Девушка с трудом удержалась от желания приказать репортеру заткнуться, зная, что тот только того и ждет, чтобы она утратила хладнокровие. А он, между тем, продолжал:

— Но еще более интересным является то, что этот мужчина, в настоящее время, проживает у дочери своего делового партнера и, плюс ко всему, вы оба являетесь экспертами по взрывчатым веществам.

— Чего, черт возьми, вы добиваетесь? — убийственным тоном осведомился у него Даниэль, хотя и не утратил при этом самообладания.

Джози еще раз обернулась, бросив на него изучающий взгляд, хотя не остановилась и продолжала идти к дому, проговорив на ходу:

— Не обращай на него внимания, Даниэль. Он же специально провоцирует тебя и когда-нибудь эта мерзкая привычка выйдет ему боком.

— Каким образом вы подожгли лагерь вашего отца? Мисс Маккол, а ваш отец действительно погиб при пожаре? Как вы считаете, он задохнулся прежде, чем огонь добрался до него? Или все дело в том, что ваш отец недавно оформил полис страхования жизни за миллион долларов, и вы по нему проходите как бенефициарий. Что вы на это скажете?

После этих слов девушка услышала за спиной глухой звук двух ударов и обернулась посмотреть, что там еще случилось. Даниэль приближался к ней неспешным, прогулочным шагом, а незадачливый репортер неподвижно лежал на земле, причем половина его туловища занимала тротуар, а вторая находилась на проезжей части.

— Даниэль, что ты натворил?

— Он просто споткнулся. О мою ногу.

Джози уставилась на репортера, а затем перевела взгляд на его автомобиль, в котором сидел фотограф полностью поглощенный попытками починить свою камеру при скудном освещении салона. Так как мужчина никак не отреагировал на происшествие со своим напарником, девушка заключила, что он ничего не заметил. Да и снимки у него теперь точно не получатся, с его-то неисправным оборудованием.

— Даниэль, ты не можешь оставить его просто лежать на проезжей части.

— Он обвинил тебя в убийстве отца. Так что ему еще повезло, что я не швырнул его прямо под колеса первого проезжавшего мимо автомобиля.

Тут репортер застонал и пошевелился.

Даниэль небрежно кивнул в его сторону.

— Вот видишь. С ним все в порядке. К сожалению.

— Ему слишком многое известно о тебе и обо мне. Не говоря уже о страховом полисе, но я слишком хорошо знаю, что отец никогда не пошел бы на такое. Он не доверяет страховым компаниям.

— Угу. То-то и оно. Да и я не вошел бы в долю, до тех пор, пока он не застраховал бы собственность.

— Почему Дули не упомянул об этой страховке? — спросила она, когда они вошли в дом, и Даниэль закрыл дверь. — Это ведь пошло бы на пользу его бредовому обвинению, что ты имеешь какое-то отношение к уничтожению лагеря отца.

Хотвайра и Клер нигде не было видно, но девушка расслышала со стороны своего кабинета звук работающего принтера, а дверь спальни Клер была закрыта.

— Я не знаю. — Даниэль рывком притянул ее к себе, и всмотрелся ей в лицо. — С тобой все в порядке?

— Ну, исключая то, что кто-то пытался убить моего отца и, вероятно, намеревался повесить вину за его смерть на меня, то… Да, в порядке, — она улыбнулась, попытавшись облечь горькие слова в шутку, но выражение лица Даниэля осталось серьезным.

— Мне не нравится этот тупица-репортер — идиот чертов! Джозетта, я сомневаюсь, что ты здесь в безопасности.

— Даниэль, я ведь не беспомощная маленькая дурочка. Если кто-нибудь явится по мою душу, я с превеликим удовольствием дам им прочувствовать на собственной шкуре всю накопившуюся злость, что мне пришлось сдерживать последние три дня.

«А ведь она, действительно, имеет в виду именно то, что сказала», — мелькнуло в голове Даниэля.

Эта девушка с радостью воспользуется шансом встретиться с противником лицом к лицу и самой разобраться с ними, пустив в ход каждый из «грязных» приемчиков, которым ее выучил отец.

— Джози, но они не встретились с ним в честном бою лицом к лицу. Они, просто-напросто, попытались взорвать его. Если бы тебя там не было, он был бы уже мертв.

— Даниэль, да если бы меня там не было, то его охранная система, со всеми этими датчиками и сенсорами, чутко реагирующими на малейшие признаки передвижений за пределами его спальни, сработала бы на все сто. Просто выходя на пробежку, я отключила ее.

— Если они прибыли с целью уничтожить лагерь, то уж как-нибудь нашли способ нейтрализовать это чудо техники.

— Я сказала себе примерно то же самое, но это все равно ничего не меняет.

— Но и не отменяет того факта, что ты спасла Тайлеру жизнь.

— Может, ты и прав.

Невесть откуда, но у Джози в настоящий момент совершенно отсутствовало намерение взваливать на себя чувство ложной вины. У Даниэля этого «добра» хватало на них обоих.

Девушка немного подвигалась в его объятиях, устраиваясь поудобнее, и еще теснее прижалась к нему, впитывая в себя силу и жар его тела.

— Я знаю, что это глупо, но, Даниэль, я всегда думала, что он неуязвим. Мне никогда и в голову не приходило, что кто-то может попытаться его убить. Знаешь, я считала, что он просто не может умереть, — с какой-то детской непосредственностью пожаловалась ему Джози.

Уткнувшись лицом в его грудь, девушка не могла больше произнести ни слова, потому что, от переполнивших ее эмоций, у нее перехватило горло.

Сильная рука успокаивающе погладила ее по спине.

— Я знаю, милая. И в этом нет ничего глупого. Я тоже считал, что мама не может умереть. Ведь она столько лет прожила с отцом, и я никогда не думал, что он может причинить ей серьезный вред. Он в ней нуждался. Даже я видел, хотя мне и не хочется этого признавать, что он, по-своему, любил ее.

— Мне так жаль, что она умерла.

— И мне, но я не собираюсь совершать с тобой ту же ошибку, которую допустил в случае с ней.

Джози немного приподняла голову, чтобы взглянуть ему в лицо. Сейчас его голос звучал в как-то нечетко, словно Даниэль не мог сдержать дрожи.

— Что ты имеешь в виду?

— Сейчас ты находишься в опасности.

— И что?

— Я хочу, чтобы ты уехала отсюда и пожила у Вулфа и Лиз, пока наши враги не будут нейтрализованы.

— Нет.

— Джозетта, я не предлагаю тебе выбор.

— Неужели? И как ты планируешь доставить меня к Вулфу? Может, еще и руки свяжешь?

— Если бы в свое время я так поступил со своей матерью, то отец не смог бы швырнуть ее об стену в порыве неконтролируемой ярости.

— Она вернулась бы к нему. И имей в виду, даже если мне придется на своих двоих преодолеть весь спуск с горы, где находится дом Вулфа, до шоссе и потом добираться автостопом до самой Невады, я все равно это сделаю, чтобы убедиться — там ли мой отец. Так что, если тебя, действительно, так заботит моя безопасность, придется тебе держать меня при себе.

— Джозетта…

— Подумай об этом, Даниэль. Меня учили, как эффективно защищать себя и нейтрализовать противника. Пожалуйста, доверься мне и прими верное решение ради моей же собственной безопасности.

— У меня есть выбор?

— Нет. И в случае с твоей мамой у тебя его тоже не было, — не удержалась она от колкости.

Мужчина вздохнул, но возражать не стал. Ее откровенный мятеж не вызвал у него гнева, взгляд оставался спокойным и немного печальным, а потом он нежно отвел волосы с ее виска.

— Ты такая чудесная, такая особенная женщина, Джозетта. Я не хочу причинить тебе боль.

Непрошенные слезы, никак не связанные с опасением за жизнь отца, заполнили ее глаза.

— Я экс-наемник, Даниэль, а не какая-то там сопливая дебютантка.

— Ты — моя женщина, — с этими словами он мягко потерся носом о ее лицо, — такая чуткая и нежная.

Ее мысли устремились прочь, и она потеряла нить беседы, когда этой легчайшей лаской Даниэль добился ответной реакции от ее тела, которая сейчас не имела никакого отношения к ведению военных действий. Девушка чуть повернула лицо и захватила в свой плен его губы.

Джози приоткрыла рот, и их языки начали свой чувственный танец, переплетаясь воедино, страстно желая снова ощутить вкус друг друга. Ее руки ласкали его грудь, а затем, обхватив его за шею, она постаралась теснее вжаться в него, чтобы ощутив все великолепие мужского тела. Руками Даниэль крепко обхватил ее фигурку, и его объятие становилось все теснее до тех пор, пока девушка не ощутила давление отвердевшей плоти, жаждущей ворваться в ее обнаженное тело, несмотря на разделявшие их слои одежды.

— Ммм… Похоже, это входит у вас в привычку.

Даже насмешливый голос Хотвайра не смог охладить жгучую потребность Джози и дальше ощущать близость Даниэля. Проигнорировав присутствие другого мужчины, девушка поднялась на цыпочки, стараясь еще сильнее прижаться к его губам.

На этот раз именно Даниэль прервал их поцелуй и удерживал ее на расстоянии, когда она попыталась снова вернуться под укрытие его надежных рук. Мужчина повернул свою голову к Хотвайру.

— Держу пари, что ты что-то нарыл.

— По наводке Джози я порыскал по базам данных, учтя дельные советы Клер, высказанные ею во время обеда. Так и есть, некто использует данные покойного ветерана и живет под его именем.

— Где? — спросила Джози.

— Ты была права… в Неваде. В малонаселенном районе к югу от Рино.

— Очень похоже на отца.

— Я заказал на завтра билеты на самолет, но нам нужно что-то решить с Клер. Ей придется пожить где-то в другом месте, пока нас здесь не будет.

— Вы завтра уезжаете? — раздался мелодичный голосок Клер.

Войдя в комнату, Клер поправила очки на носу и посмотрела на Джози знакомым рассеянным взглядом, появлявшимся у ее подруги всякий раз, когда та с головой уходила в изучение новой компьютерной программы.

— Мы считаем, что мой отец в Неваде. Вот и собираемся это проверить.

— И тебе это время придется пожить где-нибудь в другом месте, — добавил Хотвайр.

— Почему?

— Мой дом теперь ненадежен, милая. Оставаться здесь одной небезопасно, — ответила ей Джози. — Ты меня понимаешь?

Клер прикусила губу и, стараясь не встречаться с Джози взглядом, кивнула.

— Конечно. Сегодня же вечером упакуюсь, а утром съеду.

— Где ты остановишься? — спросила ее Джози.

— Не волнуйся об этом. У меня достаточно мест, где можно остановиться.

Джози совсем не понравился такой неопределенный ответ.

— Ты в этом уверена? Клер, ты же никуда не ходишь, с тех пор как переехала ко мне. Почти все свое время ты проводишь, посещая стариков в пансионате, да работая волонтером в женском приюте. И я бы не хотела, чтобы ты жила в приюте пока мы будем в отъезде.

— Этого и не произойдет, — произнес Хотвайр таким непреклонным тоном, какого Джози от него еще не слышала.

— Мы можем снять для тебя номер в гостинице, — предложил Даниэль.

— Нет, спасибо, — сказала Клер и улыбнулась Джози, — в этом нет необходимости, поверь мне. Я пока побуду в пансионате. Сейчас там пустует несколько кроватей, а персоналу я вроде как нравлюсь.

Казалось, ее подругу удивлял этот факт, в отличие от Джози. Клер была просто ангелом милосердия для пожилых постояльцев этого учреждения, и весь персонал просто обожал ее за это.

— Ты собираешься жить в пансионате? — требовательным тоном переспросил девушку Хотвайр, выглядя при этом так, словно подобная перспектива прельщала его не больше, чем мысль о Клер, спящей в женском приюте.

— Я останавливалась и в худших местах. Намного худших, если ты хочешь знать. Так что пожить с Эсси или с кем-то из других пожилых леди для меня не проблема и, если ты не против, я позаимствую на время твой ноутбук, мне никак нельзя отставать по учебной программе.

— Нет проблем, — ответил Хотвайр и перевел взгляд на Джози. — А что относительно твоих занятий?

— У меня нет полной учебной нагрузки этим летом, как у Клер. Я нагоню позже, а даже если и нет, все равно отец для меня важнее, чем посещение нескольких лекций по программированию, но Клер не стоит перед таким выбором. Все это не ее проблема.

— Поддержать друзей в трудную минуту для меня не проблема, — с нажимом произнесла Клер.

***

Хотвайр настоял на том, чтобы повидать Клер и посмотреть, как она устроилась на новом месте прежде, чем сообщил Джози и Даниэлю, что заказал билеты только для двоих.

— Кто-то должен остаться здесь на случай, если плохие парни вернутся и попытаются вломиться снова. К тому же я могу использовать это время, чтобы собрать данные на этих фанатиков, обосновавшихся в Скалистых горах, у которых сейчас находится лэптоп Джози.

— А ты уверен, что твои хакерские приемчики помогут тебе с этим справится? — спросил Даниэль.

— Когда я этого не смогу, это будет худший из моих дней, — насмешливо бросил ему Хотвайр.

— Тогда почему ты заставил Клер съехать? — спросила Джози, быстро сменив тему.

— Она бы подверглась опасности, если бы преступники действительно вернулись, и она очень отвлекала бы меня, если бы они этого не сделали.

— Я думал, что между вами что-то есть, — задумчиво протянул Даниэль.

Хотвайр нахмурился.

— Ничего нет.

— Но ты хочешь ее, — подвел итог Даниэль.

— Да. Но, все же, не собираюсь с ней связываться. Ты в курсе, что она исповедует пацифизм и вегетарианство? — спросил Хотвайр, таким тоном, будто не знал, что ему делать с любым из этих обстоятельств.

— А еще первоклассный программист с массой гениальных идей и однажды эта девушка вполне может затмить даже Энди Гроува .

Хотвайр в ответ только покачал головой.

***

Владельцем бледно-желтого оштукатуренного домика числился Эндрю Тэйлор, но Даниэль не сомневался, что покрытый дорожной пылью джип на обочине был зарегистрирован на Тайлера Маккола.

— Это отцовский джип, — подтвердила его догадку Джози, после того как Даниэль припарковал позади него взятую напрокат машину и заглушил двигатель.

Орегонские номерные знаки были замазаны грязью, и разобрать что-либо было практически невозможно, но на заднем плане повыше букв и цифр проглядывало характерное очертание горы Худ.

Спустя минуту, стоило Даниэлю распахнуть дверцу автомобиля, как его обволок обжигающе горячий, неподвижный воздух, заполнив прохладный салон духотой полуденного зноя. Невада не была самым жарким из мест, где он успел побывать, но солнце в пустыне было беспощадным и ослепительно-ярким, отчего песчинки под его лучами искрили и переливались мерцающими бликами, сквозь дрожащую, прозрачную пелену раскаленного воздуха. Джози вылезла из машины, и они вместе направились к входной двери. Ни на первый, ни на второй стук никто не ответил.

Джози до упора вдавила кнопку дверного звонка, после чего до их слуха донесся слабый перезвон, приглушенный массивной деревянной дверью.

— Папа, это я! Открывай! — подождав какое-то время, но так и не получив ответа, девушка нахмурила брови и сказала: — Или его там нет, или он притворяется, что никого нет дома.

С Тайлером все было возможно.

— Давай-ка пройдемся вокруг дома, — сказал Даниэль.

— Следи за датчиками движения. Вряд ли отец не озаботился оснастить свое убежище новейшей охранной системой, и мне совсем не улыбается иметь дело хотя бы с одной из его хитроумных ловушек.

Даниэль согласно кивнул и продвигался вперед с осторожностью, пока они не обогнули дом, добравшись до заднего двора. По пути он едва не пропустил первый датчик, скрытый в глубине густого кустарника возле стены, но уже второй засек почти сразу. Мужчина ловко проскользнул мимо обоих. В залитом солнцем патио, отделанном растрескавшимся от времени кирпичом, не было абсолютно никакой мебели, равно, как и других признаков жизни.

Оглядевшись, Джози раздраженно фыркнула:

— Черт, и тут ничего.

Раздвижная стеклянная дверь, ведущая во внутреннюю часть дома, была заперта и зашторена, оберегая частную жизнь хозяина, поэтому, разглядеть что-либо внутри здания им не удалось, а все выходящие на задний фасад окна имели внутренние ставни, которые сейчас были плотно закрыты.

— Нам надо попасть внутрь, — сказал Даниэль, еще раз оглядываясь, мысленно подмечая практически незаметные нетренированному взгляду признаки хитроумной охранной системы Тайлера.

Им понадобилось почти полчаса, чтобы отключить систему и проникнуть в дом. А, попав внутрь, они поняли, что скудно меблированный в юго-западном стиле дом был пуст.

— Куда он мог отправиться без джипа? Возле этого дома явно не проходит автобусный маршрут.

— Правильнее было бы спросить, с кем он отсюда ушел.

Черты лица Джози заострились.

— Или, что еще более важно, ушел ли он по своей воле?

— У нас нет причин сомневаться в этом, милая. Здесь отсутствуют признаки борьбы, да к тому же мы нашли это место, лишь благодаря тому, что ты, все-таки, прочла его дневниковые записи. Как думаешь, насколько велик шанс, что его врагам тоже о нем известно?

Девушка вяло улыбнулась.

— Зная склонность отца к уединению, просто ничтожен, но где же он, черт возьми?

Даниэль не потрудился ответить на этот риторический вопрос, и стал методично перетряхивать кухонные ящики. Джози присоединилась к нему. Через некоторое время, когда их поиски не увенчались успехом, они переместились в другие комнаты, заглядывая в каждый уголок в поисках подтверждения того, что Тайлер недавно здесь жил.

Но тщетно. Он явно сделал генеральную уборку перед своим отъездом.

Завидев телефонную базу, Джози подошла к ней и подняла трубку, пояснив:

— Хочу попробовать перезвонить по последнему набранному им номеру. Больше ничего в голову не приходит.

— Хорошая идея.

Она нажала клавишу повторного набора и вслушалась. В ее мягких зеленых глазах, отразилось удовлетворение, когда на другом конце линии подняли трубку. Потом девушка произнесла:

— Здравствуйте, это секретарь Эндрю Тэйлора. Я звоню, чтобы подтвердить его билет в оба конца до Рино, — она замолчала, слушая ответ дежурного оператора. — Не было обратного билета? Но, я полагала, что мне придется встречать босса в аэропорту. Может быть, вы сможете проверить его билет по номеру кредитной карты? — Она продиктовала номер кредитки, которая, как сообщил им Хотвайр, была оформлена на имя Эндрю Тэйлора из Невады. — Хм …, Скажите, а завтра каким рейсом он мог бы вернуться?.. Да, я поняла. Мне необходимо созвониться с ним, чтобы он мог выбрать какой рейс для него будет удобнее. Благодарю вас. О, еще один вопрос, мисс. Скажите, возможно ли переоформить этот односторонний билет международного рейса на билет в оба конца, или нам придется докупать еще один в обратную сторону?.. Спасибо, вы были очень любезны.

Она повесила трубку.

— Отец вылетел из международного аэропорта Мизулы утренним рейсом, но обратного билета не взял.

Так как конечным пунктом назначения числился аэропорт, находившийся ближе остальных к месту, где был запеленгован украденный ноутбук, это явно не могло быть случайным совпадением.

— Похоже, ему известно, в какую именно из террористических группировок, входили люди, взорвавшие лагерь и пытавшиеся его убить.

— Как и то, где у них штаб. И мой папочка решил в одиночку ввязаться в эту бойню. Почему, интересно, он не позвал нас? — буркнула себе под нос Джози.

Даниэлю понравилось, что подсознательно Джози уже считала их парой, хотя и не разделял ее мнения насчет того, что Маккол, уподобившись Одинокому Рейнджеру , отправился бы на эту опасную миссию в одиночку.

— Скорее уж, твой отец решил разведать обстановку.

— Один, — выговорила она с отвращением. — А что произойдет, если его захватят, пока он будет собирать эту информацию?

Даниэль не мог поверить своим ушам. Неужели она действительно спросила именно это?

— Джози, мы же говорим о твоем отце. Он служил в спецподразделении глубинной разведки (LRRP) в Ниме, и с тех пор уже много лет готовит элиту спецназа. И хотя лучшие годы у него позади, если Тайлер сам того не захочет, то черта с два его обнаружат.

— Так, мы отправляемся следом за ним в Монтану?

— Правильнее было бы дождаться его возвращения здесь.

— Он же не взял обратного билета.

— На имя Эндрю Тэйлора нет, так как скорее всего забронировал билет на другое имя, чтобы еще больше запутать следы. Это вполне в духе твоего отца.

— Ладно. Давай позвоним Хотвайру и посмотрим, что он сможет узнать.

— Разве ты сама не можешь посмотреть? Ноутбук у тебя с собой.

После того как девушка призналась, что не хочет Хотвайра, доказав при этом насколько сам Даниэль для нее желанен, даже несмотря на его порой бестактное и нелепое поведение, ревность к напарнику немного поутихла, хотя временами все же поднимала свою уродливую голову. Мужчину все еще сильно беспокоило, что гениальные способности Хотвайра в области компьютерных технологий позволяли этому обаятельному пройдохе играть значительную роль в жизни Джози, порой оттесняя в сторону самого Даниэля.

— Хотвайр в этом разбирается намного лучше меня.

— У него есть список «мертвых душ», который ты составила на основе дневниковых записей?

— Да, и он продолжает шерстить базы данных, как и в случае с Эндрю Тэйлором. И я считаю, что у него гораздо больше шансов что-то найти, чем у меня.

Джози сделала звонок, и час спустя они уже знали, что догадка Даниэля была верна. Обратный билет был заказан на послезавтра из аэропорта Мизулы до Рино на имя Янси Карпентера, еще одного покойника из списка Джози.

— Так мы что, просто будем ждать его здесь? — уныло осведомилась она, вешая трубку, подобное бездействие явно не вдохновляло девушку.

— Для нас это лучший шанс не разминуться с ним, — терпеливо пояснил Даниэль.

— Мы могли бы полететь в Мизулу.

— И что? Мы имеем лишь общее представление о той местности, и можем только гадать, в каком направлении твой отец проводит рекогносцировку.

— Итак, значит, просто ждем?

Даниэль промолчал, пожав плечами.

— А если он вместо этого решит вернуться обратно в Орегон? — снова спросила Джози.

— Если помнишь, у тебя дома остался Хотвайр, как раз на случай, если твой отец решит направиться туда, и, к тому же, Тайлеру известен номер моего сотового.

— Если он его помнит.

— Хмм, твой отец помнил, где находится его убежище, и даже сумел выяснить, кто пытался его убить. Что-то я сильно сомневаюсь в его амнезии, в отличие от тебя с доктором.

Джози подошла к раковине и налила себе стакан воды из крана, подключенного к фильтру.

— Думаешь, он водил меня за нос?

— Да. Наверняка, пытался тебя защитить.

Она сделала большой глоток и облизала губы движением, гарантированно зажигавшим в мужчине чувственные желания.

— Но почему? Я могла бы помочь ему.

Даниэль подумал, что сейчас и ему неплохо было бы выпить стакан ледяной воды, чтобы хоть немного охладить свой пыл.

— Джози, хотя отец и воспитывал тебя как будущего солдата, но это совсем не значит, что ему хотелось, чтобы ты из-за него рисковала своей жизнью.

— Я много лет рисковала жизнью.

Меньше всего Даниэлю хотелось об этом думать.

— По словам Тайлера, ему совсем не нравилось, что ты стала наемником и принимала участие в реальных миссиях. Он хотел, чтобы ты лишь учила стажеров приемам рукопашного боя.

Девушка прислонилась к столешнице, ее тонкий розовый топик натянулся, четко обрисовав дерзкие холмики, словно приглашая мужчину пуститься во все тяжкие.

— Мое решение заняться компьютерным программированием понравилось ему еще меньше.

Даниэль быстро допил свою воду, с трудом отказавшись от этого провокационного приглашения.

— Он беспокоился о том, что ты не впишешься в рамки обычного обывателя, и чувствовал себя виноватым из-за этого.

Джози пожала плечами, отчего ее топик немного задрался, оголив тонкую полоску гладкой, шелковистой кожи над поясом шорт.

— Отец учил меня, как стать солдатом, а теперь я учусь, как стать настоящей женщиной.

— Не думаю, что тебе придется многому учиться, — он протянул к ней руку и провел пальцем вдоль голого участка кожи. — У тебя это получается вполне естественно.

— Спасибо, — произнесла Джози и тепло улыбнулась, словно действительно высоко ценила его мнение.

Учитывая то, сколько раз до этого Даниэль успел напортачить в их отношениях, его это искренне изумляло. Между тем, Джози осмотрелась в маленькой кухне и сказала:

— Я думаю, мы можем остаться здесь.

— Ни за что. Ты видела, на чем спал твой отец?

Это была стандартная полуторная койка, а не кровать, на которой могли бы с удобством разместиться два человека, а Даниэль планировал и впредь использовать любую возможность, чтобы продолжать делить постель с Джози.

— Если мы уедем, то можем упустить его.

— Мы встретим его, когда он прилетит, а здесь — на всякий случай — оставим записку. Но до тех пор, мы с тобой будем жить в приличном отеле.

— Ты опять собираешься уставить весь номер розами?

— А ты этого хочешь?

Джози медленно покачала головой, ее взгляд излучал мягкий зеленый свет.

— Вряд ли меня будет волновать обстановка нашего номера, пока ты будешь рядом со мной.

***

Они решили остановиться в небольшом, в испанском стиле, двухэтажном отеле в маленьком городке приблизительно в пятнадцати милях от убежища Тайлера. Даниэль оплатил один из двухкомнатных люксов, которые сейчас были свободны из-за того, что в период межсезонья отель, большей частью, пустовал. В гостиничном патио находились небольшой открытый бассейн и джакузи.

Джози захотела пойти поплавать, и Даниэль был более чем готов потворствовать ее желанию, но сначала им пришлось отправиться в магазин за купальником. Правда, мужчина настоял на том, чтобы она примерила их, прежде чем купить.

В первый раз Джози вышла из раздевалки одетой в темно-синий цельный купальник, с отделкой в виде двух расходящихся к линии бедер белых полос.

Даниэль покачал головой.

— Слишком закрытый, а мои глаза жаждут увидеть намного больше.

Джози почувствовала, что покрылась густым румянцем до самых пяток, когда бойкая продавщица расплылась в зазывной улыбке, бросив на Даниэля оценивающий взгляд. Выражение ее лица не оставляло сомнений в том, что эта шустрая девица была бы более чем счастлива примерить для него чисто символический купальник, верх которого состоял из двух узких полосок, а низ — из трусиков «танго», если именно это ему хотелось увидеть.

Казалось, мужчина даже не заметил проявленного к нему внимания, потому что все это время не отводил глаз от стройной фигурки Джози в скромном купальнике, ощупывая ее жарким, потемневшим от страсти взглядом.

— Пожалуйста?

— Ладно уж.

Вторым она примерила чисто белое бикини с лифчиком на косточках, который приподнял грудь, придав ей некоторую пышность, отчего даже образовалась пикантная ложбинка. Трусики так низко сидели на бедрах, что казались лишь немногим скромнее обычных трусиков-бикини. Этот купальник понравился ей намного больше, и девушка вышла к Даниэлю с улыбкой на лице.

Он даже не пытался скрыть, насколько сильно его возбудил ее вид, хотя снова отрицательно покачал головой.

— Примерь зеленый.

Даниэль еще раньше захватил его с вешалки, сказав, что купальник по цвету точь-в-точь как ее глаза. Он не был чем-то особенным, просто базовая модель купальника-бикини. Его верх представлял собой два небольших треугольника, едва прикрывавших ее грудь, а примитивный крой совершенно не способствовал тому, чтобы хоть немного приукрасить природные формы; трусики же были настолько крохотными, что девушка чувствовала себя в них почти что голой.

Однако стоило ей покинуть раздевалку, как Джози сразу же поняла, что именно этот купальник понравился Даниэлю больше всего. Он выглядел так, словно она была мороженым, которое ему не терпелось съесть, а, взглянув на его ширинку, можно было видеть внушительную выпуклость, которая словно горный хребет распирала изнутри джинсы, будто испытывая и ткань, и застежку-молнию на прочность.

— Само совершенство.

Джози быстро окинула себя взглядом сверху донизу. Так и есть, тонкая ткань купальника была неспособна скрыть быстро твердеющих сосков, и тут девушка поняла, насколько сильно это зрелище возбудило Даниэля, и еще ее интересовало, осознавал ли он, насколько смехотворного размера были ее трусики? Они едва-едва прикрывали лобок, и она не смогла бы их надеть, если бы с некоторых пор не обрабатывала воском зону бикини.

Джози стала это делать, когда приобрела сексуальные трусики, чтобы ощущать себя более женственной под своей повседневной одеждой. В первый раз это была адская боль, но оно того стоило. Теперь она чувствовала себя значительно увереннее зная, что ее самое женственное местечко украшает опрятный треугольник из завитков.

И вот сейчас, благодаря этому маленькому тайному обряду, она смогла примерить парочку откровенных трусиков-бикини, на которые ткани пошло меньше, чем на носовой платок.

Наконец, подняв голову, девушка пристально уставилась на Даниэля.

— Если ты считаешь, что я должна это носить, то и тебе придется прикупить плавки «Спидо».

Он покачал головой и слабо улыбнулся, абсолютно не выглядя при этом виноватым.

— Нет, это совершенно невозможно, — с этими словами он широким жестом обвел свою вздувшуюся паховую область. — Ты же видишь, что со мной делается, стоит мне увидеть тебя в купальнике. Так что, в фирменные «Спидо» это все никак не поместится.

Продавщица после этого объяснения закашлялась и отвернулась, пряча широкую ухмылку.

Джози одновременно пыталась не залиться румянцем и не прыснуть от смеха, но ей пришлось признать, что она хорошо понимает дилемму Даниэля. Ни одной модели плавок «Спидо» было бы не под силу как скрыть, так и удержать внутри себя столь внушительную эрекцию. Хотя… Вроде был один выход:

— Вода в бассейне еще не прогрелась.

— Джози, да даже если бы я в плавки всыпал горсть ледяных кубиков, и то моя реакция на тебя в этом купальнике не стала бы слабее.

— Может мне тогда купить тот синий?

— Нет.

Она улыбнулась, на самом деле ей очень нравилось, когда он приходил в такое возбужденное состояние, и не мог скрыть своей неконтролируемой реакции на нее.

— Хорошо куплю зеленый, но обещаю, что обязательно подберу что-нибудь и для тебя.

— Только не «Спидо».

— Согласна.

Джози улыбнулась, задумавшись, что бы он сказал насчет трусиков «танга» из тонко выделанной кожи, больше похожих на набедренную повязку, на которые она как-то загляделась в одном из он-лайн каталогов.

***

К тому времени, когда, покончив с шопингом, они вернулись в отель, у них уже сильно разыгрался аппетит, поэтому было принято решение пообедать, прежде чем идти плавать. Но до бассейна им удалось добраться только около восьми вечера.

Так как серьезные физические нагрузки были для них обоих делом привычным, они поплыли наперегонки.

Рука на ее лодыжке стала единственным сигналом перед тем, как сильным рывком Джози утянули под воду. Она вынырнула на поверхность, откашливаясь и отплевываясь от воды, как вдруг ее свирепый взгляд наткнулся на усмехающуюся физиономию Даниэля.

— Ты мне за это заплатишь, — пригрозила девушка.

Мужчина добродушно рассмеялся, не оставив ей ни единого шанса позволить ему уйти от расплаты.

Помня о его слабости, Джози стремительно бросилась в атаку и стала бессовестно щекотать Даниэля, одновременно пытаясь макнуть в воду. Но добилась лишь того, что сама оказалась плотно прижатой к его телу. Сильные руки крепко обхватили ее фигурку, когда мужчина в жадном поцелуе прильнул к ее губам. Его алчный рот ласкал, дразнил и играл с ее губами до тех пор, пока не возбудил Джози до такой степени, что ее сил хватало лишь на то, чтобы кое-как держаться на плаву.

Девушка крепко вцепилась в плечи Даниэлю и с гибкой грацией обвила его бедра стройными ногами, заключив бесспорное доказательство его возбуждения в ловушку между их телами.

Даниэль лукаво усмехнулся, глядя на нее, его руки заскользили вниз по ее обнаженной спине, приласкав попутно бедра и, наконец, обхватили упругие ягодицы.

— Ну как, сдаешься?

Она склонила голову ему на плечо и с удовлетворенным вздохом произнесла:

— Если бы каждая капитуляция походила на эту, то все войны в мире заканчивались бы, так и не начавшись.