Александра Дюпре сидела на корточках в ванной комнате, упираясь головой в холодную фарфоровую раковину. За последние несколько дней это было уже не первое утро, начинавшееся с приступов тошноты. Измученная неприятными минутами, проведенными в судорожном томлении над раковиной, она старалась теперь глубоко дышать, жадно втягивая воздух в легкие, чтобы хоть как-то облегчить свое состояние.

Закончив дыхательную гимнастику, Александра поднялась с пола. К горлу подкатила очередная волна тошноты, но с ней можно было справиться. Как ни ужасно было дурное самочувствие по утрам, сейчас ей предстояло заняться делом, заранее вгоняющим ее в дикий страх. Она смотрела на небольшую полоску белой лакмусовой бумаги с тревогой, которую могла ощутить, разве что увидев у ножек своего комода змею, свернувшуюся кольцом.

Димитрий был просто одержим в вопросе противозачаточных средств. Поэтому она не волновалась из-за задержки месячных, пока три дня тому назад не проснулась утром от ощущения подступавшей к горлу тошноты. Сначала Александра подумала, что простудилась: забеременеть она просто не могла, несмотря на случившуюся недавно неприятность, когда у предусмотрительного Димитрия лопнул презерватив. Месячные в конце концов пришли с опозданием всего лишь на неделю, что окончательно сбило ее с толку.

Разве такое возможно? Но ряд неопровержимых фактов отрицать было нельзя. Грудь ныла. Она все время чувствовала усталость. Ко всему прочему Димитрий вынужден был задержаться в Греции, а значит, его не будет в Париже еще несколько дней. От всего этого она расплакалась. Раньше ее невозможно было довести до слез.

А десять минут спустя, когда на лакмусовой бумажке проступила голубая черта, подтверждавшая, что она носит ребенка Димитриуса Петронидиса, Александра чуть не упала в обморок.

Димитрий старался держать себя в руках. Но его пальцы, сжатые в кулаки, побелели.

– Пришло время. И тебе это известно не хуже меня. Тебе ведь уже тридцать. Так? Тебе нужны жена, дети, дом. – Седовласый мужчина смотрел на Димитрия жестким, властным взглядом, говорившим, что он намерен стоять на своем до конца.

У Димитрия не было никакого желания спорить с дедом. Пять дней тому назад тот пережил сильный сердечный приступ и чудом остался жив. Внук просто улыбнулся в ответ и тихо сказал:

– Дед, мой возраст не настолько критичен.

Дед запыхтел, как паровоз. Воспитанием Димитрия и его брата занимался именно он: родители их умерли рано.

– Со мной это не пройдет. Ты мой наследник, и я хочу уйти в могилу с уверенностью, что ты исполнишь свой долг перед семьей.

Сердце Димитрия сжалось.

– Кто здесь собирается умирать?

Дед пожал плечами.

– Никто из нас не знает, когда его призовет Всевышний. Но я стар, Димитрий. И сердце мое уже не так выносливо, как прежде. Неужели я требую от тебя многого? Почему бы тебе не жениться на Фебе? Зачем откладывать свадьбу в долгий ящик? Она прелестная девушка. Она будет тебе хорошей женой, и вы продолжите род Петронидисов.

Дед медленно закрыл глаза и часто задышал, словно его короткая речь потребовала куда большего физического напряжения, чем могло позволить его слабое тело. Димитрий испугался, но помочь деду был не в состоянии. Врачи настаивали на хирургическом вмешательстве и срочной операции на сердце, считая это единственным способом продлить жизнь старику. Но дед отказался даже обсуждать эту возможность.

– Почему ты не прислушиваешься к рекомендациям врачей? Шунтирование давно стало обычной операцией.

– Почему ты не хочешь жениться? – гнул свое дед. – Возможно, если бы я мог надеяться на скорое появление правнуков, то пошел бы на риск. Он бы того стоил.

Димитрий чувствовал, как кровь отливает от лица.

– Ты хочешь сказать, что, если я женюсь на Фебе Леонидис, ты ляжешь в клинику и займешься своим здоровьем?

Веки дрогнули, разомкнулись, и темно-синие глаза, в точности унаследованные и внуком, взглянули на Димитрия с таким упрямством, какое могла выказать только мужская половина семьи Петронидис.

– Да.