Вашу мать, сэр! Иллюстрированный словарь американского сленга

Московцев Николай Г

Шевченко Сергей М

Эта книга — путеводитель по живой разговорной американской лексике. В неофициальной обстановке используют именно такую речь. Она бывает веселой, смачной, иносказательной, вульгарной и т.д., но никогда — пресной и скучной. Этим не всегда приличным словам в школе не учат, но каждый американец знает их с детства (как и мы — отечественные аналоги). Не понимая их и не зная об уместности употребления ты никогда не сможешь выглядеть среди американцев своим, не будешь понимать большинства их шуток. Словом, каким бы ты ни был специалистом и знатоком классического английского, не имея представления о приводимой в словаре неформальной лексике, всегда будешь восприниматься в Америке как «ботаник», «чукча» или «чайник». С соответствующими шансами на успех.

 

Пролог

Вот хронология зарождения этой книги. Приводим только факты и письменные свидетельства.

I. Октябрь 2002 г.

Сдана в редакцию издательства "Питер" рукопись нашей первой совместной книжки . В качестве одного из шести приложений в нее включен и "Краткий словарь сленга", что было давно задумано, но с редакцией не обсуждалось. Мы за его судьбу побаиваемся — там ведь кроме выражений шутливых есть и настоящие ругательства (правда, американские).

Из тогдашней переписки авторов (книга, как и нынешняя, писалась в Чикаго и Питере, и все обсуждалось через интернет):

- Сережа, наконец-то все хвосты сдал в редакцию. Зав. редакцией за нашу книжку взялась сама. Она мне нравится: толковая и юмор понимает. Сказала, что основную часть уже отредактировала и крупных замечаний нет. В сроки укладываемся. Ей осталось просмотреть только приложения, но, говорит, это быстро и тут задержек не будет.

- Коля, а "словарь"-то там еще никто не видел? Наш редактор упадет со стула! Скорее всего, нам просто этого напечатать не дадут, но ты настаивай.

II. Ноябрь 2002 г.

Книга с "Кратким словарем" уже в типографии. В дело все пошло, к нашей радости, без купюр. Наш смелый редактор Светлана Шевякова на стуле усидела. Ее тогдашние комментарии:

- "Словарь", конечно, интересный. Хотела даже сразу дочке отнести почитать, она как раз в английской школе учится, в 8-м классе. Точно бы не оторвать было. Но побоялась — сразу ведь на практике использовать начнет!

III. Декабрь 2002 г.

Появилась идея издать "Словарь сленга", уже в полном варианте, отдельной книгой. Но в редакции поначалу не вдохновили:

- Нет! Это не наш профиль, и вообще "Питер" — издательство солидное, учебники издает. А материал предлагается все-таки... своеобразный. Попробуйте в "Ляпсус" [3]Назовем это уважаемое издательство так — все равно ничего не докажешь, да и что там доказывать...
обратиться.

IV. Январь 2003 г.

Идея издать крепнет. Поискали в интернете что-нибудь про "Ляпсус". Нашли. Оказывается, это первое в России издательство, выпустившее монографию, посвященную слову "Х**". Понравилось нам это не очень, мы-то ведь не так уж прямо... Но с издательством связались. Их ответ был примерно таким:

- "Словарь американского сленга"? Что вы, мы подобного не издаем. Правда, как-то одну похожую книжку выпустили, но там особые обстоятельства были. Один из учредителей по личным мотивам настоял. А так — нет, подобным не занимаемся, мы издательство солидное.

V. Февраль 2003 г.

Книжка с "Кратким словарем" вышла. Начали получать отзывы. Вот фраза из одного:

- Когда я увидела, что в книге есть словарь сленга — обрадовалась безумно, это же такая редкость! Словарь выдающийся!

В "Питере" отзывы читали тоже (а были положительные и от филологов), и вообще пришла пора поисков новых подходов к читателю. Согласились рассмотреть план-проспект "Словаря". Мы тут же, аккурат в День защитников Отечества, его и отослали в редакцию (все символично — солдаты, как вы ниже прочтете, с крепким словом связаны намертво).

Original Message From: Moskovtsev To: Svetlana Shevyakova Sent: Sunday, February 23, 2003 11:10 PM

Светлана, здравствуйте!

Посылаем, как договорились, первый вариант плана-проспекта "Словаря". Материал сыроват, зато написан с рекламным нахальством. Идея выглядит симпатичной и реализовать ее нам интересно. Сделать веселую и полезную книжку реально. Пожалуйста, оцените (с присущими Вам оперативностью и умением ухватить суть), что стоит доработать для заключения договора. Что доделывать по самой книге — нам ясно.

Авторы.

План-проспект книги

Дата: 23 февраля 2003 г.

Рабочее название (варианты).

1. ВАШУ МАТЬ, СЭР! Иллюстрированный путеводитель по американскому сленгу.

2. ИЗВИНИТЕ ЗА ВЫРАЖЕНИЕ... Словарь-путеводитель по американскому сленгу.

3. АМЕРИКАНСКИЙ СЛЕНГ. Иллюстрированный словарь с примерами из жизни.

4. ТАК ГОВОРЯТ В АМЕРИКЕ, или Язык носителей для неформального общения.

5. Словарь озорной американской лексики.

6. Русско-американский разговорник с простым народом.

7. ВАС ПОЙМУТ! Пособие по освоению веселых и сильных американских выражений.

8. Популярные приколы и крепкие словечки американцев.

9. СЛЕНГ, по которому американцы узнают своих.

10. Словарь несловарного американского.

11. Языковое пособие по американской психологии, юмору и сексу.

12. Главные неприличные американские слова в тактичном переводе с картинками.

13. Нейролингвистический анализ туалетной письменности США.

14. Занимательный американский c картинками для взрослых.

15. Слова, которых нам не хватает в Америке.

16. Америка и английский, которых мы не знаем.

После серьезного и длительного обсуждения авторы пришли к следующему.

Для коммерческого успеха название этой не совсем обычной книги должно быть "горячим", парадоксальным, чуть хулиганским, на грани фола (но только на грани!), шокирующим (но в рамках приличий!). Наиболее соответствует этим требованиям название №1, которое мы и предлагаем утвердить в качестве рабочего. На первый взгляд оно крутовато, но к этому быстро привыкаешь. Зато такое название заставляет встрепенуться и сразу привлекает внимание потенциальных читателей (проведенный нами выборочный экспресс-опрос жителей Санкт-Петербурга и русскоязычного населения Чикаго это подтвердил). Глаз на нем точно остановится, и в руки книгу возьмут, а под обложкой будет еще интереснее. Название №3, также приемлемое и достойное, смотрится на фоне первого как академичное, пресное, чересчур выдержанное и чуть ли не пуританское. Название №2 — промежуточный вариант, содержащий лишь легкий намек на что-то крамольное. Остальные обсуждавшиеся варианты названия также приводим. Все вместе они дают хорошее представление о книге.

Предлагаем рискнуть и выбрать вариант №1!

Тема книги (как бы Вы ответили обычному читателю на вопрос "О чем эта книга?").

Книга — комментированный и иллюстрированный словарь живой несловарной   американской лексики. Используют такую речь в неофициальной обстановке. Она бывает веселой, смачной, вульгарной, иносказательной и т.д., но никогда — пресной и скучной. Этим словам в школе не учат, но каждый американец знает их с детства (как и мы — отечественные аналоги). Не понимая их и не зная об уместности употребления, ты никогда не сможешь выглядеть среди американцев своим, не будешь понимать большинства их шуток. Словом, каким бы ты ни был специалистом и знатоком классического английского, не имея представления о приводимой в словаре неформальной лексике, всегда будешь восприниматься в Америке как "чукча" или "чайник". С соответствующими шансами на успех.

Предполагаемый круг читателей.

Все, кто пользуется языком (любым) и когда-либо видел американские фильмы. Особенно те, кто изучает английский. Люди, желающие более активно использовать его для общения, чтения американской прессы, знакомства с культурной жизнью США ит.д. В частности молодежь, любящая юмор и далекая от чопорности. Читателями книги будут все, кто хочет более активно, на хорошем уровне взаимодействовать с окружающим нас миром, а значит, быть "на ты" с его основным международным языком.

Аннотация.

Эту книгу, к ужасу родителей, будут нарасхват раскупать учащиеся наших английских школ и студенты. Ведь в ней есть та живинка и крутизна, которых при классическом изучении английского и американской культуры так недостает. Авторы старались балансировать на грани сегодняшних приличий и запретов, понимая, что исторический удел последних — отступать. Наиболее интересное всегда родится на стыке: наук, языков, культур, приличного с неприличным. Вспомним, для своего времени и Шекспир и Пушкин были рушащими языковые нормы революционерами.

Это не обычный словарь сленга. Написан он вне строгих единообразных правил. Во-первых, авторы старались избегать как вульгарно-прямых, грубых переводов нецензурных выражений (не разочаровывайтесь — самое интересное оставили), так и описания интимных органов и действий только с помощью традиционных для словарей медицинских терминов или латыни. Широко использованы аналогии, идиомы, эвфемизмы и другие приемы. Как все это будет читаться — оценит читатель. Но писать так очень весело и интересно. Во-вторых, авторы стремились не к фундаментальности и полноте охвата американского сленга, а к включению в книгу только действительно живых, актуальных для американцев слов и выражений. Их популярность подтверждается иллюстрациями. Наконец, в-третьих, это не просто пособие по изучению языка, а и справочник по американской жизни, без понимания которой многие тонкости речи уловить невозможно. Часть материала дана в форме полуюмористических тестов, позволяющих озадачить читателя, заинтересовать его в информации и тем самым ненавязчиво ее навязать.

Книга написана не филологами, которых профессионализм неминуемо загоняет в определенные рамки. Задумана и подготовлена она стремящимися к латеральности мышления учеными-естественниками, ценящими юмор и парадоксы. Авторы не понаслышке знают вкус великого и могучего русского и обладающего еще более богатыми традициями и широтой английского. Один из них живет в США, пишет и думает на американском английском, периодически бывая в России. Второй — наоборот.

Книга дает читателю реальное, проверенное и "прожитое" авторами представление о несловарном американском. Она научит понимать юмор, отличать неприличные предложения от вполне пристойных, разбираться, что из крепких словечек когда и где уместно употребить. Она поможет читателю быть и выглядеть во всех ситуациях понимающим, вовлеченным, а значит, заслуживающим уважения и интереса собеседником и партнером. Сделает его общение с носителями американского английского более полным и интересным.

В работе проанализированы польза и вред ругательств, их происхождение, функции, национальные особенности, связь с юмором ит.д. Эта теоретическая часть рассматривает вопрос шире, чем собственно словарь. Указанные главы будут наверняка интересны даже тем, кто никаких языков, кроме родного, не знает.

Наконец, словарь-путеводитель в целом — это просто занимательное и полезное чтение.

В чем преимущество, сила, "изюминка" Вашей книги по сравнению с другими, которые представлены на рынке?

Вот изложенные без излишней скромности (т.е. по-американски) оригинальные и сильные стороны предполагаемого издания. Излагаем их по пунктам ("изюминкам").

1. В тексте обсуждаются только самые популярные, часто встречающиеся, остроумные или специфически интересные для российского читателя американские сленговые обороты. Все описанное живо и актуально: авторы слышали, употребляли и видели (см. иллюстрации) обсуждаемые слова и выражения лично.

2. Материал излагается не академично, а весело и легко: являясь членами международных академий, авторы могли себе это позволить. Такой стиль изложения неоднократно использовался ими в статьях для российской и американской периодики и доказал свою привлекательность ("Journal of Irreproducible Results", "Психологическая газета", "Химия и жизнь" и др.) Юмор — всегда плюс для любого издания, в том числе и словаря.

3. Широко использованы иллюстрации. При составлении словарей такой прием применяется нечасто. Здесь же, когда пояснить многие вещи не выходя за рамки приличий непросто, их прямой "показ" часто незаменим.

4. Использованы многие оригинальные американские источники, недоступные для российского читателя.

5. Наконец, "большой изюминкой" является сама тема книги. Популярной литературы подобного содержания на рынке практически нет, интерес же к ней несомненен. Известно, что для масс чрезвычайно интригующи интимные (как глубоко личные, так и не совсем приличные) подробности из жизни звезд. Сленг же, всегда густо замешанный на психологии, юморе и сексе, авторы предлагают рассматривать как интимную подробность из жизни целого народа. Причем в данном случае — народа-звезды, каким без сомнения является самый раскрученный сейчас в мире — американский.

VI. Март 2003 г.

Original Message From: Svetlana Shevyakova To: Moskovtsev Sent: Thursday, March 06, 2003 12:15 PM

Николай, время пить шампанское!!! Ваш словарь прошел на Издательском совете "на ура"! По поводу названия пришлось консультироваться с юристами. Оставили "Вашу мать, сэр!"

VII. Апрель 2003 г.

АВТОРСКИЙ ДОГОВОР № ПОП-07/03

C.-Петербург "1" апреля 2003 г.

Издательство ООО "Питер Принт", именуемое в дальнейшем "Издательство", в лице Генерального директора Усманова В.В., действующего на основании Устава, и гражданин Московцев Н.Г. (от имени авторского коллектива Московцев Н.Г., Шевченко С.М., на основании доверенности от 27 марта 2003 г.), именуемый в дальнейшем "Автор", заключили настоящий договор о нижеследующем:

1. Автор обязуется создать и передать Издательству для издания свое произведение с рабочим названием:

"Вашу мать, сэр! Иллюстрированный путеводитель по американскому сленгу".

...Автор обязуется предоставить Издательству (сдать на почту) рукопись произведения не позднее 30 октября 2003 года.

...

Договор специально подписали 1 апреля — так веселее!

Вот и вся правдивая история. Верите? И правильно делаете.

 

Наши благодарности

Авторы хотят поблагодарить за помощь и выдержку (почти год среди английских и русских матюгов) своих любящих жен Татьян, целеустремленных дочерей Анн и специализирующихся на молодежном жаргоне сыновей Георгия и Сергея.

Выражаем также глубокую признательность всем объектам и субъектам, сфотографированным и процитированным нами (включая графические цитаты) исключительно с просветительской, некоммерческой целью — проиллюстрировать современное словоупотребление в американском английском . Мы надеемся на понимание того, что наша просветительская деятельность никоим образом не может затрагивать чьих-то коммерческих интересов.

 

Введение

Предлагаем любителям нетривиальных путешествий словарь-путеводитель по экзотической части американского английского. Такой язык мало доступен тем, кто не принадлежит к местной культуре, однако сами американцы понимают его прекрасно. Хотите общаться с ними на равных — представление об этой стороне речи необходимо иметь и вам.

Написан путеводитель филологами-дилетантами. У профессионалов, от которых требуется подход серьезный, пока толком руки не дошли. У них в разгаре филологические разборки с отечественным матом , тут не до иностранного.

Русские словари американского сленга у нас, как только эпоха застоя сменилась периодом отстоя, издавать начали. [8](См.: Англо-русский словарь американского сленга / Под ред. Е. И. Туровского. М.: Книжный сад, 1993; Кудрявцев А. Англо-русский словарь-справочник табуизированной лексики и эвфемизмов. М., 1993; Дубягин Ю. П., Теплицкий Е.А. Краткий англо-русский словарь уголовного жаргона. М, 1993; Англо-русский словарь американского сленга / Сост. Т. Роттенберг, В. Иванова. М.: Инфосерв, 1994; Краткий англо-русский словарь американизмов и сленга/Под ред. А. И. Педалицина. Смоленск: Инга, 1997; Англо-русский толковый словарь американского разговорного языка / Под ред. К. Л. Елдрыкина. М.: Видар, 1999; Глазунов С. А. Новый англо-русский словарь современной разговорной лексики. М.: Русский язык, 2000.)
 Первый блин сладок, но... всех им не накормишь.

Действовали мы вполне в рамках основной российской традиции — у нас ведь все наиболее существенное всегда делали дилетанты, даже путь страны определяли. Вдохновленная юристом-заочником Ульяновым, решившим, что именно он лучше других постиг суть государства и революции, наша великая держава потрясла весь мир. И трясся он достаточно долго, во что огромный вклад внес другой наш запомнившийся человечеству лидер — выпускник церковно-приходской школы Джугашвили, ставший между делом и главным отечественным филологом.

А он ведь кроме грузинского, русского и мата, которого поднабрался в молодости в ссылках, языков не знал!

Так что мы по праву ощущаем себя наследниками величайшего гения всех времен и народов и критики в свой адрес не принимаем.

Ну не принимаем, и все! Разве что под хорошую закуску.

Наша книга не научный труд и не вклад в филологию. Адресована она широкому читателю, а не языковедам. Они пусть этот словарь и не открывают, козленочками станут! Писали мы для тех, кому язык нужен для разговора и понимания, а не для исследования. И читателям своим гарантируем не навредить. Вот облегчить общение, расширить кругозор и улыбнуться — поможем.

Это в достаточной степени оригинальная работа, но мы, конечно, сверялись с американскими источниками и носителями языка. Если мы чего-то и недоохватили или где-то хватили лишку — не страшно. Усвоить то, что здесь есть (а это, в основном, все же лично слышанное или виденное в Америке), для общения и понимания страны очень полезно.

Если говорить совсем всерьез, то основная наша идея — показать не только собственно значения слов, но также их эмоциональное восприятие и уместность употребления. Именно поэтому, сознательно, мы включили столько как бы отступлений, иллюстраций и анекдотов. Цель такой манеры изложения — передать атмосферу, в которой все это звучит, а также лучше закрепить новые слова в памяти читателя, причем без большого для него напряжения. По этой же причине часть материала дана в виде текстовых главок и тестов. Эта книга может использоваться в качестве собственно словаря, но вы, как нам кажется, можете и просто ее читать, начав перелистывать с любого места (это не роман), и получать удовольствие, если, конечно, вас не шокируют сильные или нестандартные выражения. Уважаемый читатель! Напоминаем, что мы их не сами придумали, а только описываем. Есть все же разница между тем, кто навалил кучу на крепостной стене Новгородского Кремля, и тем, кто для нашей коллекции ее сфотографировал, со всеми туристическими красотами на заднем плане (у нас в архиве на самом деле такая фотография есть).

Естественно, мы постоянно проводили параллели между Россией и Америкой. Нас несколько раздражает родной обычай описывать как нечто исключительно отечественные культурные явления, имеющие, на самом деле, прямые аналогии вне нашей страны. Помимо мата в список того, что мы считаем исключительно русским, входит, например, бардовская песня, и его можно продолжить. Насчет родного мата мы ведь у профессиональных филологов (!) читали, что, мол, перевести его настолько нельзя и так он уникален, богат и эмоционально силен, что кроме как по-русски иностранцам как следует и не выругаться. Мы представляем себе улыбку до ушей, которую это рассуждение вызовет, например, у хорватского солдата или американского рэппера. Да и вы, ознакомившись с книгой, прочувствуете, насколько способ выражения мыслей, включая самые вульгарные, у людей близок.

Двуязычная дочка одного из авторов во время последней поездки в Россию была приятно поражена точностью популярного русского названия марихуаны: дурь. Понятно, что марихуану ни на русском, ни на английском пользователи марихуаной не называют. Но как эмоционально метко по-русски! С этим своим восхищением она и вернулась в Канаду и стала это рассказывать друзьям. Тут же они вместе вспомнили — во черт, это был какой-то умственный блок — популярное в американской молодежной среде название В ТОЧНОСТИ ТАКОЕ ЖЕ — dope. Это просто пример, но, думается, читатель этой книги увидит, насколько на самом деле сходно работают мозги (и языки) представителей разных народов.

Еще год назад мы никакого путеводителя писать не собирались, однако, поместив несколько страничек словаря сленга в свою предыдущую книжку (см. Пролог), посвященную по сути тому, почему мы с американцами не всегда понимаем друг друга, планы изменили. Мы увидели, что устные свободные выражения позволяют узнать народ как ничто другое. А кроме того этой работой, сочетающей исследование, популяризацию и журналистику (ну да, да, желтую), просто увлеклись.

И вот что получилось. 

 

К теории крепости речи

 

Откуда что пошло

В глубине души мы все немного идеалисты и уверены, что начиналось все наверняка хорошо. Непорочно. И язык был светлым, чистым и пушистым. Это уж потом дьявол дело подпортил. А в раю-то Адам с Евой только ласково ворковали. С чего бы им там ругаться?

Или так.

Ребенка по традиции принято считать невинным, а его лепет — нежным и трогательным. Так и молодой и подрастающий язык вначале чист и свеж. Это уж потом, в ходе эксплуатации, он загрязняется, "зашлаковывается" грязными словами. Все грубое является наносным, приобретенным в ходе суровых буден.

Красиво. Но, к сожалению, это лишь наши фантазии. В реальности же вопросы о том, являются ли ругательства неотъемлемым элементом человеческой культуры, когда они в языке появляются ит.д., бессмысленны. Грубые слова — всегда часть языка, его нижний слой, дно. Как ни трансформируй языковую емкость, а без дна не обойтись и какая-то часть содержимого всегда будет к нему близка.

Более того, большинство филологов сходится на том, что, как это ни смешно (см. два первых абзаца), язык и произошел от жестких выражений. Ведь он возник не из желания интеллектуалов вести утонченную беседу, а из потребности дикарей-неандертальцев обмениваться сигналами на расстоянии. И сигналами такими могли быть только короткие, эмоциональные и недвусмысленные окрики. А из современных слов к ним ближе всего проклятия и восклицания. Короткие, часто односложные.

Сидят три дикаря и беседуют:

- Ба-бу-бу.

- Бу-бу-бы.

- Ба-бу бы!

Так, говорят, и была впервые затронута эротическая тема.

Итак, филологическая концепция, заключающаяся в том, что праязык — ругательства и есть, вполне логична. К тому же она неоднократно проверялась и обкатывалась. Изучены языки аборигенов, отсталых, изолированных, находящихся на ранних стадиях развития народов ит.д. Во всех случаях структура лексики подобна нашей, современной. В любом примитивном языке есть свои оскорбления, ругательства, мат, табуированные слова. Причем и обзывательные категории везде одни и те же: богохульство, сравнения с грязным и зловонным, все связанное с отправлением естественных надобностей и сексом.

Так, пытливый филолог Дональд Томпсон с восторгом описывает, как маленькая девочка из племени австралийских аборигенов, увидев его впервые (ну, естественно, "белого дьявола"), тут же стала прогонять, используя ругательства "черт" и "вонючая какашка".

Интересно, что и в примитивных языках можно, как в современном английском, подобрать ряд синонимов с разной степенью грубости. Так что возможность говорить как более грубо, так и более мягко, похоже, существовала во все времена.

Косвенные указания на то, что ругались и древние египтяне, и древние евреи, есть в Ветхом Завете. В нескольких местах указано, что имя Господа нельзя осквернять, употреблять его всуе.

Значит, оскверняли. Иначе зачем бы с этим бороться.

Ругались и в Древней Греции, и в Древнем Риме, и англичане "в старые добрые времена". Шекспир, что следует из многих намеков, рассыпанных по его текстам, с матом был знаком прекрасно, только в его время использовать грубые ругательства и проклятья публично было нельзя.

А вот интересный аргумент ученого-филолога Эшли Монтегю, автора монографии "Анатомия ругательств". Отвечая на вопрос: "А ругались ли в Древней Греции?", она сказала: "То, что герои гомеровской Илиады ругались, не вызывает никакого сомнения, потому что они были всего лишь простыми солдатами, а солдаты ругаются всегда!"

Отметим, что распространенными были попытки искать корни ругательств вовне, в других странах. Так, в русском мате видели татарские истоки. Английским вульгарным словам приписывали скандинавское происхождение и т.д. Никаких серьезных доказательств этому нет и не было. Да, слова эти выделяются, звучат необычно. Да, они оскорбляют, шокируют и непонятно откуда взялись. Но это, как и многие грязные вещи, наш продукт. И скорее всего простые, грубые, примитивные слова — не отходы нашего языкового производства, а его грязная, но плодородная почва.

Как не вспомнить ахматовское: "Когда б вы знали, из какого сора растут стихи..."

Легенды о том, что все плохое приходит со стороны, от нехороших других, обусловлены тем, что люди (да, и мы с вами!) склонны подсознательно возвышать, облагораживать себя, свою семью, свой род и народ.

Так родители всего мира, замечая испорченность собственного подростка, искренне сетуют: "Наш-то мальчик такой хороший (домашний, чистый, простой, скромный, наивный). Это плохие мальчишки с улицы его подучили!"

Жизнь, конечно, развращает (а можно сказать иначе — обогащает опытом), и взаимное влияние людей, наций и языков всегда сказывается. Но все народы имеют и свои собственные, причем почти всегда свободно конвертируемые ругательства. Каждый язык по-своему "велик и могуч". Приписывать эти качества только языку родному — детская болезнь, одной из причин которой является элементарное (хотя и вполне естественное, если говорить о непечатных выражениях) незнание иностранной речи. Даже наш небольшой словарь дает представление о том, что низы американского английского не менее богаты, чем верхняя, литературная его часть.

Итак, крепкие выражения — не наносное, не пена, а фундамент языка.

 

Шкала грубости

Во всех языках существует масса возможностей высказать одну и ту же мысль. Сделать это можно и поэтически-возвышенно, и сухо-нейтрально, и простецки-бытово, и, наконец, вульгарно-неприлично, грубо-матерно. Все зависит от того, какие слова используешь.

Общество всегда старалось откреститься от самых грубых слов, запретить их устное, а тем более печатное употребление. Однако на практике это невозможно. В речи все гибко и подвижно. Граница между "хорошими" и "плохими" словами условна, скорее это и не граница, а плавный переход. Лишних слов в языке нет, все они, в том числе и грубые, нужны. Не случайно развитие языка идет как бы в обе стороны — и во все более возвышенную, и во все более низменную. Количество грубых слов вовсе не убывает, скорее наоборот.

Помните рассуждение древних? Если наши знания представить, как площадь круга, а незнание как все, лежащее за его пределами, то чем больше мы знаем (чем шире круг), тем больше рядом неизвестного. С речью все так же, грубость, как и непознанное, неисчерпаема. В этой главе речь и пойдет о том, что слова можно ранжировать по степени крепости и приличия. На "шкале грубости" все они, от совершенно безобидных до бесспорно непотребных, имеют свое место.

В силовых спортивных единоборствах участников разбивают на весовые категории. При этом в каждой такой категории есть свои чемпионы и аутсайдеры. Со словами — все так же. И тут есть категории и подкатегории с более сильными и менее сильными словами внутри каждой. Всю лексику можно условно разделить на официальную, повседневную и неформальную (специфическую). Нас, естественно, более всего интересует сейчас язык неформальный. Но — обо всем по порядку. Кратко охарактеризуем и проранжируем языковые формы, начиная с самых холодных, нейтральных и кончая наиболее горячими, эмоционально окрашенными и жесткими.

Официальная лексика

Это официальная терминология, книжные выражения, исключающие двоякое толкование, описывающие все однозначно и точно. Здесь устное слово мало отличается от письменного, уместна латынь. Такая речь всегда воспринимается как корректная и этичная, с ее помощью можно стилистически нейтрально, но четко выразить все. Она идеальна для протокола, контракта, приговора, научного отчета, заключения, диагноза. Ею обязаны владеть дипломаты, юристы, ученые, врачи и бизнесмены. Отсутствие эмоциональной окраски — большой плюс, но и основной минус такой речи. В жизни-то, причем с детства, мы говорим совсем не так. И дело не только в том, что на простых людей формальные обороты навевают тоску. Многие их просто не поймут: специально не обучены, а в жизни мало сталкивались.

Это в равной степени верно и для России, и для Америки. Дворовый подросток массы официальных терминов не знает и знать не хочет. Ему своих хватает, тех, что мы с вами сейчас и изучаем. Например, на улице могут и не понять терминов fornication или i ntercourse , которые используют в судах для обозначения полового акта. Зато fuck — кто ж его не знает!  

В качестве примера взаимоотношений простого народа с некоторыми официальными терминами приведем две фотографии. На рис. 1 — карта части штата Пенсильвания, где вы можете найти городок с названием Intercourse. На рис. 2 - название другого городка — Climax , он находится в штате Нью-Йорк. Пуритане, в незапамятные времена назвавшие так свои поселения, конечно, имели в виду не климакс и не половой акт (у слов есть не только эти значения). Вот уж, действительно, бывают случаи, когда невинность не знает границ.

Рис. 1. Intercourse — это здесь

Рис. 2. На пути к Климаксу

Повседневная лексика

Это всем понятный обычный язык, на котором мы общаемся ежедневно на работе и дома. Он может содержать и некоторые официальные слова, и просторечные неформальные обороты. Повседневная лексика эмоционально более окрашена и менее точна, чем формальная, но она не оскорбительна и всем понятна. Ваш бытовой язык поймут и в суде, и на приеме у врача. Правда большинству из нас почти подсознательно хочется употреблять там более строгие термины, что и стараемся делать.

В поликлинику на анализы носим не бытовые какашки, а официальный кал. И латынь подучили. "Отоларинголог" произносим запросто, "ухогорлонос" уже и не услышишь. А ведь еще лет 20 назад так говорили. Анекдот из тех времен. Окулист, обидевшись на гинеколога за просторечное "глазник", говорит: "А если я вас по-русски называть буду?" 

Общеупотребимые слова, так же, как и слова официальные, ясны и имеют прямое значение. Однако в некоторых ситуациях и они воспринимаются как нетактичные, сказанные слишком в лоб и даже грубые. Многие люди чувствуют при этом дискомфорт. Чтобы его избежать — используют специальные более мягкие формы (см. раздел Эвфемизмы).

 В целом, именно повседневная лексика — тот язык, который используют обычные добропорядочные граждане (диалекты, просторечные формы и т.п. нам сейчас не так важны). Подчеркнем еще раз, что обозначаемые границы подвижны и достаточно условны.

Неформальная лексика

Она-то собственно и является предметом нашей книги, поэтому о ней — подробнее. Здесь мы выделим эвфемизмы, сленг и ругательства, включая наиболее грубые и вульгарные — т.е. мат.

Сначала мы совсем не хотели мата касаться, но это оказалось чуть ли не наиболее интересным. Запретный плод...

Отметим, что главным критерием, по которому мы отбирали слова для словаря этой книги, являлось вот что. Слово (одно из его значений или выражение с ним) должно быть распространенным, понятным всем выросшим в языке, но не ясным без специального толкования иностранцам, осваивающим лексикон по классическим (а значит, очень приличным) учебникам.

Это те слова, которые все носители языка знают, но не все используют. Полезно их понимать и нам. Лучше специально потратить время на их изучение, чем подвергать себя риску оказаться в неловкой и неприятной ситуации. К тому же именно такой, неприкрашенный язык дает наиболее интимную информацию о жизни народа, какой из других источников не получишь. Сюда относятся и общепринятые иносказания, и часть популярного жаргона, и фривольные, не везде допустимые выражения, и табуированная лексика.

Начнем опять с самого мягкого.

Эвфемизмы

Прямота способна заставить человека испытать чувство неловкости, а иногда и шокировать, даже если в ней нет и намека на грубость, брань или насмешку.

"Простота — хуже воровства" — сказано именно об этом!

 Для того чтобы подобного избежать, чтобы все чувствовали себя комфортно, используют эвфемизмы. Это смягченные, защищенные слоем вежливости слова и выражения. Они как бы "одеты". Ведь в натуральном голом виде многое выглядит неприличным (включая и нас с вами). Хотя приличия — вещь очень тонкая и условная. Где-то (например, в бане) нормально совсем раздеться, а кто-то (скажем, Гюльчатай) и личико открыть стесняется. Точно так и со словами.

Слово "эвфемизм" знакомо далеко не каждому, но пользуются эвфемизмами все поголовно. Ведь чтобы петь, не обязательно знать, что такое сольфеджио.

Этого сравнения можно было и не приводить, но хотелось вспомнить анекдот из серии "армянское радио", имеющий отношение к нашей книге:

- Скажите пожалуйста, что такое "сольфеджио"?

- Не выпендривайтесь, граждане! (В оригинале вместо "не выпендривайтесь" произносится похожее, но гораздо более грубое "не вы*бывайтесь", вот вам и пример эвфемизма.)

Эвфемизм — это смягченная, более вежливая форма, заменяющая слово прямое, которое не всегда и не везде приемлемо и приятно. В английском эвфемизм — очень часто просто сокращение от сильного выражения. Оно всегда воспринимается, как менее очевидное, менее грубый намек, но обычно значение его общепринято и известно всем.

Традиционно, даже изысканно изобретательны в этом плане на Востоке. Вспомним хотя бы термины "нефритовая пещера" и "алмазный стебель", которые китайцы используют взамен наших главных плохих слов. Родное ё-моё или американское F.U. куда проще.

Правда, под "всеми", кому значения эвфемизмов известны, здесь имеются в виду лишь по-настоящему знающие язык, то есть его носители. Выучившие формальный и повседневный язык иностранцы в вежливых иносказаниях не сильны. Услышав незнакомый термин, они склонны переспрашивать: "Простите, что имеется в виду?" Ситуация комичная, ведь в виду-то и имеется как раз то, что не хотят называть прямо. И выглядят эти иностранцы (в частности — мы в Америке) грубыми и туповатыми.

Общая рекомендация по применению слов из нашего словаря. Даже если вы их точные, прямые значения знаете, не торопитесь эти знания при общении с англоязычной публикой применять. Одно дело сказать " shit " и совсем другое — " cunt" . Уровень допустимой грубости необходимо прочувствовать, а дается это только с разговорным опытом, на приобретение которого уходит года три. Больше слушайте! Резать правду матку в лоб не нужно, лучше и безопаснее выразиться иносказательно. Вежливость, в отличие от грубости, не бывает излишней.

Эвфемизмы обычно употребляются в ситуациях, когда нужно быть особенно деликатным: с людьми малознакомыми, пожилыми (они часто консервативны), при женщинах, детях, начальстве ит.д. Со своими (по полу, возрасту, социальному статусу) и единомышленниками общаться всегда проще. Особенно свободно мы чувствуем себя в кругу старых друзей или близких родственников, поэтому их и любим (или наоборот). В чужой стране сильные выражения стоит употреблять лишь тогда, когда ее полюбишь, ощутишь там себя своим, понятым и понимающим.

Вот и все, что мы хотели сказать об эвфемизмах. Некоторые из них в нашем словаре приведены, но, конечно, не все, а лишь самые распространенные и интересные эдесь по смыслу. А вообще их великое множество и употребляются они испокон веков.

Первое, что вспомнилось из классики, — Гоголь. У него барышни, стараясь вести себя утонченно, говорили "он нехорошо себя ведет" вместо того, чтобы сказать "он плохо пахнет". Аналогично, в английском можно использовать " friggin " вместо " fucking" в смысле "гадкий", или грубое " bullshit" заменить вычурным английским " fiddlesticks".

Сленг

Сленг (жаргон, арго) — это слой лексики, не совпадающий с нормой литературного языка, слова и выражения, употребляемые определенной социальной группой. Такая группа может быть как достаточно узкой (рэп-музыканты, ученые-химики, воры-карманники ит.п.), так и очень широкой (тинэйджеры, болельщики, телезрители). На определенном этапе часть сленговых слов и оборотов переходит в широкие массы, становится всем понятной. При этом они достаточно долго продолжают оставаться нелитературными, а потому смелыми, неформальными, повышенно эмоциональными. Нам интересен не специальный (узкопрофессиональный, детский и т.п.), а именно такой, "общенародный" сленг.

Одна из задач жаргона (сленга) — отгородиться от остального мира, выделить своих. Так вот, нелитературные, но общепонятные слова как бы объединяют в качестве "своих" всю нацию.

Сленг в этом понимании — тип речи, используемой в неформальных ситуациях, когда человек чувствует себя комфортно с тем, с кем общается (друзья, коллеги, семья), и уверен, что его правильно поймут. Это как домашние тапочки — в них уютно, но только у себя дома. Такая речь "без галстука" более интимна, часто окрашена в юмористические тона, делает разговор более теплым, сближает людей. Ругательств здесь обычно нет, а если и есть, то дело совсем не в них.

Границы "общенародного" сленга очень подвижны. Это как бы языковое экспериментальное поле. Здесь обкатываются как новые в языке слова, так и слова старые, но употребляющиеся в необычном, свежем значении.

Когда-то сачком называли только то, чем бабочек ловят. Кого сачками называют сейчас — наш народ хорошо знает. Склонны к этому делу. То же и в английском. Например, " pot " в нормальном словаре — это горшок, чайник. Но сейчас этим словом обозначают марихуану, по аналогии с чаем.

Естественно, приходит все сначала из определенных социальных групп. Так, многие английские слова попадают к нам, в русский, через молодежные передачи, язык музыкантов, спортсменов и т.д. Лишь потом они становятся всеобщими, долго еще сохраняя налет неформальности. Сленговые слова поначалу как бы выходят за рамки обычного языка. Но при абсорбции их большим языком от частого употребления свою оригинальность и юмористический оттенок они во многом утрачивают, а через какое-то время становятся вполне тривиальными. Правда, на то, чтобы слово из неизвестного стало общепонятным, часто уходят годы, а чтобы стало и литературным — десятилетия (если слову везет).

Вот по этому полю всеобщего, но нелитературного языка мы в словаре немного и погуляем.

Ругательства

Об одном и том же можно сказать нейтрально, а можно сильно, жестко, оскорбительно. Для последнего в любом языке есть известные всем живущим в нем "опасные" слова. Произносить их при всех, за исключением, в ряде случаев, членов своей узкой социальной группы, считается вульгарным и неприличным. Такие слова обычно касаются, во-первых — всего воспринимающегося омерзительным подсознательно, на уровне чувств: противно-грязного, скользко-липкого, плохо пахнущего ит.д. Во-вторых — это все, имеющее отношение к сексуальным и выделительным функциям: прямые названия "срамных" мест человека и соответствующих процессов. Наконец, в-третьих — здесь все, что связано с потусторонним миром. Так у многих народов грешно (а значит, неприлично и запрещено) взывать вслух к богам, не говоря уж об апелляциях и отсылках к разного рода чертям (например — собачьим).

Словом, обо всем, что вызывает отвращение, а также о том, что происходит в постели, в туалете или связано со страхом смерти, — вслух стараются не говорить.

Английский язык такими в разной степени "опасными" словами очень богат.

Многочисленные грубые, оскорбительные и унизительные термины люди используют, чтобы выразить отрицательное отношение к чему-то, а также для того, чтобы самоутвердиться, показать превосходство над собеседником. Такие слова окрашивают все как бы в грязные тона, принижая не только то, о чем, но и того, с кем говорят.

Самые "опасные" слова и их производные являются и самыми грубыми ругательствами — матом (по-английски — vulgar words, swear words, curse, obscenities). Мат — это не непосредственно сленг, хотя именно в низших слоях общества, где нелитературных жаргонных словечек масса, он обычно употребляется через слово. Зато мат никогда не используется в вежливом разговоре. Лишь в специальных ситуациях, например во взрослой мужской компании пьющих работяг, он может быть в ходу и в качестве сленга.

Как тут не вспомнить "про Вовочку". Учительница, умоляюще:

- Вовочка, ну хоть какие-то хорошие слова ты знаешь? Что, например, твой папа говорит, когда радуется гостю?

- Ё* твою мать! Кто к нам пришел!

В формальных ситуациях вульгарные слова абсолютно исключены. В классе (потому про Вовочку и смешно), офисе и любых официальных местах использовать их совершенно немыслимо. То есть, технически-то возможно, но это неминуемо повлечет за собой неприятные для автора-исполнителя последствия. Мат недопустим в разговорах с начальством, старшими, учителями, детьми, малознакомыми и т.д.

Даже в приблатненной среде, где грубые ругательства — обыденность, младший по положению будет использовать их в разговоре со старшим крайне аккуратно. Ну-ка обзови пахана козлом...

В Америке употребление нецензурщины в неадекватной социальной ситуации способно мгновенно и навсегда испортить репутацию человека. Это как ширинку не застегнуть или прийти на фортепьянный концерт в резиновых сапогах и телогрейке. Будешь выглядеть неотесанным представителем низов или человеком без моральных принципов, пофигистом, которому наплевать на все, в том числе на то, что о нем подумают. После подобных подвигов найдется мало желающих с тобой водиться. Неформальная лексика в разговоре подразумевает некую близость, которая совершенно излишня, скажем, в служебных отношениях, особенно между лицами разными по рангу.

Эта неуместность излишней близости гораздо сильнее чувствуется в индивидуалистической американской культуре, чем в бытовой русской, сформировавшейся в традициях коммунальных квартир, плацкартных вагонов, лагерей и малодисциплинированной армии.

К табуированной лексике относится с одной стороны — самое страшное и опасное, а с другой — самое грязное, низменное и плохое. И общество инстинктивно старается не подходить к краю, за которым все это начинается. А для начала — просто запрещает говорить о том, что находится за гранью допустимого, будто бы ничего такого и нет.

Как ребенок, которому кажется: "Зажмурюсь — и все плохое исчезло". Ведь общество большой наивный ребенок и есть.

Еще интересный момент. Самое сильное воздействие на человека оказывает не открытая демонстрация запретного, а намек на то, что вот оно, тут, рядом. Завеса, прикрывающая недозволенное, должна колыхаться, показывать на миг, что выше есть еще более запретное и интересное (вообще-то — ниже, но здесь сработала ассоциация с длиной юбки).

Во времена Пушкина возбуждал и кончик женской ножки, промелькнувший под длинным до пола платьем. Лет через 100-150 юбка уже вовсю флиртовала с коленом, то прикрывая, то обнажая его. С чем флиртует край современной мини-юбки? Называть эти места неприлично, в этом и вся соль.

В целом же запретное и грубое неисчерпаемы (см. начало главы). Наивно думать, что неуклонное движение вперед по пути лингвистического прогресса когда-то сотрет грани между лексикой официальной и неформальной. Для живого языка это невозможно. Да, границы будут смещаться, но полная победа сил света над силами зла недостижима, ибо их состязание и есть жизнь. Мат, и русский, и английский, не исчезнет, но и не станет языком официальных коммюнике. У всякого беспредела есть свой предел. Абсолютная свобода, в том числе в словоупотреблении, такая же светлая утопия, как, скажем, коммунизм. В языке всегда будут слова разной степени обнаженности, в том числе и выходящей за рамки приличий (последние способны раздвигаться, но им не дано пропасть).

Что делает эту книгу вне всякого сомнения актуальной на долгие времена! А если вы продолжаете чтение — значит, с нами согласны! Или резко против!

О том, что такое мат, почему ругаться и вредно, и полезно, и весело, а также о психологических корнях всего этого мы расскажем в соответствующих главах. А эту главу закончим классическим примером вульгарной речи.

1. Итальянский оргигинал цитаты: Vi baccio mille volte. La mia anima baccia la vostra, mio cazzo, mio cuore sono innamorati di voi. Baccio el vostro gentil culo e tutta la vostra persona.

2. Точный перевод на английский: I kiss you a thousand times. My soul kisses yours, my cock, my heart are in love with you. I kiss your nice ass and all your person.

3. Смягченный (традиционный) перевод: I kiss you a thousand times. My soul kisses yours, my penis, my heart are in love with you. I kiss your nice rear end and all your person.

Перевод цитаты выполнил А. Аранго, крупный аргентинский психоаналитик.

Он подчеркивал, что дословный перевод силен, ярок, возмутителен — к чему в оригинале автор и стремился. При смягчении, помещении текста "в рамки приличий", смысл не меняется, но сила воздействия уходит, острота теряется.

Цитата принадлежит перу Вольтера, а вовсе не поручика Ржевского . Ругательство — это всегда усиление, акцент. Оно действует как окрик, но если кричать постоянно — никакого эффекта не будет. Сильное средство эффективно, пока им не злоупотребляешь. Вольтер это учитывал и использовал приведенные слова только там, где нужно. Чего мы и вам, уважаемый читатель, желаем.

 

Почему ругаться вредно

Все знают, что ругаться нехорошо. Особенно публично. Тем более — матом!

Это известно даже тем, кто выражается нецензурно через слово и иначе разговаривать просто не умеет.

Но почему нельзя? Что уж такого страшного может быть в словах и угрозах, которые (все это знают!) к реальным действиям обычно ни малейшего отношения не имеют?

Ведь если вас послали куда-то по матушке — идти туда не нужно!

Тем не менее для большинства мат неприемлем, а его употребление шокирует. Корни этих запретов и страхов глубинны. Сидят они в нашем подсознании, и строгого, логичного объяснения им нет (как раз тот случай, когда выразить чувства словами нельзя). В определенной степени это аналог инстинкта самосохранения, детских и животных бессознательных боязней. Они не беспочвенны, закреплены генетически и в итоге способствуют выживанию.

Не всегда, но связь прослеживается: грехом объявляется то, что людям действительно вредно, но до понимания чего большинство еще не доросло. Грязь пагубна для здоровья — и вводятся обязательные омовения и крещения. Свинина на жаре быстро портится — и мусульманам ее вообще запрещают и т.д. Да нарушение любой из десяти заповедей просто мешает выживанию вида.

Всегда, во всех обществах действовала система жестких ограничений и табу, в том числе и в отношении слов.

Особенно велика роль запретов в жизни примитивных племен. Некоторые из них сохранились, и сегодня их можно наблюдать воочию.

Многочисленные табу первобытных людей, кажущиеся нам дикими, по своей природе и истокам ничем не отличаются от системы наших нынешних ограничений. Да, на ранних стадиях развития общества запретов было гораздо больше. Да, каралось их нарушение гораздо жестче.

Смерть дикаря, нарушившего табу (не важно, случайно или намеренно), — обычное дело. Причем провинившегося не обязательно убивают, он может и сам умереть со страха, просто от осознания тяжести своего проступка!

В целом же система запретов обусловлена биопсихологически, и с развитием общества она лишь трансформируется, но не исчезает. Страшные, недопустимые слова были всегда и везде. Так, в Таиланде за упоминание вслух имен умерших родственников могли и казнить. В Греции и Риме нельзя было произносить имена некоторых богов, как и у древних евреев — имени единого Бога. А уж запрет на произнесение названий интимных мест организма и связанных с ними действий существовал и существует практически повсеместно.

Таким способом человек сознательно и бессознательно оберегает то, что для него свято, а в ряде случаев неосознанно стремится отрицать некоторые биологические аспекты своей природы. На разных стадиях развития (вспомним фрейдовские оральную, анальную и генитальную) главным, сокровенным, определяющим восприятие мира для индивида является и освоение горшка, и познание полового партнера, и, простите за такой ряд, общение с Господом. И все это частично попадает в область интимного и запретного.

Восприятие обсценных слов происходит отчасти на уровне логики, отчасти — на подсознательном уровне. Эти слова оказывают галлюциногенное воздействие, завораживают, вспыхивают в мозгу, немедленно вызывая определенный образ. Психологи, изучающие роль табуированной лексики, всерьез говорят о ее "магическом воздействии" на человека. Причем магия пропорциональна степени запретности слов.

Для нас сейчас важно, что запрет на произнесение ряда сакральных слов имеет биологические и психологические истоки. Он достался нам в наследство от детской беспомощности, диких предков и первобытных табу — это их отголоски, это оттуда. Так что боязнь мата — в определенной степени болезнь роста или атавизм! Но атавизм хороший, полезный и симпатичный, как, к примеру, волосы на голове.

Кстати, по личному опыту авторов, чем меньше их остается на макушке — тем свободнее ты в выражениях. Ждем от читателей подтверждения или опровержения этого тезиса.

Существенно, что как бы система ограничений ни менялась и чем бы ни была обусловлена, она всегда в определенном виде сохраняется. Она нужна, необходима человечеству для правильного функционирования и развития. Это один из законов нашего существования. И его нарушение, переход к "беспределу", снятие всех ограничений в любой сфере отношений всегда ведет к деградации общества в целом. Эксперименты такие история ставила неоднократно.

Один из них — поругание веры в России в 20-е годы. Над церковью не просто издевались, все связанное с ней, от храмов до икон, уничтожали физически. Тогда русский народ своими руками разрушил огромный пласт собственной культуры. Активисты посмеивались: "Если ваш Бог есть, то что же он нас не накажет?" То, что кара наступила и мы отброшены в историческом развитии лет на сто, осознаем только сейчас.

Это, кстати, всеобщая закономерность, относящаяся и к технике, и к экологии, и ко всему остальному. "Грехом", расплата за который когда-то последует, являются и превышение допустимой скорости, и нарушение норм техники безопасности, и резкое вмешательство в дела природы (помните, как в Китае перебили всех воробьев или в Австралию завезли кроликов?) Последствия известны. Есть в истории и примеры, когда полная либерализация в области половых отношений приводила к деградации целых народов — мы, к сожалению, это и сейчас наблюдаем в Африке.

Итак, ограничения необходимы и полезны. Каждое общество их имеет и соблюдает. Американское — вовсе не исключение. Скорее наоборот, порядки и правила соблюдаются там строже, чем в большинстве других стран. Расхожее представление о том, что Америка — страна вседозволенности, сильно преувеличено. Что касается употребления неформальной лексики — в целом там пока все пристойнее, чем у нас. На работе матом не ругаются. В авангарде у них есть все, и выпендриваться, употребляя неформальную лексику, включая изощренную, при желании можно. Но мы берем массовостью и прямотой.

Вспомнился старый анекдот. Американец входит в купе поезда, где едет русский, и плюет в его сторону. Плевок облетает три раза вокруг головы и вылетает в окно. "Джон Смит, чемпион мира по фигурному плеванию", — представляется довольный американец. В ответ наш плюет ему прямо в лоб и протягивает руку со словами: "Иван, любитель!"

Вот, кратко, что мы хотели сказать о природе грубой брани и ее животных первобытных корнях. В целом постоянно употреблять грязные слова склонны слои населения, имеющие низкий социальный статус. Для общества это не ориентир, вернее ориентир, обозначающий ту грань, переступать которую не стоит. Не будем таким людям уподобляться, хоть и "вышли мы все из народа".

Впрочем, абсолютный отказ от ругательств так же плох, как и их постоянное использование. Но об этом — в следующей главе.

 

Почему ругаться полезно

Все знают, что ругаться нехорошо. Особенно публично. Тем более — матом!

Да, мы эту строчку уже писали, а вы читали. Но, во-первых, она и здесь к месту, а во-вторых, хотелось, чтобы вы возмутились повтором и что-нибудь произнесли. В развитие наших следующих мыслей.

Все люди ругаются. Да, и вы тоже! Пусть и не обязательно самыми вульгарными словами, у каждого свой уровень допустимой грубости. Собственную глубину погруженности в море нехорошей речи вы можете определить, пройдя приведенный в конце книги "Тест на погружение" (кстати, это целесообразно сделать прямо сейчас).

А если люди ругаются — значит, это кому-то нужно. Значит, это необходимо! Сейчас и рассмотрим почему.

Это весело

Ну, конечно, не всегда.

Смотря кто и по поводу чего высказывается.

Тем не менее, крепкое слово способно не только устрашить, но в равной степени и рассмешить. Оно очень часто усиливает шутку, а иногда создает и сам момент комизма, лежит в основе парадокса. Почему и как? Вопрос, конечно, интересный, а главное — нешуточный, требующий отдельного рассмотрения. Мы посвящаем ему следующую главу — Глава 5. Крепкие слова и юмор. В ней не только дана теория того, почему смешное смешно, но и приведены примеры американских анекдотов.

Это полезно для здоровья

Ну, правда, не для всех.

И с какой стороны смотреть.

Если со стороны ругающегося — ему это приносит облегчение, стресс снимает. Лучший способ разрядки — лишние эмоции выплеснуть. Правда, психологи чаще рекомендуют сбрасывать их через действия: дрова, там, поколоть, что-нибудь побить (но не живое, лучше подушку, в крайнем случае — посуду). Еще можно громко, во весь голос, поорать. Но на работе дров нет, посуда казенная и особо не раскричишься. Остается выругаться. Можно тихонько, даже про себя. Тихое, но мощное, со смыслом, ругательство действует так же благотворно, как и громкий, но бессмысленный крик или плач (мы же сапиенс, у нас интеллект).

Пример из реальной жизни. Дядя одного из авторов, работавший большим начальником, рассказывал, что его периодически отчитывал Министр, славившийся своей грубостью и пролетарским происхождением. Поначалу после этих встреч у дяди каждый раз бывало плохо с сердцем. Но потом он противоядие нашел. При разносах, преданно глядя на Министра, повторял в уме одну фразу: "Насрать мне на тебя! Насрать мне на тебя!" Очень помогало.

Чтобы система функционировала нормально, любой избыток должен быть сброшен, слит, выхлопнут! Этот закон носит всеобщий характер. Избавиться от того, что переполняет, равно необходимо как для ванны и парового котла (аварийный клапан у них обязателен, иначе возможны потоп или взрыв), так и для человека! Такой выброс происходит и через творчество, и через любовь (см. в конце книги главу "Уточняй терминологию"), и, pardon my French (выражение из нашего словаря), через туалет. И человеку это доставляет наслаждение. Правда, не всегда: способствуя нашему выживанию, природа применяет не только метод пряника, поэтому не все выделения приятны.

Интеллигент беседует с продавцом:

- Скажите, любезный, а водочка у вас нынче свежая?

- Гражданин, у нас несвежей водки не бывает!

- Отнюдь. Я вот на днях взял две бутылочки, так меня от них, простите, стошнило!

А если посмотреть со стороны ругаемого? Какая, казалось бы, для него от брани польза, ведь стресс возрастает, а мы говорили, что это вредно. Но, оказывается, недостаток стресса так же плох, как и его избыток. Для поддержания человека в форме, в тонусе его нужно периодически реально задевать за живое, что сильные слова и делают.

Наиболее крупные теоретики и практики подобных методов служат, конечно, в армии и флоте.

Таким образом, крепкие выражения тренируют нашу психику, поддерживают эмоциональное состояние в тонусе, а нас — в форме. Они так же полезны для души, как и физические нагрузки — для тела. Правда, как и с нагрузками, перебор здесь вреден.

Это действенно

Ну, естественно, и здесь не без исключений.

Смотря какова ситуация и какой эффект необходим.

Ругаются, как все мы хорошо знаем, не только для разрядки (и зарядки), чтобы душу отвести (или завести), а и для подкрепления приказа или требования, чтобы добиться беспрекословного подчинения и быстрого результата. Это не всегда приемлемо, многих коробит, но часто эффективно. Ругательство, вследствие присущего ему галлюциногенного эффекта (см. главу "Почему ругаться вредно"), действует подобно плети: погоняемому больно, обжигает, но бежать заставляет быстрее. Не случайно крепкие слова особенно часто применяют в экстремальных ситуациях, когда действовать и подчиняться нужно не раздумывая и мгновенно.

Кстати, есть коллективы, предназначенные именно для работы в таких условиях. Это армия, флот, пожарники и т.д. Поняли, к чему мы клоним? Правильно. Там, и это вполне естественно, ругаются чаще, чему мы с вами только что подвели теоретическую базу.

Итак, сильные выражения могут способствовать достижению нужного результата.

Это делает речь вкусной

Ну, в смысле более аппетитной, смачной.

Смотря, правда, сколько и какой приправы добавить.

Народная мудрость "Недосол — на столе, пересол — на спине" здесь в самую точку. В нашем случае это означает, что острые слова всегда нужно иметь в запасе, но высыпать их в свою речь сразу все скопом не стоит.

Раз уж начали, продолжим аналогию с употребляемым внутрь. Чистейшая дистиллированная вода невкусна и малополезна. Постоянно пить ее невозможно.

Правда есть сторонники голодания по Брэггу, которые пьют. Но тут возразим: есть и последователи голодания по Армстронгу, потребляющие вместо воды исключительно собственную урину, а попросту — мочу. На что ни решишься ради здоровья, особенно когда сулят чудеса. Исключения лишь подтверждают правила.

Еще нагляднее, чем с водой, пример с кухней. Можете вы представить себе ее без перца, соли, кетчупа, горчицы, майонеза и прочих разнообразных добавок? Мы, как и все нормальные, то есть любящие вкусно поесть, люди — нет! Кухня — это соусы и приправы . А в речи их роль выполняют как раз те слова и выражения, которым посвящена наша книга.

Какая речь, если сравнивать сообщения с одинаковым смыслом, наименее привлекает? Или так. Под какую легче всего заснуть? Под монотонную! Под однообразное бубнение без понижения и повышения громкости голоса. А ведь диапазон здесь — от шепота до крика. И мы умеем его использовать, в быту большинство делает это мастерски. Так вот, такой диапазон есть не только по громкости, но и по крепости слов (см. главу "Шкала грубости"). Границы здесь — от слащавого сюсюканья до матерных ругательств. И использование всей широты этого диапазона тоже дает колоссальные возможности, разнообразит речь, делает ее действенной, красивой, ярко эмоционально окрашенной.

Именно это мы имели в виду, говоря, что грубости делают речь вкусной. Делайте вкусной свою, но не забывайте, что вкусы у ваших слушателей разные.

Итак, ругаться полезно по целому ряду причин. Если позадуматься — можно набрать еще десяток. Но и четырех приведенных примеров достаточно. Ничто в этом мире не возникает просто так. А все появившееся — неотъемлемая часть системы, связанная со всем остальным, имеющая свое назначение. Так и со словами из нашего словаря.

 

Крепкие слова и юмор

Сколько разнообразного юмора основано на нецензурной лексике! Без нее не представить себе ни литературы, ни фольклора, ни анекдотов. Все наше устное и письменное творчество, включая даже научный фольклор, основано не только на острых мыслях и идеях, но и на остром их выражении.

Литература и наука

Скольких прекрасных книг не существовало бы, будь цензура строже. Не было бы ни Швейка, ни Гаргантюа. Мы не знали бы ни Боккаччо, ни Алешковского, ни Покровского (если последний, наш современник, не всем еще известен — рекомендуем, от души посмеетесь). Запрет на сильные (неприличные) слова ущемил бы даже Гете, Пушкина и Шекспира!

Да если бы ненормативной речи не существовало, понималась бы тогда вообще литература так, как она понимается сейчас? Оказывала бы на нас такое влияние, как теперь? Доставляла бы то же удовольствие?

Представьте, что все слова доступны, запретных нет, все одинаково нейтральны. Какой колоссальный урон понесла бы беллетристика! Писателям было бы трудно писать, а читателям — неинтересно читать (вообразите, все — сплошной Лев Толстой!). Язык всех воспринимался бы одинаково пресным.

Есть исторические примеры, показывающие беспомощность людей творческих в ситуациях, когда запреты резко снимаются. Ярчайший — родная "перестройка".

Как только разрешили открыто обсуждать закрытые раньше вещи, оказалось, что говорить-то нашей творческой интеллигенции и не о чем. Стало бессмысленным писать по-старому, когда намека на критику власти или партии, порнографию или атипичный секс (ну, хочется так его назвать после напугавшей всех пневмонии) было достаточно, чтобы жутко заинтересовать. Прежние беспроигрышные темы очень быстро перестали привлекать к себе внимание. А на то, чтобы заговорить по-новому ушло лет десять. Причем возможным это стало лишь после того, как были прочувствованы новые запреты!

В науке от новой перспективной и интересной идеи требуется "безумность", выход за рамки научных приличий. С новыми идеями и произведениями в литературе — абсолютно то же! По-настоящему интересно лишь то, что преодолевает привычные границы, позволяет взглянуть на мир по-новому.

Как, надеемся, вам, уважаемый читатель, — наша книга.

Еще о науке. Одна из лучших юмористических книг последнего столетия — "Закон Мерфи" — написана учеными. Это серия парадоксальных афоризмов, отправной точкой которых является основной закон, многократно проверенный естествоиспытателями (в том числе и вашими авторами): "Если какая-нибудь неприятность может случиться — она случается!" Отсюда: "Если что-то может сломаться — обязательно сломается" ит.д. Многочисленных (исчисляются они сотнями) выводов, следствий и дополнений этого основополагающего Закона приводить не будем, они хорошо известны. Мы, как вы поняли по эпиграфам, — поклонники Мерфи и его философии, гласящей: "Улыбайся, завтра будет хуже!"

Как еще все это связано с нашей книжкой? Очень просто. Основополагающая аксиома, которая объясняет все (следующие из нее) законы и наблюдения, до сих пор не была переведена на русский язык, так как звучит довольно вульгарно (в Америке это — мат). А всего-то было использовано одно из не самых грубых слов нашего словаря. Вот эта глубокая мысль:

"MOTHER NATURE IS A BITCH" 

"МАТЬ ПРИРОДА — СУКА!"

Да, пробелов в русско-американском общении вследствие незнания слов из нашего путеводителя и неумения с ними обращаться возникает масса. И с той, и с другой стороны. Что-то мы сейчас проясним родному читателю. Но, для поддержания словесно-ядреного паритета, возможно, придется издать такую же книгу и для американцев (все-таки словарь А.Флегона, хоть создавался за пределами России, русско-русский). Название ей только что придумали: "Fuck your, tovarisch!"

Хорошей шутке мат не мешает. Более того, юмор часто и строится на парадоксальном сочетании возвышенного и низкого. Для примера — анекдот (совершенно неприличный, но смешной!).

Интеллигентного вида молодой человек звонит в дверь и робко спрашивает:

- Простите, пожалуйста, здесь живет Эдита Пьеха?

Распахнувший дверь мужик в трусах веско отвечает:

- Здесь живет Идиты Нах*й!

Без матерного слова этот анекдот невозможен. Смешно не будет! И таких масса. Вспомните хотя бы серию про поручика Ржевского. Правда, не все подобные шутки остроумны: сальное слово многими само по себе воспринимается как повод похихикать. Хотя у некоторых утонченных натур — обратная реакция: каким бы остроумным ни был случай, если в рассказе есть грубое слово — им не смешно.

Это как со сверхоткровенными сценами в фильмах. Для кого-то если они есть — и сюжет не нужен, а для кого-то, каким бы глубоким сценарий ни был, это грязная порнография. Но в целом откровенное слово, как и откровенная сцена, способны впечатление усилить.

Теперь об анекдотах, которых мы уже коснулись, поговорим подробнее.

Анекдоты

Для чего используются грубые, вульгарные слова? Для того чтобы выразиться мощно, смачно, значимо. Чтобы подчеркнуть свою крутизну, привлечь внимание, удивить. Чтобы наехать, шокировать, высмеять.

Но это, по сути, те же функции, которые выполняют шутки и анекдоты. Они, кстати, не вызывают возмущения только тогда, когда это "не про нас". А если про нас — приятного для большинства мало.

Насмешки боится даже тот, кто уже ничего не боится. И так не только у французов.

Любимые народом приколы играют в жизни ту же роль, что и крепкие выражения. Хотя грубый мат для достижения "эффекта контраста" в шутках совсем не обязателен. Чем возвышеннее объект, тем меньшего его "опускания" достаточно, чтобы вызвать улыбку. При рассказе о святом и обычная бытовая речь звучит комично, не говоря уж о пограничных терминах. Приведем для примера анекдот без непечатных слов, воспринимающийся, тем не менее, как совсем неприличный.

"Береженого Бог бережет!" — приговаривала монашка, натягивая презерватив на свечку.

Кстати, именно святое, почитаемое большинством, — идеальный объект для анекдотов. В США, стране очень религиозной, про священников их издают многотиражными покетбуками.

А знаете ли вы свежий русский анекдот про попа? Вот когда они появятся, когда про Алексия Второго будут сочинять серии, как про Василия Ивановича или Владимира Владимировича (ТМ), тогда можно будет говорить, что церковь возродилась и реально в жизни общества присутствует.

В шутках можно говорить о запретном, о том, чего в обычной, а тем более официальной, речи нельзя касаться совершенно. Все как с употреблением табуированной лексики.

Напомним, что в разгар советских времен за анекдоты сажали. Это не слухи — у нас даже отсидевшие старшие друзья были. И родись мы лет на 20 раньше, кто знает...

Вульгаризм — часто элемент юмора, используемый для его усиления. Хорошую шутку он не испортит. Правда, юмор — вещь намного более творческая, чем ругательства. Все ли с этим согласны? Фанаты группы "Ленинград", ау! Мы ждем ваших критических комментариев.

Анекдот или шутка, как и ругательство, могут шокировать. Причем заранее можно этого и не предполагать.

Недавно, договариваясь о встрече с собеседником, который уверял, что придет во что бы то ни стало, один из авторов шутливо-философски заметил: "Срывы всегда возможны. А вдруг вы под трамвай попадете?" Реакция была — как на страшное пророчество цыганки у тех, кто в гадания верит. Даже хуже. Собеседник побледнел, сказал: "Господи, да как же можно говорить такое!" Потом перекрестился, поплевал через левое плечо и постарался быстренько покинуть место, где было совершено опасное для него святотатство.

В шутке можно сказать так и о таком, о чем в официальной ситуации (где, естественно, и ругаться нельзя) не скажешь никогда. Исключено! И ограничения для грубости и насмешки одни и те же. Выражаться очень грубо (= говорить чересчур несерьезно и остро) нельзя по поводу святого, интимного, в определенных местах и компаниях: при женщинах, детях ит.д.

Помните из рекламного ролика: "А вот еще случай был... Хотя... мал ты еще!"

Нельзя не отметить, что дискриминация относительна: женщины и дети тоже многое себе позволяют в своих компаниях. И совсем не безобидное. Словом, не только мужики стараются не ругаться при женщинах и детях, но и наоборот.

Все сказанное выше в этой главе относится в равной степени и к России, и к Америке. Но есть и отличия. В Штатах гораздо более щепетильно подходят к национальным отношениям, более чувствительны к разговорам о них. Наций ведь там масса и нет одной — главной, как у нас.

Там, к примеру, невозможны фразы типа: "Это русская земля! А вы, азербайджанцы и прочие армяне, — уматывайте отсюда!"

Земля там такая же английская, как и ирландская, польская, немецкая и т.д. Мексиканцу, въехавшему легально, немыслимо сказать: "Убирайся домой в свою Мексику". Хотя, возможно, многие этого бы и хотели. Но такое не просто неодобряемо, оно запрещено, подсудно.

По этой причине шутки и анекдоты по поводу разных наций в США грубы и опасны. Представители этих самых наций там гораздо более чувствительны, чем в Европе и России. Расизм в Америке на всех уровнях запрещен, даже намек на него воспринимается болезненно. Но шутка и обязана касаться запретного, чтобы быть смешной. Итог: анекдотов на национальные темы существует в США масса, нет народа, который не был бы осмеян. Более того, существуют анекдоты, обидные для нескольких или даже всех наций сразу. Вот пример подлинного интернационализма!

Чтобы не быть голословными, приведем примеры из длинных американских "национальных" и межнациональных серий. Постараемся выбрать анекдоты, где есть слова из нашего словаря (приводим их в скобках).

Как вышло, что поляк провел всю ночь у дверей публичного дома ( brothel )?

- Да все ждал, когда погасят красный фонарь и зажгут зеленый!

Как узнать польского Peeping Tom (это нарицательное имя того, кто любит подглядывать за чем-то неприличным, например, как в туалет ходят или любовью занимаются).

- Расстегнет ширинку и вниз смотрит.

- Почему баксы ( bucks ) зеленые?

- Да евреи их рвут до того, как они созреть успевают!

- Почему Иисуса считают евреем?

- Все признаки налицо: до 33 лет его содержали родители, он всю жизнь считал свою мать непорочной девственницей ( virgin ), а она его — Богом ( God )

Сначала пояснение. Слово WASP (White Anglo-Saxon Protestant) обозначает — обеспеченный белый американец (подробнее см. в словаре).

- Сколько WASPов нужно, чтобы сменить лампочку?

- Два. Один — чтобы приготовить мартини, а второй — чтобы позвонить электрику.

- Как WASP сделает предложение?

- Он спросит: "Как ты отнесешься к идее быть похороненной в нашем фамильном склепе?"

- Что говорят люди, увидев черного мальчика на велосипеде?

- Кричат: "Держите вора (thief)!"

- В чем негру из Гарлема труднее всего разобраться?

- В том, к кому нужно подойти в День отца.

Пояснение. В Америке кроме женского праздника (День матери — Mother's Day) есть равноправный мужской (День отца — Father's Day), когда последних принято поздравлять. Но понять, кто же твой настоящий папа, в Гарлеме невозможно (так считают авторы анекдота, и не только они).

Девушка, вбегая в полицию, кричит:

- Помогите! Ирландец изнасиловал ( raped me )!

- Почему ты решила, что он ирландец?

- Так еле расшевелила, а потом все время приходилось ему помогать!

- Почему черные не женятся на мексиканках?

- Боятся, что дети получатся такими ленивыми, что не захотят и воровать ( steal ).

- Что получится, если скрестить пуэрториканца с китайцем?

- Угонщик автомобилей ( carjacker ), который машину водить не умеет.

- Как сделать, чтобы у англичанина была радостная старость?

- Расскажите ему в молодости анекдот ( joke ), в семьдесят рассмеется.

Для представления достаточно. Извиняемся перед соотечественниками, а также канадцами, итальянцами, французами, арабами и т.д. за то, что анекдоты про них за неимением места опустили. Надо ведь еще дать читателю представление об остальных поводах для американских шуток.

Вот еще типичные анекдоты о разном.

- Чем мусор отличается от девчонки из Нью-Джерси?

- Его забирают ( pick up ) постоянно, а ее иногда.

Анекдот построен на игре слов (подобных масса). To pick up — забирать, подбирать. Сделать это можно и с мусором (который вывозят, убирают), и с девушкой (которую можно "подцепить", "снять", с чем девушкам из Нью-Джерси иногда везет). Слова играют (и это обыгрывается) в любом языке. Вот отечественный пример.

Профессор спрашивает студентку на экзамене по истории:

- Какие документы, вышедшие сейчас из обихода, Ленин подписывал собственноручно?

- Не знаю!

- Ну, ну, думать, думать, вспомни фильмы про революцию!

- Не знаю!!

- Ман-да-ты !!

- Ах так! Да сам ты ман-да, старый козел!!!

- Зачем Бог изобрел спиртное?

- Чтобы и самые противные девки имели свой шанс ( to get laid ).

Как тут не вспомнить наше "Не бывает некрасивых женщин, бывает мало водки!". To get laid означает не просто "полежать", а обязательно не одному. Слово ровно той же степени неприличности, что и русское "переспать". Все очень похоже. Повторим: не только руки, ноги и другие органы у американцев работают, как у нас, но и головы.

А вот фразы, являющиеся наиболее возмутительной ложью.

- Деньги вам высланы! (стандартное уведомление).

- Я представляю правительство и приехал, чтобы вам помочь!

- Несколько моих лучших друзей — евреи!

- Черные прекрасны! (Популярный лозунг — Black is beautiful.)

И тут у нас есть аналоги — "самые короткие анекдоты". Например:

- Еврей — грузчик.

- Что такое "американская мечта"?

- Это миллион черных, плывущих обратно в Африку, с евреем у каждого под мышкой.

Это анекдот не только "национальный", а и политический. Рассуждения на эту тему у них услышишь редко, не как у нас — о "национальной идее". А вот о нашей нацмечте:

Поймал старик Золотую рыбку. Та, естественно: "Отпусти за три желания". Ну, дед желает: 1. Пусть море будет из водки. 2. ( после долгих раздумий ) Пусть речка, что от дома к морю течет, тоже будет из водки! 3. ( после страшных раздумий ) Ладно, давай еще поллитра и катись к чертовой бабушке!

 Как видите, в целом юмор у нас и за океаном мало чем отличается. Если знаешь жизнь страны — все понятно.

 Так, чтобы улыбнуться, читая последний анекдот, необходимо представлять роль водки в жизни русского народа. В последнее время, когда и денег на водку у многих стало хватать, и дефицитом она быть перестала, "мечта" эта несколько потускнела. Правы наши лидеры — новая национальная идея нужна! Но главное для нас сейчас: и крепкие, и смешные выражения естественны, взаимосвязаны, взаимодополняемы, а иногда и взаимозаменяемы. Любому языку они функционально необходимы.

 

Зачистка речи

Во все времена, от Моисея до Муссолини, с плохими словами и ругательствами боролись. Борются с ними и сейчас и бороться будут всегда!

Каждый из нас вносит свою лепту в это праведное дело, когда запрещает произносить некрасивые слова детям или предлагает поаккуратнее выражаться взрослым.

Но все равно выражаются, да еще как! Ну, не получается у общества избавиться от ругательств, как их ни запрещай, хоть законодательно. А искореняют нехорошие слова, грозя репрессивными мерами, регулярно. В России первый из известных документов такого рода датируется 1410 годом. Тогда московский митрополит Фотий официально запретил ругаться матом монахам (значит, крепким словом отводили душу даже посвятившие жизнь ее спасению!). Последний же закон о недопустимости мата был принят нашей Думой не так уж давно.

То есть несмотря на регулярные, периодически повторяемые на высшем уровне запреты, как ругались, так и ругаются. А может, сейчас еще и похлеще.

Мы тут не одиноки. Формально, в большинстве штатов США за публичное употребление грубой вульгарной лексики могут привлечь, оштрафовать и даже наказать более жестко.

Реальный пример из американской жизни. Парень сплавлялся по реке на байдарке. Проходя через порог, находившийся в парке, он перевернулся и матюгнулся на полную катушку. Был выходной, в парке масса народа, мамы с детьми. Ужас! Одним из свидетелей оказался полицейский в штатском, гулявший там с семьей. Он оформил протокол и дал делу ход. Разбирательство длилось больше года, случай получил огласку в прессе. Итог — штраф, а грозила судимость, после которой на приличную работу не устроиться. Помог Американский союз гражданских свобод (ACLU), оплативший хорошего адвоката.

На деле такие репрессии наблюдаются, конечно, крайне редко, и эффект от них нулевой. Отметим, впрочем, что в США и так ругаются меньше нашего, и никто пока не связывал эту разницу с законодательством и работой полиции.

Любое общество постоянно пытается изъять ругательства из оборота, но цель это утопическая. Колебаться может лишь планка публично допустимой грубости. А резкие высказывания, диапазон приемлемости которых определяется еще и индивидуально — попытка человека повлиять на мир, самоутвердиться, его естественная реакция на сильные раздражители: горе, радость, боль, обиду ит.д.

Специалисты считают, что ругательства несут значимую социальную функцию. Они играют роль социальной смазки, вносят долю иронии и сомнения в вопрос о правильности устоев и непогрешимости богов и вождей, что любому здоровому обществу необходимо. Но светские и духовные лидеры, особенно в ранних обществах, требовали абсолютного подчинения и веры, поэтому ругательства и проклятия всегда рассматривались как нечто, подрывающее государственные и религиозные институты.

Ведь нападкам часто подвергались святые имена. Недаром один из синонимов ругани — богохульство, т.е. хуление Бога, вовлечение его имени в неподобающий контекст. Это ли не попрание основ? В тоталитарных исламских странах и сейчас за столь туманно определяемое деяние (blasphemy) — смертная казнь. Дело в том, что ставятся под сомнение ценности иерархии, а любая власть и любое общество охраняют именно ее. Поэтому главными попирателями устоев где-то могут быть и антисоветчики, и антифашисты, и антиглобалисты. Хорошей мерой цивилизованности общества и легитимности власти является пропорциональность наказания преступлению.

Кстати, все тоталитарные режимы боятся острых высказываний и анекдотов. Вспомнился один из советских времен — про попугая, посаженного за неприличное слово в курятник. Там он гордо заявлял: "Отстаньте, вы все тут бляди, а я — политический!"

Чем более авторитарно общество и государство, тем строже следит оно за соблюдением "моральных устоев".

Общая, давно подмеченная психологами закономерность такова, что жесткое руководство обязательно, когда система нестабильна, находится в тяжелых условиях, борется за выживание. Человечество же на ранних этапах развития за выживание боролось всегда. Правитель и власть по определению обязаны были быть суровыми. Такая необходимость стала отпадать лишь в последние столетия, когда за счет технического прогресса, экономического роста и развития международных контактов была обеспечена относительная стабильность жизни. А значит, руководство может малость расслабиться и перестать по мелочам приказывать и требовать беспрекословного подчинения всех единым строгим правилам.

И как новейшее открытие человечества, в развитых, чувствующих себя наиболее уверенно странах в последние столетия появляется либерализм. До этого-то всегда и везде был сплошной талибан!

Суровые режимы и ругаться запрещали всерьез. Там слово как бы приравнивалось к делу. И осуждение было реальным, действенным, а не просто моральным или осуществляемым через недействующие, книжные законы, как сейчас у нас.

Итак, сколько люди ругаются (то есть с начала истории человечества), столько с ругательствами и борются. Прямые указания, чего говорить нельзя и за что какое наказание последует, можно найти в книге Левита в Ветхом Завете. Бог лично говорил Моисею: " Кто имя мое произнесет всуе — тем смерть". Ну, а кто ругается попроще, не на самого Бога, тому и кара менее суровая, но тоже накажут прилично.

С той поры (более ранних письменных свидетельств просто нет) с матом сражаются постоянно и с увлечением. Жертв нет, но и победить оказалось невозможно.

Эпизоды бывают забавные. Так в США в начале тридцатых годов попытались запретить матюги во флоте. Представляете военно-морскую реакцию? Ведь, по мнению психологов, как раз там грубым выражениям самое место. В экстремальных, жестких условиях за языком не следят, там крепкое словцо в особом ходу. Естественно, затея с позором провалилась.

Интересно, что последняя активная попытка искоренить ругательства в государственном масштабе была предпринята главным историческим предтечей сталинизма — Бенито Муссолини.

Недавние потуги нашей Думы или соответствующие законы США — это все же больше на бумаге, до практики доходит редко.

Напомним, для жестокой борьбы нужна экстремальная, угрожающая жизни общества обстановка. А тоталитарные, активно противопоставляющие себя другим режимы создают ее автоматически. Кстати, они и внешне задиристы, воюют часто, и внутреннее непослушание давят беспощадно.

Так вот, Муссолини начал при своем фашистском режиме кампанию под лозунгом: "Не оскорбляй честь Италии". Везде вывешивались соответствующие плакаты. Консервативная часть общества это одобряла. А народ смеялся и... продолжал ругаться.

Чем-то похоже на наше отношение к горбачевскому антиалкогольному движению.

Современные американские борцы с общественным развратом представлены на цв. илл. 1. С ортодоксом, держащим в руках библию (илл. 2), мы беседовали. К неумеренному христианству он пришел после того, как разочаровался в увлечении молодости — жестком порно. Эти активисты и буйными бывают. Как-то на нудистском пляже такого же проповедника арестовали и оштрафовали — он имел неосторожность прикоснуться к груди нудистки (так стыдил и настаивал прикрыться). В январе 2004 года мы лично наблюдали попытку пары добровольных блюстителей общественной морали согнать со сцены автора-исполнителя (сатирика), который, по их мнению, зашел слишком далеко. Может, и правда зашел, у него была целая полуматная юмористическая программа на темы самоубийства и природных катастроф (TV-Suicide Channel), но блюстители сами туда пришли, заплатив по сорок долларов. Как вы думаете, чем дело кончилось? Автор-исполнитель очень детально объяснил со сцены, что бы, и как бы, и посредством каких механических средств он хотел совершить с матерями блюстителей, а после проинструктировал их соседей по ряду. Блюстители с позором ретировались, под аплодисменты полного зала байкеров-реднеков (см. словарь).

Мы против любого экстремизма, в том числе религиозного. Однако, как и большинство американцев и русских, не против религий. Чтобы быть объективными, приводим и фото с положительным подтекстом (см. цветные илл. 3, 4, 5).

Почему именно самые отвратительные, криминальные режимы и течения особенно озабочены сохранением моральных устоев? Такой вопрос мы задали известному американскому журналисту Дэну Саважу — пытливому исследователю-экспериментатору в области нравов (не можем отказать себе в ссылке на его последнюю книгу "Вприпрыжку к Гоморре: семь смертных грехов и поиски счастья в Америке" ).

Дело поставлено всерьез и везде похоже. Создаются Министерства добродетели и порока. По улицам ходят дружинники, отлавливающие и "исправляющие" нарушителей морали (у нас, к примеру, и стригли насильно, и клеши или дудочки разрезали). Можно вспомнить и вегетарианца Гитлера, и разрушивших тысячелетние буддийские памятники талибов, и родные жалобы в партячейку на измену мужа и т.д.

Ответ был таким: "Жесткое отслеживание соблюдения догм морали и речи — это еще один важный способ контроля за людьми".

И мы с этим согласны.

 

Национальные особенности

Начнем с цитаты. Вот теоретические соображения солиста группы "Ленинград" Сергея Шнурова (народно-сценическое имя — Шнур), известного практика и эстрадного популяризатора мата: "За границей нет понятия "табуированная лексика", только у нас, ну и еще, может, на Востоке где-нибудь... Сейчас к мату стали спокойнее относиться. Можно сказать, что общество его уже приняло. Его филологи изучают".

Вот какие замечательные идеи бродят в народе. Ведь автор цитаты настолько к нему близок, что, можно сказать, почти неразличим на общем фоне . Если эти мысли пришли в голову Шнуру, они наверняка посетили еще множество русских голов. Представление о силе и неповторимости родного мата так же привычно, как идеи об уникальности нашей души, водки и балета.

Однако в природе все серийно. Рискнем дополнить Экклезиаст и заявить, что "уже было и повторялось" не просто "все", а и почти везде. Включая крепкие слова, характеры, напитки и красивые танцы. Понятие "табуированная лексика" существует практически во всех языках. Мышление стереотипно, что хорошо известно филологам (которые, заметим, изучают все — иначе какие же они филологи) и переводчикам-практикам. Просто иностранные ругательства ухо не режут, даже смешными кажутся, безобидными. А вот родные... Но тут-то и легко попасться. Тем более что планка приличий в каждом языке находится на индивидуальной высоте. Есть языки, например сербскохорватский, где наши предельно грубые выражения выглядят вполне приемлемо и довольно мягко.

Скажем, слова, считающиеся у нас явным матом и недопустимые в общественных местах, там сотрудница офиса может употребить на службе совершенно "не опасаясь пагубных последствий". Мы, впрочем, говорим о странах (бывшая Югославия и все, что сформировалось на ее руинах), которые собственный народ характеризовал и по сей день характеризует выразительным словом pizdarija (думаем, перевод не нужен).

В целом, на международной шкале допустимости мата и его грубости мы, как и англичане с американцами, где-то в средних рядах. Сербы с хорватами — в лидерской группе, а вот японцы в соревнованиях по силе ругательств явно отстают.

Хотя специфика у нас есть, и заключается она не только в многообразии форм и производных от одного и того же матерного слова. Распространение приблатненной табуированной лексики, этого низкого, грязного языкового слоя, протекало у нас в последнее столетие неестественно бурно. Вот уж где революция действительно способствовала "большому скачку". Ведь наиболее образованный, культурный слой общества был уничтожен. Пришли к руководству, выбились массово в начальство люди из низов, причем не самые умные, а самые активные и оголтелые. Естественно, со своей специфической речью, почти свободной от моральных запретов. Ее они и использовали, так как стесняться-то стало некого, все свои (напомним наши же рассуждения о социальной роли сленга как признака принадлежности к социальной группе). Интеллигенция, вернее оставшаяся обслуживать большевиков ее часть, считалась попросту, по бессмертному ленинскому определению, "говном". Дворян, от которых во все времена за оскорбление можно было и пощечину получить (с последующим вызовом на дуэль), истребили физически. Стоящих же ниже новое руководство в расчет не особенно принимало и презирало пожалуй даже сильнее, чем те же дворяне — крестьян. Хотя формальный декорум в письменной речи, документах и публичных выступлениях соблюдался. При любом жестком режиме средства массовой информации предельно идеологизированы, единогласны, официальны и призваны создавать картину внешней благопристойности.

Так что резкое огрубление русского языка в последнее столетие — следствие нашего уникального исторического пути.

Интересно было бы отследить для сравнения изменения языков стран Западной Африки за последние 20 лет, с тех пор, как там заработали ливийские деньги, но этих данных у нас нет. (Поясним для тех, кто случаем не знает этих деталей. Главный джамахер — лидер Ливийской Джамахерии Каддафи — в свое время отвалил баснословные деньги на реколонизацию Западной Африки. Это его наемники там все развалили — в Либерии, Сьерра-Леоне, БСК и т.д. и т.п.).

А как дела с матом у американцев? В целом там в этом плане все похоже на Россию, особенно в теории. Мыслят-то люди стереотипно, психологические законы одни. Хотя все мы знаем, что "хоть похоже на Россию, только все же не Россия".

Некоторые американцы, и в процентном отношении таких много больше, чем среди наших соотечественников, искренне считают мат вещью грязной и совершенно ненужной. По религиозным, этическим, личным или иным соображениям они не используют его никогда. Вообще!

Как ни банально это звучит, американцы отличаются от нас. Если в России фактически в любой взрослой мужской компании произнести крепкое словцо незазорно, то в США все сложнее. Страна более консервативная и религиозная по сравнению с любой европейской и, естественно, с нами. А значит, вероятность того, что кто-то в любой мужской группе сильно набожен и ругательств на дух не переносит, велика. Поэтому пока близко собеседников не узнаешь, лучше выбирать выражения, что все и стараются делать.

Говорить или расспрашивать о религиозных убеждениях не принято. Но есть ряд косвенных указаний, которые следует учитывать. Если ваш новый знакомый вскользь упоминает в разговоре о религии, о посещении церкви, о присутствии на собрании ит.п. — он как бы дает понять, что серьезно к этому относится и активно религиозен. В этом случае вульгарные слова при общении необходимо исключить, иначе вы обречены на непонимание и осуждение. Тех американских коммерческих фильмов с сексом и матом, что доходят до России, очень многие местные попросту не смотрят.

Вот пара примеров из личного опыта живущего в Америке автора.

Юг США. После рабочего дня на заводе, где я в командировке, наша маленькая мужская компания зашла в кафе поужинать. Я попросил пива. Посмотрели на меня так, как взглянули бы в России на посетителя пельменной, заказавшего девушку на ночь. Оказывается, в том районе любое спиртное запрещено на 30 миль вокруг, что всем местным известно. Принимают они такие местечковые законы сами, общим голосованием, то есть это исходит действительно от народа.

Те же места, глубинка. Еду с двумя инженерами-производственниками обедать. Ребятам лет по 30, у каждого семья, 3-5 детей, вкалывают с утра до ночи. Здоровые, толстые, веселые. Баптисты, как и большая часть населения городка. У человека сильно религиозного там всегда отличное настроение: уверен, что Бог его в обиду не даст. Они с Богом и общаются по-свойски: в церквях поют лихо, от души. Едем весело, ребята остроумные, незакомплексованные, шутят постоянно. Но ни слова про церковь и религию. А самое удивительное — эти мужики совсем не ругаются! Ну, нет матерных слов в их жизни. Максимум допустимого — шуточные выражения со словами из детского туалетного юмора. Не на уровне fuck and cunt , а на уровне chuck and puke (см. в словаре) .

В старые времена (у каждой страны есть такие — старые и добрые) если самые грубые слова американцы и использовали, то только в проверенных мужских компаниях. При женщинах и детях — никогда. Это в основном сохранилось и сейчас. Ведь если говорить об этимологии, то многие матерные выражения перешли в большой язык из сленга мужских социальных групп (армейский, воровской жаргон ит.п.).

Но в наши дни американцы, особенно в крупных городах, ведут себя все раскованнее. Крепко выругаться могут и при женщинах, да и женщины изредка это себе позволяют. В целом же матерщина там запрятана поглубже, чем у нас, не столь употребима. Особенно это касается молодежи. Ну, юная уличная шпана (street gangs) ругается и ругалась всегда и везде. А вот наши рядовые старшеклассники в употреблении мата явно американских сверстников обогнали.

До середины двадцатого века публичное употребление вульгарных слов, а тем более использование их в печати, кино или на ТВ было в США совершенно недопустимым. В те времена набоковская "Лолита" считалась порнографией, была в стране запрещена и контрабандой завозилась из Европы.

Сейчас теоретически допустимо все. В последнее десятилетие мат и на ТВ пробился, чем часть американцев гордится: вот, мол, у нас какой либерализм. Но на практике до полной языковой вседозволенности далеко. В газетах непечатных выражений нет. В книгах, в художественной литературе мат в самом деле допустим и используется. Особенно там, где он нужен по сюжету, отражает речь определенных социальных групп и слоев. Но книги там читают не все. Вот телевизор смотрит практически каждый. Там на общих каналах в дневное время мата нет, если и проскакивает, то обязательно забивается блипами (см. bleep). Дело в том, что если случайно проскользнувшее ругательство вне сексуального контекста (это юридическая цитата, между прочим) вряд ли вызовет последствия, то мат ради мата, официально признанный таковым после долгого и нудного разбирательства, будет стоить студии очень много. Ставка штрафа сейчас 27 000 долларов за разовое нарушение и в десять раз больше — за серию нарушений. Майкл Пауэлл, председатель Федеральной комиссии коммуникаций (FCC), только что заявил, что будет добиваться от конгресса увеличения этих штрафов в десять раз. А мы еще говорим, что дело весомее слова... В долларовом выражении — не всегда. А вот в вечерних кабельных программах для взрослых и во взрослом кино действительно по-настоящему ругаются. Но такие передачи и фильмы смотрят далеко не все.

На деле изучать американский мат по фильмам и телепередачам нельзя. Это же все коммерческая продукция. Там совсем не отражение жизни, а показ того, чего зрителям хочется. Язык в киношных диалогах искусствен, как и сюжеты. Это в основном развлечение для трудяг из спальных районов, живущих своей скучной, размеренной, жестко регламентированной жизнью. Им интересно на часок окунуться в вымышленный мир крутых гангстеров и проституток, но это совсем не значит, что такие типажи со своей руганью там толпами по улицам бегают.

Не смейтесь, многие у нас так действительно и думают. Как после фильмов "Кубанские казаки" или "Волга-Волга" часть людей на Западе попадала под обаяние придуманного социализма, искренне завидуя развеселой жизни наших колхозников.

Мат в американском кино не реальный и живой, а как бы "договорной". Есть определенный набор вульгарных слов, качественно и количественно в кино допущенный. Перебор, угущение мата по сравнению с "нормой" автоматически приводит к тому, что фильм из категории "R" переводится, к примеру, в категорию "NC17" (это не порно, но сугубо до шестнадцати, а значит, такой фильм большие кинотеатры крутить не будут). Если продюсеры фильма пойдут на принцип и текст не изменят — они потеряют массового зрителя и понесут огромные материальные потери. Если деньги дороже свободы самовыражения — придется всю словесную грязь срочно вычищать.

Прямо как нам при окончательной доработке рукописи.

Хорошо это зная, создатели фильма заранее стараются, чтобы язык с одной стороны отражал настоящий (в том числе грубый), а с другой, чтобы их детище получило требуемую категорию. Вот вам и цензура (общественности). Есть ведь специальная ассоциация (МРАА), которая эти категории дает.

Многообразия мата, которое в языке существует (что видного даже из нашей книги), в американском кино нет. Именно по указанным, исключительно коммерческим причинам. Впрочем, и в жизни там его слышишь реже, чем у нас. Густо пересыпана грубыми ругательствами в Америке лишь речь бандитов, показывающих этим свою крутизну, бомжей, которым на все наплевать, да иногда самоутверждающихся таким способом тинэйджеров. Добропорядочные граждане ругаться прилюдно стесняются, да и опасно это, можно случаем повредить своей репутации, с экономическими последствиями (то, что у нас этого пока невозможно себе представить, отнюдь не означает, что мы шутим).

И у нас стесняются. Но чтобы быть по-настоящему приличным человеком нужно иметь нормальный достаток, относиться к среднему слою. Так в Америке живет большинство. У нас пока нет. Как ни крути, бытие определяет сознание. При плохом бытии ругаются больше.

Правда, на стенах, особенно в туалетах, где никто тебя не видит, американцы тоже пишут. Психология этого дела ждет новых исследователей (интересующихся отошлем к бестселлеру 60-х М. Ларни, Четвертый позвонок). Потребность человека в творческом самовыражении неистребима. Наши небольшие исследования подтвердили, что перлы туалетной письменности продолжают создаваться. Это необходимо понять, принять и создать для самовыражения простого человека соответствующие условия, что совсем не сложно. Так на остановках междугородних автобусов в штате Монтана в туалетах повешены специальные белые пластиковые доски, а рядом на веревочке фломастер. Желающие могут, не вставая с горшка, излить не только нечто материальное, но и духовное. Потом все легко стереть, ремонт не нужен.

В целом, природа мата интернациональна, и тут мы с американцами, как и во многих других вещах, очень похожи.

 

(*)Наш самый матерный мат

[14]

Что такое мат? Интуитивно русский человек понимает, что в нашей речи это совсем не все грубые слова, а только их самая глубинная (в смысле грязного дна) часть. Мы попытались найти в словарях грань, отделяющую матерные выражения от прочих неприличных, но безуспешно.

 В словаре Даля, к своему удивлению, слова "мат" мы не нашли вовсе.

 После "мася" (овца) там следует "мата" (белая грязь). Нет слова "мат" в интересующем нас смысле (понятно, что это не шахматы, циновки или степень блеска) ни в словаре Брокгауза и Евфрона, ни в Большой советской энциклопедии, ни в Большом энциклопедическом словаре.

 Зато из последнего ясно, что по-арабски "мат" — умереть.

Большой оксфордский русско-английский словарь, где главные отечественные матюги приведены без купюр, переводит слово "мат" так: foul language, abuse, что в свою очередь означает: грязный язык, оскорбление, брань. В словаре Ожегова слово "мат" также дано, поясняется оно так: неприличная брань (с пометами прост., груб.). Все правильно, но русского человека такое определение не удовлетворяет. Слишком оно всеобъемлюще и неточно.

 Составителям (или издателям) самых популярных и известных словарей — а мы просмотрели именно такие — было, видимо, не до тонкостей. Слово "мат" само по себе признается грубым (хотя оно-то уж явно не мат!), и в большинстве случаев его просто избегают. К специальным словарям мы обращаться не стали (пусть они потом к нам обращаются). Границу "мат — не мат" нащупывали сами, используя языковое чутье и данные полевых исследований (ну, знакомых поспрашивали).

 Вот какая классификация получилась.

 Первая группа — наиболее грубые слова, бесспорный мат (что признается всеми, единодушно и единогласно). В русском языке таких ключевых матерных слов всего три (а с учетом живых синонимов — пять). Приведем их без купюр с наиболее близким английским переводом.

 1. Хуй (cock) — название мужского полового органа (члена, пениса — penis). Синонимы: ХЕР — употребляется реже, звучит чуть мягче; ЕЛДА — тоже мягче, но уже не популярно, архаизм.

 2. Пизда (cunt) — название женского полового органа (влагалища, вагины — vagina). Синоним: манда — употребляется реже, а звучит — как на чей вкус.

 3. Ебать (fuck) — обозначение процесса взаимодействия вышепоименованных органов (полового акта) . Синоним: ЕТЬ — слово устарело, сейчас употребляется в словосочетаниях, чаще в формах "етит" или "едрит".

 По местам наши три главных ругательства расставлены достаточно условно. Степень их вульгарности и распространенности в русском сравнимы. В английском эти три слова тоже, бесспорно, самые грубые. Однако слово fuck и его производные там гораздо популярнее слова cock, которое занимает лишь третье место. На втором — cunt, здесь по грубости (но не популярности!) соответствие русскому аналогу полное.

 Вторая группа — назовем ее пограничной. Эти слова на грани мата (околоматные). Еще лет 20-30 назад это был бесспорный мат. Сейчас (2003 г.) мнения опрошенных расходятся. Во всяком случае, слова здесь или более мягкие, или более специфичные и редкие, чем попавшие в первую группу. При всех различиях общее у них то, что все они имеют прямое отношение к словам первой группы (связаны с сексом) и тоже воспринимаются как мат (уже не всеми, но подавляющим большинством), хотя и звучат заметно веселее. Этот ряд, в отличие от первого, можно продолжить.

 1. Блядь (whore) — распутная женщина.

 2. Мудак, мудило (asshole, schmuck — с огромной натяжкой) — бестолковый и непорядочный человек. Но это производное от старого матерного слова — муде (мудя), которое сейчас самостоятельно почти не употребляется и обозначает мужские принадлежности.

 Пожалуй, к этому же ряду следует отнести и более специфические термины: залупа (head — по-английски звучит гораздо мягче и в этом смысле — реже) — головка полового члена; гондон (scumbag) — просторечие от "кондом" — презерватив; пидор (fag) — просторечие от официального "педераст" ит.п. Кстати, последние два слова по степени русско-американской грубости примерно равны.

 Третья группа. Входят в нее слова грубые, нецензурные, непечатные, вульгарные, похабные, непристойные ит.д. Но все это уже не мат. Во всяком случае, носители нашего языка их к таковому не причисляют. Относятся они тоже к действиям и местам, связанным с интимными отправлениями человека, но к половому акту (самое табуированное таинство) отношения не имеют. Кстати, эти термины более безобидны, употребляются чаще и пояснений не требуют. Вот эти слова, ряд которых тоже можно продолжить (английское значение дано в скобках).

 1. Жопа (ass).

 2. Говно (shit).

 3. Срать (to shit).

 4. Ссать (to piss).

 5. Пердеть (to fart).

 Сиськи (tits) в этот ряд не включаем, они мягче. А вот сука (bitch) и сукин сын (son of a bitch) — отсюда.

 Мы привели совсем не полный перечень отечественных ругательств. Важно было показать, что они отличаются по степени грубости, и четкую грань: мат — не мат здесь провести сложно. Существуют пограничные термины, которые находятся в стадии перехода в повседневные и имеют неприличные синонимы, и наоборот.

 Тем не менее перечисленные главные ругательства — основа всех остальных.

 Мы намеренно не приводили однокоренных ругательств или словосочетаний с использованием главных ругательных слов, даже самых популярных. Да, они могут восприниматься и как более грубые, но все равно являются производными. Равно как масса слов, образуемых при использовании приставок и суффиксов.

 А их у нас великое множество. Скажем суффиксы -ек, -енок, -ечек, -еночек, -евый, -евейший, -енный (с приставкой о-), -ишко, -ище ит.д. легко и естественно сочетаются со словом №1 из первой группы, можете поэкспериментировать.

Все же основные слова русского мата — три первых из первой группы.

 

Американская специфика

 

На четыре буквы

Эта глава — об основных американских ругательствах.

Иностранный мат вовсе не воспринимается как похабщина. Во всяком случае не так коробит, как родной (см. "Наш самый матерный мат"). Отечественные слова кажутся горячими, а чужеземные — холодными (ну, не шокируют, и все!). Это и приводит к выводам типа "Мата у них нет" (см.: Глава 7. Национальные особенности).

Есть, и не слабый!

Однако, как мы видели в предыдущей главе (если цензура ее пропустит), и в родном языке провести грань между матом и просто страшной грубостью очень трудно. Такая грань размыта, подвижна во времени, индивидуальна для каждого. Не будем искать ее в американском английском, тем более что это еще труднее. Причина в том, что англоязычная культура (а с ней — язык, а с ним — ругательства) шире и старше нашей. Шекспир творил на двести лет раньше Пушкина. Массовая грамотность там наступила прежде нашей лет на сто. В художественные произведения реальная речь с ее грубыми словами вошла у них в шестидесятые годы прошедшего века, а у нас лишь в девяностые. Соответственно и таинственный ореол непечатных ругательств в Америке стал тускнеть раньше. Все редкое, острое и шокирующее, но употребляемое постоянно приедается и рано или поздно становится нормой. Так и с грубыми словами. Англоязычные — постарше, пообтертее и как-то менее сакральны. Наш мат сохранил пока большую силу первобытно-завораживающего воздействия. Хотя, может, нам просто так кажется.

В конце главы будет дана градация классов англоязычных оскорблений и проклятий по степени непотребности. Определяется она святостью того, на что ругатель посягает, и сейчас выглядит несколько архаичной, тем более что мы на подобные связанные с религией вещи давно внимания не обращаем.

Начнем же с самых популярных и ходовых в быту, возмутительно плохих американских слов. Перевод их дан в словаре. Здесь дополнительно прокомментируем историю развития слов и степень их грубости.

Почему "На четыре буквы?" Помните родное "послать на три буквы"? А в английском так сложилось, что любимые народные слова состоят из четырех букв. Их таким общим названием — четырехбуквенные — и обозначают. Итак, начнем с самых грубых и пойдем по убыванию.

1. Fuck — это слово (и его производные), без сомнения, самое грубое из распространенных и самое распространенное из грубых в Америке. Оно настолько сильнее и популярнее остальных, что заслужило помещения в отдельную главу (см. ниже: Глава 2. Главное американское слово, или 450 лет от fucker'а до motherfucker'а). В предыдущей главе (Глава 8. Наш самый матерный мат) русскому варианту этого слова присвоен №3.

2. Cunt — второе по степени грубости слово из четырех букв. Оно встречается еще у Джеффри Чосера (Geoffrey Chaucer), которого считают наиболее крупным средневековым поэтом Англии, в 1387 году, правда, в античной форме "queynte".

Это древнее и вульгарное обозначение влагалища. Как и русская ее сестрица (№2 в главе: Глава 8. Наш самый матерный мат), английская cunt — слово очень грубое, оно было реально непечатным с XV века до середины XX. Да и сейчас cunt употребляется не столь часто (гораздо реже, чем fuck или отечественный синоним у нас), поэтому силу грубости не теряет.

Под частотой употребления мы, конечно, имеем здесь в виду частоту словопроизношения.

Понятно, что, как и в России, в Америке все такие слова используются больше не в прямом, а в переносном смысле и в столь же многообразных значениях.

3. Cock — мужской орган, кроме того — петух (по аналогии и названо), а также кран или курок. Это старое слово не такое грубое, как первые два. Может быть, немного жестче будет — prick (тут тоже есть другие значения, например, острие, игла). В целом и cock и prick воспринимаются мягче, чем наше слово №1 (см.: Глава 8. Наш самый матерный мат). Но развитие языка породило в конце XIX века настоящее грубое ругательство — cocksucker (то есть сосатель этого самого места). А уже в XX веке, в шестидесятые, один пытливый матюголог зафиксировал его употребление в мужском разговоре 161 раз в течение часа.

4. Arse — жило себе поживало это слово в качестве нормального обозначения задницы, но постепенно, с XVII века, стало казаться все более грубым. Оно все равно сравнительно невинное, а сейчас за океаном трансформировалось в ass, что, кроме того, означает "осел". Наиболее близкий отечественный аналог ругательства ass — жопа. Есть и совсем грубое производное — asshole (см. словарь).

5. Shit. У этого слова та же сложная судьба, что и у "arse". Когда-то оно было вполне приличным, народ ведь испокон веков какал. Сегодня "Shit!" — самое популярное восклицание с негативным оттенком. Наиболее точный перевод — "Говно!". Смысл такого восклицания в устах американца соответствует нашему "Черт возьми!".

6. Piss. Та же история. Моча и соответствующий акт, обозначаемые этим словом, сегодня по степени грубости близки нашему — ссать. Слово перешло в вульгаризмы во второй половине XVIII века. А вот интересное и не страшно грубое выражение "to be pissed-off" (в значении — быть расстроенным, рассерженным) появилось лишь в XIX веке.

7. Fart. Слово стало ругательством в XVII веке. До этого его можно было приравнять по грубости к нашему "пукать", а сейчас оно означает не меньше чем — "пердеть".

8. S.O.B. = son of a bitch = сукин сын. Популярное "son of a gun" — это эвфемизм S.O.B. Восьмое слово, уже не на 4 буквы. Даем в качестве дополнения.

Слово использовалось настолько часто, что известен анекдот с ним времен Второй мировой войны.

Сразу после войны американец во Франции регистрируется в гостинице, называет свою фамилию, которая оказывается Beach (побережье). Восхищенная консьержка восклицает: "Ah, Beach! You are the son of the great American mother! Not so?" (см. наш Тест на произношение).

S.O.B. есть еще у Байрона! Да, в Дон-Жуане! Они и тогда были! Ура! Процитируем классика, ругающего тогдашнюю бюрократию:

"When for a passport, or some other bar

To freedom, he applied (a grief and a bore),

If he found not in this spawn of taxborn riches,

Like lap-dogs, the least civil sons of bitches".

Теперь — классификация проклятий, составленная профессиональным филологом Эшли Монтегю (Ashley Montagu), несколько упрощенная нами. Все приведенные ниже слова используют в качестве брани, хотя церковь делать этого решительно не рекомендует. Классы даны в порядке убывания степени грубости.

Сейчас это непривычно, но несколько веков назад в христианском мире прямые упоминания бога и черта являлись страшной грубостью, большей , чем все бытовые ругательства. Смотрели фильм Люка Бессона "Жанна Д'Арк"? Там Орлеанская дева даже пощечину дала одному вояке-матерщиннику. А всего-то навсего он периодически чертыхался.

• Прямые имена Бога или дьявола: God (Бог), Lord (Господь), Christ (Христос), Jesus (Иисус), Jesus Christ (Иисус Христос), Jesus Holy Christ (Святой Иисус Христос), Merciful Father (Отец Всемилостивый), Goodness gracious (Силы небесные), Gabriel (Гавриил), Devil (Дьявол).

• Косвенно связанное с Богом:

◦ принадлежащее Богу: God's wound (blood) — Божьи раны (кровь);

◦ святые, пророки, апостолы: Holy Mary, Holy Moses, Holy Peter, Patrick, Job (святые Мария, Моисей, Петр, Патрик, Иов), ну и Pope (Папа Римский) заодно. Это используется иногда.

◦ святые места: Jerusalem, Jericho, the Holy Grave (Иерусалим, Иерихон, святые гробницы) — а вот это уже редкость.

◦ относящееся к загробной жизни: heavens (небеса), hell (ад), bless (благословение), damn (проклятие) и многочисленные искаженные формы: darn, dang, blast.

• связанное с предками, великими людьми, природой:

by my dead father (моим умершим отцом), by the ashes of George Washington (прахом Джорджа Вашингтона), thunder and lightning (гром и молния) ит.п. Но это уж совсем история.

• Связанное с физиологией, сексом: shit, fuck, cunt, asshole, piss, tit, tail, whore, pimp ит.п. — все очень распространено, перевод см. в словаре.

• Просто ругательства: Bloody (проклятый, чертов и многочисленные производные: blankety, blinking, bleeding и т.п.), Hang it (черт, блин! — да, можно перевести и так). Это интересный с теоретической точки зрения класс ругательств, в русском языке прямых аналогий нет. Слова табуированы по непонятным или забытым причинам. Они не связаны ни с Богом, ни с сексом, ни с грязью. Bloody — это не "кровавый", как иногда переводят, а именно "проклятый", "гадкий". Впрочем, последнее слово мы даем больше для сведения — оно типично английское, в Америке используется не часто.

Система ругательств имеет региональный характер, так грубые выражения в Америке и в Англии отличаются гораздо сильнее, чем язык в целом.

 

Главное американское слово, или 450 лет от fucker'a до motherfucker'a

Речь в эпиграфе идет о продолжении рода и развитии человечества, и непосредственно связанное с этим слово fuck — без сомнения, лидер среди английских ругательств по силе и популярности — заслуживает отдельного раздела.

В английском языке 1200 синонимов слова fuck. Как известно, синонимы работают в обе стороны. Это значит, что 1200 английских понятий можно заменить этим самым словом. То есть вы как бы одно слово выучили, а 1200 уже знаете. Вот что значит эффективное обучение языку, куда там Илоне Давыдовой. Отсюда понятно, почему такое богатство эмоций и оценок можно выразить посредством очень немногих общеизвестных слов.

Почему именно fuck столь популярно? К примеру, российский аналог этого слова не является столь явным лидером среди трех наших главных ругательств. Вот что говорят по этому поводу американские филологи. Слово fuck и по смыслу и по звучанию таково, что хорошо, органично ложится на любой текст. Fuck you звучит по-английски красиво, округло, подходит и для начала, и для концовки фразы. Fuck off — это для английского уха палиндром, оставляет в звуковом смысле ощущение законченности. What the fuck? — выражает удивление в звуковом и понятийном смысле гораздо лучше, чем все другие вопросы, ит.д.

Слово это древнее, но непечатное, поэтому проследить его историю трудно.

Историки, специально изучавшие эволюцию слова fuck в современном английском, отмечают, что самое раннее его упоминание датируется 1475 годом. Считают, что ранее, в Средние века, слово было под таким сильным табу, что зафиксировать его употребление просто невозможно.

Известно, что английские классики средних веков мыслили не менее свободно, чем мы. Внутренних запретов на употребление сильных слов у них не было, но сильны были запреты внешние. Так в сочинениях Шекспира масса намеков, отсылок и замен, говорящих о том, что в определенных местах в речи его персонажей должны звучать матерные слова. Но прямо использовать их было нельзя.

Первое известное нам употребление его в художественном тексте относится к 1503 году. Вот отрывок из стихотворения Вильяма Дунбара (William Dunbar) — шотландского монаха и поэта того времени:

He clappid fast, he kist, and chukkit,

As with the glaikis he wer ouirgane;

Yit be his feirris he wald have fukkit;

Ye break my hart, my bony ane!

Как, нравится древнеанглийский? Прямо "Слово о полку Игореве" шотландское. Американцам этот текст тоже был бы не вполне ясен. Но любимое слово легко опознается!

Большинство ранних примеров употребления слова fuck найдено в Шотландии. Это говорит не о том, что слово оттуда, а о том, что запреты на соседней с Англией территории, где и народ жил попроще, были менее строгими. В XVII-XIX веках запреты стали ослабевать. Все очень похоже на русский, только там все началось чуть раньше (лет на 100), и роль нашего Баркова, и сейчас воспринимаемого ерником, сыграл гораздо более почитаемый ныне Роберт Бернс.

Интересно пояснение В. Далем слова ерник — развратный шатун.

В 1785 г. в Англии издается первый словарь вульгарного языка. Наше слово там присутствует, но напечатано так: f**k. В 1893 г. малым тиражом для специалистов вышел монументальный труд "Сленг и его аналоги", где слово fuck впервые в лингвистической литературе приведено полностью.

В XIX веке в Англии, еще пуританской, были казусы, связанные с обсуждаемым термином. Так, в 1882 г. в респектабельной "Times" в результате типографской ошибки (или кто-то пошутил так смело) слово fucking попало в речь генерального прокурора. Был грандиозный скандал с публичными извинениями, обещаниями найти и сурово наказать виновного и т. д. Кстати, и сейчас такие опечатки шокируют, во всяком случае, внимание уж точно привлекают.

Но уже к 1915-му в Британии литературы с этим словом было полно. Связывают это не с тем, что язык стал ухудшаться, а с ослаблением запретов и табу.

Похожее происходит сегодня и с нашим матом. Допускают. А значит, он как бы и матом потихоньку быть перестает, ведь вся соль в запретности. Может поэтому многие, в том числе и лингвисты, искренне считают, что в английском мата нет.

Теперь — о США, стране более пуританской, чем большинство развитых европейских государств. В Америке слово fuck никогда и ни в какой форме вплоть до 1926 г. в печать не попадало. Впервые напечатано оно в мелкой проходной книжонке, что осталось незамеченным (это уж сейчас исследователи раскопали). Так потихоньку и началось. В те годы полные неприличных слов романы Джойса распространялись в США подпольно. Благопристойные граждане потребовали санкций через суд, который состоялся в 1933 г., однако принял сторону издателей.

Прямо процитируем высказывание судьи по поводу слов, клеймившихся как грязные: "Это старинные саксонские слова, известные практически всем мужчинам и, я думаю, многим женщинам. И эти слова естественным образом и часто используются тем типом людей, чью жизнь в физическом смысле и смысле сознания Джойс описывает".

Это был серьезный прецедент, но еще не снятие запретов. Классический роман "Любовник Леди Чаттерлей" таскали по судам вплоть до 1960 г. В итоге тоже разрешили.

Шестидесятые и стали временем снятия запретов на любые слова в художественных произведениях. Огромный вклад в распространение свободы матерного слова в массах внесли хиппи, рэпперы (по сути — исполнители матерных негритянских частушек) и standup comedians (эстрадные комики типа наших Жванецкого, Петросяна ит.д.).

Кстати, у нас хороших юмористов с десяток и знает их вся страна, а там таких профессионалов, причем высокого уровня, сотни. Есть специальные школы, театры. На ТВ ежедневные вечерние юмористические шоу.

Весь американский юмор на бытовые темы сопровождается сейчас сплошным матом-перематом. Без этого как бы и не смешно, не по-настоящему выходит. Убрать оттуда непечатные слова, как и из анекдотов, уже невозможно. В высокой политической сатире запретные словечки проскакивают, но лишь как перчик, как приправа к острому блюду. А в бытовом юморе этот перец основное блюдо и есть.

Один из зачинателей этого дела — Лени Брукс — притащил мат на ТВ как свою торговую марку. За это его в конечном счете судили, что в то, более серьезное время, разрушило его карьеру и, как считается, в какой-то мере привело к преждевременной смерти. Верите или нет, в 2003 году состоялась посмертная реабилитация этого врага американского народа с официальной отменой приговора. Смех смехом, но право произносить что хочешь с эстрады он отвоевал для всех ценой собственной жизни.

Еще пример — Джордж Карлин, американский комик, работающий и сейчас. На вид — благообразный пожилой седовласый джентльмен, а откроет рот — помойка. Вся его карьера построена на принципе: никаких запретов ни на что. Проблемы с "американскими органами" у него тоже были. Его ранняя сатирическая радиопрограмма "Семь грязных слов" привела к запрету этих главных американских непристойностей ( fuck, shit, cunt, cocksucker, motherfucker, piss, tits ) Федеральной комиссией коммуникаций (FCC), которая по совместительству служит в стране и цензурным ведомством. Но сейчас в его программах, живых на кабельных каналах (НВО, например), эти и еще многие-многие примечательные слова звучат ежедневно (см. главу 8 "Упражнение для эрудитов"). Он матюгается на людях уже тридцать лет, зарабатывая себе этим на жизнь.

Голливуд мат не использовал вплоть до 1970 года. Впервые он широко пошел в знаменитой комедии о войне в Корее M.A.S.H.(см. mash в словаре). Конечно, в военное время речь грубее — это полностью и было передано в диалогах фильма.

В официальной американской прессе ("New York Times") слово fuck впервые появилось сравнительно недавно — 1998 г., отчет комиссии Кеннета Старра, искажать ничего было нельзя. Вот перевод этих строк: "Миссис Левински сказала, что она хотела от президента признания, что он "helped to fuck up my life"".

А последний скандал с нашим словом разгорелся совсем недавно, в декабре 2003 г. Сенатор от штата Массачусетс Джон Керри, потенциальный конкурент Буша на будущих выборах, по поводу войны в Ираке сказал: "When I voted for the war, I voted for what I thought was best for the country... Sure. Did I expect George Bush to f**k it up as badly as he did? I don't think anybody did." Незамеченным это не осталось — как, мол, так грубо можно — в общем, подставился своим политическим противникам.

Вот так главное американское слово и продолжает свое победное шествие. Слово fuck — нецензурное, неприличное и непечатное, однако сейчас прямого запрета на него нет. В официальной речи, газете или на ТВ употребить его невозможно, однако на концертах, в художественных фильмах, прозе и особенно гангстерском рэпе (gangsta rap) оно, как и в жизни, встречается часто.

Изображать жизнь такой, какая она есть, художникам и артистам сейчас не возбраняется. У нас, впрочем, та же тенденция.

Вот фрагмент из недавнего интервью АиФ с нашей чистейшей актрисой И. Чуриковой:

- Вы в "Курочке Рябе" даже матюгаетесь!

- А как иначе, если все там, в этой деревне, так говорят? Причем легко, мило, по любому поводу. На ребенка, чтобы он холодильник открыл или сходил за чем-то. Это нормально, это ничего не значит, это как дышать. И когда кого-то это коробит, мне даже как-то странно.

Фантазия народа работала над этим словом постоянно, создавая многочисленные производные. Некоторые забылись, а некоторые стали очень популярными. Мы дадим здесь характерные примеры. Начнем с самого главного новшества.

Motherfucker — чрезвычайно распространенное выражение, зародившееся в 1960-е, в среде американских негров. Главный вклад эбоникса в современный английский. Мать там — наиболее уважаемая фигура, а поэтому ругательства страшнее и не представить.

Интересно, что в Америке сильнейшее ругательство означает дословно "Ты совершал половой акт со своей мамой", а у нас "Я (некто) совершал половой акт с твоей мамой". Здесь, возможно, приоткрываются какие-то глубинные психологические особенности национальных характеров. Вопрос ждет своих исследователей. У нас своя версия есть, но теоретической подготовки и наглости, чтобы ее изложить не хватает.

Потом слово mothefucker расползлось по миру, в значительной степени утратив свою эмоциональную окраску, связанную с оригинальной средой. Разумеется, тут же появилась масса сокращений-производных-эвфемизмов, некоторые из которых даны ниже. Нам особо нравится futhermucker, прости Господи. Стоит — на самом деле — запомнить, что когда американец говорит fucker, нами это, ясное дело, воспринимается как грубость. А когда он восклицает mother! — нет. Между тем, степень грубости тут практически одинакова — отовсюду ясно проглядывает лукавый motherfucker.

Еще стоит особо упомянуть fucking — настолько популярное слово, что оно давно стало уже как бы само себе эвфемизмом. Образец американского юмора, иллюстрирующий его употребление, приведен на рис. 3.

Рис. 3. Смягченно перевести эту пародию на газетный заголовок можно так: "Новейшие исследования доказали: все на фиг остохренело". Точный по грубости перевод вы легко сделаете сами.

Услышать использование слова в прямом смысле можно примерно с той же вероятностью, как у нас "иди ты на..." в качестве буквального предложения. Смысл его в разговоре, самоочевидно, "е**ный", но по-английски это воспринимается как-то мягче, типа "гребаный", "чертов". Так, например, произвелось слово-бумажник (помните, их еще Льюис Кэрролл любил — но не это конкретное, конечно) fugly = fucking ugly — уродина. Соответственные значения имеют популярные fuckingly, fucking well, fucking-A well, fuckish. И fucked — это все же не в прямом смысле обычно, а в смысле большого невезения. В этом совершенно непрямом смысле могут использоваться многочисленные производные главного американского слова, выполняющие функции усиления и угрязнения: Absofuckinglutely! Fun-fucking-tastic! Guaranfuckingtee! Un-fucking-believable!

Характерная цитата (Wayland Young, 1965): "I was walking along on this fucking fine morning, fucking sun fucking shining away, little country fucking lane, and I meets with this fucking girl. Fucking lovely she was, so we gets into fucking conversation and I takes her over a fucking gate into a fucking field and we has sexual intercourse" (оставляем читателю перевести эту фразу в качестве самостоятельного упражнения). Дополнительный вопрос: что за герой может в таком стиле разговаривать? Ответ: redneck (см словарь).

Вообще-то народные fucking-выражения можно разбить на группы, что мы и сделаем, иллюстрируя заодно принципы английского словообразования.

Сокращения

Значительная их часть пришла из армии. Многие возникли в определенные исторические периоды и могут служить своего рода временнЫми маркерами. Они и сейчас используются, конечно. Snafu мы недавно несколько раз встретили в карикатурах про войну в Ираке (см. ниже — поймете почему).

В английском сокращения воспринимаются как полуэвфемизмы, гораздо мягче, чем полные слова. Мы на это еще будем указывать не раз, с примерами. Поэтому эти слова используются в общегражданской речи более широко, чем упоминавшиеся в предыдущем параграфе.

AMF = adios, motherfucker — Пока, ... (кстати, наш долбоеб чем-то родствен их мазефакеру, но в данном случае отечественное выражение мягче — уж поверьте).

ASAFP = as soon as fuckingly possible (ASAP = as soon as possible) — усиление стандартного конторского выражения — как можно ... скорее.

BFD = big fucking deal. По смыслу равнозначно выражениям: So what? ( Ну и что?) или Who cares? (Кого волнует?), но точнее всего соответствует нашему "Кого *бет?"

BFE = Bumfuck, Egypt — дыра захолустная. Намного грубее, чем наш Скобаристан ит.п. Bum здесь имеет смысл "задница", и название этого города в Египте выглядит замечательно. Типичный солдатский юмор.

BUF = BUFF = big ugly (fat) fucker — Boeing B-52 — большой безобразный (толстый) ... бомбардировщик.

Bufu = buttfucker — если вы еще не дошли до собственно словаря, butt — задница.

CFM = come fuck me! — этим изящным выражением, намекающим на некоторую фривольность, обозначают обувь и верхнюю одежду — понятно какого стиля.

F (eff), feck, ferk, flack, frap, frig (frapping=freaking=fricking=frigging=fucking). Сокращения и звуковые аналоги все того же главного слова. Frigger=fucker. Frig up = fuck up. Более того, загрязнение соседних словарных гнезд распространяется настолько далеко, что тот же смысл приобретает даже невинное слово forget. Forget you, pal! — так говорят не в смысле "забудь, приятель", а в смысле "мать твою..., парень!"

FIGMO = fuck it, got my orders! — это реликт времен призыва и дембеля (они ведь были и в Америке). На все, мягко говоря, наплевать, у меня приказ (на дембель, жду отправки). То же — FUBIS = fuck you, buddy, I'm shipping out.

FNG = fucking new guy — салага.

FO = fuck off! — отвали (мягко говоря).

Four Fs = "Find 'em, fool 'em, fuck 'em, and forget 'em". Четыре заповеди молодого бойца: найди, обдури, вые*и и забудь.

FTA = fuck the Army! FTL = fuck the law! FTW = fuck the world! Да! Да! Так им и надо!

FUBAR = fucked up beyond all recognition, FUBB = fucked up beyond belief — ну чрезвычайно все перепуталось и пошло наперекосяк. Синоним: snafu.

FUBIO = fuck you, bub, it's over — с этими словами американцы закончили Вторую мировую войну.

FYFI = for your fucking information (F.Y.I = for your information) — усиление еще одного конторского выражения — к вашему е**аному сведению.

GFO = general fuck-off — ленивый солдат.

GFU = general fuck-up — бесполезный солдат.

GRF = general rat-fuck — беспорядок, суматоха, особенно в ходе боевых действий

JANFU = joint army-navy fuck-up — лучше всего сказать — объединенный военно-морской пи**ец — то, что получается, когда совместная операция армии и флота пошла не так, как рассчитывали.

LBFM = little brown fucking machine — это уже из времен войн в Азии, так американцы местных девочек назвали.

M.F., m.f., em-eff, mofo, muh fuh, mofuck, mother = motherfucker.

NFG = no fucking good (N.G. = no good) — не годится.

NFW = no fucking way — ну уж нет!

RTFM = read the fucking manual! — если вам в сотый раз задают один и тот же тривиальный вопрос, это будет подходящим ответом — читай инструкцию.

Snafu = situation normal: all fucked up — очень популярное выражение со смыслом все нормально, идем ко дну — только сильно грубее. Варианты: snefu — everything, tarfu = things are really fucked up.

Составные слова

В отличие от сокращений, которые не всегда тривиальны, тут разобраться не сложно. Пользуясь нашим и любым общегражданским словарем, попереводите эти народные выражения сами. Общий смысл, безусловно, поймете, и запомнится легче. Даем их много, общим списком — исключительно чтобы показать словообразующую силу слова fuck в современном английском. А то еще кто засомневается в том, что это слово главное.

 Ass-fuck, butt-fuck, butt-fucker; Bearfuck; Buddy-fuck; Bugfuck, Bugfucker; Bull fuck; Bumfuck, bumfucker; Celebrity-fucker (starfucker); (Baldheaded) chicken-fucker; Clusterfuck (group-grope, jumble-fuck), to cluster-fuck; Cunt-fuck; Dogfuck; Doublefuck, double-fuck, double-fucking; Drug-fucked; Dry fuck, to dry-fuck; Dumbfuck; Dutch fuck; Eye-fuck; Fiddlefuck, fiddlefucking, fiddler's fuck; Fingerfuck, fistfuck; Force-fuck; French fuck; Holy fuck! = Fuck!; Fuckass; Fuckathon; Fuckbag; Fuckboy; Fuckable, Fuckee, fuckee-suckee, Fucksome, fucky; Fuckaholic; Fuck-all, Fuck all! = Fuck!; Fuckbrain =fuckhead=fucknob=fuckwad; Fuck-buddy; Fuckface; Fuckfest; Fuck-juice; Fuck-knuckle; Fuckload; Fuck-nutty; Fucko, Fuckpig=pigfucker; Fuckpole, Fuckstick; Fuckbrag; Fuckstress; Fuck-struck; Fucktruck; Gang-fuck; Genderfuck; Give a fuck; Handfuck; Hate-fuck; Headfuck=mindfuck, headfucker, mindfucker, mind-fucking; Honeyfuck; Horsefuck=dogfuck, horse-fucking; Jug-fuck; Mouth-fuck (scull fuck); Rat-fuck, rat-fucking; Sport-fuck; Unfuck — сделаем исключение, объясним это чудесное выражение, прямое значение которого представить себе нелегко. Вот если что-то сломалось, испортилось, пошло не так — это будет fuck-up. Ликвидировать подобное безобразие (починить, исправить, приструнить) и будет unfuck.

Выражения

Вот тут перевод необходим, это идиомы.

Beans (bends) and motherfuckers — военный паек (бобы с ветчиной).

(Fuck the) deck, (Fuck the) dog, (Fuck the) duck, Go fuck a duck! — близкий аналог — наше популярное послание. Хотя желают здесь несколько другого — иди, мол, займись этим с колодой карт, собакой, уткой — вы можете продолжить список. Go to hell! Get out!

Fed up (fucked up, and far from home) — мы бы сказали, далеко от Москвы — и без надежды на помощь.

Fifteen fucker — административное наказание по статье 15 Устава — за поведение, не соответствующее званию офицера (американского).

Flying (fuck) = give a damn — крайнее пренебрежение; take a flying fuck! = get away! — отъе**сь!

For fuck's sake = for heaven's sake — цивильное выражение означает примерно "силы небесные!" Можно воскликнуть: Holy Fuck!

Like fuck = like hell — ну уж нет!

The fuck of it = the hell (fun) of it — главная гадость тут состоит... (примерно так).

Fucked by the fickle finger of fate — вот так судьба его своим перстом... по самое дальше некуда.

Fuck 'em all but six — всех их к черту (армейское выражение).

Fuck me! = I'll be damned! — нет, это не приглашение, выражение чисто фигуральное, типа черт меня побери!

Fuck someone's mind — ...мозги. И существительное есть — mindfuck.

Fuck wise — вести себя как всезнайка.

Get fucked! = Go to hell! Get out! Go fuck (yourself)! — Вот это самый близкий аналог нашего "иди ты на..." По смыслу, но не по распространенности — в английском используется много реже.

Fuck around — чаще всего в прямом смысле — тотальный промискуитет.

Fuck away — спустить (деньги, деньги, господа!).

Fuck box = fucklhole — популярный предмет женской анатомии.

Fucked duck — обреченный на смерть.

Fucked off — раздраженный. Соответственно, to fuck off, fuck-off.

Fucked out — очень утомленный (зае**вшийся — и в прямом, и в переносном смысле).

Fucked up, Fucked over — провалившийся, перепутанный, бесполезный, несчастный. Выражение очень популярное. А fuck-up, to fuck up.

Fuck else — ничего больше.

Fucking-A! — Так точно! (Ага, в армии.) Во! Да ну!

Fuck job — вые... в переносном смысле, конечно. Fuck over.

Fuck out — поломаться (о предмете), быть неверным (о человеке).

Fuck you! — это понятно. Хороший и очень популярный ответ практически на любой вопрос. Отметим, что у нас в совершенно таком же выражении привлекают мать собеседника, а у американцев обращаются к собеседнику непосредственно, без всякой американской матери. Это выражение в английском появилось гораздо раньше, чем motherfucker.

Fuck you Jack, I'm all right! = I'm all right Jack — Флотское выражение, относится к бесчувственному, равнодушному человеку.

Fuck-you money — неожиданно привалившие деньги.

Fuck-you-buddy week — вот есть, например, месячник безопасности движения. А как насчет недели подставок и эксплуатации товарищей по казарме? Соответственно, buddy-fuck. Every week is fuck-your-buddy week! (Народная армейская мудрость.)

Goat = Been to three county fairs and a goat-fucking — много где бывал, много чего видал.

Goat fuck — фиаско.

Mercy fuck (pity fuck) — половая жизнь из жалости. Похоже на mercy killing.

Monkey fucking a football — попавший в смешное положение (вообразите сцену буквально).

Созвучие со словом fuck — частый повод для шуток и каламбуров. Расскажем под конец про один замечательный момент, который, возможно, был пропущен русскими зрителями хорошей американской комедии "Meet the Parents" ("Знакомство с родителями"), помните, с Робертом де Ниро в роли будущего тестя, сотрудника ЦРУ на пенсии.

Там есть грубоватые шутки, связанные с именами героев. Парень называет себя Грег, но по паспорту у него вычурное британское имя Гейлорд (Gayelord), сокращенно, естественно, Gay (см. словарь). Это бы еще ничего, так уж в лоб не столь смешно (см. в словаре про Dick'ов). Но фамилия-то его — Focker. В русском языке в безударном слоге "о" читается как "а" ("карова"), а в английском то же происходит в ударном слоге. Так что, хотя и пишется Фокер, на слух-то он — Гей Факер. А где-то по ходу дела родители его девушки с ужасом осознают, как будет звучать полное имя их дочери (Pamela Martha) в сочетании с новой фамилией. Ну да, в точности "Памела Мазефакер"!

Ребята, учите язык! Больше удовольствия в жизни получите.

 

Do you speak ebonies?

(Особенности негритянского английского)

Язык негров, в особенности негров американского юга, непонятен на слух даже тем, кто прекрасно знает классический английский. Невнятное своеобразное произношение, масса сокращений и трансформаций, нестандартная грамматика, все упрощено до неузнаваемости — это и есть ebonics — эбоникс. В принципе — это диалект, вариант английского языка. В нашем словаре мы пользуемся термином "эбоникс" часто и нестрого (чтобы длинно и нудно не объяснять в каждом случае, что данное ругательство характерно, например, для негров Алабамы). То, что мы называем эбоникс — это чаще всего слова, характерные для американских негров.

Зачастую эбоникс выглядит как речь малограмотных. Это и так, и не так. Скажем, детей, выросших в среде его носителей, тяжело выучить правильному английскому. Эбоникс, несмотря на веселое (для нас) название, язык не пародийный и не шуточный. Люди думают на нем, общаются и прекрасно друг друга понимают (тут важны практика и интуиция). При повседневном использовании непонятные непосвященному словечки и вульгаризмы становятся нормой. Школьный английский кажется им чуждым, искусственным (как нам — церковнославянский), учить его нет мотивации. Ведь дети уверены, что говорят по-английски, и все вокруг них говорят так же. А тут вдруг почему-то учитель сообщает, что все надо писать и говорить по-другому.

К тому же подросткам постоянно твердят, что мы (афроамериканцы) — лучше других и что всякие чужаки готовят нам гадости. Типичная идеология автосегрегированных меньшинств. Есть политики, финансово заинтересованные в ее существовании. Доходило до разговоров о необходимости перевода преподавания на эбоникс для районов, где школьникам дискомфортно учиться на стандартном английском. Смеетесь? Как говорится, смейся, паяц! Эта логика уже привела к введению, регионально, испанского как основного — для детей мексиканских эмигрантов — с очевидными последствиями для будущего этих детей. Как работать-то потом? Напишешь деловой меморандум на эбониксе?

Об эбониксе надо иметь общее представление, потому что это живой и достаточно распространенный в стране диалект. Есть и дополнительные причины культурного плана. Gangsta rap (гангста-рэп, дословно — бандитский треп) — дитя эбоникса. Этот песенный стиль популярен в Америке и в мире, но местные смысл понимают, а иностранцы нет. Впрочем, глубоких мыслей там мало, хотя забавные вещи встречаются. Например, в России часто не видят, в чем разница между Эминемом, получившим кучу наград, и массой других рэпперов. Дело совсем не в том, что Эминем белый, просто качество его текстов повыше, хотя и перебарщивает с политагитками и самолюбованием. Однако в целом — нормальный человек, что не про всех исполнителей скажешь. Гангста-рэпом ведь часто занимаются настоящие блатные, а переживания воров и наркоманов, их жалостливое нытье о злой судьбине, бездушном обществе и том, как их "засосала опасная трясина", слезу не вышибают. А Эминем на сцене в беспросветность жизни только играет, рэп его не совсем всамделишный.

Это как с Бобом Диланом, вышедшим из кантри и фолк-музыки, но развившим свое направление, после чего поклонники чистого жанра (примеры этого чистого жанра — Вуди Гатри, Джоан Баэз) стали считать его предателем.

Особенно неподражаемо (буквально — фиг научишься!) характерное для эбоникса южное произношение. У белых южан, даже из бедных необразованных слоев, оно другое. Зато у негров с юга, в том числе образованных и безупречных в грамматике, оно обычно сохраняется, и это легко различимо даже по телефону. Есть термин "visible minorities" — видимые меньшинства (имеется в виду цвет кожи), так вот, в нашем случае меньшинство еще и отчетливо слышимо!

Стыдно сказать, но работающие на юге русские специальное слово изобрели — гавьядуинги — для обозначения простых пожилых негров, например уборщиков, которые всегда вежливо здороваются, входя в офис, посредством произнесения этого смешного слова. Означает оно, на их диалекте, всего-навсего How are you doing? — Привет! Как дела? Именно так там это приветствие и произносят, или еще короче — Ховди- Howdy! (Последнее слово, впрочем, не негритянское, а просто южное, в Техасе все так говорят.)

Типичный пример прикольной надписи на эбониксе дан на рис. 4, еще один образец такого юмора см. на цв. илл. 21 к слову BROTHA. 

Рис. 4. На жаргоне высказана народная кошачья мудрость: "If the cat ain't happy — ain't nobody happy" — В доме, где кот несчастлив, никто не счастлив".

Ниже мы приводим и примеры разговорной речи. Здесь они не для того, чтобы вы этот язык выучили, дай бог со стандартным английским освоиться. Только для общего представления. Обратите внимание, что все связано в жесткие, устоявшиеся конструкции: искажают язык не кто как хочет, а как принято.

Вот характерные черты эбоникса.

1. Времена перепутаны, прошедшего не существует, ed не добавляется в Past Participle:

I have live here twelve years. (lived) He pass him yesterday. (passed)

2. Лица взаимозаменяемы, have и has тоже, 3-го лица просто нет.

He pick me. (picks) He never play no more, man. (plays) He don't know nobody. (doesn't)

3. Необычное использование модальных и вспомогательных глаголов. Типичны конструкции типа he done told me (done вместо has), might could (двойное сослагательное). В разговоре, бывает, be используется вместо is. Например вообще непонятное по обычным нормам "I been know your name" означает "I have known for a long time and still do" (Я тебя давно знаю). "It don't all be her fault" это "It isn't always her fault". Вот и разберитесь.

4. Обычные слова используют необычно (примеры есть в словаре):

Hit him upside the head. (Hit him in the head.) The rock say 'Shhh!' (The rock went `Shhh!') I wanna be a police. (I wanna be a policeman.)

5. Глаголы не спрягаются (be и все, в am или is нет необходимости), многие глаголы-связки опущены:

He be always fooling around. I'm a shoot you. (I'm g'na shoot you.) He a friend. He tired. He over there. He with us. He working with us. (is — везде).

6. Масса паразитных, ничего не значащих слов, двойных усилений, дупликации глаголов:

He useta was workin'. She useta hadda pick at me. If you can find that cancelled check, I may can go out there and get it. Can you get your civil rights without getting your head busted? You might will in the long run. Well, you must can't fuck good, then.

7. Притяжательные конструкции, согласование слов нарушено:

Give him they book. (their)

8. Фонетическое правописание, слияние слов в нестандартные конструкции:

Cause I'll be done put-stuck so many holes in him he'll wish he wouldna said it. I done about forgot mosta those things. My father liketo kill me. I was liketo have got shot. He better hadda moved out.

Типичные образцы популярных конструкций: liketo, hafta, useta, supposta.

9. Двойное отрицание (в стандартном английском оно означает утверждение, но в эбониксе остается отрицанием):

Ain't nothin' happenin' 'n' shit (ни х*я не происходит).

Don't nobody break up a fight (не лезь в чужую драку).

Особые проблемы возникают с пониманием времени и продолжительности действий, так как вспомогательные глаголы и их использование нестандартные. В качестве издевательского самостоятельного упражнения для филологов дадим цитату из хорошей книжки про эбоникс . Попробуйте ответить на поставленные вопросы.

А. Someone asked, Is she married? and someone answered, She been married. Do you get the idea that she is married now?

Yes ________________________

No_________________________

B. A teacher said, Do you know your number facts? and a boy answered, I been know them. Do you get the idea that

he's all ready to take the test ________________

he has to brush up on this stuff ______________

C. So what do you think been means in I been know them ?

used to know___

know right now___

knew but can't quite remember ___

hawe known for a long time___

Здесь мы остановимся и напомним, что еще существуют таблицы произношения — на эбониксе многие-многие слова произносятся нестандартно. Мы их не приводим, это уже далеко за пределами легкого ознакомления. Напоследок дадим иллюстрацию.

Yunnerstan, или как филолог с уркой побеседовали

Филолог Джон Льюис (JL), изучающий жаргон уличных негритянских банд, решил установить, можно ли на эбониксе говорить о вещах серьезных, абстрактных. Вот кусочек его беседы с Ларри (Larry) — многообещающим несовершеннолетним лидером уличной шпаны (inner-city street gang):

JL: What happens to you after you die? Do you know?

Что происходит с тобой после твоей смерти? Ты знаешь?

Larry: Yeah, I know. (What?) After they put you in the ground, your body turns into-ah-bones, an' shit.

Ну, знаю. (Что?) После того, как они тебя закопают в землю, твое тело превращается во всякие кости и говно.

JL : What happens to your spirit?

А что происходит с твоей душой?

Larry: Your spirit-soon as you die, your spirit leaves you. (And where does the spirit go?) Well, it all depends . . (On what?) You know, like some people say if you're good an' shit, your spirit goin' t'heaven . . . 'n' if you bad, your spirit goin' to hell. Well, bullshit! Your spir:goin' to hell anyway, good or bad.

Твоя душа, вскоре после того как ты умрешь, твоя душа от тебя уходит. (И куда душа уходит?) Ну, все зависит от обстоятельств... (От каких?) Ну, знаешь, некоторые люди говорят, что если ты хороший и прочее дерьмо, то твой дух отправится на небо, а если нет — в ад. Ну, это все треп. Твоя душа попадет в ад так и так, по-хорошему или по-плохому.

JL: Why?

Почему?

Larry: Why? I'll tell you why. 'Cause, you see, doesn' nobody really know that it's a God, y'know, 'cause — I mean I have seen black gods, pink gods, white gods, all color gods, and don't nobody know it's really a God. An' when they be sayin' if you good, you goin' t'heaven, tha's bullshit, 'cause you ain't goin' to no heaven, 'cause it ain't no heaven for you to go to.

Почему? Я тебе скажу почему. Потому что, сам понимаешь, никто же не знает, в самом деле есть ли Бог, ты понимаешь, что я имею в виду. Я имею в виду, что видел черных богов, розовых богов, белых богов, богов всех цветов, и никто в самом деле не знает, кто настоящий Бог. И когда они говорят, что если ты хороший, то отправишься в рай, это все тот же треп, никакого рая нет, потому что его нет вообще.

JL: Well, if there's no heaven, how could there be a hell?

Ну, а если рая нет, то как же может быть ад?

Larry: I mean-ye-eah. Well, let me tell you, it ain't no hell, 'cause this is hell right here, y'know! (This is hell?) Yeah, this is hell right here!

Я имею в виду... Ну, давай тебе скажу, это не тот ад, потому что настоящий ад прямо здесь, ты знаешь! (Это ад?) Да, это ад, прямо здесь!

JL: ... but, just say that there is a God, what color is he? White or black?

...но, допустим, что Бог есть, какого он цвета? Белый или черный?

Larry: Well, if it is a God... I wouldn' know what color, I couldn' say,-couldn' nobody say what color he is or really would be.

Ну, если Бог есть... я не знаю, какого он цвета, я не могу сказать. Никто вообще не может сказать, какого он цвета на самом деле.

JL: But now, jus' suppose there was a God -

Но, предположим сейчас, что Бог есть -

Larry: Unless'n they say...

Ну, если они так говорят...

JL: No, I was jus' sayin' jus' suppose there is a God, would he be white or black?

Нет, я имею в виду, если допустить, что Бог есть, он тогда белый или черный?

Larry: ...He'd be white, man.

...Он был бы белым.

JL: Why?

Почему?

Larry: Why? I'll tell you why. 'Cause the average whitey out here got everything, you dig? And the nigger ain't got shit, y'know? Y'unnerstan'? So-um-for-in order for that to happen, you know it ain't no black God that's doin' that bullshit.

Почему? Я тебе скажу почему. Потому что средний белый имеет сейчас все, сечешь? А у черного нет ни черта, знаешь? Ты понял? Так что, для того чтобы так вот это было, никакой черный Бог не сделает такой фигни.

Вот выводы Джона Льюиса.

Он восхищен, как на этом корявом языке Ларри мастерски все аргументировал, считает его почти талантом и жалеет, что тот не учился.

Наш комментарий.

На эбониксе, да и с помощью родной фени, можно емко объяснить все, даже теорию относительности. Манера Ларри — типичный уголовный треп, цель которого — не выяснить истину, а показать, что ты сильнее, одержать верх в споре. На деле Ларри удачно "срезал" филолога, используя приемы блатной болтовни. В Америке здесь все то же, что и в России, только на английском.

Не смущайтесь, урожденные американцы все это тоже понимают не очень. Освоить язык, которому посвящена эта глава, гораздо труднее, чем популярные ругательства, включая мат (с ним, кстати, в эбониксе все густо перемешано). Зато теперь вы не удивитесь, когда вживую услышите речь со странной грамматикой и произношением и поймете, кому она может принадлежать.

 

Клич охотника в бумажных джунглях

 Мы все время предупреждаем: изучайте наш предмет, но используйте приобретенные знания осторожно. В официальной обстановке можно сильно вляпаться. На работе, например, говорить так же свободно, как дома или в баре, не принято. Планка дозволенного там искусственно завышена. Называть вещи своими именами (а как тут не выругаешься!) нельзя. Отсюда проистекает целая система эвфемизмов, часто называемая офисным жаргоном.

 Отчасти те же корни — у жаргона политического, но там еще много всяких наслоений.

Главная особенность официальной речи во всех странах состоит в том, что любую гадость называют вполне приличным словом, да еще и оптимистично звучащим. Бессмертный классик Джордж Оруэлл определил это абсолютно всем в англоязычном мире известным термином doublespeak (помните — "война — это мир", и т.п.). С другой стороны, некоторые совершенно нормальные слова недопустимы и являются офисными табу (прямо как у диких племен).

 Вот в качестве экзотического образца слова, которые не рекомендуется произносить, а тем более писать (слышали от эксперта, работающего неподалеку от места, где Милошевича судят — сказать точнее не имеем права): invalidity (несостоятельность); infringement of rights (нарушение прав); violates a patent (нарушение патента). Догадались почему? Это вам потом в случае суда по патентным делам легко могут припомнить. Мол, сам же говорил... 

Впрочем, пример не совсем чист: он связан не просто с официальной речью, а с юридическим английским. Это та еще песня, в любой стране. Поди разберись! Приводимый ниже отрывок объясняет, почему американцам приходится нанимать юристов для урегулирования, казалось бы, пустяковых дел. Создана ли эта запутанность юристами специально? Ответить не можем. Вот вам определение слова "задница" из настоящего подзаконного акта, запрещающего нудизм (anti-nudity ordinance) :

 "Buttocks: The area to the rear of the human body (sometimes referred to as the gluteus maximus) which lies between two imaginary lines running parallel to the ground when a person is standing, the first or top of such line being one- half inch below the top of the vertical cleavage of the nates (i.e., the prominance formed by the muscles running from the back of the hip to the back of the leg) and the second or bottom line being one-half inch above the lowest point of the curvature of the fleshy protuberance (sometimes referred to as the gluteal fold), and between two imaginary lines, one on each side of the body (the `outside lines'), which outside lines are perpendicular to the ground and to the horizontal lines described above and which perpendicular outside lines pass through the outermost point(s) at which each nate meets the outer side of the leg...." Не напоминает некоторые справочники?

 В принципе, лексикон офисного сленга делится на две группы — buzzwords (клише) и слова, проходящие по ведомству PC (political correctness). Последние используют, чтобы застраховаться от судебных исков за воображаемые обиды на расовой, религиозной, половой, возрастной и какой угодно другой (лишь бы юрист пробивной попался) основе. В качестве незаменимого пособия рекомендуем (лучше в оригинале!) книги Скотта Адамса (Scott Adams) про Дилберта. Он, например, детально поясняет, почему надо говорить resources (ресурсы), когда вы ведете речь о болванах (dolts), составляющих ваш коллектив (team members). Или с какой целью произносится associate (партнер), когда вы имеете в виду неумеху (pud) и неудачника (loser), с которым приходится работать. Очень циничный автор, но его серии карикатур многие обитатели cubicles (офисных кабинок) держат у себя на стенах. Это — мелкая фронда, безопасная, так как ни один начальник не признает, что это именно его Адамс изобразил.

 Картинок из Адамса мы без его разрешения приводить не будем, но пример настенного офисного юмора дадим (см. рис. 5).

Рис. 5. Итак, американцы шутят. Думаете, это что? Поздравление с днем рождения от товарищей по работе. Типичный поздравительный плакат из тех, что вывешиваются в офисе. Шутить со смертью — старая европейская традиция, отсюда и колядки, и Хэллоуин.

Buzzwords не сложны, вот несколько типичных, которые вы легко переведете сами (так лучше запомнится!). Собрание обязано иметь mission или purpose. Руководство должно обеспечивать leadership и motivation. Служащим следует быть proactive. Везде надо искать synergy. Естественная речь и мотивировки выглядят unprofessional. Цель работника — career advancement. В коллективе требуется исполнять роль team player и стремиться вырасти до team leader. Teamwork — непременное требование к служащим. Business as usual — почему-то всегда плохо, даже если этот бизнес приносит хороший и постоянный доход. Никогда не позволяйте, чтобы на людях вырвалось простецкое duh! Если вы не понимаете, почему diversity — это всегда сама по себе ценность, вас надо послать на diversity sensitivity training. На работе вы осуществляете total quality management и reengineering, проявляя self-motivation. Вы регулярно составляете status reports. То, о чем вы, как и все, мечтаете — job security (но в природе этого не существует).

Еще несколько полезных ходовых офисных слов переведем:

family = team (семья = команда — так называют родной коллектив); stakeholders (акционеры); stewardship (обслуживание, в каком-то смысле даже служение); leverage (рычаг, средство для достижения цели); solutions (решения: "we sell solutions" означает примерно — мы продаем не сосискоделательную машину, а комплексное решение всех ваших сосисочных проблем); revisit (пересмотреть), 24/7 (круглосуточно, без остановки); benchmark (лучший образец в данной области; benchmarking — сравнение с этим образцом); result-driven (ориентированный на результат); empower (передать полномочия), mindset (отношение); ballpark (ориентировочный: ballpark figure — примерная цифра).

В мире мудрых мыслей (Скотта Адамса):

Уолли: Stupidity is like nuclear power; it can be used for good or evil. (Глупость — как ядерная энергия, ее можно употребить и в добро, и во зло.)

Дилберт: And you don't want to get any on you. (И вам совсем не надо, чтобы ее на вас испытывали.)

 А вот примеры клишированных мотивационных фраз и лозунгов, заимствованных нами из реальной жизни (слышали их неоднократно). При этих звуках у нормального американского служащего сама собой немедленно складывается фига в кармане (это мы на русский с их языка жестов переводим, на самом деле американцы складывают "middle finger").

• Work smarter, not harder (так они говорят, когда предлагается объем работы, который не то что за 8, а и за 10 часов не сделать).

• It's a new paradigm (американские менеджеры любят слово "парадигма" особой любовью — они его новым смыслом наполнили, лучше всего определяемым словом bullshit).

• It's an opportunity, not a problem (ну, уволили тебя — значит, открываются горизонты новой карьеры, например, в Макдоналдсе).

• You're a valued member of the team! (Ну, да...).

• Nobody can do the things you can do! (Кто же, если не ты...).

• You are helping make the world a better place! (Поэтому торг о зарплате здесь неуместен).

• We are in a competitive business. (Так что затяните пояса и не нойте).

• We make a difference! (Страшно распространенное выражение. Почему-то всегда подразумевается, что все изменения к лучшему. Нас всегда подмывает при виде этой фразы подрисовать физиономию аятоллы Хомейни).

Усвоив и осмыслив приведенные выше выражения, вы сможете легко составлять собственные девизы. Вот, для примера, наш лозунг для американского офиса: Our mission is unprofessional proactive synergy! (В переводе на неофисный русский: "Сговоримся и подсидим коллегу!")

Коротенький комментарий, связанный с переменами, синергизмом и названиями компаний.

В мире мудрых мыслей (Скотта Адамса):

Когда компании сливаются, они всегда заявляют о гигантском синергизме (leveraging synergy), причем взаимоусиление достигается всегда одним путем — массовыми увольнениями. Вот примеры возможных слияний, с соответствующим синергическим изменением профиля и названий:

◦ Coca-Cola (напитки) + Head (спортивные товары) = Coke Head.

◦ Bayer (аспирин) + AST (компьютеры) = Bayer AST.

◦ Hertz (прокат машин) + A.B.Dick (оборудование офисов) = Hertz Dick.

Переведите сами, используя наш словарь, какой смысл, на слух, имеют "синергические" названия.

Шутка, но так и на практике бывает. Вот в Сиэтле давным-давно слились газеты "Seattle Post" и "Seattle Intelligencer". И знаете, как сейчас называется их главная городская газета? "Seattle Post-Inteligencer", что звучит как "Сиэтл после разума", выживший из ума, значит. Но настолько примелькалось, что не замечается.

Еще несколько примеров штампованных офисных фраз. Больше половины — из свежей коллекции Кена Патрика (Ken Patrick). Он назвал это "Biz-Speak 101", то есть начальный курс деловой речи. Эти выражения сейчас в ходу ВСЕ. Не будем навязывать своих циничных комментариев. Да, bullshit. Нужно просто выучить и пользоваться.

• World class (мирового уровня).

• Think outside the box; Push the envelope (призыв к оригинальному мышлению).

• Hands-on (непосредственно вовлеченный в дело).

• Paradigm shift (смена критериев, приоритетов).

• State of the art (современного уровня).

• Real world solution (реальное решение).

• Win-win situation (все в выигрыше).

• (The ball is) In your court (ваша очередь).

• Going forward (в будущем).

• Strategic alliance (стратегический союз — например, меча и орала — тьфу, сорвалась рука, обещали же не острить).

• Bricks and mortar (производящие, промышленные компании — в отличие от интернетных, которые после массового краха прозвали internet bubbles — интернетные пузыри).

• Value-added (добавочная ценность продукта).

• Step up to the plate (начать работать над чем-то).

• Run up to the pole (попробовать).

• Get to the bottom line (деньги, стоимость чего-то).

• Stop the bleeding (сокращать расходы).

• On the bubble (что-то нехорошее происходит, например, с компанией, "жареным запахло").

• Best and brightest (лучшие служащие).

• Exceeding customer expectation (больше, чем ждет потребитель).

• On the same page (все друг друга понимают).

• Strategic fit (важное дополнение).

• Core competencies (основная область деятельности компании).

• Best practice (соответствует лучшим стандартам).

• Out of the loop (не в курсе).

• Fast track (скоростное продвижение).

• Knowledge base (базирующийся на современной технологии).

• In the end of the day (в конце концов).

• Touch base (обсудить).

• Client focused (ориентированный на потребителя).

• Game plan (стратегия).

А теперь — самостоятельные упражнения.

1. Переведите на нормальный язык: "Going forward, let's think outside the box and run it up the pole".

2. Определите, к какому из вышеприведенных выражений подходит используемый тем же К. Патриком термин brownnosers (последнее слово есть в нашем словаре).

Официальный сленг и административные клише хорошо освоены сметливыми проходимцами, которые, естественно, стараются, чтобы их пирамиды выглядели так же солидно, как пирамида Хеопса. Сколько приходит по почте мусора (junk mail), похожего на вид на официальные документы! Дело дошло до того, что Почтовое ведомство США (U.S.Postal Service) издало специальную памятку со списком слов-приманок (buzz phrases), характерных для жуликов, заманивающих свои жертвы (suckers) через газетные объявления и по почте.

• Anybody can do it (это может каждый).

• Quick and easy (быстро и легко).

• Big, fast profits (большая, быстрая прибыль).

• No experience needed (опыта не требуется).

• Work in the comfort of your home (работа с комфортом у себя дома).

• Work in your spare time (работа в свободное время).

• No risk (никакого риска).

• Fill a great demand (соответствует большому спросу).

• Nothing illegal (ничего противозаконного).

• Secret plan for success (секретный план успеха).

• Tested in Europe (испытано в Европе).

• Developed after years of secret research (создано в результате многолетних секретных исследований).

• Proven to provide immediate positive results (проверенный способ получения немедленного положительного результата).

Теперь вы официально предупреждены: если видите подобную фразу — весьма вероятно, что вас хотят надуть. Отечественные "бизнесмены" все это перенимают в последние годы очень быстро, и со многими обсуждаемыми терминами наш читатель наверняка уже встречался.

Реальный пример американского почтового жульничества представлен на рис. 6. Рекламируемый "Витамин О" (проверьте — такого нет ни в одном медицинском справочнике) — всего-навсего разбавленная перекись водорода (по $25 за маленькую бутылочку!).

Рис. 6. «Витамин О», отсутствующий в природе (но не все покупатели об этом знают)

PC-терминология связана с борьбой политических лоббистов, и приоритеты там часто меняются. В принципе, стандартного английского, в плане чисто языковом, чтобы никого не обидеть вам хватит. Думается, сейчас русскому читателю уже не требуется объяснять, что надо говорить African-American и Chairperson. В этом плане вам всегда сделают скидку как приезжему. Вас ведь тоже будут бояться обидеть. Проблема скорее может быть в другом — в характерном для жителей России восприятии действительности, в системе ценностей, которая в цивилизованной части англоязычного мира несколько иная. То, что у нас нормально и даже смешно, там зачастую оскорбление. И наоборот (см. рис. 5). Но это не тема для книги про язык. Обещаем — мы еще напишем другую, под названием "Политическая проституция. Учебное пособие с упражнениями". А пока дадим лишь несколько примеров распространенных PC-выражений. Многие из них сейчас и на русском очень узнаваемы (прямое, неполиткорректное значение дано в скобках).

• Pregnancy termination — прерывание беременности (аборт).

• Non-discriminating sexual orientation — недифференцированной сексуальной ориентации (бисексуал).

• Affirmative action — позитивные защитные действия (расовые квоты).

• Native American — урожденный американец (индеец).

• Conscientious objector — возражающий против призыва по соображениям совести (дезертир).

• Pro-choice — за выбор (сторонник абортов).

• Pro-life — за жизнь (противник абортов).

• African-American — афро-американец (негр). От места рождения не зависит. Например, среди наших хороших знакомых есть афро-американцы — уроженцы Теннеси, Тринидада и Голландии, а вот уроженец Уганды, коричневый беженец времен Иди Амина, в эту категорию не попадет.

• Caucasian — представитель европейской расы (белый). Да, в Америке и мы с вами называемся кавказцами и рассматриваемся как потомки рабовладельцев, в качестве которых всем должны. Насчет нашего происхождения из крепостных крестьян там не знают, а объясняешь — не верят.

• Non-traditional partners (sexual orientation) — нетрадиционные партнерство, сексуальная ориентация (геи и лесбиянки).

• Secular humanist — нерелигиозный гуманист (атеист).

• Family Planning Center — центр планирования семьи (абортарий).

• Political Action Committee — комитет политического содействия (группа лоббистов).

• Challenged — имеющий проблемы (инвалид). Относится к любому физическому отклонению: mentally challenged — придурки, vertically challenged — коротышки ит.п.

• Minorities — меньшинства (не белые). От фактической численности не зависит: 38 миллионов латиносов в Америке тоже minorities.

• Afrocentrist — афроцентрист (черный расист).

• Dead white men — мертвые белые мужчины (белые расисты/сексисты — классики). Подразумевается, что, скажем, Шекспир сознательно принижал женщин — в лице Дездемоны и негров — в лице Отелло.

• Animal rights movement — движение за права животных (нео-луддиты — экстремисты, пытающиеся остановить развитие биотехнологии и медицинских исследований. Это они под покровом ночи лабораторных крыс освобождают).

• Multi-culturalism — мультикультурализм (идея, что культуры всех народов абсолютно равны и должны быть представлены в учебных программах в равной пропорции, скажем, столько же французской, сколько монгольской).

• Sexism — сексизм (половая дискриминация). В этом нехорошем деле замешаны все мужчины, проявляющие любым образом отношение к женщине как женщине. Да и все женщины, относящиеся к мужчинам иначе, чем к своим подружкам, — тоже сексистки.

• Ageism — агеизм (дискриминация по возрасту). Сюда относят любые замечания насчет старших.

• Eurocentrism — евроцентризм. Предпочтение европейской цивилизации (культуры, демократии, ит.д.). Воспринимается как тяжелая болезнь.

• Lookism — любые суждения о внешнем виде человека (обругать — дискриминация, похвалить — сексизм). До нас термин "смотризм" пока не дошел.

• Senior Citizens — старшие граждане (старичье, пенсионеры).

• Compassionate Conservatives — мягкосердечные консерваторы (реакционеры). Просто PR-специалисты для старых злобных реакционеров новую упаковку изготовили.

РС — предмет постоянных насмешек американских сатириков, да и не сатириков тоже. И впрямь, богатейшее ведь поле. Довольно распространенная шутка — переписывать классические истории и песенки в политически корректном и актуальном духе. Приведем типичный образец — он простой, переведите сами как упражнение. Справа — оригинал, всем с детства известный стишок из классического собрания "Матушки Гусыни". Подчеркнуты слова, которые стоит запомнить.

The Politically Incorrect Joke Book by Four White Males (1992) Mother Goose (immortal)
Culturally Denied Simon met working girl Diane Simple Simon met a pieman
On the way to get his AIDS test : Going to the fair;
Says Culturally Denied Simon to working girl Diane Says Simple Simon to the pieman,
«Let me touch your breast ». *«Let me taste your ware».
Says working girl Diane to culturally denied Simon, Says the pieman to Simple Simon,
«Show me first twenty bucks ». «Show me first your penny».
Says Culturally Denied Simon to working girl Diane, Says Simple Simon to the pieman,
«I guess I'm out of luck ». «Indeed, I have not any».

Еще образчик американского самоприкола по поводу PC мы нашли на сувенирных магнитиках. Вы уже знаете про связь мата и юмора, так вот, там дан «перевод» фраз с сугубо официального языка на совершенно матерный. На кухонный холодильник такое повесить можно — но не в офис.

Вот несколько примеров (на русский переводим не дословно, это вы сами легко сделаете, используя наш словарь, а подходяще по экспрессии и колориту).

Вы скажете Имея в виду
You didn't say (Вы не говорили) (*)Eat shit (Хрен тебе)
Excuse me! (Извините!) (*)Eat shit and die (Да пошел ты...)
Excuse me, Sir!! (Простите, сэр!!) (*)Eat shit and die, asshole (Чтоб ты сдох, жопа!)
Not sure that's feasible (He уверен, что это реально) (*)No way, asshole! (Ни в жизнь, козел!)
Really? (Правда?) (*)You gotta be shittin me! (Не пори фигню!)
Of course I'm concerned (Конечно, меня это беспокоит) (*)Ask me if I give a shit (Да насрать мне на это)
You'd like my help? (Хотите, чтобы я помог?) (*)Kiss my ass! (Поцелуй меня в задницу!)
I'm a bit overloaded at the moment (Сейчас у меня слишком много заданий) (*)Screw it, I'm on salary! (Мать твою... я ведь только на одной ставке!)

В заключение — несколько слов о специфическом партийном языке. У маргинальных политических групп он весьма оригинален. В поддержку русских коммунистов-интернационалистов (и для развлечения остальных читателей) приведем здесь подлинные левые американские мысли. Даем без комментариев и перевода цитату из "Словаря Анархиста" — брошюрки без выходных данных, подобранной нами в одном из троцкистских центров Канады. (Внимание! Опечаток тут нет, так писать у них принято, с ККК внутри и сша строчными буквами.)

 "Black": a political designation to refer not only to Afro-Amerikkkans, but, to people of color who are engaged in revolutionary struggle in the u.s. and all over the world. It should not be taken to mean the domination of Afro-Amerikkkans or the exclusion of other people of color from black revolutionary organizations.

 Black Collaborator: those few blacks brought into the capitalist system at all levels, including such high levels as black capitalist, project directors, administrators, etc., who have enough of a stake in the operation of the system to cooperate in pacification programs against their black brothers and sisters. The "House Niggers".

 Black Panther Party: an above ground community based armed self-defense organization whose job it was to defend the community by force of arms in "legal" posture and mode, unlike the clandestine Black Liberation Army. The Black Panther Party also served the community through community based survival programs such as free breakfast for children, free health care, liberation schools for political education, etc.

 Black Revolutionary Power: the taking of state power by black amerikkkans (Afro-Amerikkkans) in order to revolutionize the entire country on the basis of their enriched concept of man/woman.

 Bourgeoisie: the rich and the super rich. The ruling elite who own and manage the means of production, ex: Rockefeller, Mellon, Dupont, etc. They are the real rulers in a capitalist society who dictate and has everyone else eitherworking for them to maintain status-quo, or those who may slave for them in order to survive."

 Мы дали здесь лишь краткое представление об офисном сленге и терминологии администраторов, юристов, мошенников и политиков (как вам компания?). Хотите стать Большим администратором (юристом ит.д.) — изучайте это дело подробнее.

 

Сленг без слов

Словарь непроизносимого американского сленга получился коротким не по лености авторов, а потому что ходовых, общепонятных жестов не так уж много. Может быть, мы что-то забыли, но вряд ли. Все согласовывалось с натуральной американской молодежью и понимающими толк людьми (см. цв. илл. 6, 7). Большую часть жестов для нас, в качестве гуманитарной помощи российскому народу, согласился изобразить Бо-Лу Кристенсен (Beau-Louis Christensen), знаменитый канадский фотомодель и автомеханик по совместительству. Наша признательность Бо практически не знает границ! Мы даже на пиво разорились во время фотосеанса.

 Обратим внимание на то, что в США есть еще масса хитрых жестов с загогулинами, вы можете наблюдать их на клипах у рэпперов. Эти жесты, в отличие от тех общепонятных, что мы здесь даем, указывают на принадлежность к бандам. На видеоклипах это все выглядит классно, а в жизни — подумайте сами, что может ожидать в черном районе белого, воспроизводящего такой нетривиальный жест, не понимая, что он указывает на принадлежность, скажем, к мексиканской шайке.

 Итак: фото (с комментариями).

Рис. 7. Thumb down (палец вниз). Не-е, я не согласен. Характерный жест, выражающий негативное мнение. С таким жестом идею хоронят. Происходит из Древнего Рима, где Цезарь так, бывало, определял судьбу гладиатора

Рис. 8. Thumb up (палец вверх). Да! Согласен! Отлично! Во! Жест, противоположный предыдущему

Рис. 9. Two thumbs up (два пальца вверх). Решительное одобрение. Если пальцы направить вниз, будет решительное неодобрение (two thumbs down). Так фильмы оценивают в телевизионных кинообозрениях. Наши «злобные зрители» с MTV это давно освоили. Но так можно сказать о чем угодно и показать тоже

Рис. 10. Rock-and-Roll. Рок-энд-ролл — жест. Имеет смысл общего согласия с происходящим вокруг весельем. Да... Ура... Во!.. Рекомендуется отечественным рок-группам и их поклонникам

Рис. 11. Не слушаю и слушать не хочу. Подтекст: разговаривай с моей рукой

Рис. 12. Stop! Стоп — во всех смыслах

Рис. 13,14. (Постукивание пальцем о палец либо ладонью о кулак.) Пример жеста, не выражающего ничего, разве что безразличие. Мы примерно с тем же смыслом (вернее, так же бессмысленно) барабаним  пальцами по столу, просо проводя время. Не все популярные жесты имеют большое народнохозяйственное значение

Рис. 15. Ну этот-то жест переводить не надо. В Америке он тоже существует и имеет тот же смысл, что и у нас. Гораздо менее популярен, чем «средний палец»

Рис. 16. Middle finger (средний палец). Жест, означающий Fuck your! Его показывают по-разному на Восточном и Западном берегах. Вариант Восточного берега (Сан-Франциско)

Рис. 17. Middle finger — вариант Западного (Нью-Йорк). Ошибиться не страшно. Поймут в любом варианте

Рис. 18. O.K. Хорошо! О-кей, по отношению к чему угодно

Рис. 19, 20. (В движении.) Смысл этого жеста примерно тот же, что и у Middle finger, но он имеет благородное итальянское происхождение, поэтому воспринимается мягче. Используется, когда хотят выразить свое пренебрежение, но не сильно оскорбить

Рис. 21 . Peace! (Мир!) А ведь не так давно означало Victory! (V-gesture — Победа!) Во времена Второй мировой войны только так и показывали. Все меняется

Рис. 22, 23. (В движении.) Quote-unquote. В кавычках, так называемый. Если этот жест показывают во время произнесения какого-то слова, оно имеет обратный смысл

Рис. 24. Hang loose! Расслабься! Дословно — скользи свободно. Пришло с Гавайев от любителей серфинга, иногда даже считается жестом-символом Гавайских островов

Рис. 25. Hitchhiking. Автостоп. Этим жестом останавливают попутную машину на дороге. Но не такси! Там просто поднимают правую руку на всю длину

Сейчас hitchhiking уже мало где увидишь — боятся, да на хайвеях это и запрещено — таблички висят. Прежде мы такое наблюдали часто, а сейчас и сами подсаживаем только на дорогах дальнего Запада, где общественного транспорта почти нет, а вероятность подсадить маньяка-убийцу ничтожно мала.

Итак, американцы жестикулируют, как и мы, умеренно, хотя с помощью жестов можно выразить весь диапазон чувств (см. цв. илл. 6, 7).

 

Всему своя зона

Маленький комментарий из области матологической географии.

Любое нормальное государство, в том числе США и Канада (здесь мы их почти не разделяем, так как в языковом отношении эти страны гораздо ближе друг к другу, чем, скажем, к Великобритании или Ямайке), в социальном отношении представляет собой слоеный пирог. Это нормально (ненормальной была невнятная социальная советская каша, в которой мы все росли). Так вот, обращаем ваше внимание на то, что в Америке социальная стратификация сопровождается и стратификацией топографической. Проще говоря, люди естественным путем поселяются в тех местах, где живут равные им по доходам и положению.

Для России это вещь новая (вернее, давно забытая старая), хотя неизбежно придем к тому же. Сейчас, когда жилье не "получают", а покупают, такое расслоение у нас тоже пошло интенсивно. Продавая квартиры, строительные компании всегда подчеркивают как большой плюс то, что в новой квартире вы будете жить с близкими по социальному статусу соседями.

Не будем скрывать, мы любим не только Россию, но и Канаду с США. Последние гораздо лучше, чем может показаться тому, у кого впечатление об Америке складывается в основном из общения с хамами на границе и в консульствах или из материалов газеты "Завтра" и мнений наших политических комментаторов.

Впрочем, ни здесь, ни при каких-то иных обстоятельствах мы не собираемся вступать в дискуссии с теми, кто до сих пор верит, будто американцы воюют в Ираке, чтоб прибрать к рукам его нефть, что 11 сентября подстроили евреи или сами американцы, а невинно убиенная российская императрица была немецкой шпионкой. Это — гормональное.

При всем при том, в Америке много и забавного, и плохого. Вот некоторые объективные цифры:

• В 2002 году только в Чикаго были убиты около 600 человек.

• Ежедневно полиция США задерживает 25-30 тысяч нарушителей, причем около четверти арестов связаны с алкоголем. Чаще всего это вождение в пьяном виде — D.U.I. = Driving under Influence. (Выпить за рулем там разрешается, но содержание алкоголя в крови не должно превышать норму.)

• За один день американцы тратят более 10 миллионов долларов на порнографию.

• 47% американских мужчин и 26% женщин считают, что секс лучше, чем деньги (при этом 16% женщин утверждают, что ни секс, ни деньги не доставляют им удовольствия).

• Средняя длина полового члена американца, по мнению американских мужчин — 25 см, по мнению американских женщин — 10 см.

• 23 города и поселка США носят имя города-героя Москвы.

Означает ли это, что, скажем, приехавшему на работу в Штаты специалисту из России страна откроется в том неприглядном виде, в каком она показана в фильме "Брат-2"? Абсолютно нет. Ни в плане общения, ни в плане, так сказать, ландшафтов — если вы не попали случайно в какие-то специальные обстоятельства или не спускаетесь на это дно сознательно (мало ли по каким причинам, может, бандитов, как наши менты, в Америке ловите). В США хорошее от плохого (пристойное от непристойного ит.п.) в значительной степени физически отделено. И хотя границы эти официально никак не обозначены, они легко определяются визуально — только глаз должен быть наметан. Нам кажется, что эта книга будет вам в данном отношении неплохим подспорьем. Она поможет на практике определить, в каком районе (какой зоне) вы находитесь, а значит, чего там следует ожидать.

Американский автор, который изучает американских маргиналов сознательно, живет в тихом спальном районе Aurora-Du Page County под Чикаго, где двери запираются чисто символически, под окнами бегают кролики, а автомобили останавливаются, чтобы пропустить переходящих дорогу жирных серых гусей. Чтобы там кто озвучил нечто из нашего словаря — ни разу такого не бывало, при том что живут там вместе и wasp'ы, и негры, и китайцы, и славяне — стратификация идет не по расовому критерию, а по поведенчески-доходному. Будешь ты там коситься на проходящего мимо негра? Да никогда! Тамошний негр — гарантированно человек порядочный (в чикагском метро ощущения будут совсем другими). А в 5 милях начинается другая часть района Аврора — Aurora-Kane County, прозванная в народе Кана Иллинойская (по аналоги с Каной Галилейской, где и Христа не пощадили). Там вечерами постреливают. В один не столь давний год настреляли столько, что по трупам на душу населения Aurora полгода держала первое место в стране. К чему мы это рассказываем? А "Не ходите, дети, в Африку гулять!". Это никакие не шутки. И если кто (не будем уточнять кто) думает, что мы американцев забьем своей крутизной и русской закалкой, так уверяем вас, что сальвадорская закалка не мягче, а то обстоятельство, что местный герой здесь вырос и всех знает, отнюдь не обременительно. В Ванкувере целая битва шла, несколько лет, между натуральной русской бандитней и Ангелами Ада (Hell's Angels), с перестрелками на улицах. Как вы думаете, кто победил?

Во всех городах Северной Америки есть исторически сложившиеся районы проживания малообеспеченного, сильно пьющего, курящего и колющегося населения. В этой среде, кстати, очень сильны расовые предрассудки, поэтому они еще и на подрайоны по национальностям разделены. Людей нечистых на руку и повышенно агрессивных там хватает. Не дай вам Бог забрести в неправильный квартал! Свидетелей не бывает никогда — им же там дальше жить. В Чикаго опасный район называется South Side, в Ванкувере — East Hastings. В США большую роль в такой стратификации сыграли либеральные программы предоставления дешевого и бесплатного жилья бедным — Public Housing Projects — вот все малоприспособленные к обычной жизни и работе там и собрались. В итоге целые районы перешли под контроль преступных группировок. Отметим, что панацеи тут нет, и недавние попытки расселения и рассредоточения "неблагополучных" привели попросту к инфицированию ранее спокойных районов.

Не случайно у глубокой мысли, данной в качестве эпиграфа, есть следствие: "Но можно запачкать все, ничего не очистив".

Совершенно ужасны были и последствия идеи разместить университетские кампусы вблизи районов с плохой репутацией. Думали плохие места облагородить, а получили цепь изнасилований в кампусах. Мы-то с вами знаем на примере нашей армии и лагерей, что власть в бараке быстро переходит к самому отмороженному отморозку (деду). А американских политиков почему-то этой мудрости не научили, не всех, во всяком случае.

Так вот, чтобы правильно ориентироваться на месте, пользуйтесь народными приметами, собранными здесь составителями. Разобраться в тонкостях впечатляющих деталей американского быта вам поможет знание многих терминов из нашего словаря, но особенно понимание вполне пристойного слова zoning (районирование).

В Америке нет свободы и распущенности в русском смысле — вседозволенность. То есть они там, конечно, есть, но исключительно, как вы уже догадались, в американском смысле. Нельзя там у школы водкой торговать (и, что для них характерно, раз нельзя — не торгуют!). Но все незапрещенное разрешено. Где и какая, скажем, коммерческая деятельность допустима, определяют городские или районные власти, причем формально и строго. За порядком следят серьезно (см., например, цв. илл. 8), и причины понятны (см. цв. илл. 9, 10).

На цв. илл. 11, 12 — фотографии относительно "плохих" районов. Вот их описание.

Если вы видите вокруг на вывесках термины из этого словаря — уверяем вас, это не случайно. Наверняка весь квартал, в котором вы находитесь, пользуется сомнительной репутацией, и помимо того, на что вы прямо смотрите, по сторонам еще много-много всякого нехорошего и разного происходит. Для проверки рекомендуем прогуляться в таком квартале по улице этак медленно, с праздным видом. К вам подойдут и озвучат несколько популярных выражений, например: "Want some action?" или: "What are you up for?" (см. action, up for). Напоминаем, что авторы не несут ответственности за последствия своих рекомендаций. Заметим также, что приведенные выше термины, хотя и не относятся к неприличным словам, на самом деле очень прямые.

На вывесках предпочитают эвфемизмы. Репутацией стран распущенных в США пользуются все европейские, а особенно скандинавские и Голландия. Так что если речь не идет об этнических ресторанах, обращайте внимание на наличие на вывесках иностранной (не американской) атрибутики. В "Amsterdam Bookstore" наверняка торгуют порнографией, "Swedish massage" звучит двусмысленно и полунеприлично (см. рис. 57  к слову FRENCH). Напротив, солидные заведения стараются включать в название слова American и Family — символы положительности, надежности, почитаемости протестантских (пуританских) традиций.

В принципе, районы, где иностранцу надо быть внимательным, мы можем разделить на три группы.

1. Безусловно опасные. Это о них мы говорили вначале — там грабят и стреляют, и могут убить просто потому, что вы не местный. Их контролируют банды, часто сгруппированные по национальному признаку, связанные с распространением наркотиков. Опознаются такие места легче всего по запущенности, обилию побитых машин и бродящих как бы без определенной цели личностей — для рабочей Америки это совершенно не характерно. Туда ходить не надо, индивидуальной защиты не предусмотрено. Полиция когда-то приедет, но может быть поздно.

2. Кварталы взрослых развлечений. Тут опасность прямого нападения гораздо ниже, зато вероятны приставания с возможной последующей потерей денег, невинности и приобретением нового иммунного статуса. Особенно за кошельком смотрите! Вот эти места вы легко опознаете по обилию вывесок с терминологией из нашего словаря (см. цв. илл. 13, 14).

3. Анклавы проживания сексуальных меньшинств. Они относительно безопасны, но "русско туристо облико морале" может быть по-настоящему поражен, войдя почти в любой бар. Плюс ко всему люди, которым не так много осталось жить, вечерами нередко выпивают больше нормы, а им потом машину водить. Вы там наверняка увидите флаги Rainbow Coalition (см. цв. илл. 50 к словам rainbow coalition), причем в необычайном количестве.

В Америке гуляют в историческом центре города, в парках и других специально отведенных местах, а в спальных районах — разве что трусцой бегают да собак выгуливают. Часто и тротуаров нет, увидят вас идущим пешком — спросят, что случилось, не надо ли помочь. В транспорте и на дороге вы, конечно, можете встретиться с кем угодно. Американцы обычно ездят на своих собственных машинах, если не слишком далеко. Абсолютно безопасны самолеты (аэропорты) и поезда. Междугородними автобусами (Greyhound) пользуются люди небогатые. Вокруг автостанций небезопасно, но в самих автобусах и внутри автостанций ничего страшного не происходит. В Канаде общественный транспорт безопасен (неприятностей, кроме ДТП, практически не бывает), им пользуются все. В США городские автобусы и троллейбусы малоприятны, а метро может быть просто опасным, особенно вечером. Но это уже не про язык. Ощущение опасности возникает от невербального контакта — в американских гнусных местах люди ведут себя, как в России — не улыбаются, не здороваются, оглядываются и имеют озабоченный вид. Что там, мы в метро такие коммунальные скандалы наблюдали — прямо Воронья слободка!

Короче говоря, welcome! Если приедете, со временем сами разберетесь. Но если вам придется сразу же окунуться в среду, изъясняющуюся исключительно выражениями из нашего словаря, предстоящему вам опыту не позавидуешь.

 

СПИДометр

Одна из причин, по которым именно США вызывают у нас почти подсознательный интерес, заключается в том, что России скорее всего предстоит пройти через многие трудности, которые в настоящее время преодолевает американское общество. Касается это и самого пугающего современного заболевания — СПИДа (AIDS), в решении проблем с которым наша страна сейчас находится там, где Америка была лет двадцать назад.

Однако сумеем ли мы пойти правильным путем, пока не ясно. Напомним, что в мировой борьбе со СПИДом лишь в Северной Америке и Европе ситуация более-менее стабилизировалась, а, например, в Южной Африке дела обстоят совсем по-другому. Вот причины южно-африканской катастрофы: самообман (self-delusion); предрассудки (prejudice); высокомерное отношение власти к собственному народу; распущенность, легковерие и необразованность этого народа и этой власти; коррупция и кумовство; неправильная политика церквей; нищета; психология нахлебников в отношении исследований, разработок и производства биопрепаратов; недоверие к мировому опыту; иллюзии национальной исключительности; поиски мирового заговора; наконец, отсутствие интереса к стране после того как в ней призошли изменения, которых требовало мировое сообщество — с непредвиденными последствиями. Как вам список? С чем находите сходство? В США и Канаде реалии иные.

У нас об этой мрачной, но существенной стороне жизни известно недостаточно. Но рассматривая особенности языка, следует отчетливо понимать, насколько эпидемия СПИДа изменила американскую культуру, в самом широком понимании, в том числе и в плане общения и речи. Изменились поведение, отношение к жизни, литература и драматургия, страхование, медицина, даже некоторые социальные и политические структуры. В США сейчас инфицировано около девятисот тысяч человек и ежегодно заражается около сорока тысяч. Это, в масштабах такой большой страны не катастрофа, но довольно большая беда. Болезнь ведь не вылечивается, а поддержание больных стоит очень дорого. Культурное и политическое значение эпидемии в Северной Америке выше, чем можно было бы ожидать исходя из числа зараженных. Дело в том, что, нравится нам это или нет, активность людей в гораздо большей степени определяется гормональным балансом организма, чем воспитанием и убеждениями. То есть именно социально активные, творческие, добивающиеся успеха в обществе люди очень часто относятся к той категории, которую в России иногда называют нехорошим словом сперматозавр. Вот они-то и стали жертвой эпидемии на начальном этапе, да и сейчас болезнь продолжает изымать из общества активную его часть.

Соответственно, это находит отражение в культурной жизни. Мы надеемся, что хотя бы "Ангелы в Америке" наконец в полном объеме появятся на российской сцене — надо было не пожалеть денег на покупку прав и поставить их давным-давно, многие бы вопросы у нашей публики снялись.

Сейчас времена сексуальной революции (sexual revolution) вспоминаются как сон, за которым последовало ужасное пробуждение. Сохранились реликты, у которых болезнь развивается очень медленно и которые могут еще рассказать о том, как они в свое время могли to fuck my way through the country (подразумевается, что этот дедушка путешествовал автостопом, расплачиваясь за поездку вполне определенным образом). Но таких очень мало, и у встречавшихся нам героев революции чувствовалась не столько радость от сознания этой своей уникальности, сколько горечь людей, живущих на кладбище. Ведь все, абсолютно все, кто был связан с ними социально, не говоря уже о других связях, постепенно умирали на их глазах, а то и руках. Не надо думать, что люди, употребляющие инъекционные наркотики, имеющие отклонения от сексуальных стандартов или ведущие немоногамный образ жизни — сплошь чудовища. Есть множество трогательных историй — но все они с плохим концом.

В Сан-Франциско в конце восьмидесятых вымер целый квартал, район улицы Кастро (Castro Street). Сейчас община возродилась. Город с его толерантностью и общим духом легкого сумасшествия остается необычайно привлекательным для любых меньшинств и людей с отклонениями. Live and let live (живи и дай жить другим) — этот популярный американский лозунг как нельзя более подходит к Фриско, но все же былой беззаботности там уже нет. Признанный прежде мировой центр гомосексуализма (gay community) Ки-Вест (Key West) во Флориде быстро теряет свою прежнюю репутацию, становясь все более просто центром семейного отдыха (американский автор как-то возил туда всю свою семью абсолютно без опасений насчет необычных впечатлений у детей или какой-то инфекции — и был прав). Богатые геи селятся там и сейчас, но они естественным путем и в приятной обстановке вымирают. Община исчезает.

Напомним, что вирус иммунодефицита (HIV) малоинфекционный, через посуду или комара им не заразишься, презервативы и одноразовые иглы снижают риск кардинально, и в цивилизованных странах случайное заражение редко. Все все понимают, это не Нигерия. Как правило, инфицирование связано с сознательным риском или осознаваемыми впоследствии ошибками (mistakes in judgement). Сколько раз приходилось слышать: можно спрашивать о статусе (immune status), о том, как человек себя чувствует и что делает в таком состоянии, не спрашивайте только, как он вирус получил (how you got the damn virus). Это слишком болезненно.

Реально вирусоносители подразделяются на три неравные категории.

Во-первых, это гомосексуалисты, в среде которых заражение часто — лишь вопрос времени, в силу давления среды (peer pressure) и статистики — при часто сменяемых партнерах (you need to make a mistake only once).

Во-вторых, те, кто употребляет инъекционные наркотики в группах — когда все лежат на матрасах и передают, в силу дефицита одноразовых игл и глубокого чувства братства (camaraderie), один и тот же шприц по кругу.

В-третьих, зараженные случайно — очень редко врачами, обычно — партнерами-наркоманами или бисексуалами, которые думают почему-то, что если они не вполне геи, то и вирус к ним не пристанет (мы эти психологические особенности не придумываем!). Сюда же отнесем гетеросексуальных (straight) клиентов проституток и любителей промискуитета — в Северной Америке такой способ заражения возможен, но статистически он менее значим.

Дискриминация зараженных запрещена, но негласно она существует, поэтому иммунный статус относится к тщательно оберегаемым медицинским тайнам. Инфекция, перешедшая в реальный СПИД, с симптомами (full-blown AIDS) — это, конечно, полная инвалидность, тут уже о декоруме не думают. Но постоянно рекламируются анонимные тесты для потенциальных бессимптомных носителей. Считается, что если человек знает свой статус — сам и сообразит, что делать. Пропаганда, в основном, направлена против тех, кто тестироваться не хочет — незнание статуса считается вещью опасной для тебя и окружающих.

В результате распространения нового поколения лекарств — коктейлей (anti-retroviral drug cocktails) продолжительность жизни не только инфицированных, но и достигших собственно стадии СПИДа сильно увеличилась: можно говорить по крайней мере о годах десяти. Отсюда появились политически корректные термины positive living, living with HIV. Упор на то, что это состояние, в котором все-таки можно жить, а не короткий интервал между результатом анализа (HIV/AIDS positive test) и смертью (см. рис. 29 к слову AIDS и рис. 62 к слову HIV). Не надо, однако, думать, что это нормальная жизнь. Прежде всего, человек должен быть очень дисциплинирован: это не одна таблетка, а набор лекарств, которые надо принимать постоянно через строго определенные интервалы. Они часто дают страшные побочные эффекты — мы говорим не о крапивнице, а об изменении формы тела, поражении печени и т.п. Температура, головная боль, слабость, понос — обычные явления. Каждый шаг должен быть обдуман и взвешен, и это накладывает на человека сильный психологический отпечаток. Говорят, что опознать зараженных нельзя, но это не совсем так. Они обычно выделяются — по взгляду, разговору, поведению. Ну как вы думаете, кто будет в жаркий день сидеть у речки и, не заходя в воду, рассуждать о состоянии ее микрофлоры (bacterial count)? Конечно инфицированный, у него же атаки этой микрофлоры организм просто не выдержит.

Увеличение продолжительности жизни, пропаганда концепции living with HIV, снижение темпов роста заболеваемости и смертности дали не вполне ожидавшийся побочный социальный эффект: многие посчитали, что эпидемия прошла, и стали меньше заботиться о профилактике. На самом деле огромные, часто недооцениваемые успехи в борьбе со СПИДом в Северной Америке связаны с сознательностью и социальной активностью населения. Организации типа "Act Up!" внедрили-таки в массы простые идеи о более и менее опасной сексуальной практике. Широко известны таблицы вероятности заражения при разных действиях. Полную гарантию, конечно, в соответствии с учением церкви, дает только целомудрие, но заражаемость пошла на убыль.

Однако сейчас маятник чуть качнулся в обратную сторону! Появилась идея, что опасность инфицирования преувеличена, а уж если ты относишься к сексуальным меньшинствам, то все равно чему быть, того не миновать (на деле это не так: по статистике и в среде гомосексуалистов инфицировано меньшинство, просто процент гораздо выше, чем в целом у населения). В итоге у геев (gays) родилось романтическое движение пропагандирующих и практикующих в своей среде секс без презерватива (condom, rubber). Сами себя они называют, пардон, голожопниками (barebackers).

В последнее время зарегистрирован всплеск свежих инфекций у молодежи, что безусловно не радует. Наиболее же высока частота заражения у национальных меньшинств — черных, латиносов, независимо от сексуальной ориентации. Эта часть населения менее прагматична, думает о настоящем больше, чем о будущем, считает секс с применением мер профилактики менее доверительным и полноценным, склонна к поиску новизны и смене партнеров — и вот результат. Стоит ли жизни спонтанность и яркость ощущений — в том числе жизни близких, — каждый решает для себя сам.

Сложнее решать наркоманам, поскольку в их среде и по части мозгов не то чтобы все было совсем в порядке. Инъекционные наркоманы (injection drug users) не слишком думают о безопасности, они уже за чертой размышлений. И потом они все равно рано умирают, так, казалось бы, какая разница от чего? Однако для общества носитель неизлечимой смертельной инфекции, у которого и с головой не все в порядке, — тот еще подарок. Можно распространять бесплатные одноразовые иглы и частично легализовать наркоманию — иначе будут прятаться по подвалам и продолжать заражаться. В Канаде это поняли, так и поступают и программы довольно успешны. В США же существует народное политическое поверье, что свободный доступ к одноразовым иглам — это поощрение наркомании. Даже химики на работе получают такие иглы чуть ли не как метанол в СССР (помните эти позорные списки официальных ядов?). Так что подпитка инфекции с этой стороны продолжается.

В целом же ситуация со СПИДом находится сейчас в США и Канаде под контролем, но поддержание этого требует постоянных усилий. Социальным последствием нашествия СПИДа явилась еще большая атомизация (это официальный социологический термин) американского общества, гораздо меньшая близость между людьми, чем это было, скажем, 40-50 лет назад. А разврат просто изменил формы и стал более контролируем. Но в обществе индивидуалистов это все же не выглядит консервативной революцией. Даже СПИД не сделал из Америки Иран. Куда уж там бен Ладену...

 

Под балдой

Наркология-101, кратчайший курс

К написанию этой главы нас подвигло обилие соответствующих терминов в американском сленге.

Не будем себя обманывать, наркотики были всегда. Их употребление так же характерно для людей, как воинственность, религиозность или расизм. Причем все это обусловлено одним — стремлением человека к счастью.

Фундаментальная концепция об индивидуальном стремлении к нему (pursuit of happiness) не случайно зафиксирована в американской и, тоже не случайно, не зафиксирована в российской конституции.

Для того чтобы достичь счастья, так сказать, естественным путем, надо приложить массу усилий и иметь хотя бы немного везения. Но есть и другой способ — отключиться от действительности и кайфовать напрямую. Отсюда: "Веселие Руси есть питие". С этой же целью в Йемене традиционно жуют кат, в Боливии — листья коки, в Мексике заваривают пейотль, в Алжире употребляют гашиш ит.п. Национальные обычаи.

Нам, кстати, неоднократно приходилось объяснять американцам смысл русской традиции коллективного питья водки стаканами — не доходит. Им непонятно, что жизнь народа может быть из поколения в поколение настолько беспросветной, что главное традиционное удовольствие в ней — забыться, чтобы ничего этого не видеть.

По сути, и водка, и кока, и кат, и марихуана, и крэк, и героин — это все наркотики, хотя и разные по опасности и характеру действия. Опасность связана с биологическим (не социальным — против этого есть защита!) привыканием. Через определенное время в мозгу происходят необратимые изменения, переключение нейронов (rewiring), после чего к нормальной жизни практически нет возврата. Про алкоголь мы знаем — алкашей полно, но от рюмки за ужином алкоголиком станет не каждый. То же относится, например, к марихуане. Галлюциногены часто вообще не наркотики — к ним нет биологического привыкания. А вот с героином внутривенно ситуация совершенно иная. Именно здесь лежит объективный критерий, по которому общество должно решать, что именно и в какой степени криминализировать.

Вернемся к концепции счастья. Идти к нему естественным путем — долго и трудно. Но счастье — это ощущение. А все наши ощущения возникают в мозгу как ответ нервной системы на внешние раздражители. Реакция опосредованная, рационализованная, на сознательном и бессознательном уровнях — но все равно это взаимодействие нейронов. И вот вам предлагают сократить этот сложный путь (shortcut). Одна инъекция (shot) — и вы счастливы в недостижимой естественным путем степени. Два часа оргазма. И ничего больше вам в жизни не надо — потому что вы счастливы уже, ничего лучшего не бывает, и возврат после этого к тусклой действительности приобретает все черты не-счастья. Скорей обратно! Любой ценой! Вот и весь механизм. Обсуждать что-то всерьез с человеком, который побывал в раю и для которого вы лишь досадная помеха (или возможный источник средств) для возвращения туда — невозможно. Даже после косяка — глазки красные, реакция неадекватная, уплыл. О чем посерьезнее мы и не говорим — эти люди могут быть по-настоящему опасны, им деньги нужны на ближайший билет в рай. Зарабатывать же деньги приходится в реальной жизни, из которой настоящие наркоманы исключены (по американской классификации они unemployable).

В Северной Америке все начиналось, как и у нас, с алкоголя, с которым эпизодически пытались бороться. Даже сухой закон в двадцатые-тридцатые годы вводили.

Пить в итоге меньше не стали, только мафия на контрабанде спиртного поднялась.

Запрещать пить, конечно, бессмысленно, и вдвойне бессмысленно было это делать в США, где хотя алкоголики и есть (существует даже известная ассоциация анонимных алкоголиков — ААА), но массового алкоголизма, как у нас, нет и никогда не было. Слишком там люди рациональны и ценят реальную жизнь. Социальная выпивка (social drinking), снятие стресса после работы — это практикуется. Но они друг на друга смотрят, и потерять над собой контроль — позор. Так что если американец и напивается, то дома, за закрытыми дверями. В барах выпивают в основном для веселья и успокоения, а не ради драки с последующей полной отключкой. И потом, каждому ведь на своей машине домой ехать.

С наркотиками сложнее, избирательнее. Массовое их распространение началось с 60-х годов прошлого века, когда пришло поколение хиппи, детей-цветов, противников войны и американского империализма. Оно хотело порвать с рационалистической, консервативной традицией, в том числе и посредством так называемого расширения сознания при помощи химических препаратов. В англо-русских словарях сленга можно еще встретить перевод: "А" — наркотик ЛСД. Так действительно говорили лет сорок назад. Тогдашние ассоциации понятны: ЛСД — король психотропов, класс, полный улет. Но такие настроения (что важно — употребление наркотиков было тогда ненаказуемо) быстро прошли. Как странно сейчас в Америке смотреть комедии того времени про Чича и Чанга (Chich and Chung), читать тексты Тимоти Лири и всех тогдашних американских баянов ширяновых. Эта стадия давно позади (хорошая киноиллюстрация — "Форрест Гамп"). Все изменилось. Какой уж там "улет" при наличии законов типа калифорнийского "three strikes": трижды попался на марихуане — посадят в тюрьму обязательно (судья сможет повлиять лишь на срок — и то в небольших пределах). Наркотики, конечно, в ходу, но романтики вокруг них уже нет. ЛСД сейчас в основном называют просто "acid" (кислота). Какая романтика, когда в тюрьмах в США сидит народу больше, чем в России, и значительная часть — именно по наркоманским статьям! С курением там справились, антиалкогольная пропаганда тоже дает ощутимые плоды. Наркотики же пока лидируют среди способов получения кайфа. У нас, боимся, многое еще впереди. Новое российское поколение уже не так тяготеет к водке, но о наркотиках осведомлено явно больше поколения старого.

На цв. илл. 15, 16, 17 представлены избранные виды наркоманских мест. Сейчас в США война наркотикам (drug war) объявлена в качестве национальной программы, со всеми атрибутами настоящей войны, включая главнокомандующего и одуряющую пропаганду. Покупку наркотиков называют финансированием терроризма (что, как ни странно, правда — деньги от продажи тяжелых наркотиков перекочевывают в карманы коммунистических групп Латинской Америки). За употребление наркотиков многих сажают (в том числе по доносам американских павликов морозовых — наказали родители ребенка, а он возьми и настучи). Чтобы перекрыть доступ наркотикам, устраивают несанкционированные обыски, держат огромную сеть внутренней агентуры, вмешиваются во внутренние дела других стран (например, Колумбии, Боливии). Официальная политика — полное неприятие никаких наркотиков, абсолютно, без разбора (zero tolerance), с проверками на дорогах, серьезными неприятностями из-за унции дури (dope), обязательными лабораторными тестами при приеме на работу и в ходе работы.

И ведь все равно курят (smoke pot)! Потому что многие считают, что марихуана лучше спиртного: нет похмелья, чище кайф, успокаивает, снимает симптомы у безнадежных больных (рак, СПИД). Сторонников марихуаны в Северной Америке хватает. Их боевой клич — Legalize it!, причем тут все знают, что это it означает (см. рис. 26).

Рис. 26. Legalize it! —лозунг сторонников легализации марихуаны

 В Канаде сторонники наркотических свобод добились реальных успехов. Там эта проблема вообще воспринимается иначе, чем в США, скорее в медицинском, чем в полицейском плане. В Британской Колумбии официально существует даже небольшая Партия Марихуаны (Marijuana Party), и, по примеру европейских стран, на самом деле постепенно кое-что легализуют. Уходящий на пенсию премьер-министр Канады Жан Кретьен произвел настоящий фурор в США своим заявлением, что, мол, когда парламент окончательно снимет запреты, он обязательно марихуану попробует — интересно же. Флаг ему в руки, экспериментатору на старости лет. Но в США такое заявление убило бы перспективы его партии на выборах.

 В Ванкувере, бывает, дурью несет на улицах, полиция отслеживает производителей с вертолетов с помощью инфракрасных детекторов (обогреваемые подвалы светятся). В то же время тяжелых наркоманов снабжают одноразовыми шприцами и организуют все больше контролируемых мест, где они могут свободно колоться. В США это представляется немыслимым развратом! Никаких разговоров с наркоманами вести не собираются, и средство видят одно — сажать. И что? В Канаде преступность несравненно ниже, общество спокойнее, а уровень наркомании ниже, чем в США. Стоимость нелегального экспорта марихуаны в США из Британской Колумбии недавно превысила стоимость легального экспорта древесины и ее производных — ранее основного товара. При этом тоже народ смешанный и культура очень близкая (большинство канадцев с этим не согласится — ну и пусть, со стороны виднее).

 Нет никаких сомнений, что России предстоит пройти тот же путь в плане наркотиков, если общество и страна будут более-менее открыты. Это везде одинаково, а наша близость к Афганистанам-Таджикистанам очень напоминает близость Северной Америки к Южной. Насколько далеко страна пойдет по этому пути и с какими последствиями, зависит от народа и от политики администрации. Как мы только что показали, варианты могут быть разными — даже из числа приемлемых (и в США, и в Канаде ситуация с наркоманией и ее последствиями поддерживается на приемлемом уровне).

Азбука дури: политическая иллюстрация

Приведенные ниже "уличные названия" марихуаны (запоминать не рекомендуем) найдены на веб-сайте того отдела Белого дома, который отвечает за борьбу с наркотиками. Приводим в качестве иллюстрации. Чего? Тут могут быть разные мнения, но большинство наших читателей в США не голосуют, и их мнение по поводу компетентности нынешней американской администрации мало актуально.

 Airplane, Assassin of youth, Astroturf, Baby, Bammy, Bo, Bo-bo, Bone, Boo, Boo boo bama, Boom, Broccoli, Butter, Canceled stick, Catnip, Christmas tree, Chunky, Climb, Cripple, Dank, Dew, Ding, Dinkie dow, Ditch, Earth, Elephant, Feeling, Finger, Gash, Goblet of jam, Goody-goody, Haircut, Indian boy, Jive, Joystick, Kate Bush, Killer, Loaf, Log, Machinery, Mother, Muggles, Number, Ozone, Poke, Prescription, Queen Ann's lace, Rope, Salt and pepper, Scissors, Stick, Straw, Tea, Tex-mex, Thirteen, Thumb.

 

Словарь

 

@ — этот значок, на самом деле, обозначает и читается "at", то есть "при". Никаких собак, собачек или обезьян. В интернет он пришел из деловой переписки. Он и сейчас не только в интернете используется, но и в особых ситуациях — например, при неформальном оповещении о сборе где-то, скажем, в ресторане: "5 p.m. @ Luigi's" перевод: "В пять вечера у Луиджи." Это сокращенная форма, удобная при скорописи. Еще образчик употребления дан на рис. 27.

Рис. 27. Запись из лабораторного журнала натурального американского химика «heat for 2 hours @ reflux» (нагревать в течение 2 часов с обратным холодильником)

 

A

A — супер, превосходно, высшая оценка всего (товаров, ощущений, достижений, способностей, успеваемости и т. д.).

Это, скорее всего, из школы пришло. Там оценки даются не только по стобалльной системе, но, чаще, в буквенном виде, от A (отлично) до F (failure — провал). При этом B и C используются, а D и E уже нет. Это все же не вполне пятибалльная система, потому что практически всегда добавляют еще + и — (например, B+ — распространенная очень хорошая оценка; A ставят не часто). Отсюда же выражение "straight A student" — по-нашему, "круглый отличник".

     A-one — высший класс.

     A-O.K. — в наилучшем состоянии, в прекрасной форме. (См. O.K.)

A.R. — вооруженное ограбление (armed robbery).

ABORTION — неудача, срыв, что-то низкокачественное, уродское, дешевка.

Дословно это и будет "аборт". В русском подобных ассоциаций нет. Не очень распространенное употребление — даем как пример слова со вторым значением.

AC-DC AC-DC (ac-dc, ac/dc) — бисексуал, бисексуальный. Вообще-то AC, DC — означает переменный и постоянный ток (на каждой этикетке, прилепленной к западной электронике, написано, поясняем для тех, кто вдруг не в курсе). Вот эти официальные значения гораздо более распространены, чем их похабные эквиваленты. Но знать, конечно, надо и те и другие. Между прочим, признаемся, что не можем точно сказать, какой из двух описываемых смыслов несет название очень известной рок-группы "AC/DC". Сдается нам, оба.

ACE — ас или кореш — это два разных значения. В обычном разговоре слово "ace" означает — ас, классный специалист, эксперт. А в разговоре приблатненной публики — кореш, братан. Глагол to ace имеет смысл первого значения: сделать что-то здорово, мастерски. Обратите внимание на произношение: ass — это совсем, совсем другое слово (см. ниже).

ACID = LSD (lysergic acid diethylamide) наркотик ЛСД (диэтиламид лизергиновой кислоты). Основное значение слова acid — кислота. Романтики тут нет никакой.

     Acid punch — пунш с наркотиками. На молодежных вечеринках (для студентов и старших школьников) пунш делают в больших чанах. Бывает, и добавят в этот чан чего не положено, так что не все об этом и знают. Об этом участники многих таких вечеринок нам рассказывали.

ACLU - Американский союз гражданских свобод (American Civil Liberties Union).

Нашим политтехнологам — на вооружение. В Америке эта и многие другие общественные организации рассылают именные членские билеты по адресам, имеющимся, к примеру, в телефонных книгах. Расчет на то, что адресат и впрямь вступит в их ряды, послав членские взносы по почте. Вот что значит страна никогда не знала II Съезда РСДРП! На рис. 28 — такой настоящий билет одного из фиктивных членов. Узнаете? (См. его фото на последней стр. обложки.)

Рис. 28. Членский билет ассоциации

ACTION — действие, деятельность, активность во всех возможных смыслах.

 Например, если скучно, все застыло, американцы могут сказать "I want some action". Далее перевод и трактовка зависят от контекста. Часто подразумевается нечто бурное, возбуждающее, порочное. Если речь идет об играх, спорте — это азартная игра с большими ставками, по крупному. В преступном мире — это бандитизм, торговля наркотиками. Во взаимоотношении полов — собственно половой акт, "траханье". Если это отдых, то крутой, при котором балдеют, оттягиваются и торчат. Так что, когда вам предлагают "some action", будьте бдительны.

AD LIB AD LIB (ad-lib, to ad lib) — импровизация, экспромт. Редкий пример перехода латинизма в разговорную речь. Чтобы понять, почему такие примеры редки, попробуйте придумать русское народное выражение с латинским или греческим корнем, ну, скажем, ругательство от слова экслибрис. Получается?

ADULT — для взрослых. Обычно означает какую-нибудь порнографию (см. цв. илл. 13, 14).

     Adult bookstore — книжный магазин — для взрослых. Читателя не должно удивить, что этот форпост культуры предложит своеобразные книжки, журналы ("про это" или с "интересными" картинками) и видео вперемежку со специфической продукцией кожевенной, металлургической и резиновой промышленности (см. рис. 57 к слову FRENCH).

     Adultery (affair) — адюльтер, внебрачная связь.

     Adult video — соответствующий видеопрокат (в том числе в кабинках).

     Adult movie — кино для взрослых (не просто запрещенное "детям до шестнадцати", а натуральная порнография).

     Adult entertainment — показ этого самого "для взрослых" живьем, т. е. стриптиз.

     Adult education — а вот здесь никаких неприличных намеков (см. предыдущие выражения) нет. Это образование для взрослых, и вовсе не в той области, которую эти взрослые, надеемся, уже освоили самостоятельно.

AIDS — даже не переводим. Может мы чего-то недослышали, но насколько нам известно, какие-то уменьшительные названия болезни или оскорбительные клички для спидоносцев (термин отечественный) вовсе не распространены. Напротив, помочь пытаются (см. рис. 29 и рис. 62 к слову HIV (H.I.V.)). Больно все это страшно, все эти сцены из "пира во время чумы". Учитывая важность предмета, мы посвятили этой теме отдельную главу.