– Поверни-ка голову налево. Вот так, умница, Амбер!

Солнце палило нещадно, однако Амбер Тейлор не жаловалась. Рекламные съемки в Испании стали для нее первой солидной работой.

Амбер было двадцать четыре года. В этом возрасте можно либо добиться славы в модельном бизнесе, либо так и остаться посредственностью. Будучи еще подростком, она во многом себе отказывала ради карьеры фотомодели. Ей приходилось недосыпать, забыть про сладости и развлечения.

Мать Амбер, Хелен Тейлор, была вдовой. Она вырастила дочь в одиночку, пожертвовав ради нее своей карьерой. Именно Хелен заботилась о том, чтобы Амбер постоянно была в хорошей физической форме, и даже наняла для нее тренера по фитнесу.

Поддержка матери значила для Амбер очень много, и она рассчитывала непременно добиться успеха в модельном бизнесе.

– А теперь с видом триумфатора возьми телефон и улыбнись!

Амбер выполнила пожелание фотографа и ослепительно улыбнулась.

Внезапно кто-то присвистнул, и у Амбер по спине побежали мурашки. Она почувствовала, что за ней наблюдают.

Собрав волю в кулак, девушка сосредоточилась на фотосьемке, однако неизвестный снова присвистнул. Амбер съежилась, ее охватила досада. С какой это стати она так реагирует на обычный свист?

– Сделайте перерыв! – раздался властный мужской голос. Незнакомец говорил с легким испанским акцентом.

Фотограф объявил перерыв для всех. Амбер положила на стол сотовый телефон – образец рекламируемого товара. Едва она собралась надеть прозрачную накидку, как увидела, что некий мужчина уже держит ее в своих руках.

– Давай, дорогая, закрой свою роскошную кожу от солнца.

Амбер нехотя позволила мужчине надеть ей на плечи накидку. Она никогда не видела его прежде, однако у нее сразу возникло странное ощущение, будто они близко знакомы. Это немного напугало девушку.

– Кто это додумался устраивать фотосъемки в такую жару? – громко спросил мужчина.

– Сейчас очень удачное освещение, сеньор Менендес, – испуганно произнес менеджер рекламной кампании, а фотограф поспешно ретировался со съемочной площадки.

– Разве после обеда не следует отдыхать?

– Прошу прощения, сеньор, но если бы мы знали, что вы захотите понаблюдать за фотосьемкой, то устроили бы ее в другое время.

Мужчина, все еще стоявший за спиной Амбер, рассмеялся.

– А я не о себе беспокоился.

Амбер снова съежилась и сделала шаг в сторону, желая избавиться от прикосновений незнакомца, который положил руки ей на плечи. Прежде ни один мужчина не вызывал в ней такого отклика.

Она повернулась лицом к мужчине. Да, это определенно бы Мигель Менендес – владелец дочерней компании сотовой телефонии, для которой, собственно, и устраивалась эта рекламная съемка. Дед и отец Мигеля руководили этой компанией, а он сам отвечал за рынок сбыта.

Амбер досконально изучила компанию семьи Менендес, а также продукцию, которую она выпускала. Ее мама часто говорила, что нужно быть заранее подготовленной к любому повороту событий.

Мигель Менендес был высок и прекрасно сложен. Он обладал аристократическими чертами лица и волнистыми черными волосами. Взгляд его серых глаз был заинтересованным и чуть насмешливым. У Амбер при виде этого красавца подкосились колени. Ей вдруг показалось, что Мигель Менендес – лучший из живущих на свете мужчин. Чувствуя неловкость, девушка шагнула назад.

Увидев ее смущение, Мигель улыбнулся, на краткий миг обнажив белоснежные зубы.

– Я беспокоился вот об этой молодой красавице, которой, думаю, не следует находиться под лучами палящего солнца.

– Амбер нанесла на кожу самый сильный солнцезащитный крем, – сказал фотограф. Сеньор Менендес сощурился.

– Вы нарядились в рубашку с длинными рукавами и шляпу, а эта девушка должна сниматься почти обнаженной?

– Она фотомодель!

Фотограф был прав. Тело Амбер – средство зарабатывания денег. В подобном бизнесе грех жаловаться на неудобства.

Однако у сеньора Менендеса имелось на этот счет другое мнение. Фотограф поправил воротник рубашки и с мольбой посмотрел на менеджера рекламной кампании, который в свою очередь с ужасом взирал на Менендеса.

– Следует лучше заботиться об этой красавице, если мы хотим выгодно продавать наш товар. – Он повернулся к ней, выражение его лица смягчилось. – И вообще, почему сотовые телефоны должна рекламировать полуобнаженная женщина?

Амбер рассмеялась. Ее очаровало его искреннее удивление.

– Я рекламировала автомобильные аккумуляторы, будучи едва одетой. Съемки проходили летом в калифорнийской пустыне. Так что сегодняшняя жара терпима. Мое тело приносит мне доход, поэтому я вынуждена показывать его.

Уголков губ Менендеса коснулась улыбка.

– Мы же цивилизованнее американцев.

– Как скажете, – ответила Амбер, привыкшая к тому, что некоторые европейцы по-прежнему считают американцев чуть ли не дикарями.

– Значит, зарабатываете на жизнь своим телом? – Сеньор Менендес вскинул голову.

Амбер пожала плечами.

– Конечно, я зарабатываю своей внешностью, а вы – продавая свой товар.

– В вас есть нечто более притягательное, чем просто красивое тело. Например, душевная улыбка. Не зря мои рекламодатели выбрали для этой съемки именно вас.

Амбер улыбнулась ему и поблагодарила. Ведь большинство людей считают, что позирование перед фотокамерой не требует приложения душевных сил и переживаний.

– Вы всем так улыбаетесь?

А вот этот вопрос был сродни плевку в лицо. Амбер слишком часто приходилось доказывать, что она не кукла, а живой человек.

– Я хотел спросить: когда в последний раз вы наслаждались чем-нибудь?

Возможно, если бы ее мать оказалась рядом, Амбер нашлась бы, что ответить. Но сейчас девушка почувствовала себя уязвимой и обиженной. Чтобы скрыть свое состояние, она привычно улыбнулась и ответила:

– Я наслаждаюсь своей работой, сеньор Менендес. Если никто не возражает, я хотела бы чего-нибудь выпить перед съемкой.

Менендес схватил ее за руку, не давая возможности уйти.

– Позвольте мне купить вам апельсиновый сок. Кстати, зовите меня по имени. – Он кивком головы выпроводил со съемочной площадки фотографа и рекламного менеджера.

– Это приказ? – Она посмотрела на него в упор.

– А я должен вам приказывать? – Менендес не обратил внимания на ее холодный тон.

– Ваши работники зовут вас по имени?

– Некоторые из них зовут меня по имени, другие обращаются более официально. Но я бы предпочел, чтобы вы звали меня Мигель. Вы же не работаете на меня, а просто выполняете заказ. Так что субординация нарушена не будет – здесь мне ничего не подвластно.

– Неужели? Вы же прервали съемку, отослали прочь фотографа и менеджера для того, чтобы остаться со мной наедине.

Он пожал плечами и промолчал.

– Хотя лично я уж точно нахожусь не в вашей власти, Мигель. – Амбер холодно улыбнулась ему. – Я фотомодель, а не проститутка.

Менендес усмехнулся.

– Я просто хочу познакомиться с красивой женщиной. Что в этом плохого?

– Вам это лучше знать.

– Почему вы такая желчная?

– Жизнь заставила.

– Давайте выпьем апельсинового сока, а потом вы решите, поужинаете сегодня со мной или нет.

Амбер открыла рот, чтобы возразить, но он поднес палец к ее губам.

– Пожалуйста, уделите мне всего минутку. – Она поняла, что сеньор Менендес не привык просить. Мигель же не спешил убирать палец от ее губ.

Амбер закрыла рот, однако Мигель по-прежнему держал свой палец у ее губ.

– Ваше решение никоим образом не повлияет на вашу работу.

Девушка уставилась на него, пытаясь понять, искренен ли он. Судя по тому, что она читала о Менендесе, он был честным и справедливым человеком.

Его прикосновение к ее губам вызвало в ней непонятный отклик. Она сглотнула и резко кивнула головой.

– Вот и славно! – Мигель улыбнулся и опустил руку.

Неподалеку от павильона, где проходили съемки, находилось кафе. Как только они расположились за столиком на двоих, Мигель властным движением руки подозвал официанта.

К столику подошел молодой человек, который, узнав Менендеса, уставился на него широко раскрытыми глазами. Мигель заказал два стакана апельсинового сока. Амбер по привычке подсчитала про себя количество калорий в соке и решила, что ограничит себя за ужином.

– Вы всегда хотели стать моделью? – спросил Мигель, когда официант ушел.

– Да. А вы всегда желали стать финансовым воротилой?

Он весело рассмеялся.

– Так было предначертано с момента моего появления на свет. Бизнесом занимались мой отец и дед. Это всем известно.

– Но именно вы сделали компанию процветающей.

– Читаете желтую прессу? – Он с деланной опаской посмотрел на нее.

– Вообще-то эта информация имеется в деловых еженедельниках. Кроме того, моя мать работала финансовым консультантом. На ночь она читала мне сказки, в которых Серый Волк продавал недействительные облигации, а Красная Шапочка была надежным инвестиционным партнером.

Мигель взглянул на Амбер оценивающе.

– Меня удивляет, что вы выбрали карьеру фотомодели.

– Почему? Я вкладывала деньги в свою внешность, которая теперь приносит мне доход. В моем случае это был лучший способ вложения средств.

– Тяжелая работа того стоила? Доходы превысили расходы?

– Вам лучше знать. Успех в бизнесе стоит жертв?

– Да. Работая сутками, я сделал семью богатой.

Амбер понравилось то, что он упомянул о своей семье. Она отпила сока.

– К счастью, после окончания университета два года назад мне больше не нужно работать сутками.

– Вы учились в университете?

– Это вас удивляет?

– Для фотомодели образование не обязательно.

– Мама всегда поддерживала мое стремление стать моделью, однако и предупреждала, что рано или поздно мне придется заняться чем-нибудь другим.

Мигель снова с одобрением и теплотой посмотрел на собеседницу.

– Вы мне нравитесь, Амбер.

– Я думаю, что и вы могли бы мне понравиться, Мигель.

– Почему вы в этом до конца не уверены?

– Я осторожный человек.

Он склонил голову набок и рассмеялся, и Амбер оттаяла.

Следующие два часа съемка продолжалась без перерывов. Мигель все это время находился в павильоне, наблюдая, переговариваясь с менеджером по рекламе, фотографом и даже с Амбер. Его интересовало, не жжет ли песок ее ноги, как она относится к той или иной детали композиции.

Наконец девушка попросила сделать перерыв, чтобы переговорить с Менендесом и высказать ему две-три идеи.

– Вы изучали рынки сбыта? – спросил он, внимательно выслушав девушку. Ее замечания по расстановке смысловых акцентов показались ему весьма толковыми.

– А как бы вы поступили на моем месте?

– Думаю, так же. – Он побрызгал ей на плечи солнцезащитный лосьон. – Вы все время удивляете меня, Амбер. Таких женщин, как вы, я не встречал прежде.

– Должно быть, вы проводили время не с теми женщинами. А теперь мне пора работать.

– Поужинай со мной сегодня.

Да уж, этот Менендес не привык отступать! Он действительно понравился Амбер. Перспектива провести с ним вечер была пугающей и волнующей одновременно.

– Хорошо, – с некой обреченностью согласилась она, – но завтра на рассвете мне нужно снова работать. Я должна вернуться в отель пораньше.

– Если таково твое условие, то я позабочусь о том, чтобы ты легла спать вовремя.