Пророчица

Мороз Александра

У живущих на сумеречной стороне мира есть поверье. Оно гласит, что когда деяния тех, в чьих руках находится власть, переполнят терпение Мира, то придет Пророчица. Женщина, рожденная стать Матерью для народа. Пророчица – истинная властительница, и никто не вправе оспаривать ее власть. Так говорило поверье, но насколько оно правдиво? Почти четыре столетия прошло с тех пор, как умерла последняя Пророчица, и настал момент, когда один из оракулов предсказал возрождение властительницы. Казалось бы, все просто. Но предсказание запускает колесо судьбы, которое меняет уже проложенные пути… Ведь никто не знает, что есть видение: инструмент в руках судьбы или ее подсказка? Опыт гласит: чем сильнее мы пытаемся избежать предсказанного, тем быстрее оно исполнится.

 

Александра Мороз

Пророчица

 

Глава первая

Черный мерседес припарковался у ресторана «Волшебная подкова», из него вышел элегантно одетый мужчина. Велес неслышно хмыкнул, почувствовав, каким восторгом отозвалось его появление в душе поэтично настроенной барышни, застывшей под яркой защитой цветастого зонта на тротуаре. Мужчина открыл зонт, мысленно удивившись, что некоторых, как эту мадмуазель, и в такую погоду тянет гулять. Сам же Велеслав, если бы не срочный звонок от информатора, ни за что не покинул дома. «Хотя…», – мысленно оборвал себя он. Сегодня пятница, точнее ее уже совсем не ранний вечер.

Пятница… Последние четыре года каждую пятницу он ходил в кафешку «У кошки» – заведение весьма низкой репутации у людей. А вот вампиры его уважали, ведь здесь всегда можно было найти «донора». Приятного во всем этом всегда было мало, но не «охотиться» же. Велес с отвращением повел плечами. По его мнению, только последний маньяк, будет этим заниматься. Ему самому как-то «посчастливилось» испить крови без согласия, и воспоминания до сих пор остались весьма неприятные, хотя прошло с тех пор больше сотни лет, но повторять этот опыт ему совершенно не хотелось.

– Ну и мысли, – негромко произнес Велес. «Сразу после встречи в «У кошки»,– твердо решил он, – раз уж мысли о крови – пора утолить жажду, а то еще противнее будет», – подумал вампир и прибавил шаг.

Со стремительно темнеющего неба падал мелкий и нудный дождь, сделавшего улицы почти пустынными. Мужчина, в гордом одиночестве прошел еще пол квартала по освещенной улице, свернул в одну из подворотен. Сразу стало заметно темнее – фонари тут не горели. Обшарпанные пятиэтажные хрущевки, грязь под ногами из смеси палых листьев и мусора, серое небо, монотонно сочащееся нудным мелким дождем – это все создавала картину идеальной уральской осени. Из-за этого казалось, что все вокруг только тем и занимается, что навивает депрессивные мысли.

Велес тряхнул темноволосой головой. Паршиво начинается этот вечер: мало того, что жажда уже активно о себе напоминает, да он уже к тому же дважды поймал случайную эманацию. Пора было полностью обновить щиты, иначе от врожденной эмпатии захочется лезть на стену. Мужчина еще немного ускорил шаг, до встречи оставалось не более пары минут, а предстояло еще углубиться во дворы. Дар, его личный осведомитель, никогда не опаздывал – не стоило заставлять его ждать. Велеслав все дальше углублялся в рукотворный лабиринт с невысокими, но давящими стенами – домами. Он добрался до места, где обычно встречался с информатором. Лёна еще не было, Велес удивился, но решил подождать немного – мало ли, что могло случиться. Вампир приготовился ждать.

Они появились бесшумно и молниеносно, будто выскользнули из теней, которыми был богат этот двор. Велесу хватило одного взгляда на нежданных гостей, чтобы понять – эти ребята пришли по его душу. Четверо оборотней и маг – сила, с которой придется столкнуться, хотя делать ему этого совсем не хотелось. Он почти сразу ощутил, как маг применил заклятье, блокирующее магию крови в этом месте. Велес отбросил зонт в сторону и достал из подпространства меч, готовясь к обороне. Противники не спешили, они прекрасно знали, что перемещения в пространстве – магия не доступная вампирам – и жертва никуда от них не денется. Велеслав присматривался к медленно приближающимся оборотням. Движения выдавали их принадлежность к кошачьему роду – слишком плавные и подчеркнуто бесшумные. Он прекрасно понимал – в этом бою ему не выстоять.

«И зачем же вы, ребята, решили меня убрать? – удивился мысленно Велес. – Я же не мешал вам жить. Ну, срывал операции, но ведь все вы до сих пор живы!» Рассуждать о превратностях судьбы сейчас было глупо, хотя вампир знал – его убийством «Свобода» подпишет себе смертный приговор. Совет не простит им гибель одного из высокопоставленных безопасников. От рассуждений его оторвал перешедший в атаку оборотень. Гибкий и тонкокостный, он двигался со скоростью равной вампирьей. «Гепард», – отметил для себя Велес, парируя удар. Противники обменялись пробными выпадами, когда на помощь гепарду подоспели еще двое. Крупные, с обманчиво ленивыми движениями, открыто демонстрирующими мастерство. Тигры. Велеслав крутнулся, парируя их удары и уходя от атаки гепарда. Он все же попытался применить одно из общих заклятий, надеясь пробить блокировку, но не смог – маг надежно перекрывал всю силу в пространстве двора. Противников было слишком много, и они оказались умелыми воинами. Но Велес не собирался просто так сдаваться на милость заведомых победителей. «Хоть умру я достойно с оружием!» – решил он, когда при очередном кульбите меч одного из оборотней нагнал его. Небольшая рана на плече сразу набухла кровью, подгоняя регенерацию, отвлекая от боя.

Не прошло и минуты, как тело Велеслава «украсилось» еще одним порезом. Они, словно сговорившись, наносили не смертельные, но мучительные раны. При этом никто из них так и не попытался отрубить голову – единственный верный и быстрый способ убить вампира, словно боялись получить от него на память «смертельную метку"*. Но Велес и без того все больше и больше терял скоростью, получая новые раны.

– Достаточно, – сказал человек, так и не ввязавшийся в драку, – уходим!

Через десяток секунд маг открыл телепорт, и нападающие покинули темный двор. Поверженный вампир остался в одиночестве. Немного отдышавшись, Велеслав попытался подняться с земли, но это у него не получилось. Он понимал, что без посторонней помощи и крови скончается буквально через час. Мужчина, используя всю свою силу и желание жить, потянулся сознанием к людям. Но результата не было, и Велес понял, почему его не добили. Никому не хотелось заработать «печать смерти», но, перекрыв вход во двор для простых смертных, напавшие легко и просто сделали все, чтобы он не смог оправиться от ран. Ведь для этого ему нужна кровь. Велеслав судорожно искал выход из сложившейся ситуации, понимая, что шанс еще есть, хоть и весьма призрачный. Из последних сил мужчина бросил Зов, если вблизи не окажется хоть кто-то с сумеречной стороны мира – можно прощаться с жизнью.

Время растягивалось, теряя привычную дробность, сметалось. Велес мучительно ждал, ощущая: как по капле тело покидает с кровью сила, как мучительно и безнадежно организм пытается затянуть раны и прорезы. Сознание уплывало, поэтому он не сразу заметил, что дождь кончился. Да и на осторожные шаги вампир обратил внимание, только когда откликнувшаяся на Зов подошла совсем близко. Девушка наклонилась к Велеславу и протянула руку, не решаясь, впрочем, коснуться его.

– Вы живы?

Он открыл мутные от боли глаза. Девушка почти не сопротивлялась его воле, опустилась в сырую грязь на колени и безропотно подставила шею. Казалось бы, спасение совсем близко, он это небольшое усилие стало для мужчины настоящим подвигом. Велеславу понадобились все его силы, чтобы поднять голову с земли. Клыки вонзились в плоть, рот начал наполнятся теплой живительной кровью. Ее боль от укуса стала его болью, но сегодня Велес сейчас был даже рад этому обстоятельству. Эта боль заставляла чувствовать себя живым. Он сделал семь глотков, прежде чем смог оторваться от шеи девушки. На автомате прошелся языком по небольшим ранкам, которые оставили его клыки. Мужчина отпустил девушку, и она упала рядом с ним на землю. Сил у него по-прежнему было мало, зато Велес четко ощущал, какой быстрой стала регенерация. Через несколько минут его же раны уже полностью затянулись, но в теле все еще продолжала царить предательская слабость. Решив, что дальше тратить время так попросту преступно, вампир с трудом поднялся сначала на четвереньки, а затем уже и на ноги, радуясь возвращающейся в тело силе.

Надо было как можно скорее покинуть это место. Но бросить здесь свою спасительницу, которая сейчас пребывала в ласковых объятиях глубокого сна, вампир не мог. Он постоял минуту, решая, что делать, а потом с небольшим усилием поднял девушку на руки и отправился к своей машине.

Когда Велес дошел до автомобиля, руки у него побаливали от напряжения. Организм еще не полностью восстановился, но энергии для этого у него теперь было достаточно, нужно только время. Велеслав аккуратно уложил девушку на заднее сидение, а сам устроился на водительском и быстро завел машину. До дома он добрался довольно быстро, особенно если учесть из какой глуши пришлось ехать. Дорога заняла не более получаса, хорошо, что в это время пробок в городе уже не так много – не столица все же. О своей спасительнице Велес не беспокоился, она проспит еще как минимум часов двадцать, восстанавливая силы. И дело тут было вовсе не в кровопотере, просто вампиры вместе с кровью вытягивали из жертвы и жизненные силы.

Мужчина припарковал машину в подземном гараже дома и, вновь взяв девушку на руки, поднялся на лифте в себе на этаж. Долго пытался открыть дверь – руки не желали его слушать, и ключ не попадал в замочную скважину – но все же он сумел справиться с замком и вошел в квартиру, внеся туда и свою невольную спасительницу. Усадив девушку на тумбочку в прихожей, Велес закрыл дверь и разулся. Он скинул с себя безнадежно испорченное грязью пальто, потом повторил операцию и избавил девушку от верней одежды, при этом сумка упала с ее плеча на пол, вещи покатились по гранитной плитке. С сапогами спасительницы мужчине пришлось повозиться – хитрая шнуровка по-партизански мешала процессу.

Самая грязная часть их одежды оказалась на полу. Сил к этому моменту у Велеса осталось совсем немного. Он вновь поднял мирно спящую девушку на руки и отнес на кровать. Такой желанный душ казался сейчас ему настоящим подвигом, и вампир, недолго думая, растянулся на той же кровати. Где почти сразу провалился в сон.

Проснулся Велеслав, когда за окнами уже начинался серый осенний рассвет, в это время он обычно только ложился. Чувствовал вампир себя неплохо, но вот есть хотелось неимоверно – побочный эффект от быстрой регенерации. Впрочем, голод – это почти необременительно, но вот как только он поест, проснутся потребности совсем другого характера. Стоило мозгу нарисовать перспективы, как Велеслав недовольно скривился. Мужчина все-таки встал и отправился на кухню, решив, что обо всем подумает потом.

Вампир поплелся на кухню. Босые ноги неприятно холодил паркетный пол, но искать тапки мужчине было лень. Он обошел барную стойку, подцепив с нее по дороге большое зеленое яблоко, в которое тут же с наслаждением вонзил зубы. Так что до окна, рядом с которым в его кухне обитал холодильник, вампир добрался вполне благополучно. Перекинув яблоко в левую руку, Велес потянул за ручку на серебристой двери хранителя продуктов и заглянул ему в нутро. В холодильнике было не густо, но и мышь, правда, еще не повесилась. Вампир редко ел дома, предпочитая не тратить время на готовку и есть в ресторанах. В квартире он все же держал продуктовую заначку на подобные случаи. Быстро соорудив для себя завтрак, Велес устроился за столом и с удовольствием начал поглощать яичницу с бутербродами под крепкий кофе. А за окном уже полностью наступил день, но света это осеннему городу толком не прибавило. Хмуры тучи, за чьим медленным движением вампир наблюдал во время завтрака, настойчиво обещали продолжительные осадки. Немного утолив голод, мужчина отправился в душ. В ванной комнате он, с наслаждением скинув с себя грязную и порванную одежду, после чего оказался под горячими водными струями. Думалось ему во время таких водных процедур просто замечательно. А подумать было над чем.

Раз «Свобода» решилась на такие радикальные действия, как убийство одного из высокопоставленных членов «Надзора» – затевается что-то серьезное. И что именно затевается надо срочно узнать, пока за это не взялся отдел из центра. Они обязательно вместо разбирательства устроят кровавую бойню. А Велесу этого очень не хотелось, ему и самому зачастую не нравились способы и действия Совета. Поэтому после того как он перебрался из столицы сюда почти пять лет назад, он в основном занимался защитой «Свободы» от Совета и «Надзора», а не наоборот, как изначально рассматривал свою миссию.

Второй проблемой для него сейчас была спасительница. Сила только что пробудилась в девушке и, скорее всего, в роду у нее не было принадлежащих сумеречному миру. Следовательно, Велесу придется подумать о том, кто может стать ее наставником, хотя для этого, сперва, стоит узнать, какой силой судьба ее наделила. Решил, в итоге, что подумает обо всем, когда она проснется. Выйдя из душа, Велес переоделся в чистое и вновь вернулся на кухню – организм по-прежнему требовал пищи. В результате, голодный вампир выгреб почти все содержимое холодильника, прежде чем хоть как-то насытится.

Мужчина на скорую руку убрал со стола и отправился в коридор, где горой грязных тряпок лежали на полу два пальто. Велес брезгливо поднял с пола черную тряпку, в которую превратилось его пальто, и упаковал его в пакет. У вещи осталась одна дорога – на свалку. С одеждой девушки было труднее, вряд ли она захочет расстаться со своим пальто – придется завести его в химчистку. Обычные бытовые мелочи всегда съедали кучу времени, чего вампир терпеть не мог. Трудность-неувязка была только одна – он любил порядок. Велес поднял сумку своей спасительницы с пола, надеясь найти в ней документы, чтобы узнать, кому же все-таки он обязан спасением. К вящей радости вампира, в сумке довольно быстро нашелся паспорт. Велеслав пару секунд раздумывал, прежде чем сунуть документ в карман джинсов. Ему почему-то хотелось подурачиться, и он решил сыграть в игру «угадай как зовут». Получив бумажного судью для предстоящей игрой, Велес решил вернуться в спальню, чтобы наконец-то толком рассмотреть свою спасительницу, прежде чем угадывать ее имя.

Она спала, уютно свернувшись клубочком внутри скрученного в гнездо покрывала на его огромной кровати, отчего казалась меленьким котенком, что спит в слишком большой для него корзине. Велес усмехнулся, увидев, что к этому уютному гнездышку прилагались сбитая в кучу простыня и почему-то валяющаяся на полу подушка. «Хорошо, что кровать широкая! А то она, наверное, еще и во сне пинается», – хмыкнул про себя вампир. Девушка спала, доверчиво обнимая другую подушку. На ее полных губах играл призрак легкой улыбки, кудри разметались по подушке рубиновой волной.

«Ей бы подошло имя Екатерина. Катенька, Котенок, – подумал он. Жаль, но, скорее всего, ее родители тоже были не оригинальны, и спит сейчас в моей постели какая-нибудь Ксюша, а то и того круче», – мысленно улыбнулся вампир. Велес прекрасно помнил, как около пятнадцати лет назад, когда он только-только вернулся из Франции, присутствовал при разговоре матери и сестры. Горислава тогда должна была уже скоро родить и женщины выбирали для девочки имя судьбы. На робкий вопрос сестры: «А может Дарья?». Мать так негодующе глянула и ответила, словно чеканя слова: «Прекрасно! Отец тракторист, мать – доярка, и сама – Дарья!». Вспоминать о том, что сказала Ярина об имени «Наталья», Велеславу до сих пор было неудобно – у его матери всегда был тяжелый характер и острый язык. Да, как выяснилось, острая форма нелюбви к популярным именам.

«Не хочу, чтобы мои внуки, дети сумеречной стороны, носили имя судьбы, точно ничего не знающие люди. Вот вырастут – выберут себе имя пути, но давать судьбу, как у миллиона других – ошибка, и никак ее потом не изменишь!» – сказала после разговора с дочерью Ярина. Велес хмыкнул и полез в карман за паспортом девушки, чтобы узнать угадал он или нет. Удивился, прочитав имя. «Софья Васильевна Русских» – значилось в документе. Сейчас двадцати лет отроду, посчитал Велес, глянув на дату рождения.

– Софья, – словно пробуя имя на вкус, произнес он. «Красиво и довольно редко, – решил он спустя пару минут, – в целом, совсем неплохо».

Он ушел в свой кабинет, необходимо было посмотреть значение имени и отчества, фамилия для девушки не так важна. Впрочем, с именем стоило всего лишь уточнить, ибо Велеслав помнил его значение. Софья – мудрость в переводе с греческого. Вампир щелкнул выключателем, и его кабинет наполнился «дневным» светом. Нажал кнопку питания на компьютере, и пока тот загружался, закурил. Мысли сразу приобрели большую четкость, и когда экран призывно засиял – план дальнейших действий был готов. Велес подключился к Интернету и тут же ввел имя своей нежданной спасительницы в поисковик. Мужчина выбрал наугад из длинного списка несколько сайтов и открыл их. Имя оказалось древнегреческим и означающим мудрость. Характеристика имени порадовала, если девушка хоть немного ей соответствует, то больших проблем с ней не будет. Отчество тоже не подвело.

– Мудрость Царственная – впечатляет, – произнес Велес, поднимаясь из-за стола.

Десятый час. Заглянув в спальню и убедившись, что Софья спит, Велес отправился по делам. План дальнейших действий был прост: химчистка, визит к Карине, универмаг и дом. Сдав пальто Софьи в чистку, (дав при этом еще и взятку, чтобы не отвечать, откуда на вещи кровь, да еще так много) Велес позвонил Каре.

– Утро доброе.

– Велес? – удивилась напарница. – Что тебя подняло в такую рань? Точнее, ты, наверное, еще не ложился?

– Кара, ты дома? – вопросом на вопрос ответил Велес. – Не против, если я к тебе сейчас приеду.

– Понятно, – протянула она. – Приезжай, я буду ждать тебя через пол часа.

Велес посидел в небольшом кафе и выпил чашку кофе, потом зашел в цветочный магазин и купил одиннадцать белых роз – Кара любила именно эти цветы. Вампир завел машину и вырулил на пустынно-сонное шоссе. Его напарница жила в одной из модных многоэтажек в центре, так что дорога не заняла и десяти минут. Короткий звонок, и входная дверь в квартиру напарницы почти сразу открылась. Девушка стояла на пороге в легком шелковом халатике, ее светлые волосы легкой волной укрывали плечи.

Велес отдал букет, и девушка убежала ставить цветы в воду. Кара была оборотнем и прекрасно понимала, с чего вдруг появляется столь неугомонное желание в такой ранний час – последствия ускоренной регенерации были и ей хорошо знакомы.

– Пытать буду потом, – лукаво пообещала она после того, как заглянула в глаза Велеса.

– Договорились, – покаянно опустил голову вампир, но довольную улыбку скрыть не смог. Обещание дано – обещание принято.

Они, не сговариваясь, одновременно отпустили себя на волю. Страсть вихрями закружила по квартире. Время отстало на одном из особо резких поворотов, не сумев догнать двоих. После… волчица внутри Кары свернулась довольным клубочком и задремала. Велес лениво перебирал шелковые пряди светлых волос девушки-оборотня. Мысли неспешно текли в разомлевшем мозге.

– Кара, – обреченно простонал вампир, представив, что творилось в доме из-за его безалаберности. Если после такого всплеска эманаций страсти через девять месяцев в этом квартале родится куча детей, вина в этом будет только его, Велеса. – Я же кучу времени не обновлял щиты на твоей квартире.

Горячее тело девушки, прижавшееся к Велесу, начало подрагивать.

– Кара?

– Прости, представила, чтобы тут творилось, если бы я не позаботилась о защите от твоих эманации, герой– любовник.

– Кара, ты прелесть! – благодарно чмокнул ее в лоб вампир.

– Сейчас ты изменишь свое мнение, – кровожадно пообещала оборотень.

– Почему?

– Потому что сейчас тебе придется рассказать о том, куда ты вляпался, что пришлось прибегнуть к ускоренной регенерации. Этот всплеск страсти ведь был не случаен, – сощурила она глаза, поудобнее устраиваясь на плече мужчины.

– Да, не случаен. А может все же потом? – с робкой надеждой спросил Велес.

– Рассказывай!

Велеславу пришлось рассказать обо всем, что произошло вчера вечером. Одним из достоинств Кары, которые он очень ценил в ней, было умением слушать и слышать. Все время пока он не спеша рассказывал о произошедшем, девушка нахмурилась.

– Так, – протянула она, – ты сейчас возвращаешься к своей спасительнице, а я – на работу. Пробью ее по нашим базам.

– Кар, она чистокровный человек, я, это когда кровь пил, понял. Да и силы в ней было слишком мало, лишь немногим больше, чем у обычного человека. Судя по всему, сила в ней пробудилась под действием моего Зова.

– Слушай, а как думаешь, какая сила в ней проснулась?

– Ну, точно не темная магия, скорее всего, целитель или оракул.

– Интересно… – протянула его напарница и задорно улыбнулась, – молись, чтобы она не оказалась оракулом.

Накормив гостя обедом, Кара выставила его за дверь – с оставшимися последствиями Велес и самостоятельно прекрасно справится. Она дружила с этим вампиром не так давно – около пяти лет, и то, что время от времени они оказывались в одной постели, дружбе не мешало. Ведь никаких собственнических замашек относительно друг друга у них не было, ревности и подавно, так им просто было удобно. Волчица, живущая в Каре, еще при первой встрече с Велесом вынесла вердикт: «Красив, но не мой!». Что не мешало получать удовольствие от совместно проведенных ночей. Кара, что для нее было весьма необычно, доверяла этому вампиру не только жизнь, что тоже встречалось не так уж часто, но и, что важнее, душу.

Девушка начала собираться, радуясь, что нелепый слух о их с Велесом романе наконец-то сыграет ей на руку. Появляться ей в управлении в выходной, конечно, не запрещали, но вот дежурных ее появление точно удивит. Но план уже созрел в ее сознании. Что может быть естественнее желания ревнующей женщины узнать, как можно больше о девке, которую возлюбленный притащил зачем-то к себе домой. Кара довольно усмехнулась и закончила плести свою платиновую косу. Накинула плащ и вышла из квартиры в светлый коридор, потом погладила металл замка, активируя защитные чары. Весело насвистывая какой-то мотивчик, она бодро застучала каблучками в гулкой тишине безлюдного подъезда – ехать вниз на лифте ей не хотелось.

Кара вышла из дома и под неодобрительными взглядами, бросаемыми прогуливающимся с детьми женщинами, прошествовала к своей малышке машинке. Все люди, проживающие в том же доме, считали, что она любовница Велеса, что не прибавляло ей достоинства в их глазах. Но Кару это вполне устраивала – никого не тянуло сближаться: женщины не хотели иметь ничего общего с «содержанкой», а мужчины побаивались ревности влиятельного любовника. Ярко-красная ауди блистала рубином на тусклом осеннем солнце в окружении банальных черных джипов и прочих механических мастодонтов. Девушка тряхнула ключами и сняла авто с сигнализации, предвкушая небольшую гонку. Кара принципиально ездила в управление по объездной дороге, где могла позволить себе немножко увлечься скоростью. «Ну что, посмотрим, кто ты есть, Софья», – подумала оборотень, садясь за руль.

Краем уха она все-таки успела услышать сказанное одной из мамаш слово «потаскуха». Приятного, конечно, в этом было мало, но объяснять этим склочным бабам, что не верблюдица, Кара не собиралась. Она была не беднее Велеса и все свои игрушки оплачивала сама. Кара была наследницей теперь уже второго по влиянию рода оборотней, главой которого являлась ее мать. Под эти мысли девушка вырулила на скоростное шоссе и нажала на педаль газа, позволяя скорости вымести из головы все мысли и чувства, кроме свободы.

Уйдя из дома Кары, Велес отправился в магазин за продуктами. Он прекрасно понимал, что его спасительница будет очень голодна и весьма слаба. Припарковав машину, он зашел в аптеку за гематогеном. Вампир долго размышлял, найдется ли у него в квартире успокоительное (так на всякий случай) и обезболивающее, что у Софьи голова будет раскалываться после всего пережитого, он мог ручаться. Закинув купленные лекарства в машину, Велес мужественно отправился за покупками. Спустя сорок минут, он вышел из магазина с четырьмя объемными пакетами. Предусмотрительный вампир помимо продуктов купил вещи банальные в своей каждодневной необходимости: зубную щетку и пару полотенец.

Домой он вернулся уже ближе к шести часам вечера, Софья по-прежнему спала, свернувшись клубочком. Довольно улыбнувшись, что его расчеты оправдались, Велес отправился на кухню – разбирать покупки и готовить ужин. Готовить он умел, но вот не любил – это правда. Он вообще почти перестал питаться дома, с тех пор как переехал обратно в Россию пятнадцать лет назад из Франции. Но навыки готовки не потерял. Велес понимая, что девушке надо восстанавливать количество крови в организме, готовил печень. Сам он ее терпеть не мог, но тут было другое дело. Провозившись на кухне почти час, вампир понял, что уже приготовленного хватит надолго, и остановится. К тому же он был просто не в состоянии проторчать у плиты еще хотя бы минуту.

Велес отправился в свой кабинет и закурил, кабинет был вторым и единственным место в квартире после балкона, где вампир позволял себе это. Включил компьютер и проверил почту, обнаружив письмо от Кары. Напарница сообщала, что Софья Русских с сумеречной братией никогда не пересекалась, как он и предполагал. Вскоре Велеса накрыла волна испуга: значит, Софья проснулась, вполне ожидаемая реакция на просыпания в незнакомой обстановке. Потом страх притупился, и появилось любопытство, затем к ним добавился азарт. «Пожалуй, пора уже показаться на глаза спасительнице», – подумал вампир. Девушка с интересом рассматривала себя в зеркале, при этом выражение лица можно было перевести примерно следующим образом: «Как же ты до этого докатилась?!».

– Доброе утро, точнее вечер, – поздоровался Велес.

Девушка резко обернулась на голос и испуганно подпрыгнула. Судя по тому, что кроме возмущенного вскрика и сильного испуга в сторону вампира ничего не полетело, у девочки неплохо с нервами и совсем слабые задатки мага. Иначе, скорее всего, испугавшись, она запустила бы в Велеслава сгустком энергии той стихии, которая ей была бы наиболее близка.

– Вы кто? – «А ничего голос приятный», – подумал Велес.

– Я хозяин этого дома. Меня зовут Велес, а вы у меня в гостях, – улыбнулся он как можно приветливее.

– Как бога? – невпопад ответила девушка, прищурив зеленые глаза и склонив голову на бок.

– Простите? – удивился вампир.

– Вас зовут как бога, Велес, – весело пояснила девушка, страх ее куда-то исчез. Впрочем, это было ему только на руку, так что вампир ничего не имел против этой реакции.

– Ну, не совсем. Мое полное имя Велеслав.

– А я Софья. Скажите, а как я оказалась у вас? – смутившись, поинтересовалась его спасительница.

– Вчера вы спасли мне жизнь, хотя и не совсем добровольно. Когда я выпил вашей крови, вы потеряли сознание. Обморок затем перешел в глубокий сон, и разбудить вас было невозможно. Не оставлять же вас на улице, вот и принес сюда.

– Какой крови? Я этого не помню! Вы меня разыгрываете? – Велес ощутил ее неверие и подозрение.

– Не разыгрываю. Я вампир, и если бы не ваша кровь, вчера бы умер.

Софья тряхнула головой и замолчала, вспоминая. Этот мужчина (весьма красивый, что она успела рассмотреть даже без очков), безусловно, чем-то напоминал того несчастного, которого девушка видела в подворотне. А вот потом она ничего не помнит? И разве Велеслав может быть вампиром?

– Простите, а доказательства вы какие-нибудь привести можете? – просила она, вновь немного смутившись. К тому же Велес явно ощутил прибавившийся к недоверию страх.

– Могу, – легко ответил Велес и у него на ладони зажегся огненный шар.

В фэнтези часто писали о подобном, но вот чтобы что-то подобное происходило в настоящей жизни? Софья никак не могла в это поверить. От огненного шара, который мужчина легко держал, шел обжигающий жар, но Велес, казалось, не обращал на него внимание.

– Х-хорошо, – выдавила из себя девушка, опасливо смотря на мужчину. – Спасибо, что приютили. Я могу уйти? – спросила она, а Велеслав ощутил панический страх.

– Я не уверен в этом, вы сейчас слишком слабы. И я бы хотел, чтобы вы задержались у меня в гостях еще на день, чтобы узнать о мире, к которому теперь принадлежите и вы.

– Я теперь тоже вампир? – в ужасе спросила девушка, и Велес заметил, как черный зрачок занял все пространство радужки.

– Нет. Вампиризм – не вирус, через укус не передается. Просто в вас проснулась сила, поэтому вы смогли откликнуться на мой Зов.

– Сила? Зов? – пробормотала Софья, растеряно теребя собственную руку.

– Разумеется. Я уверен, что вы далеко не каждый день гуляете по всяким подворотням, да еще и в темное время.

– Вы правы, – девушка начала успокаиваться. Впрочем, это не мешало ей с интересом и долей опасения рассматривать стоящего перед ней мужчину. Вампир оказался высоким, так что ей приходилось задирать голову, чтобы смотреть ему в лицо, а не дышать в «пупок». Софья прищурилась и с удивлением подумала, что глаза у Велеслава теплые, темно-карие. «Даже у Даньки светлее…»

– Простите, Софья. Я позволил себе сдать ваше пальто в химчистку, но завтра с утра я его заберу. Думаю, будет лучше, если вы задержитесь у меня в гостях до этого времени.

– Хорошо, – вяло ответила девушка. Странно, но девушка совсем перестала бояться этого, на самом деле, совершенно незнакомого мужчины.

– Возможно, вам нужно позвонить кому-то и сообщить, что вы задержитесь на ночь, скажем, у подруги?

– Благодарю за заботу, Велеслав, но я живу одна, так что предупреждать никого не надо. Если вы так настаиваете, чтобы я у вас задержалась, надеюсь, вы не будете против, если я воспользуюсь вашей ванной.

– Не против. И предлагаю перейти на ты.

– Хорошо, Велес, – улыбнувшись, согласилась она.

Вампир проводил ее до ванной и выдал ей в пользование большое полотенце, зубную щетку и один из своих халатов. Софья поблагодарила и оказалась в водном рае. Сначала она долго осматривалась в ванной комнате. Это действительно была комната. Светлое пространство, отделанное камнем и стилизованное под морское побережье, покорило девушку с первого взгляда. Девушка с опаской глянула на джакузи, раздеваясь. Ей было очень неудобно, одежда была все в грязи, и Софья долго искала место, куда ее пристроить. Когда она залезла в душ, ноги уже окончательно замерзли от стояния на холодном полу. Горячие струи потихоньку согревали, но мысли отказывались следовать примеру тела. Они так и крутились около слов Велеса о том, что он вампир. Девушка никак не могла в это поверить. Вот маг – это еще куда ни шло, и можно с натяжкой поверить, но вампир. Да и не похож этот мужчина на вампира. Довольно смуглая кожа, глаза цвета горького шоколада и тонкие, аристократические даже черты лица. В таких людях как он сразу видна порода, как говорят.

Софья долго простояла под душем. Потом вытерлась и застыла в нерешительности, пытаясь понять, что же ей одеть. Влезать в грязную одежду ей очень не хотелось, но вот стоит ли воспользоваться предложенным халатом и удобно ли это. Девушка еще раз глянула на свою одежду, сложенную в раковину, чтобы не разводить грязь по всей ванной и отказалось от варианта ее одевать. Полы махрового одеяния тут же художественно разлеглись на полу, халат явно был пожертвован с широкого плеча самого Велеса. Девушка грустно вздохнула, разница в росте с этим «вампиром» у нее была как минимум сантиметров тридцать, вот и результат. В этом халате она могла смело сделать лишь одно – утонуть. Халат подметал пол, пока она нервно разгуливала по замкнутому пространству. Выходить так было не очень прилично, вдобавок к длине халат еще и вырез имел, который на Софье смотрелся просто непристойно. Решение девушка нашла довольно быстро, она обмоталась полотенцем на манер платья сари, а сверху одела халат. Софья вышла из ванной комнаты, не успели еще ее глаза привыкнуть к полумраку, как Велес подошел к ней.

– А куда я могу повесить одежду сушить? – робко спросила девушка.

– Пойдем, покажу.

Велес подвел Софью к двери слева, за которой оказалась гардеробная смешанная с хозяйственной комнатой. В ней кроме платяных шкафов стояли сушилка для одежды, стиральная машина и гладильная доска, при этом оставалось еще очень много свободного места. Девушка повесила свою одежду и выскользнула из комнаты. Велес включил свет в коридоре и повел свою гостью в освещенную кухню. Он усадил девушку за стол, не слушая ее робких попыток возражать.

– Софья, тебе надо восстановить потерянную кровь. Так что сейчас мы будем ужинать.

– Я не хочу, – протянула она.

– Надо. Что будешь? Есть пюре, пара салатов (они на столе выбирай и накладывай сама) и печень.

– Пюре чуть-чуть, ладно? – настороженно посмотрела в глаза Велесу девушка.

– Но тебе нужно поесть печень, она очень полезна для крови.

Девушка замялась, вампир ощутил как ей неудобно.

– Прости, знаю, что это выглядит капризом, но я не ем печень ни в каком виде, – услышав это, Велес расхохотался. – Что в этом смешного? – обиженно спросила девушка.

– Я просто ее тоже ненавижу, при этом готовить еще больше, чем есть. Но уверял себя, что это надо сделать, потому что с гематогеном у большинства девушек отношения еще натянутее.

– С гематогеном у меня хорошие отношения, – улыбнулась Софья.

Ужинали и разговаривали ни о чем. Велес убедился, что девушка не глупа и не заноза, хоть за словом в карман не лезет. Рассказывать ей о своем мире прямо сейчас вампир не видел смысла, поэтому потихоньку вытаскивал информацию о жизни Софьи. Девушка, как оказалось, работала секретарем и жила одна на съемной квартире, чтобы не мешать родителям. Ее мама недавно второй раз вышла замуж. В немалой степени то, что разговор проходил так легко, Велес был обязан природным умением вампиров располагать к себе окружающих. После ужина загрузив посуду в моечную машину, Велес пригласил девушку к себе в кабинет, чтобы начать рассказ о мире, в котором теперь ей придется жить.

Он включил свет в кабинете и жестом предложил гостье занять кресло напротив стола. Велес с легкой улыбкой смотрел на то, как девушка пытается устроиться. Это было довольно забавно, ведь Софья оказалась примерно такого же роста, что и Кара. Но оборотень давно привыкла залезать в это кресло (рассчитанное на высокого мужчину) с ногами, потому что, когда она пыталась сидеть в нем прилично, ноги до пола не доставали. Помучившись под взглядом веселившегося вампира, Софья все же нашла выход – она уселась на самом краешке. Неудобно, зато прилично.

– Ты не против, если я закурю? – спросил Велес.

– Нет, конечно. Кури.

Вампир медленно курил, подбирая слова и решая с чего же начать рассказ. Велес сделал очередную затяжку, отгоняя воспоминания прочь, но они с муравьиным упорством штурмовали разум. Тридцать лет назад, еще во Франции, у него была похожая ситуация. Тогда Велес случайно наткнулся на девушку-оборотня после первого обращения, и ему пришлось показывать ей мир сумеречной стороны. Быть наставником. Единственная ошибка, которую совершил тогда вампир с ней, до сих пор отдавалась болью в сердце и душе. Он влюбился в свою подопечную и даже сейчас расплачивается за это. Возможно, все было бы не так горько, если бы она ушла… по-другому. Но… ничего не изменить и не переписать – надо жить дальше. Велес взглянул на сидящую напротив девушку, и ему стало стыдно. Он не часто позволял себя раскрываться, но в своей квартире раньше у него не было смысла скрывать что-то как минимум от себя самого, и теперь эта привычка обернулась против него. Софья оказалась очень восприимчивой и сейчас под воздействием его эманаций чувствовала себя не лучшим образом.

– Прости, задумался, – невольная спасительница вопросительно приподняла бровь. – Я чуть позже расскажу тебе о силах, подвластных обладающим силой народам. Просто мне доступна эмпатия, и порой я невольно делюсь своими особенно яркими чувствами с окружающими. Ты только что попала под одну из моих эманаций, – кратко пояснил произошедшее только что вампир.

Софья виновато опустила глаза, как будто это она влезла в Велеса душу. Стыд обжег вампира, не хуже волшебного пинка подгоняя рассказ, который так и не был продуман.

– Пожалуй, я начну рассказ о моем мире с имен, – быстро проговорил, стараясь разрядить обстановку. – При рождении родители нарекают каждого ребенка именем – это имя судьбы, оно определяет некоторые качества, которые проявятся позже. Это имя зачастую знают только ближайшие родственники, побратимы и возлюбленные, так же им скрепляют особо важные клятвы всю жизнь. Когда просыпается сила, каждый выбирает себе имя пути или имя для всех, как его еще называют. Имя пути возможно менять, но желательно этим не злоупотреблять. Как только происходит выбор пути, имя судьбы становится тайным и постепенно обретает силу и даже некоторую власть, над своим носителем.

– А ведь свое ты выбрал не сам? – невпопад спросила девушка и тут же смутилась.

– Я редкое исключение, – удивившись, ответил он. Вампир никому не рассказывал, что, когда пришло его время выбирать свой путь, теперешний Говорящий за вампиров в Совете Венцедар настойчиво порекомендовал ему выбрать это имя.

– Ладно, про имена я все поняла. Но с чего ты взял, что во мне есть сила? – задала давно терзающий ее интерес вопрос девушка.

– Если бы в тебе не было силы, ты никогда не откликнулась на мой Зов. И, кстати, наличие у тебя силы легко проверить.

Велес легко встал из-за стола, отчего Софья немного испуганно попыталась залезть в кресло поглубже. Вампир прошелся по кабинету до окна и взял с подоконника один из горшков с комнатным растением. Кара умудрялась заставить этой зеленой живностью не только свою, но и его квартиру. Вернувшись к столу, мужчина поставил горшок на стол и предложил Софье попробовать на нем использовать ее силу. Девушка нехотя встала из кресла, потом долго рассматривала растение прежде, чем спросила:

– И что я должна сделать, Велес?

– Все просто. Дотронься до стебля и сосредоточься. Потом представь, что ты делишься с растением энергией.

Софье эти слова показались весьма глупыми, но обижать Велеса прямым неверием ей было неудобно. Она, как и было рекомендовано, слегка коснулась растения и постаралась мысленно поделиться с ним силой. Меньше чем через минуту вокруг ее руки возникло сияние, и девушка от неожиданности вскрикнула и отдернула руку – сияние тут же исчезло. Велеса окатила волна потрясения, исходящего от девушки, потом удивления, затем неверия.

– Это точно сделала я, а не ты? – спросила гостья.

– Ты. Завтра с утра, когда я поеду забирать твое пальто, потренируешься еще и убедишься в своих силах. Главное, не увлекайся – ты еще не полностью восстановилась.

– Хорошо, – покладисто кивнула девушка.

– Тебе бы еще имя выбрать не помешало. Я тогда сразу закажу для тебя документы, – продолжил разговор Велеслав.

– Юнона, – не раздумывая, ответила она.

Велеславу стало не по себе, когда он услышал имя, которое избрала для себя Софья. Он прекрасно знал о происхождении этого имени и его немало удивило, насколько близки по сути между собой имена судьбы и пути девушки. Это настораживало, своей необычностью.

– А какие документы-то? – спросила девушка.

– Паспорт, полис, – перечислил он, – ну и другие.

– Зачем? – Велеса окатило недоумением девушки.

– Ну, документы и в нашем мире тебе будут нужны. А раз ты уже выбрала имя пути – не следует понапрасну сверкать именем судьбы.

– Велес! Зачем все это? Я не собираюсь жить в твоем мире, мне и своего хватает!

– Не получится, Юнон, – сокращение ее нового имени пришло к нему совсем естественно, словно он тысячу лет только так ее и называл. – Ты уже не выберешься из нашего мира – раз в тебе пробудилась сила, – невесело усмехнулся вампир. – И по законам нашего мира, пока ты не научишься контролировать свои возможности перед обществом за тебя должен нести ответственность наставник. А твой мир, прости, но никогда не сможет принять тебя такой.

И тут наконец-то у девушки началась истерика. Велес честно признался себе, что с нетерпением ее ждал до этого момента. Было что-то пугающе-неправильное в поведении Юноны до этого. Спустя час, когда его спасительница окончательно успокоилась, Велеслав проводил ее в гостевую спальню и, выдав чистый набор постельного белья, пожелал спокойной ночи. Ему напоследок пришлось пообещать, что завтра утром он сразу же заберет ее пальто из чистки и отвезет девушку к ее дому. Велес прошелся по квартире, спать он еще не собирался – слишком рано для того, кто привык вести ночную жизнь. Он позвонил Каре и договорился о встрече на завтра, потом отослал запрос на документы для Юноны. Велеслав удивился, насколько легко он принял новое имя девушки. Когда первоочередные дела закончились, вампир занялся уборкой в квартире – делом скучным, но нужным.

Кара ворвалась в управление взбесившимся вихрем – ей для этого даже играть ничего не пришлось, настроение как раз соответствовало. Дежуривший Радаслав аж подпрыгнул, так «мягко» закрылась входная дверь за оборотнем.

– Карина, опять какое-то происшествие??

– Нет, – рявкнула девушка в ответ. Хотя ее появление в управлении говорило об обратном. В здании сейчас было тихо и благостно. Субботний день для живущих на сумеречной стороне мира все равно, что ночь с воскресенья на понедельник для обычных людей.

– Рад, не знаешь, Барс на месте?

– Знаю. Нет его.

– Сообщи мне, если шеф появится. Хорошо?

– Договорились, – отозвался вампир.

На месте девушка сразу же с головой погрузилась в работу. Ей и самой было интересно, что она сможет узнать о спасительнице напарника. Софья Русских, как и предполагал Велес, связей с сумеречной стороной не имела – о чем Кара и написала в электронном письме к вампиру. Пока сообщение отправлялось, позвонил Радаслав и сообщил, что Барс прибыл и сейчас должен находится у себя в кабинете. Девушка не спеша выключила компьютер и выскользнула из кабинета. Вскоре она уже легко стучала в дверь в обиталище начальства.

– Разрешите войти, Барс? – кротко испросила девушка.

Но оборотня это не обмануло – он кивнул головой, разрешая войти, между тем обновляя щиты (на себе и на кабинете) и проверяя глушилку. Девушка вошла и вновь подчеркнуто аккуратно закрыла за собой дверь, изображая ангела смирения. Чтобы через секунду обернуться разгневанной фурией.

– Что творят твои идиоты?! Барс, как ты мог это допустить?! «Свободе» что совсем жить надоело, и они решили устроить себе необременительное самоубийство, и для этого поспешили убрать Велеса?! – кричала оборотень.

– И как результат? – меланхолично спросил Барс, сбив с Кары весь был.

– План, надо признать, был идеальным.

– Слышится «но» в твоих словах.

– Ты же сам прекрасно знаешь, насколько этот вампир удачлив. Выкрутился и на этот раз. Правда, притащил к себе свою невольную спасительницу…

– Рассказывай, – почти в приказном порядке прозвучал голос Барса.

После рассказа девушка решила получить ответы, на возникшие у нее вопросы.

– А теперь поведай мне, о шеф, как твои парни додумались напасть на Велеслава и почему ты не в курсе происходящего.

– Ну, меня не было в городе, и приказ отдал кто-то из Верхушки – с этим я разберусь. А почему они вдруг решили убрать Велеса – вопрос куда более интересен. Сама же знаешь, почему Велес сюда приехал изначально… Так вот, недавно один из оракулов «Свободы» сообщил, что Пророчица толи уже возродилась, толи вот-вот возродится.

– Пророчица? – ошарашено и немного испуганно переспросила Кара.

– Пророчица. Вот и решили Велеса от греха подальше убрать…

– Идиоты!

– Согласен. И что наш вампир?

– А ничего. Рапорты писать в столицу не собирается.

– А со спасительницей этой что? – поинтересовался Барс.

– Ничего вообще.

– Ну, и замечательно! Пусть нянчится, а в «Свободе» порядок я наведу, так что покушений от них больше не будет.

– Разрешите удалиться? – к Каре вернулось хорошее настроение.

– Разрешаю. И поисками пророчицы займешься вместе с напарником, но тихо.

*Смертельная метка – знак, появляющийся на ауре убийцы, который отнял жизнь у вампира не на дуэли.

 

Глава вторая

Софья проснулась резко. Еще секунду назад спала, но вот открыла глаза, и сон безвозвратно исчез. Взгляд сам собой упал на часы, висевшие на стене над кроватью: начало двенадцатого. Девушке понадобилась пара минут на то, чтобы понять, где она находится и почему. Невесело усмехнувшись, встала, и передней ней опять возникла вчерашняя проблема с одеждой. Одевалась Софья долго и с явной неохотой – этот халат она успела возненавидеть еще вчера. С одеждой у нее всегда были очень своеобразные отношения. Девушка не очень жаловала всевозможные халаты и прочую домашнюю одежду, предпочитаю разгуливать по дому в белье. Благо жила она одна и с легкостью могла себе это позволить. Все же одев халат, она собрала постель и начала рассматривать комнату, в которой провела ночь. Светлое помещение смотрелось красиво, дорого, но бездушно. В этой комнате не чувствовалась жизнь: идеальный порядок и чистота.

«Вряд ли Велеслав часто заходит сюда», – подумала она.

Книги на полках – бумажный молчаливый мир. Нет сотни миров, Софья стала внимательно рассматривать корешки книг, читая названия. Она еще вчера обратила внимание на то, как много книг у Велеса в доме. Шкафы с книгами в кабинете, коридоре и тут, и, наверное, где-нибудь еще. Вскоре ей на глаза попалась полка с поэзией. Девушка наугад вытащила томик, как оказалось, Бальмонта. Открыла. Взгляд побежал по ровным шеренгам воинов-букв, готовых убивать и умирать.

Можно жить с закрытыми глазами,

Не желая в мире ничего,

И навек проститься с небесами,

И понять, что все кругом мертво.

Можно жить, безмолвно холодея,

Не считая гаснущих минут,

Как живет осенний лес, редея,

Как мечты поблекшие живут.

Можно все заветное покинуть,

Можно все навеки разлюбить.

Но нельзя к минувшему остынуть,

Но нельзя о прошлом позабыть!

Она горько рассмеялась и, положив книгу на подоконник, взглянула на улицу. И восхищенно замерла. Перед ней как на ладони лежал серый осенний город. Мчались, обгоняя друг друга, разноцветные автомобили, спешили по своим делам люди под зонтами. А дождь тихо моросил, такой небрежно серый, нудный. Осень. Софья долго смотрела вниз, любуясь этой обыденной красотой жизни.

– Разве мой мир может меня оттолкнуть? – удивленно спросила она себя. И ответила себе, – Может.

Постояв еще пару мгновений у окна, девушка решила, что надо просто жить. Жить дальше. И для этого не мешало бы уже умыться. Потом Софья заглянула в комнату, где сохли ее вещи. В ней девушка нашла гладильную доску, и порадовалась, что сможет одеть не мятые брюки. Пока гладила, она рассматривала комнату. Закончив, девушка с скинула с себя халат, который, и с удовольствием стала одеваться. Вот тут и преподнесла Софье первую и сразу последнюю гадость ее новая кофточка. Шерстяная вещь не выдержала мытарств и села. Комизм ситуации единственное, что не дало девушке расплакаться от обиды.

Брюки девушка не сняла, но халат пришлось накинуть вновь. Настроение совсем упало, и Софья побрела исследовать оставшуюся часть квартиры в надежде найти Велеслава. Хотя еще больше ей хотелось его не найти. Тогда был бы шанс, что мужчина уже отправился за ее пальто и скоро она сможет вернуться к себе домой. Девушка уныло брела по коридору, медленно и осторожно переставляя ноги. Но ей это не помогло – неприятности, рассчитанные на этот день, еще не закончились. Софья поскользнулась на ламините и, наступив на край халата, растянулась на полу, едва не встретившись носом с горшком, в котором произрастала драцена.

Растенье тут же навело на мысли, что не плохо бы попробовать свои силы. Этим девушка и занялась. Она прикоснулась к стволу драцены, старательно представляя, как делится с ней энергией. Простояв так минут десять, Софья была готова уже разочароваться в себе и лжи о том, что она обладает какой-то силой. Как вдруг ее ладонь окуталась легким свечением, и драцена начала расти прямо на глазах, в которых довольно быстро начало темнеть, впрочем. Софья, не удержавшись, все же села на пол.

«А Велес предупреждал… – скорбно подумала она. – Перестаралась».

Еще минут десять девушка собиралась с силами, чтобы подняться с пола. Поднявшись, она обнаружила, что драцена теперь выше нее.

– Вот это да! За десять минут цветочек на полметра вымахал!

Живот предательски заурчал, намекая, что не мешало бы поесть. Немного подумав, она пришла к выводу, что имеет полное право немного ограбить холодильник Велеслава. Пока шла на кухню, девушка заметила на барной стойке лист бумаги. Не сдержав любопытства, Софья взяла его в руки. Оказалось, это была записка от Велеса: «Софья, если тебе что-то понадобится – бери не стесняйся. Надеюсь, ты не долго будешь меня ждать».

– Замечательно, – зло пробормотала она.

«Ну, раз так то, думаю, одна из его рубашек вполне сойдет за необходимое. Не могу больше ходить в этом халате!» – мысли тоже были злыми. Девушка решительно отправилась в гардеробную. Там она видела выстиранные рубашки на сушилке, так что по шкафам ей лазить не придется. Софья выгладила для себя темно-синюю рубашку и примерила. Рубашка оказалась ей почти до колен, а рукава ей пришлось долго подкатывать, но в ней девушка не путалась, чему была несказанно рада. Она аккуратно сложила халат и оставила его на гладильной доске.

Для полного счастья ей не хватало лишь очков – уже надоело щуриться, поэтому девушка отправилась на поиски своей сумки. Сумка и сапоги обнаружились недалеко от входной двери. У Софьи тут же возникла идея покинуть эту квартиру как можно скорее: на улице еще не так холодно, а имеющихся денег вполне хватит на такси. Но ничего не вышло: дверь была заперта, а ключи от нее не удалось найти. «Ну, раз так, – подумала девушка, – буду действовать дальше по плану – совершу налет на кухню». Усмехнувшись и достав из сумки очки и телефон, она отправилась на кухню.

Проинспектировав холодильник, Софья решила, бутерброды – это не лучший вариант, да и не самый полезный. Поэтому она взялась за приготовление завтрака. После недолгого размышления остановила свой выбор на яичнице с беконом, овощном салате и тостах. Включив плеер в телефоне и заткнув уши наушниками, девушка погрузилась в готовку. Она вообще любила готовить и делала это весьма не плохо. При этом мысли ее в такие моменты жили своей собственной жизнь, видимо, для того чтобы не мешать рукам. В и сейчас, Софья рассуждала о имени мужчины, в гостях у которого невольно оказалась. «Никогда не слышала такого имени. Велеслав. Но звучит красиво. А сокращение это вообще нечно – Велес. Уйма скромности, однако. Как бог. Интересно, а почему не сократить до привычного – Слава. Хотя… Велес ему подходит куда больше». Софья улыбнулась своим мыслям.

Он проснулся рано и непозволительно злым, хотя имел на это полное право. Венцедар, Говорящий за Вампиров в Совете, одинаково хорошо умел ломать жизни, планы и судьбы всего парой сказанных слов. Ночью, когда телефон внезапно разразился трелью звонка, у Велеса было малодушное желание не брать трубку, тем более что номер не определился. Но вампир подавил этот порыв на корню. О чем и пожалел, ответив на звонок.

– Поздравляю, – без приветствия начал Венцедар. Велес разозлился, от личного звонка первого вампира ничего хорошего ждать не приходилось.

– С чем? – так же, не здороваясь, спросил Велеслав.

– Не с чем, а с кем. С подопечной. Не красавица, конечно, но весьма мила, – ответил звонивший, и в трубке послышались гудки – Венцедар счел разговор оконченным.

Велеслав прекрасно понимал, что сие «поздравление» означает. Теперь никуда от роли наставника для Юноны не денешься. Вампир стряхнул на пол останки телефона – и этот аппарат не сумел пережить беседы Велеса с первым вампиром. Остаток ночи прошел под знаменами: «Что б вам всем провалиться!» В результате единственным деянием, за которое Велес мог себя похвалить, стала предусмотрительно написанная для гостьи записка. Но самым противным для Велеслава было то, что все утро ему снилась Хелен – его первая подопечная, и он надеялся, что последняя.

Он встал и быстро оделся. Футболка, джинсы, носки – все приготовлено было еще ночью и сейчас находилось под рукой. Велес открыл дверь из спальни. Да так и застыл на пороге, не веря своим глазам, – слишком неожиданной оказалась картина, представшая перед ним. Хелен увлеченно готовила что-то, мурлыкая себе под нос незнакомую ему песенку на французском. Было что-то невероятно уютное в том, как спокойно и уверено она двигалась, как по-домашнему смотрелась в его рубашке. Велес с трудом заставил себя сделать следующий шаг, понимая, что этого не может быть на самом деле. Но душа до сих пор слишком живо реагировала, память вновь подкидывала картинки предательства и его мести. Образ Хелен настигал его неожиданно, вырывая из реальности.

Велес тряхнул головой, отгоняя непрошенные воспоминания, и разум тут же прояснился – все встало на свои места. У него на кухне хозяйничала почти незнакомая девушка, волей случая, спасшая его жизнь и прочно в ней обосновавшаяся. Жизнь продолжается, оставив Хелен в прошлом на одном из крутых поворотов судьбы.

– Доброе утро, – сказал он и сам удивился тому, как хрипло прозвучал голос.

– Ой! Доброе, – протянула Юнона. – Скажи, а почему ты представился Велес. Так необычно, тем более, думала, имена с корнем «Слав» и сокращают до «Слава»? – спросила она и осеклась. Судя по тому, что до него долетели ее смущение и растерянность, спросила девушка именно о том, о чем размышляла до этого.

– Узнаешь больше о нашем мире и все поймешь сама, – невольно улыбнулся Велес. – Просто у нас каждый второй «Слава», третий – «Мир», а четвертый – «Люб». Вот и стараемся не сливаться в одноименную толпу, пользуясь первой частью имени.

– Ладно. Давай завтракать! – Юнона улыбнулась и указала на стол.

– Ты кофе будешь? – спросил вампир.

– Нет, спасибо. Я бы чай предпочла.

Велес возился с кофеваркой, пока девушка дожаривала яичницу и накрывала на стол. Потом вампир ушел умываться. На пути в ванну ему попалась драцена, над которой явно поработала Юнона. Когда он вернулся на кухню, все уже было на столе. Завтракали они молча. Велеслав пытался выбросить из головы события этого утра, чтобы разделить Юнону и Хелен для своего восприятия. Иначе следующая пара лет грозилась стать для них обоих адом. Юнона тоже была задумчива, по лицу девушки время от времени пробегали тени мрачных мыслей. Велес отчетливо ощущал застывшее ожидание, в котором его гостья находилась все утро. И лишь на краю его восприятия нотками послевкусия улавливались капелька любопытства, страха и не понятного самой девушке предвкушения. Велес сделал глоток обжигающего кофе, стараясь разделить свои ощущения и чувства девушки.

– Может быть, ты уже скажешь, что собираешься? – Юнона улыбнулась.

– Да, – немного растеряно ответил вампир. – Только задам вопрос сначала. Ты убедилась в своих силах? – она кивнула в ответ. Велес почувствовал ее радость и страх. – Тогда давай закончим завтрак и поговорим у меня в кабинете. Хорошо?

– Да.

Вскоре Велес вновь улыбался, глядя, как Юнона пытается устроиться в кресле. Подходящих слов не было, и он не знал с чего начать этот разговор, хотя результат был предрешен. Венцедар, прозванный за глаза скипидаром за умение всего парой слов поставить все с ног на голову и заставить носиться сломя голову, точно наскипидаренная кошка, не стал бы звонить лично, если бы не был уверен в будущем Велеса, которое увидел. Вампир зажег сигарету и медленно затянулся.

– Ты не против, если я буду звать тебя Юна?

– Не против, – ответила девушка.

– Начну, пожалуй, с того, что касается тебя больше всего. В нашем мире существует ряд правил, которые должен неукоснительно выполнять каждый. Одно из них состоит в том, что обретшие силу должны находиться под приглядом наставника-попечителя, до полного обретения контроля над силой. Обычно этим занимаются родители, но есть и те, у кого, как и у тебя, нет родственников на сумеречной стороне мира. Их обучением может заняться любой маг, способный на контроль обретшего силы, – Велеслав замолчал, давая собеседнице возможность разобраться в им сказанном.

– Вроде бы поняла. Но, Велес, я не знаю никого кроме тебя в этом мире… Ты смог бы найти для меня наставника, или это уже слишком большая наглость с моей стороны?

Велес вновь улыбнулся. Мало того, что девушка оказалась на диво понятливой, она к тому же избавила его от головной боли.

– У меня есть кандидатура на примете. Что скажешь, если твоим обучением займусь я?

– Было бы не плохо. Но, прости за вопрос, будет ли это удобно для тебя?

Вампир опять невольно улыбнулся, почувствовав беспокойство девушки и осознав, что она действительно беспокоится о его удобстве от высказанного предложения. Его забавляла эта наивная бескорыстность Юны.

– В этот для меня нет никаких неудобств, – искренне соврал Велес.

– В том, что ты сказал, слышится продолжение: «А вот для тебя»… И какую же ложку дегтя ты для меня заготовил? – в ее голове слышался смех.

– Очень проницательно, – усмехнулся он. – Но сначала поведай мне о том, чем ты занимаешься по жизни – мне надо это знать, чтобы рассчитать возможные пути твоего обучения.

– И что именно тебя интересует?

– Работаешь или учишься? Где живешь и с кем? Какое время суток предпочитаешь бодрствовать?

– Работаю. Одна. Бодрствую, как и все люди, днем; ночью – сплю.

– Понятно, – протянул вампир, удивившись краткостью ответа девушки. – Работа и место жительства для тебя принципиальны?

– Не понимаю, объясни! – озвучила Юнона волну своего негодования, которое Велес почувствовал секундой ранее.

– Тогда объясняю. Я веду преимущественно ночной образ жизни. С десяти часов вечера до шести утра – длится мой рабочий день, и это не изменить. Из безопасности так просто не уходят. Вечер же слишком кроток, и его не хватит для занятий. Остается только день, для твоего обучения. Но днем работаешь ты. Вот тут возникает противоречие, и самый простой способ его решить – это тебе уйти с работы.

– Выходит, что я должна уйти с работы! – негодование девушки, волной цунами прошлось по восприятию Велеса. Вампир ждал, когда же оно проснется, и дождался. – И на что я буду жить? – разумный вполне вопрос, по мнению Велеслава.

– Обеспечить тебя и себя для меня не проблема.

– Не подходит! Я и так буду зависеть от тебя слишком во многом из-за обучения, как я понимаю! – отрезала девушка. «А вот и характер», – подумал в ответ Велес, радуясь непонятно чему.

– На работу у тебя просто не останется времени, – спокойно пояснил он. – По будням с трех до девяти я буду заниматься твоим образованием, в результате у тебя более– менее останется только утро.

– Я еще не согласилась! – возмутилась Юна и, решив, что можно позволить себе немного свободы, с ногами залезла в кресло.

Велеслав вновь улыбнулся, поняв, что от плохого настроения не осталось и следа. Его забавляли ее рассудительность и детская непосредственность с долей наивности, которые, смешиваясь, делали реакцию Юны на происходящее не предсказуемой. Вот и сейчас, он наблюдал, как девушка что-то подсчитывает в уме.

– И что ты там подсчитываешь? – усмехнувшись, спросил он.

– Ой. Просто пытаюсь найти вариант, который устроит всех нас. Мне надо оплачивать свою квартиру и на что-то питаться. И это, не учитывая, прочую жизнь.

– Тогда, знаешь, я поделюсь своей идеей. Ты переезжаешь ко мне, чтобы не тратить время на лишние круги по городу. И беру тебя на работу в свою фирму секретарем, у меня последнее время не хватает сил вникать в работу как следует, таким образом, ты не будешь полностью от меня зависеть.

– Это все очень неожиданно. И я все равно получаюсь от тебя в зависимости.

– Ну, переехать ко мне тебе придется все равно. Потому что поддерживать должный уровень безопасности в твоей квартире, у меня вряд ли получится.

– Ты уже все решил? – она смеялась.

– Большую часть, – честно ответил Велес.

– И тебе не интересно, что я скажу?

– Что скажешь – интересно. Я тебе с радостью объясню свою уверенность в том, что стану твоим наставником, но попозже. Сейчас на это уйдет слишком много времени, а мне надо отвезти тебя домой, чтобы ты успела сегодня собрать вещи и перебраться ко мне.

– Велес. Прости, давай немного помедленнее.

– Хорошо. Мне ночью позвонил Венцедар, он оракул, и поздравил с тем, что я стал наставником.

– Не понимаю.

– Венцедар увидел мое будущее, где я был твоим наставником, и решил меня поздравить. Он очень сильный оракул – все его предсказания сбываются.

– Как все запущено, – пробормотала Юна себе под нос. – Тогда, думаю, стоит поторопиться, если ты планируешь успеть все сегодня.

– Успеем, – ответил вампир поднимаясь из-за стола.

Кара сладко потянулась. Пора было вставать, день уже полноправно царил на улицах города. Жаль только, он потерял где-то солнце, поэтому за окном было серо. Выскользнув из кровати, она отправилась в душ. Теплые струи воды радостно играли в догонялки по бархатной коже оборотня, отчего волчица внутри довольно щурилась. Кара тоже была довольно собой, хоть и провела выходную ночь на работе. Зверь внутри нее подсказывал, что с поиском Пророчицы скучать ей не придется.

До вечера было еще не мало времени, и она решила побаловать себя. Быстро перекусив и высушив волосы, Кара собралась на прогулку. В сумку отправились смена одежды, бутерброды и термос с чаем. Девушка оделась и вышла из квартиры. Сбежала вниз и вышла на улицу, тусклый день не собирался радовать ее проблесками солнца. Села в свою машину и выехала из двора. Сегодня она хотела свободы. «В лес!» – довольно проурчала волчица внутри. Машин было много, и Кара с нетерпением ждала, когда сможет выехать на трассу и дать волю скорости.

Через полтора часа гонки с ветром Кара решила, что уже достаточно удалилась от города и может дать волчице немного свободы. Она съехала с трассы и по накатанной ранее грибниками колее отправилась к лесу. Вскоре дорога кончилась, и девушка вышла из машины. Убедившись, что никого поблизости нет, она спрятала ключи и скинула одежду. Хлопок закрывшейся дверцы разделил девушку и зверя. Теперь телом управляла волчица. Превращение привычное не вызвало боли, лишь зуд нетерпения в лапах. Мощное тело взвилось в прыжке и понеслось к свободе по сырому сумраку леса. Белая волчица ярким пятном рвалась вперед, призраком мелькая рядом с темными стволами деревьев. В нос били запахи хвои и преющих листьев, ветер нетерпеливо трепал шерсть на загривке. Свобода пьянила, обещая счастье.

Волчица остановилась, когда почувствовала странный запах, которого тут не должно было быть. Пахло большим зверем. Волком. Кара-волчица не смогла удержать любопытство в узде и побежала, ведомая чутьем. Прыжок: толчок лап о влажную землю, короткий полет, приземление. Прыжок, лапы вновь посылают тело в полет. Она неслась, наслаждаясь скоростью и силой своего тела. Протяжный вой, застал ее в очередном прыжке. Волчица вылетела на поляну.

Казалось, он поджидал ее. Огромный самец. Матерый. Пришло слово на ум девушке. Миг – узнавание. Миг – признание. Волчица выдохнула: «Мой!», и уступала тело сознанию девушки. Страх – Кара-человек испугалась выбора, сделанного Карой-волчицей. Всего миг длилась растерянность, до того как она заглянула волку в глаза. И поняла, что наткнулась на волколака. «Проклятый?! Мой! Здесь?! Не отдам! Так близко от города…» – мысли девушки и волчицы сливались, путались. Мешали.

Они сорвались с места одновременно. И сумасшедший бег вымыл из головы все мысли. «Успеть!» – все существо Кары было в этом слове. Она не боялась волколака – проклятый не смог бы причинить ей вред. Но… Кара теперь не могла убить – волчица выбрала его парой. Его смерть – смерть ее души. Встречный ветер обиженно свистел в ушах. Они бежали – Кара-человек искала выход, волчица наслаждалась брачной игрой. Он был сильнее, выносливее. Он… тоже играл. Кара остановилась. Волк подходил осторожно, принюхиваясь.

Кара ждала. Плела заклятье сна и ждала. Шаг. Удар сердца. Узел в канве силы. Шаг. Удар сердца. Узел. Он приближался медленно, недоверчиво. Сознание волчицы билась внутри, протестуя, обвиняя в предательстве. Кончик его носа коснулся ее, и Кара выпустила заклятье. Волк застыл, не веря в такую подлость и борясь со сном. Но проиграл. Секунда, и над спящим волком склонилась обнаженная девушка. Кара зябко дернула плечами, стоять так было совсем неприятно. Она еще раз глянула на волколака и выругалась. У судьбы был весьма мерзкий характер – это Кара давно подозревала, как и особую любовь вечно юной к пакостям. Снять проклятье самой девушке было не под силу. Оставить волку тут она тоже не могла, понимая, что тогда будет рисковать жизнями простых людей и Его жизнью. Зябко переступив ногами на влажной с тонкой ледяной корочкой земле, девушка открыла телепорт. Она с трудом втащила волка в открывшийся проход.

В квартире было тепло. Проверив наложенные чары, Кара прошлепала босыми ногами в ванну. Девушка долго стояла под горячими струями. Ее колотило, и она прекрасно понимала, что это не из-за холода, оставшегося где-то в лесу. Собрать мысли не получалось, паника захватывала сознание. Вода, стекающая по лицу, смешивалась со слезами бессилия. Так и не согревшись, Кара вышла из душа и закуталась в полотенце. Покинув ванну, она сразу увидела волка, лежащего посреди коридора. В груде немного потеплело, но мыслей в голове так и не прибавилось. Кара задумчиво прошлась по квартире. На кухне ее взгляд упал на телефон. Девушка подняла трубку и по памяти набрала номер. Гудок. Четыре удара сердца. Гудок. Пять ударов сердца. Гудок. Удар. Второй. Третий.

– Алло.

– Здравствуй, Велес. Ты мне нужен. Приезжай. Жду.

– Буду.

Софья рассматривала браслет, надежно закрывавший правое запястье. Символ ученичества, как сказал Велеслав, когда одел его на руку девушки. Она сидела и любовалась игрой света на камнях в узоре украшения. Браслет был тяжелым и, если бы не инкрустация, больше всего напоминал бы серебряный наруч.

– А разве вампиры не боятся серебра? – слетел вопрос с губ, и девушка тут же поняла, какую глупость сморозила.

– Не боимся. А легенды о том, что серебро может причинить вред оборотням или вампирам – выдумка, но возникла она не на пустом месте. Просто этот металл легче всего поддается чарам, вот их то мы и опасаемся.

Девушка молчала, пытаясь отойти от той волны смущения, которая обожгла все ее существо, когда она задала такой некорректный вопрос. Софья глянула в окно машины. Там вовсю дышал жизнью в осенней серости город. Она закусила губу. Чуть больше недели осталось до ее очередного дня рождения – это почему-то совсем не радовало. Она бездумно теребила браслет, бессознательно пытаясь его снять.

– Не получится, – усмехнулся Велес, на секунду оторвав взгляд от дороги, – снять его могу только я или один из Совета. Такие браслеты носят все недавно пробудившие силу, по ним попечитель или кто-то из семьи всегда может узнать, где пребывает ученик.

– Надеюсь, он и на самом деле ученический, – с сарказмом пробурчала себе под нос девушка, ибо Велес с легкостью тянул на героя одной из сотен фэнтези книг.

– Приехали, – улыбнулся вампир.

Домой! Как же она хотела поскорее оказаться дома, там в своей маленькой крепости. Софья остро нуждалась в капельке одиночества, чтобы спокойно подумать. На третий этаж они поднялись довольно быстро, девушка открыла дверь и пригласила Велеса зайти, втайне надеясь, на отказ. Вампир вновь улыбнулся и с радостью согласился. В маленькой, но светлой прихожей было тесно, и пока Велес закрывал дверь, Софья поспешила разуться и пройти в дом. Вешая пальто, девушка увидела, как странная тень метнулась из коридора на кухню. Она недоуменно обернулась к Велеславу.

– Я не буду проходить, – спокойно и как-то по-хозяйски произнес вампир, что совсем не понравилось Софье. – Сейчас познакомлю тебя кое с кем и пойду. Ты успеешь собрать вещи до вечера?

– Не думаю.

– Тогда я заеду завтра за тобой на работу, – он сделал паузу. – Выходи, будем знакомиться! – обратился вампир к кому-то на кухне.

Софья недоуменно пожала плечами, но тут из кухни появился хомяк размером с взрослого кролика.

– Это кто? – ошарашено спросила девушка у вампира.

– Пусть сам представится, – улыбнулся мужчина, глядя на хомяка.

– Домовой я, хозяйка. Храном кличут.

– Домовой? – удивленно переспросила Софья.

– Да, хозяйка. Я вам по хозяйству помогаю, – с достоинством ответил хомяк, вызвав у девушки желание истерично рассмеяться: уж больно все происходящее походило на бред сумасшедшего.

– Я поеду, – вмешался Велес. – Пусть он тебе вещи к переезду собрать поможет.

– Хозяйка, вы куда переезжаете? – возмущению в голосе домового мог бы позавидовать глава семейства, которому младшая горячо любимая дочь сообщила, что уезжает из дома к любовнику.

– Ко мне Юнона переезжает. Она теперь моя подопечная. Но если хозяйка будет так добра и возьмет тебя с собой, я не против.

– А у вас разве, господин, своего домового нет? – подозрительно уставился снизу вверх на Велеса хомяк.

– Нет, – ответил мужчина, открывая дверь, чтобы выйти из квартиры.

Софья закрыла за ним дверь и посмотрела на Храна.

– И давно ты тут живешь?

– Да как вы переехали сюда, так и живу.

– Понятно… – недовольно протянула она. – Правда, к Велесу со мной переехать хочешь?

– Хочу! – твердо ответил домовой. Девушка улыбнулась и наконец-то убрала пальто на вешалку. Поры было заняться сборами к переезду.

Велес вышел из квартиры своей подопечной в отличном настроении. До начала рабочего времени было еще долго, а все намеченные дела он уже закончил. Вампир спустился в машине, размышляя, чем же сейчас заняться. Придумать ничего он не успел, как зазвонил телефон. На экране высветилось: «Кара дом», Велес удивился (оборотень почти всегда звонила с сотового) и взял трубку. Короткий разговор породил массу вопросов. Вампир вообще любил скорость, а раз появился повод немного нарушить правила, почему бы им не воспользоваться? К Каре он добрался минут через двадцать.

Девушка открыла дверь сразу после звонка, словно караулила около нее, и жестом предложила войти. Вопрос: «Что случилось?» не успел еще прозвучать, когда Велес увидел лежащего посреди прихожей крупного волка.

– Кара?

– Она выбрала… – ее обреченность резко ударила по сознанию вампира.

– И? – Велес, конечно, понимал, что Кару все это не очень радует, но обреченность – это не совсем то чувство, которое он готов был понять в этом случае.

– Он проклятый! – ее злость резанула по восприятию, подхлестнув мозг к быстрой работе.

– Что ты хочешь от меня? – отрывисто прорычал он в ответ. Но через мгновение взял себя в руки. – Кара, я не уверен, что смогу помочь.

– Понимаю, – смятение и робкая надежда. – Я даже не могу увидеть, к какому народу он принадлежит…

Вампир чувствовал, что прокляли бедолагу на крови. Велес долго рассматривал проклятье, прежде чем задать вопрос, повергший Кару в ступор.

– У тебя какие полы? Точнее, паркет из каких пород.

– Зал – ясень; спальня – дуб, – ответила она после минутного молчания.

– Значит, зал, – пробормотал вампир.

Велес отправился в комнату, и Кара как привязанная последовала за ним. Девушка в недоумении наблюдала, как он свернул ковер. Потом достал меч и очертил довольно большой круг: заговоренная сталь легко резала древесину. На полу теперь красовался разрез глубиной не больше сантиметра.

– Принеси соль и воду. Проточную, – сразу уточнил он.

Девушка метнулась на кухню, а Велес тем временем перенес спящего волка в зал и уложил его в круг. Вампир забрал у вернувшейся девушки сначала соль и засыпал ее в борозду на полу, потом туда же влил воду. Велеслава одолевали сомнения, но он должен был попробовать. Должен. Ради Кары.

– Что бы не произошло – не вмешивайся, и вообще лучше уйди куда-нибудь, – сказал он девушке.

– Не могу.

– Тогда отойди к двери.

Велес замолчал, подбирая слова для заклятья:

То, что кровь принесла,

Смоет речная вода.

То, что слово сотворило,

Соль в себе похоронила.

Ночь смела, но Больше Света.

Не нарушивший завета

Вмиг проклятие отринет

Точно маску шерсть он снимет.

Слова дались с трудом, выпив так и не восстановившиеся полностью силы. Но ничего не произошло. Велес собственно и не думал, что получится с первого раза. Он вновь долго рассматривал узор проклятья, и теперь с точность мог сказать, что в образе волка пребывал вампир, а чары на него накладывали в связке довольно сильный вампир и оборотень.

– Кара?

– Да? – рассеяно ответила она.

– Часть проклятья, завязанную на крови, я снял. Дальше ты и сама справишься, осталось лишь обычное проклятье.

Оборотень метнулась к Велесу, порывисто обняла и отпрянула. Он усмехнулся.

– Да… Скажи… Барсу… – слова давались ей с трудом.

– Скажу. Я сам закрою. Звони.

– Хорошо, – Кара ответила сразу на все.

Велес поехал в «У кошки», у него еще было время до начала работы, а вот сил совсем не было. В кафе было почти пусто, несмотря на вечер воскресенья, хотя для этого заведения – такое норма, ибо через час-другой большинство завсегдатаев отправится на работу. Вампир сразу обратился к бармену, после пары вопросов и чаевых парень указал Велесу на один из столиков. Там в одиночестве скучала девушка, потягивая какой-то коктейль. Связываться с ней не хотелось, и Велес спросил у бармена-оборотня, нет ли в зале еще доноров. Парень в ответ понимающе блеснул глазами, но ответил, что она осталась единственной, кто желает продать свою кровь этим вечером. У Велеслава не осталось выбора, силы было необходимо восстановить как можно скорее, и он отправился к столику девушки.

– Могу я предложить вам что-нибудь выпить, сударыня?

– Мартини, – вампир ничуть не удивился и сделал заказ подошедшей официантке.

Велес внимательно посмотрел на девушку и с трудом подавил гримасу отвращения. Перед ним сидела обладательница совсем крошечного дара, но не это его отталкивало. Девушка торговала не только своей кровью, что в общем-то было вполне понятно и даже почетно, но и телом, а главное – ей это нравилось. Принесли заказ, и Велес сразу расплатился, не желая затягивать знакомство. Девушка сделала глоток.

– И что ты хочешь? – томно вопросила она, оценивающе посмотрев на вампира.

– Кровь! – резковато ответил он.

– Только… – разочарованно протянула собеседница и вновь отхлебнула мартини из бокала.

– Только! Идем?

– Ты спешишь? Ну ладно, идем.

Кара еще какое-то время стояла, не зная, что делать дальше. Она была наследницей клана и обладала достаточной силой, чтобы приказывать. Это облегчит задачу, но сначала придется снимать вторую часть проклятья, и не факт, что на приказ останутся силы. Хотя сегодня она могла не торопиться. Попытка, как говорится, не пытка и Кара занялась приготовлениями. Серебряных игл, которые впитали бы наговор гораздо лучше, к ее сожалению, в доме не было, пришлось читать наговор над обычной. Вскоре все было сделано. Кара подошла к по-прежнему спящему оборотню и царапнула его по носу иголкой. Царапина тут же набухла красными капельками крови.

Теперь предстояло самое сложное. Оборотень отошла подальше от проклятого и начала снимать с него чары сна. Когда все было сделано, волк поднял голову и посмотрел Каре в глаза. Медлить было нельзя, и девушка быстро произнесла приказ.

– Обернись.

Тело волка начало меняться. Это происходило намного медленнее, чем смена ипостаси оборотнем. Кара прекрасно понимала, что приятного в этом мало. Сначала исчезла шерсть, затем мучительно медленно стали меняться кости и ткани. Но девушка не могла оторвать взгляда от процесса. Волчица внутри собралась как перед прыжком. Прошло минуты три, пока трансформация наконец-то не завершилась.

Девушка даже дыхание затаила, наблюдая за тем, как поднимается на ноги вампир. Она удивилась, но виду не подала. Мужчина выпрямился и начал с интересом осматриваться, при этом его грязные светлые волосы постоянно закрывали обзор. Но взгляд незнакомца все больше и больше задерживался на Каре, и в этом взгляде была только жажда. Девушка не знала, что делать. И тут волчица опять показала характер, она легко завладела телом, ведь Карой сейчас руководили сильные чувства – зверь в такие моменты всегда сильнее человека. Менять ипостась она не стала, сейчас важнее было другое. Кара-волчица легко управляла человеческим телом. Она медленно подошла к кругу, где стоял ее мужчина.

– Я доверяю тебе кровь, – слова древнего договора легко сорвались с губ, разрушая остатки самообладания вампира.

Он сделал шаг и девушке, даже не заметив, что пересек границу круга, и, притянув ее к себе, обнял. Кара выгнулась ему навстречу, с упоением чувствуя силу заключивших ее в объятия рук, и запрокинула голову, открывая доступ к шее. И потерялась.

Яромир очнулся посреди незнакомой комнаты. С трудом поднялся на ноги – тело не слушалось. Осмотрелся. Вокруг него был начерчен круг, и вампир не стал его пересекать – мало ли что. Он осмотрелся и увидел миниатюрную девушку, во все глаза рассматривающую его. Жажда обожгла горло, как никогда сильно. Яромир постарался не смотреть на девушку, но сражение с самим собой и жаждой проиграл. «Сколько же времени я был не в себе?» – подумал он, прежде чем аккуратно заглянуть в мысли незнакомки. Там царила безграничная растерянность. Он решил копнуть глубже, когда мысли девушки вдруг стали четкими и по-звериному короткими. Яромир не успел даже удивиться, когда услышал добровольное предложение крови из уст незнакомки. Ее слова подстегнули жажду, и он смог вновь хоть немного обуздать ее лишь тогда, когда девушка оказалась в кольце его рук. Тонкая беззащитная шея была открыта ему.

– Сумасшедшая, – горячо выдохнул он в ухо оборотня.

Борьба с жаждой была полностью проиграна. Яромир прошелся жаркими и яростными поцелуями от ушка до ключицы. И зубы впились в плоть. Кровь незнакомки пахла страстью и свободой. Всего три глотка, три глотка блаженства, и ничто для ее здоровья. Но благодаря им он почти полностью восстановил свои силы и жажда отступила, спасаясь бегством на задворки его существа. А потом осознал, что должен был выпить не только все ее силы, но и половину ауры, что могло быть даже опасно. Он с тревогой и нежностью заглянул ей в лицо. Он ждал, что незнакомка в глубоком обмороке, но ошибся. В ясных глазах смешались страсть и звериная нежность. Короткий взгляд с силой – аура не пострадала. «Сильная!» – подумал он.

– Это было… великолепно – ее голос был хриплым.

– Да…

Девушка приподнялась на цыпочки и слизнула свою кровь с его губ. Яромир не отпустил ее, продолжил поцелуй. Страсть захватила его. Он подхватил свою благодетельницу на руки и отправился в ванную, прочитав в мыслях оборотня борьбу между желанием и чистотой.

– Это легко совместить, – дразняще и жарко выдохнул вампир ей в ушко.

Велеслав шел по управлению, пребывая в прескверном расположении духа, что бывало с ним после каждого посещения «У кошки». Но сегодня было как-то по-особому гадко, вампир не сомневался, что причина этого девушка-донор. Сейчас Велес собирался зайти к Барсу и предупредить начальство, что Кара сегодня на рабочем месте не появится в связи с личными причинами. Он очень рассчитывал, что оборотень позвонит ему, если что-то пойдет не так. Вампиру совсем не хотелось бы потерять напарницу из-за ее самоуверенности. У кабинета начальства он не стал задерживаться, а, постучав в дверь для проформы, вошел внутрь.

– Здравствуй, Велеслав, – оборотень поднял взгляд от бумаг на вошедшего.

– Здравствуй, Барс.

– И что же привело тебя ко мне? Не просто так ведь поболтать зашел.

– Ты прав. Кара просила передать, что сегодня здесь не появится, – Барс на это заявление вопросительно выгнул бровь.

– Личные проблемы.

– Понятно. Она тебе рассказала о причинах нападения и новом задании? – Велес отрицательно помотал головой. – Так я и думал. Собственно, новое задание можно отнести и к причинам. Вы с Карой займетесь поисками Пророчицы.

– Пророчицы? – вампир даже не старался скрыть удивления.

– Пророчицы. Один из оракулов Свободы сообщил о том, что она вот-вот должна пробудиться или уже пробудилась совсем недавно. Ее нужно найти как можно скорее. Покушение на твою жизнь связано именно с ней. Тебя до сих пор считают шпионом Совета, вот и решили, пока ты ничего не узнал, убрать от греха подальше.

– Мне ждать следующего покушения? – ирония в голосе Велеса сочилась ядом.

– Нет. Я уже все уладил.

– Тогда разрешите идти? – вампир шутливо козырнул.

– Иди уже. Трудись, – усмехнулся Барс.

В кабинете, который они делили с Карой на двоих, Велеса ожидали кипы бумаг – оборотень успела собрать материалы, которые могли хоть что-то рассказать о пророчице. За разбором этих завалов и прошло рабочее время, потраченное почти впустую, так как нужной информации удалось собрать совсем немного. Велес взял с собой папку с чтением перед сном и покинул управление. Он сразу отправился к себе. «На сегодня с меня явно хватит!» – решил вампир, выруливая с парковки. Ему всегда легко демулось именно на скорости, и Велес решил добираться домой по объездной дороге, где он спокойно мог подумать. Яростный ветер отчаянно бился в лобовое стекло, а мысли текли, то расплываясь лужицами мутной воды эмоций по мерзлому асфальту памяти, то темными омутами неизвестного грядущего. Две женщины, которые, не спросив разрешения, ворвались в его жизнь, грозились стать не только проблемами, но и долгой головной болью. Пророчица и новая подопечная, они поровну делили меж собой все его мысли в этот момент. Разница была лишь в том, что делать дальше с Юноной он прекрасно представлял, а вот где искать Пророчицу понятия не имел.

Вообще то, что Пророчица возродилась, как и все в жизни, имело негативную и позитивную сторону. Ее появление обязательно нарушит установившийся паритет между Советом и Свободой, что приведет к неминуемой крови и охоте на пророчицу. Такой козырь как истинная правительница обязательно захотят получить обе стороны, что вполне может закончиться гражданской войной. Велес устало тряхнул головой, убирая челку с глаз, и припарковал машину. Поднялся к себе в квартиру. Стоило переступить порог и закрыть за собой дверь, и вампир почувствовал, как стекают с него щиты, позволяя больше не контролировать каждую эмоцию. Вот с этим вполне могут возникнуть проблемы, когда подопечная переедет. Первое чему придется ее обучить – постановка щитов, если она не хочет постоянно делить и делиться эмоциями с Велеславом.

Щелчок выключателя – свет послушно озарил коридор. Велес разулся и прошел в дальнюю комнату, которая уже сегодня станет комнатой Юноны. Здесь еще ничего не изменилось, но ему показалось, что в комнате уже появился призрак жизни. Вампир подошел к окну и посмотрел на город, замерший в предвкушении нового дня. На подоконнике лежал забытый девушкой томик Бальмонта. Рука сама потянулась к книге, раскрыла ее на середине. Велес с любопытством взглянул на ровные ряды черных букв.

Нет. Уходи скорей. К восторгам не зови.

Любить? – Любя, убить – вот красота любви.

Я только миг люблю – и удаляюсь прочь.

Со мной был ясный день – за мной клубится ночь.

Я не люблю тебя. Мне жаль тебя губить.

Беги, пока еще ты можешь не любить.

Как жернов буду я для полудетских плеч.

Светить и греть?.. – Уйди! Могу я только жечь

– Нет! Такого больше не будет! – твердо сказал Велес в пустоту дома.

Он не собирался повторять своих ошибок, наученный горьким опытом.

 

Глава третья

Дождливый вечер воцарился над шумным городом, величественно зажигая огни фонарей и окон в сырой темноте. Гудели в пробках автомобили с возвращающимися после рабочего дня людьми, спешили по лужам пешеходы, стараясь как можно скорее оказаться под надежной защитой крыш. В такое время лучше всего сидеть в каком-нибудь ресторане у панорамного окна и наслаждаться горячими напитками. Еще неделю назад Велес так бы и поступил, но теперь в его жизни появилась подопечная и придется строже соизмерять возможности своего свободного времени и желания. Сейчас вампир пил чай в компании Юны на своей кухне. Они минут пятнадцать назад занесли все вещи девушки в ее комнату и теперь отдыхали. Чай был великолепен – Хран постарался, что совсем не удивило Велеса. Он прекрасно понимал, что домовым двигало не только желание не расставаться с хозяйкой, но и банальная корысть. Ведь чем больше дом, о котором заботится домовой, тем он сильнее. Перебравшись вместе с Юноной к нему квартиру, Хран поднялся как минимум на две ступени в иерархии своего народа.

– Юнона, – позвал Велес, поставив чашку на стол. Девушка вздрогнула и посмотрела на него. – Тебе придется привыкать к новому имени, и чем раньше ты это сделаешь, тем лучше.

– Постараюсь, – неуверенный ответ.

– У меня не так уж много требований к нашему совместному проживанию. Но все они принципиальны.

Во-первых, для тебя открыты все двери в квартире, кроме моей спальни – это мое личное пространство. Я же, в свою очередь, обещаю не заглядывать к тебе – у каждого должен быть уголок уединения.

Во-вторых, обучение твое будет проходить с трех до восьми. В это время ты обязана будешь быть здесь, в другое же время занимайся, чем хочешь. Мира не будет тебя очень уж нагружать, она вполне может справиться почти со всем одна.

Вот собственно и все. Вопросы, пожелания?

– С требованиями все понятно. Я со всеми согласна, – Велес вновь почувствовал удивительное понимающее спокойствие, с которым девушка слушала его требования. – Вот только мне интересно, что такого страшного ты прячешь в своей спальне? – а теперь забавлялась.

– Гроба там нет, если ты на него намекаешь. Просто это действительно мое пространство.

– Понимаю. А вот вопрос у меня к тебе действительно есть. Что с работой по дому?

– Чистота – забота Храна. Так что о ней можешь не думать. Обо всем остальном подумаем попозже, когда разберемся с тем, как мы будем сосуществовать, – ответил Велес.

– Договорились. Мне следует знать что-то еще?

– Пожалуй, да. Завтра объясню тебе постановку щитов и настрою охрану квартиры так, чтобы ты смогла покидать ее без меня и так же возвращаться. А пока придется подождать с выходом на улицу.

– Я в общем-то не против. Мне еще вещи разбирать. Как я понимаю, тебе скоро на работу? – Велес кивнул в ответ. – И в котором часу ты обычно возвращаешься?

– Вернусь около семи утра. Думаю, в это время ты еще будешь спать?

– Нет, я обычно в это время уже встаю.

– Ранняя пташка?

– Работа. Вообще мне без разницы в каком режиме жить, главное – привычка, а это дело наживное.

– Тогда с этим тоже посмотрим позже. Прими к сведению, что большая часть принадлежащих в нашему миру существ бодрствует ночью, а отсыпается в первую половину дня. Так что звонки с восьми утра до трех дня в нашем мире считаются не воспитанными, это время для живущих на сумеречной стороне мира, как глубокая ночь для людей.

– Запомнила.

– Тогда я собираться, а ты можешь начать обживать свою комнату.

– Этим и займусь. Удачи, – улыбнулась девушка и ушла к себе.

Софья негромко включила классическую музыку и принялась разбирать вещи, настроение отсутствовало как таковое. Она вообще не любила это состояние, когда ничего не хочется, но в такие моменты обычно получалось сделать что-нибудь совсем не интересное, зато полезное. Видимо, сегодня это будут вещи. Хран крутился рядом, не то помогая, не то отвлекая от работы. Рассказывал. В основном о Велеславе, и то, что Софья о нем узнала, очень ее озадачило.

Оказалось, что Велес – один из сильнейших вампиров города. Во-вторых, происходит из влиятельнейшего вампирских кланов России, да к тому же наследник этого клана. В-третьих, переехал вампир в Екатеринбург около пяти лет назад, по причинам никому не известным. И самое любопытное, Велеслав раньше наотрез отказывался брать себе подопечных, так что ей просто несказанно повезло.

Софья внимательно слушала, все, что рассказывал ей Хран, не забывая при этом разбирать вещи. И размышляла, за что же ей выпала такая честь? Вывод напрашивался только один: она на самом деле спасла жизнь Велесу, хотя ей с трудом в это верилось. И из-за этого он взялся за обучение. Вполне вероятный вариант, но проще и дешевле для психики спросить прямо у вампира. Единственное, что очень нервировало Софью, было то, как быстро и, главное, безапелляционно Велеслав поставил привычную для нее жизнь с ног на голову. При этом было что-то в вампире такое, что рядом с ним девушка чувствовала себя как за каменной стеной: надежно и спокойно. А еще, немыслимо, она ему доверяла, совершенно не понимая почему.

Закончив разбирать вещи, она устало устроилась на кровати – двигаться не хотелось, день выдался просто сумасшедшим. Вообще-то с утра была робкая надежда на авось, которая неуверенно говорила: «А может он обо мне забудет?». Но авось в этот раз не сработал: Велес позвонил после обеда и спросил ее рабочий адрес. Вот с этого момента день и стал сумасшедшим. Вампир приехал около трех, и за неполный час уладил все ее дела с работодателем, да так, что Софье даже положенные при увольнении две недели отрабатывать не придется. Потом они заехали в офис, принадлежащий вампиру, и там Велес познакомил ее с Мирой. Эта оборотень занималась почти всеми делами его фирмы, и теперь Софья должна была стать посредником между ней и Велесом.

Девушка лежала на разобранной кровати и размышляла о своей дальнейшей жизни. Получалась полная неопределенность, но это почему-то не пугало. Она свернулась калачиком под одеялом, и уснула.

Яромир проснулся ранним утром в незнакомой спальне, рядом спала миниатюрная девушка, воспоминания о ночи с которой грели душу. Он с трудом понимал, что вообще произошло, а события прошлого вечера не поддавались логике в принципе. Особенно то, что оборотень добровольно предложила ему кровь, с трудом укладывалось в голове. Ведь каждый обладающий силой знает: что кровь, отданная добровольно, дает вампиру огромную власть над донором. Девушка завозилась и открыла глаза, вампир тут же утонул в ее мысленном непонимании происходящего.

– Доброе утро, – поздоровался он.

– Утро. Но сомневаюсь, что доброе, – она пыталась призвать мысли к порядку.

– Может, расскажешь, кому я обязан своим спасением и где нахожусь? – спросил Яромир.

– Конечно, расскажу. Сразу после того, как узнаю, кого спасла и главное, за что тебя прокляли.

– Яромир Вознесенский. Наследник клана Памяти, к вашим услугам, мадмуазель, – вампир сразу же отметил: девушка прекрасно осведомлена о политике кланов и реальном положении дел.

– Это официальное расшаркивание немного не к месту, – фыркнула оборотень.

– Согласен. Может, и ты представишься?

– Карина Вольная,– произнесла девушка, и Яромир вновь удивился превратностям переплетения нитей, которыми играет Судьба. – Я жду объяснений! – потребовала Карина.

– Прокляли меня за то, что влез в небольшой заговор Говорящего за Вампиров и говорящего за Оборотней в Совете.

– Подробнее.

– У Венцедара было видение о том, как наследница рода Волка вызывает на дуэль Буйгорд, – Яромира тут же окунуло в водоворот логических цепочек, которые мысленно выстраивала оборотень.

– И? В чем заговор?

– Исход дуэли Говорящий за Вампиров не видит, поэтому посоветовал коллеге убрать потенциального противника до того, как дуэль состоится, – после этих слов девушка вновь задумалась, и ее мысли пришли как раз к логичному вопросу.

– А как ты об этом узнал? – подозрительно спросила Карина.

– Прочитал их мысли, – ответил Яромир спокойно.

– Прочитал мысли? – девушка начала заводится. – И сейчас читаешь?

– Да.

– Сволочь! Выметайся отсюда! – прорычала оборотень.

– Так? – нахально усмехнулся вампир, поднявшись на ноги. На нем не было ни нитки.

– Мне плевать, как ты отсюда уйдешь! Но уйдешь немедленно!

– Может у тебя мужская одежда есть? – хладнокровно поинтересовался Яромир, после чего выслушал, куда и как ему следует идти, ибо таким хамам на Земле не место. – А все же? Может, найдется что-нибудь. Ты, как я вижу, не обременена целомудрием, – пощечина заменила недостающие Карине для ответа слова.

– Выметайся, – процедила девушка, потирая руку.

– Прости, – Яромир обнял девушку.

– Убери от меня руки!

Вампир лишь крепче прижал ее к себе и держал, пока она не перестала вырываться.

– Я благодарен тебе, что сняла с меня проклятье, – он опустился на колени. – Я, Яромир Вознесенский, с именем судьбы Донар, признаю за собой долг крови перед Кариной Вольной.

– Я, Карина Вольная, с именем судьбы Василеса, принимаю долг крови от Яромира Вознесенского, с именем судьбы Донар, – магия свернулась змеиными кольцами вокруг них, накрепко связав жизни оборотня и вампира. – А теперь объясни, зачем ты это сделал?

– Чтобы был повод никуда не уходить! – вновь усмехнулся вампир, ему нравилось играть на нервах девушки. Это был единственный шанс читать ее мысли.

– Ублюдок! – Яромир перехватил ее руку.

– Ты сама знаешь, что это не правда, – выдохнул он ей на ухо. Оборотень зло усмехнулась в ответ.

– Теперь ты обязан ответить мне на все вопросы, уж магия кровного долга об этом позаботится.

– Я отвечу на твои вопросы – задавай.

Кара злилась. И злилась она с момента своего пробуждения. Вампир, которого выбрала волчица, умудрялся доводить Кару-человека до бешенства всего парой фраз. Этот день получился на редкость длинным и познавательным в том плане, что Кара пришла к неутешительному выводу. Это произошло, когда она в третий раз за неполные два часа, поругалась с вампиром: ладят они только в одном месте – в постели. Сейчас девушка пила чай в одиночестве на кухне, пока Яромир был в душе. Оборотень пыталась понять мотивы вампира, но все ее попытки никуда не приводили. Кара-человек прекрасно понимала, что он будет рядом, пока не решит уйти, потому что Кара-волчица не отступится от своего выбора. Девушка чувствовала себя заложницей своей звериной половины, но сделать с этим ничего не могла.

Яромир появился на кухне бесшумно, обнял Кару за плечи и тут же оказался на полу, с зафиксированными в болевой захват руками.

– Не стоит подкрадываться, – произнесла девушка и отпустила его.

– Запомню, – усмехнулся он.

– Мне надо забрать машину и появиться на работе, – поставила Кара вампира в известность.

– А дальше?

– Привезу тебе одежду завтра с утра, – пояснила Кара.

– Хорошо, но это не все, что ты хотела сказать.

– Да. Зачем ты решил остаться рядом со мной? – любопытство или злость, Кара и сама не знала.

– Потому что должен тебе за спасение.

– Не лги. Мне не нужен твой долг, если хочешь, я могу прямо сейчас освободить тебя от него, – резко и настойчиво ответила она.

– Могу сказать в ответ, что это только предлог остаться рядом с тобой, – Яромир опять ухмылялся.

– Я повторяю: зачем? – Кара вновь начинала злиться.

– Давай остановимся на том, что мне так нужно.

– Меня это не устраивает.

– Знаю. Кара, послушай. Ты сама знаешь, что и твой, и мой род весьма дружны.

– Главы родов договорились? – подозрительно сощурилась оборотень.

– Нет. Они не знают, – отрезал вампир.

– Это не объясняет твоего присутствия здесь.

– Кара, прошу, поверь мне.

– Не могу, но и гнать не буду. На большее тебе рассчитывать глупо.

– Договорились.

Кара вышла из-за стола и отправилась одеваться. «Идиотский день! Просто до неприличия дурацкий!» – думала девушка, натягивая свитер. Собравшись, Кара перекинулась парой фраз с Яромиром и телепортировалась на то место, где оставила машину. Отыскав ключи, девушка завела мотор и отправилась в город. Машина легко слушалась руля, и оборотень наслаждалась скоростью на пустующей трассе. Она не волновалась об оставшемся в ее доме вампире, запретив себе о нем думать.

К управлению она подъехала к десяти, вышла из машины и взбежала по ступеням. Быстро пройдя по хитросплетению коридоров, оборотень оказалась перед дверью в свой кабинет, из-под которой выбивался свет – Велес уже здесь. Кара приоткрыла дверь и проскользнула внутрь комнаты. Вампир сидел за своим столом, заваленным макулатурой источников, и курил. Он поднял голову и посмотрел на вошедшую девушку.

– Вечер, – поздоровался вампир, тоже прибывавший в нерадостном настроении.

– Он самый, – Кара устроилась за своим столом.

– Как ее выбор? – Велес специально выделил слово «ее» голосом.

– Хорошо.

– Надо полагать. Кара, ты чем думала, когда предлагала ему кровь?

– Прости, ты откуда это знаешь?

– Не знаю, как это объяснить, но когда кто-то обладающий силой предлагает вампиру кровь в его ауре возникает что-то вроде метки-принадлежности, – Кара выругалась в ответ.

– То есть теперь каждый вампир будет видеть на мне метку или вообще каждый? – зло спросила оборотень.

– Вампир. Кто хоть это был?

– Ты должен его знать. Яромир Вознесенский.

– Высоко. Ты узнала, кто наложил на него проклятье?

– Нет, – рыкнула Кара в ответ. – Он молчит. Зато признал за собой долг крови.

– Поздравляю, у тебя появился телохранитель не за страх, а за совесть.

– Не издевайся, прошу! – Кара была растеряна и зла.

– Прости. Не сдержался, – Велес вино развел руками. – Что планируешь делать дальше?

– Не знаю, – Кара сделала паузу, а потом спросила, – Как твоя подопечная?

Велеслав задумался. Он и сам думал о том, что же его так удивляет в поведении девушки, ставшей его подопечной. Затянулся почти забытой сигаретой. Никотин немного очистил разум от хитросплетения мыслей и чувств.

– Знаешь, она странная. По-другому не могу ее описать. Она меня удивляет: слишком разумна для своего возраста, а главное – спокойна. Никаких истерик, никаких глобальных протестов. Просто противоестественная флегматичность.

– Повезло тебе, – напарница улыбнулась. – Яромир для меня ходячий раздражитель.

– Тебе не позавидуешь. Знаешь, я постоянно сравниваю ее с Хелен, это действует на нервы, но по-другому не получается. Юна совсем другая, и это, пожалуй, настораживает еще больше.

– То есть проблемы у нас схожие и, что самое интересное, одновременные. Не думаешь, что это все весьма подозрительно?

– Сомневаюсь, Кара. Это всего лишь стечение обстоятельств.

– Возможно, но проверить все же не помешает.

– Вот и займись этим, а я вернусь к работе: нам еще Пророчицу искать.

– При этом мы о ней знаем еще меньше, чем о каждой из наших с тобой только что появившихся проблем.

– Да. За работу.

Кара довольно быстро закончила сбор информации о Яромире и присоединилась к Велеславу, чему вампир был очень рад. Сведения о Пророчице приходилось собирать едва ли не по крупицам, так мало было стоящей информации в описании того отрезка времени. К тому же приходилось продираться через хитросплетение слов русского языка начала семнадцатого века. В результате, к утру они оба были полностью вымотаны. Из управления они вышли вместе, вампир проводил Кару до машины и попрощался. Велес проследил за тем, как машинка оборотня покинула стоянку, и сел в свой автомобиль. Стоило бы вернуться домой, но делать этого ему катастрофически не хотелось.

Яромир после того, как Кара переместилась, спокойно допил свой кофе и занялся делом. В первую очередь, необходимо было связаться с главой клана Памяти, которая к тому же была его матерью, и сообщить, что он вновь в строю. Из-за проклятья он вылетел из жизни клана на полгода, и теперь собирался наверстывать упущенное. Вампир удобно устроился в зале на диване. Небольшая медитация послушно вывела Яромира в общее информационное пространство его клана. Несколько несложных манипуляций с собственным сознанием позволили кардинально изменить его видимый здесь образ, и Яромир отправился на поиски матери. Звениславу вампир нашел довольно быстро, она как всегда в это время общалась с разными представителями клана.

– Могу я просить об аудиенции, Мать*?

– Конечно, Сын мой, – благосклонно и надменно кивнула в ответ Звенислава. Женщина легко обвела пространство вокруг рукой, создавая надежный и непроницаемый барьер. Яромир в ответ на это действие снял маскировку и предстал в истинном виде.

– Яр? – облегчение и ярость промелькнули в голосе облаченной властью женщины.

– Я, мама, – успокаивающим голосом ответил Яромир.

– Где ты сейчас? Где пропадал полгода? Как-то не верится, что ты банально сбежал… – улыбнулась вампирша.

– Мне банально помогли, – жесткая улыбка коснулась тонких губ наследника клана.

– И кто же это сделал? – почти шепотом спросила Звенислава, отчего по спине у Яромира побежали мурашки.

– Буйгорд и Венцедар постарались.

– Они прекрасно понимали, что тем самым нарушают сюзеренскую клятву: причина должна быть очень весомой.

– Причина проста. У Говорящего за Вампиров было видение о том, что наследница клана Волка постарается оспорить главенство Буйгорда, о чем я и прочитал в мыслях последнего.

– Ну и что?

– Венцедар не видит, кто окажется победителем, поэтому они решили убрать Карину с арены до сего кульминационного момента.

– Еще одно предательство, – зло усмехнулась женщина. – Если будут продолжать в том же духе, то скоро они лично подпишут Совету смертный приговор. Они и так уже достаточно запятнали себя, а недовольство только усиливается с каждым днем.

– В обозримом будущем, – жесткая ухмылка слышалась в словах.

– Ты знаешь что-то еще? – Звенислава отлично понимала сына и легко читала все подтексты его слов.

– Пророчица пробудилась.

– Невероятно, – потрясенно выдохнула Звенислава. – И очень вовремя. Ты знаешь еще что-нибудь о ней.

– Нет. Только то, что Совет о ее пробуждении еще не знает.

– Полезная информация. Думаешь, клану стоит поучаствовать в ее поисках?

– Нет. Это бессмысленная затея. Тем более я всегда смогу проконтролировать процесс здесь.

– Вот мы и вернулись к тому, что мне очень интересно узнать, где ты находишься.

– В Екатеринбурге. В данный момент в квартире наследницы клана Волка. Она сняла с меня проклятье.

– Значит, нашим планам Венцедар с Буйгордом не помешали.

– Не помешали, – согласился Яромир. – Но благодарить за это я их не собираюсь. Но и мстить сейчас не побегу – бессмысленно это. Лучше всего, чтобы они как можно дольше не знали о том, что проклятье снято.

– Разумно. И расскажи мне о проклятье.

– Хорошо, – покладисто ответил вампир и начал рассказ.

Велеслав возвращался домой. Последняя рабочая ночь на этой неделе осталась позади. Ранним пятничным утром дороги были почти пусты, и вампир с наслаждением мчался по еще толком не проснувшемуся городу. Велес устал: эта неделя вымотала его своей бумажной монотонностью. Вообще, он редко вел кабинетный образ жизни, чаще всего, участвуя в расследованиях и небольших силовых операциях. Но в этот раз пришлось наступить на горло собственной песне и заняться документацией. Всю доступную информацию о Пророчице Велес на пару с Карой перебрал за четыре вечера, но результаты были весьма неутешительны: лишь крохи полезных сведений. Что его очень злило. Вампир надавил на педаль газа – стрелка спидометра охотно поползла в сторону увеличения скорости.

Предрассветные сумерки клоками оседали по обочинам дороги, предвещая скорый рассвет. Вампир посмотрел на часы. Пятнадцать минут восьмого. «Пора уже возвращаться домой», – решил Велеслав и свернул с объездного шоссе, по которому сделал уже два круга вокруг города. Минут через десять он уже открывал дверь собственной квартиры.

В доме пахло свежесваренным кофе.

– Привет, – поздоровалась Юнона.

Опять босиком, в его рубашке – еще не привычная, но в тоже время уютная. И это злило. Злило, потому что напоминало о Хелен. Велес старался не сравнивать своих подопечных, но не мог. За каждым поступком, каждым чувством Юны он все равно искал второе дно. Девушка вызывала самые странные и противоположные чувства, и вампир запутывался в них, запутывался в себе. Это сводило с ума, давило на нервы, обещало ошибки.

– С добрым утром, – с трудом заставил он себя улыбнуться в ответ.

– Ты ужинать будешь? – Велес кивнул. – Тогда я накрою, – сказала Юнона и ушла на кухню.

Вскоре он присоединился к своей подопечной. Девушка задумчиво пила кофе, Хран наслаждался заслуженной сметаной. Вдобавок к нескандальному характеру его новой подопечной, у нее было еще довольно много обыденных, но полезных навыков и привычек. Хелен была не такой… Велес улыбнулся своим мыслям.

– Приятного аппетита, – Юна улыбнулась. – Ты ешь, а я пока новости тебе расскажу, – защебетала она. – Мира звонила, на следующую пятницу назначено что-то наподобие корпоративной вечеринки, но с участием партнеров.

– Жаль. Значит, Мира не смогла обойти смотрины стороной, – хмыкнул Велес.

– Ты о чем?

– Судя по тому, что ты сказала, новость о том, что у меня появилась подопечная, уже облетела довольно большое чисто живущих на сумеречной стороне мира. И им любопытно.

– То есть я тоже должна буду пойти? Они на меня собираются смотреть?– ее испуг и паника коснулись чувств Велеслава.

– Должна. Но не волнуйся – в этом нет ничего страшного, – вампир ободряюще сжал тонкие пальчики девушки.

– Я так не думаю. Кроме тебя и Храна, я не видела никого обладающего силой. Это заставляет переживать: «Вдруг сделаю что-то не то?».

– Юн, успокойся. Наш этикет почти ничем не отличается от привычного тебе. К тому же сегодня вечером познакомлю тебя с моей напарницей – Карой.

– Хорошо, – неуверенно произнесла она в ответ. Велес ободряюще улыбнулся и принялся за еду.

Он постепенно вновь привыкал возвращаться в непустую квартиру. Странно, но с появлением девушки, квартира, которая за четыре года, пока он жил один, была только жилищем, стала превращаться в дом. Задумчиво пригубил крепкий кофе и поймал осторожный взгляд подопечной.

– Устал?

– Есть немного.

Юнона поднялась и встала у него за спиной, положила руки на плечи. Велес почувствовал исходящую от нее заботу. «Смешная!» – подумалось ему. На удивление сильные пальцы начали разминать шею, плечи, сопровождая эти действия небольшими волнами целительной энергии. Велес зажмурился, как довольный кот, которого гладит не особо ласковая хозяйка. Он резко открыл глаза и обругал себя за подобные мысли. Она подопечная! И не надо делать глупости! Тем более, есть и другие поводы, чтобы их не допускать: сейчас Велес с легкостью мог впитать в себя все силы Юноны и даже не заметить. Он повернул голову, чтобы поблагодарить девушки и прекратить этот сеанс лечения. Но вместо благодарности ему пришлось подхватить девушку на руки. Она все еще толком не контролировала свои силы, хотя и немало продвинулась в этом направлении, и сейчас просто отдала ему слишком много.

– Юна, как себя чувствуешь?

– Нормально, только слабость непонятная. Поставь меня, пожалуйста, на ноги.

– Нет. Сейчас отнесу тебя в комнату. Поспи – так быстрее восстановятся силы.

– А куда они пропали? – совершенно глупый вопрос, по мнению Велеслава.

– Получается, ты даже не заметила, что делилась силой со мной.

– Получается, – Велеса окутало ее чувство вины.

– Не переживай. Ты за эти несколько дней ты сделала довольно большие успехи на пути контроля своих сил.

– Спасибо, – слабо улыбнулась она в ответ.

Софья проснулась и открыла, взгляд сам собой упал на часы. Начало первого. Она прекрасно выспалась, но вот настроение было ужасное. Чувство вины только разрослось, заполняя душу и совесть. Девушке было стыдно за то, что она так бездарно влезла со своей помощью, которую никто не просил. Софья вообще была уже не очень уверена в том, что правильно поступила, решив выстроить общение с вампиром таким образом. Заботливая младшая сестра – это далеко не всегда удобно, хотя в таком случае вполне можно быть собой. Ей нравилось быть гостьей в этом доме, хотя с другой стороны можно было подумать, что она ведет себя как хозяйка. Девушка тряхнула головой, совсем запутавшись в своих мыслях и стремлениях. Она поднялась и поправила смятую постель. Подхватив полотенце и сменную одежду, Софья вышла из комнаты и, стараясь не шуметь, отправилась в душ. Переступила порог ванной комнаты, и босые ступни утонули в мягком ворсе ковра. Всего два шага, щелчок кнопки включения, и помещение наполнила негромкая музыка. Теперь в душ. Теплые струи, как чуткие пальцы, легко щекотали плечи, спускаясь ниже. Они играли в догонялки друг с другом на спине девушки, стекая с кроваво красных волос. Потом маленькие потоки, соединившись, чертили водные дорожки на коже. Благодать.

Стыд за свое поведение застыл где-то на самом краю сознания, но не исчез. Софья обреченно вздохнула и вышла из душевой кабинки. Быстро приведя себя в порядок, девушка ушла на кухню. Наверное, можно что-нибудь приготовить, к тому же это отличная практика в использовании телекинеза. Стоило войти в кухню, как рядом появился Хран. Софья, наклонилась к домовому и погладила его по голове, тот, совсем как настоящих кот, мурлыкнул в ответ.

– Хран, он очень на меня злится? – осторожно спросила девушка.

– Вообще не злится. Наставник твой вполне в благодушном настроении, даже с Миррой, – Софья послышалось откровенное мурлыканье, – уже поговорил и все согласовал.

– Правда не сердится?

– На тебя точно не сердится! – подтвердил Хран, и Софья не услышала такого ощутимого «но».

– Спасибо.

– Не за что.

Софья налила домовому сливок в блюдечко и занялась готовкой. Последнее время это занятие стало еще более увлекательным, потому что девушка при этом использовала свои внезапно открывшиеся силы. По кухне весело летали фрукты, кружился в хороводе под струями воды картофель, ножи выбивали чечетку, измельчая зелень, пока Софья задумчиво пила чай. Только небольшая морщинка между бровями выдавала то, что девушка имеет непосредственное отношение к царящему в кухне беспорядку. Телекинез давался ей на удивление легко и требовал лишь достаточного сосредоточения.

Велеслав проснулся как обычно в районе двух часов дня. Встал и, быстро одевшись в домашнее, вышел из спальни. И застыл в коридоре, видя совершенно фантастическую картинку. Нет, его удивило не использование подопечной телекинеза, а та сфера, в которой девушка его применяла. Что только не летало по кухне.

– Доброго дня, Юна, – улыбнулся Велес.

Все замерло в воздухе, девушка повернулась к нему. Виновато опустила глаза и пробормотала в ответ, вежливое, но пустое приветствие. Вампир подошел, к виновато застывшей в кресле, девушке.

– Юна, – он осторожно взял ее за подбородок и приподнял ее голову, заставив смотреть в глаза. – Тебе не за что винить себя. Я на тебя не злюсь, – произнес он и ощутил, как волнами по его сознанию прошлись облегчение и смущение девушки.

– Правда? – осторожно спросила она.

– Правда, – Велес улыбнулся в ответ.

Велес ушел в душ – отличный повод побыть одному и подумать. Странная, наивная, до боли непохожая на Хелен. Он заставил себя отступить на шаг. Хотелось ли ему верить Юне? Конечно, хотелось. Вот только не получалось, хотя он прекрасно знал обо всем, что она чувствует. Никакой наигранности, никакой фальши. Только Велес все равно не мог верить… ей. Теплые струи воды стекали по лицу, словно слезы. Но мужчинам не пристало лить их, за них это делают женщины. Велес выключил воду. Что ж как ни крути, а надо жить дальше. Раз уж спокойно и размеренно не про него, так почему бы не жить весело и неожиданно? Только этого ли он хотел?

Лучший способ отвлечься от мыслей о подопечной – подумать о чем-нибудь другом. О Пророчице, например. Она являлась не меньшей проблемой, а ее поиски висели над головой вампира дамокловым мечом. Пророчица. Истинная правительница. Но как ее искать? С помощью оракулов и их видений? Видений… Велес хлопнул себя по лбу и едва не расхохотался, потому что мысль, пришедшая в голову, была далека от поисков Пророчицы, но отлично укладывалась в его теорию видений, а главное многое могла объяснить. Вампир придерживался мнения, что видения всплывают не просто так в те или иные моменты. Он полагал, что эти откровения будущего совсем не случайны. Судьба приоткрывает один из вариантов будущего, и в зависимости от реакции обладающих силой этот вариант может стать реальным, а может и не стать. В отличие от классической теории, которая утверждает, что при полном отсутствии действий со стороны знавших о видении, оно обязательно сбудется, теория, которой следует Велес, гласит, что чем больше сил будет приложено к тому, чтобы видение не сбылось, тем вероятнее его осуществление.

Так довольно легко объяснить, почему Скипидар не видит, итог дуэли Буйгорда и Кары. В момент, когда ему приоткрылась завеса будущего с большой натяжкой можно сказать, что шансы были равны. Но в связи с цепью действий, с помощью который Советники собирались решить исход этого поединка в свою пользу, получили с точностью до наоборот, хотя это и не обязательно. Просто у Кары появился шанс использовать то, что она добровольно дала кровь довольно сильному вампиру. К счастью, мало кто знает, что такая кровная связь может работать в обе стороны. Велес с отвращением передернул плечами, об этой особенности добровольно отданной крови он узнал на собственном опыте. И пожелать кому-то добывать это немаловажные сведения кому-то еще таким образом… было выше его сил.

Сегодня обеденный чай проходил в молчании: Софья все еще чувствовала себя виноватой и смущалась, а Велес размышлял о том, что не мешает озвучить пришедшие ему на ум мысли напарнице. Стоило бы подбодрить девушку, но вампир не мог заставить себя это сделать. Молчание затягивалось.

У обычно неспешного времени сегодня было другое настроение, и оно летело вперед ,не смотря по сторонам. Стрелки часов, ничуть не таясь, приближались к отметке в три часа по полудню – пора было начинать сегодняшний урок.

– Какой урок будет сегодня? – осторожно спросила Юна, поставив пустую чашечку на стол.

– Покажу тебе, как видеть ауры. По ним ты с легкостью определишь: представитель какого народа стоит перед тобой. К тому же этот навык просто жизненно необходим для целителей, именно по ауре они определяют состояние своих пациентов.

– Как интересно, – негромко выдохнула девушка.

– Это действительно интересно, ты права. Думаю, стоит отправиться в мой кабинет, там удобнее будет рассказывать тебе теорию.

– А ее много? – Юне явно хотелось сразу перейти в практике.

– Не очень, – вампир не сумел сдержать улыбки.

В кабинете Юнона уже почти привычно устроилась в кресле. Велес закурил, собираясь с мыслями. Немного подумав, достал из стола стопку листов и начал что-то быстро чертить. Он чувствовал, как сквозь собранность в чувствах подопечной прорастает любопытство. Но Юна молчала – ждала, когда вампир продолжит начатую лекцию. На бумаге один за другим появлялись знаки планет. Подпись: название планеты и народ, который носит ее печать. Когда шестой символ был закончен, вампир передал лист своей подопечной. Юна взяла эскиз и внимательное его рассмотрела.

– Это к чему? – спросила она.

– К тому, что на ауре каждого живущего на сумеречной стороне существует определенный знак, показывающий, к какому народу относится данный индивид. Так, например, ты носишь знак Сатурна, я – Урана, а Хран – Земли. Обрати внимание, лешие, русалки и другие духи природы обладают покровительством сразу двух планет: Земли и Луны. Музы – Венера.

– А Музы что правда существуют? – задала совершенно нелепый, с точки зрения Велеслава, вопрос девушка. Он лишь кивнул в ответ.

– А Хран мне о них ничего не рассказал, – обиженно протянула Юнона.

– О них я расскажу тебе попозже, тем более, сейчас у нас другой урок.

– Хорошо.

– Тогда давай продолжим. Закрой глаза. Постарайся почувствовать силу внутри себя. Молодец. Теперь представь, как на глаза ложится тонкая пленочка этой силы, и посмотри сквозь нее на мира, – Юнона послушно открыла глаза и замерла, изучая мир с нового угла зрения. – Теперь посмотри на меня. В районе сердца, видишь?

– А почему знак почти черный? – спросила подопечная.

– Знак, когда вампир пьет кровь, наливается красным. Чем больше черного в нем, тем сильнее жажда.

– Получается…

– Не волнуйся, я вполне способен ее контролировать.

Велеслав позвал Храна, ставшего следующим подопытным, на котором Юнона оттачивала полученные знания. Урок как всегда закончился в восемь, после чего Велес отправил подопечную собираться к выходу, а сам позвонил Каре.

Кара сладко потянулась, проснувшись. Предстоящий день ей определенно нравился: сегодня она познакомится с подопечной Велеса и заодно представит вампиру Яромира. И скинет при этом на напарника довольно большую часть своей головной боли. Кара мысленно ухмыльнулась, ее губы легко тронула самодовольная улыбка. Оборотень попыталась встать, но обнимавшая ее рука не позволила этого. Кара шутливо куснула Яромира за кисть руки, лежащей у нее на плече. Точнее попыталась, вампир отнял ее в последний момент и легко щелкнул оборотня по носу. Вставать было лень, но и оставаться в кровати тоже опасно. За довольно короткий промежуток времени девушка успела уяснить основы мирного сосуществования с этим вампиром под одной крышей. Но все равно все время попадалась на его провокации, впрочем, прогресс все же был.

– Чем желает заняться, моя королева? – от голоса вампира по коже побежали мурашки.

– Я просила не называть меня так! – возмутилась оборотень.

– Рина… – Яромир гортанно растянул «р».

– Кара! Меня зовут Кара! И ты это прекрасно знаешь! – в рычании оборотня не было ничего человеческого.

– Отлично, – Яр начал дурачится.

– Чем занимаешься? – спросил он незнакомым голосом.

– Да, так безделицей, – уже своим обычным баритоном. – Пытаюсь соблазнить Кару.

– Надеюсь, не небесную? – весело ответил он за кого-то.

Кара рассмеялась в ответ и запустила в шутника подушкой. Бой был короткий, но веселый. Вся комната, словно снегом, оказалась засыпана белыми перьями. Кара смеялась и отфыркивалась от перьев.

– Лесса, зови меня Лесса, раз уж тебя так не устраивает Кара, – она усмехнулась.

– Василеса. Лесса, – попробовал он на вкус. – Имя судьбы подходит тебе гораздо больше.

– Кара – это мой выбор.

– Я не оспариваю его, – вампир легонько щелкнул Кару по носу. – Собираешься мстить Буйгорду?

– Ты прав. Это имя пути я выбрала после того, как он убил моего отца.

– Месть? Это слишком опасно, – меланхолично заменит Яромир.

– Не смей мне указывать!

– И не собирался, – Яр опять усмехнулся. – Просто у тебя недостаточно сил.

Кара заставила себя быть сильнее и не поддаваться на провокации. Помолчала пару секунд, собираясь с мыслями. Она не хотела скандалить сегодня.

– Знаю. Я не лезу на рожон, если ты не заметил.

– Заметил, – он улыбнулся. – Так чем же ты планируешь заняться, Лесса?

– Я? Хм, в данный момент я есть хочу. А вообще, ты не забыл, что у нас сегодня встреча с Велесом и Юноной.

– Помню. Ладно, лежи, моя красавица, будет тебе кофе в постель.

– А ты разве умеешь его варить? – Кара смеялась.

– Обижаешь, я даже яичницу жарить умею.

– О! Тогда я хочу не кофе, а завтрак в постель, – капризно заявила оборотень.

– Все что пожелает моя госпожа, – настроение у обоих было отличное.

Время до вечера пролетело незаметно. Кара уже отчасти смирилась с выбором своего внутреннего зверя, единственно, что смущало девушку – это то, что она не могла понять мотивов Яромира. Вампира вообще было трудно понять, он с легкостью выводил Кару из себя, но при этом так же легко мог успокоить или одернуть. Яр был сильнее ее с какой стороны на это не посмотри, и девушка прекрасно это понимала, но вот смириться было трудно. Она уже довольно давно привыкла полагаться только на себя, и его привычка быть главой очень ее нервировала. Оборотень подчинялась некоторым требованиям мужчины, но в глубине души это зарождало негодование. Вот и сейчас после его нетерпящего возражений заявления: «Я поведу», Кара отдала вампиру ключи от машины, хотя была совсем этому не рада. Появление Яромира в ее жизни только добавило Каре внутренней борьбы: волчица слишком во многом была на стороне вампира, с чем Кара-человек мириться не хотела.

Собственно, на встречу они приехали первыми и заняли одно из свободных мест. Кара устроилась на диванчике рядом с Яромиром, и вскоре к ним подошла официантка. Она приняла заказ, при этом активно подавала знаки внимания вампиру. Оборотень усмехнулась про себя, видя реакцию своего спутника.

– Что-то не так, Яр? – лукаво улыбнулась она.

– Да, нет. Просто мысли у девушки очень красочные, но, пожалуй, кое-что я возьму на заметку, – ухмыльнулся он в ответ и многообещающе подмигнул Каре.

– Хм, звучит интригующе. Кстати, тебе ведь нужна кровь.

– Следишь за моим состоянием? – оборотень кивнула. – Нужна.

Кара улыбнулась и приподнялась, чтобы ее заметили.

Яромир заметил, что Велеслав появился вместе со своей подопечной, еще до того, как Кара привстала, чтобы его поприветствовать. Это было не трудно, потому что стоило наследнику клана Крови переступить порог ресторана, как внимание почти всех посетителей обратилось к нему. Аура силы всегда была притягательна. Последние дни Яромир занимался тем, что планомерно изучал все, что произошло на сумеречной стороне мира, и вновь создавал сеть личных осведомителей. Сказывалась привычка быть в курсе всех стоящих дел в мире наделенных силой. И вампир был доволен тем, что успел сделать за эти дни.

Кара рассказала ему о предстоящей встрече еще вчера, так что Яр успел к ней как следует подготовиться и собрать немало информации. С Велеславом он был знаком уже давно, но назвать это знакомство можно было только шапочным. Хотя и этого ему было достаточно, чтобы очень удивиться, когда он услышал, что Велеслав придет со своей подопечной. Прошло всего пятнадцать лет, что для сумеречной стороны мира почти равнозначно вчера, с международного скандала, в который был втянут наследник клана Крови и его бывшая подопечная. Причины так до сих пор и не известны, но Велеслав в один день вызвал на дуэль Хелен Лоун и Лупера Лоун, который был главой одного из кланов оборотней во Франции. Две дуэли закончились двумя смертями: даже старые оборотни предпочитают не сражаться с вампирами, а уж с вампирами-аристократами и подавно. Велеслава тогда пытались обвинить в двойном убийстве, но все дуэльные правила были соблюдены, поэтому обвинения пришлось снять. После чего он вернулся обратно в Россию. С тех пор Велеслав никого не брал на обучение.

Яромир тоже поднялся, чтобы поздороваться с напарником его волчицы как равный с равным.

– Рада вас видеть, – улыбнулась Кара. – Велеслав, я хочу познакомить тебя с Яром, – представила вампиров друг другу оборотень.

– Мы знакомы, Кара, – жестко улыбнулся он.

– Кара, Яр, позвольте представить вам мою подопечную Юнону. Юнона, эту очаровательную волчицу зовут Кара. Она моя напарница, а ее спутника зовут Яромир.

– Приятно познакомиться, – неуверенно проговорила будущая целительница.

Вампир с легкостью читал ее мысли, в отличие от мыслей ее наставника, что его очень забавляло. Эмпатия против телепатии – интересный поединок. Оба дара достаточно редки, к тому же удобнее работать в паре, а не блокировать друг друга. Яр не сомневался, что Велеслав прекрасно осведомлен о его способностях. Но раз господин наставник не потрудился поставить ментальные щиты на мысли Юноны, значит, планировал узнать о них от него. Так почему бы не узнать, о чем думает подопечная вампира, раз уж, можно сказать, получил высочайшее позволение. Кара вела оживленный разговор, и то, что он немного отвлекся, было не заметно. Вампиру потребовалась всего пара минут, чтобы узнать все, что его интересовало. После этого он откровенно позавидовал Велеславу, потому что еще ни разу не видел настолько бескорыстных подопечных.

Время летело быстро и незаметно, что немного удивляло Яромира. Кода девушкам принесли десерт, в глазах у Кары загорелся подозрительный огонек, и на Яромира обрушились ее мысли. «Я предлагаю вам отправиться за кровью, а мы пока посекретничаем. Ты ведь не против?» Он немного наклонил голову, показывая, что совсем не против – оборотень с легкостью проча его согласие.

– Велес, можно я украду твою подопечную ненадолго?

– Кара, и чем ты предлагаешь заняться нам?

– Ну, у вас есть свои кровавые, – она выделила это слово голосом, – секреты, о которых нам, слабым женщинам, знать не положено, – Кара открыто забавлялась.

– Даже так? – усмехнулся Велеслав. – Юна, ты не возражаешь, если ненадолго останешься в лапах этого страшного оборотня? – вампир вернул шпильку.

– О! Оборотень – это, конечно, страшно, но крови я боюсь больше, – улыбнулась девушка.

– Договорились. Мы вернемся за вами через час, – произнес Велеслав.

– Ведите себя хорошо, – Яромир легонько щелкнул Кару по носу.

Они вышли из ресторана. Молча дошли до машины. Велеслав закурил.

– Тебе ведь интересно, о чем думает твоя подопечная.

– С чего ты взял? – буркнул Велес.

– Наверное, с того, что ни ты ни я дураками не являемся. Если бы тебя не интересовали ее мысли, ты бы поставил щит и ей.

– Уел, – Велеслав усмехнулся. Они сели в машину и выехали со стоянки. – Рассказывай.

– Тебе повезло. У девушки нет никаких корыстных мыслей на твой счет, хотя о твоем положении в обществе и состоянии она уже наслышана. Ее беспокоит скорое объяснение с семьей, которое, кстати, не замедлит быть. Скоро у Юны день рождения, а это повышенное внимание, которое никак не обойти. Вот собственно и все.

– Не много же.

– А больше ничего примечательного для тебя все равно нет, – усмехнулся Яромир.

– Что тебе надо от Кары? – в лоб спросил Велеслав.

– Меня устраивает все как есть, – ухмыльнулся он в ответ.

– Хорошо, тогда я, пожалуй, поделюсь с тобой парой весьма интересных для тебя мыслей.

– Делись.

– Я наслышан, что у одного из оракулов твоего клана было видение о том, что Буйку довольно скоро на его посту сменят. Да, клан Памяти хорошо хранит секреты, и никто до сих пор не услышал, кто же сменит говорящего за оборотней в Совете. Но, ты рассказал Каре об одном очень занимательном видении. Тебе повезло, что она не знает о том, что Буйка скоро потеряет свое место. Она не дура, и если бы знала о видении, ты бы вылетел из ее дома несмотря на то, что волчица выбрала тебя.

– Отличная догадка, но ты не докажешь ей, – Яромир усмехнулся, прекрасно понимая, что в результате и них есть только их слова. Но он в отличие от Велеса всегда может использовать их связь.

– Я не собираюсь ничего рассказывать Каре. Она слишком гордая, чтобы простить, но выбор зверя – это навсегда. А я не хочу, чтобы она страдала.

– Понял тебя. Спасибо.

– Я делаю это не для тебя, а для нее.

– Учту. Ты хочешь получить от меня что-то за молчание? – Яр начал торг, он не имел право проиграть наследнику Крови сейчас.

– Ты прав. Хочу, – хладнокровно ответил Велеслав.

– Что же?

– Ты знаешь, что связь, образующаяся между вампиром и тем, кто добровольно делится с ним кровью, может работать в обе стороны?

– Не знал.

– Теперь знаешь. Так вот, после небольшого ритуала магии крови вы с Карой сможете без проблем объединять силы. Правда, при этом и она сможет при большой затрате сил подчинить себе твою волю…

– Я понимаю. Хелен попыталась это сделать… и ты… убил ее.

– Ты прав, – холодно ответил Велеслав.

– Я согласен на ритуал, – не раздумывая, отозвался Яр.

– Тебе так нужна власть, которую Кара сможет тебе дать? – с презрением поинтересовался вампир.

– Это нужно моему клану.

– Как знаешь…

*Мать – официальное обращение к главе клана.

*Сын, Дочь – официальное обращение главы клана к другим его членам.

 

Глава четвертая

Кара внимательно наблюдала за тем, как напарник с подопечной приближаются к ним. Девушка рядом с Велеславом заметно нервничала, ощущая на себе пристальное внимание посетителей, да и вампир спокойствием не блистал. Оборотень, как и любая женщина, быстро оценила новую знакомую. Такая же невысокая, как и сама Кара, подопечная Велеслава была в неброской классической одежде, которая свидетельствовала о наличии ума и вкуса девушки. Минимум косметики, пожалуй, единственным, за что цеплялся взгляд, был контраст между зелеными глазами и кроваво красными волосами, собранными в пучок. Ничего особенного в девушке на первый взгляд не было, но оборотень прекрасно знала, что можно сделать при небольшой трате времени из этого «ничего». Кара решила, что обязательно покажет Велесу его подопечную с другой стороны. Мысленно усмехнувшись, оборотень отложила на потом эти мысли, так и сочащиеся предвкушением отличного развлечения.

После короткого знакомства-приветствия, за столом полилась обычная беседа-болтовня. Кара удивилась, как легко и почти привычно все принимали в ней участие. Юнона была мила и неплохо разбавляла их довольно специфическую компанию. Оборотень давно заметила, что напарник обладает просто магнетической притягательностью практически для всех женщин, но при этом еще и чутьем обладает отменным. Да, во многом это происходит из-за врожденной эмпатии, но и ее при желании можно обойти. Хелен тому была прекрасным примером. Кара надеялась, что на этот раз друг не обожжется с подопечной. Оборотень отметила, как легок в общении вежливо-ненавязчивый стиль Юноны. Пожалуй, девушка даже нравилась оборотню.

Немного подумав, Кара решила немного разрулить сложившуюся ситуацию. Она прекрасно понимала, что временно передать Яра на поруки напарника – отличный вариант, с решением кровного вопроса. К тому же так и у Велеса появился повод сделать тоже самое, а она пока присмотрит за его подопечной и поговорит с ней о своем. О женском. Сделать это большого труда не составило, и после короткой пикировки, когда вампиры вернулись с курения, они были высланы решать свои дела. А Кара мысленно потерла руки в предвкушении.

Кара подозвала официанта и, не слушая подопечной напарника, заказала два глинтвейна. Мягкий полумрак и подогретое вино с пряностями – отличная обстановка для дружеской беседы. Вскоре получив свой заказ, Кара перестала рассматривать Юнону и решила возобновить беседу.

– Ты что-то хотела спросить? – поинтересовалась оборотень, с интересом заглядывая в такие же зеленые, как у нее, глаза собеседницы.

– Да, – девушка явно смутилась. – Прости, это, наверное, не мое дело, но вы с Яромиром недавно вместе?

– Ты права, – Кара была удивлена вопросом и тем, что девушка была абсолютно права. – Не подскажешь, почему ты сделала такой вывод? – Юнона смутилась еще больше.

– Не знаю, если честно.

– А все же? – подопечная друга разбудила ее любопытство.

– Прошу не обижайся, но ты очень остро реагируешь на шутки Яромира, когда на подобные подколы Велеслава вообще не обращаешь внимания. Да и других подобным мелочей, которые говорят, что вы просто еще не привыкли друг к другу, очень много.

– Как интересно, – протянула Кара в ответ.

– Прости, – еще раз извинилась Юнона.

– О! Не стоит, право слово. Лучше задавай вопросы, пока у тебя есть такая возможность. Ведь не обо всем тебе удобно спросить Велеса, ведь так? – Юнона кивнула, что-то решая для себя.

– Мне вот интересно, почему, когда мы вошли, почти все присутствующие разглядывали нас с таким жадным любопытством?

– По нескольким причинам, – Кара почувствовала, как в ней просыпаются лекторские инстинкты, и даже немного посочувствовала Юноне, которой предстоит все это выслушать. – Во-первых, Велеслав обладает очень мощной аурой силы, которая так притягательна для всех живущих на сумеречной стороне мира.

– Что-то я не заметила у него никакой особой ауры…

– Тебе в этом отношении проще, – Кара подмигнула собеседнице. – Ты проводишь с Велесом довольно много времени, поэтому зачастую даже не замечаешь его истинной силы. Юнона, ты не обратила никакого внимания на наши с Яром ауры, что еще раз подтверждает: силой тебя привлечь невозможно – у тебя благодаря Велесу своеобразный иммунитет к этому.

– Интересно, почему ни Велеслав, ни Хран ничего мне об этом не рассказали? – чуть слышно спросила девушка саму себя. – Прости, Кара, ты ведь еще не закончила мой урок, – Юнона улыбнулась.

– Не закончила, – оборотень тоже улыбнулась. – Велеслав хоть и не является первым вампиром Екатеринбурга, – Оборотень увидела не понимание в глазах собеседницы. – В некотором роде главой города среди вампиров, – пояснила Кара. – Хотя с легкостью может им стать, но просто не хочет связываться.

– А я и не знала, – стушевавшись, выдохнула Юнона, когда Кара сделала паузу.

– Ты не учла только одно, я сказала: «Во-первых…». А это подразумевает как минимум наличие «во-вторых», – оборотень самодовольно улыбнулась. – Во-вторых, – она смаковала это слово, – внимание привлекаешь ты. Слух о том, что Велеслав завел подопечную, – Юнона недовольно поморщилась, – уже облетел город.

– И что в этом такого? – удивила будущая целительница.

– Довольно много всего. В основном всех интересует, кто сумел добиться такого расположения этого, вынуждена признать, довольно замкнутого и стойкого вампира.

– Кара, я тебя совсем не понимаю.

– Ну, пока я ничего такого не сказала, а лишь назвала предпосылки, – Кара уже поняла, что Велес не объяснил своей подопечной двоякого положения подопечных сильных мира сего. «И о чем он только думал?! – задала она сама себе вопрос и сама же ответила. – О Хелен…». Черт. Хотя ее дело объяснить так, чтобы у Юноны не появилось желание убить этого вампиристого недоумка. Посмотрев на девушку еще раз, Кара поняла, что вряд ли сумеет выполнить задуманное: Юнона уже, видимо, о чем-то догадалась. Вежливая маска, которая застыла на лице будущей целительницы, не предвещала одному новоиспеченному наставнику ничего… хорошего, разумеется. Кара мысленно глубоко вздохнула и заказала им еще по одной порции глинтвейна. – Собственно те, у кого нет родственником на сумеречной стороне мира, чаще всего попадают к профессиональным наставникам. Но… это сладкое слово «но»… Чаще всего, если у подопечного сильный дар, он может заинтересовать кого-то обладающего достаточной силой… В таких случаях подопечные после окончания обучения вливаются в клан своего наставника, в качестве еще одного вассала.

– Я слышу, как ты его назвала волшебное слово «но».

– Ты вновь права. И есть еще один вариант, который внешне очень напоминает вас с Велесом, – Юнона напряглась. – Когда подопечный довольно красив и корыстен, чтобы стать любовником или любовницей своего наставника.

– Что? – слов у девушки явно не хватало, потому что она беззвучно открывала и закрывала рот не то, пытаясь сделать вдох, не то сказать что-то.

– Вот так. Им интересно посмотреть на новую любовницу, как им думается, наследника клана Крови. Но могу тебя уверить, у Велеслава нет и в мыслях ничего подобного, – Кара поспешила хоть что-то сказать в защиту друга. Оборотень уже поняла, что из-за ее желания решить часть проблем они только прибавились. Правда, судя по всему, только у Велеса.

– Любовницу? Смотрины… – прошипела Юнона себе под нос.

– Да не собирается он делать тебя своей любовницей! – Кара постаралась ободрить собеседницу.

– Собирается, не собирается. А сказать бы мог…

Юнона залпом допила свой глинтвейн. Кара смотрела на все это и понимала, что Велесу предстоит сегодня не легкий разговор. Она заказала еще глинтвейна и постаралась отвлечь Юнону пустой болтовней о приятных женскому сердцу вещах, но из этого мало что вышло. Ледяная маска и острая вежливость не собирались отпускать из своих цепких рук подопечную Велеса и возвращать ее веселости.

Софья пила горячее вино и думала о том, что Велеслав не пожелал ей сказать. Злость, постепенно разливаясь по венам, подбиралась к сердцу и мозгу. Выпитое тихо шумело в голове, но никак не желало менять восприятие ситуации. Было противно. Девушка практически не слышала, что говорила ей Кара, полностью погрузившись в себя и свои чувства. Чувствуя себя преданной, она не желала сейчас пытаться понять мотивы, которые заставили вампира поступить именно так. Общественное мнение обычно для нее ничего толком не значило, но то что Велес не пожелал ей сказать… Почему? Ну, почему нельзя было просто сказать? Софья знала, что тогда она смогла бы понять его. Понять положение и то, что, возможно, вампир действует ей во благо. Но сейчас… Сейчас от всего этого становилось только горче.

Они вернулись, когда Софья допивала третий бокал глинтвейна. Знаки планет теперь у обоих вампиров горели кровью, значит, они сделали то, что собирались. Яромир сначала улыбнулся, но, посмотрев на нее, его улыбка пропала. Вампир быстро перевел взгляд на Кару и протянул ей руку.

– Думаю, мы вынуждены откланяться, – проговорил он, обернувшись к Велеславу.

– Да, да, у нас были еще кое-какие планы на эту ночь, простите, – проговорила Кара, поднимаясь из-за стола. Она ободряюще улыбнулась Велесу, словно прося прощения, и они покинули ресторан.

– Посидим еще немного? – спросил вампир, он тоже не блистал радостью.

– Как хочешь, мне без разницы, – ничего не выражающим голосом ответила Софья. Она не собиралась выяснять отношения здесь. Это было бы дурным тоном и лишней публичностью. Ни того, ни другого она не хотела.

Велеслав подозвал официанта и попросил счет, Софья принципиально не смотрела на наставника, чтобы не сорваться. Взгляд искал хоть какую то зацепку, чтобы можно было использовать ее как якорь, и нашел. Ученический браслет, выглядывая из-под рукава, слабо мерцал камнями в неровном свете. Девушка искала слова и одновременно пыталась себя успокоить. И то и другое выходило у нее безрезультатно. Софья прикусила губу, когда Велеслав помогал ей облачиться в пальто, потому что слова так и рвались наружу. « Не здесь! Не здесь!» – не то уговаривала, не то мысленно приказывала себе девушка.

Софья не помнила, как они добирались домой. «Домой?» – мысленно одернула она себя. Ей вообще не хотелось ничего и никого видеть. Вот и погрузилась в мысли, так глубоко, как смогла. Даже пьянящая прелесть черной осенней ночи не смогла выманить ее оттуда. Она полностью вернулась к реальности уже в коридоре, когда Велес помогал ей снять пальто. Злость вновь накрыла ее с головой, но Софья постаралась удержать ее в узде. Поговорить? Надо поговорить, но не у порога же, правда?

– Хочешь поговорить? – спросил Велес.

– Да, – Софья даже кивнула, чтобы подтвердить серьезность своего желания.

– Тогда пойдем в кабинет, думаю, так будет лучше.

– Хорошо.

Он чувствовал злость, которой была охвачена подопечная. Она как неверный огонек то вспыхивала, то почти затухала. Злость, обида, разочарование – вот, что испытывала Юнона. Она была непривычно холодна и отрешена сейчас. И Велес начал беспокоиться о том, что могла сказать ей Кара. Вампир и сам пребывал в нерадостном состоянии после посещения «У кошки», но злости он не испытывал, в отличие от подопечной. Очередная волна ее злости накрыла Велеслава, когда он помог Юне снять верхнюю одежду. Неужели злится на него?

Вампир, недолго думая, предложил подопечной поговорить. Разговор вообще лучший способ решить многие проблемы. То, что Юнона вела себя слишком сдержано, настораживало. Подопечная села на самый краешек кресла и сложила руку на колени, приготовилась выжидать.

– Что-то случилось? – спросил Велеслав.

– Да, – вампир почувствовал, что девушка сдерживается из последних сил. – Почему ты не сказал мне о том, что все вокруг будут считать меня твоей любовницей? Почему молчал?

– Тебя так заботит мнение окружающих, – Велес и сам начал злиться.

– Нет! Да! Я должна была знать! Должна. Почему ты не сказал? Почему лгал?

– Я не лгал тебе. Мне просто был совершенно не нужен скандал, который ты сейчас устраиваешь, – вампиру было трудно держать себя в руках.

– Я устраиваю скандал?! – Юнона уже начала кричать. – Любовница – это ведь так удобно для тебя. Прав у меня в вашем мире нет… А ты… Да как ты посмел?!

– Любовница? – Велес зло усмехнулся. – А разве не на эту роль ты так активно претендовала… Стремилась, а Юна?

– Я… – девушка задохнулась от возмущения. Волна ее ярости и злости захлестнула сознание Велеслава.

Вампир почувствовал, как сила начала сжимать его сердце. Боль быстро очистила сознание от пьянящей ярости. Он заставил себя не обращать на боль внимания – хотелось жить. Превозмогая себя, но, все еще двигаясь со скоростью превышающей человеческую, Велес метнулся к подопечной. С каждым мигом боль все нарастала, но он успел добраться до Юны. Пощечина обожгла его руку. В глазах подопечной зажегся страх.

– Дуррра, – прорычал вампир. – Если бы я был человеком, то ты уже убила бы меня! – выплюнул он слова в расширившиеся от ужаса зрачки подопечной.

Он не думал, что подопечная настолько сильна. Даже не подозревал, и это очередная его ошибка. Велес с трудом поднялся на ноги, восстановив наконец-то дыхание и сердцебиение. Пожалуй, если бы в нем не плескалась сила чужой крови, не факт, что он сумел бы справиться со сложившейся ситуацией. Над этим стоило бы подумать, но не сейчас. Вампир посмотрел на свою подопечную, которая сейчас находилась в глубоком обмороке из-за перерасхода сил. Он еще раз посмотрел на девушку и, чувствуя отчасти свою вину в случившемся, поднял Юну на руку, чтобы отнести в ее комнату.

Велес вернулся к себе в кабинет. Закурил. Долго сидел, прикрыв глаза, и цедил сигаретный дым. В голове постепенно начало шуметь. Ему не хотелось искать правых и виноватых. Ему вообще ничего не хотелось… Вампир долго собирался с мыслями, но так ничего путного решить и не смог. В дверь поскреблись, и появился Хран с чашкой свежесваренного кофе. Его аромат ударил по чуть приглушенному обонянию из-за табачного дыма. Первый же глоток, последовавший за глубокой затяжкой, сделал сознание вампира болезненно четким.

– Постой, Хран, – медленно проговорил Велес.

– Вы желаете что-то еще, господин Велеслав? – домовой с ним всегда вел себя как вышколенный английский дворецкий.

– Да, – еще одна затяжка. Глоток черного кофе. Вампир запустил руку в волосы. – Расскажи мне о ней.

– Что вы желаете знать о хозяйке, господин? – в голове домового послышалось напряжение.

– Я не буду спрашивать ничего о ее личной жизни. Скажи мне только, какой ее видишь ты? – вампир акцентировал внимание на этом «ты».

– Хозяйка… Юнона?.. Софья. Она как огонь в камине. Мягкий, согревающий и обманчиво покорный. Но стоит подлить хоть капельку масла, и он вырвется на свободу. Опалит. Сожжет. Она сильна в своей слабости, но это трудно как для нее, так и для окружающих. А еще хозяйка горда, господин Велеслав.

– Горда? – задумчиво протянул Велес, словно пробуя слово на вкус.

– Но она может переступить через гордость, если верит…

– Верит? – вампир был удивлен.

– Я слышал, как ее спрашивали, что самое дорогое в жизни. И хозяйка ответила понимание и вера. Понимать она умеет как никто другой, но верит с трудом…

– Спасибо, Хран, можешь идти.

Оставшись в одиночестве, он снова закурил. Не хотелось ни думать, ни чувствовать. Но вот беда – не делать этого не получалось. Докурив вторую сигарету, Велес понял, что так дальше нельзя и необходимо переключиться. Он достал записи пятнадцатилетней давности и занялся расчетами к ритуалу крови для Кары. И уже спустя пару часов все было готово. За это время Велес не думал о сегодняшнем разговоре и почти вернул себе спокойствие. Вампир думал о том, что необходимо провести ритуал как можно скорее. Иначе есть шанс, что проводить ритуал будет уже просто не для кого… Велеслав взял телефон и набрал номер напарницы.

– Доброй ночи, Кара, вы не заняты? – спросил он, когда оборотень взяла трубку.

– Да нет, вроде бы. Что-то случилось? – напарница заволновалась.

– Нет. Ничего такого. Просто хочу поговорить. Давай я заеду к вам через час?

– Ну, хорошо, – оборотень поняла, что разговор будет серьезным и «не телефонным». – Будем ждать.

Кара под руку с Яромиром покинула ресторан. В данный момент она очень не завидовала напарнику, зная, как он не любит всевозможные выяснения отношений. Но… он сам был виноват в сложившейся ситуации. Оборотень притворно фыркнула, когда Яр помог ей сесть в машину. Ей вообще нравилось играть с ним в самостоятельную и гордую феминистку, хотя его действия были очень приятны.

– Я так понимаю, ты увел меня оттуда, чтобы оставить Велеса с подопечной наедине? – спросила Кара, когда Яромир завел мотор ее авто.

– Конечно, – его голос завораживал оборотня.

– Расскажешь мне то, что прочел в ее мыслях? – Кара лучилась любопытством.

– Нет, – Яр самодовольно улыбнулся.

– Вредина!

– Знаю, – усмехнулся он. – Есть предложения о продолжении вечера? – словно демон-искуситель спросил вампир.

– Конечно, – довольно прищурилась оборотень и приоткрыла свой разум.

– Так ты этого хочешь? – Яр был явно доволен. – Не боишься?

– Тебя? – Кара усмехнулась.

Вскоре они уже подъезжали к одному из спортивных центров сумеречного мира. Оборотень улыбнулась, видя недоумение на лицах обслуживающего персонала, когда она снимала зал для спарринга. Действительно выглядели они с Яром довольно колоритно: невысокая, утонченно-хрупкая девушка и высокий статный мужчина. Мысль, что они могли бы сражаться друг с другом на равных, казалась абсурдной. Кара самодовольно улыбнулась, предчувствуя грядущее развлечение. Она отправилась переодеваться, позволив Яру обговорить оставшиеся детали. Вскоре оборотень уже вошла в зал, где ее поджидал Яромир.

– Выбирайте оружие, миледи Лесса, – улыбнулся вампир и склонился в глубоком поклоне.

Кара лишь ухмыльнулась в ответ. Она не раз бывала здесь, поэтому выбор оружия не должен был занять много времени. Взяв со стенда первый попавшийся деревянный меч, она взвесила его в руке. Проверила баланс и удовлетворенно хмыкнула.

– Приступим?

– Разумеется, – его голос лучился предвкушением.

Кара не стала заставлять себя ждать и легко перешла в атаку. Она нанесла удар, который Яромир легко парировал.

– Это все? – вампир начал ее подначивать.

Оборотень не стала тратить время на возражения и вновь атаковала. Скорость увеличивалась с каждой секундой, и девушка была вынуждена признать, что вампир движется быстрее. Она могла сражаться с ним на равных только благодаря своей запредельной гибкости. Яр подловил ее при очередном кульбите, когда она уходила с траектории его атаки. Вампир самодовольно навис над распластанной на полу девушкой.

– Сдаешься? – спросил Яр.

– Нет, – ответила Кара и, приподнявшись немного, поцеловала своего противника.

Она прекрасно понимала, что проиграла всего лишь маленькую битву, поэтому с легкостью позволила себе выпустить свою страсть. Поцелуи стали жарче, его руки танцевали на коже оборотня. Кара наслаждалась его прикосновениями, его силой и его страстью. В этот момент они обе ее половины были счастливы.

Потом она лежала на плече своего вампира и перебирала пряди его волос, слушая мерное дыхание Яромира. В этот момент она была просто и банально счастлива. Но безмятежное счастье – самое быстротечное, что есть на Земле. Поэтому вскоре раздался звонок телефона, и Кара нехотя отправилась его искать. Короткий разговор с Велеславом заставил ее пересмотреть планы на оставшуюся часть ночи.

– Велес звонил. Он хотел бы с нами встретиться через час, – проинформировала Кара своего возлюбленного.

– Хорошо. Думаю, это будет полезно, – произнес Яромир, поднимаясь.

– Ты опять все на свете знаешь, – фыркнула оборотень, собирая разбросанные по залу вещи.

– На том и стоим, – усмехнулся в ответ мужчина.

Яромир догадывался, почему Велес захотел встретиться именно сегодня. Скорее всего, наследник клана Крови собирается провести ритуал. Что ж, Яромир не имел ничего против этого. Тем более Кара действительно ему нравилась, так что вампир не видел смысла в попытках избежать этого ритуала, которые еще больше их свяжет.

Минут через сорок они были уже в квартире Кары. Оборотень заметно волновалась, поэтому Яромир заварил ей ромашковый чай и усадил к себе на колени. Где девушка довольно скоро угрелась, точно кошка на солнце, и почти задремала. И во второй раз за эту ночь идиллию испортил звонок Велеслава, правда, на этот раз звонил он в дверь. Кара встрепенулась и побежала открывать. Вампиры обменялись тяжелыми взглядами, пока девушка вежливо приглашала гостя за стол.

Яр наблюдал за тем, как напарник его волчицы привычно занимает один из стульев, и внутри у него впервые зашевелилась ревность и раздражение. Он с трудом подавил эти чувства, памятуя об эмпатии Велеслава и не желая давать тому хоть такое-то преимущество над собой. Кара налила всем чай и вновь устроилась на его коленях, что несколько примирило Яромира с действительностью.

– Ты не хочешь поведать нам о причинах своего визита, Велес? – поинтересовался он, обнимая Кару.

– Я нашел довольно интересные записи, которые могут быть полезны вам двоим.

– Подробнее, – попросила-потребовала оборотень.

– Есть вариант, как использовать твой промах, дорогая, – усмехнулся Велес, а Яр вполне слышно скрипнул зубами.

– Решил позлить его, Велеслав? – голос Кары смеялся, но глаза излучали серьезность.

– Возможно. Просто забавно наблюдать, да и чувствовать пустую ревность.

– Давай к делу, – Яромиру надоело быть безмолвным свидетелем.

– К делу, так к делу, – Велес улыбнулся. – Мало кто знает, что добровольно отданная кровь создает не одностороннюю, а двустороннюю связь. То есть после ритуала, описание которого я вам привез, ты сможет использовать силу Яромира, как и он твою. О подчинении или чего-то еще в этом роде речи не идет.

– Интеррресно, – в голове Кары послышалось звериное рычание. – Ритуал, говоришь? Полезная штука. А ты, что скажешь, Яромир? Ты согласен на подобное? – Оборотень развернулась к нему лицом в кольце рук вампира.

– Думаю, стоит взглянуть на описание ритуала, – ответила наследник клана Памяти. – Но, подозреваю, Велеслав не стал бы советовать то, что смогло бы навредить тебе. Так что я согласен.

– Велес, не мог бы ты продемонстрировать нам названные тобой записи? – Яромир понимал, что Каре нравится эта игра в светский прием.

– Конечно, миледи Карина, – вампир уже давно принял правила этой игры. Он протянул объемную папку с исписанными мелким каллиграфическим почерком листами. Яромир долго изучал написанное, смотря на листы у Кары из-за плеча.

– Для ритуала нас двоих будет достаточно, как я понимаю? – уточнил в гостя Яр.

– Да.

– Как разговор с Юноной? – Кара подняла взгляд от листов и заглянула в глаза друга.

– Нормально, – сухо ответил тот.

– Врешь, но я не буду настаивать на ответе.

– Спасибо. Думаю, дальше вы и сами справитесь, – Велес поднялся из-за стола, всем видом показывая, что собрался уходить.

– Справимся, – Кара тоже начала подниматься, чтобы проводить гостя. Яр нехотя ее отпустил.

– До встречи, – попрощался он.

– До встречи, – синхронно отозвался Велес.

Кара проводила гостя и вернулась на кухню, где Яромир по-прежнему изучал принесенные Велесом записи.

– Ну, и что ты действительно думаешь обо всем этом? – спросила она, застыв на пороге и прислонившись спиной к косяку.

– Думаю, – протянул вампир. – Думаю, что это отличная идея и не стоит затягивать с ее осуществлением.

– Правда. Что-то все подозрительнее и подозрительнее. Где разумный и логически обоснованный протест? – Кара прищурилась.

– А зачем? – ухмыльнулся Яр, глядя оборотню в глаза.

– Потому что этот ритуал перевернет с ног на голову твою власть надо мной. Разве ты готов ее потерять?

– Мне она, эта власть, не нужна.

– Ну, я не буду протестовать против ритуала уж точно, мне он только на руку. Тем более Велес против меня явно ничего не имеет, ему я давно привыкла доверять.

– И почему это ты ему доверяешь? – Кара поняла, что Яр ревнует ее к напарнику. Глупость, конечно. Но лучше не злить его и не наступать на мозоли, тем более что вампиры гораздо больше собственники, чем другие народы.

– Потому что в его действиях я легко нахожу логику, – ответила оборотень.

– Не мудрено, – усмехнулся он. – Женская логика в его поступках так и сквозит… – Кара рассмеялась.

– Пожалуй, подопечная – единственная, кто может вывести его из равновесия. И даже логика с ней дает сбой.

– Он слишком много думает. И думает не о том, точнее не о той. Но это его проблемы, а не наши, – Яромир улыбнулся и быстро перевел тему. – Приступим к ритуалу. Я видел у тебя все необходимые для него ингредиенты.

– Прямо сейчас?

– А зачем тянуть?

– Яр, ты уверен.

– Конечно.

Он подошел. И оборотень с наслаждением уткнулась носом ему в грудь. Волчица внутри довольно заурчала. Кара давно поняла, что этот вампир ей действительно нужен. Она слишком давно отделилась от клана, стала слишком самостоятельной. Привыкла быть сильной, но, как и любая женщина, она ждала того, кто сможет быть сильнее, не ломая ее стержневую суть. Яромир позволял быть ей самой собой, но всегда держал ее в своих руках. Всего неделя прошла, а она уже не представляла свою жизнь без этого совершенно не выносимого, но такого невыразимо нужного вампира.

– Идем? – выдохнул Яромир ей на ухо.

– Да.

Где-то на краю сознания колыхался страх, но и любопытство наконец-то проснулось. Сила? Сила почти не интересовала ее сейчас. Да, еще один шаг к осуществлению ее мести несомненно грел душу, но сейчас у Кары появились и другие страсти. Одна из которых настойчиво тянула ее в зал, чтобы провести ритуал. Вампир выпустил ее руку лишь тогда, когда они перешагнули порог залы.

– Я черчу знак. С тебя шесть свечей, земля, вода. Выполнять, – скомандовал Яр.

Кара козырнула и отправилась выполнять распоряжения. Чувство тревоги после выходки вампира немного притупилось, за что оборотень была ему очень благодарна. Вскоре она вернулась, принеся с собой все, что было необходимо для ритуала. Яромир в это время уже дочерчивал на полу знаки для ритуала. Кара тяжело вздохнула: паркет можно смело перестилать. Сначала с ним позабавился Велес, когда снимал проклятье, теперь и Яр присоединился к разрушениям. Вампир самодовольно улыбнулся и убрал меч в ножны.

– Принимай работу!

Кара взглянула на рисунок. В круг, оставленный мечом Велеса, теперь была вписана пятиконечная звезда. По каждому из ее лучей вились вязь рун и магических символов. Оборотень залюбовалась филигранностью работы, выполненную Яромиром так быстро.

– Так. Теперь расставляй свечи за границей круга напротив вершин звезды.

– А шестую куда? – поинтересовалась Кара.

– В круг. На луч с надписью «огонь», – проинструктировал ее Яромир.

Вскоре все приготовления были закончены. Кара по-прежнему сомневалась в успехе задуманного, да и в целесообразности самого ритуала, но в открытую этого не высказывала.

– Становись в центр звезды, – скомандовал вампир, не оставляя оборотню времени на раздумья.

Кара выполнила его указание, и вампир легким пассом зажег свечи.

– Ты должна пролить несколько капель крови на «пустой» луч, – услышала Кара его следующее указание.

– Выполнила, – козырнула оборотень. Ей почему то хотелось дурачиться.

– А теперь замри. Все остальное буду делать я.

Кара внимательно следила за действиями вампира. Страх опять начал шевелиться в ее душе.

– Успокойся! – выдохнул он, прикрыв глаза.

Через три удара сердца Яромир вновь открыл глаза, и Кара больше не могла пошевелиться. Она могла лишь беззвучно наблюдать за тем, как вампир затянул почти не воспринимаемую ухом речь-заклятье. С каждым произнесенным звуком, с каждой паузой оборотень все больше и больше ощущала связь, которая накрепко связывает их существа и души. Это пугало. Кара, наверное, готова была даже убежать, чтобы спастись от этого. Но не могла даже моргнуть, чтобы развеять эту давящую и гнетущую силу, что обрушивалась на нее. Оборотень и не подозревала, что ее возлюбленный настолько силен. Но вот Яромир замолчал, а потом и ощущение давящей силы исчезло. Кара вновь смогла шевелиться. Она быстро выбралась за границу все еще светящегося магией рисунка и подошла к устало осевшему на пол вампиру.

– Думаешь, у нас получилось? – осторожно спросила она.

– Конечно, получилось. Ты ведь тоже чувствуешь эту связь, я слышу.

– Но… мои щиты?

– Считай, что это мой ответный бонус. Теперь никакие щиты тебе не помогут скрыть от меня мысли, – слабо, но довольно усмехнулся он.

– Гад! – Кара вновь злилась.

– За это ты меня и любишь, Лесса.

– Наверное, – протянула оборотень и уже спокойно уселась рядом с ним. – Так непривычно чувствовать тебя вот так…

– Знаю. Мне тоже непривычно, но в этом есть свои плюсы, – Яромир провел рукой по волосам девушки. – Теперь я всегда смогу найти тебя.

– Как и я тебя, – не осталась в долгу Кара.

– И это тоже… замечательно…

Она проснулась с тяжелой головой в своей постели. Взглянула на часы. Села. Потерла виски: голова уже начинала болеть, обещая приятные часы в объятиях мигрени. Софья сильно сжала виски, и едва не вскрикнула. Потому что мысли, которые снулыми рыбами медленно и хаотично плавали в голове до этого момента, вдруг оживились и приняли четкий строй. На прокушенной губе тут же набухла капелька крови. «Черт! Я чуть не убила его!» – Софья попыталась вскочить на ноги, но это ей не удалось: голова закружилась настолько, что девушка поняла – лучше не дергаться.

«Я его чуть не убила! Я едва не убила Велеслава!» – и так по кругу. Софья, не понимая, что собственно делает, методично доводила себя до благостного состояния истерики. Девушка бы сумела довести начатое до конца, если бы не домой, который бесшумно возник в комнате.

– Хозяйка, я вам таблетку принес, – проговорил он.

Софья осторожно села на кровати и взяла в руки аспирин и левитирующий перед носом стакан с водой. Проглотив таблетку и запив ее должным количеством воды, девушка усилием воли отправила пустой стакан на стол.

– Как он, Хран? – это было единственным, что действительно интересовало ее в этот момент.

– С господином Велеславом все в порядке, – заверил ее домовой.

– Злится? Рвет и мечет? Разочарован? Как он отнесся к случившемуся? – Софья волновалась все больше.

– Никак, – честно ответил домовой.

– Как так? – опешила девушка.

– Я не могу объяснить вам, хозяйка, как господин все это воспринял. Он закрыл свои чувства.

– Плохо. Хран, я решила, я больше не могу жить здесь. Вдруг в следующий раз я действительно его убью. Ты вернешься со мной? – это было важно, но на самом деле Софье просто нужна была поддержка домового.

– Да, хозяйка.

– Спасибо, Хран, – девушка почесала черного кота за ухом. – Я знаю, что это сложный шаг для тебя, – домовой промолчал в ответ.

Вскоре таблетка подействовала, и Софья поднялась с кровати. Собственно, план дальнейших действий у девушки появился довольно быстро. Она с помощью Храна начала собирать свои вещи, чтобы вернуться в обычную жизнь, навсегда вычеркнув из своей памяти все эти моменты и силу. Она была уверена, что справится. Потому что должна справиться. Ей не хотелось становится убийцей, которой она скорее всего станет, если останется в доме этого вампира. Ведь он смог убить ее доверие к нему, а это значит, что вера вряд ли когда-нибудь вернется. А без веры… Без банального доверия… Она даже думать не хотела, что может произойти, если она останется здесь… сейчас… С теми чувствами, которые так упорно занимали ее душу. Обида, боль, злость. Софья боялась, что не может справиться с ними.

Муторные, невеселые мысли все так же одолевали ее. И Софья сдалась. Она включила плеер и постаралась отвлечься на музыку, пока руки заняты делом. Вообще, как оказалось, это было самым правильным решением. Под роковые ритмы, привычные слова, в которых с легкостью ловился второй, а то и третий смысл, работа была гораздо приятнее. Да и мысли о том, что произошло вчера, немного отступили. Это обнадеживало. Она мерно укладывала в стопочку одежду, когда в наушниках заиграла давно привычная мелодия. Елена Погребижская вслед запела довольно интересную песню: «До победы».

«Истинный вид моего лица Еще никому не ведом. Я буду бороться не до конца А до победы…» Софья, вновь услышав эти строчки, очень удивилась. Еще бы. Она раньше не слышала то, настолько точно попадают эти строки в ее мироощущения. «Это действительно про меня, – думала она. – Истинный вид моего лица еще никому не ведом… Так просто?». Удивление довольно скоро прошло, и девушка вновь вернулась к собираемым вещам. Она была не намерена задерживаться в квартире Велеслава хоть сколько-нибудь еще. Надрывно верещал телефон, немедленно требуя внимания. Он с трудом оторвал голову от подушки и мысленно выругался, не понимая какому идиоту понадобилось звонить в такую по истине неприличную рань. Ответ был найден сразу же, как только Велес посмотрел на экран телефона, высветивший короткое «Барс».

– Какого дьявола, Барс? – прорычал он в трубку.

– Сбор в управлении через сорок минут. Зафиксирован огромный выброс неконтролируемой энергии. Предполагается, что это ответная реакция мира на силу пророчицы не контролируемую Сердцем. Все. Жду.

– Черт! – выругался вампир в телефонные гудки.

Вампир вылез из-под одеяла, натянул штаны и вышел из комнаты. Все это он проделал совершенно бездумно. Голова после трех часов сна и литра коньяка наотрез отказывалась работать. В сомнамбулическом состоянии Велес добрался до душа. Мысли начали подавать признаки жизни минут через пять после того, как он встал под ледяную воду. Время поджимало, и Велес с неохотой добавил горячей воды. Душ отнял у вампира намного меньше времени, чем чистка зубов. Голова вновь начала гудеть. Настроение скатывалось к отметке: «убью первого попавшегося под руку».

Он вышел из душа и от души хлопнул дверью, так что лампа в коридоре закачалась. Настроение это не улучшило… О содеянном Велес по-настоящему пожалел буквально через десять секунд. Юнона выглянула из-за двери ведущей в свою комнату. На него обрушились сначала ее удивление, потом вина, а затем и решительность.

– Ты уже встал? Рано. Нам нужно поговорить! – потребовала его подопечная.

– У тебя есть три минуты, пока я буду собираться, – ответил он и отправился в гардеробную. Она послушно проследовала за ним.

– Я ухожу. Нет смысла обучаться владению силой, потому что она мне не нужна. Я от нее отказываюсь!

– Никуда ты не уходишь. От силы невозможно отказаться. Закрыли тему.

– Возможно. Я просто не буду ее использовать и вернусь к нормальной жизни.

– Ты хочешь, чтобы я выпустил в мир недоучку, которая не может себя контролировать? – зло усмехнулся он.

– Я умею себя контролировать! – по его сознанию ударила волна ярости подопечной.

– Заметил. Вчера.

– Ты просто меня спровоцировал! – Юна начала срываться на крик.

– Конечно. Я тебя спровоцировал… – протянул вампир. Велес молниеносно развернулся и подцепил подбородок девушки пальцами, заставив ее смотреть в ему прямо в глаза. – Тебе так не терпится стать убийцей? – он забил каждое слово в испуганно расширившиеся зрачки.

– Отпусти меня! – прошептала она со страхом.

– Пожалуйста, – Велес действительно ее отпустил и отошел. – Кстати, выйди, я оденусь.

Вампир недовольно поморщился, когда подопечная вышла из комнаты, смачно хлопнув дверью напоследок. Но сейчас ему было не до разбирательств с Юной – время поджимало. Он быстро закончил сборы, рассовал по карманам оружие и амулеты, подхватил меч и вышел из комнаты. В коридоре было пусто. Что ж отсутствие подопечной и домового вполне устраивало Велеса. Он быстро пересек квартиру и остановился у входной двери. Он усмехнулся про себя, одевая куртку. Сегодня он не аристократ, а просто воин.

Велес вышел из квартиры и активировал все щиты: теперь это самое безопасное место во всем Екатеринбурге и он сможет не думать о том, что оставил подопечную без присмотра. Он понимал, что вряд ли принятые им меры положительно скажутся на взаимопонимании с Юноной, но времени на изобретение чего-то другого у него просто не было. Настроение и так прибывающее где-то на уровне «нет меня» упало до «не вернусь и не просите». Велес нажал кнопку вызова лифта и начал устанавливать щиты. Когда лифт услужливо открыл перед ним двери, вампир уже успел активировать довольно много щитов, правда, большая часть из них была направлена на усмирение его же эмпатии: делиться своими чувствами с окружающими Велесу совсем не хотелось.

Кара мчалась по пустой дороге и размышляла о том, что она только успела почти заскучать за монотонностью бумажной работы, как тут же появился шанс вновь оказаться при настоящем деле. Оборотень вообще предпочитала силовые операции, вот и сейчас она, несмотря на раннюю побудку, была бодра и предвкушала неплохое развлечение. Волчица внутри была полностью согласна с настроениями Кары-человека.

Все было просто и довольно понятно. «Впереди, скорее всего, стандартная зачистка территории, так что ничего необычного быть не должно», – думала Кара, не понимая беспокойства Яромира. Вампир, по ее мнению, вообще должен был спокойно отпустить ее выполнять работу, а не устраивать спектакли: «Возьми меня с собой». Оборотня очень удивило и позабавило предложение возлюбленного, что он будет полезен. Кара не сомневалась, что Яр с легкостью впишется в их оперативную группу, но не видела в этом смысла. Поэтому после небольшой, но эмоциональной перепалки, пока оборотень принимала душ, было решено, что она едет на работу одна. Яромир недовольно фыркал, но другие виды протеста не использовал.

В управлении она появилась ровно через тридцать восемь минут после звонка Барса, что можно было смело записывать в личные рекорды. Кара раньше никогда не появлялась в управлении меньше чем через сорок одну минуту после звонка шефа, поэтому Барс всегда звонил ей, а уж потом Велеславу. Так повелось, что в отличие от обычных оперативников Каре и Велесу оборотень звонил сам. Кара оглядела холл в поисках Велеса, но, к своему удивлению, вампира она не увидела. Где-то внутри тревожно тренькнуло. «Странно, он уже должен был быть здесь…» – подумала оборотень и уже собиралась подойти к Барсу, когда он глубоко вдохнул и зычно скомандовал: «Стройся!». Приказ был выполнен незамедлительно и всеми.

– Немногим более часа назад, – взглянув на часы, произнес оборотень, – произошел огромный выброс неконтролируемой природной силы. В связи с этим возможно поднятие кладбищ и активации проклятий, а так же прочих негативных магических последствий. Работа будет проходить по стандартному плану номер четыре. Прошу руководителей опергрупп подойти ко мне, чтобы получить карты территорий для зачистки.

Кара с удивлением обнаружила, что первым к барсу подошел Велеслав. Странно, но она не заметила, когда вампир появился к холе. Это насторожило оборотня.

– Здравствуй, Кара, – девушка обернулась и взглянула на напарника с помощью силы. И с трудом подавила желание удивленно приоткрыть рот, потому что такое количество щитов на ком-то она видела впервые.

– И тебе не болеть, – попытка Кара выглядеть беззаботно с треском провалилась. – Велес, что случилось?

– Ничего, – ответил вампир и тут же развернулся, чтобы поприветствовать другую команду. – Рад, Бор, вы чего такие довольные?

– Привет, – оборотень и вампир ответили хором и так же синхронно улыбнулись Каре. – Да мы сегодня дежурим, а тут такие новости. Гораздо лучше, чем сидеть в управе весь день.

– Понятно, – Кара потянула Велеса за руку к выходу.

– А вы чего такие смурные оба? – поинтересовался Борислав.

– Не выспались? – Рад усмехнулся. – Наверное, веселая была ночка… – протянул вампир, глядя на Велеса.

– Ну, уж не скучная, точно, – ответила Кара, видя, что Велес не собирается вмешиваться в начатый им же разговор.

Вскоре они подошли к «рабочим» машинам. В каждом вездеходе был небольшой, но практичный склад оружия и прочих необходимых в подобных командировках мелочей: как сухпайки и спальники. Кара забралась на водительское сиденье, начисто проигнорировав недовольный взгляд вампира. Велес сел и заглянул в карту.

– Ну и куда нам.

– В Тихолесский район.

– Не близко. И что там есть из предполагаемых объектов повышенной опасности? – спросила Кара, выруливая со стоянки.

– Два старых кладбища. Три заброшенных деревеньки. Ну и Лес, конечно, же.

– Мило… Сразу видно: Барс очень старался, – съязвила оборотень.

– Зато не скучно.

– Это точно. И, нескучный мой, – Велес поморщился, услышав это обращение, – расскажи-ка мне, почему ты как новогодняя елка игрушками увешен щитами, да к тому же фонишь злостью на всю округу?

– Кара, не вмешивайся, а? – оборотень услышала некую обреченность в голове напарника.

– Понятно… – протянула девушка. – Вы с Юной не помирились. Зря. Нормальная девочка, только наивная по молодости лет.

– Кара, отстань, ладно.

– Договорились, – Велес с облегчением выдохнул, – но потом все расскажешь, – добила вампира Кара.

Яромир, проводив Кару, сварил себе кофе и за полчала под крепкий ароматный напиток с изяществом и легкостью, говорящими о немалой практике, поставил на уши всех своих осведомителей. Вампир предпочитал быть всегда в курсе всех важных событий обоих миров. Поэтому, выдав должное количество чудотворных пинков для ускорения деятельности своих информаторов, вампир с чувством выполненного долга отправился досыпать. Дальнейшие планы, которые несомненно уже полностью сформировались в его голове, требовали бодрствования нескольких личностей, будить которых сейчас Яр бы не рискнул.

Проснулся вампир, как и большая часть жителей сумеречной стороны мира, в начале четвертого по полудню. Не спеша и с немалым удовольствием, принял душ, затем позавтракал и лишь после этого ощутил в себе силы к продолжению начатой деятельности. Первым в списке необходимых дел значился разговор с Матерью клана Памяти. Яр уже привычно скрыл свою истинную суть и погрузился в информационное пространство клана. Звенислава как всегда была здесь, поэтому Яр без труда смог испросить у нее разрешения на аудиенцию и соответственно получить согласие.

– Приветствую, Сын, – ее голос играл, Яр не сомневался, что мать его узнала. – Я вижу, ты пришел спрашивать. Так не стесняйся – задавай вопросы.

– Ты как всегда права, Мать.

– Еще бы, – усмехнулась вампирша, – Совет гудит растревоженным ульем, но они не спешат распространяться о том, что зафиксирован первый всплеск силы Пророчицы.

– Если они не спешат распространяться, откуда ты знаешь об этом? – спросил Яромир.

– Не ты один любишь быть в курсе происходящего, – усмехнулась в ответ женщина.

– Скажи, ты думаешь, что поиски будут тайными?

– Уверена. О Пророчице Совет не станет кричать на каждом шагу, ведь такой козырь нельзя упустить. Они решатся объявить о ее возрождении, лишь в том случае, когда Пророчица будет полностью под их контролем.

– Считаешь, у них это получится?

– Такова позиция Совета…

– Сколько предвкушения в твоем голосе, Мать, – официальное обращение лишь усилило иронию его слов. – Главе клане не пристало быть настолько кровожадной.

– Это не кровожадность, а заинтригованность – не путай, – сквозь смех дала наставления Звенислава.

– Конечно, – протянул вампир, показывая этим степень доверия к ее словам.

– Тогда поведай мне, о сын мой, о том, как продвигаются твои дела?

– Клан Волка будет поддерживать наш клан в любом начинании, – ответил он неохотно.

– Ты же знаешь, Яромир, меня интересует совсем другое.

– Знаю.

– Так как с наследницей? – в этот момент мелодичный голос вампирши звучал на диво хищно.

– Карина Вольная полностью в моей власти, – четко отрапортовал Яромир.

– Вот это я и желала от тебя услышать, Сын.

– Позволено ли мне покинуть тебя, Мать?

– Конечно, Сын.

Яромир вернулся в реальность, чувствуя себя предателем. Хотя ничего необычного или постыдного в разговоре не было. Это заставило вампира задуматься над сложившейся ситуацией. Он долго пил в одиночестве кофе, с каждой минутой все больше и больше понимая, что он привязался к Лессе гораздо больше, чем того требовали интересы его клана. Яромир прошелся по пустой квартире: отсутствие оборотня непривычно давило. Он осторожно потянулся к ней по нитям их связей и почувствовал разливающееся в груди тепло от осознания того, что с ней все в порядке.

Он быстро оделся и вышел из квартиры, которая давила сегодня на него своими стенами. Яромир отправился бродить по городу, слушая мысли прохожих. Вампир не знал, почему сегодня его дару понадобилось пространство, воздух и люди. Простые, повседневно-обыденные люди. Он шел по городу, слушая его. Яромир понимал, что город или даже сам мир пытается ему что-то сказать, но вампир не мог услышать, понять – этот крик о помощи. Это действовало на нервы, заставляло метаться, словно тигра в клетке. Яромир вымотался, но так и не смог ничего понять. Он в отвратном настроении вернулся в квартиру Кары и занялся тем, что у него всегда получалось отлично, сбором и анализом информации.

 

Глава пятая.

Софья вернулась в комнату, тихонько притворила за собой дверь и вернулась к собиранию вещей. После разговора с Велеславом, она решила, во что бы то ни стало уйти из этого дома. Если потребуется, то даже по-английски. Поэтому примерно через час, когда вампир уже точно покинул квартиру, девушка отправилась на разведку. Она на цыпочках выбралась из комнаты и зашагала в сторону входной двери. Там она и обнаружила весьма неприятный для себя факт: Велес запер дверь не только на ключ, но и с помощью магии. Девушка с трудом подавила желание тут же закатить скандал своему наставнику хоть бы и по телефону. «Значит, ты решил все так! – негодующе думала она.– Ну что ж, посмотрим, смогла ли я чему-нибудь у тебя научиться, господин Велеслав!» – ее мысли так и сочились ядом.

Примерно через час Софья почувствовала, что дело сдвинулось с мертвой точки. Воодушевившись этим, девушка с легкостью сняла первый слой магического плетения заклятья. Под ним оказалось невероятно тонкое и замысловатое плетение силы. Софья даже на минуту залюбовалась его ажурной красотой, отвлекшись от своих планов, изучая работу истинного матера. Но вскоре девушка одернула себя, напомнив себе, что эта красота стоит на пути к ее свободе, а, значит, должна быть уничтожена. Софья коснулась нитей заклятья своей силой и во второй раз за день прокусила губу до крови. Острая боль ударила по кончикам пальцев, а через мгновения разнеслась по всему телу, но так же внезапно исчезла. Девушка с трудом перевела дыхание и сквозь, навернувшиеся на глаза слезы, увидела, как быстро восстанавливается верхний слой плетения, с той лишь разницей, что сейчас он питался ее силой.

Софья бессильно опустилась на колени и обреченно заплакала. Она не знала, сколько прошло времени, но перед ней возник Хран. Домовой принес с собой ромашковый чай и успокоительное.

– Выпейте, хозяйка, – потребовал он, левитируя бутылочку с лекарством у нее перед носом.

– Хран! Хран, ты понимаешь?! Этот… вампир, – девушка выплюнула это слово, – нас запер! Запер!

– Господин Велеслав лишь беспокоится о вас, хозяйка! – чопорно возразил кот.

– И ты туда же… – простонала она. – Я не могу так больше, Хран. Понимаешь, не могу!

– Хозяйка, успокойтесь, – настойчиво произнес Хран. – Господин Велеслав вернется и вы сможете обо всем поговорить.

– Поговорить? – в голосе Софьи послышались истеричные нотки. – Мы уже… поговорили, – зло усмехнулась девушка. – И вчера… И сегодня!

После этого эмоционального выпада у нее совсем не осталось сил, и домовой сумел уговорить девушку выпить успокоительное. Так что вскоре она достаточно успокоилась, чтобы мыслить трезво. Почти сразу в голову ей пришла мысль о том, что вела она себя мягко говоря, как дура. И это совсем ее не порадовало. Софья еще раз с тоской посмотрела на дверь и достала из кармана телефон. Несколько нажатий клавиш. Длинные гудки. А в комнате Велеслава довольно громко и настойчиво заиграла незнакомая ей мелодия.

– Гад! – выругалась она, понимая, что вампир просто оставил телефон дома.

Девушка, поняв, всю тщетность попыток выбраться из квартиры наставника до его возвращения, лишь сильнее разозлилась. Но… ничего собственно не изменилось. Софья невесело усмехнулась, подумав, что он действительно вряд ли ее отпустит. Да и становиться убийцей ей совсем не хотелось, а сейчас девушка понимала, что вряд ли сможет полностью контролировать свою силу в любой ситуации. Значит… Значит… Ей придется остаться здесь. Но, как раньше, уже точно не будет, потому что она больше не собирается облегчать ему совместное существование. А это означает только одно: война. И Софья уже была морально к ней готова.

Велес пересел за руль, когда асфальтированная часть пути закончилась. Кара фыркнула, но он был не приклонен. И вновь ехали молча, хотя Велеслав даже сквозь щиты ощущал желание напарницы поговорить. Вот и старался, не дать ей повода завести беседу. Все внимание – дороге, мысли – работе. Помогало только от разговоров, а вот от мыслей… Он уже пожалел, что запер свою подопечную в квартире. Хотя… у его действий как и у всего в этом мире были и положительные, и отрицательные стороны. В том, что с Юной ничего не случится, пока он выполняет работу можно не сомневаться. Зато… это может еще ухудшить и без того не идеальное взаимопонимание с девушкой.

Машина подпрыгнула на очередном ухабе. Кара заковыристо выругалась и послала в него полный возмущения взгляд. Велес промолчал и добавил скорости. По его прикидкам добираться до первого кладбища, которое оказалось самым ближним из крупных объектов требующих проверки, минут десять не более.

– Давай сыграем, – подалась вперед Кара, сворачивая карту, лежавшую до этого у нее на коленях.

– Настроение нет, – отрезал он.

– Зато у меня есть. Так что… Камень, ножницы, бумага. Идет?

– На что? Ты ведь просто так не играешь, – пояснил вампир свой вопрос, не отрывая взгляда от дороги.

– На то, кто будет заниматься этим кладбищем, а кто прикрытием.

– Называй весь договор целиком, тогда уж, – усмехнулся Велес.

– Тот, кто выиграет, будет заниматься проверкой заклятий на этом кладбище, – пояснила она.

– Собираешься проиграть? – усмехнулся он, зная, что Кара предпочитает магическим плетениям схватки.

– А вот и не угадал, – девушка еда не показала самодовольно ему язык.

– Тогда не вижу смысла играть, раз твои мотивы нелогичны, – он знал как заставить Кару открыть карты.

– Я рассказываю зачем, а ты соглашаешься играть. Идет? – лукаво улыбнулась оборотень, потому что с момента их знакомство многое о напарнике узнала и она.

– Идет.

– Сомневаюсь, что здесь будет что-то опасное или еще что-то в этом роде. Так что, если проверку заклятий на этом кладбище выполню я, у меня будет больше шансов развлечься прикрывая твою спину на втором, – Велес хмыкнул, услышав это.

– Хитрюга, – улыбнулся он. – Играем?

– Конечно. Раз. Два. Три. Камень – ножницы! Я выиграла!

– Ну, значит, это кладбище за тобой, – произнес Велес, останавливая машину.

– Отлично. Работаем.

Они вышли из машины. Велес сразу накинул на себя и напарницу пару обычных щитов, после чего достал меч и немного ослабил контроль над собственной эмпатией. Как ни странно, нежить хоть и не испытывала эмоций и чувств, а все равно легко улавливалась даром Велеслава. Вот и сейчас он приготовился во всеоружии защищать себя и Кару, если таковое понадобится. Он посмотрел в сторону напарницы, которая напряженно морщила лоб и что-то тихо бормотала. Вампир с трудом сдержал рвущееся на волю любопытство, которое подталкивало его самому взглянуть на заклятья на кладбище. Но допустить этого Велес не мог, потому что тогда они могли стать слишком легкой добычей…

– Все, – довольно констатировала оборотень, минут через десять.

– И? Что было-то?

– Ничего. Всего лишь подновила основные крепления заклятья. Разболтались они слишком, и не поймешь толи от времени, толи от выброса силы.

– Не нравится мне все это! – вынес вердикт вампир.

– А кому нравится? – задала риторический вопрос Кара. – Давай дальше двигаться, что ли.

– Слушаюсь и повинуюсь, госпожа, – Велес шутливо козырнул. Как ни странно, но его настроение заметно улучшилось, хотя причин для этого найти он не мог.

До следующего места проверки ехать было часа три, при этом пришлось возвращаться обратно на шоссе, после чего часовой поездки по ровной дороге Велес свернул на гравийку. Кара все это время спала, восстанавливая потраченную энергию. Вампир был предоставлен сам себе, поэтому немало сил уходило на то, чтобы не скатиться в самокопание. Пока шины шуршали по асфальту, он прятался от мыслей в скорости, но дорога сменилась, и теперь под давлением темной стены леса и влажно-грязных осенних сумерек неудобные мысли так и лезли в голову. Вампир мысленно ругался сам с собой. Одна его часть говорила о том, что он поступил правильно и может спокойно заниматься делом, не думая о подопечной, другая же протестовала и настаивала на том, что он банально поддался эмоциям, своим любимым тараканам и прочей ереси, благодаря чему повел себя как последняя сволочь. А во всем виновата память об Хелен и то, что он так и не смог ее простить и отпустить на тот свет с миром.

Кара проснулась, когда автомобиль остановился. Оборотень сладко потянулась и открыла глаза, хотя и без этого чувствовала, что настроение напарника вернулось к состоянию, в котором пришел на работу. Да, задача будет не из легких… Но Кара не боялась трудностей, тем более она знала мотивы его поступков и настроений, а так же как с этим бороться. Она внимательно посмотрела на напарника. Так и есть! Брови сдвинуты, взгляд тяжелый, на лбу морщинки и неглубокие складочки у губ – все признаки воспоминаний о Хелен на лицо. Точнее на лице.

– Велес, а Велес, – позвала она игриво.

– Что? – невыразительно буркнул в ответ вампир.

– А, давай поспорим, – протянула она.

– О чем на этот раз? – настроения по-прежнему у него не было.

– Ну, давай так. Я у тебя подопечную на время… скажем так, возьму поиграть, – она сделала невинное выражение лица и просительно посмотрела на напарника.

– ЧТО? – отличная реакция.

– У меня, сам знаешь, никогда не было подопечных… И мне интересно, как это заниматься воспитанием? Тем более что в нашем мире есть вещи, которые тебе банально неудобно ей объяснять… А мы можем мило побеседовать и обсудить все это просто и непринужденно.

– Ну, и где спор? – Велес уже заинтересовался. Перспектива поделиться воспитанием Юноны с Карой казалась ему довольно утопичной, но все равно заманчивой.

– А! Точно, чуть не забыла. Давай так, если я смогу с ней поладить и полюбовно договориться, что буду заниматься например дважды в неделю, то ты… О! Столько всего… я даже не знаю, что и попросить… так много вариантов! Нет, не могу выбрать. Тогда… Выполнишь одну мою просьбу.

– Просьбу? – подозрительно сощурился он.

– Да. Если у меня не получится найти с ней общий язык, а следовательно и «поиграть» то, я выполню одну твою просьбу.

– Интересное предложение. Я подумаю, – ответил вампир.

– Нет, ты сейчас скажи! – потребовала Кара и надула губки в притворной обиде.

– Договорились, – сверкнул глазами Вампир, явно что-то задумав.

– Отлично, – Кара хлопнула его по протянутой руке и довольно рассмеялась.

– Такое ощущение, что я только что сделал глупость, – заявил Велес, отвечая на реакцию напарницы.

– Ну… – протянула Оборотень. – Все, – резко сменила она тему разговора, – пора за работу. А то стоим – время тратим. Я прикрываю, так что можешь не снимать эмоциональных щитов.

– Благодарю за разрешение, о моя госпожа, – фыркнул вампир и вышел из машины.

Кара легко спрыгнула с высокой подножки джипа и оказалась на земле. Осмотревшись и принюхавшись, девушка решительно достала меч, а в другую руку взяла пистолет с обоймой заговоренных серебряных пуль. Подошла к напарнику, так чтобы не мешать работать, но и блокировать доступ к нему неблаговидных элементов местной фауны, если таковые почтут их своим присутствием. В том, что какой-нибудь упырь или что-то в этом роде может заглянуть на огонек, оборотень не сомневалась, потому что нюх ее никогда не подводил. А тут просто смердело нежитью.

– Готов? Работаем? – кратко спросила она.

– Да.

Вампир закрыл глаза, показывая, что действительно доверяет напарнице. Через секунду он уже начал изучать плетение заклятий на кладбище. Казалось, что Велес полностью отрешился от мира. Кара же наоборот полностью сосредоточилась на окружающей действительности. Ее нервы звенели он напряжения: очередной порыв ветра принес запах мертвечины. Кара подобралась еще сильнее и приготовилась отражать атаку. Они были низшими упырями, теми которые не имеют разума и поднимаются из обычных могил при воздействии чистой силы с негативной окраской. Медлительны и лишены интеллекта. Она, играючи, от щедрот своего сердца выдала каждому по пуле в лоб, отчего упыри рассыпались пылью.

«Гости» больше визитов Каре с Велесом не делали, так что вампир спокойно закончил работу с заклятьями. Оборотень видела, как он открыл глаза, повел плечами, словно сбрасывая с них невидимый груз, и нашел ее взглядом.

– Развлекалась? – девушка отметила, что голос у напарника совсем усталый.

– Ага. Было интересно, – пояснила она.

– Ничего. Мы это исправим, – вот только тон у вампира был довольно жуткий.

– Что ты там высмотрел?

– Ничего хорошего. Заклятье была сбито в основе своего плетения.

– Но эти, – оборотень кивнула в сторону, откуда появились упыри, – не могли же сотворить что-то с плетением такого уровня!

– Вот и я о том же. Здесь кто-то из высшей нежити побывал…

– Но как? Из людских покойников они восстать не могли, а своих мы хороним по всем правилам, – вслух рассуждала девушка.

– Помнишь, тут заброшенная деревня есть неподалеку…

– Думаешь?.. – насторожилась Кара.

– Почти уверен.

– Тогда надо вызывать поддержку.

– На это нет времени. Нам часа четыре до нее добираться. Это по прямой близко, но дороги тут нет… Пока группа будет вызвана, пока они доберутся до места… Время будет потеряно.

– Но, Велес. Ты же сейчас почти все силы отдал, я, конечно, и одна правлюсь, но может не стоит рисковать? – Кара не боялась. Зато разум как всегда легко победил азарт, когда дело приняло серьезный оборот.

– Так. Едем. Нам все равно надо отсюда выбираться. Ты поведешь. Если хочешь, можешь позвонить Барсу. Правда, сомневаюсь, что он сейчас в состоянии выделить группу зачистки.

– Едем. Отсыпайся, а я пока с начальством переговорю, – Кара и сама удивилась тому, как безропотно согласилась выполнять задачи Велеслава. Вообще этот вампир был единственным, кто умудрялся ей командовать.

Она заняла водительское сидение. Потом долго искала, пока Велес устраивался, свой телефон, чтобы позвонить шефу. Оборотень завела мотор автомобиля и развернулась. Время подгоняло, поэтому Кара решила не церемониться и не сильно обращать внимание на кочки, по себе зная, что после мощных заклятий уснуть можно где угодно и в какой угодно положении. Набрала номер и нажала кнопку вызова.

– Да? – раздался усталый голос после второго гудка.

– Барс, у нас новости. Кто-то из высших. Предположительно, в одном из заброшенных сел этого района. Координаты скину чуть позже.

– Кара. Группы зачистки не будет. У нас по всей области аврал. Я даже боевые отряды Свободы привлек… Вы сами в состоянии справится. У вас с Велесом силы на двоих больше, чем в полном отряде. Да и.. обучение куда лучше.

– Льстишь, – жестко констатировала она. – Понятно, будем разбираться сами, раз уж такие дела, – согласилась Кара, хотя радости ей это не прибавило.

– Где Велес? Почему его не слышно? – обеспокоился оборотень.

– Спит, шеф, – отрапортовала девушка.

– Колдовал или задело?

– Он на дальнем кладбище защиту от поднятия переустановил в одиночку.

– Понятно, – Барсу действительно все было понятно. Он сам, хотя и прожил на этом свете уже очень немало лет, не смог бы сделать такое в одиночку. Точнее смог бы, возможно, вот только… выносили бы его после этого… вперед ногами. – Ты знаешь. В выданных вам вещах есть кровяной концентрат.

– Барс! Я скорее его своей кровью напою, чем позволю это пить! Сам понимаешь, они с этих концентратов дуреют. Тебе хочется получить вместо одной проблемы областного масштаба еще одну, в лице сдуревшего высшего вампира, который еще и наследником клана является? Вот-вот. И мне не хочется. Все. Отбой. Будем работать.

Кара выключила телефон и нажала на педаль газа.

Он не смог понять, нырнул ли в пучину сна или вынырнул из нее. Ему потребовалось с десяток секунд, чтобы определиться со стороной существования. Велес определенно уже не спал. Вот только… Раньше он думал, что настолько мощное ощущение нежизни может быть лишь в мире Морфея, но он ошибался.

– Мы близко, – сообщил напарнице информацию хриплым голосом вампир.

– Карта говорит тоже самое. Чувствуешь высшего?

– Нет. Но такое количество эманаций нежизни чувствую впервые.

– Все серьезнее, чем ты предполагал, да?

– Да. Барс отказал в помощи? – все же спросил он.

– Да. Обозвал нас едва ли не суперменами, но в поддержке отказал.

– Я так и думал… Кстати, нас уже поджидают.

– Что?

– Они насторожились и выжидают.

– Велес, мы самоубийцы или как? – его окатила волна ее усталости.

– Нет, пока. Вот если мы… хм, погибнем… тогда да, самоубийцы, точно, – фыркнул он, пытаясь подавить рвущийся наружу смех.

– Не смешно! – Кара не настроена была шутить.

– Очень даже смешно, ты просто не дослушала. Представь себе, что сделает Яромир, если ты хотя бы шаг в сторону грани сделаешь…

– Бред, Велес! Он выбор моего зверя, а не наоборот.

– Кара. Вампиры самые страшные собственники в этом мире. Он тебя никуда не отпустит и никому не отдаст.

– Ну, со мной еще понятно, – Кара улыбнулась, видимо, и она поняла… какого масштаба будут действия ее возлюбленного при неудачном для них развитии действительности. – А ты то чего улыбаешься?

– А я вот не удивлюсь, если моя ненаглядная подопечная достанет меня с того света, – оборотень скептически выгнула бровь, показывая тем самым свое отношение к сказанному. – В тихом омуте, как говорится… Юна вполне может решить, что я сбежал к смерти, чтобы не выяснять с ней отношения… – в этом предположении так и слышалась горькая самоирония.

– Ну, если все так… Придется жить, – Кара рассмеялась, подтверждая свои слова.

Тем временем они добрались до села. Ну, село – это слишком гордо, для этого… Когда-то тут была небольшая деревенька, домов на двадцать, сейчас так вообще более-менее стояло всего пять изб. Кара остановила машину на небольшом пяточку свободного пространства, где раньше, скорее всего, была мощенная площадка около колодца. Велес чувствовал азарт и тревогу, которыми была полна душа напарницы.

– Выходим вместе. Круговая оборона, спина к спине. Оружие: меч плюс пистолет.

– Есть, товарищ генерал, – шутливо и немного нервно козырнула оборотень.

– К пустой голове не прикладывают! – возмутился он. – Выходим!

Он распахнул дверь и выпрыгнул наружу. Кара приземлилась за ним, спустя пару мгновений, готовая защищать его спину.

– Выжидают, сволочи.

– Тогда?

– Идем. Пока вперед. Я еще не чувствую ядра. Слишком много их вокруг.

– Идем.

Работать в паре им было легко, сказывалась практика и совместные тренировки. Вот и сейчас они буквально парили над землей, постепенно двигаясь в сторону ветхих и покосившихся домов. Они отошли метров на сто от джипа, когда нежить, видимо, решила, что отрезала им путь к отступлению и решила появиться. Упыри возникали повсюду, вылезая из кустов, зияющих темными провалами пасти окон и дверей заброшенных домов. Нежить старалась окружить, взять в кольцо.

– О! Вот сейчас и развлечемся, – усмехнулась зло Кара, и Велеса обдало волной ее азарта.

– Пули зря не трать, – посоветовал он.

– Договорились, будем работать по страннике, – он не увидел, но почувствовал, как губ оборотня коснулась чуть шальная улыбка.

– Ближе, ближе. Подходите. Познакомимся, – призывно пропела девушка.

И понеслось. Упыри, которые появились ближе всех к ним, добрались до зоны поражения мечей. Сталь запела песню второй смерти, даруя мертвым покой. Скупые, расчетливые движения. Они экономили силы, не спеша уничтожая небольшую армию нежити.

– Нашел? – спросила оборотень, снося голову очередному противнику.

– Дай еще десяток секунд, – ответил он, разбираясь сразу с тремя упырями. – Черт!

– Что? – обеспокоенный вопрос, но Кара даже не повернулась, чтобы увидеть напарника. Нельзя.

– Их двое.

– Что? – прокричала она так, что упыри на мгновение замерли.

– Тут две твари.

– Где?

– В том доме, – кивком головы указал он в сторону нужного им строения, не прекращая при этом боя.

– Где второй?

– На краю деревни. В дальнем… – серия ударов и выпадов.

– Поняла. Твой дальний, – выхватывая пистолет свободной рукой, сообщила оборотень.

– Хорошо.

– Сейчас, – Кара начала прицельную стрельбу, при этом не прекращая орудовать мечом. Ряды упырей стали таять еще стремительнее.

– Дальше я сам, – ответил он. – Прикрою. Пошла! – Велес резко крутнулся, так что меч со свистом рассек воздух. С его кончика сорвалась ослепительная волна света, уничтожая нежить. Кара к тому моменту, была уже в десятке метров от него.

Вампир мысленно пожелал напарнице удачи и отправился в сторону второго высшего, попутно уничтожая появляющихся в поле видимости упырей.

Кара не сомневалась в своем решении. Высший? Она сможет, потому что у нее нет другого выхода. Потому что должна. Она оттолкнулась от земли и легко перелетела над головами первого круга упырей. Вспышка белоснежного света подтвердила ее догадки: Велес перестал церемониться и экономить силы.

– Огонь да поглотит смерть, – скороговоркой шепнула она, на автомате наполняя заклятье силой. Коснулась губ левой рукой и прищелкнула пальцами, отпуская заклятье на волю. Оставшиеся в живых после атаки Велеслава упыри начали рассыпаться, сжигаемые расцветшим внутри них огненным цветком.

Кара стремилась к цели. Она хотела уничтожить то, что породила смерть. То, что не должно существовать. И она это исправит! Девушка нырнула в темный провал покосившейся двери, выставив перед собой меч. И была спасена этим обстоятельством. Стоило ей пересечь порог, как до этого неизвестный ей противник атаковал. В оборотня полетели смертоносные нити паутины, пропитанные ядом и магией.

– Черт! – от души выругалась Кара, отражая новую атаку.

Пытаться уничтожить пусть молодого, но уже полностью сформировавшегося Прядильщика* магией не имело смысла. Кара создала вокруг себя несколько щитов. После чего, все так же продолжая парировать атаки нежити, начала осторожно приближаться к Высшему. А вот ее противник практически не шевелился. Лишь молниеносно двигались пальцы на всех шести руках. Прядильщик с их помощью управлял нитями паутины. Кара ощутила, колебание магии и в тот же миг Высший вновь атаковал.

Оборотень ушла с траектории полета паутины, сделала молниеносный рывок вперед и нанесла удар. Вот только нежить на месте больше не стояла. Прядильщик начал стремительно перемещаться по комнатенке. Щиты пригодились почти сразу, потому что при очередном кульбите на проваливающемся под ногами полу Кара едва не потеряла равновесие и те несколько сотых секунды, которые ей потребовались, чтобы его восстановить, едва не стоили жизни. Но щит выдержал удар паутины. Кара резко развернулась и бросила свое тело в стремительный рывок-полет по направлению к Высшему. Нежить не успела среагировать и лишилась двух левых рук, но тут же контратаковала. Потеря части конечностей не отразилась на реакции Прядильщика. Он послал в оборотня несколько сгустков паутины и попытался вызвать своих марионеток-упырей.

Кара с трудом отрезала его зов. Ей не хотелось, чтобы под ногами путалось пушечное мясо в виде низших. Сила плеснула с ее рук, останавливая заклятую паутину и возвращая противнику. Девушка тут же атаковала. Стремительно сократила расстояние. И рубанула. Высший лишился головы. Его тело медленно начало осыпаться пеплом.

Оборотень с трудом подавила рвотные позывы. И дело тут было не в том, что она увидела. Подобное ее не смущало. Но вот сила, покидающая рассыпающуюся плоть… Ничего более отвратительного Кара в своей жизни не встречала. Сила сочилась гнилостно-сладкими ароматами тления, смерти и мерзости. Оборотню казалось, что она ощущает склизкую суть этой силы.

Девушка из последних сил рванула к выходу из дома и в дверях едва не столкнулась с упырем. Она, не задумываясь, снесла ему голову и, отпихнув осыпающееся тело с дороги ногой, выбралась на воздух. Оборотень снова смогла дышать.

В сырых промозглых осенних сумерках… дышалось. Хотя тут для нее тоже смердело нежитью, но не так критично. Начавшийся во время ее поединка с Прядильщиком дождь, быстро смыл пот с лица. Кара встряхнулась. Осмотрелась. Упырей поблизости она не видела и не чуяла. Скорее всего, они просто успели всех истребить. Значит, у нее одна задача: найти Велеса и если что помочь ему. Кара принюхалась еще раз. Она ощущала привычный ей запах вампира настолько четко, что легко шла, используя его как ориентир.

Второго Высшего он нашел легко. Его эманации были слишком яркими, чтобы Велес мог потерять след. Он остановился, разглядывая большой дом, который казался подозрительно крепким на фоне своих брошенных сотоварищей. Вампир перевел дыхание и на выдохе влетел в входной проем, давно лишившийся двери. Он резко отшатнулся, когда почувствовал, что его встречают заклятьем: силы на достойный щит у него не было, поэтому Велес предпочел попросту уйти из-под атаки. Несмотря на всю свою восприимчивость вызванную эмпатией, он почти ничего не чувствовал. В такие моменты над его телом брали верх рефлексы, подчиняя себе и чувства, и разум. Разворот. Оттолкнулся от стены. Приземлился в паре метрах левее, рассчитав так, чтобы попасть точно за спину Высшему…

Удар. Но цель не достигнута. Обманчиво плавно сменил позицию, наблюдая за противником. Подменыш**. Не находись он сейчас в состоянии боя, рассмеялся бы. Потому что… это было действительно просто и все объясняло. И заброшенность деревни, и то, почему здесь смогли собраться два Высших. Просто… Подменыш был тут давно… А второй… Второй почти новорожденный. Творение сегодняшнего выброса силы.

Они обменялись парой атак, двигаясь по кругу. Подменыши не очень сильны в магии, что сейчас несказанно было на руку Велеславу, зато обладают огромной физической силой, скоростью, выносливостью. Пожалуй, лишь вампир-воин смог бы одолеть этого Высшего в одиночку.

Велес резко перешел в атаку. Выпад. Обманное движение. Рывок в противоположную сторону и удар. Подменыш тоже не дремал, поэтому меч вампира лишь коснулся плеча нежити. Они вновь разошлись, наблюдая друг за другом. Молча, выжидая. нежить не выдержала первой. Он кинулся на вампира. Велес немного посторонился, позволяя инерции увлечь далеко не легкого Высшего вперед. Крутнувшись на месте, используя силу замаха, Велес нанес удар и отсек голову подменышу.

Вернувшиеся ощущения почти опьяняли. Не было больше высших, он их больше не чувствовал. Поблизости была лишь пара упырей. Нет. Уже один. Нет. Кончились. И Кара. Живая, злая, усталая и довольная. Он усмехнулся и отправился ей навстречу. В этой деревне у них больше нет дел. Все чисто.

Велес вышел из бывшего пристанища подменыша и почти сразу увидел напарницу. Она тихо шла в его сторону, сжимая меч в руках. Вампир едва заметно улыбнулся.

– Ты как? – одновременно спросили они.

– Норм, – так же одновременно ответили.

– Хреново выглядишь, – безапелляционно заявила Кара.

– Знаю.

– Может? – осторожно поинтересовалась оборотень.

– Нет. У Барса, скорее всего, нет резервов. Значит, нам надо закончить с этим районом.

– Велес, это самоубийство… для тебя.

– Ничего, – злая улыбка коснулась его губ. – Выпью концентрата.

– Сдурел? Точнее с ума сойти хочешь?! – воскликнула девушка.

– Нет. Я в норме. Ничего с одной дозы не будет. Тут главное не переборщить.

– Велес, – почти простонала она, понимая, что вампир не изменит своего решения.

– Так надо, Кара. Идем!

– Идем, – согласилась она. – И… я поведу.

– Хорошо.

Они подошли к машине. Велес перекинул ключи напарнице и занял пассажирское сиденье, после чего занялся изучаем содержимого бардачка. Стимуляторы находиться никак не желали. Вампир злился. Кара, получавшая большую часть его эманаций, нервничала. Он ловил ее эмоции. Замкнутый круг.

– Нашел, – довольно выдохнул он.

– Может не надо? Я могу дать тебе крови.

– Кара, мы должны быть на ногах оба!

– Понимаю, но… не нравится мне идея с кровным концентратом.

– Успокойся! – твердо, хоть и не повышая голоса возразил он. – Я могу себя контролировать.

– Угу, – буркнула она в ответ. – Пей и спи. До следующей точки не меньше семи часов езды. Разбужу тебя часа через три с половиной.

– Договорились, – поставил точку в этом разговоре Велеслав.

Он открыл бутылочку стимулятора, и в кабине сразу возник сладковатый запах крови. Кару передернуло, и она тут же щедро поделилась с напарником своим отвращением к этому запаху.

– Извини! – поспешила она попросить прощения.

– Ничего. У самого такое же чувство. Но…

– Надо, – закончила она.

– Да.

Велес постарался влить в себя содержимое бутылки так, чтобы не распробовать вкус. Почти получилось, чему он, безусловно, был рад.

Кара ошиблась в расчетах. До следующей «точки» добираться было не менее десяти часов к ряду. Благо не совсем по бездорожью и безлюдным местам. Так что она успела заехать на заправку и залить полный бак бензина, да прикупить там немного продуктов. Разбудила она напарника, не через три с половиной часа, как договаривались, а через пять, дав тем самым Велеславу отоспаться.

Он буркнул что-то о том, что не стоило так переутомляться, но Кара не собиралась его слушать. Она уступила ему водительское сиденье и с наслаждением вытянулась во весь рост на заднем сидении, благо ее рост и габариты машины это с легкостью позволяли. Похрустев шоколадкой, до этого честно предложив разделить ее по-братски, Кара заснула. Сон, как ей показалось, был коротким, но на самом деле, Велес успел за это время доставить их на место.

Кара встрепенулась и открыла глаза, когда вампир протянул к ней руку. Потом посмотрела по сторонам. Опять сумерки. Все такие же сырые и промозгло безразличные, хотя и предрассветные. Оборотень потянулась, сама себе напомнив кошку. Усмехнулась. Ну, какая из волчицы кошка?!

– Замечательная! – ответила Велес.

– Что? – изумилась она.

– Ты спрашивала, какая из волчица кошка. Вот я и отвечаю: замечательная.

– Шутишь! – фыркнула она.

– Нет… почти. Ты, правда, порой похожа на кошку. Особенно, когда фыркаешь, – рассмеялся он.

– Вижу, ты в прекрасном расположении духа.

– Есть немного.

– Работаем?

– Да, – всю дурашливость с него как рукой сняло. – Тут ничего нет. Я…

– Открылся ты, вижу.

– Ага. С этого и веселый.

– Ну, да, собственно. Тут компания какая-то. Развлекается, вот меня и накрыло чуток.

– Странное, они место для развлечений выбрали.

– Какое смогли. Молодежь. Сердцу приключений подавай.

– Ага, очень нам кстати. Приключенцы эти! – фыркнула Кара.

– Не волнуйся, – Велес с трудом сдерживал чувства веселящейся компании.

– М? – потребовала пояснений оборотень.

– Я… метки поставил.

– Маячки, значит. Предусмотрительно, – вынесла вердикт Кара. – Едем дальше.

– Слушаюсь и повинуюсь, моя леди, – продолжил паясничать мужчина.

– Ты бы еще раскланялся, – оборотню действовало на нервы это неуместное, слишком не свойственное ему шутовство.

– Места мало, – виновато развел руками вампир.

– Поехали уже!

К следующей «точке» они добрались часа через три. Причем две трети этого времени за рулем просидела Кара, потому что ей быстро надоело бездельничать. Велеслав тем временем внимательно изучал карту и вел какие-то подсчеты, так что оборотень старалась ему не мешать.

Она остановила машину. Выглянула в окно. Так уже во всю был новый день. Понедельник. Хотя, она не смогла бы сказать это с точностью, если бы не часы с установленной датой на руке. Время сейчас потеряло привычный формат и дробность. Создавая причудливые рамки.

– Да, – она молниеносно ответила на только-только проснувшийся телефонный звонок.

– Приятно сразу слышать твое согласие, – густой, обволакивающий голос полился из трубки.

– Яр, я на задании.

– Знаю. Просто хотел пожелать удачи.

– Спасибо, и…

– До встречи, – перебил ее вампир. – Я скучаю.

Раздались гудки. Кара злобно посмотрела на телефон, потом улыбнулась. Не успела она нажать кнопку «отбой», как ее телефон вновь подал признаки жизни.

– Барс?

– Я. Как успехи?

– Проводим зачистку последней контрольной точки. На первой было обнаружено два высших и скопление упырей. Уничтожены, – отчиталась оборотень.

– Вы как?

– Жить будем.

– Понятно. Заканчивайте. Будете первыми.

Она выключила телефон и посмотрела на напарника, полностью погрузившегося в транс-сканирование. Вообще такой сильный эмпат, как Велеслав мог при желании найти нужное существо на огромном расстоянии. Вот только… цена за это была непомерно высока.

– Не смотри так! – потребовал он. – Я в норме.

– Прости. Как там.

– Мы не заканчиваем заданием.

– То есть? – удивилась Кара.

– Здесь было гнездо.

– Было? – ужаснулась она.

– Да. Часа два, как вскрылось.

– Это значит…

– Да. Мы сможем найти и перебить их по одиночке, но… сколько это займет времени?

– Значит, охотимся? – уточнила оборотень.

– Да. Звони Барсу. Я доложу.

– Сейчас.

Яромир весь вечер понедельника потратил на то, чтобы достойно использовать командировку Кары. Нет, ни о каких походах на лево и речи не было. При желании это он мог сделать в любое время. Вампира интересовала информация о Пророчице, и он собирался ее получить. Для этого, для начала, неплохо было связаться с Звениславой. Чем он и занялся.

Информационное пространство клана приняло его немного измененное созанание едва ли не с радостью. Он с легкостью нашел Мать, которая к его удивлению была совершенно свободна.

– Приветствую Вас, Мать Звенислава.

– Здравствуй, Сын. Я ждала тебя, – она легко очертила рукой круг, отсекая их от общего потока информационного пространства.

– Я стал так предсказуем? – в его голосе звучали смех и настороженность.

– Нет. Просто, я чувствовала.

– Понятно. У меня к тебе просьба.

– Какая?

– Я хотел бы, чтобы ты через свои связи договорилась о встрече с кем-то из Природников***, которые перешагнули рубеж в пять веков.

– Пророчица?

– Да, меня интересует именно она.

– Хорошо, я постараюсь.

– Желательно поскорее, – уточник Яромир.

– Если бы это было не срочно, ты бы занялся этим сам. Так что не надо пустых уточнений.

– Благодарю за понимание, – усмехнулся он.

– Я сообщу тебе о встрече по телефону.

– Думаешь, это достаточно безопасно.

– Уверена.

– Благодарю, Мать, – поклонился вампир.

– Удачи, Яр.

Он вернулся в реальность. Посмотрел на часы. Ночь понедельника была полностью в его распоряжении. Вряд ли Мать договорится о встрече так быстро. Тогда? Взгляд наткнулся на фотографию Кары с мечом. Он вспомнил о их сражении-соревновании. Улыбнулся и решил, что тренировка будет отличным времяпрепровождением.

Звонки и смс-ки начались с самого утра вторника. Разбудило ее поздравления от любимого дяди, который был ей как брат. А потом с каждым часом приходило все больше и больше пожеланий, звонили друзья и родные, коллеги. И от этого она заводилась еще больше. Потому что уже третий день сидела запертой в квартире, так что даже успокоительный чай, который Хран готовил едва ли не каждый час, уже перестал казаться гадостью, как, впрочем, и действовать. Софья сидела на кухне и пила чай с тортом, который сама же и испекла, в компании домового. Настроение девушки прибывало где-то между первым этажом и подвальным помещением, то есть давно и надежно ушло в минус.

Вновь зазвонил телефон, и девушка взяла его в руки. На экранчике высветилось короткое «Аня». Софья улыбнулась и ответила на вызов. Она уже соскучилась по подруге, с которой вместе работала и проводила очень много времени вместе до всей этой истории с вампиром.

– Аня, привет, – пропела она в трубку.

– С Днем Рождения, – у подруги было хорошее настроение, и голос звучал весело.

– Как жизнь молодая?

– Хорошо, наверное, – ударение у именинницы не специально получилось на втором слоге.

– Мне спрашивать, какое слово ключевое? – подозрительно осведомилась подруга.

– Прости, хорошо все, да? – не убедительно постаралась исправить ситуацию она.

– Таак. И кого мне бить лопатой?

– Никого не надо! – испугано ответила Софья. Анна, конечно, лопатой бить бы никого не стала, но вот как-нибудь по-другому отомстить за нее вполне могла. Девушка опасалась за подругу…

– Угу. От никого вешаться не хочется. Что это принц хадский тебе сделал? – какой на самом деле принц, по мнению Анны, Велес ни у кого сомнений бы не вызвало.

– Н-ничего, – всхлипнула именинница.

– Это не телефонное.

– Хорошо. Через час у меня устроит?

– Нет, – она вся таки заплакала.

– Почему нет? Тебя что там замуровали? – негодовала Аня.

– Почти, – всхлипнула Софья. – Он меня закрыл, а сам в командировку уехал.

– Чтоо? Давно? Еда-вода есть? Адрес знаешь? – подруга была готова рвать и метать, так что она постаралась как можно скорее все исправить.

– С воскресенья. Ты не волнуйся. Все есть, правда! Отсюда год можно не выходить и ничего. Он не со зла, просто… мы поругались немного. А его вызвали срочно…

– Угу. Вызвали. За столько времени не сделать второй комплект ключей? Значит, так. Говоришь адрес, из чего дверь и какой замок. Отец как раз новую электропилу купил, буду пробовать, – внесла радикальное предложение подруга.

– Стоп. Без паники! – Аня на это заявление лишь хмыкнула. – Пила – это здорово, но тут другая проблема. Тебя охрана не пустит… Да и сомневаюсь я, что с помощью пилы это можно исправить, – внесла поправки в план Софья.

– Угу. А милиция на что? Радость моя, удержание нормального человека в доме против его воли – это статья. Ты можешь, конечно, не подавать заяву, но главное – тебя выпустят. А твоей «Белоснежке» полезно будет нервы потрепать

– Ань. Ну, я тоже виновата. Понимаешь, ну… дура я, ага. Устроила ему скандал, вместо того, чтобы постараться понять. Они же как дети, правда. Милиция – это перебор, дорогая.

– Перебор – относится к человеку как в вещи. А я лишь предлагаю способы реального решения твоей проблемы.

– Ань, ну… решение, не решение. Не могу я так его подставить, понимаешь.

– Хорошо. Я не буду играть главного героя из стиха Узник. Но у тебя же день рождения. Ты что там с зеркалом его отмечать будешь?

– Н-нет, с телевизором и телефоном. Не переживай, ладно. А то я буду грузиться, что и тебе нервы накрутила.

– Моими нервами можно гвозди заколачивать. Доказано моей сестрой. А за телефон платит твой «неотразимый». Давай, я тебе что ли книгу вслух почитаю? У меня куча новых…

– Так. Тогда я тебе сейчас перезвоню! Должен же быть и с Велеса какой-то прок!

– Алло, мы снова вместе, – в голосе слышалась улыбка.

– Замечательно. Кстати, о птичках. Я тут подумала – вот он козел. Ты с какого его терпишь?

– Он хороший. Да и… ну, нам на роду написано понимать сильный пол. И что будет, если я уйду после первой ссоры?

– Солнце мое. Нет мужчины и женщины – есть хомо сапиенс. По-русски человек теоретически разумный. И вообще – ты называешь это силой? Сильный мужчина, милая моя, никогда, – Анна сделала акцент на этом слове, – не станет обращаться с женщиной не уважительно. Потому что сильный – значит способный уступить слабому. Лично мне прибить хочется этих «джентльменов», которые днем на улице «по приколу» выворачивают руки своей девушке. Это не признак силы, это невоспитанность. И терпеть такое – не уважать себя.

– Ань. Ну, не знаю, я как тебе это объяснить! – Софья опять всхлипнула, теперь от своей бестолковости. – Он меня не обижает… Руки при себе держит, слышит… Просто, ну у всех проколы бывают.

– Проколы – когда твой оппонент закрылся в комнате с телевизором. А ты в ответ отключила там свет. А не на три дня без выхода на улицу. А если пожар? Если тебе или твоим родителям плохо?

– Ань. Ну, не подумал он, просто. Ты со злости никогда не делала ничего такого, о чем потом жалела?? Понимаешь, если я сейчас, решу все это силой, а не терпением и пониманием… Не то, что он мне не простит. Просто, я сама себе не прощу… Потому что не поняла, потому что оказалась готовой отдавать только на словах, а на самом деле… Такая же как и все, готова быть рядом только, когда все хорошо… Это будет трусость с моей стороны, Ань!

– Отдавать? Что именно? Материальная помощь? Или духовная? По тебе знаю, что второе. Только вот не верю, что есть за что отдавать.

– Прости, я глупая, наверное, раз объяснить толком не могу. Но… я не могу сейчас уйти, не могу не попытаться понять. Просто каждому нужен человек, который будет рядом не за что-то, а вопреки. Который поймет… Чтобы молчать рядом было волшебно.

– Ой, София Святая…. Знаю, что не любишь, когда так зову. Не буду больше мозги капать. Только об одном прошу.

– О чем? – голос прозвучал удивительно высоко.

– Устрой ему чисто из женской солидарности холодную войну – типа, ты обиделась. Если проймет его – значит ты права. Если нет – я помогаю паковать тебе вещи.

– Договорились, я, признаться, о том же подумывала. Спасибо тебе за… Все!

– Не за что. А теперь, давай я тебе все-таки почитаю. А то мне всю ночь сидеть – компьютер программу обрабатывает. Старый, скотина, а она совсем новая. Вот и тормозит.

– Давай! Я буду только рада. Слушаю…

*Прядильщик – Высшая нежить. Способны к мышлению и использованию магии. Характерным отличием этого вида является то, что с помощью магических нитей паутины способны управлять низшими формами нежити. Чем сильнее прядильщик, тем больше у него пар верхних конечностей. Появляются при поднятии из могилы под воздействием силы жителей сумеречной стороны мира.

** Подменыш – иногда вместо похищенного дитя мары подкладывают своего ребенка. Такой подменыш отличается злым характером: он коварен, дик, необыкновенно силен, прожорлив и криклив, радуется всякой беде, не произносит ни слова, пока не будет вынужден к тому какою-либо угрозою или хитростью, и тогда голос его звучит как у старика. Где он поселяется, тому дому приносит несчастья: скот заболевает, жилье ветшает и разваливается, предприятия не удаются.

*** Природники – лешие, русалки, водяные, болотники и т.д.

 

Глава шестая

Его разбудила смс, которую прислала Звенислава. Мать клана сообщала, что с ним готов встретиться Водар. Высший водяной, во владении которого находится вся Кама. Вот только, для этого придется съездить в Пермь…

Яр посмотрел на телефон. Начало второго. Пожалуй, если все быстро организовать, то он даже успеет вернуться в Екатеринбург этой ночью, так что… Вампир быстро поднялся и вооружившись телефонной трубкой отправился на кухню. Уже по дороге набрал номер автомобильного агентства и договорился о том, чтобы взять машину в аренду. Потому что заказанный им джип еще проходил стадии оформления документов, поэтому вампир временно был «безлошадным».

Пока варил кофе, Яромир успел договориться о том, что машину пригонят к подъезду через сорок минут. Быстро влив в себя черный кофе, но так и не проснувшись, вампир отправился в душ. У него все в очередной раз было рассчитано по минутам. Водные процедуры. Завтрак. Одевание. Все это заняло у наследника клана Памяти всего тридцать пять минут, так что вниз он спустился даже с опережением графика. Впрочем, новенький пежо уже стоял у подъезда. Вампир подошел к сидящему за рулем оборотню и подтвердил заказ. Тот быстро сверил документы, получил плату и немалые чаевые, был таков, хотя успел при этом витиевато поблагодарить за щедрость. Яр поиграл ключами пару секунд и занял водительское сидение. «Ну что, прокатимся?» – просил он сам себя мысленно и завел мотор. Машина охотно слушалась руля, и он подумал, что поездка будет довольно приятной.

Уже на выезде из города вампир заскочил на заправку, чтобы залить полный бак бензина. Он понимал, что раз до Перми чуть менее четырех сотен километров, то придется заправляться еще раз где-то по трассе. Под такие мысли Яромир и покинул Екатеринбург. Довольно быстро оказавшись в потоке. Сто семьдесят километров в час – отличная скорость, чтобы получать удовольствие езды.

В Пермь он приехал через три часа с небольшим. Пройдя контрольную отметку «пост ДПС обыкновенный», вампир оказался на территории города. Хотя назвать это городом он бы, пожалуй, не рискнул. За рядами белокурых берез тянущихся вдоль дороги мелькали трехэтажки вперемешку с частными постройками. «Деревня» – подумал он, но вскоре вынуждем был признать ошибочность своего мнения. Пермь действительно была городом, вот только подводила к этому постепенно и незаметно. Он проехал «вводную» часть и оказался в настоящем индустриальном городе. Мерцали экзотическими цветами вывески и неоновые рекламы, горели фонари. Стадами носились автомобили. Все как везде.

До нужной улицы Яромир добирался еще почти полтора часа, по самой банальной, скучной и раздражающей причине. Пробки. Это бесило, но сделать вампир ничего не мог: города он не знал. Но карта и язык, который как известно и до Киева доведет, помогли ему добраться до нужного места. Он вошел в здание и сразу же оказался перед пропускным пунктом. Девушка сидящая за пультом бросила на него оценивающе-игривый взгляд и тут же подобралась, разглядев ауру вампира. Она нажала пару кнопочек и настороженно пропела.

– Вы от Матери клана Памяти? – Яромир кивнул.

– Водар ждет Вас. Пройдите к лифту, он доставит Вас на место.

Лифт открылся сразу же, стоило лишь нажать кнопку вызова. Лифт оказался просторным, с зеркальными стенами, создающими для глаз иллюзию еще большего простора. Броско, почти кричаще, но добротно. Он усмехнулся. Вскоре лифт уже вновь открыл перед ним двери, и Яромир сделал шаг в богато обставленный кабинет. Хозяин кабинета поднялся из глубокого кресла и протянул руку для рукопожатия. Вампир не задумываясь пожал ее, отметив насколько рука холодна.

– Присаживайтесь, – водяной сделал жест в сторону свободного кресла.

– Благодарю, – садясь, он обратил внимание на то, как с левого борта пиджака Водара медленно капает вода, но до пола не добирается, испаряясь в полете.

– Рад видеть вас, Яромир Вознесенский.

– Я бы попросил вас, Водар, не использовать этого моего имени.

– Не стоит. Здесь нас никто не услышит. Я бы хотел иметь честь обращаться к вам именно так.

– Это вы оказали мне честь, Водар, согласившись уделить немного вашего бесценного времени, – вампир не хуже него умел гулять в дебрях вежливого словоблудия.

– Вижу, Вы отлично умеете вести подобные беседы, – заключил водяной. – Вы похожи на мать, Яромир. Звенислава была такой же яркой и дерзкой в юности.

– Вы мне определенно льстите, Водар. Вопрос только: «Зачем?».

– Предлагаете сразу перейти к делу? – усмехнулся старческими водянистыми глазами на довольно молодом лице хозяин.

– Да, – четко и чуточку резко ответил вампир.

– Тогда попрошу вас озвучить вопросы, на которые вы прибыли искать ответы.

– Как я понимаю, вы застали предыдущую Пророчицу… – начал подводить он.

– И вам не терпится узнать подробности ее поиска, конечно, – вмешался водяной. – Тогда слушайте. О том, что Пророчица пробудилась, объявил один из оракулов, но ему тогда никто не поверил. Велась довольно жесткая борьба за власть, но про это видение довольно скоро забыли, не найдя подтверждений. И все бы ничего, только Пророчица действительно пробудилась, но, не осознавая своей силы, была смертельно опасна всей Руси. Делящие власть поняли это слишком поздно, когда по стране прокатилась первая волна Ее силы. Нежить и нечисть получили раздолье. С каждым деянием Пророчицы все больше гибли как простые люди, так и наделенные силой. И тогда власти занялись ее поиском. Ее нашли довольно скоро, потому что к тому моменту она уже осознала свою силу, – закончил рассказ водяной.

– Свою Силу? – переспросил Яромир.

– Понимаю твой вопрос. На самом деле, все практически так и есть, как сказано в легенде. У каждой Пророчицы своя собственная сила. У предыдущей сила заключалась в счастье. Пока Пророчица была счастлива, Русь была защищена. Вот только одна незадача. Милорада не была счастлива. Вот и выпала на долю Руси череда испытаний.

– А новая. Какая у нее будет сила? – спросил вампир, не сильно рассчитывая получить ответ.

– А я не знаю, – ответил Водар.

– Жаль. Тогда еще пара вопросов.

– Задавайте, ибо я внемлю вашим словам, – водяной начал забавляться.

– Так поведайте мне, о Владыка, – Яр не заставил себя ждать и включился в игру, – средь кого нам искать Пророчицу?

– Средь дев младых и прочих жен.

– Водар, разве Пророчица не только что получила силу? – он был удивлен.

– Очередное заблуждение. Пророчица просыпаясь – открывает для себя силу свою интуитивно или обдуманно, другой вопрос. Но это может быть как обычная женщина, так и кто-то из живущих на сумеречной стороне.

– Могу я задать еще несколько вопросов? – осторожно уточнил Яр.

– Конечно. Сегодня у меня нет других встреч, так что мы можем не считать время.

– Благодарю, – ответствовал вампир, – тогда позвольте узнать…

Они возвращались в город. Усталые, но довольные, с чувством, что выполнили свой долг. Кара меланхолично наблюдала за проезжающие им навстречу автомобили. Она накрутила на палец длинный локон и посмотрела на напарника, из-под прикрытых ресниц. Жаль, но на него образ классической блондинки точно не подействует, а было бы… проще. Но… она понимала необходимость разговора, тем более… столько причин. Так что его неудовольствие… отодвинуть. Не до обид сейчас.

– Велес, – позвала она.

– Что? – устало спросил вампир.

– Ты помнишь, какое сегодня число?

– Да. Девятнадцатое, – не задумываясь ответил он.

– Отлично. А как на счет того, что у тебя были некоторые обязательства, но ты их пропустил. Хотя… охота была необходима, да и весело получилось.

– Кара, я сейчас не в состоянии отгадывать загадки! – рыкнул напарник.

– Понятно. Намек не прошел. Велес, ты забыл о своей подопечной. Точнее о ее дне рождения.

– Что? Черт! Такой повод к примирению… – она лишь улыбнулась, услышав это. Вот так. Всего четыре дня сон урывками, непомерные физические и магические нагрузки и … вуа ля. Даже непогрешимый Велеслав начинает говорить то, что думает прямым текстом.

– Вот-вот. Так что… ты меня сейчас высадишь вот у того здания, и я обеспечу тебя подарком для Юноны. У тебя будет час, чтобы съездить в «У кошки».

– Есть, товарищ капитан, – отрапортовал он, останавливая машину.

– Вот и умница. Забрать у меня подарок не забудь, – напутствовала его оборотень, прежде чем выпрыгнуть из машины на тротуар.

Она легко взбежала по ступеням, ведущим внутрь здания. Улыбнувшись молоденькому охраннику, Кара отправилась в путь по лабиринту коридоров. Нужные ей мастерские находились в другом крыле, поэтому путь предстоял не близкий… Она знала, что все успеет. Все, потому что по-другому просто не может быть. У девушки было отличное настроение, и она уже предвкушала свое возвращение домой, но до этого было еще одно дело. Хотя Кара вполне могла не заниматься всем этим, но… Вот тут и вставал вопрос о взаимопомощи и прочих регалиях дружбы. Оборотень улыбнулась своим мыслям.

Ноги тем временем привели ее к нужному офису. Кара открыла дверь и оказалась в небольшом оружейном магазине. Здесь на полках красовались мечи, ножи и кинжалы, ритуальные и боевые. Изысканная сталь манила к себе, завораживала своей смертельной простотой. Оборотень не стала тратить время, хотя с удовольствием изучила бы весь богатый ассортимент, но не судьба, значит, в этот раз.

– Приветствую вас, сударыня Карина, – прозвучал голос давно знакомого с ней мага. Официальное приветствие казалось элегантной шуткой, стоило лишь добавить в голос ироничных ноток.

– Здравствуй, Сил, – она склонила голову, перед настоящим мастером.

– И что ты желаешь приобрести на этот раз?

– Оберег, – кратко ответила она.

– Кому? Какой?

– Девушка. Моего роста. Будущая целительница.

– Чистый?

– В идеале, да.

– Пойдем, здесь нужного все равно не найти. Тебе срочно?

– Да, – виновато ответила она.

Сила поднялся и по-кошачьи мягко прошел к одной из множества не заметных на первый взгляд дверей, показав жестом, чтобы Кара следовала за ним. Вновь темные коридоры-тоннели. Немного попетляв, они оказались в большом и светлом зале, где на столах была выложены настоящие произведения искусства. Кольца, броши, колье и прочие украшения. Вычурные и строгие. Одним словом, на любой женский вкус. Впрочем, при желании и мужчина смог бы найти что-то для себя. Каре тут же захотелось подержать в руках все это великолепие, но маг отрицательно качнул головой, призывая ее не увлекаться. Он прошел вдоль верстака с браслетами. Взял одну из них, взвесил в руке. Положил обратно, недовольно покачав головой. Такую процедуру Кара имела счастье лицезреть несколько раз, пока вместо отрицательного покачивания Сила вдруг не улыбнулся совсем по-мальчишески.

– Попробуй, – подал он оборотню будущий оберег.

– Сейчас, – Кара взяла широкий похожий на наруч браслет в руки.

Красивая вещица. Повертела в руках, вглядываясь в блики на камнях и чистоту ауры. Кара знала, что браслет при желании можно наполнить хоть целительскими заклятиями, хоть щитами на все случаи жизни. Многофункциональный получится подарок, а не просто красивая безделушка.

– Я беру, – заключила оборотень.

– Хорошо, – кивнул Сил.

– Твое детище?

– Да.

– Чувствуется рука мастера, – заслужено польстила мужчине Кара.

– Будет тебе.

– Вышли счет на мое имя, хорошо?

– Без проблем. Кому хоть скажешь? – его глаза смеялись. – Сама понимаешь, такой подарок огромная ответственность и знак доверия… еще больший.

– Знаю. Думаю, они поладят, – сказала оборотень, так и не назвав имени.

– И все же? – Сила съедало любопытство.

– Подопечная.

– Неужели? – поразился он. – Нет. Стоп. Это ведь не для твоей подопечной, – понял маг. – Совсем с ума сошла!

– Нет, что ты. Юнона хорошая девочка. Так что все будет в порядке.

– Смотри мне, Карина, – мужчина был явно не доволен.

– Будет исполнено! – ответила она. – Прости, мне пора бежать.

– Беги. Счет получишь к вечеру, – мстительно пообещал маг, на что Кара лишь рассмеялась.

– Буду ждать.

Он подъехал к тому зданию, где оставил напарницу ровно через час. Стоило остановить автомобиль, как задняя дверь открылась, и Кара заглянула внутрь.

– О, вижу, ты еще не совсем безнадежен, – заявила оборотень, обнаружив на заднем сидении три белые розы. – Так, свою часть я тоже выполнила, – довольно произнесла она и положила маленький сверток рядом с цветами. – Все. До когда-нибудь.

– Стоп. Тебя разве не надо подвезти до дома.

– Нет, конечно. Не хочу я на это время терять, телепортом быстрее будет. Не волнуйся, сил мне на это хватит: я уже восстановилась почти. Да и тебе полезнее, я отсюда вижу, как у тебя глаза закрываются.

– Ну, – протянул он, – ладно. До встречи.

– Ага, – кивнула девушка и хлопнула дверью.

Велес надавил на педаль. Ехать домой ему не хотелось, потому что над головой домокловым мечом висела необходимость серьезного разговора с подопечной. А у него сейчас не было на это ни моральных, ни физических сил. К тому же настроение было мягко говоря не радостное: сказывалось очередное посещение «У кошки». Так что, он был уверен, что если Юне приспичит поговорить сразу после его возвращение, то все вновь закончится скандалом. Велес мысленно выругался и все же свернул к дому, призвав на помощь все свое мужество.

В квартиру он заходил, полностью закрывшись щитами, как против эмпатии, так и против магического воздействия. Велес никогда не был параноиком, но вот его фантазия пасовала, когда пыталась представить, что могла выдумать обиженная подопечная. В том, что девушка обижена, он ничуть не сомневался, осознавая, что поступил некрасиво. Вот только другого варианта развития произошедших событий, вампир не смог придумать за все четыре дня, пока бегал по лесам и прочим достопримечательностям родины. Стоило переступить порог, как обоняние уловило запах свежесваренного кофе. Велес удивился, ибо не припоминал за Юной любви к этому напитку.

Быстро разулся и повесил куртку на вешалку, при этом активно изучая магические плетения в доме. Но в них не было никаких изменений! Вообще. Такое ощущение, что подопечная к ним даже не притрагивалась, но этого не могло быть! Чтобы расстроенная и обиженная девушка, не совершила какую-нибудь пусть мелкую, но гадость? Он не мог поверить. Хелен бы мало того, что закатила скандал с битьем посуды, она бы и напакостить не отказалась. После небольшой размолвки с первой подопечной, он месяц жил как на минном поле. А тут… тишина. И это, пожалуй, настораживало вампира куда больше.

Его взгляд привлек мелькнувший светлый силуэт. Вампир повернулся в сторону движения и успел заметить, как подопечная безмолвно скользнула к себе в комнату. Раздался щелчок замка, сказав о том, что Юнона общаться с ним не желает. Велес не ожидал от девушки ничего подобного. Он несколько минут стоял посреди прихожей с подарком для подопечной в руках и обдумывал сложившуюся ситуацию.

– Господин Велеслав, – позвал его домовой, – вы ужинать будете? Кофе?

– Спасибо, не откажусь, – оттаял Велес.

Вампир прошел в квартиру. Быстро поставил цветы в воду и положил подарок на барную стойку. Душ. Ужин. Спать. Его дальнейшие планы были довольно банальными и низменными. Он не желал сейчас ничего, что требовало бы напрягать мозги, хотя… шевелиться вампиру тоже не очень-то хотелось. Но надо. Он доплелся до ванной. Под струями горячей воды ему немного полегчало. Вот только… мысли дали понять, что в голове им тесно и успокаиваться они не желают. Через двадцать минут борьбы со сном, мыслями и голодом, он оказался на кухне. Так что вскоре последний из врагов пал в неравной битве с едой и кофе. Вот только сон и мысли не желали сдавать свои позиции. Велес здраво рассудил, что из двух зол логично выбрать меньшее, и отправился спать. Подумать обо всем он успеет и завтра.

Он пил кофе на кухне, раздумывая над тем, как скоро Кара вернется. О том, что оборотень движется обратно в сторону Екатеринбурга, Яромир узнал с помощью установившейся между ними связи, и теперь ждал ее возвращения. Вампир не ожидал от себя, но за эти четыре дня он очень соскучился по своей волчице. Желание ее увидеть, едва не превышало желание поделиться своей добычей, а она, надо сказать, была по истине знатной: у него получилась очень плодотворной поездка в Пермь.

Вампир как раз встал из-за стола, чтобы налить очередную кружку кофе, когда почувствовал разрыв пространства. Легким маревом подернулся воздух в метре от него, и Кара шагнула на кухню. Он молниеносно приблизился, сгреб в охапку, поцеловал.

– Сумасшедший! – выдохнула Кара через какое-то время, когда они смогли остановиться. – Куда ты к порталам лезешь?!

– Я о них знаю достаточно, так что не дуйся, – он чмокнул оборотня в кончик носа. Кара фыркнула, а Яр довольно рассмеялся. – Я скучал.

– Удивлена. Но я тоже.

– Планы? – ничего не выражающим голосом поинтересовался он.

– Еда. Душ. Спать.

– Как пожелает, моя леди.

– И где ты леди нашел сейчас? – поинтересовалась она, постепенно начав разоружаться.

– Вот тут, стоит одна. Патроны пересчитывает, – Яромир игриво куснул ее за ушко.

– Черт! Н-ну вот! Сбилась. Яр, не отвлекай. И… я правда есть хочу!

– Сейчас все будет, Лесса.

– И побольше! – потребовала она.

– Хорошо, – потом он честно накормил Кару ужином-завтраком, созерцая с каким энтузиазмом она поглощает пищу. – И куда в тебя столько лезет? – спросил, видя, как девушка с аппетитом уплетает четвертую порцию.

– А ты по лесам побегай пару дней подряд, и не столько влезет, – огрызнулась волчица.

– Ну, Лесса, не злись.

– Я не злюсь, – с набитым ртом ответила Кара.

– Ага, я вижу, как ты не злишься.

– Давай о другом, – оборотень даже ложку отложила. – Ты чем занимался?

– Тем, что умею лучше всего, – в ответ на выразительно поднятую бровь, он пояснил, – информацию собирал.

– И как?

– Отлично. Отоспишься и расскажу.

– О чем хоть? – любопытство взяло верх над голодом.

– О ком, – он усмехнулся.

– Пророчица, – тут же догадалась она.

– Умница. Ты наелась?

– Даже не знаю, но пока хватит.

– Душ?

– Да, – с наслаждением протянула она.

– Спинку потереть? – едва не промурлыкал Яромир.

– Интрресное предложение. Пожалуй, я приму вашу помощь, сударь.

– Благодарю за честь, – он отвесил шутливый поклон и подхватил девушку на руки, чтобы отнести в ванну.

Софья не намеревалась скандалить. Нет. «Не дождетесь!». Девушка всегда была миролюбивой, но воевать умела, потому что делала это всегда с умом. Эмоции – это, конечно, здорово и все такое, но она предпочитала быть объективной и расчетливой, когда дело касалось действительно важных вещей. После разговора с Аней ей полегчало, душу отпустила та давящая тяжесть, а в голове созрел достойный план. Месть – это блюдо, которое стоит употреблять холодным. Поэтому она заставила себя успокоиться… Другой вопрос, что на это ушли почти все запасы ромашкового чая и оставшихся успокоительных. Но к возвращению Велеслава она была холодна и собрана.

Самым разумным было проигнорировать его появление, что она и сделала, закрывшись в своей комнате с недопитой кружкой кофе. Вообще-то она терпеть не могла этот напиток, особенно натуральный и без молока. Но… сегодня с самого утра у нее был настоящий упадок сил, как оказалось виной тому низкое давление. Вот и пришлось ей, раз таблетки принимать не захотела, пить кофе.

Она допила кофе и занялась отработкой магических плетений, которые ей показал домовой. Вообще за эти несколько дней вынужденного заточения Софья узнала о сумеречной стороне мира довольно много, потому что Хран отвечал на все ее вопросы, на которые мог, без утаек и недоговоренностей. Так что можно было сказать, что эти дни она провела с пользой. К тому же после разговора с Аней все наконец-то встало на свои места, и девушка перестала разрываться между собственными противоречиями относительно сложившейся ситуации. Софья решила, что никуда уходить от своего наставника не будет, но вот свое к нему отношение пересмотрит полностью, не забывая о том, что обещала устроить небольшую холодную войну. Собственно, отсутствие скандала, которого Велес, возможно, ждал, как и приветствия были первым этапом военной кампании. Сейчас же Софья занималась разработкой последующих действий в этом направлении.

Хран заглянул в ее комнату где-то через час, ей к тому моменту как раз надоело сидеть взаперти. Но выйти Софья решиться не могла, опасаясь, что Велес ждет ее для разговора. Она понимала, что если это так то, у нее слишком много шансов сорваться и устроить скандал… Ну, моветон это. Девушка отвернулась от окна и вопросительно посмотрела на домового.

– Господин Велеслав отправился спать, хозяйка. Он просил его не будить.

– Правда? – удивилась она.

– Да.

– Спасибо, Хран, – искренне поблагодарила она.

Девушка вышла из комнаты на разведку. Она на цыпочках прокралась мимо двери в спальню Велеслава и отправилась дальше к цели. Целью сейчас была входная дверь… на которой, к ее вящей радости, не было заклятий.

– Ура! – прошептала она.

– Хозяйка, – позвал ее домовой.

– Что?

– Господин Велеслав оставил для вас подарок.

– Неужели? – она чуть не села прямо на пол от удивления. – Не ожидала.

– Пойдемте, я покажу.

Софья послушно проследовала за домовым в сторону кухни и почти сразу заметила «подарок». Аккуратный сверток какой-то материи лежал на барной стойке. Он оказался на удивление тяжелым, когда Софья взяла его в руки.

– Что там, Хран, как думаешь?

– Не знаю, хозяйка. Вы разверните, и все станет ясно, – ответил он.

Она осторожна начала разматывать материю и вдруг напряженно замерла, созерцая оказавшуюся в руках красоту. Браслет, был похож и в тоже время разительно отличался от того, что надежно закрывал ее запястье. Красиво и баснословно дорого. Вот только неизвестно, что хотел этим сказать вампир. Софья отложила ткань в сторону и стала внимательно изучать подарок.

– Примерьте, – подбодрил ее домовой. И девушка осторожно одела браслет на свободное запястье.

– Красиво, – подвела она итог.

– Дорогой подарок, – заметил Хран.

– Ты ведь не о деньгах, – догадалась она.

– Да. Судя по всему, вам подарили чистый артефакт. То есть вы сможете сами наполнить его так, как считаете нужным. Создать такую вещь куда труднее, чем сразу же вплести заклятья в канву изделия. Поэтому и ценятся они куда больше. Выбор за вами, хозяйка.

– Символичненько. Выбор, значит, за мной. Ну, что. Своеобразный у него, конечно, способ попросить прощения, – хмыкнула она.

– Вы слишком суровы, хозяйка.

– Думаешь, я не права?

– Это не мне решать. И вы видели еще не все, – лукаво заявил он.

– Поподробнее, Хран.

– Смотрите сами. На столе.

Софья повернулась в обозначенную сторону и улыбнулась. Она любила розы. Особенно красные, но эти три белых цветка были действительно великолепны.

– Нравятся? – усмехнулся домовой.

– Да. Но я все равно его не простила, – ответила девушка.

– Ваше право, хозяйка.

Она ушла в свою комнату, лелея мысли о прогулке. Собственно, погулять в одиночестве будет не плохо, но в компании было бы еще лучше. Тем более она давно не виделась ни с кем из друзей и родственников из-за переезда. С родственниками было проще и сложнее одновременно: родители, не сумев дозвониться до нее в день рождения, сделали это на следующий день. Так что… о том, что она живет не дома они уже знали… И требовали появиться пред их очами вместе с возмутителем спокойствия в мужском лице. А к какой же еще, если девушка вдруг переехала неизвестно куда?! Так что… пора начинать качать права, а то…

Софья набрала номер подруги, чтобы договориться с ней о встрече. Пожалуй, Аня честно заработала поход в какое-нибудь кафе за счет бывшей именинницы. Гудок. Второй. Софья подобралась, как перед прыжком в воду с вышки. Третий.

– Алло, затворница. Как твои дела?

– Хорошо идут дела, голова еще цела, – ее голос смеялся.

– А проветрить голову не хочешь? Или твой… еще не вернулся?

– Так я за этим и звоню. Давай вечером погуляем или посидим где-нибудь в зависимости от погоды.

– Давай. Я не против.

– Тогда я за тобой зайду к окончанию рабочего дня, идет?

– Запросто.

– Договорились.

Она неспешно собралась и покинула квартиру. В сумочке лежали зонт, фотоаппарат, кошелек и кредитка – все, что нужно для удачной прогулки. Спустившись на лифте вниз, Софья попала на улицу. Сегодня город посетило солнце, поэтому она довольно улыбалась, ловя его совсем по-летнему игривые лучики. Было довольно холодно около ноля, но она с удовольствием отправилась на пешую прогулку.

Было просто хорошо. Она бродила по улицам города, наслаждаясь привычными звуками его жизни. Когда замерзала, Софья сворачивала в какой-нибудь магазин и бесцельно бродила вдоль витрин или наоборот, что-то выбирая. Она просто наслаждалась обычной жизнь. Странно, но переезд к Велеславу поставил такие привычные вещи, как поход по магазинам, в категорию редких деяний. Она посмотрела на часы и обнаружила, что не дурственно было бы начать движение в сторону Аниного места деятельности, чтобы не было риска опоздать. Софья вышла из магазина и бодро отправилась в нужную сторону. А в левом наушнике между тем играла музыка, так подходящая к ее настроению.

«Город, созданный для двоих,

Фарами льет огонь.

Мостовая у ног твоих –

Это моя ладонь.

Ночью дома ссутулятся.

Медленно слижет дождь

С теплой тарелки улицы

След от твоих подошв…»

Так насвистывая себе под нос очередную песню Елены Погребижской, она к назначенному времени добралась в условленное место, где честно дождалась подругу у выхода из здания. В нем располагался офис компании, где трудилась Анна. Девушка продрогла и немного вымокла под начавшимся недавно дождем, да и нагулялась уже. Так что сейчас горела желанием где-нибудь в тепле посидеть и поговорить, благо о чем они уж точно найдут.

– Привет, – Софья подвинулась так, чтобы Аня тоже оказалась под ее зонтом.

– И тебе не кашлять. Ну что, идем? Тут как раз рядом чайная была.

– Идем, конечно. Ты как? Устала, наверное?

– Я? Нет, конечно. Это мой начальник устал, разгребая мои бумаги. Сама знаешь, как я с бухгалтерией. Даром что на 1С пишу.

– Понятно, – улыбнулась она в ответ.

Идти было весело и неудобно. Именно так. И без того косой дождь, стремился забраться под дождь при каждом порыве ветра. При этом под ногами уже образовались лужи, которые осторожные и сознательные граждане предпочитали огибать стороной, а не переходить вброд. Так что путь в те несчастные пару сотен метров, что разделял офис и чайную они преодолевали долго. Но все же смогли добраться в тепло и уют, а так же найти свободный стол. Девушкам повезло, потому что место оказалось как раз у панорамного окна на улицу, и теперь они имели эксклюзивное право созерцать мокнущих под дождем прохожих, наслаждаясь теплом и чем-нибудь вкусным.

– По тортику?

– С радостью. И я плачу, хорошо?

– Хозяин-барин, – Софья немного виновато и смущенно улыбнулась в ответ, но промолчала.

Они сделали заказ подошедшему официанту, и Софья с удивлением обнаружила, что тот является оборотнем. Подруге, она, конечно, ничего не сказала, но удивилась изрядно.

– Как твои дела с тюремщиком? – хищно вонзив ложечку в торт, спросила ее подруга.

– Ань, не называй его так! У него имя есть: Велеслав.

– Угу. Великая Слава. Прям обалденная. Может, пора начать к нему немного скептичнее относиться. А, София?

– Софья, ну сколько раз повторять? А лучше, Соня! А по поводу отношения… не знаю, я как к нему относиться! Не знаю я, понимаешь!

– Вот и относись к нему нейтрально. И вместо того, чтобы покрывать, учитывай, что я говорю. Может я и не права, но сама знаешь, я всегда сначала думаю, перед тем как сделать выводы.

– Я учитываю. Просто… Дура я. Давно знаю ведь, что нельзя рассказывать о ссорах друзьям и родителям… потому что ты, если любишь простишь, а вот они уже никогда не простят и всегда будут это помнить. Прости, Ань. Сглупила, – покаянно произнесла она.

– Ты? Сглупила? Родная моя, мне глубоко начхать на твоего мистера совершенство. Меня интересует исключительно твое благополучие. И все что я пытаюсь сделать – это заставить одну девушку немного больше уважать себя и критичнее относиться к окружающим.

– Я. Потому что ты не простишь ему того, что он меня закрыл, даже если это сделаю я. Вот в чем проблема. Кстати, он извинился, – Софья понимала, что действительно совершила ошибку, поплакавшись подруге в желетку. Вот только… ей тогда от этого стало легче, намного легче. Даже соизволила не сделать еще больших ошибок, но… Аня теперь всегда будет предвзято относиться к Велесу, и это полностью ее вина. Радовало только одно: лет через пять она спокойно закончит обучение у него и уйдет.

– Я рада за него, что извинился. А простить… На дураков, блаженных и судьбу не обижаюсь. Я сказала: мне все равно. Передо мной было ЧП – я думала, как его решать. А обида… Не суди, да не судима будешь. Хорошая поговорка, которую я очень уважаю.

– Поверю. Давай лучше еще по тортику, а?

– А может по эклеру? Здесь они длинные и с кремом.

– Хоть по фуагра или чему еще, что твоей душе угодно, – рассмеялась Софья и подозвала официанта, чтобы сделать еще один заказ. – Кстати, как у тебя-то дела, а то мы все обо мне и обо мне. Неудобно даже.

– А что дела? Компьютеры не висят. Начальство не ругает. А Витьке полезно одному побыть – достал уже со своими заскоками.

– Что на этот раз выкинул твой благоверный? – Софья приготовилась слушать очередной искрящий колкостями рассказ подруги.

– О-о. Как обычно. Родная бросай работу, перестань напрягать себя. Я вполне могу обеспечить нас самостоятельно. Я что? Получала высшее образование, чтобы весь день заниматься уборкой? Квартира и так вылизана до блеска, а дохнуть от скуки мне не хочется.

– Понятно все с вами, – улыбнулась она. – О ребенке не думали еще?

– Ребенок? Знаешь, Соф, я планированием семьи заниматься не хочу. Даст Бог ребенка – будет. Не даст, значит в конце-концом возьмем из детдома. Как жизнь сложится.

– Ты как всегда логична, – усмехнулась она, в ответна заявление подруги.

Они еще долго смеялись, шутливо припирались, обсуждали последние новости. Словом, просто вели дружескую беседу. Софья совсем расслабилась и чувствовала себя просто счастливой. Но время неумолимо, и им все же пришлось прощаться. Девушка, как и договаривались, оплатила счет и, не глядя, сунула в кошелек сдачу вместе с чеком, которые принес официант-оборотень.

Проснулась она просто неприлично рано, то есть около десяти часов утра. Но спать больше не хотелось, поэтому оборотень попробовала подняться. Неудачно попробовала, надо сказать. Яромир не дал ей этого сделать, напротив прижал к себе покрепче и продолжил спать.

– Яр! Отпусти, а то хуже будет.

– М? – сонно пробормотал он.

– Дай мне встать, а то я не ручаюсь за последствия.

– Спи, – потребовал вампир, но Кара была неумолима. Легкий пас, и на них полилась чуть теплая вода.

– Лесса! Совесть имей! – проорал разбуженный вампир.

– Я же предупреждала, – парировала девушка.

– И зачем ты это сделала?

– А я выспалась, – щелчок пальцев и постель просохла. – Надо было меня отпустить, а то … мало ли по какой надобности я прошусь на свободу, – подмигнула она.

– Договорились, – заявил Яр, вновь забираясь в постель.

Планов на день не было. На работу она не собиралась, день с Яромиром… заманчиво, но не стоит. Не факт, что после столь бурной ночи, день получится. Ведь взаимопонимание процентов на девяносто у них было только в постели. Так что… Каре срочно требовалось, придумать себе достойное развлечение. Обдумыванием этого оборотень и занялась стоя под струями горячей воды в душе. И решение нашлось. Сегодня вечером должен состояться первый выход в свет подопечной Велеса… Так почему бы не помочь ей в этом несомненно не легком деле. Кара так и решила поступить.

Она быстро привела себя в порядок, оставила небольшую записку для своего вампира и открыла телепорт в квартиру напарника. Так что уже через несколько секунд, она оказалась в гостиной Велеслава. Оборотень кинула на диван свой плащ, туда же полетела и сумочка. Обувь, которую девушка держала в другой руке, она решила все же донести до коридора. Стоило Каре высунуть нос из комнаты, как перед ней появился большой черный кот-домовой.

– Здравствуйте. Как я понимаю, вы госпожа Карина?

– Да.

– Тогда прошу вас пройти на кухню, хозяйка как раз пьет чай. О ваших вещах я позабочусь, – чопорно проинформировал Кару домовой.

Девушка все еще прибывая в некотором смятении прошла на кухню.

– Здравствуй, – поздоровалась Юнона.

– Здравствуй и ты, – Кара улыбнулась.

– Вы ранняя гостья, я вижу. Сами разбудите? Или кофе сначала? – осторожно поинтересовалась она.

– От кофе не откажусь, но я не к Велесу, а к тебе, – оборотень начал свою игру.

– Ко мне? – удивилась подопечная напарника.

– Конечно. Это у тебя сегодня первый выход в свет, а не у него.

– Да, – ей послышалась обреченность в голосе девушки.

– Выше нос. Все будет в лучшем виде, я обещаю. А иначе зачем, ты думаешь, я здесь? – подмигнула ей Кара.

– Не знаю, – честно ответила будущая целительница.

– Не расклеиваться! Так, сначала, ты права, кофе, а все остальное потом.

– А как же Велес?

– Мы ему записку напишем, – заговорчески улыбнулась оборотень, – и хватит с него. Согласна на поход по всяким интересным нам, девочкам, местам?

– Конечно, а мы успеем.

– Успеем, обещаю. Только кофе меня напои и все будет.

– Договорились, – просияла ей в ответ Юнона.

Велеслав проснулся поздно. Зато наконец-то почувствовал себя живым без всяких отговорок и условностей. Одного взгляда на часы хватило, чтобы понять: проспал почти сутки. Поднялся с кровати ощущая в теле приятную спокойную силу. Быстро оделся и вышел из спальни. В квартире была тишина. Велес удивился и отправился в ванну, приводить себя в порядок. Постояв под душем, вампир с неудовольствием вспомнил какой сегодня день, а именно встреча с деловыми партнерами, которой прикрываются банальные смотрины его новой подопечной. Кстати, о Юне. Велес был удивлен, что девушка не сидит около двери с его подарком в руках, желая «поговорить».

Не обнаружилась Юнона и в своей комнате, и вампир начал волноваться. Хотя… браслет наставника не сообщал о чем-то подозрительном или опасном для подопечной, значит, можно было расслабиться немного. Приняв такое решение, Велес отправился на кухню завтракать. По дороге туда его и застал сюрприз. На барной стойке, где он вчера оставил подарок для девушки, сейчас лежал белый лист с аккуратной надписью.

« Не волнуйся. Взяла поиграть. Верну вовремя. Кара»

Велес выругался, понимая, что самоуправство оборотня может выйти ему боком. К тому же необходимо было хоть что-то рассказать Юне о предстоящем мероприятии, а зная Кару… времени на этого у него попросту не будет. Вампир скрипнул зубами.

– Господин Велеслав, – обратился к нему подошедший домовой. – Завтрак на столе.

– Юнона давно… ушла?

– Хозяйку час назад забрала госпожа Карина.

– Понятно, – протянул вампир. Настроение не улучшилось, а лишь наоборот скатилось еще ниже.

Он прошел в кухню и занял кресло в углу. В этом месте сидеть всегда было удобнее всего по неизвестным ему причинам. Он прикрыл глаза, прежде чем приступить к горячему черному кофе и тостам. Велес поймал себя на мысли, что ему не хватает компании подопечной за завтраком. Вампир сделал большой глоток обжигающего кофе, напоминая себе, что впереди у него непростой разговор с этой самой подопечной. Потому что… потому что прошлое не желает отпускать.

Зазвонил телефон. Велес легко поднялся единым скупым движением: тело еще не перестроилось на мирное существование. Оказалось, что трубку сотового находится где-то в спальне. Поэтому на ее поиски ушло больше времени, чем терпение, которым располагал звонившей. Так что, когда вампир нашел свою пропажу, умолкнувший телефон высветил среди пропущенных вызовов неизвестный номер. Велес решил сам позвонить и узнать, кто желал его слышать, втайне надеясь, чтобы страждущим оказался не Скипидар.

– Ну, наконец-то, Велеслав! – раздался после первого же гудка голос Барса.

– Что за маскарад, Шеф? – огрызнулся в ответ вампир.

– Так получилось. Собственно, я тебе звоню, чтобы попросить об одолжении.

– Внимательно слушаю, – тут же подобрался Велес.

– Ты знаешь, что у нас проходит выставка магических достижений Египта?

– Слышал кое-что краем уха. Но какое это ко мне отношение имеет?

– Это к делу отношение имеет, – пояснил оборотень. – Ты сейчас съездишь и заберешь пакет у одного из моих агентов.

– Барс, имей совесть! У меня законный выходной! Я вчера только вернулся с оперативной работы!

– Знаю. Поэтому не приказываю, а прошу сделать одолжение.

– Как я его узнаю? – сдался после небольшого колебания вампир.

– Он сам к тебе подойдет на выставке и передаст пакет.

– Понятно, что ничего не понятно. Опять консперацию развели, – проворчал Велес.

– Приходится. Пакет вскрывать не советую, все равно информация зашифрована. Кстати, привезешь его в управление, когда поедешь на работу.

– Понял. Разрешите выполнять? – ввернул шпильку Велес.

– Удачных выходных, – вернул ее вампиру Барс.

Под выставку был отдан один из бывших домов культуры, который был выкуплен живущими на сумеречной стороне мира специально для таких мероприятий. К нему Велес добрался через час после звонка Барса. Долго бродил по первому залу рассматривая артефакты предназначенные для ведения боя. Его заинтересовали плетения заклятий, которые защищали оружие от разрушения. Работы известных мастеров радовали глаз, а рукам так и хотелось ощутить вес этого оружия. Велес пообещал себе, что обязательно купит нечто подобное себе в коллекцию. Сейчас дело, удовольствия потом.

Велес перешел в следующий зал, который был посвящен медицинским изысканиям египтян. Он окинул зал нарочито скучающим взглядом, пытаясь отыскать неизвестного посыльного. Но никто из посетителей выставки не подходил ни по образу, ни по видимой ауре. Так что оставалось ждать, когда господин курье сам его найдет. Велес решил все же посмотреть на достижения египетских магов и повернулся, чтобы пройти к первому стенду, когда в зал впорхнула вампир. Взгляды всех присутствующих сразу же обратились к ней.

Она была как сказочная жар-птица, такая же таинственная и без сомнения прекрасная. Девушка активно жестикулировала, что-то объясняя стоящим поблизости целителям, отчего широкие рукава тонкой рубашки то и дело взлетали в воздух словно крылья. Не то выгоревшие, не то так причудливо выкрашенные короткие волосы напоминали язычки пламени. Казалось, что она парит над полом, а не идет по нему, настолько легки и быстры были ее шаги. Велес заворожено наблюдал за тем, как девушка, ведущая за собой все возрастающую группу слушателей, приближается к нему. Девушка остановилась в паре шагов от стенда и продолжала что-то быстро говорить по-арабски. Она яростно взмахнула руками и отвернулась от стенда, показывая тем самым, что разговор окончена. Сделала пару шагов в сторону, и вдруг обернулась. Их взгляды на секунду пересеклись.

– Велес? Лада? – одновременно удивленно выдохнули они. Вампир с трудом верил своим глазам, слуху и эмоциям, которые источала девушка. Радость, удивление, растерянность – они сбивали с толка, заставляли собственные мысли путаться.

– Амерат, – поправила девушка.

– Не ожидал тебя здесь увидеть, Амерат, – он специально назвал ее новым именем, чтобы распробовать его звучание.

– Почему же? Наука наукой, а родина у меня одна.

– Приятно слышать. Надолго ты у нас?

– Пока не пойму, что мое присутствие здесь не нужно.

– А я уже было решил, что ты здесь с выставкой. Она ведь скоро закрывается… А ты, значит, остаешься? Было бы замечательно! – Велес не лукавил, он действительно был рад снова ее видеть.

– Хм. Что я могу сказать. У меня давно не было активной практики. Попробую продвинуть прогрессивные технологии в вашем захолустье.

– Ну, вот. Теперь даже не знаю, как реагировать… на захолустье, – он ухмыльнулся. – Надеюсь, дама не против, если мы продолжим нашу беседу завтра?

– Спешишь?

– Не совсем. Просто, я тут по делам.

– Понятно, – протянула она.

– Завтра. Я за тобой заеду. Куда?

– У меня квартира рядом с парком… люблю травку, – рассмеялась она.

– И где ты в это время года травку находишь?

– На подоконнике, конечно. Кактусы никто не отменял.

– Уела. Тогда я тебе завтра позвоню и договоримся о времени.

– Позвонишь? О-о-о. Ты оказывается на меня уже и досье собрал. И какой же у меня номер?

– Досье? – кривоватая улыбка коснулась губ. – Что ты, Амерат. Зачем мне что-то собирать, если ты сейчас сама мне все расскажешь.

– Уговорил. Записывай.

– Отлично, – подвел итог разговору Велес, убирая свой телефон в карман.

– Буду ждать звонка, а сейчас, думаю, я достаточно успокоилась, чтобы продолжить диалог с коллегами.

– До встречи, – он галантно поцеловал тонкую кисть ее руки на прощанье.

Велес отправился в следующий зал, где были представлены разработки египтян в области темной магии. Весьма неприятное место, которому вампир выделил лишь беглый поверхностный осмотр. Зато в зале магии крови он гулял долго, рассматривая те или иные инновации, а так же беря на заметку некоторые нестандартные приемы в обращении с кровью. Когда он рассматривал очередной стенд, к нему подошел ничем не примечательный маг.

– Велеслав? – поинтересовался он.

– Да. Могу я знать, кому могу был полезен?

– Барсу в основном, – ответил незнакомец и передал пакет. – Прощайте.

Велес не успел ничего сказать, как мужчина затерялся среди неизвестно откуда появившихся зевак. Вампир выругался про себя и решил, что на этом культурная программа на сегодня выполнена. Он довольно быстро прошел остаток выставки и отправился домой.

 

Глава седьмая

Появление Кары вдруг решило довольно большую часть ее проблем, так что Софья была готова долго и красноречиво благодарить оборотня. Но девушка предпочла получить благодарность в виде завтрака и кофе, что с легкостью было ей преподнесено. После чего события начали развиваться просто с пугающей скоростью. Сначала оборотень проинспектировала гардероб Юны и пришла к выводу, что в нем нет ничего подходящего. Потом был устроен смотр косметики, украшений и прочих женских штучек. Вердикт был вынесен неутешительный: сегодня же устроим шопинг.

– Можешь не тратить время на прическу. На макияж тоже, – видя метание девушки, заявила Кара. – Спа, массаж, косметолог, визажист и парикмахер – вот план наших действий на день.

– Но ведь ты говорила о покупках, – осторожно напомнила Софья.

– А их никто и не отменяет. Спа и массаж – лучшее место для выбора одежды, обуви и украшений, в твоему сведению.

– Шутишь?!

– Нет, конечно. Привыкай. Мало того, что ты теперь принадлежишь сумеречной стороне мира, ты еще и к элите относишься. Так что спокойствие, только спокойствие, как говорил Карлсон, – оборотень ободряюще улыбнулась.

И действительно все было именно так, как сказала Кара. Пока они были в спа и на массаже, успели не только потрещать, но еще и гардероб обновить. К косметологу оборотень отпустила Софью одну, а вот к парикмахеру и визажисту… Собственно, еще перед походом к мастеру причесок, Кара организовала ей добровольно-принудительное переодевание в новые вещи, в которых она должна будет появится на вечере. А оставалось до него чуть больше двух часов… Софья уже вновь начала нервничать, несмотря на то, что Кара высмеяла все ее страхи и опасения. Но все равно. Девушке было не по себе.

Прическа к ее удивлению заняла всего сорок минут, хотя Софья по опыту знала, что разошедшийся мастер может потратить на создание «шедевра» часа полтора, а уж если совсем «вдохновение» приспичит, то и все два. Так что она осталась довольна, не только прической, которая надо отметить ей очень шла, но и временем на нее потраченным. В результате, перед походом к визажисту ее настроение несколько приподнялось, но не надолго… Софья на свою беду разглядела тот хищный блеск, который зажегся в глазах Кары и визажиста при ее появлении. Девушка с трудом подавила в себе желание сбежать отсюда как можно скорее и желательно подальше и мужественно опустилась в кресло. Зажмурилась.

Глаза она открыла, наверное, через час. Кара с визажистом ее настойчиво об этом просили, дабы она могла сама увидеть результат их трудов. Заглядывать в зеркало девушке было боязно, но пришлось. А что поделаешь, когда на тебя с такой надеждой смотрят сразу два оборотня? Софья глубоко вдохнула и бросила краткий взгляд на зеркальную поверхность и пораженно застыла, не сумев побороть своего удивления. Зеленые глаза стали еще ярче и приобрели, как ей показалось, лукавую хитринку. Она не знала, какое чудо совершил визажист, но глаза у нее стали немного раскосые и почему-то откровенно кошачьи.

– Нравится? – спросила Кара.

– Конечно.

– Вот и славно. Идем. А то боюсь, Велес сделает мне что-то посерьезнее выговора.

– Ой! Мы опаздываем, да? – Софья тут начала переживать.

– Успокойся. Спасибо, Тир, – бросила Кара, вытаскивая девушку из кресла.

– Приходите еще, – расплылся оборотень в улыбке чеширского кота.

– Обязательно. Идем. Нам надо забрать наши покупки и отправить тебя в офис.

– В офис? – переспросила Софья.

– Да. Велес уже там. Он обещал мне голову открутить, если я тебя не верну через пять минут. Так что давай поторопимся, хорошо.

– Конечно! – взволнованно отозвалась девушка. Чувства начали возвращаться в двойном размере. Ей показалось, что она стала самой собой, хотя до этого была скорее куклой или манекеном.

– Напоследок. Помни, что я сказала. Будь холодной, сдержанной, остро-вежливой и тебя оставят в покое. Иначе… свет раздавит тебя. И еще, ты кошка! Гуляешь сама по себе, а не как-то иначе!

– Не за что! Не стоит переубеждать верблюдов, что ты не верблюд. Просто не будь им. И… подопечная совсем не всегда означает любовница, но не стоит им об этом знать, – проговорила Кара открывая телепорт. – Иди. Он ждет.

Велес вернулся домой с выставки около семи. В квартире был только Хран тут же предложивший отобедать, вампир лишь рыкнул в ответ что-то отрицательное и решительно отправился к себе в кабинет. Он нервничал: подопечная еще не вернулась. Но так или иначе он должен был предупредить девушку о том, что ждет ее этим вечером. Вот только… Юны дома не было. Велеслав устроился в кресле за рабочим столом, закурил. И тут его догнал второй неприятный сюрприз за этот день: зазвонил телефон. На экранчике высветилось «Скипидар», но вампир мужественно поднял трубку.

– Какого черта, Велес? – прозвучало вместо приветствия. – Я тебе пятый день дозвониться пытаюсь.

– Был вне зоны. Ты, кстати, мог бы послать подкрепление в связи с чрезвычайным происшествия – я бы быстрее вернулся, а не бегал как проклятый по лесам за нежитью, – обозлился он.

– Не мог. Значит, о Пророчице ты уже знаешь.

– Да, –подтвердил Велес.

– Отлично. У тебя новое задание, а за «Свободой» кто-нибудь другой присмотрит.

– Я так понимаю, ты хочешь, чтобы я ее нашел.

– Правильно понимаешь. И побыстрее.

-Может тогда информацией поделишься, – зло усмехнулся он. – Я, понимаешь, был занят несколько другим.

– Все, что известно Совету, я тебе уже переслал.

– Удачного вечера, – прозвучала прощальная издевка, и из трубки полились гудки.

Вампир давно подозревал то, что у Венцедара видения работают исключительно на всякие пакости окружающим. Вот и сейчас было лишнее тому подтверждение. Хотя… в этом звонке было и кое-что полезное. Информация от Совета могла сослужить немалую службу. Велес нажал кнопку на компьютере и, пока тот загружается, сделал очередную затяжку. Посмотрел на мигающие цифры на экране. Пожалуй, есть пара минут на то, чтобы написать сообщение Амерат. Пожелание удачной ночи отправилось в путь одновременно с музыкальным приветствием загрузившегося виндоса.

Если день выдался таким непредсказуемо насыщенным, то какой будет ночь он не хотел и думать. Хотя в результатах сегодняшнего к плюсам несомненно можно было отнести неожиданную встречу с Ладой, которая, как оказалось, успела сменить имя пути. Амерат. Ей подходило, безусловно. Впрочем, эта вампирша всегда была такой. Третий ребенок не последней по влиянию и могуществу семьи, который совершенно не интересовался политикой, зато имел неуемную страсть к науке. Вот и получилось так, что она уехала изучать египетские особенности магии незадолго до прихода к власти Совета. Тогда многие обвиняли ее, что она сбежала от борьбы, когда это нужно было семье, клану, стране. А он? Вампир усмехнулся. А он завидовал ей, потому что у нее было право самой выбирать свой путь. У Амерат всегда было то, что Велес выбивал с трудом по крохотной капле год за годом. Свобода…

Велес загрузил присланный Советом файл, открыл его и потерял связь с реальностью на долгое время. Информация от Венцедара местами носила просто провокационный характер и сильно расходилась с добытыми до этого сведениями. Написано было много, а вот полезными оказались лишь сущие крупицы данных. Самым противным же стало то, что получалось, что Пророчицей может оказаться практически любая женщина! Он на секунду отвлекся от присланных материалов и взглянул на часы. Выругался и потянулся за телефоном. Подопечная на звонок не ответила. Вампир начал злиться и выбирать, каким пыткам подвергнет за ее «помощь» Кару. Напарница, на ее счастье, трубку взяла после первого же гудка.

– Какого черта, Кара?! – прорычал он. – Где Юнона?

– Спокойнее, Велес. Спокойнее, – пропела оборотень, – и люди к тебе потянутся.

– Где Юна? – проорал он в трубку.

-Со мной, – невинно и невозмутимо ответила Кара. – Знаешь, едь пока один. Я ее отправлю телепортом прямо на место боевых действий.

– Кара, сдурела?! Я ничего не успел ей рассказать о предстоящем вечере!

– Зато я успела. Все. Мне пора. Жди.

Гудки. Велес раздраженно выругался и стряхнул останки телефона в урну для мусора. А он еще удивился, что аппарат пережил его общение со Скипидаром. Не надолго пережил, однако. Вампир злился с каждой секундой все больше. Но в какой-то момент он почувствовал, как задрожали и пошли трещинами щиты от эмпатии окутывающие квартиру. Пришлось срочно брать себя в руки и усилием воли заставлять успокоиться, во избежание случайных жертв среди мирного и не очень населения.

Он отправился собираться на корпоратив, хотя больше всего на свете ему хотелось остаться дома и напиться. Но не судьба. Он довольно быстро привел себя в надлежащий для выхода в свет вид и покинул квартиру, отметив про себя разумность Храна. Домовой ни разу не попался ему на глаза, пока он метался по дому, словно загнанный в клетку тигр. Хотя… в разумности этого отдельно взятого домового Велес не сомневался со дня их знакомства. Так что ничего достойного удивления тут не было.

Приехал он в офис примерно минут за сорок до начала мероприятия. Переговорил с Мирой и решил самый неотложные вопросы, после чего удалился к себе в кабинет, чтобы побыть в одиночестве и наконец-то закурить. Вообще, он уже давно скурил обычную суточную норму, но сегодня было можно и больше. Нервы ни к черту, а надо держать марку. Так что… щелчок зажигалки. Под язычком пламени начинает тлеть бумага. Он сделал первую затяжку и откинулся в кресле. С каждой минутой он все меньше волновался и все больше злился, хотя и держал свои чувство под контролем.

Воздух замерцал, и Велес глянул на часы: еще пять минут в запасе. Если что… Додумать мысль он не успел, потому что подопечная вышла из телепорта. И Велеслав не смог сдержать свои эмоции за надежной стеной щитов. Потому что удивление его было безграничным, настолько… что он просто смотрел на появившуюся девушку и ни о чем не мог думать. А когда смог в голове начала крутиться только одна мысль: «Что она сделала с Юной?!». Девушка молча стоящая и разглядывающая его чуть прищуренными глазами… Юноной не могла быть по определению. Где та скромная и домашняя девочка, к которой он успел привыкнуть?!

– Я не опоздала? – промурлыкала она и сделала маленький стремительный шаг в его сторону. При этом скромно струившийся до этого почти до самого пола шелк колыхнулся, открывая совсем не скромный разрез… Открывший взору точеную ножку в чулочке… Велес поспешно опустил взгляд, потому что на ум приходили не очень уместные образы, и увидел… Миниатюрную ступню обутую в босоножку на невероятной шпильке, если этот набор тонких красных веревочек, можно назвать обувью. Велес нервно сглотнул.

– Н-нет. Юнона…

– Кара меня обо всем предупредила, – все так же мурлыкающе ответила она. – Идем?

– Да!

Подопечная мягко по-кошачьи улыбнулась и чуть прищурила зеленые глаза, которых резвились бесенята. Он с трудом подавил все «не те» мысли и обновил полностью щиты от эмпатии, прежде чем подойти к подопечной и осторожно взять ее руку. Как выяснилось, последнее было совершенно лишним, красочный картинки, которые молниеносно пронеслись в голове, теперь начали разворачиваться неспешно, обещая много интересного.

– Готов? – мурлыкнула она и прижалась на мгновение. Коснулась губами шеи чуть выше ворота рубашки, заставляя терять голову. – Нас, наверное, ждут?…

Юна встала на цыпочки и запустила руку в волосы вампира.

– Надо создать достойное нашего опоздания алиби, – прошептали ее губы, прежде чем Велеслав ощутил прикасание ее губ.

И он перестал себя сдерживать. Обнял. Прижал к себе. Руки заскользили по ее спине сначала по шелку платья, потом забрались под кружево болеро. Гладили бархатную кожу лопаток. Он вдыхал пьянящий аромат духов и ее запах, чувствуя, как скользят тонкие пальчики по ткани рубашки.

– М, – она отстранилась. – Пожалуй, для алиби хватит, – спокойно и холодно произнесла девушка. – Идем. Нас ждут.

Велес выпустил ее из объятий, понимая, насколько легко она его поймала. Злость на себя и на подопечную несколько отрезвила, хотя… Она просто сделала тоже самое, что и Хелен. Так почему он решил, что Юнона другая? Она такая же лощеная стерва, просто маски носит лучше… Он посмотрел на то, как спокойна она ведет себя под прицелом сотни взглядов и понял, насколько ошибся…

Если до телепортации девушка и думала о том, правильно или нет то, что она задумала, но стоило оказаться в кабинете Велеслава, как эти мысли исчезли. Хотя где-то в душе и осталось ощущение, что она решилась на подлость. А затем был совершенно бессмысленный разговор, во время которого она искала другой выход. И не нашла. Значит, придется идти по старому плану, хотя он нравился ей все меньше и меньше с каждой секундой, но… еще больше ей не хотелось быть игрушкой для битья, поэтому стоило Велеславу взять ее за руку, как она начала игру.

Софья прижалась на мгновение, легко коснулась губами его шеи. Встала на цыпочки и, запустив пальцы в роскошные густые волосы вампира, коснулась его губ своими. И на нее обрушилась страсть вампира, захлестнуло его желание обладать… ею. Сейчас. Софья почти испугалась, но… ей необходимо было продолжить игру в стерву. С каждой секундой его чувств было все больше, и она начала бояться, что раствориться в них, а еще… поняла, что Велеслав не простит ей этот поступок. Но отступаться сейчас было еще большей глупостью.

Девушка немного отстранилась и с трудом натянула на себя маску холодности. Глубоко вдохнула, чтобы… ударить словами. Софья слишком хорошо поняла то, что сказала ей этим днем Кара.

– Доказывать что-то так называемому высшему обществу бесполезно, – увещевала оборотень, пока две совершенно неразличимые для глаз девушки делали им массаж. – Для них ты игрушка, любовница, содержанка и лишь в последнюю очередь подопечная. Да, кстати, не стоит думать, что Велеслав будет их переубеждать. Не будет, поверь мне. Потому что он не только и не столько рыцарь без страха и упрека, сколько политик, хоть и «отошел» якобы от дел. А политика… она, сама понимаешь, дело грязное, – совершенно обыденным тоном поведала Кара.

– И что мне делать? – Софья готова была расплакаться.

– Играть. И играть так, чтобы поверили все. И Велес в первую очередь.

– Что играть? – в ее голосе слышался решительный вызов.

– Кого, – поправила оборотень, – стерву. Охотницу. Ты должна показать, кто из вас двоих охотник, а кто игрушка.

В зал, полный нелюдей, они вышли напряженно улыбаясь. Эту нервозность можно было бы списать на опоздание, вот только они сами знали истинную причину… Софья старалась всем своим видом показать свое спокойствие и надменность. Внешний эффект ей как всегда удалось достичь, но вот в душе… В душе она корила себя за то, что сделала. Ей казалось, что она совершила непоправимую ошибку.

А вечер меж тем шел своим чередом. Велеслав вежливо знакомил ее с «полезными людьми» и просто кратко пояснял что-то, если возникали вопросы. При этом… она постоянно ощущала сотни взглядов. Осуждающих, завистливых, ненавидящих, любопытствующих и так далее. Это внимание давило, но нужно было держать себя в руках, потому что… Это общество как стая волков: покажешь слабину – съедят.

Велес оставил ее одну в обществе дам, которые так настойчиво добивались возможности поговорить с его подопечной, что он решил: так будет проще для всех, чем и дальше держать оборону по всем фронтам. Он с удивление обнаружил, что никому толком нет до него дела. Вампир признался себе, что его это очень даже устраивает, и отошел к столику с напитками. Взял в руки бокал с успевшим нагреться шампанским и в один глоток выпил отвратительно теплый напиток. Хотя… он отлично подходил под настроение. Вампир осушил второй бокал и нашел взглядом подопечную, которой заворожено внимали несколько «светских львиц». Ему захотелось выругаться, но вместо этого вампир взял очередной бокал шампанского.

– Велес, не думаешь, что этот уже лишний? – спросила мягким голосом подкравшаяся Мира.

– Следишь?

– Нет, просто ты делаешь глупость… и фонишь, – добавила она жестко.

– Сильно? – обреченно спросил Велес.

– Нет. Радуйся, на твое счастье, мы единственные эмпаты на этом мероприятии, которое ты пытаешься перевести в меропринятие.

– Не смертельно, значит, – выдохнул он.

– Знаешь, я вот пытаюсь понять, мне кажется, или ты действительно смотришь на свою подопечную, словно первый раз видишь?

– Возможно, – уклончиво ответил он, начиная злится на себя.

– То-то ты так фонтанируешь эмоциями, – усмехнулась женщина. – Велес, ты сам себя понять не можешь, я чувствую. Хотя… порой мне просто неудобно, – ее глаза лукаво сверкнули. – Между вами ничего нет. Вижу, я права. Так почему ты не подумал головой и не защитил ее от этого сброда. Да, было бы странно, что ты, Великий и Ужасный, – она вновь прыснула, – взял на «воспитание» совершенно обычную, домашнюю девочку, не имея никаких корыстных планов. Странно, любопытно. Но ты пошел по пути наименьшего сопративления… и сам же получил удар.

– Мир, и без тебя тошно.

– Чувствую. Кстати, ты так хлещешь злостью сейчас, не хочешь послушать, что она чувствует?

– Как? – пораженно спросил он.

– Не боишься? – усмехнулась она.

– Нет. Я открываюсь.

– Хорошо, – Мира настроилась на восприятие Юноны, став таким образом связующим звеном между вампиром и девушкой.

Он едва не захлебнулся в этом океане чистейших ощущений. Велеславу показалось на миг, что он заглянул в душу набедакурившего ребенка, такие чувства испытывала его подопечная. Неуверенность, чувство вины, страх, сожаление – все они смешались в такой пьянящий и горьковатый коктейль. «Разве Хелен была такой когда-нибудь, – задал он себе вопрос и сам же ответил. – Нет!»

– Убедился? – спросила Мира, обрывая контакт.

– Да. Я не думал…

– Ты вообще мало думаешь, когда дело касается подопечных, – жестко припечатала женщина.

– Ты сегодня строга, Мира.

– Мне просто жаль девочку. Хотя она держится молодом.

– Вижу, вот только не знаю рад этому или нет.

– Радуйся. Тебе пришлось бы гораздо хуже, если бы они ее раздавили. Хотя, – она усмехнулась, спрятав ехидную улыбку в уголках губ, – девушка нуждающаяся в утешении – лучшая кандидатура для новой пассии.

– Мира!

– Все, умолкаю. Тем более у меня еще есть дела. Присматривай за ней, Велес.

– Постараюсь.

Вскоре он все же забрал свою подопечную из этого террариума, и они отправились в его кабинет немного отдохнуть, перед последним представлением в высшем свете на этот вечер. Велес налил им по кружке кофе.

– Ты как?

– Нормально.

– Врешь!

– Да.

– Значит, жить будешь. Ничего, прорвемся. Кстати, где твои пальто и сапожки? – подопечная удивленно посмотрела на него. – Думаю, стоит закругляться на сегодня, – пояснил он свой неожиданный вопрос.

– Нет. Ой! – ее растерянность позабавила вампира. – Я совсем не подумала о том, как возвращаться?! – виновато закончила Юна.

– Ничего, – он усмехнулся, предчувствуя реакцию общественности на свою небольшую провокацию.

Когда девушка допила кофе и сказала, что готова к дальнейшим «боевым», они вышли из кабинета. Велеслав сказал «прощальную речь», после чего они осторожно и быстро постарались покинуть зал. Ну, им даже это почти удалось. Жаждущие зрелищ люди догнали их у гардероба, и Велес решил не разочаровывать гостей. К тому же ему не хотелось, чтобы подопечная ненароком простудилась. Он снял свой плащ с вешалки и под удивленными взглядами закутал в него Юнону, потом подхватил на руки и вышел из здания.

– И зачем было это представление? – поинтересовалась у него подопечная, когда Велес усадил ее на пассажирское сиденье.

– Захотелось, – по-мальчишески подмигнул он ей.

– Велеслав, нам нужно поговорить.

– Слушаю, – отозвался он, заводя мотор.

– Завтра мы, я подчеркиваю, мы едем к моим родителям, – она говорила ровно и немного зло.

– Зачем? – Велес еще и сам не знал, как воспринимает все это. Слишком разными и противоречивыми были его чувства.

– Им очень интересно, почему я не смогла с ними встретиться в собственный день рождения, – поставила его в известность подопечная.

– И? Я там зачем?

– Сам подумай, – зло бросила девушка. Велес почувствовал ее злость и обиду. Они подстегнули на время притихшее чувство вины вампира, и он поспешил исправить ситуацию.

– Хорошо, поедем завтра к ним.

– Благодарю, – холодно проронила она и больше ничего не сказала до самого дома.

Яромир шикарно выспался, да и вообще после возвращение Кары его наконец-то отпустило чувство неправильности происходящего. И он решил, что больше никогда не отпускать ее в одиночестве в подобные командировки. Удовлетворившись этим решением, вампир поднялся и отправился на кухню ставить чайник. Его ждал завтрак и осведомители, которым он дал дополнительные задания, вернувшись из Перми. Собственно, результат их труда и интересовали теперь вампира в первую очередь.

Первая встреча была назначена на пять, так что у него было вдоволь времени на то, чтобы привести себя в порядок и пообщаться с главой клана Памяти, чтобы обсудить последние события. Чем Яромир и занялся.

Он вышел из дома в четыре часа по полудню, намереваясь пройтись пешком: его опять звал город, и вампир решил довериться его зову. Он на первый взгляд бесцельно шел по улицам, хотя на самом деле его вели мысли города. Потому что выделить из этого потока сознания мысль кого-то конкретного, Яр вряд ли бы смог. Странно, но чужие мысли привели его практически к тому самому месту, где он должен был встретиться со своим осведомителем. Вот только подошел он не со стороны улицы, а из переулка. И, надо сказать, это очень сыграло ему на руку.

Яр просто неожиданно для себя провалился в мысли сидящего на лавочке и не замечающего его оборотня. А мысли были просто золотыми. Потому что вассал клана Волка размышлял над тем, как он использует благодарность Совета, если на встречу с его приятелем придет сам Яромир Вознесенский… Совет уже несколько недель разыскивает этого вампира, хотя … Кай никак не мог понять, почему поиски свои Совет ведет тайно. Зато у него появился шанс выслужиться, и он не собирался его упускать.

Вампир очень недобро улыбнулся, но Кай этого не увидел, чем и решилась его судьба. Яромир всегда был лучшим в магии разума, которой славился его клан. А уж на неподготовленное сознание, да со злости… Яр волной цунами ворвался в сознание оборотня, и заставил того незаметно следовать за собой: тут было слишком людно. Наследник клана Памяти собирался вытрясти из этого животного все. Лишние свидетели этого ему были совершенно не нужны. К тому же, Яромир планировал сделать этого двойного агента тройным, так чтобы он сам ничего не заметил. А это требовало кропотливой работы и, к сожалению, немало времени.

Это ситуация его почти не нервировала. Он просто привык. Когда с самого рождения ты слышишь мысли других людей, так или иначе надо либо привыкать и пропускать мимо, становясь тем самым выдержанным и спокойным, либо… О тех, кто не смог справиться с даром, вспоминать не любили. В основном по тому, что результат был отвратительным, но и показательным. Если ты слаб духовно, не стоит мечтать о большой силе. Если же судьба решила, что ты достоин силы, постарайся стать достойным ее. Рассуждения были элементарными и старыми. Родители привили ему такой взгляд на мир, потому что не хотели потерять его из-за дара, которым наградила их сына судьба.

Яр под эти мысли аккуратно вел своего «наблюдателя» к лабринту дворов. Когда они выбрались в довольно маленький, а главное безлюдный двор, вампир отдал Каю мысленную команду остановится. После чего все же подошел к оборотню: сейчас ему требовался зрительный контакт. Чтение памяти требовало дополнительных мер, к неудовольствию Яромира. Он погрузился в память оборотня и обнаружил довольно много интересного. Например, узнал довольно много о том, кто из клана Волка и с какой регулярностью поставляет информацию Совету. А еще то, что Кай был отправлен сюда по поручению все того же Совета, чтобы следить за Карой. Яр при этом мысленно усмехнулся, потому что кроме как профанацией назвать эту слежку он не мог. Ведь оборотень так и не засек его рядом с «ведомой».

Он усмехнулся и отправился на встречу с осведомителем, мысленно предвкушая еще одно развлечение, ну и магическую практику к тому же. Вампир намеревался укоротить его язык безоперационным методом, зато с применением не очень легальных заклятий воздействующих на разум, хотя… Его мало волновала легальность этих методов, потому что доказать участие Яра ни в их разработке, ни в использовании никому было не под силу.

Она вернулась домой, усталая, но довольная, а еще с кучей покупок. Правда, когда она отправила Юнону к ее наставнику, вещей, которые остались у нее на руках, было еще больше. Но Кара, не мудрствуя лукаво, открыла телепорт в гостиную Велеса и отправила покупки его подопечной туда. А сейчас… Ну, во-первых, Яромир, скорее всего, дома, и можно продолжить восхитительную прошлую ночь, тем более что она очень соскучилась по нему за время командировки. Во-вторых, ей хотелось на банальнейшее свидание: в кино, в ресторан или еще куда-нибудь, но с ним.

– Вернулась, – он вновь просто вытянул ее из телепорта и усадил к себе на колени. Поцеловал. – Я скучал.

– Я тоже.

– О свет моих очей, а расскажи-ка мне, почему ты такой довольный, – она прижалась к своему мужчине и запустила руку в его волосы.

– Можно сказать, у меня был богатый улов.

– Не томи, мне интерсно, –потребовала она. – Иначе начну применять пытки, – усмехнулась девушка и легонько коснулась ямочки между его ключицами.

– Сдаюсь. Не надо пыток, – улыбнулся он. – Я сейчас все тебе расскажу, Лесса.

– Я слушаю, – она свернулась клубочком и положила голову ему на грудь.

Яромир задумчиво запустил пальцы в роскошные светлые пряди. Погладил девушку по ушку, отчего она едва не замурлыкала.

– Ты отлыниваешь! – вернула Кара к действительности своего вампира.

– Прости… задумался. Итак, тебя интересует моя добыча. Сегодня меня вел город, – Кара кивнула, показывая, что верит и понимает. – Он показал мне очень интересного оборотня, твоего, кстати, вассала.

– И? – девушка заглянула ему в глаза.

– На столе лежит список тех, кто доносит Совету в вашем клане.

– Что? – оборотень вскочила. – А доказательства?

– Моего слова мало? – зло сверкнул он глазами в ответ.

– Мне нет. Матери – да.

– Это легко узнать. Думаю, у вас найдется достаточно сильный телепат…

– Найдется, – твердо ответила она и подняла лист, исписанный ровным крупным почерком. – Здесь все?

– Да.

– Черт! Много!

– Шпионить на Совет выгодно.

– Знаю, но не думала, что их будет столько… – потеряно ответила она.

– Тебе надо поговорить с Матерью, – спокойно посоветовал он.

– Да, а я так хотела… Ладно, сейчас это не важно. Благодарю за помощь, Яромир.

– Не стоит. И Кара, заканчивай с делами скорее, у меня есть для тебя сюрприз.

– Хорошо, – она вышла из комнаты и отправилась в кабинет. Необходимо было срочно поделиться информацией с Матерью клана.

Кара ушла стремительно, но он прекрасно ее понимал, даже мысли читать было не нужно. Все они наследники кланов их же заложники. Благополучие клана всегда будет превыше собственного. А еще много-много другой неприглядно пафосной и весьма гадкой по своей сути философии. Хотя он давно с этим смирился и даже, пожалуй, сейчас был рад ей. Потому что именно из-за этой дурацкой позиции он встретил Кару-Лессу.

Зазвонил телефон, не давая ему погрузиться в пучину собственных мыслей. Яромир взял трубку. Выслушав сбивчивую, но эмоциональную речь вампир стал улыбаться еще шире. Пожалуй, в обозримом будущем появились весьма интересные, а главное полезные перспективы. Он усмехнулся. В голове почти сразу же созрел план дальнейших действий. К тому же ему просто хотелось побыть действительно наедине с Карой. Не день-полтора, а как минимум неделю. Чтобы говорить, чтобы узнавать ее, чтобы просто быть рядом, а то последнее время… Их отношения начали напоминать ему кроличьи, а это вампира совсем не устраивало. Так что…

А пока вампир отправился на кухню готовить ужин. У него было отличное настроение. К тому же он решил, что обязательно сводит Лессу на настоящее свидание. И обязательно сегодня. Пока готовилась еда, он успел заказать им билеты в кино (на последний ряд), столик в ресторане. Хотя планы на эту ночь таким банальным набором развлечений у него не ограничивались. Вампир намеревался покатать девушку по ночному городу.

– Вкусно пахнет, – пропела, неслышно подкравшаяся оборотень.

– Надеюсь, и на вкус не хуже.

– Я тоже. Надеюсь. Хотя… мне сейчас почти все равно: есть очень хочется.

– Тогда устраивайся, мой маленький проглот, – он кивнул на табурет.

– Выполню, – она дурашливо козырнула. – Какие у нас планы? – спросила она, забравшись на табуретку и усевшись по-турецки.

– Сюрприз.

– Надеюсь, не такой выматывающий, как с уловом?

– Увидишь, думаю, тебе понравится, – подмигнул он.

– Мне уже интересно. А еще больше мне интересно, ты меня кормить будешь или только дразнить этими запахами?

– Буду! Куда я денусь? Голодные волки, говорят, опасны.

– Очень! Особенно, осенью. Так что я требую свою порцию, а лучше две. Нет, три порции. После этого я подумаю, есть тебя или нет.

– Тогда, пожалуй, я пожертвую тебе в дополнение к заявленным трем порциям еще одну, может, только ты наешься? – усмехнулся он.

– А если побыстрее? – подмигнула она, гибко потянувшись. Яромир вновь залюбовался ее телом. – Яр, я действительно есть хочу, – проныла она.

– Сейчас все будет, о моя голодная королева, – ему было весело. А еще, вампир все же признался себе, сейчас он был счастлив. И это счастье Яромир отпускать не собирался.

Велеславу определенно не нравилось то, как изменилась подопечная за время его командировки. Но в чем именно изменилась, вампир пока не мог точно разобраться, хотя отчетливо ощущал ее новое отношение ко всему, что он говорил или делал. Это нервировало и настораживало. Такая показная и при этом полностью согласующаяся с эмоциональным планом холодность определенно до добра не доведет. Вампир понимал, что это может стать большой проблемой. Особенно если ничего не произойдет, и их дальнейшее сотрудничество будет проходить в том же ключе. Пока же у него не было времени, чтобы разбираться со всем этим. Тем более что он обещал позвонить Амерат…

Юна ушла к себе в комнату, практически сразу после того, как они переступили порог квартиры. Но Велес не стал возражать, хотя всю дорогу готовился к скандалу, который, даже по его мнению, девушка имела полное право закатить. Но Юнона все так же молча удалилась к себе, это насторожило, но вампир не стал придавать большого значения этому ощущению.

Он набрал номер старинной подруги и принялся терпеливо ждать ответа. Вообще, больше всего на свете Велесу хотелось побыть где-нибудь подальше от дома и, желательно, в приятной компании. Вампирша и какой-нибудь небольшой и уютный ресторанчик полностью удовлетворили бы его мечты относительно отдыха.

– Да, – раздался высокий голос в трубке.

– Доброй ночи, Амерат, – поздоровался он.

– Доброй Ночи, Велес.

– Ты помнишь о том, что мы договорились встретиться?

– Ну и? – требовательно и капельку насмешливо спросила она.

– Я заеду за тобой через двадцать минут.

– Хм.. Через двадцать пять. Макияж поправлю.

– Зачем? Ты и так затмишь любую, – польстил он.

– Благодарю. Но береженого Бог бережет. Мало ли. Вдруг встретим слабонервного, – он рассмеялся в ответ на это заявление подруги.

– Буду через двадцать пять минут, – отрапортовал вампир.

– Жду – сказала она и повесила трубку.

Он вышел из кабинета и едва не наступил на Храна. Кот в последний момент успел отдернуть свой хвост.

– Хран, где Юнона? – ему было интересно, чем занимается подопечная.

– В ванной.

– Она больше никуда не собиралась сегодня?

– Не знаю, думаю, нет.

– Понятно, – протянул он и начал одевать пальто. – Я вернусь к утру.

– Если хозяйка будет спрашивать, я передам, господин.

– Благодарю, Хран, – ответил вампир и вышел из квартиры.

Велес не стал покупать цветы: завянут и не свидание это. Хотя… раз цветы не подходят он купил конфет и отправился на встречу с Амерат, насколько он помнил вампирша всегда была сладкоежкой, так что ей должен понравится презент. Он приехал на пять минут раньше назначенного срока, но Амерат уже поджидала его стоят под огромным белоснежным зонтом, маня взгляды случайных прохожих. Велес остановил машину и вышел, чтобы открыть девушке дверь и помочь занять пассажирское сиденье.

– Ну здравствуй, Велес. Рада снова тебя видеть.

– Я тоже рад тебя видеть, Амерат, – вампир выделил ее имя голосом.

– Куда едем? – нотка любопытства скользнула в голосе девушки.

– Куда глаза глядят, – усмехнулся он.

– Интересный путь. Ну что ж, рассказывай.

– Что? – изумился Велес.

– Велес, милый, – откровенная улыбка, но она имеет право на такой тон. Хотя… – У тебя вид, словно к тебе твоя мамуля, – его не удивил тот сарказм, который звучал в каждом слове, которое Амерат посвятила его матери. У них всегда были натянутые отношения, – заезжала и, как обычно, капала кипятком на мозги. Притом часов шесть кряду.

– Нет, увы. Моя властвующая родительница давно меня не почитала своими визитами, – притворно горько вздохнул он.

– Удивлена ее поведением. Хотя… мы же не о ней сейчас, а о тебе… правда, если не желаешь ничего рассказывать – твое право. Просто мы так давно не общались, что я не могу даже темы придумать, на которую мы могли бы поговорить.

– Знаешь. Я бы предпочел послушать тебя, все-таки ты занималась все эти годы тем, к чему всегда стремилась. И как ощущения, не разочаровалась, надеюсь? – подмигнул он.

– Я никогда не разочаруюсь в том пути, который избрала. Впрочем, если тебе хочется послушать об артефактах и целительстве Египта, я с удовольствием расскажу.

– А я с удовольствием послушаю. Тебя приятно слушать.

И он наслаждался ее голосом, который рассказывал о тайнах Египта. Тихо шуршали шины по мокрому асфальту, нарезая круги по спящему городу. Ему не хотелось останавливаться, потому что сейчас с Амерат вампиру было легко и просто. Не было гнетущих чувств, не было неправильных или не удобных мыслей. Но… все же сделав четвертый круг по городу он выбрал один из людских круглосуточных ресторанов для продолжения вечера. Конечно, удобнее было бы посидеть в заведении на сумеречной стороне мира, вот только… Давать новые поводы для сплетен о себе и своих… подругах, он не собирался.

– А я здесь была, – заявила Амерат, когда он открыл дверь с ее стороны и подал руку, чтобы помочь выйти из авто. – Пожалуй, столик у окна будет очень неплох.

– Все, что пожелает моя леди, – он легко склонил голову в знак повиновения.

– Все что пожелает?! Тогда смородины! Хочу ягод! Я их столько лет не ела.

– Смородины? – она рассмеялась, почувствовав силу его изумления.

– Смородины! Где, скажи мне на милость, можно достать смородину в пустыне?

– Так вот почему ты вернулась?! Ты соскучилась по смородине, – усмехнулся он. – Так вот, дорогая, ты немного ошиблась с сезоном. Осенью свежей смородины в России нет.

– Тю-у. Где твоя смекалка, Велес? В прошлый раз, когда я потребовала зимой сливы, ты был умнее, – вампир помнил тот случай. Это было весело. Тогда он проник в святая святых кухарки, что работала у них в поместье, и выкрал из ее кладовой банку сливового варенья.

– Амерат, – имя удивительно легко легло на язык, – ты хочешь мороженной смородины, дорогая? Проси, но это моветон. К тому же тогда это у тебя со смекалкой что-то не то, – он усмехнулся, – сейчас даже в Египте легко найти мороженную смородину.

– Эх ты… Совсем чувство юмора потерял. Я тебя повеселить хотела, а ты все шутку испортил. Все, я обиделась.

– Прошу вашего снисхождения к простому смертному, госпожа. Амерат, как на счет мороженного с фруктами, дабы искупить мою вину? – подмигнул вампир.

– Тогда уж с миндалем. Как любит твоя маман. Помянем единственную и неповторимую.

– Амерат. Тебе еще не надоело? Взрослая вроде бы женщина, а все еще помнишь старые обиды.

– Велес, милый. Не уж-то ты не понял, что меня понесло? Ты хоть представляешь, какую я испытываю эйфорию от осознания того, что я дома?

– Понимаю, у самого такое было. Только меня удивляет количество твоих намеков на Ярину, особенно учитываю вашу взаимную нелюбовь друг к другу.

– Солнце мое, Ярина, конечно, не самая… хорошая. Но она была довольно большой частью моей жизни на родине. И веришь, я даже ее сейчас без злобы вспоминаю? Просто… я не могу не вспоминать…. Для меня это сейчас как наркотик какой-то, честно слово.

– Понимаю, Амерат. Понимаю. Меня самого помотало по миру, так что… возвращение в Россию – это всегда что-то несказанное и болезненно-сладостное.

– Тогда знаешь что? Поехали ко мне, я блинов сделаю? С медом? Будем как бояре: чай на блюдце и огромное блюдо с выпечкой.

– Заманчивое предложение, – протянул он. – Поехали тогда, – он рывком распахнул перед ней дверь авто и по-мальчишески улыбнулся.

– Вперед! – она улыбнулась. Это чувство ностальгии, которое Амерат смаковала, было таким сильным. А еще… она точно знала: Велес чувствует и понимает все это. Эмпатия и собственный опыт – это очень много, на самом-то деле.

У Амерат как всегда было уютно, а еще куча цветов по всей квартирке. Он помнил о том, что подруга никогда не любила большие помещения. Вот и сейчас у нее было всего две комнаты: кабинет и спальня. Она пригласила Велеса на кухню, где они и продолжили беседу.

– Вижу, ты не разучилась готовить, – усмехнулся он, глядя на то, как лихо Амерат жарит блины сразу на трех сковородах.

– Просто люблю это дело, – ответила она.

– Пахнет уже очень заманчиво, – констатировал вампир принюхавшись.

– Терпение, друг мой. Хотя…можешь достать мед из холодильника, там, кажется, еще варенье где-то было.

– Посмотрим, – протянул он и поднялся с насиженного места. В холодильнике обнаружилось сразу три вида варенья, мед и сметана. – Я сметану тоже достану.

– Я бы на твоем месте не стала так рисковать, – ответила она.

– Рисковать? – вампир высунулся из-за дверцы стального хранителя продуктов и вопросительно посмотрел на подругу.

– Она там лежит с моего приезда. Недели две где-то получается.

– Пожалуй, воспользуюсь твоим советом.

Они ели блины и смеялись. Пили горячий обжигающий чай и смеялись. Словно не было почти вековой разлуки, словно они никогда не говорили друг другу «прощай». Было легко и пьяняще уютно.

– Ты вся в варенье, – заявил Велес и подцепил пальцем капельку вишневого сиропа в уголке ее губ.

– Это мое варенье! – возмутилась Амерат и облизнула губы. Других приглашений к поцелую Велеславу не понадобилось.

 

Глава восьмая

Софья сбежала к себе в комнату сразу после того, как они пересекли порог квартиры. Бегство, конечно, это не очень верная стратегия, но… Она понимала, что не сможет сдержать себя в руках, если останется рядом с Велеславом еще хоть на пару минут. А это было бы смерти подобно, потому что главный принцип холодной войны: «Спокойствие, собранность и безразличие», а не скандалы, крики и истерики. Пусть с истериками и скандалами для нее был закрыт, ведь она всегда считала его унизительным, значит, остается война.

Девушка сделала дыхательные упражнения, чтобы хоть как-то сбить ритм у выбивающего чечетку сердца. Она сунулась в шкаф, чтобы достать из него халат, но у своему удивлению обнаружила в нем много новых вещей. Вся одежда, на которую она обращала хоть малейшее внимание, когда она были в спа с Карой, висела тут. И при этом, судя по всему, все было точно ее размера. «Приятно, хоть и не очень удобно», – подумала девушка и выудила из платяных недр вешалку с халатом. После чего на цыпочках подкралась к двери и осторожно выглянула в коридор. Велеслава в зоне видимости-слышимости не обнаружилось, и она юркой мышкой шмыгнула в ванну. Где тут же закрыла дверь на замок и выдохнула, позволяя себе немного отстраниться от удерживающего ее в рамках выбранной стратегии напряжения.

Стянула чулки. Она любила ходить босиком, без обуви и прочих чулочно-носочных изделий, чтобы полностью ощущать ступнями поверхности. Довольно банальная привычка с точки зрения кинестетического восприятия мира, но она ее любила. Потом начала расстегивать легкое кружевное болеро. Когда красная вещица опустилась на полочку для одежды, сняла украшения. Осталось только платье… Она замерла, попытавшись нащупать его застежку на шее. Но крючочки находиться категорически отказывались. А меж тем щеки непроизвольно наливались жарким румянцем стыда. Софья вспоминала прикосновения и поцелуй наставника… Ей было стыдно за свое поведение, ведь она откровенно его провоцировала. Вот только… слишком легко он поддался. Девушка и предположить не могла, что ее отчаянная авантюра увенчается успехом, или точнее полным провалом…

Она все же победила свое платье, и оно стекло по телу на пол. Девушка сделала шаг из шелкового круга, которым разлеглось у ее ног платье, и вошла в душевую кабинку. Острые струйки сильного напора ударили по лопаткам, потом по макушке. Дышать стало, как ни странно легче. И неизвестно, что течет по лицу вместе с тушью, слезы или просто вода. Она долго стояла под горячим потоком, пока не решила, что готова продолжать жить. К тому же стоило выспаться, потому что завтра предстояло куда более значимое и сложное мероприятие, чем прошедший «смотр». Поездка к родителям, а точнее к бабушке с дедушкой, ее почему-то сейчас пугала даже больше…

Софья после душа вернулась к себе в комнату и, здраво рассудив, что утро вечера мудренее, отправилась спать, тем более девушке именно этого и хотелось. Но ночь имела другое мнение на этот счет, поэтому девушка сначала, к своему удивлению, не могла уснуть, а потом забылась в зыбком и изматывающем мареве кошмаров. Так что проснувшись уже хорошо после полудня, чувствовала она себя совершенно разбитой и вымотанной. Но пришлось вставать и опять идти в душ с надеждой, что он поможет привести себя хоть немного в порядок. Живительная влага прогнала сон, но вот ни бодрости, ни свежести девушке не добавила, к ее вящему неудовольствию.

Она прошла на кухню, где Хран с важным видом варил кофе и жарил тосты. Тосты пахли восхитительно, а вот кофе… Нет, его запах иногда ей нравится. Особенно, когда им пахло в кабинете наставника, где всегда витал ненавязчивый дух сигарет и мужского парфюма. Сейчас же запах кофе просто раздражал.

– Доброе утро, хозяйка, – поприветствовал ее домовой.

– Здравствуй, Хран, – улыбнулась она.

– Садитесь завтракать. Думаю, кофе поможет проснуться и выправить давление, – проговорил кот.

– Ну, может быть, – в словах домового был резон, и она не стала спорить. Наоборот, подошла к холодильнику и наполнила для Храна блюдце сметаной. По законам сумеречной стороны мира домовой не имел право взять какую-то вещь себе самостоятельно лишь то, что предложит или подарит хозяин.

– Хран, а Велеслав еще спит? – спросила она осторожно.

– Конечно, хозяйка, – горячо заверил ее домовой. – Он вернулся часа четыре назад только.

– Да? – удивилась девушка.

– Так он ушел почти сразу после вашего прихода, а вернулся вот совсем недавно, – сдал вампира Хран.

– Интересно. Хотя меня все это не касается. Но спасибо за информацию.

Девушка позавтракала и, быстро собравшись, отправилась на улицу за покупками. Стоило, как минимум, купить торт, а можно было и еще что-нибудь вкусное, конечно, приобрести. Девушка спустилась на лифте вниз и вышла из дома. К ее удивлению, погода на улице стояла отличная: светило солнце и было довольно тепло. А ведь на дворе вторая декада октября! Тем более Урал! Она довольно улыбнулась и бодро зашагала к цели, которой сегодня являлся супермаркет.

Погуляла по нему Софья знатно, потому что с трудом донесла все покупки домой. Так уж получилось, что она не смогла отказать себе в удовольствии, и прикупила мясо для шашлыка. Вообще-то девушка предпочитала заниматься процессом их приготовления, начиная с выбора мяса в магазине и далее по всем ступеням готовки уже самостоятельно, но… сейчас времени на это не было. Ну и, конечно, торт она тоже купила.

К своему удивлению, Софья, вернувшись, обнаружила уже поднявшегося вампира, на кухне пьющим кофе.

– Доброе утро, Велеслав, – сухо и холодно-официально поздоровалась она.

– Доброе, – улыбнулся вампир.

– Надеюсь, вы помните, что обещали мне съездить сегодня к моим родителям, – напомнила она.

– Помню, Юна. Не волнуйся, я сейчас допью кофе и буду готов.

– Благодарю, – сдержано ответила она.

Вскоре они действительно покинули квартиру, причем Велес мужественно забрал все пакеты, предоставив ей лишь открывать ему двери да нажать кнопку лифта, потому что обе руки были заняты. Они сели в машину, и Велес даже соизволил поинтересоваться, куда же им все-таки ехать. Софья с трудом призвала себя к сдержанности и объяснила дорогу, после чего вновь замолчала. Она была благодарна Велеславу за то, что он не лез с расспросами, да и вообще не требовал от нее никаких потуг в сторону разговора или хоть какого-то общения. Сейчас это было выше ее сил, девушка собиралась с мыслями, чувствами и копила спокойствие. Потому что авантюра под названием «папа, мама, я его люблю больше жизни» требовала от нее куда больше актерского мастерства и самоотдачи, чем вчерашняя игра в стерву.

Через час они добрались к загородному дому. Его пятнадцать лет назад собственноручно построили ее дед и отец, а сейчас в нем жили ее бабушка с дедушкой. Стоило машине остановится, как Софья тут же покинула ее салон. Ей требовалось полминуты одиночества. К счастью, Велес не стал сразу выходить. Он прикурил сигарету и выпустил струйку табачного дыма в открытое окно.

– Что от меня требуется? – все-таки спросил он.

– Подыграть мне.

– Что именно?

– Любовь, – выдохнула она. И решила, что последний рубеж пройден, поэтому отступать дальше не имеет смысла. Пора.

Велес закурил, чтобы не тратить попусту время пока подопечная прощается с матерью. Странный выдался у вампира день, и сейчас под сигарету он пытался уложить все свои впечатления и ощущения в систему. Первым впечатлением для него стала та свойственная далеко не многим всесторонняя вежливость, которая умет и шутить, и поддерживать, и бить наотмашь. А еще настороженность, с которой его изучали. В глазах ее родственников был только один вопрос: «достоин ли ты быть рядом с нашей дочерью?». Они пили чай и вели неспешную беседу, а вампир отмечал, как уверенно и естественно-нежно мать и бабушка Юны заботятся о своих мужьях. Но назвать их курицами-наседками никто не осмелился бы. Слишком сильными и уверенными в себе женщинами они были. И его подопечная такая же, вдруг осознал он. А неспешная беседа лилась дальше, и настороженность уходила, уступая место любопытству.

Он тогда даже не успел приготовиться к неизбежной серии вопросов, как Юнона поднялась и, мило всем улыбнувшись, постановила, что они отправляются жарить шашлыки. Никто, к его удивлению, не возмутился.

– Поразительно, – проговорил он, разжигая мангал, – не думал, что шашлыками будешь заниматься ты, когда тут столько мужчин.

– Ну, оспаривать мое право на приготовления мяса еще никто не решался, – рассмеялась она, нанизывая очередной кусочек на шампур. – Кстати, вы отлично справились с ролью.

– Тогда в чем причина столь спешного бегства сюда, Юна?

– Вам хотелось поучаствовать в допросе? – он вопросительно приподнял бровь. – До этого с вами вели беседу в основном Андрей и дед, а они, слава Богу, не очень-то разговорчивы. Но раз уж их негласное одобрение вашей кандидатуры прошло… то вот-вот в разговор готовы были включиться мама и бабушка, и тогда я нам не завидую. Хотя… вам в большей степени не завидую.

– Понятно, – усмехнулся он, но тут же стал серьезным. – Раньше ты обращалась ко мне на «ты». Минут, эдак, пять назад еще именно там и было.

– Это необходимо для конспирации, – спокойно пояснила она. – Надеюсь, вы не против, чтобы я обращалась к вам так, как мне удобно, – холодно проговорила она.

– Делай, как хочешь, – Велес не видел смысла пререкаться.

Дальше – больше. Не ожидал он как-то, что время от времени к ним будет выбираться покурить ее отчим. Так что периоды холодности и безразличия подопечной, разбавлялись просто запредельной нежностью. И он никак не мог разобраться в ее чувствах, казалось, что настоящие и те, и другие.

После ужина с шашлыками, за которым он все же подвергся допросу, Юнона быстро засобиралась «вспомнив» о важной встрече. Велеса это удивило, но он не стал возражать. К тому же находиться в кругу ее семьи было трудно, не потому что его не приняли. Как раз наоборот приняли, просто… у него никогда не было такой поддержки в семье, такое единства. И сейчас от этого было не по себе.

Он сделал последнюю затяжку и отправил окурок в пепельницу, в этот момент на крыльце появились Юнона и Александра. Он посмотрел на мать и дочь. Они были похожи, но эта схожесть была не внешней, хотя обе были невысокими и с похожими фигурами. Но схожесть их была другой, более глубинной. Она виделась в каждом жесте, интонации, выборе слов и реакциях.

– Данилу сама скажешь! – не то угрожающе, не то насмешливо произнесла Александра и поцеловала на прощание дочь.

– Куда я денусь, – обреченно ответила его подопечная и отправилась в его сторону.

– Готова?

– Да, – поехали уже.

– Может, объяснишь, почему мы так поспешно уезжаем?

– Сейчас, – пристегивая ремень безопасности ответила она. – В обозримом будущем нам было бы предложено остаться на ночь, и отказ никто бы не принял. А в довершение удачного вечера… поход в баню. Парный.

В его сознание тут же промелькнула благодарность за спасение, потом интерес и капелька любопытства. Тем более подопечная у него вполне взрослая девушка, и раньше острой скоромности он за ней не замечал. Как-то самим собой вспомнился вчерашний вечер, и вампир позволил легкому разочарованию скользнуть по краю его чувств.

– Вы не против, если я позвоню? – спросила Юна, вырвав Велеса из собственных мыслей и ощущений.

– Что за глупые вопросы? – возмутился он. – Звони, конечно.

Девушка достала из сумки телефон и набрала номер, покусывая при этом губу. Она волновалась, отчетливо ощущал Велес, к тому же немного боялась, но вампир не счел удобным вмешиваться.

– Привет, мелкая, – весело ответил мужской голос. – Еще раз с Днем рождения!

– Спасибо, любимый, – Велес удивился и напрягся: об этой стороне жизни подопечной он как-то не задумывался. – Ты завтра свободен?

– Да. Увидимся?

– Конечно. Я позвоню поутру и скажу где и во сколько, идет?

– Вполне. До завтра, Соф.

– Пока, – напряжение полностью отпустило девушку, видимо, перебравшись к Велесу.

– Ты ничего не хочешь мне рассказать? – подозрительно прорычал вампир.

– Что? – девушка удивленно посмотрела на него. – Ой! Мы и вас запутали, – она рассмеялась, впервые искренне. Безудержно. Когда нет стопора, когда просто смешно.

– Юнона! – подопечная поняла, что стоит поскорее объяснить все Велеславу. Хотя не понимала его недовольства, ведь не ревнует же вампир – это точно. Велес по-прежнему ощущал ее веселье, но уже не так остро.

– Я разговаривала с дядей. А любимый – это сокращение от любимый дядя. Данил мне отец, старший брат и друг в одном лице. Родители восприняли мой переезд к тебе, вполне нормально, но я обязана познакомить вас с Даней – это условие матери, в ответ на мое самоуправство.

– Сумасшедшая у тебя семья, но мне нравится, – улыбнулся вампир.

– Не спорю, но мне доверяют, а это главное. Вы, надеюсь, – холодно, сдержанно. И не поспоришь, – простите меня за очередное самоуправство.

– Куда я денусь? – Велес непонятно почему начал веселиться. – Сам втянул тебя во все это, так что просто не имею прав на раздражение.

– Простите, – он ощутил острое и кристально чистое чувство вины девушки.

– Брось, не стоит переживать.

Дальше они ехали молча. Велес наслаждался, скоростью темнотой и музыкой Таривердиева. И ощущал себя неисправимым мазохистом, по-другому назвать себя у вампира язык бы не повернулся. Ее семья, сама подопечная, они вырывали привычную почву из под ног. Их отношение к жизни было до неправильности непривычно, но оно манило. Завораживало. И даже тот лед, которым сейчас обернулась Юнона, он был прекрасен: вежлив и силен. Она была так непохожа на Хелен, но он не мог не сравнивать. И… порой находил сходства. Начинал злиться, и все шло по кругу. И это еще сильнее подчеркивало контраст между ней и Хелен, вот только поверить в него Велеславу было трудно. Обжегшись на молоке – дуешь на воду, наверное, его действия выглядели именно так, но Велес имел на это право.

День для Кары начался весьма приятно. Хотя бы потому, что ночь, которая ему предшествовала, была проста в своем великолепии. Оборотень довольно потянулась в надежном кольце мужских рук. Вампир открыл один глаз и лениво посмотрел на девушку.

– Утро наступило, так что проснись и пой, – заявила довольная Кара.

– И что тебе спеть? – спросил Яр, и от его бархатного голоса у девушки побежали мурашки по спине.

– Что хочешь, например песнь о том, что же интересного ты узнал, пока я беседовала с Матерью Клана.

– Думаешь, постель это подходящее для этого место?

– Думаю, – ответила оборотень, которой совсем не хотелось покидать столь удобную лежку.

– Тогда слушай. На просторах нашей весьма необъятной родины есть немало мест, где не больно-то ступала нога человека. Особенно в Сибири, в тайге. Так вот один из моих информаторов сообщил, что имеет информацию о маге, который был сподвижником первой Пророчицы.

– Было бы не плохо с ним встретиться.

– Вот и я о том же подумал. Проблема только в том, что, говорят, он довольно давно стал отшельником…

– То есть к нему придется ехать, – закончила за него фразу Кара.

– Именно.

– А насколько точна информация? – это было немаловажно.

– Думаю, процентов на восемьдесят.

– Тогда стоит рискнуть.

– Мне нравится твоя жажда деятельности, – усмехнулся вампир, глядя Каре в глаза.

– Просто не охота заниматься бумажными делами и прочей волокитой, которая сейчас начнется, – призналась оборотень.

– Лентяйка, – констатировал факт Яромир и щелкнул девушку по носу.

– Зануда, – фыркнула она в ответ.

Процесс вставания с кровати затянулся. Зато, когда они все же покинули ее манящие объятия, обязанности были поделены поровну: Кара отправилась договариваться с Барсом о предоставлении ей отпуска, а Яромир на кухню – готовить завтрак.

Договориться с Барсом оказалось на удивление просто, поэтому довольно скоро Кара уже плескалась под душем, свалив обязанность по приготовлению пищи на вампира. Собственно, он давно уже доказал, что отлично с этим справляется, да и этот раз не стал исключением. В результате, они, благополучно позавтракав, отправились в рейд по туристическим магазинам, дабы закупить все необходимое для предстоящей поездки.

К вечеру все было готово, и они решили не тратить зря времени, а сразу отправляться в дорогу. Тем более путь предстоял совсем не близкий. Кара устроилась на водительском сиденье, нового джипа Яра. Она вообще предпочитала быть лидером, вот и сейчас, оборотень намеревалась вести машину. И Яромир не возражал, он не видел смысла начинать препирательства из-за совершенно не значительных мелочей, прекрасно понимая, что действительно стоящие и принципиальные вопросы решать будет он.

С родителями все прошло успешно, но вот как воспримет Велеслава Даня ей было неизвестно… Дядя-брат всегда ревностно относился к парням, которые были с ней рядом. А вот так, почти гражданский муж. Дилемма, решать которую Софье не хотелось, но было необходимо это сделать. Поэтому она позвонила Даниилу сразу, как проснулась, и договорилась о встрече на четыре часа по полудню. После этого у нее образовалось свободное время, которое было потрачено на выбор наряда и приведение себя в порядок. Эти занятия отлично убивали время и мысли, к тому же таким образом она была избавлена от необходимости появляться пред взором наставника. Правда, сначала прошлось сообщить Велеславу о том, куда и во сколько они идут. К ее счастью, только что проснувшийся вампир, на дальнейшем продолжении беседы не настаивал.

Они молча добрались в ресторанчик, в котором Софья назначила встречу своему дяде. Вампир все дорогу бросал на нее заинтересованные взгляды, но девушка предпочитала не замечать их молча. Лишь к концу дороги честно попросила повторить вчерашний спектакль. На что Велес ответил согласием, и его подопечная немного успокоилась. Вообще, Софье было не по себе из-за всего этого.

В ресторанчик они добрались раньше назначенного срока, поэтому право выбора места было за ними. Велес бесстрастно уступил это Софье, но ей тоже было все равно. Она слишком нервничала, чтобы думать о стоили или о чем-то в этом роде. Она ждала приговора, который вынесет Даниил. С одной стороны, девушке хотелось, чтобы он признал Велеслава хорошим выбором спутника жизни, с другой, ей почему то хотелось, чтобы он понял что это все фарс, игра. Вот за такими противоречивыми мыслями и застал ее дядя.

– Привет, малышка, – улыбнулся Даниил ей. – Приветствую, – кивок в сторону Велеслава.

Вампир поднялся. Мужчины смерили друг друга оценивающими взглядами и пожали руки. Софья могла поклясться, что они при этом не преминули померяться силой. Мальчишки! Даниил сел на против нее и протянул девушке маленькую коробочку.

– Как красиво! – выдохнула она, сунув внутрь свой любопытный носик. – Спасибо, Дань, – Софья чмокнула дядю в щеку, под ревнивым взглядом Велеса.

– Не за что, мелкая. С днем рождения тебя еще раз. А теперь будь умницей: познакомь нас.

– Конечно. Велес рада представить тебе моего дядю-брата-друга Даниила, – она мягко и чуть виновато посмотрела на вампира. – Дань, счастлива представить тебе Велеслава.

– Рад знакомству, – первым проговорил вампир, хотя верилось в это с трудом.

– Взаимно, – ответил Даниил.

У нее было ощущение, что она стала третьей лишней, в круге с двумя бойцовыми петухами, поэтому тут же начала без устали болтать рассказывая и выспрашивая что-то у Даниила. Ей совсем не хотелось, чтобы мужчины затеяли словесный поединок.

– Я отойду покурить, – сказал Велеслав, через некоторое время встав из-за стола.

– Хорошо, – кивнула Софья.

– А теперь рассказывай, мелочь, что происходит, – потребовал Даниил, когда Велеслав вышел из зоны слышимости.

– Ты о чем?

– О том! Не надо мне рассказывать, что у вас большая и светлая любовь. Мелкая, ты его не любишь, это прекрасно видно. Хотя это и странно. Велеслав ведь полностью в твоем вкусе. Высокий брюнет. Ну, что тебе еще надо? – хохотнул он, но тут же вернулся к серьезности. – В то, что ты с ним из-за денег, прости, не верю. Так что в чем причина?

– С чего ты вообще взял, что я его не люблю.

– Да с того, – усмехнулся он и потряс рукой, за которую девушка все это время держалась, – как бы ты по мне не соскучилась, а, если бы любила, за руку держала именно его. Не мне тебе рассказывать, какие мы, кины, повернутые на прикосновениях.

– Поймал, – печально развела она руками. – Дань. Все нормально, просто так надо. И… он хороший.

– Верю. Но, мелкая, если что!

– Знаю, тут же позвоню и нажалуюсь.

– Договорились, – он был серьезен, несмотря на шутливый тон.

– Спасибо, – искренне поблагодарила девушка.

– Не за что, – улыбнулся Даниил.

– Ты все еще с ней? – вдруг грустно спросила Софья.

– Мелочь!

– А что? Ну, сколько можно? Не надоело еще?

– Надоело, но это не меняет дела. Я ее люблю.

– Жаль, – проговорила Софья и увидела возвращающегося вампира. – Ты ничего не скажешь моим, ладно?

– Не скажу, – пообещал он.

Вампир подошел и занял свое место. После чего, довольно ловко подвинул Софью поближе и, касаясь губами ее уха, вкрадчиво и тихо поинтересовался.

– Все нормально? – девушка поспешно кивнула. – Вот и замечательно.

Поцелуй вышел для нее совершенно неожиданным. Она смутилась и посмотрела в глаза Даниилу, безмолвно прося прощения. Тот чуть наклонил голову, показывая, что не сердится, потом посмотрел на часы и сделал разочарованное лицо.

– Прости, мелкая. Мне пора бежать. Звони, пиши, – улыбнулся он, – и помни, я скучаю по тебе.

– Помню, я тоже скучаю.

Он давно сменил Кару за рулем автомобиля, но не чувствовал усталости. Оборотень спала, свернувшись клубочком на пассажирском сидении, а Яр гнал машину вперед. Было в этом ощущении скорости что-то пьянящее, и он полностью отдался этому чувству. Часы на руке свом ходом отсчитывали километры, а он просто ловил музыку этой ночи, которая так стремилась в страстные объятия утра. Вампир мчался вперед на встречу приключениям, именно такое у него было ощущение. Смешное, по-мальчишески, но вот так он сейчас чувствовал реальность. Сорваться на поиски мага, когда знаешь о нем, что он должен где-то быть… и все. Так непривычно для него, привыкшего все просчитывать и знать наперед, но… в этом определенно была своя прелесть.

Правда, три дня непрерывного пути, когда они останавливались лишь для заправки и перекусов, несколько поумерили пыл Яромира, но полностью изгнать ощущение предстоящего приключения не смогли. Так что когда они добрались в маленькую богом забытую в тайге деревеньку. Там они оставили своего железного коня, предварительно наложив несколько заклятий. Так на всякий случай. После чего отправились на разведку в лес. Лес был с сильной энергетикой, хотя… тут явно чувствовались последствия от первого выброса силы пророчицы. Так что идти вглубь, не отдохнув, не имело смысла и было весьма опасно.

– Возвращаемся, – скомандовал он.

– Хорошо, – покладисто ответила Кара.

Они отправилась обратно к деревне. Яромир по дороге размышлял над тем, стоит ли оставаться здесь и начинать поиски с этого квадрата. Логика у него была простая, если тут чувствуется присутствие нежити, то, скорее всего, мага они не найдут. Вряд ли бы он стал терпеть рядом со своим убежищем такую мелкую заразу, как упыри. О чем он и поведал девушке.

– Яр! Мы остаемся. Здесь живут люди. Да, в деревне они защищены, но они живут лесом… а значит, подвергаются опасности. Мы не можем оставить все просто так, – жарко возразила оборотень.

– Предлагаешь устроить небольшую охоту? – она кивнула. – Не наохотилась с Велесом?

– Ага, я не прочь повторить.

– Желание дамы закон, – усмехнулся он. – Будем проситься к кому-то на постой, или так обойдемся?

– На постой, – определила оборотень. – Вот тот, крайний, домик мне нравится. Давай туда.

– Хорошо, – кивнул вампир.

На постой их пустили без проблем и за умеренную плату. К тому же предоставили не только место для ночлега, но и поздний ужин, что несказанно обрадовало его спутницу. Вампир лишь мысленно усмехнулся, видя с каким аппетитом, Кара уплетает еще горячие пироги. Позже, когда оборотень лежала, устроив голову у него на плече, она все же спросила Яромира об этой неожиданной поездке.

– Это все так непривычно. Сорваться куда-то вот так. Точнее сорваться вот так, не по служебным делам.

– Тебя это напрягает?

– Нет. Просто непривычно и… приятно.

– Рад, что тебе нравится. Давай спи. Завтра будет интересно, обещаю.

– Будем охотиться, – она хищно щелкнула зубами.

– На зайцев-кроликов? – усмехнулся он.

– Фи. Это же не интересно. Вот нежить…

– Ну, конечно! – рассмеялся он. – Мертвечина да еще чтоб это сильно не свежая, тебе нравится больше, чем свежая зайчатина.

– Дурак! – Лесса укусила его за руку, которую вампир неосторожно оставил рядом с ее губами.

– Так не честно! – возмутился он.

– А не говори всякие гадости, обижусь ведь! – пригрозила девушка.

– Все. Больше не буду, – примирительно сказал Яромир. – Спи, Лесса.

Самое интересное началось следующим днем, когда они начали подготовку к вылазке в лес. Камуфляж, пистолеты и запасные обоймы, мечи. Сборы были весьма интересными, поэтому все немногочисленные деревенские детки крутились на приличном расстоянии, рассматривая как странные «тетя с дядей» собираются куда-то. Надо отдать должное детям, под руки им никто не лез, но вот взгляды и мысли очень забавляли вампира, отчего на его губах цвела развеселая улыбка. Но хватило одного взгляда, на собранную девушку, чтобы улыбка погасла. Он понимал: не в игрушки играть будут. Хотя… здесь уж точно не должно быть высших или упырей в большом количестве. Но на бога надейся, а коня привязывай. Так и тут. Собранность и внимательность всегда к цене и к месту.

– Идем? – азартно спросила Кара.

– Да.

Через полчаса Яр жестом показал, что можно сделать привал.

– Отстали? – он кивнул в ответ. – Колдовать? Или по старинке? – у девушки блестели глаза.

– Лучше колдовством. Не хочу, чтобы ты сейчас превращалась.

– Не буду. Тогда заклятье с тебя.

– Нет проблем.

Он прислонился спиной к дереву. Закрыл глаза. Быстро набросал схему-паутинку и начал напитывать ее силой. Территория первого квадрата была довольно обширной, поэтому на заклинание ушло немало силы. Но вампира это не смущало, тем более результат был.

– Северо-восток. Около пятнадцати километров. Судя по всему, там лежка, – отрапортовал Яромир.

– Интеррресно, – довольно прорычала Кара.

Они бесшумно двигались по лесу, стремительно продвигаясь к намеченной цели. По расчетам Яромира, они должны были прибыть на место где-то через час.

– Чувствуешь? – спросила оборотень.

– Да. Здесь скорее всего было капище, так что их выбор лежки вполне обоснован.

– Думаешь, будут проблемы?

– Скорее всего. Ты сама говорила, что во время вашей с Велесом охоты наткнулись сразу на двух высших.

– Не хотелось бы повторить тот, поистине, бесценный опыт: мне и одного раза хватило.

– Посмотрим, – он хищно улыбнулся. – Мы почти на месте. Я тебя прошу, Лесса, сними щиты от телепатии.

Кара усилием воли сняла с себя щиты от телепатии и сразу же ощутила его присутствие в своих мыслях. К ее удивление, это не раздражало, а наоборот придавало уверенности в собственных силах. Оборотень еще раз осмотрелась по сторонам и втянула воздух. Недовольно сморщилась, ярко ощутив зловоние нежити.

– Близко.

– Знаю. Идем? – короткий кивок в ответ.

Она скользила немного впереди, принюхиваясь. С каждым шагом все больше и больше пахло падалью и гнилью. Противно. Но человеческий нос ничего не уловил бы, а вот нюх оборотня легко с этим справлялся.

Вампир резко дернул Кару за руку. Она лишь вопросительно на него посмотрела.

– Моровничка.

– Что? Откуда? Черт!

– Старая. Я только сейчас заметил, когда она попробовала тянуть из нас силу. А ведь ее владения до самой деревни простираются.

– Черт! Это же как мы проморгали такое?!

– Мне тоже интересно это знать.

Договорить они не успели. Сумеречная завеса леса уже сейчас была удобным местом для упырей. Она улыбнулась хищно и зло. Яромир рассмеялся, видимо, прочитав ее мысли. Кара вихрем сорвалась с места, доставая меч: она не собиралась тратить на эти отбросы зачарованные пули. Тем более битва с упырями отличный способ размяться. Поравнялась с первым. Легкий и короткий взмах меча – упырь рассыпается пеплом. Уйти в строну, атаковав при этом слишком прыткую тварюшку. Яромир смотрит на нее, кривит губы, но дает развлекаться. Но Кара знает, ее спина надежно прикрыта: вампир не даст причинить ей вред.

Это было упоительно. Она легко уходила от атак нежити, и атаковала сама. Ей было весело. Кара очищала мир от скверны, как бы высокопарно это не звучало. А еще… у нее была возможность сражаться, выплеснуть страсть к боям, что кипит в ее крови.

– Довольна? – спросил вампир минут через десять, вытирая меч куском ткани. Ему все же пришлось прикрывать спину Кары, когда та совсем уж увлеклась. А до этого упыри упорно нападали лишь на девушку, словно совсем не замечая Яра.

– Да. Отлично размялась. Идем дальше?

– Нет. Зачем?

– А моровничка? – бесконечное удивление было написано на лице оборотня.

– Нет смысла идти ее искать.

– Почему?

– У нее логово под землей. Нам просто до него не добраться.

– И что делать? – Каре определенно не нравился этот разговор.

– Прикроешь. Я немного поколдую.

Он замер. Закрыл глаза. И Кара почувствовала, как вампир вывалился из реальности. Почти так же как Велес, когда менял защиту на кладбище. Оборотень собралась, готовая обороняться, и, как оказалось, сделала это совсем не зря.

Он напал внезапно. Огромный волк. Матерый. И мертвый. Он не собирался тратить много времени на Кару. У него была цель – Яромир. Оборотень перехватила меч и бросилась в атаку. Она не собиралась терять своего вампира. Свою пару.

Шаг. Обманное движение. Нанести удар. Отойти. Перекрыть путь к вампиру. Атака. Шаг. Удар. Удар. Уклониться от ответной атаки. Увести подальше от Яра. Удар. Шаг в строну. Выхватить пистолет. Удар. Выстрел. Уйти. Она делала все это на автомате, на рефлексах. Не думая. Выстрел. Удар. Отойти. И отпустить заклятье с кончика меча.

Враг повержен.

Она бессильно прислонилась спиной к дереву. Принюхалась. Гостей больше можно было не ждать. Но Кара заставила себя вернуться к Яру, чувствуя, как вампир расходует последние силы на заклятье. Она подошла. Обняла мужчину, отдавая силу. Помогая. Поддерживая.

– Ты как? – спросила она, почувствовав, что Яромир закончил колдовать.

– Хреново, – предельно честно ответил он. – Не думал, что моровничка окажется настолько сильна.

– Понятно. Возвращаемся?

– Да.

– Подожди. Думаю, что смогу перенести нас поближе к деревне.

– Было бы не плохо.

Сил на телепорт у Кары хватило, вот только до деревни она не дотянула пару километров. Расстояние это они преодолели на удивление быстро, так что вернулись практически одновременно с наступлением полной темноты. Хозяйка, у которой они остановились, поворчала, но в дом пустила. После чего сразу же занялась своими делами, оставив их наедине. Кара внимательно посмотрела в глаза мужчины.

– Кровь?

– Да, – короткий ответ. Оборотень замолчала, раздумывая.

– Прости, Яр. Я не могу… я и так слишком от тебя зависима.

– Понимаю, – такое простое слово, но как трудно его произнести. Она подошла коснулась губами уголка его губ.

– Кровь оплачена, – произнесла Кара, чувствуя себя предательницей.

– Кара, – разочарованно и болезненно произнес он.

– Прости, – еще раз прошептала она и откинула голову назад, открывая шею.

Кара замерла, чувствуя его уверенные прикосновения. Губы вампира путешествовали по ее шее, лаская, заставляя расслабиться.

– Ты уверена? – он все-таки переспросил.

– Так будет правильно, Яр. И… я почти не боюсь.

Яр в последний раз поцеловал бьющуюся под его губами жилку и клыки погрузились в плоть. Она вздрогнула, прокусила губу. Кара не ожидала, что разница в ощущениях будет такой большой. Нет, боли не было как и в прошлый раз. Вот только оборотень сейчас чувствовала себя продажной девкой, которая отдает тело очередному клиенту. На душе было мерзко. Девушка немного сжала зубы, чтобы отвлечься от этих ощущений.

Яромир отстранился очень быстро, она не смогла точно сказать сколько глотков ее крови сделал вампир, но…

– Прости, я не думала, – жаркий умоляющий шепот.

– Это я должен просить прощение, Лесса.

– Яр! – она все поняла, ведь ее мужчина был телепатом. Она всегда знала, что вампиры терпеть не могут свою обязанность пить кровь. А о том какое настроение у них после пития живительной субстанции за деньги, Кара не раз видела на примере Велеслава. И теперь мало того, что Яромир сам испытывал отвращение, так еще и ее мысли слышал все. Щеки оборотня запылали от стыда. – Яр! – требовательно.

Вампир не смотрел в глаза, и это злило Кару.

– Я дура, Яромир. Да, я боюсь. Но… прости.

Она поднялась на цыпочках, осторожно коснулась губами губ. Вампир ответил на поцелуй, страстно и немного обреченно. Кара поняла, как трудно ему было переступить через себя сейчас. Она не стала сдерживать ни свою нежность, ни страсть. Так умеют любить только волки, и она собиралась показать ему всю свою любовь.

После посещения родителей в компании вампира и встречи с Даниилом, у нее появилось больше свободы, чему Софья была очень рада. Тем более, что Велес сдвинул время ее обучения, и она получила несколько свободных вечерних часов. Именно их девушка намеревалась использовать сегодня по назначению, то есть встретиться с Аней. Ей просто не терпелось поделиться с ней своими успехами на фронте холодной войны с вампиром, и еще Софья честно призналась себе в том, что она хотела бы получить хоть какую-то поддержку в этом непростом для нее деле. Она ненавидела дрязги и скандалы, но сейчас это было просто необходимо. Потому что девушке очень не хотелось вновь оказаться запертой, в случае следующей размолвки. Хотя… Велеслав все меньше и меньше времени проводил дома, ссылаясь на неотложные рабочие дела. Ей было все равно. Но иногда в ней просыпалось любопытство и говорило о том, что наставник занят отнюдь не рабочими делами. Но Софья предпочитала не обращать внимание на голос этого чувства. К тому же общение их стало именно холодным: официальным и сухим. И девушка считала это правильным.

Сейчас она была довольна, шагая по освещенным фонарями улицам, спеша на встречу с Аней. Подруга была чем-то очень взволнована, когда звонила прошлым вечером и просила встретиться. Софья тогда очень удивилась, ведь Аня никогда не была особо эмоциональной, а тут… Но девушка так и не рассказала, что случилось, хотя заверила, что все просто замечательно, лишь раззадорив любопытство Софьи.

Аня ждала ее стоя на крыльце здания и улыбалась, какой-то неземной улыбкой.

– Привет тебе, мадонна Рафаэлева, – поздоровалась Софья.

– И тебе здравия, Святая София, – девушка фыркнула на это заявление.

– Ну, что? Куда идем?

– Как куда? В чайную. Будем считать это традицией.

– Отлично. Мне нравится такая традиция, – довольная улыбка тут же оказалась на ее губах.

Они довольно быстро добрались в ту же самую чайную, где сидели в прошлый раз. Еще больше удивило Софью то, что к их столику тут же подошел уже знакомый оборотень-официант. Вежливо поздоровавшись, он принял заказ. Девушки азартно переглянулись, у каждой из них накопились вопросы к подруге.

– Рассказывай, – первой все же оказалась Софья.

– А что рассказывать-то? Я спор выиграла. У Вика.

– Поподробнее, интриганка!

– Ну как… Он считал, что с моим графиком дети у нас минимум лет через шесть будут. А я, что максимум года через три…

– Я правильно поняла, да? – Софья просто засветилась от радости быть причастной к этому великому чуду.

– Второй месяц.

– Поздравляю, Анечка! – искренне поздравила она подругу и оставила легкий поцелуй на ее щеке. – Я за вас очень рада.

– А уж я-то как рада…. Вик все же переспорил. Представляешь, сначала отпуск. Потом за тот год, потому что я не отгуляла положенные дни. А потом… «Мы еще что-нибудь придумаем»– подражая голосу Виктора, отозвалась Аня. – Самое ужасное, он же додумается отправить меня в отпуск без содержания. Скукота, да и как я без компа-то буду? – озвучила свои претензии к мужу подруга.

– Потерпишь, заодно глаза подлечишь. И вообще все для ребенка, – подмигнула Софья.

– Ну, для ребенка меня вообще в деревню отправить хотят. Садисты. Ладно хоть в городе я могу рисованием заняться. А что я там делать буду?

– Гулять, дорогая, гулять. А еще свежим воздухом дышать. Оно тоже полезно, представляешь, – усмехнулась девушка, помешивая ложечкой каппучино.

– Софья, не смешно. Я люблю деревню, но не собираюсь жить там девять месяцев. Или ты думаешь, я опять шутила?

– Отчего же? Не думаю, что Вик согласится отдать тебя родителям на попечение аж на девять месяцев. Ты же сама знаешь: мужчины – большие дети. Так что… расслабься, он тебя на житье в деревню не отправит, так на прогулку только.

– Закрыли тему. Сама знаешь: никуда я не поеду. Обойдется. И родители тоже потерпят.

– Как знаешь. Не стану тебя переубеждать: давно поняла, что сие безнадежно.

– Потому, что, родная, я математик. И все мои решения имеют под собой не какую-нибудь, а логическую основу. А если закрыли тему, то вопрос первый. Как дела на фронте?

– Сводки с фронтов носят обнадеживающий характер, – хохотнула девушка.

– А конкретнее? Какие потери с обеих сторон? Что доносит разведка? Когда планируешь брать Берлин?

– Берлин мне ни к чему. А вот Велес извинился и пытается загладить свою вину, если кратко.

– Ну, и насколько искренне?

– Трудно сказать, – честно ответила Софья.

– Значит, не прощай, – постановила ее подруга.

– Ну, пока точно, прощения он не заслужил. Тем более мне быть обиженной, пока удобнее.

– Не сомневаюсь, добрым и понимающим нервы обходятся гораздо дороже.

– Тут даже не в нервах дело. Мне просто боязно возвращать все в прежнее русло, – призналась она.

– Верю. Твой сильный слишком слаб, чтобы понимать и уважать хорошее к себе отношение. Ты вообще надолго с ним связалась?

– Ань, ты не права. Он не слишком слаб или что-то в этом роде, он просто, как и многие из нас, бахнутый жизнью по голове. Вот и … совершает ошибки. А надолго ли? Лет на пять минимум, – грустно и честно ответила она.

– Пять лет… долго. Как бы с ним старой девой не осталась. Замуж-то не собираешься еще? А слабый он или сильный – время покажет.

– Как уж получается. А замуж? Успею. Мне всего двадцать один.

– Угу. Солнце мое, первого ребенка надо до двадцати пяти рожать. А в двадцать шесть уже и к тридцатнику близко. Тем более, общения с приятным мужчиной поднимает самооценку и настроение.

– Опять насмешила. Знаешь, Велес очень приятный мужчина. Вот только я не страдаю, увы, ни заниженной самооценкой, ни отсутствием настроения. Но с ним интересно – сейчас это главное для меня.

– Мазохистка. Интересно должно быть, без ущерба для себя. Столько мужиком приличных, а она на одного самовлюбленного мудака смотрит.

– Дорогая, – она усмехнулась, – в этом все мы женщины. Тем более на эти грабли хотя бы приятно наступать, – подмигнула Софья подруге.

– Что на грабли? Извини, но Виктор всегда интересуется моим мнением и никогда не обращается как с пустым местом.

– Так, давай оставим эту тему, хорошо? Мы обе в некоторых аспектах непримиримы, так что, думаю, не стоит продолжать обсуждать Велеса. И… Ань, ты просто счастливая женщина. Я безумно рада, что Виктор такой какой есть, и что он твой.

– Еще бы. Фиг я кому-нибудь его отдам. Ладно, давай перекусим, а то я постоянно есть хочу, – немного виновато, но деятельно поведала Аня.

– Отлично, сейчас закажем.

Софья подозвала официанта и сделала заказ. Чай и сладкое – отличное средство для поднятия настроения и убивания натянутых пауз в разговоре. Вскоре на столе появились эклеры, чайник с ароматным сбитнем и две порции фруктового салата с мороженным.

– Не хочешь погулять на выходных? Так давно фотоаппарат в руках не держала, прямо скучаю уже по этому делу. Так и быть, обещаю сильно не зверствовать, понимаю, что беременным положены скидки, – подмигнула Софья подруге.

– С удовольствием. Все равно теперь в декрете. Чем-то же надо заниматься.

– Договорились! Я тебе позвоню, и договоримся о времени. Идет?

– Обязательно. Я, наверное, даже Вика захвачу, – задумчиво проговорила Аня. – А то он со своими костоправством кроме больных ничего не видит.

– Давай! Здорово! Будут фотографии счастливой семейной пары, – у нее было отличное настроение.

– А себя нет? Вместе с каким-нибудь симпатичным молодым человеком, – девушка видела, что подруга что-то задумала.

– Ань, не сыпь мне соль на рану, – взмолилась она. – Не вытащить мне Велеса никуда. Так что нема симпатичного молодого человека, – на последнем слове Софья мысленно хмыкнула.

– Да нафиг тебе твой великий? Осмотрись. Вон парень. Глаза умные, не злые. Выражение лица приятное, сам симпатичный. Да еще десятый круг вокруг нас наматывает. На тебя между прочим смотрит.

– Да? А я и не заметила, – констатировала свою близорукость девушка, выискивая того «симпатичного с умными глазами». А найдя, с трудом подавила желание истерично рассмеяться. Круги наматывал тот самый оборотень-официант. Хотя… девушка решила, что все же стоит попробовать с ним пофлиртовать.

Вечер как-то быстро подошел к концу. Аню забрал домой муж, а Софья была вновь предоставлена самой себе. С той лишь разницей, что в кошельке лежал чек, на обороте которого был написан высоким и узким почерком телефон оборотня. И она решила обязательно ему позвонить. А пока… ее ждал путь домой.

Он порой думал о том, насколько были алогичны его поступки на прошлой неделе. Начиная с того, что он запер подопечную в своей квартире, и заканчивая тем, что он готов был ее соблазнить. Да, а еще ревность к Даниилу… Он все же смог признать, что ревновал девушку к ее дяде. Хотя… думать об этом «хотя» ему не хотелось. Вампир прекрасно понимал, что если бы не возвращение Амерат, все было бы намного сложнее. Особенно, после того, как Юна после краткой передышки выходных вновь стала ледяной.

Девушка пару часов назад отправилась погулять с подругой, чему он препятствовать не стал. Наоборот, был рад, что у него появилась возможность хоть немного поработать дома. Потому что поиски Пророчицы так и топтались на месте, а это было совсем не хорошо. К тому же он по особенному проникся к этой проблеме, после того как вдоволь набегался по лесам вылавливая поднявшуюся в ответ на ее силу нежить. Опыт, конечно, бесценный, но вот как-то без его повторения Велеслав намеревался обойтись. Поиски были монотонны, утомительны и бесперспективны, что больше всего злило вампира. Ирония судьбы, но лишь с помощью Сердца можно пробудить силу Пророчицы, пока она еще не осознана носительницей. И как в этом случае он должен найти правительницу? Как?

Дельных мыслей не было. Вампир посмотрел на часы, ничего приятного они ему не сообщили. Велеслав отправил в пепельницу остатки давно потухшей сигареты и начал собираться на работу, думая о том, что тоже хочет в отпуск. Вот только вампир понимал, что отдыхать его сейчас никто не отпустит. И местные господа-начальники, и столичная братия приказала искать, вот он и ищет как дурак.

Добравшись до управления, он сразу отправился в их с Карой кабинет: в голове крутилось множество полезных мыслей, и вампир собирался извлечь из них максимальную пользу. Как ни странно план мероприятий по нахождению Пророчицы словно сам лег на бумагу, после чего Велес критически осмотрел результат. И криво улыбнулся. Единственный действенный способ он отмел сразу, понимая, что Совет ни за что не расстанется с Сердцем. Вычислить… ну это из области фантастики. Так же нереально было надеяться на то, что Пророчица в обозримом будущем сможет сама осознать свою силу. Остался только вариант обойти всех проживающих на сумеречной стороне мира женщин в компании оракула, молясь о том, чтобы удача повернулась лицом и оракул смог узнать Пророчицу.

Велес выругался. Закурил. Мысли крутились вокруг женщин. Причем их количество (женщин в его голове) готово было побить все рекорды. Пророчица, которую надо найти во что бы то ни стало, но инструментов для этого никто не предоставит. Подопечная, с которой просто жизненно необходимо наладить контакт, потому что ощущение ледяных просторов в его доме нервировало. Напарница, которой вампир в данный момент откровенно завидовал. И на закуску: Амерат. С вампиршей было проще всего. Велес точно знал, что с ней делать. Сегодня мужчина собирался обязательно сводить ее в какой-нибудь из ресторанов, чтобы просто посидеть поговорить. Подарить себе и ей настоящее свидание, а не то, что получилось. Амерат, несомненно, была достойна большего, чем Велес ей отдал за эти три дня начинающегося романа.

Он с легкостью нашел круглосуточный цветочный магазин, который порадовал вампира цветущим кактусом на подарок Амерат. Велес набрал ее номер, и после третьего гудка вампирша взяла трубку.

– Сладкой ночи, – усмехнулся он в телефон.

– Соленой, – ответила девушка.

– Знаешь, это даже лучше. Не люблю сладкое. Ты как насчет прогулки?

– Хм.. на счет прогулки не знаю. А на счет соленого – у меня банка поллитровая с селедкой. Утром сделала. Могу поделиться.

– Почему не знаешь? Я вот собирался устроить настоящее свидание в кои-то веки, – прокомментировал свой вопрос вампир.

– Мне гулять лениво. Сегодня утром бегала устраивалась в больницу – устала неимоверно.

– Зачем тебе больница? Все еще страдаешь приступами альтруизма? Кстати, я тебя звал куда-нибудь посидеть тихо мирно. Гулять сейчас как-то и самому не хочется. Так что мое предложение в силе. Доставка от двери до двери.

– Хм… Я умываюсь две минуты. Поправляю макияж пять. И я ненавижу стоять на холоде. Время пошло.

– Будет исполнено! – отрапортовал он.

На месте сбора он появился первым, поэтому в качестве приветствия Велес получил долгий поцелуй, а не шутливый подзатыльник в комплекте с лекцией о пунктуальности. Вечер прошел просто замечательно. Они очень душевно посидели в одном из круглосуточных ресторанчиков, куда редко заглядывала сумеречная братия. После чего как-то самим собой оказались в ее квартире, где Амерат торжественно водворила подаренный кактус на подоконник, дабы растение не занимало руки, которым нашлось очень срочное дело.

Велеслав проснулся первым. Судя по его внутреннему ощущение, было около двух часов по полудню. Прискорбно, но ему уже надо было собираться, чтобы не опоздать на очередной урок с подопечной. Пока он размышлял обо всем этом, проснулась Амерат и, сладко потянувшись, заглянула ему в глаза.

– Утро доброе?

– Не знаю еще, – ответил он.

– Странный ответ. И к какой гадости ты готовишься?

– Судя по тому, как я тебя ощущаю. Сейчас ты мне скажешь что-нибудь «приятное». Так что я готовлюсь к отповеди, вот только, хоть убей, не могу понять по какому поводу.

– Да как тебе сказать… Люди говорят у тебя подопечная появилась. Не боишься оставлять ее без присмотра?

– Тебя же не интересовало никогда, с кем я, – заметил он. – Тем более, Юна действительно подопечная и ничего больше.

– А я разве сомневалась в тебе? Меня больше интересует, не повредит ли наше близкое общение твоим планам?

– Каким планам? Амерат, что-то я тебя упорно не понимаю сегодня, – Велеслав тряхнул головой.

– Ох, Велес. Я знаешь ли не только штопать «трупы» умею. Ты ко мне напряженным прибегаешь. Я это чувствую как лекарь. Плохо тебе стало в своем доме.

– Это трудно объяснить. Просто… много всего навалилось разом. Дом? Он и мой и не мой одновременно. И Юна. Я ей обязан. Жизнью. Точка. Вот только, до нее много чего было, что так просто не забудешь.

– Мда-а-а. Знаешь, что я тебе на это скажу?

– Что? – он не знал, хотел ли получить ответ на этот вопрос. Но в том, что сделать он это должен, вампир не сомневался.

– Сходи в храм. Не в общественный, который весь из себя официальный. А настоящий. Религия, конечно, чужда нашему миру. Но на душе легче станет. Православный храмы умеют лечить души своей энергетикой. Они для того и созданы. Я тебе как врач говорю.

– Дорогая, – Велеслав расхохотался, – вампир в Храме – это фантастика. И с моей душой все в порядке, я просто банально устал, Амерат.

– Смеешься – смейся. Только сходи. Я тебя как друга прошу.

– Только если ты пойдешь со мной. Это будет еще … большей подлянкой для религии: два вампира в Храме – немыслимо!

– Ты еще скажи, будешь ли ты меня за руку держать. Как ребенка к дантисту, ей Богу!

– Обращения к Богу из твоих, как, впрочем, и из моих уст, звучат как насмешка. Ладно, проехали. Но я подумаю, над твоим предложением. А сейчас мне пора бежать, увы.

– Ну, беги-беги, – и на грани слуха – с поля боя…

– Вредина, – фыркнул вампир и поднялся с кровати единым литым движением.

Он быстро собрался и вскоре покинул гостеприимную квартиру.

 

Глава девятая

– Лесса! – позвал он.

– Да? – девушка вынырнула из ночной мглы леса.

– Тебе не кажется, что мы понапрасну теряем время, ведь уже неделю безрезультатно прочесываем этот квадрат?!

– Яр, я чувствую. Доверься мне.

– Сегодня последняя ночь, – отрезал он. Жажда уже давала о себе знать, а вновь оказываться в ситуации, когда оборотень – единственный возможный донор, ему очень не хотелось.

– Договорились, – они все это время продолжали бесшумно скользить по лесу. – Секунду.

Лесса замерла. Принюхалась. Яромир почувствовал, как с нее стекают щиты, открывая мысли для чтения. «Следят. Лес. Путает». По-звериному лаконичные и четкие. Яр видел, как девушка зажмурилась. Через мгновение с ее губ сорвалось заклятье-призыв. Вампир усмехнулся, чувствуя силу вложенную в пару слов, составивших приказ. Леший появился спустя пару минут.

Низкий поклон крепкого мужчинки, не обманул вампира: он прекрасно читал в мыслях этого хозяина чащоб. А думы были интересные и опасные. Яр обманчиво ласково улыбнулся, видя мечтательный лик Лессы. Он не стал вмешиваться, понимая, что девушка просто хочет поиграть от души, ибо все остальное она для себя уже решила.

– Чего извольте, гости-господа?

– Да вот который день плутаем. Не твоих ли рук дело, а Лесной хозяин?

– Как можно? – притворно возмутился леший.

– То и смотрю, все к болоту, да к болоту выходим, – усмехнулась оборотень. – Хозяин, по чьему ж повелению нас в лес не пускаешь, все к болотнику в гости проводишь? – девушка оскалилась и по-волчьи взрыкнула. Яр усмехнулся, прочитав мысли лешака.

– Тьфу. Поразвелось вас, в леса лезете. Оборотни, вампиры и маги. Ну последние совсем обнаглели, да и вы не лучше. Чего хотите-то?

– Пустячок один – с магом твоего леса поговорить надобно.

– С чего-сь взяли-то, что маг-оть в лесу есть?

– Сам же проговорился, Лесной хозяин. Да не серчай, маг первым себя выдал: слишком свежие охранки на деревне были.

– Велигор пусть сам расхлебывает. Мне из-за него с вами не в радость спор держать. Так что прямо идите, а там тропка выведет.

Леший исчез, и они отправились дальше по вдруг возникшей тропке. Яр едва сдерживался, чтобы не фыркать на каждом шагу: его забавляли мысли Лессы, он давно не слышал столько самодовольства. Впрочем, девушка не высказывала его вслух, так что ему приходилось прилагать все силы, чтобы сдерживать смех. Яромир достаточно знал Лессу и понимал, если вырвется хоть один настоящий смешок, девушка не на шутку обидится. Впрочем, вскоре ему стало не до шуток: вампир ощутил практически не заметное магическое плетение-сигналку.

– Лесса.

– Чую. Постучим или будем ломать?

– Мы же в гости, кажется, – усмехнулся он. – Так что давай, как воспитанные нелюди, сначала постучим, а дальше уж по обстоятельствам.

– Согласна, – ответила девушка, одновременно с этим активирую систему оповещения. – Думаешь, далеко отсюда до его логова?

– Прилично, если слухи не солгали.

– Подождем?

– Да, Лесса. Не спеши, – мягко, но настойчиво осадил он девушку.

– Яррр, – прорычала она.

– Спокойнее. Господин маг вот-вот появится здесь. Не стоит радовать его картиной бурного скандала, – вампир был спокоен, когда говорил все это. Кара глухо рыкнула на него в ответ, мысленно послав Яромира очень далеко, а так же пообещав много веселого после.

– Договорились, – усмехнулся он.

Маг пришел телепортом, что никого не удивило. А вот то, что он был явно безоружен, настораживало. После этого Яр попробовал пробиться в мысли мужчины, но у него этого не получилось.

– Зачем же так грубо, гости? – усмехнулся в русую бороду маг. – Позвольте узнать ваши имена.

– Яромир Вознесенский и Карина Вольная, – ответил за обоих вампир.

– Велигор к вашим услугам, – маг отвесил поясной поклон.

– Может, не будете ломать комедию? – фыркнула оборотень. – Мы прекрасно видим ваш истинный уровень.

– Занятно, – ответил Велигор глубоким басом.

– Может быть, мы сможем поговорить в более располагающих условиях? – вампир понимал, что разговор будет долгим.

– Тогда позвольте пригласить вас в гости.

Яромир не любил телепорты, причина для этого у него была весьма стоящая: он не мог ими управлять. Такой вот ход судьбы: ни один вампир не владеет магией перемещения. Он уже хотел шагнуть в пасть пространственного перехода, когда Лесса взяла его за руку. «Так будет надежнее» – услышал мысленное пояснение спутницы он. Но Велигор, судя по всему, решил пока никаких сюрпризов не устраивать. Так что Яромир и Лесса без проблем в пути оказались на дворе перед теремом. Назвать как-то иначе это строение у вампира язык бы не повернулся.

– Прошу в дом, – на удивление радушно пригласил их в свое жилище маг. Лесса чуть сжала его руку, и он прочел ее мысль: «Идем! Мне интересно. Тем более у нас есть к Велигору отличное предложение!». Ее нетерпение отдавалось в игре пальцев, все еще сжатых в ладони Яромира. Вампир улыбнулся.

– Благодарим.

Маг, как хозяин, первым взошел на крыльцо и начал подниматься по ступеням. Ни одна из их не издала ни звука под ногами Велигора, зато под ступнями Яра и Лессы они разразились настоящим концертом. У этого дома бы свой характер, а точнее свой домовой. Вот и сейчас он выказывал свое отношение к гостям.

– Думаешь, мы правильно поступаем? – шепнул он и прочел в мыслях оборотня ответ: «Конечно. Здесь пахнет лишь жизнью. Не думаю, что Велигор захотел бы изменить энергетику этого места. Так что предательства или нападения можно не опасаться». Яр согласно кивнул.

Маг открыл входную дверь и первым пересек порог. Яр заглянул в тьму коридора, в которую Велигор так спокойно вошел. Вампир столкнулся взглядом с двумя желтыми кошачьими глазами.

– Это мой подопечный – Матвей, – представил оборотня маг. – Матвей наши гости – Яромир и Карина.

– Кара, – тут же поправила она, отчего маг сверкнул глазами и спрятал в бороде улыбку.

Дом был большой. От его стен веяло стариной, но не ветхостью. А энергетика! Казалось, что от каждого бревна исходила сила, надежная и безхитростная.

– В ногах правды нет, а слово правду любит. Так что присаживайтесь, – маг показал на глубокие плетеные кресла, когда они вошли в гостиную. Велигор подал пример, занимая одно из них. У его ног тут же вытянулся Матвей, внимательно следя за гостями.

«Веди беседу сам, а я немного развлекусь. Смотри, как котенок за нами наблюдает. Того и гляди – съест!» – мысленно поведала ему оборотень. Она села в кресло и картинно закинула ногу на ногу, глядя в глаза молодого оборотня. Яр мысленно хмыкнул, заметив, насколько сильно изменились мысли Матвея после этой демонстрации. Лесса всегда умела производить впечатление, а когда ей этого действительно хотелось… Яромир мысленно пожалел парня и вернулся к делам насущным.

– Вы доверяете своему подопечному, Велигор?

– Полностью, – отрезал маг.

– Тогда, думаю, стоит уже начать нашу беседу.

– Согласен. Судя по всему, вы меня целенаправленно искали, – заметил мужчина.

– Да. До меня дошли слухи, что вы были знакомы с Велирадой.

– Да это так. Пророчица приходилась мне сестрой, – сухо ответил он. Лесса подняла взгляд на вампира, слишком явственной была скрытая за пологом спокойствия почти звериная тоска.

– Простите, – Яромир склонил голову, в покаянном жесте.

– Так что вы хотели знать, раз уж затронули эту тему?

– Велигор, вы в курсе, что пробудилась новая пророчица?

– Вот, значит, что привело вас ко мне. Ищите девушку? – он невесело усмехнулся.

– Да, – признал Яромир, – и не мы одни.

– И кто же ее еще ищет?

– Простите, но вынужден ответить вам вопросом на вопрос. Вы знаете, о расстановке сил на политической арене в данный момент?

– Отчасти. Так что с удовольствием выслушаю вашу версию, – ответил маг. – И я хотел бы знать, что вы хотите от меня? – твердо подытожил Велигор.

– Хорошо, тогда слушайте…

– Думаешь, он согласится? – спросила Кара, стягивая рубашку.

– Не знаю. Велигор не сказал ни да, ни нет, – Яромир валялся поверх одеяла на кровати и лениво наблюдал за девушкой.

– Он мог бы потягаться с Хладонравой, если бы захотел.

– «Если бы захотел» – ключевые слова.

– Яр, сдается мне, он нас поддержит. Хотя… скорее не нас, а новую Пророчицу. То что Велидара совершила самоубийство… не могло на него не повлиять. Думаю, господин маг захочет оградить новую Пророчицу от повторения судьбы его сестры.

– Было бы не плохо, – подытожил вампир.

Она осталась в майке и комуфляжных штанах и быстро юркнула к вампиру под бок, в самое уютное место на свете. Положила голову на плечо Яру и закрыла глаза: с ним можно было не думать о правильности и прочей чепухе. Кара слышала, как зашуршали, опускаясь, щиты. Безопасность. О ней тоже думал вампир, а не она. Кара мысленно рассмеялась.

– Спи, Лесса! – прошептал Яромир ей на ухо, почти касаясь его губами.

Кара провалилась в хрупкое марево сна, который не желал нести отдых. Ей всю ночь снилась Велирада, хотя оборотень ее никогда не видела даже на портретах. Оборотень проснулась после полудня и долго лежала, прислушиваясь к дыханию своего мужчины. Она чувствовала даже во сне исходящую от Яромира уверенность.

– Не спишь? – он резко открыл глаза.

– Да.

– Тогда давай вставать. Велигор отправил к нам своего котенка. Видимо, господин маг все же что-то для себя решил, – Яр усмехнулся.

Вскоре в дверь действительно постучали, Кара к тому моменту уже оделась и была готова к подвигам, вампир от нее не отставал.

– Наставник приглашает вас присоединиться к завтраку, – продекламировал высокий и худощавый мальчишка, старательно не глядя в сторону Кары.

– Не мог бы ты, Матвей, сначала показывать нам место, где мы смогли бы умыться? – поинтересовался вампир.

– Д-да. Следуйте за мной.

Когда они остались одни во дворе у колодца, Кара рассмеялась. Яр же плеснул ей в лицо пригоршню холодной колодезной воды, в результате чего у них начался небольшой водяной бой. Минут через десять, полностью вымокнув и насмеявшись, они все же начали умывание.

– Лесса, я понимаю, что ты всегда неотразима. Но пожалей парня. Ему и так не сладко. А еще ты так активно будоражишь звериные инстинкты, – вампир был явно не доволен ее поведением.

– Ты ревнуешь, Яр?! – удивилась она.

– Нет. Просто сочувствую мальцу.

– Тьфу на тебя!

– Как знаешь. И вообще, идем – Велигор ждет.

За завтраком Кара вела себя практически безупречно: глазами не сверкала, да и прочих женских уловок не использовала. Ей было скучно. Яр с магом вели светскую беседу, следить за которой у нее не было никакого желания. К вящей радости обоих оборотней завтрак был не долгим, и вскоре Велигор пригласил гостей прогуляться с ним в лес. Предложение вызвало у Кары приступ паранойи, но вампир тут же взял ее за руку и отрицательно покачал головой, мол, все в порядке. Пришлось брать себя в руки и не разводить напрасную панику.

Они довольно долго шли по лесу, пока не оказались близ маленького озерца.

– Обряд будет долгим, не подходите близко, – проинструктировал Маг ничего не объясняя.

– Хорошо, – отозвался Яр.

– Стоп, я что-то пропустила.

– Ага. Слушать надо было о том, что говорят вокруг, а не грусти предаваться.

– Яр! Ты невыносим. Объяснил бы лучше! – возмутилась она.

– Лесса, Велигор не пришел к какому-то выводу относительно помощи нам в поисках Пророчицы, поэтому решил посоветоваться с «природой» как она выразился.

– Яр? Ты уверен, что это не засада.

– Уверен, – хмыкнул он. – Слушай и смотри лучше, думаю, такого ты больше нигде не увидишь.

Кара фыркнула и повернулась лицом к озерцу. Вовремя, потому что над его поверхностью загорелось огненное громовое колесо и начало постепенно опускаться в воду. С губ мага срывались слова, но девушка не могла разобрать их значение, хотя всем телом ощущала ритм, который они задают магии. Невидимые ветра силы хлестали по обостренным чувствам. Творимая Велигором магия была древней и невероятно мощной. Кара поймала себя на мысли, что все ее существо требует преклонения перед разбуженными магом силами. Девушка почувствовала, как на плечо опустилась рука Яромира, и ей сразу стало легче дышать и мыслить.

Она появилась в сердце озерца и стала постепенно приближаться к его берегу. Кара видела, как напрягся Велигор, но он даже не подумал сделать хоть шаг назад. Наоборот, мужчина застыл. Оборотню казалось, что если бы он мог, то обязательно бы кинулся навстречу появляющейся из воды женщине. Толстая русая косы венчала ее голову, как корона, дымчато-серые глаза смотрели на мир с понимание и прощением, а еще в них была грусть. Грусть была потаенно-глубинной и древней. Казалось, что женщина сошла с иконы богоматери, если бы иконы писались с русских красавиц. Она была языческой богиней и берегиней одновременно. Женщина, чье существо так и искрилось безграничной силой.

– Здравствуй, брат! – отвесила она поклон Велигору, как только вступила на землю.

– Здравствуй, Велирада, – таким же низким поклоном ответил маг.

– Вижу, ты пришел не один, – Кара поежилась, почувствовав взгляд мертвой пророчицы. – Подойдите! – короткий приказ, которому невозможно сопротивляться.

Кара очнулась лишь, оказавшись перед женщиной. Та внимательно взглянула сначала в ее глаза, потом в глаза Яромира. Усмехнулась, потрепала его по волосам.

– Я знала твою мать, Донар, в той, прошлой жизни, – в ее голове слышалась грусть и тоска. – Ты похож на нее. Благословенны будьте, – Кара ощутила невероятную силу, которая была в этих слова.

– Я пришел за советом, Сестра, – молвил маг.

– Знаю, Велигор. Знаю. Они достойны, и… я наконец-то получу свободу, когда живая пророчица коснется Сердца, я сброшу бремя силы. Она справится. Должна. Но храните ее, дети силы. Храните! – набатом прогремело последнее слово над лесом и Велирада исчезла.

– Потрясающе, – резюмировала Кара.

– Велирада всегда любила эффекты, – ответил маг. – Я помогу вам в борьбе с Советом, вы ведь этого хотите?

– Да, этого, – Яромир был краток. – Вы отправитесь с нами, Велигор?

– Нет, – маг порылся в карманах и достал на свет божий изящную малахитовую подвеску на простеньком шнурке. – Когда я вам понадоблюсь, активируйте этот амулет. Я приду телепортом, используя подвеску как маяк.

– Это же огромное расстояние, – все же высказалась оборотень. – Вы уверены, что сможете построить такой телепорт.

– Конечно, я никогда не бросаю слов на ветер.

– Тогда, думаю, мы можем больше не задерживать вас, – заметил вампир.

– А клятвы или еще что-то в этом духе? – усмехнулся маг.

– Зачем? – недоуменно поднял бровь Яр. – Велирада не даст вам отступить, если я правильно понял волю вашей сестры.

– Правильно. Просто подобное доверие редко сейчас, – объяснил свой вопрос Велигор.

– Нет смысла приносить клятвы, если не желаешь что-то делать, ведь при желании можно найти лазейку в любом договоре.

– Вы правы, Яромир. Что ж, желая вам легкого пути.

– Благодарим, – ответила Кара за секунду до того, как маг растаял в воздухе.

Вяло тянулась рабочая неделя, хотя и доползла уже до середины. Софья решила провести ночь на четверг на рабочем месте, то есть в фирме господина наставника, разбирая документацию. Это было почти удивительно, но ей действительно было важно работать в коллективе. И даже то, что все вокруг считают ее любовницей шефа, не доставляло уже таких больших проблем. Зато она занималась настоящим делом, к тому же… после работы она спешила на встречу с Костей, и они шли гулять. Это было так здорово и почти волшебно…

Софья усмехнулась, глядя на часы, которые показывали начало третьего ночи. Оказывается, если появляется достойный повод полностью изменить ритм жизни, то сделать это не так уж и сложно. А повод у нее появился и весьма не дурственный. Мужчина. Оборотень. Так получилось, что роман их развивался стремительно, но все еще пребывал в определенных рамках приличий. Да и куда спешить, когда впереди не года – века? Вот и она позволяла отношениям развиваться постепенно, не торопясь.

С Костей было легко и уютно. Она и сама не заметила, как получилось так, что они стали видится каждый день. Гуляли по утреннему городу, ходили в кино и так далее. Она отдыхала рядом с ним, от того эмоционального накала, который приходилось выдерживать рядом с наставником. Софье никогда не хотелось быть ледяной стервой, ей куда ближе была роль маленького домашнего светила. Заботиться, любить и понимать – вот чего ей хотелось. К сожалению или к счастью, гордость у нее тоже была, вот и разрывалась теперь девушка на части, но бросать начатую игру не собиралась. Тем более теперь, когда рядом был Костя. Оборотень был надеждой опорой в ее борьбе с наставником, вот только сообщать ему об этом Софья не собиралась.

– Мира, я закончила, – проинформировала она вошедшую в кабинет женщину.

– Отлично поработала! Сейчас еще часть бумаг принесу.

– Хорошо. Я за кофе. Тебе принести?

– Да, спасибо.

Она прогулялась по лабиринту коридоров до старенького аппарата, который варил довольно вкусный кофе, и терпеливо дождалась, когда это чудо техники сварит два каппучино. Вернулась в кабинет и, передав Мире ее заказ, погрузилась в работу. Она листала страницы договоров, тем временем как ночь листала минуты, стремясь на встречу с утром. Она не заметила, как рабочее время подошло к концу. Если бы не Мира, Софья обязательно задержалась и, конечно, опоздала бы на свидание. Так что девушка была очень благодарна, когда ей напомнили о времени.

Она быстро собралась и, попрощавшись со всеми, вышла из здания. Накрапывал нудный осенний дождь, и Софья поспешила скрыться под защитой своего любимого красного зонта. Она с удовольствием обходила лужи, чинно вышагивала по поребрику и чувствовала себя прекрасно. Странно, но не было предвкущения от встречи с оборотнем, не было какой-то томительной неги. Нет, все было наоборот. Ей казалось, что она идет домой. Где все спокойно и надежно, где можно не играть и не строить из себя кого-то. «Но разве настоящая любовь такая?» – задавалась вопросом девушка и не могла найти ответа. А между тем пустые улицы города сверкали лужами и мокрым асфальтом в свете фонарей. Она любила этот город даже таким: серым и мокрым. Вот и сейчас Софья наслаждалась прогулкой.

Костя ждал ее на том же месте, что и всегда. Софья нырнула к нему под огромный зонт-трость и закрыла свой, осторожно стряхнув с него капли воды. Коротко и порывисто обняла оборотня. Улыбнулась.

– Привет.

– Привет. Рад тебя видеть, – он расплылся в довольной улыбке. – Куда идем?

– Мне без разницы, только давай уже пойдем, хорошо?

– Конечно. Может в кино?

– Я не против. У меня одно пожелание: не хочу на ужастики или комедии! – сразу предупредила девушка.

– Договорились. Идем, – улыбнулся он и взял Софью за руку.

Она с удовольствием грела замерзшие пальцы в его широкой ладони. С Костей было спокойно. Она чувствовала себя как за каменной стеной, и это чувство определенно ей нравилось. Они шли по пустым улицам и разговаривали ни о чем, даже вели какой-то глупый и ненужный спор. Но вскоре уже добрались до кинотеатра. Константин в очередной раз покорил ее своей галантностью и желанием сделать так, как она хочет. То есть право выбора и мест, и фильма осталось за Софьей. Так что решение о «последнем» ряде тоже было ее. Казалось бы все прекрасно, но это почему-то нервировало девушку. Хотя… Софья постаралась подумать обо всем происходящем в другом ключе, и получалось вполне сносно.

Зал был пуст. Еще бы! Не много желающих посетить сеанс в шесть утра. Она улыбнулась, видя побежавшую по экрану рекламу. Костя сжал пальчики девушки, безмолвно призывая ее поспешить занять причитающиеся согласно билетам места. Софья придирчиво отыскала нужные сиденья, дурачась. Дурачилась она и все начало фильма: очередной голлевудский боевик ее не интересовал. Зато рука оборотня, которая держала ее ладошку… Девушка мысленно фыркнула и занялась изучением попавшей в ее руки конечности. Легкие пальчики прошагали по каждой линии ладони, пока Софья вспоминала недавние уроки хиромантии. Потом стянула в пальца серебряное колечко-оберег. Покрутила его в руках, но все же вернула владельцу.

– Как тебе фильм? – хрипло поинтересовался Костя, когда девушка в очередной раз начала изучать линии его ладони.

– Пока не знаю, – честно ответила она и подняла на него взгляд, чтобы утонуть в мягкой серости его глаз.

Их губы встретились так естественно и привычно, словно это был не первый поцелуй. Ни напора, ни всепоглощающей страсти. Нет, у этого поцелуя был вкус осторожной дозволенности. Не было в нем подавляющих эмоций, не было и сражения. Оборотень открылся ей, позволил самой все контролировать. И в этом было что-то поистине захватывающее. Она почти успела увлечься, когда нервной трелью разразился ее телефон. Девушка отстранилась.

– Прости, – хрипло ответила она, переведя дыхание. – Я отвечу. Видимо, что-то серьезное, иначе бы Аня не стала звонить в такую рань.

– Слушаю, Ань?

– Соф, это я, – голос надтреснутый, тихий. – Извини, – голос задрожал, Софья сразу же поняла, что подруга едва сдерживает слезы, – что позвонила.., но больше никто… не брал трубку, – как-то оправдываясь, продолжила Аня. – Вик под машину попал… Он сейчас в областной больнице… в реанимации. Извини, – Аня всхлипнула, – но я просто не могу уже одна… Мне плохо, Соф, приезжай, пожа-алуйста. Я одна… больше не могу…

– Буду. Скоро. Держись, – ответила она. Девушка закрыла телефон и резко поднялась.

– Соф?

– Прости. Я должна идти.

– Что случилось?

– Виктор попал под машину. Он в реанимации. Я должна быть рядом с ней, – ответила она короткими, рубленными фразами. Ничего не видя, шагая по проходу между рядами. Софья понимала, что у нее нет времени. Она должна, как можно скорее, оказаться рядом с подругой.

– Я с тобой.

– Нет. Ты там лишний.

– Провожу хотя бы тебя, тогда.

– Как хочешь, – сухо и немного жестко ответила она. Софья думала лишь о подруге, ее ребенке и муже.

Она ничего не видела вокруг. У нее была цель, а все остальное для нее не существовало. Софья была должна помочь. Точка. Должна, значит, сумеет. О, юношеский максимализм, но и он иногда бывал полезен. Двенадцать с половиной минут, ставшие для нее вечностью. Софья молилась все это время. Молилась за Виктора. Молилась, чтобы он продержался до ее прихода. У нее была тихая истерика, которая не превратилась в настоящую лишь благодаря Косте: оборотень смог удержать ее на краю.

– Не верю! Не верю, – шептала девушка себе под нос. – Не верю! С Виктором ничего не может случиться. Не верю, что он сможет оставить Аню с ребенком.

Больница. Светлые стены. Запах хлорки и кварца. Она ненавидит эти здания, но… сейчас у нее нет другого выхода. Лабиринт коридоров, где в немом, томительном ожидании отсчитывают секунды люди. Кто-то ходит как заведенный кругами длинной в пару метров, кто-то пьет кофе литрами, пытаясь оставаться в сознании, борясь со сном, кто-то молчит, а кто-то плачет. Софья шла вперед. Она искала Аню. Ей не было дела до других людей сейчас.

– Аня? – она кинулась к подруге, обняла ее. – Я с тобой. Что говорят?

– Говорят… Не знаю-у. Я ничего не понимаю. Даже не помн-ню чему площадь круга равняется-а-а. Я больше.. не могу-у-у.

– Так, посиди пока с Костей. Я сейчас схожу все узнаю, хорошо?

– У-у, – слезы хлынули из глаз подруги. «Прорвало!» – подумала будущая целительница.

– Анечка, тебе нельзя сейчас волноваться! – Софья начала делиться с подругой целительной энергией. – Успокойся. Все с Виком будет хорошо, я обещаю. Ты мне веришь? – голос был тихий, но в нем слышались стальные нотки. – Костя. За Аней смотри в оба. Я вернусь минут через десять-пятнадцать.

– Хорошо, – покладисто согласился оборотень.

Софья решительно встала и отправилась дальше по коридору туда, где располагались непосредственно реанимационные палаты. Она прекрасно понимала, что ее туда никто не пустит, но не зря же в ней проснулась сила. Легкий отвод глаз, который пару дней назад, сразу после своего возвращения из отпуска ей показала Карина, дал возможность оказаться среди снующих туда-сюда врачей и медсестер. Девушка заглянула в сестренскую и взяла один из халатов, чтобы не так сильно привлекать внимание. Быстро собрала волосы в хвост и надела колпак, после чего выскользнула из комнаты. С третьей попытки она нашла нужную палату. По ее мнению, выглядел Виктор хреново. Так что она не стала терять время, а отойдя в сторонку, так чтобы не мешать врачам своим присутствием, Софья начала делиться с мужем подруги целительской энергией. Ее зрение силы показывало, что все идет в точности так, как и должно. Ее магия прекратила внутреннее кровотечение и начала заживление самый серьезных ран. В глазах у Софьи начало темнеть, но она не могла сейчас прекратит процесс лечения. Девушка вновь не рассчитала своих сил и свалилась в обморок, но ускользающим сознанием успев заметить, что жизнь Виктора уже вне опасности.

Он курил, задумчиво смотря на экран монитора. До конца рабочей ночи оставалось совсем немного. Вампир лениво пощелкал мышью, просматривая очередной файл, хотя уже и не надеялся найти какую-то подсказку или зацепку для поисков Пророчицы. Кара сидящая за соседним столом занималась тем же самым, то есть тоже убивала время. После возвращения оборотня они долго обсуждали собранную информацию и пришли к неутешительному выводу, что оптимальным вариантом их действий является банальное ожидание у моря погоды, с устранением самый явных последствий от этой «погоды».

– Кара, ты не против, если я уйду пораньше?

– Нет.

– Договорились, думаю…

Он не успел закончить фразу, когда ощутил колоссальный выброс негативной силы. Сомнений не было, природа вновь отвечала на использование дара Пророчицей.

– Черт! – выругался Велес. – Как не вовремя.

– А когда-то бывало вовремя? – флегматично спросила Кара, поднимаясь из-за стола.

– Нет!

– Вот и я о том же. Так что пойдем-ка навестим Барса, чтобы не ждать общего собрания и не терять времени даром, – рационально заметила она.

– Идем, – зло бросил Велес.

О том, что Барс не в духе, они узнали еще до того, как добрались к его кабинету. Злые и громкие указания разлетались на пол управления, зато и выполнялись безотлагательное.

– Барс? – заглянул Велес в кабинет начальника.

– Что? – рыкнул оборотень в ответ.

– План работ. И наш участок с Карой, нет смысла ждать.

– Вы что совсем идиоты, не можете найти эту Пророчицу драную! – взревел мужчина.

– Не можем! – огрызнулся Велес. – Нереально найти ее имея в распоряжении лишь мою силу и силу Кары! Давай работать, Барс! Район?

– Тот же! Вам в прошлый раз он понравился, я помню, – мстительно заявил оборотень.

– Нам без разницы. Мы на зачистку, – ответил Велес и с наслаждением хлопнул дверью.

– Я все слышала, – сухо ответила Кара. – Берем «рабочую» машину и вперед. Надо только за Яром заехать.

– Кара, ты бредишь? – спросил он, когда они уже спускались на первый этаж.

– Если бы, – вздохнула девушка. – Давай не будем припираться, Яр нам не помешает. Его уровень мы оба знаем, так что в чем вопрос.

– Как хочешь, – отмахнулся Велес. – Звони ему, я пока за ключами схожу.

– Договорились, – ответила оборотень ему в спину.

Велес как раз забрал ключи у дежурного и собирался выйти из управления, когда его накрыли отголоски используемой подопечной силы. Вампир постарался определить, где же находится его подопечная. К его удивлению, судя по ощущениям силы, девушка была где-то в районе областной больницы. «Интересно, что она там забыла?» – подумал он и постарался получить информацию о состоянии подопечной.

– Черт! Этого только не хватало! – выругался вампир.

Оборотень как раз заканчивала разговор, когда он подошел к ней.

– Кара, – Велес протянул напарнице ключи от машины, – встретимся у тебя, через сорок минут. Будьте готовы.

– Что случилось? – она обеспокоено заглянула в глаза вампира.

– Ничего, – отрезал он.

– Врешь! Что с Юной? – Кара слишком хорошо его знала

– Ничего серьезного, но мне необходимо отлучится.

– Ладно, решай проблемы сам. Через сорок минут у меня. Мы будем готовы.

Велес не стал продолжать разговор и, не теряя времени даром, отправился к своему автомобилю. До больницы он собирался добраться минут через пять, благо для пробок было еще слишком рано. Его ожидания вполне оправдания вполне оправдались, так что через пять минут он уже поднимался по ступеням, ведущим внутрь серого здания. Его направлял импульс, который источал браслет подопечной, так что Велес не боялся ошибиться или потратить слишком много времени на поиски девушки.

Вампир поднялся на нужный этаж, где в коридорах царило необъяснимое и неожиданное оживление. Вскоре, он понял, из-за чего оно взялось: в коридоре было разлито чувство облегчения. Видимо, кто-то из пациентов только что определился с этим или с тем миром, причем выбор, судя по реакции окружающих, сделал в пользу этого, и теперь его родственники просто переполняемы счастьем. Велес мысленно их поздравил и накинул на себя отвод глаз, заметив при этом, что среди радостных людей находится совершенно растерянный оборотень. При этом парень поддерживал беременную девушку с явными задатками оракула. «Сумасшествие какое-то! Слет болезненных жителей сумеречной стороны. Идиотизм!» – мысленно охарактеризовал ситуацию вампир и шагнул в двери, отделяющие «коридор ожидания» от палат реанимации.

Девушка обнаружилась в одной из палат. Она предусмотрительно отошла в сторонку, прежде чем использовать силу. И, судя по тому, что до сих пор никто не поднял тревогу из-за того, что в палате посторонние, не забыла применить отвод глаз. Хоть за это можно не переживать. Он поднял подопечную на руки, понимая, что Юна в очередной раз не рассчитала свои силы, так что теперь будет долго их восстанавливать, и, следовательно, пытаться привести ее в чувство – бесполезно. Вампир бросил взгляд на мужчину, которого ему подопечная лечила, и заковыристо выругался. А как иначе? На кровати медленно, но верно заращивал раны очередной сумеречный житель. И, судя по всему, у него только что произошло пробуждение силы. Вампир кинул на него взгляд через слой силы и понял, что мужчина будет весьма не плохим целителем. «Замечательно, все просто замечательно!» – раздраженно подумал Велес и вышел из палаты.

Уже входя в коридор, он ощутил неположенный интерес к своей персоне со стороны неинициированного оракула. «Мне не до тебя!»– подумал Велес, просительно. Только разборок с чересчур глазастыми особами ему для полного счастья и не хватало. Лифта в больнице, конечно же, не было. Так что ему пришлось сворачивать к лестнице, самым удивительным для вампира стало то, что девушка-оракул и оборотень последовали за ним. При этом девушка, возможно, еще что-то чувствовала, у оракулов вообще повышенная чувствительность к магии, но чем руководствовался оборотень, ему было не понятно.

– Эт-то что такое? Ты куда её понес?

– Мадмуазель, вы меня с кем-то спутали. К сожалению, я не имел чести быть вам представлен. К тому же, я спешу, просите, – он обозначил поклон, кивком головы, и зашагал дальше вниз по ступеням.

– Куда ты спешишь?! А ну оставил моя подругу в покое! Ты куда ее понес, ирод!

– Спешу, у меня масса дел. И, думаю, буду прав, если предположу, что вы Анна. Знайте, вашей подруге здесь делать нечего, как, впрочем, и вам. Скоро ваш муж придет в себя. Так что не советую тут задерживаться.

– О-о-о. Сирых и убогих узнают. Кто вы такой, чтобы решать где мы должны находиться?

– Анна, я не собираюсь терять время на перепалки с вами. Закон и сила на моей стороне, – он раздраженно дернул плечом и продолжил спускаться.

– Оставьте мою подругу, – потребовала девушка и окатила его волной презрения.

– Анна, держите себя в руках, а то ребенку навредите. Я наставник Софьи, – он почувствовал, как магия отозвалась на это имя, – и имею полное право поступать так, как считаю нужным. И, кстати, вы не хотите вмешаться? – вампир снисходительно посмотрел на оборотня. – Сударыне и ее мужу понадобится проводник в нашем мире, раз уж все так сложилось.

– Да, наставник, – она зло посмотрела на вампира, не пытаясь скрыть иронии и злорадства. – И чему же вы ее учили, закрыв на пол недели в квартире? Смирению?

– Это не ваше дело, – прорычал вампир. Но Велес смог быстро взять себя в руки: времени скандалить у него не было, а Анна явно давно точила на него зуб. «Интересно, а она имеет отношение к изменившемуся поведению Юны?» – отрешенно подумал он, снимая часть щитов. Все же дар порой был полезен. Вот и сейчас волна его спокойствия окутала сначала девушек, потом добралась и до оборотня, а следом и до всей больницы. «Ничего! Это всем полезно будет» – мысленно заключил Велес и, слегка ускорившись, наконец-то добрался до первого этажа.

Покинув больницу, он подошел к своей машине и осторожно сгрузил свою ношу на заднее сидение. Время поджимало. Велес занял водительское место и, быстро заведя авто, лихо вырулил с парковки. До дома он добрался спустя рекордные для такого расстояния четырнадцать минут. Еще пять минут ушло у него на то, чтобы доставить подопечную в ее комнату, отдать распоряжения Храну и собрать кое-что из необходимых вещей. Велес опаздывал и прекрасно это понимал. Выехав со стоянки у дома, он позвонил Каре и предупредил ее, что задержится минут на пять от оговоренного времени. После этого ему осталось сделать всего один звонок, прежде чем можно было спокойно отключать телефон.

Разговор с Амерат вышел куда продолжительнее, хотя и был почти неинформативен. Вампирша вновь настаивала на том, что ему необходимо посетить храм, Велес отказывался, потому что не видел в этом смысла. Так за спором он и добрался к дому Кары. Оборотень с Яромиром поджидали его у служебного авто.

– Здравствуй, Яромир, – поприветствовал он мужчину. – Готовы?

– Да. Тебя только ждали.

Кара не стала препираться и устроилась на заднем сидении, позволив вампирам самим решать, кто из них поведет машину. Велес с легкостью уступил это право Яромиру, так что все остались довольны.

– Как Юна? – поинтересовалась оборотень, когда они выехали на трассу.

– Не утерпела, – усмехнулся Велес, – все нормально.

– Чувствую я, как нормально, – фыркнула девушка. – Опять поругались?

– Что-то, – отмахнулся вампир, видя как прищурился Яромир, явно сдерживающий смех, – Юнона вела себя просто великолепно и не перечила, насколько это возможно находясь без сознания.

– Вот отсюда поподробнее. Что с ней?

– Ничего серьезного, Кара. Ничего. А ты уподобляешься курице-наседке.

– Я?! – возмутилась Кара.

– Ты-ты! – припечатал Яромир. – Кара, оставь напарника в покое. Пусть успокоится сам. Кстати, я склонен ему верить, так что, думаю, с твоим цыпленком ничего не случилось.

– Тогда уже волчонком, – вновь фыркнула оборотень, но допрос прекратила.

Яромиру было скучно. Собственно, он не думал, что так быстро управится со всеми запланированными на ночь делами, и у него появится столько свободного времени. В принципе, можно было сходить куда-нибудь, а потом забрать Кару… Но что-то подсказывало: романтическое свидание сегодня обречено на провал, да и не хотелось Яру ничего подобного, после того как он получил информацию от осведомителей и Матери. Выходило, что Совет не только ведет активные поиски Пророчицы по своим каналам, но и то, что господа «говорящие за» задумали какую-то феерическую подставу: уж слишком прилично и законно их поведение в последнее время.

Звонок Лессы застал его в самый разгар «дум тяжких и беспросветных». Он почти не удивился, потому что выброс силы было трудно игнорировать. Командировка? Интересно. Особенно, если учесть, что под это дело можно отлично развеяться и подумать о чем-то другом. Пистолет, связка амулетов, меч, несколько запасных обойм с заговоренными серебряными пулями. Они все были немного параноиками и хранили в местах своего обитания настоящие арсеналы оружия, хотя сами по себе представляли едва ли не идеальным машины для убийств.

Дальше все двигалось по накатанной: возвращение Лессы, несколько сбивчивый разговор и пара сладких поцелуев. Они даже поужинать успели, прежде чем наступило время сбора. Велеслав опаздывал, Лесса глядела на часы и то хмурилась, то хихикала. Он слышал мысли девушки и поэтому не завидовал Велесу, Кара задумала настоящий допрос. Так уж получилось, что его оборотень была просто неприлично любопытна. Хотя… ему нравилась эта живая и естественная непосредственность в ней, к тому же Лесса умела быть серьезной, когда это было нужным.

В процессе «допроса» он искренне посочувствовал Велесу, который и так пребывал не в лучшем расположении духа, а тут еще Лесса со своим любопытством. Яр даже вмешался в разговор, понимая, что заведенный соратник совсем не лучший вариант для ведения дел.

– Думаю, лучше всего отправиться тем же маршрутом, что и в прошлый раз, – глубокомысленно заметила оборотень.

– Согласен. Заодно проверим сохранность магических плетений, – откликнулся Велес.

– А теперь еще раз и с названием места, куда я должен вас доставить, – вмешался в диалог Яр.

Получив объяснения и подробные рекомендации, правда, некоторые из них вызвали у вампира невольную улыбку, Яр утопил педаль газа. Они все любили скорость, поэтому никаких возражений его действие не вызвало. Вскоре укрывшаяся на заднем сидении в плед девушка задремала. Он улыбнулся, увидев, как трогательно подложила ладонь под щеку Лесса. Такой невинный и изящный ангел, а еще смертельно опасный. Из расположившегося на соседнем сидении вампира собеседник тоже был никакой, слишком уж погружен был Велеслав в себя, да и сам Яр не хотел начинать разговор. Так и ехали в тишине под шуршание колес по сырому асфальту и мерный гул мотора.

Все это наводило если не на философский лад, то уж на воспоминания и размышления точно. Яр смотрел на дорогу и думал о том, что он представить себе не мог, что все обернется так. Он всегда знал, что будет в его жизни завтра, потому что жизнь была расписана с самого рождения. Наследник клана – это пожизненный приговор. Наследник – воин, защитник, громоотвод, серый кардинал, но не властитель. Это огромная власть, которая никогда не станет полной, потому что кланом всегда будет руководить женщина. Мать, потом дочь и так далее. Желал ли он когда-нибудь той власти, что предназначена сестре? Яр и сам не знал ответа на этот вопрос. У него было место в жизни, цель и еще долг перед кланом, который следовало выполнять. Его не тронуло известие оракулов о том, что следующим говорящим за оборотней станет Карина Вольная. Как, впрочем, и то, что он должен добиться ее расположения любой ценой. Он всегда знал, что наследник клана – очень дорогая, но все же разменная монета в политических играх.

Мог ли он тогда предположить, что их знакомство с Лесой окажется таким? Нет, не мог. Такое не могла подсказать даже его фантазия, которая оказалась куда беднее реальности. В обиде ли он? Яр мысленно усмехнулся. Нет, вампир был даже рад, что все сложилось именно так. Яромир не только перевыполнил поставленную кланом Памяти задачу, он еще и свободу в небывалом объеме получил. Да, когда-нибудь он должен будет лоббировать интересы клана, но сейчас… Сейчас он уже не был тем щитом и мечом, но и новую ответственность в полном объеме не получил. Такой неожиданный отдых от довольно существенной части обязанностей наследника. К тому же ему нравилась Лесса, так что он просто жил и получал от этого удовольствие. А меж тем километры текли почти так же быстро, как мысли.

– Будить будем? – спросил Яр, кивком указав на оборотня, когда они добрались к первой контрольной точке.

– Не вижу смысла, – вынырнул из раздумий Велеслав, – прикроешь? Я быстро поверю вязь заклятья.

– Идет.

 

Глава десятая

Она проснулась и обнаружила, что ни напарника, ни Яромира в машине нет. Кара негодующе фыркнула и выглянула в окно. Пейзаж за ним был вполне узнаваем: заброшенное и неухоженное кладбище по-прежнему выглядело уныло. Она потянулась и решила, что из всего происходящего можно извлечь не малую выгоду, если правильно разыграть карты. В том, что сделать это у нее получится, Кара не сомневалась. Она учуяла приближение вампиров и тут же накинула щит на свои мысли: делиться своими планами с Яромиром оборотень была не намерена. «Начнем?» – спросила она себя мысленно и вышла из машины.

– И что вы мне скажите в свое оправдание, господа вампиры? – она уничижительно посмотрела сначала на напарника, а затем на возлюбленного.

– Кара, ничего интересного все равно не было, – начал Велес.

– А ты так сладко спала, – подхватил Яр.

– Банально. Но я сегодня почти добрая, цените. Так что в качестве извинения всего лишь хочу обещание выполнить один мой, скажем, каприз, – улыбнулась девушка.

– Какой каприз? – сразу же насторожился Велес, который лучше ее знал.

– Пока не решила, но как сделаю это, ты будешь первым, кто узнает, обещаю.

– Кара, – возмущенно фыркнул ее напарник, чувствуя, как забавляет эта ситуация Яромира.

– Возражения не принимаются! – заявила оборотень и тут же скользнула обратно в машину, хлопнув дверью перед носом у дезориентированного вампира.

Стоило всем собравшимся занять свои места, как Кара начала допрос. Она дотошно выспрашивала все детали, казалось бы, пустякового дела, придирчиво изучая ответы. Девушка позволила Велеславу немного расслабиться, обратив свое любопытство против Яромира, чтобы поймать напарника в тот момент, когда он наконец-то расслабится. И это ей удалось с завидной легкостью.

– А ты, Велес, почему до сих пор раздражением и злостью фонишь, коли дело было таким плевым? – неожиданно задала вопрос оборотень. – Выкладывай, что вы опять с Юной не поделили!

– Кара, я же уже объяснил, что с Юной все в порядке! – возмутился вампир.

– Тогда почему злишься?

– А просто так нельзя?! – огрызнулся Велес.

– Нельзя! – Кара даже язык показала, хулиганя. – Раньше за тобой такого не наблюдалось, так что должна быть причина! – продолжала настаивать девушка.

– Кар, отстань, а? – попросил ее напарник.

– Расскажешь, и я подумаю над твоим предложением, – заявила она.

– Всего лишь имел честь пообщаться с оракулом сразу после его инициации.

– Где ты нашел такую редкость? – сочувственно спросила оборотень.

– У Юны просто невероятно, – он зло усмехнулся, – интересные друзья.

– О! Дружись с оракулом – дело не из легких, но с неинициированным… Знаешь, у твоей подопечной просто потрясающие выдержка и терпение, раз она на такое способна.

– И умение влипать в истории, – вмешался ведущий машину Яр.

– Вот тут ты прав, – устало обмолвился Велес.

– Что на этот раз? – обреченно поинтересовалась Кара, пытаясь скрыть степень своего любопытства.

– Юну понесло заниматься целительством… в человеческой больнице…

– Велес? Ты чему ее учишь?

– Кара, я ей тысячу раз рассказывал о том, что делать не стоит. Но разве меня надо слышать?

– Ее кто-то видел? – обеспокоено спросила Кара.

– Судя по тому, что Велеслав с нами, то нет, – ответил за него Яромир.

– Ты вновь прав. Никто ее не видел. Зато мы имеем инициировавшегося целителя в областной больнице.

– Стоп, ты же об оракуле говорил.

– Как я мог забыть, – желчно заявил он, – да, и еще оракула. Ну и в качестве главного приза, совершенно невнятного оборотня. Благо хоть этот вполне совершеннолетний и владеющий силой.

– Свихнуться можно, – подвела итог Кара.

– Именно!

– Что делать будешь? – Яромир как всегда собран и деловит.

– Разруливать все это буду, когда вернемся. Подождет. А если оборотень сочтет мою просьбу присмотреть за новичками нашего мира необязательной… – Велес хищно улыбнулся, – что ж, это будут его проблемы.

– Понятно. Ладно, куда дальше? – перевел тему разговора Яр.

– Пока обратно, а там видно будет, – ответила, оборотень и с наслаждением вытянулась на сидении: путь предстоял не близкий.

Она почувствовала, что что-то не так, когда они еще только подъезжали ко второму кладбищу. Это ощущение толком не успело сформироваться.

– Черт! Кладбище вот-вот поднимется. Полностью.

– Что? – хором воскликнули Кара и Яромир.

– Кладбище вот-вот поднимется. Отсюда по прямой метров триста, наверное. В объезд пару километров. Я сейчас постараюсь его упокоить, только толку от меня после этого будет мало. И еще… ставить защиту от поднятия вам.

– Хорошо, Велес.

Она почувствовала, как вампир снял часть щитов. Потом тончайшими нитями от него заструилась сила, устремившаяся к кладбищу. Нити сплетались в причудливые узоры, выстраивая причудливую сеть. Кара заворожено наблюдала за тем, с какой легкостью напарник управляет просто невероятной силой. Оборотень даже дышать перестала, когда Велес начал накачивать силой плетение. Девушке казалось: еще секунда, один ее вдох, и сосредоточение напарника рассеется, словно созревшие семена одуванчика под порывом ветра.

– Можешь вновь начинать дышать, – хрипло усмехнулся он. – Кладбище упокоено, только… защитные плетения смело к чертовой бабушку, правда, они и так на ладан дышали под таким-то прессом.

– Отличная работа, – заметил Яромир. – Мы на месте почти, кстати.

– Вижу, – откликнулась Кара. – Велес, прикроешь?

– А я на что? – возмутился Яр.

– Хорошо, прикроете?

– Да, – хором ответили мужчины.

Она выскользнула из машины и втянула воздух. Пахло беспокойством, напряжением и немного падалью. Скорее всего, нежити по близости нет, но, как говориться, береженое Бог бережет.

– Готова?

– Да.

Кара закрыла глаза, чтобы ничего не отвлекало от плетения заклятья.

– Лесса, щиты! – требовательно напомнил Яромир. Она кивнула. На снятие защиты от телепатии у оборотня ушла всего пара секунд.

Все было готово. Пора было приступать. Она сплела из тонких ниточек силы легкую сеть-паутинку, увязывая в каждый узел основу дополнительные сдерживающие элементы. Когда заготовка была готова, Кара накинула ее на всю территорию кладбище. Нити стали практически невидимыми из-за сильного растяжение. Но основа была выполнена безукоризненно, так что оборотень могла приступить к самой сложной части колдовства – напитыванию заклятья силой.

Кара глубоко вдохнула и осторожно начала вливать силу в магический узор. Заклятье расширялось, напитываясь мощью, разрасталось, словно поднимающееся на дрожжах тесто. Сила текла ровно, но ее запасы таяли пугающе быстро. Девушка закусила губу, понимая, что ее силы не хватит, чтобы закончить заклятье.

– Не волнуйся, я поделюсь! – услышала она над ухом голос Яромира.

Вампир обнял ее, взял ладони Кары в свои руки. Его сила заструилась по жилам оборотня. Девушка немного удивилась тому, с какой легкостью она использует магию возлюбленного.

– Все, – вскоре довольно выдохнула Кара. Голова немного кружилась, как после нескольких бокалов шампанского. Оборотень поймала себя на том, что совершенно глупая улыбка сияет на ее губах.

– Магическое опьянение, – констатировал Велес.

– Угу, – согласился Яр.

– Может, хватит меня обсуждать? – Кара была недовольна. – Лучше бы подумали, что нам дальше делать? У меня сила по нолям у тебя, Велес, тоже. Яр, думаю, не намного от нас с тобой отстал.

– Что делать? – фыркнул ее напарник. – Ничего. Нам всем нужен отдых.

– Возвращаться в город не имеет смысла, – парировал Яромир, так и не выпустивший ее из объятий.

– Я и не предлагаю возвращаться. Я по дороге сюда видел гостиницу, там отдохнем и дальше в путь.

– Велес, у нас есть реальный шанс не успеть в следующую точку до трагедии.

– Кара, даже если мы успеем, сделать все равно ничего не сможем: сил то нет, – заметил вампир.

– Тогда отдыхать! – постановила Кара и отправилась к машине.

Он смотрел на дорогу, но взгляд то и дело цеплялся за зеркало заднего вида. Велес одергивал себя и возвращал внимание к ухабам и разбитым колеям. К его огромному сожалению, с мыслями подобного он проделать не мог. А они пользуясь этим вертелись вокруг не очень-то приятных для него вещей. И дело было вовсе не в ревности. Велес не ревновал напарницу к Яромиру. Глупо это, да и… не те у них всегда были отношения. Чувство, которое вампир сейчас испытывал, больше всего было похоже на банальную зависть. Он знал страсть этой женщины, но никогда и подумать не мог о том, что Кара может быть настолько нежна. Эта взаимная всепоглощающая нежность, а еще звериная чуткость. Вызывали у него непонятную тоску, к которой примешивалась ощутимая толика веселья. Что тоже было легко объяснимо. Велес видел, как изменилось отношение Яромира к его напарнице. «Он влюбился», – подумал Велеслав и улыбнулся.

А мысли в его голове роились, словно пчелы над разоренным ульем то и дело, стараясь ужалить. Самой меткой оказалась та, что напомнила ему о том, что и в его жизни было что-то подобное. Вот только… его прошлая нежность к Хелен не помешала ему убить предавшую его женщину. Да, он любил ее тогда. Но… предательство есть предательство, тем более что его первая подопечная пыталась навредить его клану. Клану Крови, чьим защитником он был. Велес усмехнулся. Потому что для кого-нибудь он и мог списать свои поступки на интересы клана, но только себя этим не обмануть. Предательство? Да. Он наказал предательство. Хелен предала его любовь, хотя… отчасти он даже мог ее понять. Но… она покусилась на то, что не может простить не один живущий. Хелен попыталась отнять у него возможность самостоятельного выбора, способность управлять собственным телом и просто мыслить. Этого он простить не мог.

– Приехали, – проинформировал Велес увлеченно целующуюся парочку на заднем сидении.

– Хорошо, – промурлыкала Кара. Вампиры дружно хмыкнули. Если вампиры всегда могут пополнить запас сил с помощью крови, то у оборотней существовал другой способ.

– Сильно не увлекайтесь. Мы здесь часов на пять-шесть не больше, – напомнил Велес.

– Помним. Знаем. Постараемся, – рассмеялась Кара.

– Иди уже. Мне надо сделать пару телефонных звонков, и я вас догоню.

Когда они скрылись в здании, Велес достал телефон из кармана и долго на него смотрел, решая, с кем же он хотел поговорить. Амерат? Нет. Он не любил ее, она не любила его. Между ними была страсть и старая дружба. И ничего больше. У него всегда были женщины. Кто-то действительно любил его, но их большая часть жаждала не столько быть с ним, столько получить доступ к его деньгам, власти, положению. Правда. Были и такие как Амерат или Кара, но… они всегда были для него больше подругами, чем любовницами. Жалел ли он об этом? Раньше нет. Сейчас? Велес не знал ответа.

Вампир включил телефон и напрял номер подопечной: ему необходимо было знать о ее самочувствии.

– Здравствуйте, Велеслав, – раздался ее вежливо-холодный голос в трубке. Вампиру захотелось выругаться. Но он сдержал себя.

– Как твое самочувствие, Юна?

– Не плохо. Я хотела бы попросить у вас прощения за то, что доставила столько хлопот. Я не думала…

– Не надо оправдываться, – перебил он.

– Могу ли я попросить вас об одолжении? – осторожно спросила его подопечная.

– Смотря, что ты хочешь?

– Не судите строго Анну. На нее слишком много всего навалилось в раз, вот и не сдержалась она.

– Знаешь, – усмехнулся Велес, – в нашем мире говорят: «На оракулов не обижаются». Но я очень надеюсь, что ты больше не будешь проводить такие эксперименты. Все-таки мы стараемся не привлекать внимание людей к нашему существованию.

– Простите, – пролепетала она.

– Юна, хватит, – прервал он. – Лучше пообещай мне, что постараешься не высовываться на улицу до моего возвращения.

– Почему? – изумилась девушка.

– Скажем так, у нас ЧП областного масштаба.

– Да?

– Именно. Так что побудь дома.

– Хорошо.

– Вот и отлично. Я еще позвоню.

– До свидания.

Велеслав убрал телефон в карман, включил сигнализацию на машине и отправился в гостиницу. Ему тоже необходим был отдых.

Софья проснулась, чувствуя себя полностью разбитой. Голова гудела, во рту было вполне по-пустынному. Состояние «качает лежа» ей было не плохо знакомо: этим обычно сопровождались ее мигрени. Она еще не успела открыть глаза, когда услышала знакомый голос.

– Доброе утро, хозяйка, – поприветствовал ее Хран.

Софья резко распахнула глаза. Голова протестующе загудела. Так и есть, девушка находилась в своей комнате в квартире Велеслава. Стало быть наставник уже знает о ее самоуправстве. М-да. Неприятно и стыдно, но Софья понимала, что по другому поступить просто не могла.

– Не доброе, Хран, – простонала она, массируя виски. – Велеслав очень зол?

– Выпейте, хозяйка, зеленого чаю, – домовой пролевитировал ей чашку ароматного зеленого напитка. – Нет, господин Велеслав не злился, почти…

– Спасибо за чай. А вот что наставник не злился, Хран, не верю. Злился он. Вопрос только в том, насколько сильно злился.

– Не знаю, хозяйка.

Девушка приподнялась и, взяв кружку в руки, пригубила чай. Она медленно пила горячий напиток и думала о том, чем стоит заняться. В первую очередь, конечно, стоит проверить телефон. Судя по тому, что за окном уже темно, проспала она не менее десяти часов. Значит, стоит узнать, как там Виктор и Аня. А еще извиниться перед Костей, с ним история вообще некрасиво получилось.

– Хран, ты не мог бы мой телефон найти? – просила она.

– Сейчас. Подождите минутку.

Через минуту перед Софьей уже лежал ее телефон. Девушка с опаской взяла аппарат в руку, словно тот мог ее укусить. Телефон высветил аж десяток пропущенных звонков. «Рекорд», – грустно подумала девушка. Ровно половина вызовов принадлежала Ане, два – Косте, по одному Дане, маме и Мире. Бешеная популярность, однако. Софья поставила на пол пустую кружку и решила начать акцию: «перезвони страждущим!».

Гудок. Удар сердца. Второй. Третий. Четвертый. Гудок. Удар сердца. Второй.

– Алло.

– Как ты, Анечка?

– Я, вроде бы нормально. Вик как-то быстро отошел от травм, нас утром папа на машине забрал. Сейчас спит в соседней комнате. Ты лучше мне скажи, ты то с какого в обморок упала?

– Рада за вас. А у меня нервы ни к черту последнее время. Тебе разве Костя не сказал, что со мной бывает? То есть в обмороки порой падаю.

– Костя? Он пытался что-то сказать… Но тут мама моя приехала. Меня тут же к врачу отправили, проверить не повлиял ли нервный срыв.

– Понятно. Ань, меня Велеслав ведь забрал, да? Я надеюсь, вы с ним не поругались? – начала осторожно прощупывать почву Софья.

– Поругались….. Ну-у. Я сначала его спросила с какого фига он тебя куда-то тащит. Потом высказалась, что думаю о его способностях…. Сорри, Соф, на взводе была. А потом такая эйфория накатила… Сидела как дура и улыбалась, пока мама не приехала.

– Понятно. Ладно, тебе сейчас простительно. Да и причина была. Разрулим. Ты мне лучше скажи, Костя там у вас? И они с Велесом как пообщались?

– Ом… Он где-то на отдельно был. А с тех пор, как меня мама к врачу отвела, я его и не видела…

– Так со всем моим понятно. Ань, что врачи про Вика говорят? И ребенок как твой?

– У Вика как не странно, – удивленно заявила Аня, – повреждений практически нет, он даже на работу собирается… в обозримом будущем, трудоголик конченный! А мне витамины прописали, да сказали поменьше волноваться.

– Анечка, я так рада все это слышать! Я очень за вас всех волновалась! – горячо ответила Софья.

– Ты сама меня больше не пугай. Я очень волнуюсь. Обмороки неожиданно начались. Солнце, веришь, мне на сердце не спокойно. Не приведет к добру твой Великий, – назидательно заявила подруга.

– Дорогая, может, хватит, а? Единственно, чем Велеслав провинился, так это закрыл меня. И то уже все выяснили. Тем более… я сейчас с Костей встречаюсь по твоей, кстати, наводке. А Велес… он мой наставник и все тут.

– Соф, ты пойми, не потому я злюсь, что Великий твой с великими же тараканами. Мне реально страшно за тебя. Проблемы у тебя будут, Соф. Не хочешь уходить, так хоть будь внимательней. Я раньше просто за тебя волновалась, предчувствие было, а сейчас вообще будто медный таз уже в небе виднеется.

– Ань, преувеличиваешь ты. Уходить? Не могу. Да и не хочу, если честно. У Велеслава, конечно, своих проблем выше крыши. С ним сложно, но интересно.

– Не веришь. Вон Вик тоже не верил, что не надо на ночь за кефиром идти. Пошел. Чуть до того света в пути не добрался.

– Солнышко. Успокойся, ага? Тебе нельзя волноваться много, помнишь? Ничего со мной не случится. А если случится: сама буду виновата. Ты меня предупредила, я не послушалась. Мой выбор, дорогая, – отрезала она, не желая вести дальше этот бесполезный спор.

– Как хочешь, Соф, как хочешь.

– Спасибо за понимание, – улыбнулась девушка в телефонную трубку. – Ань, держитесь, договорились? А мне еще Косте позвонить надо. Ой, стоп. Спросить забыла, как он тебе?

– Кто Костя? Ну, класс: парень стандартный, вид: дрессировке поддающийся. Короче все в твоих руках.

– Спасибо, посмешила. Ладно, удачи вам. Пойду дрессировать, раз уж ваше высочайшее дозволение получено, – смеясь, отчиталась Софья.

– И тебе всего хорошего, – ответила Анна и положила трубку.

Так половина дела была явно сделана. Теперь осталось позвонить Косте. Она легко набрала номер оборотня и терпеливо подождала, когда он возьмет трубку.

– Добрый вечер? – обычное для нее приветствие.

– Не сказал бы, – холодно ответил Константин.

– Кость, что случилось? – спросила растерянная Софья, потому что ждала совсем другой реакции на его звонок.

– Могла бы и сказать о том, что ты птица высокого полета, – желчно заявил он.

– Я тебя не понимаю! Объясни, пожалуйста.

– Могла бы и рассказать о ваших с Всеволожским отношениях, – прорычал оборотень.

– Костя. Стоп. Какой такой Всеволожский? – изумленно переспросила она. – И о каких отношениях идет речь.

– О наставнике твоем, – ядовито и обвиняюще.

– Ой. А я и не знала его фамилии. Велеслав и Велеслав. Ладно. Ну и что такого в том, кто является моим наставником.

– Н-ничего. Только вся сумеречная часть города только о том и говорит, что о новой любовнице Всеволожского.

– Ну и? Ты меня в чем-то обвиняешь?

– Нет. Констатирую факт твоего вранья.

– Костя, – она рассмеялась. – Я? Тебе врала? Ой, насмешил. Велеслав для меня только наставник и ничего более.

– Да? – неверяще переспросил он.

– Да.

– Предположим, я поверю. И?

– Что и? Тебя что-то не устраивает? Если так, то мы ведь друг другу ничего не должны. Попрощались – разбежались, – она уже тоже начала злиться.

– Постой. Не хотел тебя обидеть, просто все так сразу.

– Понятно. Кстати, ты почему Аню одну оставил?

– Ее мама приехала, я оказался там ни к месту. И еще… ты знаешь, что твоя подруга вот сегодня прошла инициацию?

– Что? – воскликнула Софья.

– Аня открыла свою силу сегодня. Силу оракула.

– Безумие какое-то.

– Ты еще не все знаешь. В ее муже проснулась сила целителя под воздействием твоего лечения.

– Велеслав меня убьет, – обреченно заявила девушка, осознав весь масштаб последствий своих поступков.

– Не думаю, – ободрил ее оборотень.

– Хотелось бы верить. Я тебе позвоню завтра, хорошо. Мне нужно время, чтоб все осознать.

– Хорошо, – буду ждать.

На душе, несмотря на примирение, было погано. Она все же встала и отправилась в душ, чтобы хоть как-то привести мысли в порядок. А еще… стоило бы, конечно, съездить в офис и помочь Мире. Вот только не факт, что у нее на это хватит сил. Горячая вода помогла немного расслабиться. Из-за противной слабости по-прежнему кружилась голова, а еще подташнивало, словом, чувствовала она себя «готовой на любые подвиги». Софья долго простояла под душем, но головокружение никуда не делось. Поняв всю тщетность таких оздоровительных мероприятий, девушка быстро закончила водные процедуры и завернувшись в огромное полотенце отправилась на кухню, где, судя по ароматным запахам, вовсю хозяйничал домовой.

– Присаживайтесь, хозяйка. Вам надо что-нибудь съесть, чтобы сила восстановить! – наставительно проговорил он, подвигая Софье тарелку с всякими вкусностями.

– Спасибо за заботу, Хран.

– Не за что, – улыбнулся польщенный домовой.

Не успела она, как следует отдать должное яствам, как требовательно зазвонил ее телефон. Наставник желал ее слышать.

– Сейчас принесу телефон, хозяйка, – тут же откликнулся домовой.

Софья глубоко вдохнула и мысленно приготовилась к совсем не легкому разговору.

Яромир смотрел на пробегающие мимо голые деревья. Ночью случился первый заморозок, и разбитая дорога подмерзла. Правда, проходимости это почти не добавило. За эту пару дней «на зачистке» он проезжал там, куда бы даже в летнюю суш не стал бы соваться, а все банальное «надо» и капелька магии. Вампир с нескрываемой радостью думал о том, что они почти закончили зачистку в выделенном им районе.

– Слушайте, а вам не кажется подозрительным то, что в этот раз сюрпризы были не повсеместно, а только в нескольких местах. Зато, с каким размахом, – оторвал его от размышлений голос Велеслава.

– Пожалуй, ты прав, – сонно протянула Лесса. – Причем такое ощущение, что сила появлялась точечно.

– Ага. Я обозначил на карте места проявления, – Велес вернул ее обратно. И Яр с легкостью прочитал все ему необходимое в мыслях Кары.

– Квадратно гнездовым каким-то способом эта природная сила просыпалась, – резюмировала оборотень. – Хоть убей, не вижу логики во всем этом, – потрясла она картой.

– Я тоже логики не заметил, так что у нас есть шанс просто «погулять» на последнем участке, а может и наоборот.

– Я бы предпочла первое, Велес.

– Ладно, там и проверим. Скоро, судя по карте, дорога кончится, – отозвался он.

Вскоре дорога действительно кончилась. Яромир припарковал машину, и они вышли в лесную ночь. Пахло морозной сыростью и преющей листвой. А еще тленом. Но это были не его ощущения, а мысли оборотня. Яр с трудом заставил себя абстрагироваться от мыслей-ощущений девушки.

– Какие у нас планы? – поинтересовался он. Сейчас это действительно было важно.

– Велес, я что-то чую, но никак не могу определить, насколько свеж этот «след».

– Понимаю. У меня тоже самое.

– И? – ему действительно было интересно, что будут делать Лесса и ее напарник.

– Что «и»? – фыркнул вампир в ответ. – Поиск надо проводить, а то мне как-то не улыбается бегать по лесу в погоне за фантомами.

– Раз тебе не улыбается, ты и ищи, – тут же парировала оборотень.

– Без проблем. Вы только щиты от эмпатии поставьте, как следует: неприятно будет, если утянет вслед за мной.

– Договорились, – подытожила Лесса, Яр лишь молча кивнул, соглашаясь.

Он выставил щиты и начал с интересом наблюдать за Велеславом. Яромир, конечно, не раз и не два в своей жизни видел работу эмпатов со своим даром, но все они и в подметки не годились по уровню силы наследнику клана Крови. Яр чувствовал, как стекают с Велеслава щиты, открывая путь его силе. Этот, едва не сбивающий с ног потом эманаций, заставил Яра тяжело перевести дыхание. Зато было завораживающе… опасно. Казалось, что все оттенки ощущений проходят через Велеслава и, обретя новую силу, вновь возвращаются в мир. Буйство эмоций было похоже на штормовой ветер, способный с корнем вырывать столетние деревья. Он чувствовал себя в эпицентре «рукотворной» бури и понимал, что как бы не был силен его дар, он другой. И еще, несмотря на всю схожесть эмпатии и телепатии эти способности слишком отличаются.

– Ты впечатлился, я чувствую, – заметил Велес, вновь сковав свою силу щитами.

– Ничего подобного раньше не испытывал, – признался Яр.

– Эмпаты не любят лишний раз прибегать к своему дару, – словно речь сейчас не о нем, заявил Велеслав. – Слишком опасно, да и вероятность потеряться велика. Твой дар в этом плане удобнее.

– Не буду спорить, – согласился Яромир.

– Каковы результаты, болтушки?! – напомнила им о цели всей эпопеи Лесса.

– Сорок три. Разбросаны по этому квадрату. Низшая нежить, – отчитался вампир и добавил, – такое ощущение, что что-то не дает им выйти за пределы этого участка. Странно.

– Сорок три? – переспросила Лесса, и ее глаза лукаво блеснули.

– Даже не думай, – отрезал Яромир.

– Нет уж, дорогой. Мой каприз, – усмехнулась оборотень.

– Кара, а меня посветить в вашу милую перепалку, а? – Велесу не нравилось то, что он не понимает сути этого разговора.

– Ничего сложного. Вы, помнится, задолжали мне каприз, – сладко улыбнулась оборотень, правда, ее улыбка никого не обманула. – Так что, я хочу развлекаться!

– И каким таким способом ты намерена это сделать? – недовольно поинтересовался ее напарник, и Яромир был в этот момент с ним полностью согласен.

– Соревнования.

– Кара. Лесса, – хором «простонали» вампиры.

– Что? Обычное такое соревнование. Ты же сам сказал, Велес, что ничего опасного нет. Так что, какие могут быть возражения? Тот, кто принесет больше всех шкур, получит приз.

– И что тебе видится призом, – не скрывая своей злости, спросил Яр.

– Услуга. Выигравший получает право на одну услугу от каждого. Отлично ведь? – не терпящим возращения тоном поинтересовалась она.

– Опять свободный список, – недовольство Яромира только увеличилось.

– Именно!

– Ладно. Соревнование, так соревнование, – нехотя согласился Велеслав, хотя наследник клана Памяти это совсем не одобрял. – Время идет, – напомнил он.

– Тогда вперед. Я беру восточную часть. Яр, тебе центральная. Велес – западная.

– Да, сер, – вампиры синхронно козырнули и строевым шагом отправились в лес.

– Позеры, – услышал Яромир, прежде чем Лесса сменила образ. Ее мысли вновь стали отрывисто четкими и прямыми: волчица вышла на охоту.

– Сумасшедшая, – высказал Велес ему претензии к девушке.

– Я давно это знал, – флегматично заметил он.

– Я тоже. Но, знаешь, порой ее выходки ставят меня в тупик: так и не привык за пять лет к ним.

– Ну, а я уже. В ее действиях всегда есть логика, пусть и не видимая на первый взгляд. Но… мне-то мысли Лессы слышны, – расплылся Яр в довольной улыбке, словно кот стащивший сметану.

– Ну, совет вам да любовь тогда, – усмехнулся Велеслав, потом замер на мгновение, к чему-то прислушиваясь. – Давно хотел спросить тебя, Яромир. Ну, скажем, с видением на счет Кары понятно с выводами из него тоже. Но как ты собирался добиться того, чтобы она была твоей. У оборотней все же с семейными отношениями настоящая лотерея, никогда не знаешь, что заставит зверя сделать выбор.

– Ну, кто не знает, а кто и знает, – усмехнулся он. – Правда, мне тут помог случай, так что я на него не в обиде. А если уж тебе так интересно, скажу. Существуют способы спровоцировать выбор пары. На нас, вампиров, можно влиять через кровь…

– Хочешь сказать, что на оборотней можно влиять через секс? – изумился его собеседник.

– Да. Секс и магия высших порядков. Муторно, но возможно. Кстати, давай-ка уже приступать к охоте: не хочется мне выполнять ее, – вампир мотнул головой в сторону леса, – очередной каприз.

Они вместе зашли в лес, но вскоре разошлись. Яромир не стал сразу углубляться в чащу, а предпочел действовать логически. Он, конечно, мог провести поиск наподобие того, который продемонстрировал Велес, но это было слишком затратно в плане энергии. Куда проще было провести узкий направленный поиск, чем вампир и занялся. Это было вполне привычно, так что он позволил мыслям течь в каком угодно направлении, пока плетется вязь поискового заклятья. У мыслей, как оказалось, было одно единственное направление – недавний разговор с Велеславом. Яр никогда не считал себя открытым для общения, но с напарником Кары было легко поддерживать беседу. Но его откровенность была объяснима совсем другим. Неизвестный до этого Велесу факт того, что при желании можно повлиять на выбор зверя, давал немалое преимущество в решении ряда проблем. Но… факт фактом, а механизм Яромир ему не открыл, лишь намекнул на суть. Так что ему можно не беспокоиться о том, что он открыл одну из тайн клана.

Яромир удовлетворенно хмыкнул, когда обнаружил первую «животинку» всего в паре километров от него. При этом нежить была именно на его «территории». Мужчина легко заскользил по лесу в нужном направлении, без труда поддерживая высокую скорость движения. Он довольно скоро обнаружил упыря. Нежить медленно брела в одном ему известном направлении, источая смрадный запах. Яр поморщился, нечаянно прочитав мысли неупокоенного, в них был только голод.

Вампир, не тратя времени даром, снес голову упырю и тот рассыпался пеплом: заговоренный меч как всегда сработал на славу. Яромир по-особому взмахнул клинком, и лезвие само очистило себя. Что ж, можно было переходить к поиску следующей цели. Тем более стимул был и весьма существенный.

Велеслав стремительно перемещался по лесу. Ориентироваться в ночном сумраке сгустившемся меж деревьев ему было совсем не трудно, но дело было даже не в чутье и отличном зрении, намного превосходящем человеческое. Вампира вел его дар. После того как глобальный поиск был проведен, Велес с легкостью мог настроиться на эманации нежити, которые его и вели теперь. С первой тварью он разделался довольно быстро, отойдя всего с пару километров от места старта охоты. Дальше – больше. Сейчас он был почти в самом сердце чащи и отчетливо ощущал «присутствие» неподалеку еще одного упыря. Но, он честно признался себе, сюда его привели не только эманации смерти. Вампир банально поддался своему любопытству и сейчас искал причину такой необычной ауры этого леса. Он ощутил «присутствие», как назвал для себя это излучение вампир, во время общего поиска.

«Присутствие» не имело окраски: эта была чистая нейтральная сила. Подобное чувство посещало его на местах языческих поклонений. Вот и сейчас, вампир был уверен, что это, скорее всего, очередное капище. Подобные места всегда привлекали нежить, так что Велес надеялся убить сразу двух зайцев: удовлетворить любопытство и стать лидером их маленького соревнования. Но сначала, конечно, стоило позаботиться о упыре, к которому он почти подобрался. Очередное упокоение не составило особого труда: все было привычно.

Он получил небольшую передышку и решил все же потешить собственное любопытство. Тем более, судя по ощущениям, «присутствие» было совсем не далеко. Вампир легко вышел в нужному месту и обомлел. Он никак не мог представить, что православный храм может настолько изменить свой фон: слишком уж яркая вкусовая окраска у эманаций действующих христианских храмов. Колокольня, которая давно лишилась своего голоса, растеряла большую часть черепицы. На подступах в ней росли чахлые березки-скалолазки. Некогда белоснежные стены густо поросли мхом и то тут то там щерились оскалом кирпичной кладки. Велес никогда не любил религию, да и странно было бы, если бы он был ярым христианином, но… Храм был похож на брошенную собаку. Непонимающий почему и за что. Живой не благодаря, а вопреки.

Вампиру понадобилось приложить немало усилий, чтобы пробраться внутрь Храма. Он с трудом мог объяснить, зачем ему это надо, но шел вперед, словно кто-то звал. На стенах храма, к удивлению Велеслава, неплохо сохранились великолепные фрески. С них ангелы лишившиеся лиц взывали к богу, молитвенно заламывая руки. Лишь лик Христа был не тронут. Вампир усмехнулся: люди есть люди. Они могут творить любые беззакония и разрушать шедевры, но всегда будут опасаться возмездия. И короткое «спаси» – единственное, что осталась на купольной фреске целым. Велес застыл под ним и долго смотрел на темные тучи облаков виднеющихся в дырах купола.

Его спасло то, что что-то попало в глаз, и Велеслав присел, пытаясь достать соринку. Противник появившийся, казалось, прямо из воздуха нанес резкий удар мечом, целясь вампиру в шею. Перекатился. Выхватил меч, все еще пытаясь восстановить зрение. Бой он вел пока на рефлексах, ориентируясь на слух. Вот только балки, мусор и прочий сваленный здесь хлам предательски молчал. Вампир выругался, едва уйдя от очередной атаки и послал мощную силовую волну, чтобы выиграть пару мгновений. Это ему удалось, и Велес наконец-то смог увидеть своего противника. А заодно и порадоваться, что раньше не видел. Как-то не очень приятно сражаться с самим собой. Двойник вновь перешел в атаку, которую Велес легко свел на нет. Он слишком хорошо знал все приемы, которые мог использовать противник. Потому что сейчас вампир сражался с самим собой, такова уж особенность зеркальников.

Выпад. Велес свел его на нет и тут же перешел в атаку. Прием, которые он использовал сейчас, вампир недолюбливал. Зато неплохо им владел, так что зеркальник вскоре был обезглавлен. Несмотря на победу, мужчина не стал расслабляться: впереди еще два сражения. Приятного, конечно, мало, но все равно жить хочется. А еще вновь проснулось любопытство. Ему было интересно, кого же предложит для сражения зеркальник? Ведь противником это существо всегда делает того, кто жив в душе. Того, против кого особенно трудно подняться меч.

Он почти не удивился, когда перед ним из воздуха соткалась фигура Хелен. Велес уже однажды убил ее, причем оборотень тогда была настоящей, сейчас же… Он легко перешел в атаку. Выпады и удары сыпались с огромной скоростью, но Велес никак не мог достать зеркальника. Это нервировало, и вампир начал злиться. Удар. Обманное движение. Шаг в сторону. Открыться. Подпустить противника на расстояние выпада. Удар. Он во второй раз снес голову противнику, хотя теперь к этому примешивались довольно непростые эмоции.

Зеркальник легко и непринужденно показал ему, что игры закончились. Перед ним стояла Юна, сжимая в руках подаренный им меч. В ее глазах было холодное безразличие. Но никаких эмоций. Хотя понимал, что зеркальник и не может ими обладать. Улыбка заструилась по губам противника, и он перешел в атаку. Вампир парировал. Очередная атака зеркальника. Велеслав ушел с ее траектории. Атака. Он забился в глухую оборону. Разум разумом, но Велес никак не мог заставить себя нанести удар. Он и не думал, что его будет так легко поймать. Юна. Вампир обещал себе, что девушка будет жить. Жить… мысли начинали путаться: противник с легкостью играл на его потаенном страхе. Удар. Зеркальник все же успел зацепить его руку. Вампир скривился от боли, но продолжал лишь обороняться. Было. Он помнил, что должен быть способ заставить зеркальника принять свой истинный вид. Но какой? Что-то простое, но в тоже время запретное. Очередную атаку Велес не стал парировать, направив в противника силовую волну. Вампиру было необходимо выиграть пару мгновений на раздумье. Зеркальник? Зеркало. Отражение… Отражение!

– Софья! – позвал он, и с противника начала стекать маска его подопечной. Вампир не дал зеркальнику прийти в себя и атаковал.

– Она будет жить! – прорычал Велес снося противнику голову. – Она будет жить! – как молитву повторил он.

Велес вышел из храма и закурил. Курил он долго, постепенно приходя в себя. А потом его накрыл приступ безостановочного смеха. «Замечательно! Я сходил в Храм, как и советовала Амерат. Полегчало просто несказанно!» – мысленно фыркнул вампир, просмеявшись. Продолжать охоту у него не было никакого желания, но «надо» никто не отменял. Велес выкурил еще одну сигарету и постарался поймать след эманаций очередного упыря. Работа есть работа.

Кара бежала по лесу в образе волчицы. Она откровенно наслаждалась охотой и свободой, а еще намеревалась выиграть. Оборотень выследила очередную жертву и разделалась с ней, когда ощутила мысленный зов. Девушка открылась на него, чтобы узнать, что же хочет поведать ей возлюбленный. Получив сообщение, Кара заковыристо выругалась. Этот раунд остался за Яром, который умудрился в одиночку почти ополовинить упыринные ряды. О победе можно было больше и не мечтать. Пришлось возвращаться. Кара проделала путь обратно довольно быстро, но к ее удивлении вампиры уже были на месте.

– Как успехи? – спросила она.

– Территория зачищена, – устало ответил напарник.

– Велес, что-то подозрительно ты выглядишь. Опять куда-то вляпался? – прозорливо вопросила оборотень.

– Кара, может не надо допросов.

– Надо, Велес, надо.

– Зеркальник.

– Черт! Ты где такие раритеты находишь? – изменил своему обычному спокойствию Яромир.

– Они сами меня находят, – вяло парировал Велес.

– Ладно, мальчики. Не знаю, как вы, а я устала как собака. Эй, не надо ухмыляться! – фыркнула она. – Давайте уже обратно двигаться что ли. Домой хочу. В ванну, – мечтательно продолжила Кара.

– В ванну? – переспросил Яр.

– Все! Едем в город! Мне ваши планы не интересны, – тут же вклинился в воркование ее напарник.

– Тогда ты поведешь, – ответила Кара и забралась на заднее сидении, поманив к себе Яромира. – Будешь подушкой, – постановила девушка, хитро улыбнувшись.

Этот вечер она договорилась провести с друзьями. Так что сейчас собиралась на встречу с Аней, ее мужем и Костей. Они договорились встретиться в одном из ресторанчиков в центре и тихо посидеть: ни Ане, ни Виктору сейчас лишние волнения были не к чему. Софья попрощалась с Храном и, поплотнее закутавшись в шарф, покинула квартиру. Ей хотелось прогуляться, так что перчатки, шарф и шапка были совсем не лишними в подмерзшем за ночь городе. Ровно стучали каблучки по ледяной корочке асфальта. Тук-тук-тук. Отсчитывали метры и время.

Тук. Тук. Тук. Звук далеко разноситься в воздухе, промороженном на солнце до состояния хрустальности. Сухо. И холодно. Снега еще нет, только так и не растаявший иней на голой земле и деревьях. А город непривычно тих, несмотря на разгар рабочего дня. Так странно.

Она опять не рассчитала время и вновь опоздала. Пришлось просить прощения и обещать, что больше не будет. Аня все же сделала вид, что поверила этому. Они расселись за столом и перебросившись парой слов, углубились каждый в свое меню. Под прикрытием этого девушка решила изучить состояние своего первого пациента. Настроившись на магическое зрение, Софья взглянула на Виктора и едва не выронила из рук меню. В ауре Аниного мужа явно виднелись следы инициации. «Господи! Что же я наделала?! Если Вик теперь наделен силой, то как же Аня… А ребенок?!» – начали набирать панический оборот ее мысли.

Софья ощутил