Очнулся в медицинском блоке, в ложе капсулы среди приборов, аппаратуры контроля и поддержания жизни. В голове стучит, а нейроинтерфейс выглядит размытыми, полупрозрачными кляксами на границах периферийного зрения. После нескольких мучительных минут, отображение удалось восстановить и появилась возможность провести полную самодиагностику. Результаты порадовали и я отважился на дальнейшие действия. Для начала неплохо узнать, что вообще со мной случилось. То, что ранение на лицо – факт однозначный, но насколько серьёзно?

– Капс! – прошипел, а не прокричал как планировал. – Ты где, лекарь? – голос немного улучшился, приходя в норму.

– Я счастлив видеть тебя снова в здравии…

– Погоди с речами счастья, – не дал развиться словесному потоку. – Ты можешь популярно рассказать о событиях?

– Тебя ранило и я лечил, – поправился корабль. – Рад, что всё замечательно завершилось в столь короткий срок! Мои регенеративные медикаменты и ваши нано колонии симбионта отлично справились!

– Не увиливай.

– Ранение в голову куском породы, – перешёл на доступный язык изложения Капс. – В целом, всё удачно сложилось. Так что волноваться не стоит. Будут негативные ощущения пару дней, – вздохнул. – Но как без этого при таком-то ранении! Повезло, что голову не снесло и то, что случилось всё перед шлюзом. Поражение клеток не перешло к обширному. Так что – всё отлично! Можно так выражаться смело.

– Уболтал, но позже расскажешь всё более подробно. Хорошо?

– Лады. Я немного изменился, – продолжил первый из посетителей. – Вот картинка, – вызвал изображение на монитор.

Добавление не заметить невозможно. Два овальных кольца один в другом, медленно вращались в противоположных направлениях приняв за ось корабль от носа до кормы. Рассмотреть их структуру удалось по прекращению движения в горизонтальном положении относительно палубы. В целом плоские, небольшой толщины, хотя все понятия и относительны. Сложное сочленение различных по форме частей придало вид пил с зубцами в обе стороны от полотен.

– Что это? – логичный вопрос с моей стороны.

– Приспособление. Универсальное и полезное, – ответил невнятно в своём репертуаре. – Выполняет много различных функций как в обороне с маскировкой, так и в нападении. Потом продемонстрирую, при случае, а случай такой представится. Уверен.

– Ты как всегда – тихоня с сюрпризами. Где мы сейчас и что с беженцами? Не рассказывай, а скинь информацию пакетом.

Капс выполнил просьбу и уже через десять минут я знал, что именно и как произошло. Порадовался, успеху эвакуации гражданского населения, которое полностью уцелело. Затем озаботился состоянием членов экипажа и попросил доктора позвать. Хоть кого-нибудь. После оглашения просьбы вслух прошло не больше десятка минут прежде, чем дверь открылась и впустила в покои радостных друзей.

Первым делом к моему ложу подошла Ким, но её неожиданно оттолкнула вполне нормальная, если по цвету кожи с волосами судить, девушка и набросилась на меня с поцелуями. Причём плача, явно от счастья. Сопротивляться не стал, да и не мог, так как ситуация ошеломила. А спустя первые секунды столь бурного проявления эмоций, и вовсе не захотел их прекращения. Наконец её сменили крепкие объятия Рино, и скромные поздравления сестёр, ограничившихся целомудренными чмоками в щёки. Бука занял место в изголовье, намекая урчанием о настрое пробыть там всё время до завершения лечения.

– А где киборг и малышка? – задал вопрос, когда все немного успокоились. – И познакомьте меня уже с девушкой, а то не удобно как-то…

Мельком оценил точёную фигурку и внешность стройной девушки, на голову выше среднестатистических обитателей содружества. Остался доволен увиденным, а внутри что-то ёкнуло, чему значения никакого не придал. Пометку сделал автоматом и всё на этом. В поведении напарницы почувствовал смесь ревности, стыда и вины, а у сестёр некоторой растерянности. Что-то произошло и с этим нужно разобраться в перспективе. Да и Рино как-то по иному смотрит на Ким. Потом, всё потом. Сейчас несколько вопросов стоят выше разборок с душевными настроениями членов пополнившегося экипажа.

Мне объяснили, причём очень популярно. В результате, после того, как шумная компания удалилась и оставила меня одного, пришлось долго гадать над резким взрослением ребёнка из артефакта. Сама Нави пояснить причину не смогла, или не захотела, внеся ещё больше загадок. Мне необходимо пролежать в медкапсуле минимум сутки, которые можно спокойно потратить на размышления или наоборот, ни о чём не думать.

Полёт в гипере продлится ещё несколько дней, до получения метки с пропуска, полученного у отца Ким и я сосредоточился на лечении. Мои колонии нанитов, приобретённые в результате слияния с симбионтом, радуют великолепной работой. Починка организма идёт стабильно хорошо, с прогрессом. Концентрируя внимание на процессах, удалось полностью взять их под контроль и оценивать работу стало ещё легче. Мало того, я полностью осознал все структурные изменения, произошедшие с моим телом, а деятельность мозга превзошла ожидания новыми открытиями.

В один из моментов, сосредоточившись на мониторе, я увидел рентгеновскую картинку себя и перемещение работающих колоний нанобиотиков. Поразился. А в другой раз, слишком сильно пожелав дотянуться до посуды с напитком, придвинул её не касаясь. Решение прислушиваться к себе утвердилось, ведь никто не знает, что произойдёт если возможности мозга раскроются полностью. Хотя предполагаю, что мне до этого ещё пока далековато. Время идёт, полёт продолжается вместе с моим выздоровлением.

Ещё одной из новых способностей явилась возможность дистанционного слияния нейросети с управлением корабля. Первые секунды я даже не понял, что вновь вижу и ощущаю космос так, как это делает Капс. А когда сей факт до меня дошёл и я обратился к кораблю за пояснением, он удивился и задумался. Причём так надолго, что развёрнутый ответ ещё не получен, кроме заверения в нормальности ситуации по отношению ко мне. Намёк на мозг и его работу вскользь промелькнул и только.

С началом следующих суток в дверь постучали и не дожидаясь ответа, или другой реакции, в медотсек вошла Ким со знакомыми предметами в руках. Шахматную доску и фигурки в прозрачном контейнере, выполненные с передовыми технологиями и материалами, не узнать нереально.

– Это откуда? – удивлению моему нет предела, что и подтвердил вопросом и мимикой. – Ким, я не помню, чтобы видел или слышал о шахматах в содружестве. Даже в глобальной сети нет информации, – добавил, проверив результаты поиска на запрос.

– Извини, Павл, – взял слово Капс. – Так уж вышло, что я покопался в твоей памяти, когда проводил лечение. Это результат полезных побочных эффектов.

– Есть идея, – продолжила голубоглазая. – Как ты относишься к заработку на лицензиях?

– Положительно, – даже настроение приподнялось. – И какая процедура? Что требуется от патентоведа?

– Я знала, что ты согласишься и всё сделала сама, причём несколько суток назад, – обрадовалась прямо и глазки заблестели. – Все необходимые документы давно разосланы по инстанциям, правда на одно из моих имён, но это ерунда.

– Хочешь сказать, что есть результаты?

– Именно и причём весьма неплохие! – вообще радостно продолжила. – Не знаю, откуда у тебя такие интересные проекты, но генеральные лицензии уходят влёт. Мало того, я недавно опробовала сетевую версию, для игры в паре, и очень удивилась количеству пользователей! – оживилась и продолжила в приподнятом эмоциональном настрое. – Это просто успех и деньги! Если так будет продолжаться и дальше, то к концу месяца мне и тебе не придётся думать о финансах.

– Только нос не задирай, – буркнул, осаживая даму. – Нутро мне подсказывает, что очень скоро нам не будет хватать никаких денег. Вот посмотришь.

– Почему? – чуть не обиделась.

– Я мало знаю альтруистов, а в содружестве и вовсе таких не встречал, – решил не пояснять о возможных финансовых тратах, тому же отцу маркизы за предоставленное убежище. – Просто будь готова проститься с деньгами так же легко, как они тебе дались.

– Я попробую!

– Тогда вот тебе ещё и шашки, – легко передал информацию посредством нейросвязи. – Приплюсуй или открой новый патент, а я если ещё что-то вспомню по теме – обязательно добавлю. Кстати, подкинь идею чемпионатов по содружеству. Там и букмекеры подтянутся с организацией ставок и всё такое…

В палату вошла Келли, прервав нашу беседу. Мы отвлеклись и вопросительно уставились на озабоченную красавицу.

– Ну а с тобой-то, что случилось? – не выдержал грустной мины. – Не молчи уже, Келли. Говори, я же вижу твоё настроение.

– Извините госпожа Кимали и вы, Капитан, – начала излагать опустив взгляд в пол.

– Не извиняйся, – поспешил приободрить. – Тут вроде никого страшно недовольного визитом нет.

– Мы с сёстрами беспокоимся, – нерешительный тон и меня заставил занервничать. – Девочка подросла и больше не нуждается в заботе, так что наше присутствие…

– Ах вот вы о чём? Келли, ну ты и дурёха! – широко улыбнулся её страхам. – Вы давно зачислены в мой экипаж и приравнены к числу друзей. Так что, выброси из башки всякую чушь и успокойтесь.

Девушка повеселела, а я почувствовал за дверью мысленное облегчение подслушивающих сестёр. Ну и славно, пускай порадуются. Не буду акцент делать на недопущении такого поведения впредь.

– То есть, вы не ссадите нас в первом порту? – продолжила допытываться предводительница.

– Нет конечно! Забудьте уже свои страхи – вы часть моей команды, а в первую очередь друзья.

Красавица успокоилась и направилась к выходу, как Капс доложил удивлённо:

– Капитан, тут такое дело…

– Что ещё?

– Это не часто встречается, но мы нагоняем в гипере корабль, – продолжил. – Судя по биометрическому сканированию он пуст. Я не могу засечь сенсорикой никаких форм жизни.

– Дальше, – поторопил замолчавшего.

– По сводной характеристике и первоначальному определению параметров – это грузовой шаттл. Принадлежность затёрта и нет меток, как и информации о порте прибытия.

Я задумался, но решение проверить судно выглядит соблазнительно. Мало я встречал кораблей в новом месте, да и вообще, любое знакомство с местными образцами техники, особенно корабельной, считаю приоритетным.

– Нагони аккуратно и попробуй пришвартоваться, – огласил решение. – Ким, ты того же мнения?

– Абсолютно согласна! – привычка наёмника, ищущего любые способы наживы отразилась и на её решении.

– Капс, напомни – я уже могу вставать и вести более активный образ жизни?

– Наверняка, – прозвучал положительный ответ. – Если обещаешь не переусердствовать с головой.

– В смысле? – не очень понял последнее замечание.

– Мозг постарайся не грузить особо! – корабль пояснил.

– Это без проблем! Буду бестолковым болванчиком по отсекам и трюмам шляться, – ответил шуткой, а сам уже встал с ложа и озаботился поиском лёгкого скафа. – Куда одежду дели?

Ким отреагировала на вопрос и вытащила из неприметного хранилища в стенке весь комплект, положенный космическим путешественникам. Осталось одеть боевой скафандр поверх лёгкого повседневного и добавить амуницию с вооружением, чем и занялись не теряя времени вместе с напарницей. Капс, тем временем, успешно подобрался к найдёнышу и осуществил стыковку, заодно отработав абордажный манёвр захвата. Поиском внешнего шлюза доступа в этом случае заморачиваться не пришлось и вход прорубили высокотемпературным приспособлением, коим оборудован рукав экстренного десантирования.

Гель-герметизатор заполнил стыки и спустя всего несколько минут, доступ на грузовой шаттл открылся. Несколько шагов и вот мы внутри, держим на прицеле малых импульсников каждый свой сектор. Сканирование – это здорово, но вдруг кого и пропустили. Маршрут разработали сразу, по результатам предварительной разведки Капса. Каюты экипажа оставили на потом и сразу направились в грузовые трюмы.

Состояние всеобщего бардака, что остаётся в результате спешного обыска, встретили в первом же коридоре. Каюты открыты и дают чёткую картинку разбросанных вещей и вскрытых шкафов. Личные сейфы разворочены. На одной из палуб обнаружили следы боя и задраенный вход прорубленный абордажной командой. На шаттл совершено нападение.

– Ким, что думаешь? – активировал связь, до этого отключённую.

Ответа не услышал и пришлось постучать девушке по шлему. Она отреагировала и вопросительно взглянула, заставив меня повторить вопрос.

– Пираты так не работают, – начала отвечать. – Я с их тактикой напрямую сталкивалась. Они всегда или забирают корабль, или уничтожают, а этот просто выпотрошили и бросили в гипере. Надеялись что его долго не отыщут. Это мы такие счастливчики. Иначе летел бы он до полного расхода энергии в гипере и непонятно где вынырнет, а главное через сколько. Одно ясно – следов оставлять налётчики не захотели, даже в виде обломков.

– Проверим судовые файлы? – предложил единственное решение. – Может по грузу чего найдём. Если повезёт.

– Давай попытаемся, – согласилась напарница, но без первоначального энтузиазма.

– Путь на капитанский мостик подтвердил все выводы относительно нападения. Одно мне не понятно. Куда делся экипаж или его трупы. На что Ким выдвинула предположение о рабстве или пленении. Я добавил ещё одну версию, не исключающую и общий сговор нескольких членов команды. Уж очень странным показались следы перестрелки у входа, а их наличие у каюты капитана добавили правдоподобности этой версии.

Информацию из главного хранилища данных шаттла сняли при помощи наворотов нейросети Ким. Она привычно взломала все препятствия доступа, делясь со мной всем процессом. Моя нейросеть позволила незаметно скачать все её базы по теме взломщика и генератора кодов. Говорить об этом пока не стал, а приплюсовал базы к уже имеющимся. По крайней мере генерировать идентификационные данные я научился так же, взломав приспособу полученную у падальщиков.

На осмотр всего корабля потратили не более двух часов, не найдя ничего полезного и никаких следов, намекающих на принадлежность команды, как и на её дальнейшую судьбу. Вернувшись немедленно прошли в зал управления и занялись разбором данных по грузу. Результаты обескуражили меня, а Ким осталась в прострации, задумавшись на несколько минут.

– И что скажешь на это? – начал прояснять мутную ситуацию. – Хочешь я это сделаю?

– Давай, уже интересен ход твоих мыслей, – кивнула, села поудобнее и налила лёгкого коктейля.

– Груз, состоящий из вооружения, некто транспортировал на приграничную с Пустошами планету. Тип и характеристики сугубо военные, что сужает круг подозреваемых в причастности, – приступил к монотонному перечислению фактов и логических выводов. – Доступ к складам и производствам имеют только в правительстве и в военных структурах содружества. Приближённым к официальной власти, так сказать. А вот адресат совсем не военный. Получатель скорее всего вымышленный и я вообще сомневаюсь в его существовании. Вероятно подставное лицо, имеющее специальный набор необходимых документов, для прохождения проверок по пути следования, – налил и себе, заодно проверив реакцию Ким. – Только груз не предназначался военным. Это мой вывод. Его и должны были похитить или изъять те, кто точно знал о его существовании, как и о маршруте. Заметь, что всё прошло почти без запинок. Пара перестрелок говорит о том, что все в экипаже знали о цели полёта и конкретного получателя, за исключением пары человек. Не суть.

– Главный вывод?

– А главный вывод таков, что правительство снабжает повстанцев или радикальные объединения оружием в своих целях. Кому-то очень нужен бардак в содружестве и это неоспоримый факт, – озвучил основную версию. – Так что не всё так просто в вашем королевстве, дорогая моя. Это я к тому, что предатели могут появиться там, где не ожидаешь. И среди повстанцев есть те, кто на короткой ноге с сильными мира сего. Наверняка делятся информацией и сливают наиболее перспективные группировки, добивающиеся определённого успеха или наоборот, устраняют конкурентов.

– Действительно, с этой точки зрения я не рассматривала вопрос.

На том наше короткое совещание завершилось и мы проследовали в кают-компанию, где честно поделились и собранными данными, и проговорили ещё раз сделанные выводы. Ситуацию быстрее всех просекла Нави и её дополнения прозвучали в пользу основной версии. Я честно устал от такого небольшого мозгового штурма и удалился к себе.

Желание осмыслить положение поборол сон, которому я сдался сразу и безоговорочно, а когда проснулся первым делом встретился глазами с Нави, молниеносно убежавшей заметив пробуждение. Что с ней такое? Капс тут же доложил о приближении к приграничной планете Манн, своеобразную дверь в Пустоши, где решено пополнить запасы и навести справки о дальнейшей точке наших поисков.

Из гипера вышли в непосредственной близости с планетой и я вновь поразился разнообразию космических образований во вселенной. Наличие нескольких спутников уже эмоций удивления, а вот вид заинтересовал. путники имеют астероидные пояса, контрастом отличающиеся по цвету от своих хозяев. У планеты тоже имелись два перпендикулярных друг другу пояса, красиво отбрасывающих тень и переливаясь искрящейся радугой. На вид повлияло количество ледяных газовых астероидов, по пояснению Ким.

При приближении по пологий спускающейся орбите появилась и возможность осмотреть поверхность планеты с высоты, а затем и подробнее, по мере приближения. Сначала казалось что всё исчерчено белыми линиями по зелёному, без какой-либо закономерности. А потом я отчётливо увидел каменные торосы покрывающие планету, словно она неожиданно ужалась внутри, заставив кору расколоться и нагромоздиться в местах разлома. Высота же образований такова, что вершины достигли пределов тёплой атмосферы и украсились шапками льда и снега.

Самое потрясающее зрелище началось в тот момент, когда наш корабль пролетал под гигантским длинным козырьком, под которым образовалась тень. В тени исполинского тороса я чётко рассмотрел подсвеченные огнями улицы огромных городов, по Земным меркам, естественно. Засилье растительности тоже не заметить сложно, так как всё остальное пространство принадлежит исключительно ей. Водоёмов, способных претендовать на звание моря или крупного озера нет, как и рек. Интересно и удивительно.

Города связаны гравитационными магистралями направляющих и монорельсами грузовых и пассажирских назначений. Движения флаеров, или чего-нибудь аналогичного, я не заметил.

– Тут запрещены полёты, – пояснила напарница, видя вопрос в моём выражении. – слишком много проблем с этим связано. До того как стать самой респектабельной и богатейшей планетой приграничья, Манн славилась разбоем и беспределом контрабандистов. Сейчас те времена прошли и занятие таким специфичным промыслом возведено в разряд полулегальных. С бандами поступили просто – ликвидировали, но эти войны случились очень давно, поэтому не стоит заблуждаться. Всё вернулось к прежнему и за фасадом респектабельности скрыта истинная суть самой опасной планеты в содружестве.

Кивнул, в знак удовлетворения пояснением и продолжил созерцать виды до самого прибытия в космопорт. Обширная территория, что занимали его сооружения, заметно далеко удалена от ближайшего города. Так что кроме стоянки кораблей и доков с ангарами ничего тут не нашлось. Капс занял место в гравитационных захватах, а мы озаботились подготовкой к визиту. Открыл для себя, что каждый город имеет свой космопорт. Для занятий контрабандой грузов с Пустошей и обратно – самое то, что нужно.

В этот раз группу посетителей расширили. С нами отправляются Нави и Келли, а остальные занимаются по распорядку, который я ещё не составил. Рино – за главного, хоть и порыв парня отправиться за Ким на край вселенной заметили все. Он принял пост достойно.

– Не забудьте комплекты наноброни, что Капс изготовил! – добавил, когда экипаж начал расходиться по каютам. – Лёгкая, много места не занимает и надёжная. Кроме всего прочего, не будем вгонять население и уважаемых контрабандистов в негатив, своими бронескафами. Ким, что тут с атмосферой?

– Никаких проблем! Дышать легко и приятно, – отрапортовала скороговоркой. – Гравитация средняя по содружеству, так что всё в норме! – добавила для точности характеристики.

– Через десять минут собираемся у выхода! – подвёл итог выходя из помещения в коридор. – Не опаздывайте. Из оружия пневматику берите, хотя захватите и импульсники. Будет что отдавать по требованию, а иначе подозрительно получится. Колющее режущее – на выбор каждого.

Ждать никого не пришлось и в назначенное время группа покинула борт корабля. На этот раз никаких рукавов и переходов. За нами подали дежурный гравикар персонала и повезли к зданиям порта. Великолепная архитектура, не сильно высоко уходящая к небу, но и не такая и маленькая. Главное здание встретило гомоном разномастной толпы разумных видов, населяющих систему. Помимо людей и насекомых приметил и рептилоидов, почти не отличавшихся строением тел. Только кожный покров и глаза, присущие рептилиям выдали этих неразговорчивых представителей своего вида. Наверняка общаются по своему. Вероятно и телепатически.

– Подождите меня в баре, – Ким указала нужное направление с прозрачными дверями. – Я узнаю насчёт пополнения запасов, да и вообще попробую связаться с человеком, что отец представил связным с той стороны, – мотнула головой назад.

– Иди, только не задерживайся, – попросил как можно вежливее. – Без тебя я наворотить дел могу по незнанию правил.

– Не волнуйся! – напарница улыбнулась, поддерживая шутку. – Вон, Келли если что поможет выкрутиться.

Названная вдруг покраснела, а Ким исчезла из поля зрения оставив нас в огромном зале, с многочисленными ярусами по периметру, соединяющимися не только лифтовыми капсулами, но и лестничными пролётами и самодвижущимися транспортирами. Я приобнял девчат за талии и подтолкнул вперёд, к бару. Заняв понравившиеся места с видом на местную природу, украшенную высоким торосом в дали, заказали коктейли и сразу осознали проблему о которой и не догадывались. На планете не в ходу валюта содружества. Или расплачивайся твёрдой валютой, признанной в пустошах, или плати наличными, опять же из драгоценных материалов, которых у нас нет. Отменили заказ и заскучали.

Природа скоро наскучила и я занялся гостями, мирно поглощающими еду и напитки. Открытие меня шокировало. Я не сразу дал себе отчёт в том, что большинство посетителей заняты игрой в те самые шахматы, что Ким запатентовала буквально несколько суток назад. Замер с открытым ртом и не заметил старичка рептилоида, возникшего рядом с нашим столиком.

– Интересуетесь? – задал он вопрос, показывая упакованный набор.

– А что это? – решил поглубже разузнать ситуацию.

– Новинка, перевернувшая скучный мир! – выразительно ответил, глядя очень хитро и предвкушая что-то. – Правила просты и идут файлом в наборе. Не желаете попробовать?

– От чего же?

– Но просто так затевать состязание скучно, может небольшие ставки?

– У нас пока трудности с конвертацией средств, – почти не соврал.

– Я дам вам взаймы! Идёт? – гость продолжил настаивать, а я решил не отказывать себе в удовольствии.

Тот факт, что рептилоид владеет чтением мыслей и может предугадать мои ходы, меня не беспокоит. Я уверен в возможностях своего мозга противостоять проникновению. То, что помимо памяти о всех значимых шахматных партиях в моём арсенале, никто не знает – мне на руку. Как и то, что я и сам отличный игрок. Так что решение принято.

– Хорошо! – мысленно потёр руки, предвкушая лёгкое обогащение.

Спустя час или около того, вернулась раздосадованная Ким и застала нас распивающими напитки и поедающими вкусности. Вокруг собралась огромная толпа болельщиков и тех, кто зарабатывает на ставках. Пришлось извиниться и прервать поединки под всеобщее недовольство, а следом начать экстренное совещание. Ничего нового относительно отсутствия средств оплаты я не услышал и смело предложил авантюру с турниром.

– И что мы поставим на кон? – спустя тридцать минут перепалок осведомилась Ким, более спокойно.

– Капса! Им очень заинтересовался один болельщик.

– Что именно он расспрашивал о корабле?

– Сказал, что не видел таких да… – тут и до меня дошло. – Он не видел таких давно! – чуть не заорал. – Лови его приметы!

Ким приняла пакет данных о незнакомце и сопоставила с файлами отца. Это оказался один и тот же человек. То что он ещё появится никто не сомневался. Особенно в свете предстоящего турнира.

Мои доводы относительно победы оказались слишком убедительными. Поэтому я подозвал того старого рептилоида и предложил ему заняться организацией турнира. Он согласился и умчался в город готовить мероприятие. Что удивительно, информация о готовящемся событии появилась на всех рекламных голо-мониторах в порту и не только, судя по реакциям, возникающим у гостей погрузившихся в чтение информации из сети.

До города добирались на гравикаре, арендованным на честно выигранные средства. И тут меня снова поразили конструкционные решения трассы.

– Н-да! Ким, а где встречный поток?

– Хм. Ну ты совсем! – она изумилась в очередной раз. – Темнота! Смотри вокруг – видишь боковые спуски уходящие в обратную сторону?

– Да, и что?

– Встречный поток внизу, только гравитация перенаправлена к верху транспорта. Так что, они там и мчатся навстречу не мешая.

Информации хватило и я немного поразмыслил над теми техническими решениями, что ещё не видел в содружестве. Каждая планета и станция не перестают удивлять. Тем временем города мы достигли и поселились в симпатичном отеле на окраине. Вид древнего зодчества сыграл свою роль, напомнив мне о Земле и её старинных постройках. Номера оказались заняты и пришлось заселиться в один, но двухкомнатный, имевший и общий зал. Негласно его выделили мне для отдыха на диване и сна. Девушки заняли остальные произвольно, я не зацикливался на их дележе комнат. Нутром чую, что ночевать нам тут не придётся.

– Ким, – обратился когда страсти стихли и девчата расселись вокруг столика. – И вы девчата. Будьте на чеку, а лучше покиньте отель к середине турнира и ждите получения средств от выигрыша в порту. Как они поступят – оплатите грузы и будьте готовыми к отлёту. Чисто на случай проблем, – поспешил успокоить начавших нервничать дам.

– Не нравится мне твоё предупреждение, – напарница высказала мнение.

– И мне тоже, – Нави подключилась.

Разгореться дискуссии не дал звонок в дверь, на манер старинных мелодичных перезвонов. Ким резко указала на одну из спален и мы спешно скрылись, обеспечив и прослушивание переговоров.

– Госпожа Кимали Кроуле?

– Именно! Чем могу?

– Ваш отец передал мне вот это, надеюсь отзыв у вас правильный! – больше утвердил, чем спросил мужчина, голосом далеко старше среднего возраста.

После некоторой паузы и шорохов последовала фраза от напарницы:

– Всё, можете выходить – это тот, кого я искала.

Мы вернулись в зал, где друг напротив друга расположились Ким с гостем. Естественно я сразу узнал человека, заинтересовавшегося кораблём.

– Дон Бали, – скромно представился посетитель. – Ваш проводник по планетам и территориям Пустошей. Зовите просто, как кому удобно.

Мы назвались в ответ. На меня Дон никак не отреагировал, а вот на Нави и Келли посмотрел с интересом, который я сразу отметил и взял на заметку.

– Конечную цель вашего маршрута я не спрашиваю, но смею предположить то, что она связана с небезызвестными событиями тотального энергетического удара. Я прав?

– У вас Дон, отменная проницательность! – перехватил я инициативу у Ким.

– Одно мне не понятно – зачем вы сунулись сюда?

– Есть мотивация для беспокойства?

– Ещё какая, – не стал играть в секреты Бали. – Вас ищут, точнее их! – указал на всех девушек. – Каждую по разным причинам, но столько совпавших примет на одном корабле странной конструкции, способно привлечь внимание. Но не беспокойтесь – пока ситуация под контролем.

– Я как раз собирался отправить девушек назад.

– А вот с этим не спешите. Никому из вас не дадут покинуть пределы города до окончания турнира. Ставка корабль, если я правильно осведомлён.

– Именно! Тогда какой план?

– До начала турнира, затеянного вами, осталось времени ровно, чтобы успеть добраться до места его проведения. Вы ведь не хотите попасть в пробки, вызванные этим событием?

– Безусловно! – подтвердили почти хором. – Тогда едем?

Время не теряя покинули территорию парковки у отеля и влились в общий поток, двигающийся в центр города. По пути не разговаривали и я занялся пилотированием гравикара, стараясь лучше понять его возможности и недостатки. Получалось хорошо и к концу путешествия по трассам и развязкам города, я смог честно признаться в неплохом уровне вождения. Это подтвердил одобрительный возглас Ким, когда я парковался.

В огромном зале, ранее служившим ареной поединков, всё кричало о значимости события. Массы разной публики занимали места согласно потраченных средств на билеты и сделанных ставок. Само мероприятие решено не затягивать, что я посчитал дополнительным бонусом. На ход отводится не более минуты времени, что для новичка представляет трудности. Мне такая перспектива не грозит по определению, в чём ещё раз заверил свою группу приближённых болельщиков.

Когда турнир с выбыванием начался, стало очевидно наличие моих почитателей из местных, кто наблюдал мой звёздный выход в баре космопорта. В итоге всё случилось предсказуемо для меня. Никакие уловки оппонентов не помогли, включая умение рептилоидов читать мысли. Пару раз заметил попытку вторжения в полуфинале, но мозг сам заблокировал нарушителя.

Когда огласили победителя и вручили полагающийся приз, друзья уже ждали в гравикаре. Дон остался единственным провожатым и помог ретироваться из здания служебными ходами. Пришлось изрядно петлять по коридорам персонала и вспомогательным лифтам, то поднимаясь, то опускаясь с этажа на этаж. Всё закончилось более чем удачно и вот мы уже мчимся назад в порт.

Половина расстояния уже пройдена и мы расслабились, когда заряды импульсников ударили по капоту и покрыли его отверстиями с оплавленными кляксами по краям. Реакция не подвела и я изменил положение гравикара, укрывшись за пассажирским транспортом, что заметно выше. Разрыв боеприпаса посерьёзней впереди потока внёс хаос. Транспорты сталкивались, уходя от пробоины в полотне и образовали свалку, от попадания в которую спас обнаружившийся съезд на второстепенную магистраль. Начались гонки по относительно узкой трассе, но с меньшей загрузкой.

– Какого чёрта не стреляете? – заорал обалдевшим девушкам, ведь всё случилось за одну минуту. – Из пневматики бейте!

Ким первая опомнилась и приготовилась к стрельбе. Я дал первому преследователю поравняться. Дым из под капота затрудняет видимость, но мимолётного взгляда на трассу в моменты просветов мне пока хватает. Наёмница выстрелила подряд несколько раз. Крохотные входные отверстия превратились в вывороченные куски материалов и выбитой начинки, из сильно превосходящего по размеру, выходного. Воспламенение обновлённого боеприпаса запоздало и произошло за пределами трассы, разметав в куски окна близлежащего строения. Гравикар преследователей неуклюже зацепил носом покрытие и закувыркался, рассыпаясь на фрагменты, заставив остальных отстать.

– Дон! Ваша помощь очень придётся кстати, если покажете другой путь к космопорту.

– Передайте мне управление!

Спорить не стал и Бали перенял управление, сразу свернув на ближайшей развязке. Несколько манёвров и мы остановились, чтобы покинуть транспорт за несколько секунд до взрыва. Что-то серьёзное рвануло в недрах гравикара и я подумал о банальной мине.

Дон бежал впереди и показывал дорогу. Спустившись с площадки к самой поверхности проникли в ближайшее строение. Спуск до подвала и последующий выход в коллектор или распределитель.

– Сейчас я свяжусь и за нами прибудут. Дальше двинемся по техканалу, – пояснил Дон остановку.

Люди Дона часто менялись по пути следования в коммуникационных лабиринтах, до самого порта, где ответственные люди помогли незаметно проникнуть на борт и отстыковаться. Преследователей более не обнаружили, а понять причину нападения не смогли без неоспоримых фактов.

Немного успокоившись Ким и Дон сошлись в мнении о двух возможных причинах. Или сумма победителя приглянулась, или кого-то из девушек узнали по описанию и решили заработать награду. Я не отметал ни одной версии.

Когда мы собрались в кают-компании для ужина Дон Бали вдруг спросил:

– Как зовут вашего искина?

– Вы имеете ввиду корабль? Ведь искина у него нет, как такового. Капсом нарекли, – пояснил проводнику.

Дон вдруг ухмыльнулся и потом рассмеялся в голос.

– Вы даже не подозреваете о том, что этот корабль, – он снова засмеялся, ставя нас в неловкое положение. – Повторюсь, этот корабль, абсолютно весь и целиком – ИСКИН! Добро пожаловать на сумрачную территорию Пустошей…

После этой фразы мы с девушками и Рино крепко задумались над сутью сказанного.

– Если корабль – искин, то для чего, а главное, как такое возможно? – озвучил я общие мысли вслух, надеясь на внятный ответ…