положила она начало копям изумрудов.

Но Гаруда схватил в свой клюв часть упавшей на землю желчи и, вдруг охваченный слабостью, выпустил ее через свои ноздри обратно на гору.

И образовались изумруды, цвет коих подражает цвету шеи молодого попугая, молодой травке, водяной тине, железу и рисункам пера из хвоста павлина.

Эту копь, расположенную на том самом месте, куда упала желчь короля Данавы, брошенная пожирателем змей, очень трудно отыскать».

И еще Якуб сообщил пять достоинств и семь пороков камня, восемь оттенков и двенадцать цен. Он был счастлив, когда перечел свое письмо, адресованное купцу Мухаммаду ал-Хасияду из Бухары. Но, подняв голову, юноша увидел, что наступило ясное, свежее утро и крошечный фитилек светильника едва мерцает.

«И я просидел всю ночь подобно великому Абу-Райхану. Поспешу же скорее к нему, ведь мысли мои постоянно там, у сундуков со старинными книгами, у длинных, мелко исписанных свитков, над которыми неустанно сидит мой устод».

Когда Якуб вошел в дом Абу-Райхана, он увидел ученого склонившимся над длинным свитком. Но вместо формул юноша заметил стройные ряды стихов. Глаза устода горели, на щеках был румянец, а рядом с ним на суфе догорал тусклый огонек светильника. В лучах солнца он был таким жалким и беспомощным!

– Ты был прав, Якуб! – воскликнул устод. – Светильник горел всю ночь. Но не подумай, что я закончил свои расчеты. Формулы были отложены, и калам мой, не подчиняясь больше моей воле, стал писать стихи. Не розы ли тому виной?

 

МОГУЩЕСТВУ ХОРЕЗМА УГРОЖАЕТ МАХМУД

На закате, когда голос муэдзина, всегда пронзительный, а иногда и зловещий, призывал рабов аллаха к молитве и когда все правоверные, живущие в Гургандже, обращали свои взоры к Мекке, ал-Бируни, следуя обычаю всех мусульман, опускался на маленький потертый коврик. Стоя на коленях, он повторял слова вечерней молитвы, всегда одни и те же, давно знакомые и привычные. Без особых мыслей к аллаху, не переставая держать в памяти начатую формулу расчета, ученый выполнял свой долг мусульманина, а затем снова принимался за работу.

Когда наступала вечерняя прохлада, Абу-Райхана нередко навещал его друг ал-Хасан, занимающий почетное место в диване вазира. Обычно он приходил с новостями, которые казались ему значительными, и это, как он думал, давало ему право нарушать занятия ученого.

В последнее время становилось все больше и больше новостей, которые волновали ал-Хасана. Много было тревог у Мамуна, появилось много забот у служителей дивана. Спокойствие покинуло дворец правителя. Этого не мог не видеть Абу-Райхан, близкий ко двору хорезмшаха. У ал-Бируни появилось такое ощущение, словно над ясным небом Хорезма нависли зловещие тучи.

На этот раз, когда в настежь распахнутых дверях, ведущих в сад, появился ал-Хасан, Абу-Райхан тотчас же отложил свой свиток с формулами и, приветствуя друга, как-то многозначительно сказал:

– А вот сегодня я знаю, о какой грозе ты хочешь сказать. Больше того – я сам в какой-то мере призван разогнать тучи и очистить от мрака синее небо Хорезма.

– Не тебе ли, Абу-Райхан, поручено встретить посла халифа Кадира? Мне известно, он послан в Хорезм с почетной одеждой шаху Мамуну и титулом «Око государства и украшение религиозной общины».

– Мне доверено встретить этого посла, – ответил Абу-Райхан. – Мамун хочет перехитрить халифа Кадира. Он понимает, что все эти почести пожалованы ему не от доброго сердца, а для того чтобы вызвать ярость султана Махмуда. К чему это, когда султан и без того со злобой взирает на удачи Мамуна? Поручив мне встретить посла где-то в пути, хорезмшах надеется скрыть от султана Махмуда внимание, оказанное ему халифом. Мамун понимает: как только султан узнает о почестях, дарованных хорезмшаху халифом, он не стерпит обиды и затаит недоброе против Хорезма.

– Я давно уже думаю об этом, – сказал Хасан. – От султана Махмуда можно всего ждать. Жестокость и коварство уживаются в нем с фанатичной преданностью аллаху, но мне иной раз кажется, что и преданность его не лишена корысти. Может, правду говорят, будто он устраивает походы для грабежей и прикрывает их знаменем священной мусульманской войны? Да и как понять отношение султана Махмуда к хорезмшаху? Казалось бы, что здесь проявилась его благосклонность: иначе почему же султан отдал в жены Мамуну свою сестру? И почему он так сердечно называет Мамуна зятем, свои братом?

– Боюсь, что добрые слова прикрывают дурные помыслы. Это очень прискорбно.

Ал-Бируни тут же пояснил это:

– Но если бы Махмуд Газневидский не был таким, то вряд ли ему, простому тюрку, сыну саманидского гуляма Себуг-Тегина, удалось бы стать всемогущим султаном. И все же нам неведомо, чего хочет султан Махмуд. Не задумал ли он завладеть Хорезмом?

– Но разве мало ему земель, которые простерлись от северной Индии до южного берега Хазарского моря? – заметил ал-Хасан. – Ведь все это под пятой Газневида. Нет, нет! Это вымысел. Он не пойдет на Хорезм. Но лазутчики хорезмшаха лишили Мамуна покоя. Их ложные донесения сделали его чрезмерно осторожным. Я не знал, кому поручено встретить почетного посла халифа Кадира, но мне известно, что хорезмшах не пожелал принять его во дворце, боясь, что вся эта затея станет известна в Газне.

– Мне неведомо, какие козни готовит Хорезму султан Махмуд, – ответил ал-Бируни, – но я видел тревогу на лице хорезмшаха. Он был озабочен необычным вниманием халифа Кадира и принял сообщение о наградах как некий вызов. Он не ждет добра и за этими почестями ничего хорошего не видит. Он говорил мне о своих тревогах. А мне трудно понять, что задумал коварный Махмуд. Но что-то он задумал!

– Одно могу сказать, – воскликнул ал-Хасан, – могуществу Хорезма угрожает Махмуд!