Мигель поцеловал уголок губ Амбер.

– Тебе не нужно ничего говорить. Я все вижу, и это возбуждает меня еще больше.

– Да? – она облизнула губы, желая почувствовать вкус его поцелуя.

– Поверь мне.

– А что еще тебя возбуждает? – осмелившись, тихо спросила она.

– В тебе меня волнует все. – Мигель поцеловал ее висок, потом коснулся губами щеки. – Однако больше всего меня возбуждает то, как ты смотришь на меня. Может показаться, что ничего более соблазнительного ты никогда в жизни не видела.

– Так и есть.

Мигель простонал и с жадностью поцеловал девушку.

– Твоя откровенность сводит меня с ума.

– Это хорошо, потому что я не хочу что-то скрывать.

Мигель провел руками по ее бедрам, и она вздрогнула.

– Это удивляет меня.

– Меня тоже, – призналась Амбер, наслаждаясь его прикосновениями. – Ведь я каждый день надеваю своеобразную маску перед фотокамерой… – Амбер замолчала и в исступлении помотала головой, когда ее захватили волны сладострастия.

– И что? – напомнил он ей.

– С тех пор, как мы встретились, я постоянно говорю тебе то, что никогда никому не сказала бы.

Мигель поддел пальцем край ее трусиков.

– Это хорошо, ибо я не хочу, чтобы ты говорила о своих желаниях другому мужчине.

Амбер ахнула, почувствовав, как он коснулся внутренней стороны ее бедер.

– А ты собственник!

– В тот момент, когда я обладаю женщиной, она принадлежит только мне.

– А на что может рассчитывать она?

– Я принадлежу ей, пока мы вместе.

– Значит, сейчас мы принадлежим друг другу?

– Да.

– Ты не хочешь меня раздеть?

Мигель тряхнул головой, продолжая водить пальцем по кромке ее трусиков.

– Я бы предпочел сделать это не спеша. Твоя красота не терпит суеты.

– Ты привык к красивым женщинам.

– Ты совсем другая. У тебя есть некий душевный свет, который облагораживает твои черты.

– Я таю от твоих слов.

– Интересно бы посмотреть!

– Что? – Девушка казалась смущенной.

– Как ты таешь от моих слов. – Мигель подмигнул ей.

Амбер рассмеялась, чувствуя себя счастливой.

– Я думаю, мы не слишком хорошо друг друга поняли!

– Возможно, – он на краткий миг коснулся ее губ. – В такие минуты мужчины теряют голову.

– Ты так думаешь?

Амбер едва могла говорить, ибо Мигель не переставая ласкал ее лицо, шею и грудь.

– Я в этом уверен. – Он ловко расстегнул крошечные пуговицы на лифе ее платья. – К примеру, прямо сейчас я могу думать только об одном, а именно как ты станешь реагировать, когда я начну ласкать твою грудь.

Мигель обнажил уже возбужденную грудь девушки, потом коснулся ее своей большой ладонью. Амбер выгнулась и ахнула.

– Как хорошо!

Мигель тихо и чувственно рассмеялся.

– Мне тоже нравится, солнце мое, но есть то, что полюбится мне больше.

– Что? – выдохнула она.

– Я хочу ощутить вкус твоей кожи. – Он коснулся губами и языком ее соска.

Амбер постанывала и вскрикивала, пока Мигель покусывал ее соски. Его рука скользнула ниже и коснулась внутренней стороны бедер девушки. Так Амбер еще не ласкал ни один мужчина.

– Ты очень красиво таешь.

Она сдержала смешок, а он страстно поцеловал ее в губы. Вскоре его поцелуи стали откровеннее и требовательнее. Амбер желала только одного: доставить Мигелю истинное наслаждение.

Девушка извивалась на кровати, отдавшись волнам наслаждения, которые охватили ее тело. Мигель не переставал ласкать ее, его прикосновения были сродни сладостной пытке. Амбер закрыла глаза и потеряла счет времени.

Наконец Мигель остановился.

– Это только начало, моя дорогая.

– Начало? – заикаясь, спросила она и открыла глаза.

Взгляд Мигеля выражал неутолимую жажду.

– Я намерен свести тебя с ума от наслаждения.

– Ты самоуверен!

– Это тебя удивляет?

– Нет.

– Значит, мне пора раздеть тебя.

– Я уже почти обнажена.

– Мы уже обсуждали, что «почти» не означает «совсем».

– А что изменится?

– Ты сомневаешься в моих намерениях? – Он улыбнулся, увидев, как страстно покачала головой Амбер. – Итак, я продолжаю.

Улыбаясь, он расстегнул молнию на ее платье и снял его. Стянув с ног девушки босоножки, Мигель медленно освободил ее от трусиков.

Амбер часто появлялась перед фотокамерой почти обнаженной, однако только теперь испытала, что такое настоящая нагота. Она почувствовала себя уязвимой.

Сочтет ли Мигель ее тело красивым? Какой глупый вопрос! Он же видел ее вчера во время съемки.

Стоя на коленях, Мигель молча рассматривал девушку. Амбер заволновалась.

– Мигель, что с тобой?

Он по-прежнему не сводил с нее взгляда.

– Я смотрю на тебя.

– Я… догадалась.

– Ты когда-нибудь замирала на месте при виде совершенства?

Он что, считает ее безукоризненной?

– Да, я испытала это при виде статуи Венеры Милосской.

– Она красива, но ты, мое сокровище, настоящее творение.

– Тебе нравится то, что ты видишь?

– Ты прекрасна.

– У меня маленькая грудь.

– Она изящна и пропорциональна.

– Я худая, и у меня кое-где выступают кости. – Амбер вдруг впервые в жизни застеснялась своей худобы.

Мигель покачал головой, будто прогоняя ее сомнения.

– Ты совершенна, разве можно в этом сомневаться? Неужели моя страстность и возбуждение не доказывают мою правоту?

– Но я привлекаю тебя не только физически? – в волнении спросила девушка, ибо правдивый ответ на этот вопрос был ей крайне необходим.

– Я уже говорил, что меня привлекает твоя душевная красота. Ты обладаешь не только подтянутым и холеным телом фотомодели.

– Спасибо тебе, Мигель.

– Это мне нужно благодарить тебя за то, что ты позволила наслаждаться таким совершенством.

– Та сам красавец, Мигель. – Он посмотрел ей в глаза.

– Тебе нравится смотреть на меня?

– О, да, дорогой!

Отбросив все сомнения, Амбер перестала смущаться и позволила ему рассматривать себя. Он наклонился и снова поцеловал ее изящную грудь. Амбер не выдержала:

– Мигель!

– Что, солнце мое? Чего ты хочешь?

– Ты знаешь.

– Скажи это вслух.

– Нет, я не могу. – Девушка попыталась склонить его голову к своей груди, однако он, дразня, едва касался ее соска пальцем.

– Пожалуйста, Мигель!

– Чего ты хочешь, Амбер? Скажи же наконец. Я хочу, чтобы ты произнесла это вслух.

– Возьми мою грудь.

Простонав, Мигель сделал так, как она просила.

Амбер вскрикнула от наслаждения. Никогда прежде она не думала, что ей будет так хорошо.

Она принялась ласкать его мускулистую спину, чувствуя невыносимое возбуждение. Когда ее руки скользнули ниже, Мигель не выдержал и оторвался от ее груди.

– Проклятье, Амбер, прекрати!

– Я хочу ласкать тебя.

– В следующий раз, а сейчас я должен держать все под контролем.

– Я не хочу, чтобы ты контролировал себя.

– А я не желаю причинять тебе боль, потому что ты невинна. – Мигель мягко, но твердо отвел ее руку в сторону. – В следующий раз, дорогая, ты сможешь делать все, что захочешь.

– Я это запомню.

– Так и будет, а сейчас доверься мне. – Мигель вдруг переместился к ногам девушки и принялся целовать внутреннюю сторону ее бедер.

– Подожди, Мигель, я не думала, что… – Амбер схватила его за волосы.

Он поднял голову.

– Сейчас не время думать, дорогая, лучше отдайся чувствам.

Она открыла рот, чтобы возразить, но смогла только простонать в ответ на прикосновения Мигеля.

Наконец он отстранился, и Амбер всхлипнула, ощутив недостаток его поцелуев.

– Тише, дорогая, мы просто сменим одно наслаждение другим.

Неужели ей будет еще лучше? Амбер и так потеряла голову от удовольствия.

Мигель опустился на нее, и она вздрогнула от прикосновения его обнаженной плоти. Наконец он вошел в нее и замер, при этом не сводя с нее взгляда.

Амбер содрогнулась и снова вскрикнула от наслаждения.

– Все хорошо? – спросил Мигель. На его лбу выступил пот.

Она в беспамятстве помотала головой, потом кивнула.

Он сжал зубы, потом напряженно улыбнулся.

– Тебе больно?

– Я думаю, что нет.

– Только думаешь?

– Все хорошо, – уже увереннее сказала девушка.

Мигель начал ритмично двигаться, и Амбер ахнула, чуть шире разведя ноги.

– Не останавливайся, – простонала она. В ответ он победоносно рассмеялся.

Амбер приподняла ему навстречу свои бедра, желая приблизить развязку, однако Мигель не торопился.

– Пожалуйста, продолжай, Мигель!..

Амбер, поддавшись инстинкту, двигалась вместе с Мигелем. Он обхватил ее бедра и притянул сильнее, что вызвало у Амбер новый прилив невероятной чувственности.

Они вскрикнули одновременно. Развязка была такой бурной и сильной, что по щекам Амбер потекли слезы.

– Это было слишком хорошо, – прошептала она.

Мигель не ответил, а просто опустил голову и, простонав, припал к ее губам. Ошеломленная своими ощущениями, Амбер страстно ответила на его поцелуй.

– Спасибо тебе, милая. – Она с трудом открыла глаза.

– Пожалуйста…

Амбер не знала, за что именно ее благодарит Мигель, ведь удовлетворение было взаимным.

– Ты сделала мне бесценный подарок. – Он снова, но на этот раз очень нежно, поцеловал ее.

Амбер охватила радость.

– Я думала, что мужчины больше не воспринимают невинность как подарок.

Он с сожалением улыбнулся и покачал головой.

– Подарком я считаю тебя и твою страстность. И для меня честь быть твоим первым мужчиной. Это драгоценный дар.

Амбер внезапно поняла, что безумно влюбилась в него.

Мигель вылез из постели и направился в ванную комнату. Только в этот момент Амбер вспомнила о том, что они не предохранялись. Девушка едва не расплакалась оттого, что вела себя так безответственно. Ведь она даже не задумалась о том, что может забеременеть! В данный момент Амбер еще была не готова стать матерью.

Честно говоря, она вообще считала, что при ее профессии нельзя обзаводиться детьми. Однако, встретив Мигеля, Амбер вдруг захотела стать матерью и подарить Хелен внуков. И все же пока рано думать о детях – Амбер ждет блестящая карьера фотомодели.

Девушка услышала шум воды, доносившийся из ванной комнаты. Вскоре Мигель появился на пороге спальни, подошел к Амбер и взял ее на руки. Потрясенная, она словно со стороны наблюдала, как он внес ее в ванную комнату и опустил в наполненную водой огромную ванну, а потом присоединился к ней. Принимать ванну вместе с Мигелем было для Амбер сродни занятию с ним любовью.