– Значит, вы обо всех мужчинах судите по Барону Рэндаллу?

Тейра даже не удивилась тому, что Анджело известно ее прошлое. В наши дни полмира читает желтую прессу.

– Это вряд ли вас касается, мистер Гордон.

– Анджело.

– Анджело, я работаю в вашей фирме, и, насколько мне известно, личные отношения с работодателем не входили в список требований.

Его довольный и притом пронзительный взгляд делал с Тейрой что-то такое, чего с ней не должно было происходить. Она не знала, как Анджело воспримет ее не очень-то любезный отказ от близких отношений, и потому в полной мере оценила его хладнокровие и выдержку. Ей случалось видеть мужчин и постарше его, которые превращались в испорченных мальчишек, когда женщины давали им отставку.

А вечер продолжался, и Тейра не скоро осознала, что прошел целый час.

Официант приблизился к столику и поинтересовался насчет десерта.

– Вы сластена? Я пробовал здесь малиновое мороженое, оно потрясающее!

– Очень люблю крем-брюле, – призналась Тейра.

Анджело ответил ей одной из своих редких, но обезоруживающих улыбок и заказал две порции крем-брюле.

Мороженое принесли, и Тейре пришлось сделать над собой усилие, чтобы не застонать от удовольствия.

– Можно подумать, что вам дали блюдо амброзии, – заметил Анджело.

– Я столько лет жила на рафинированной и обезжиренной пище, чтобы сохранять фигуру! призналась Тейра.

– Фигура у вас такая, словно вы и сейчас во многом себе отказываете.

В первый раз за несколько лет Тейра почувствовала, что краснеет, услышав его отзыв о своей внешности. Она привыкла смотреть на свое тело как на рабочий инструмент, но этот человек увидел в ней живую женщину.

– Я не так уж давно перестала быть моделью.

Глаза Анджело сузились.

– Мне сообщили, что вы пришли в «Примо тек» сразу после колледжа.

– Это правда, но последние два года я зарабатывала на жизнь как модель.

– То есть после разрыва с Рэндаллом вы вернулись на подиум?

Тейра невольно поморщилась.

– Да.

– А до этого ваше обучение оплачивал он?

Непонятно, по какой причине, но ей захотелось ответить искренне, хотя обычно она обрывала разговоры личного характера на первой же фразе.

– Он хотел, чтобы мы проводили вместе как можно больше времени, вот я и согласилась не работать.

– Странно, что он не хотел, чтобы вы оставили учебу.

– О, он хотел.

Как бы сильно Тейра ни любила этого скота, она не хотела полностью пожертвовать своей независимостью и планами на будущее.

– И вы отказались?

– Наотрез.

– Но вы ушли из модельного бизнеса, уступая его желанию?

И этот вопрос не слишком задел ее, хотя и касался темы, которую она никогда не затрагивала в разговорах.

– Я всегда планировала уйти, когда буду еще достаточно молодой, чтобы продолжить учебу и приобрести другую профессию. А когда он сказал, что хочет быть единственным, а не одним из тысяч, я согласилась и ушла из модельного бизнеса, не добившись всего, чего хотела. Мне было лестно, что я вызвала в нем такое сильное чувство.

Она не сумела скрыть сквозившее в ее голосе недовольство собственной наивностью. Но, как бы то ни было, ее твердая решимость посещать колледж оставалась яблоком раздора в их с Рэндаллом отношениях до самого конца.

– Вы жалеете об этом решении?

– Я всегда считала сожаления пустой тратой сил. Когда мне пришлось искать работу, чтобы зарабатывать себе на жизнь, найти такую было нелегко. Но я справилась и многому научилась.

Анджело взглянул на Тейру с теплотой и уважением.

– И даже после того, как вам пришлось вернуться к работе, вы продолжали отлично учиться.

Я слышал, что модельный бизнес требует полной отдачи.

Нет никаких сомнений – когда-то Анджело имел дело с кем-то из моделей. Богатые мужчины видят в красивых женщинах своего рода украшения, в то время как модельеры используют их лишь как манекены для демонстрации плодов своей фантазии.

Но нельзя не признать отрадный факт: Анджело ценит ее успехи в учебе, а не злится из-за них. как в свое время Барон.

– Работать моделью целый день и одновременно учиться едва ли возможно, но за лето я зарабатывала достаточно, и мне хватало средств на весь учебный год.

– А вы – решительная женщина. – Он указал ложечкой на мороженое. – Ешьте.

Имеет ли он представление о том, какой сексуальный тембр у его голоса? Нет, конечно, и она не даст ему это понять.

– У-у, очень вкусно. Вы правы. – Она заставила себя встретить его взгляд. Ее страшило то, что она могла увидеть, но трусить также не желала. – Я, кажется, слишком увлеклась.

Синие глаза жадно изучали ее.

– Расслабьтесь. Вы как будто думаете, что я вот-вот прыгну на вас.

– А разве это не так?

– Тейра, вы вполне ясно показали мне, какими видите наши отношения.

– Ну, как прошел ужин? – понизив голос, спросила Данетта, когда они с Тейрой обрабатывали слайды, предназначенные для презентации.

Менеджер намеревался устроить ее на следующий день для Анджело и высшего руководства.

Тейра огляделась и с облегчением убедилась, что поблизости никого нет. Вчерашний ужин был чисто деловым, но вряд ли в этом будут убеждены другие. А после истории с Бароном она так долго была предметом всяческих сплетен, что хватит на всю жизнь.

– Те-с. Я не хочу об этом говорить.

Широко раскрытые карие глаза Данетты потемнели, и в них промелькнул понимающий огонек.

– Значит, речь шла не только о делах?

– Это была исключительно деловая встреча.

Договорились?

– Не знаю. Анджело Гордон – темпераментный мужчина, а ты выглядишь что-то чересчур измученной для женщины, которая побывала на деловом свидании.

– Это не свидание.

– Ты хочешь сказать, что он совсем с тобой не заигрывал?

Как ответить на такой вопрос? Был ли заигрыванием диалог, состоявшийся в начале ужина?

Возможно, но Анджело довольно легко отступил.

Тейра молчала слишком долго.

– Значит, ты привлекаешь его, – удовлетворенно заявила Данетта.

Этого Тейра не могла отрицать, не кривя душой.

– Можно мы оставим эту тему? У нас, между прочим, есть работа.

– Да, конечно. Только скажи мне вот что. Если вчерашний вечер был деловым и только, отчего ты покраснела до самых корней своих шикарных волос?

Тейра так и не придумала подходящего ответа на ее насмешливое замечание. К счастью, Данетта вскоре отправилась на самое настоящее свидание с подающим надежды журналистом, а ей удалось погрузиться в работу, отогнав мысли об Анджело, преследовавшие ее с самого утра. Она увлеклась настолько, что вспомнила о времени лишь тогда, когда пришел охранник и сообщил, что открытым остается только главный вход.

Шел восьмой час вечера. Ей следовало уйти больше двух часов назад.

Она встала, чтобы расправить затекшие мышцы, но не сводила взгляда с почти законченного отчета на столе. Еще примерно час, и документ будет готов.

– Вы еще здесь?

Тейра едва не подпрыгнула, услышав голос Анджело. По ее телу разлилось тепло, но она даже не повернула головы, чтобы взглянуть на него. Да и зачем?

Как только мужчина может быть таким потрясающе сексуальным? Все члены правления компании по меньшей мере на десяток лет старше его, редеющие волосы и отяжелевшая фигура выдают в них недостатки среднего возраста. А Анджело высок, мускулист, и Тейра дала бы голову на отсечение, что ему не больше тридцати.

– Я заработалась и забыла о времени.

– А как же та модель повышения работоспособности, в преимуществах которой вы старались убедить администрацию? Разве она не предполагает, что служащие уходят домой вовремя?

Тейра несмело пожала плечами.

– Теория не всегда совпадает с практикой.

Его лицо осветила белозубая улыбка.

– Это верно, но, если вы хотите убедить наших менеджеров в правильности ваших теорий, вам нужно научиться работать в соответствии с ними.

– Да, конечно, вы правы. А вас, должно быть, тоже что-то задержало?

Лицо Анджело приняло холодное выражение, причину которого Тейра не могла разгадать.

– Я обдумывал детали одного приобретения.

– Вы покупаете новую компанию?

Его взгляд выразил холодное удовлетворение.

– Да.

– Мм... Поздравляю вас.

– Спасибо. – Он взъерошил короткие темные волосы и каким-то образом сделался еще привлекательнее. – Вы ужинали?

– Нет. Загляну куда-нибудь по дороге домой.

Она сняла с вешалки пиджак и тут же сообразила, что простая белая блузка, которая хорошо смотрелась в сочетании с пиджаком, без него кажется слишком тонкой для деловой обстановки.

Она даже не заметила, как сняла пиджак, увлекшись работой.

– Поужинаете со мной?

Взгляд темно-синих глаз переместился с ее груди на лицо.

Тейра почувствовала что-то похожее на панику.

– Я совсем не хочу есть.

Желудок урчанием опроверг ее слова, и ей пришлось подавить стон смущения.

– Вы уверены?

– Ну...

– Послушайте, Тейра, мне просто не хочется ужинать одному. Я устал есть в одиночестве, слишком часто мне приходилось это делать. Я на вас не прыгну.

Уже во второй раз он прибег к этому выражению. Впрочем, ей, по-видимому, следует опасаться отнюдь не его прыжков.

– Я не сомневаюсь, что у вас есть много знакомых, которые были бы рады составить вам компанию. – Она не удержалась от легкой нотки ехидства.

– Вы будете удивлены, но меня никогда не привлекало общество женщин с долларовыми знаками во взгляде.

– То есть таких, которых интересуете не вы, а ваши деньги?

– Да.

Неискренность никогда не была коньком Тейры. Еще сильнее она возненавидела ложь после того, как сама пострадала от лжи Барона Рэндалла.

– Если вы считаете меня привлекательным, то почему отказываетесь поужинать со мной?

– Я помню, кто вы и кто я.

– То есть мультимиллионер и служащая младшего звена? – по-шутовски спросил Анджело.

Неожиданно для себя Тейра улыбнулась.

– Да, что-то вроде этого.

– Давайте примем за данность, что я – мужчина, не связанный какими-либо обязательствами, который приглашает на ужин девушку, восхищенный ее красотой и умом.

Восхищенный ее умом? По сравнению с Бароном это нечто новое. Тот ценил в Тейре ее красоту и сексуальную неопытность, но ему не было никакого дела до ее мозгов.

– Ну хорошо, хотя уже слишком поздно...

– У вас есть какие-нибудь предложения?

Она не могла не поразиться, когда Анджело охотно проследовал за ней в небольшой ресторанчик, который ей нравился быстротой обслуживания и любезностью персонала. Там вполне можно было хорошо поесть, но, естественно, не на уровне дорогого ресторана. Что ж, стоит отметить, что Анджело готов ужинать и в таких заведениях.

Тейра это оценила и не скрыла от него. Он пожал плечами.

– Если ты свободен и можешь себе позволить есть где угодно, зачем себя ограничивать? Между прочим, когда-то это был один из любимых ресторанов моего отца.

– Ваше детство прошло на Северо-Западе?

– В Сиэтле.

– О-о... Я думала, что все магнаты родом из Нью-Йорка.

Анджело рассмеялся.

– У меня там есть квартира. Это соответствует вашему представлению обо мне?

– И вы ее считаете вашим домом?

– Я не знаю, где мой дом. Мне слишком много времени приходится проводить в разъездах. Может быть, мой дом в Палермо.

– Вы говорите по-итальянски?

– Свободно.

– А я в школе изучала французский, но, честно говоря, меня больше привлекали цифры, а не языки.

– Знание языков приходит, когда ты путешествуешь. Мама всегда говорила со мной по-итальянски. Мы ежегодно проводили некоторое время с ее родными на Сицилии.

– Вы сказали, что она была сицилийкой... Это означает, что ее уже нет?

– Они с моим отцом умерли с промежутком в два года.

– Я слышала о том, что существует такая привязанность, когда один не может жить без другого.

Сама она не раз задавалась вопросом, действительно ли бывает так, что люди настолько необходимы друг другу.

– Они очень любили друг друга.

Анджело произнес эти слова таким холодным тоном, словно чувства родителей его совсем не трогали.

И все же...

– Наверное, вам было очень тяжело.

– Я пережил.

Тейра кивнула. Этот мужчина силен и скрытен, но какую же цену он заплатил за свое нынешнее бесстрастие?

– Мой отец нас оставил, когда мне было два года, – сказала Тейра, помолчав. – Он не знал, что такое преданность.

Или обязательства. Или любовь, в конце концов.

– Ваша мама потом вышла замуж?

– Да, через какое-то время. Были какие-то мужчины, у которых слово «преданность» тоже вызывало аллергию. А потом появился Даррен Колби, мой отчим.

– Непохоже, чтобы у вас было безоблачное детство.

Тейра уже не понимала, как она может быть столь откровенной с человеком, с которым решительно не настроена вступать в личные отношения.

То же самое произошло и накануне. Как все странно. Барьер, существующий между нею и остальным миром, как будто исчезает, когда она оказывается рядом с этим человеком. И, более того, она не в силах ничего с этим поделать.

Слава богу, он проведет в Портленде только несколько дней.

– Похоже, вашей матери изменял вкус при выборе партнеров, – заметил он.

– Это как посмотреть. Ее привлекали сильные, властные, энергичные мужчины. Вроде вас.

– Их она, по-видимому, тоже привлекала?

– Во всяком случае, на какое-то время. Она красивая.

– Вы произнесли это слово как ругательство.

– Ни один из мужчин, цеплявшихся к моей матери, все равно не стал бы тратить на нее время, если бы она оставалась к нему равнодушной.

– Надо думать, Барон Рэндалл тоже не вцепился бы в вас, не будь вы такой красивой?

– Я бы не хотела говорить о нем.

– Но именно из-за него вы уклоняетесь от моей дружбы.

– Я этого не говорила.

– Вы это отрицаете?

– Нет.

– А что вы скажете о Колби, за которого ваша мать вышла замуж? Должно быть, его тоже привлекла ее красота?

– Даррен любил бы маму, будь у нее хоть пятьдесят фунтов лишнего веса и бородавка на носу.

– Наверное, он достойный человек, но не ее ли красота была причиной его первоначального интереса к вашей матери?

– Да, наверное.

– Значит, красота – не проклятие.

– Нет. Но в мире не много таких мужчин, как Даррен.

– Возможно, больше, чем вам кажется.

И Анджело хочет, чтобы она увидела одного из них в нем?

На протяжении нескольких следующих дней Тейру не оставляло ощущение, что Анджело именно в этом старается ее убедить.

Против воли она все больше привязывалась к своему работодателю, который ценил в ней ум и не упрекал ее в том, что она пренебрегает своей внешностью. Самого же Анджело находили обворожительным абсолютно все женщины, и Данетта чуть не умерла от счастья, когда он принял приглашение на пикник с шашлыками в четверг вечером у нее дома.

Под внешней бойкостью Данетты скрывался скромный нрав, и предстоящий вечер должен был стать первым важным событием в ее кондоминиуме, квартиру в котором она приобрела с помощью родителей. Данетта не была уверена в успехе мероприятия и поделилась своими сомнениями с Тейрой.

– Только не вздумай отказываться из-за того, что он там будет, – заявила она, едва Анджело покинул их офис.

– Я сказала тебе, что мне не нужен второй Барон Рэндалл, – Тейра, что за чушь! Ты что, ослепла? Анджело не только лет на десять моложе, чем этот боров, но они же разные настолько, что практически принадлежат к разным биологическим видам!

– Вот оно как! И в чем же разница?

– Во-первых, ни для кого не секрет, что Барон Рэндалл строил свою империю за счет других людей.

Любопытная информация. Жаль, что Тейра ничего не знала до того, как познакомилась с этим человеком.

– Анджело же приобретает бедствующие фирмы и восстанавливает их. Все, что он имеет, он добыл тяжким трудом.

– Ох!

– Я знаю, о чем говорю. Рей для меня навел некоторые справки через свою газету. У Анджело нет постоянной подруги уже два года, и с чужими женами он не спит.

– Можно подумать, у Рея есть возможность узнать это наверняка.

– Анджело – личность достаточно видная. Если он где-нибудь больше одного раза появится с женщиной, по крайней мере один заголовок обеспечен.

– Одно из преимуществ богатства – способность купить молчание газет.

– Барон Рэндалл тоже богат, но сплетни о его амурах все еще висят не в одной хронике скандалов.

– Возможно, ему это просто безразлично.

И все же Тейра решила, что не пойдет к Данетте.

– Рей у тебя будет?

– Естественно. Он будет фотографировать для моего альбома. – Данетта мечтательно улыбнулась. – Не каждый день у тебя во дворе мультимиллионер поедает шашлыки.

Тейра не удержалась от смеха.

– Ты неисправима.

– Ты меня за это и любишь.

– Послушай, у тебя с Реем серьезно?

Бывало, ее подруги, размечтавшись о создании уютного гнездышка, впадали в матримониальное настроение и активно брались за роль свах. Этот вечер не мог замышляться с иными целями.

– Думаю, да По крайней мере в том, что касается меня. Он о любви мне еще не говорил, но все свободное время проводит со мной.

– Это добрый знак.

– Надеюсь.

А если это правда.. Что тогда можно сказать о ней самой и Анджело? Между ними нет флирта, но ему каким-то образом удалось заполнить почти все ее свободное время.

Четверг выдался ясным, тучи не закрывали солнце Орегона. Тейра вошла в здание компании с улыбкой на губах. В такие дни радостно жить.

– Вы выглядите счастливой.

Столкнувшись с Анджело в лифте, Тейра улыбнулась, в первый раз не пытаясь гасить в себе физическую реакцию на его откровенно мужское прикосновение. Едва ли что-то неподобающее может случиться почти на глазах у сотрудников «Примо тек».

– Я люблю солнце.

– День как раз для пикника у вашей подруги.

– Данетта будет рада.

– Кстати, я мог бы за вами заехать.

– Яне...

– Я лучше себя чувствую, когда приезжаю не один.

– Вы не похожи на унылого старика.

– Точно. – Его лицо ясно говорило о том, что и он не видит себя в такой роли. – Но мне все-таки хотелось бы, чтобы со мной были вы.

Они оба приглашены, и ничего страшного не будет в том, что они приедут и уедут в одной машине.

– Так что же? – Он приобнял ее за плечи и слегка сжал грудь, отчего ее мысли улетели в необозримую даль.

– Я буду ждать.

Тейра проводила его взглядом. Итак, она оказалась на грани падения перед очередным магнатом.