Планета Кохара. Белая пустыня из всевозможных физических форм кристаллов. Никогда не думал, что есть места столь прекрасные и ужасные одновременно. Гиблое пространство для неподготовленных и не обеспеченных защитой. Судя по показателям персональных анализаторов, атмосфера пригодна для дыхания, но рисковать не вижу смысла, поэтому системы фильтрации активны, а запасы собственной дыхательной смеси зарезервированы. Отражение света таково, что лиц не разглядеть за тонированным материалом тактических шлемов. Вспомнил о болезнях покорителей горных вершин, где от переизбытка света люди сходили с ума и теряли зрение. Мысленно поёжился. В примитивных светозащитных очках человек долго не протянет.

– Нави, ты наш проводник на ближайшее время, – озадачил девушку. – Одна знаешь направление, так что и карты тебе в руки. Веди.

– Ориентируемся вон на то образование, между нами и ближайшим горным хребтом, – рукой указала направление. – У нас долгий путь наметился, – высказала и бодро подхватив ранец показала пример, выдвинувшись в авангард.

– Как скажешь! Чего ждём? – обратился уже к остальным.

Воспользоваться тактическими функциями не смог, ввиду отказа работы и прикинул приблизительное расстояние на глаз. Так и не пришёл к однозначному выводу о дистанции первого марш броска, кроме как – далеко. Невольно остановил свой взгляд на бёдрах Нави, не знаю почему, и сделал себе замечание, быстро сменив его направление. Группа последовала примеру проводницы и путешествие началось. Двигаемся колонной, выстроившись в произвольном порядке.

Однообразие в пейзаже и тишина похода наскучили и стали невыносимы уже через пару часов пути по ровной, как зеркало, белой поверхности. Вопросы ещё в огромном количестве достают. Образовались и настойчиво требуют ответов, или хотя бы, намёков на полезную информацию. Прибавил шагу.

– Дон, по слухам если судить, то какие неприятности намечаются? – завёл беседу поравнявшись с ходячей энциклопедией по миру Пустошей.

– Не нужно считать меня всезнающим, – поправил мою самоуверенность. – Рассказать возможно только о предположениях и догадках.

– Ну хоть что-нибудь, – вздохнул и подобрал небольшой алмаз, размером с куриное яйцо. – Буду признателен.

– Для начала, выбрось находку и поведай, что ты знаешь о Нави?

– Почему интересуетесь? – неожиданное изменение темы разговора насторожило.

– Есть исторические факты, которые я связываю с этой девушкой.

– Хорошо, я расскажу – но начните вы, – не стал сразу откровенничать, обоснованно решив послушать первой его историю.

– Я постараюсь излагать кратко и доходчиво, учитывая вашу полную неосведомлённость о реалиях Пустошей, – рассказчик вздохнул, как давно уставший человек от бесчисленных пересказов. – Её происхождение мне известно, так что не нужно скрывать детали! – предугадал он ход моих мыслей. – По легендам, появление артефакта не единичный случай, а некая закономерность хода истории. Не сочтите за банальность, но это именно так. Каждый раз, в предверии грядущих перемен, анархии и упадка, иногда и по причине угрозы апокалипсиса – находят такие посылки от неизвестной и загадочной расы. Говорят, и я верю, прародительницы всего сущего.

– Смелое заявление, на мой взгляд! – я озадаченно озвучил мысль.

– Не перебивайте, – нахмурился, сделав замечание и продолжил. – Кто остальные двое избранных я уже догадался, хотя могу и ошибиться. Вот парадокс возник, – он окинул взглядом группу идущих друзей. – Вроде ничто не указывает в подробностях о том, что же предначертано появившимся, или пробудившимся. Причина не понятна, – сделал паузу, задумавшись и посмотрел в сверкающую мириадами искр даль. – Я считаю, что сама суть процессов вариативна, и ход событий является ответной мерой на каждую конкретную ситуацию, или угрозу в системе Батара. Может и не только в ней. Вот я и спрашиваю, не только у себя и тебя, чего ожидать в ближайшем будущем? Какая причина появления находки, и от чего потребовалось возрождение сущностей из артефактов? – он снова вздохнул. – Это риторика, так что просто подумай над сказанным и не делай поспешных выводов. А одна из легенд вовсе указывает на посланников от разума, создавшего искусственную систему в неизвестной части вселенной, которой подвластны технологии управления законами пространства и даже времени…

Задать наводящие вопросы не успел, как и рассказать подробности с находками артефактов и последствиями контакта с ними. Да и, если честно, я понятия не имею о третьем избранном. Бука, теперь частенько сидящий на плече у Нави – занервничал, а Ким забеспокоилась, проверяя показания анализатора. Я же не заметил отклонений. Особенно в работе своего процессора, мозга. Нейросеть, созданная на природном потенциале человека, действует исправно, чего нельзя сказать о команде с искусственными модификантами. Запросы, производимые автоматически, уже не получают отклика от их сетей. Насторожился, почувствовав надвигающуюся опасность, но испытав затруднение с определением источника угрозы. Слишком сильна блокада информационных потоков на планете. Даже дар эмпатии, родившийся сравнительно недавно и усиливающийся с каждым днём, не помог…

– Показатели зашкаливают и отражают чепуху, не могу представить и толики сути всех данных! – Ким постучала по прибору. – Дон Бали, что происходит? У меня в волосах покалывает и вообще – непонятный зуд по всему телу…

– И у нас, – поддержали сестры, а Рино кивнул подтверждая правоту сказанного.

Озадаченный всезнайка развёл руками, демонстрируя свою бесполезность в этом вопросе.

– Бее-го-о-ом! В укрытие! – неожиданно заорала Нави, идущая в авангарде. – Это энергетический што-о-орм…

Я живо представил о том количестве примитивной статики, что образовалась в результате движения воздушных масс, наполненных алмазной пылью. Стало чертовски не по себе. Опомнившись, бросился за командой, рванувшей к единственному вероятному укрытию, что служило всего лишь ориентиром. Ещё не известно, хуже или лучше находиться с ним рядом. А думать то и некогда.

С каждой минутой присутствие электричества в окружении усиливается, и это всё сильнее ощущается. Мелкие разряды статики периодически проявляются на скафандрах и амуниции тонкими, голубоватыми змейками, сопровождаемые пощёлкиванием, а иногда треском. С ужасом ожидаю прострела сквозь скаф.

Внезапно появилось желание обернуться, что я и сделал, поддавшись нахлынувшему чувству. Пары секунд хватило, чтобы осознать разницу между энергетической бурей и остальными буйствами стихий, что помнил из когда-то изучаемых материалов.

На самом деле. Там, где предположительно должен находиться эпицентр, видимые участки пустыни и скалы на горизонте – размыты. Точнее, это эффект просмотра сквозь вершину пламени костра. Когда горячий воздух колеблет и искажает изображение. А вот привычного пылевого или иного завихрения нет и в помине…

– Быстрее! – подтолкнул Кели, замешкавшуюся в проходе между нагромождением кристаллов.

В эту же секунду разряд ударил в опасной близости. Место попадания оплавилось, а из центральной точки взлетел сноп искр, как от горящего магния. Когда я последним вбежал в лабиринт, количество молний увеличилось, а грохот слился в постоянный гул, мешая разговаривать. Что пыталась довести до нас Нави, никто не понял, так как всё тактическое, включая связь, исчезло из нашего арсенала. Девушка махнула рукой, намекая держаться за ней и отряд горемык снова пришёл в движение.

Нагромождение в центре пустыни оказалось значительно обширнее, чем предполагал. Происхождение природное, местное, связанное на прямую с особенностями планеты. По прикидкам, породы вывернуло из под поверхности каким-то катаклизмом, или в результате планетарной активности. Так показалось на первый взгляд. Кристаллические образования различного размера и форм образовали нагромождение, а одним словом охарактеризую как – лабиринт. Проходов тьма. Есть ведущие как под поверхность, так и вверх образования. Нави продолжает упорно вести группу вглубь, и вниз, причём так, словно неоднократно сюда наведывалась. Показалась странной такая уверенность в маршруте. Страстно возжелал расспросить красавицу, или Дона Бали, но момент неподходящий. Придётся ждать и бежать следом, замыкающим, периодически подгоняя отстающих.

Бег с препятствиями в лабиринте продолжается уже около двух часов. За это время я успел ознакомиться с его структурой. Поверхностно и мельком, но всё же. Оригинальный такой лабиринт во всех смыслах. Структура поверхностей делится на два существенных признака. Одни полностью прозрачные, что соответствует кристаллам, а другие возникли в результате попадания мелко дисперсных масс в зоны колоссального давления.

За очередным поворотом, куда передо мной проскочил Рино, опора исчезла из под ног. Недолгое падение завершилось касанием поверхности и послужило началом слалома. Лёгкое свечение жерла канала, из-за особенности материалов, позволило наблюдать, как Рино скользит, кувыркается и иногда летит чуть опережая меня. Голова идет кругом, а удары о стенки добавляют проблем вестибулярному аппарату. Куда летим, или к чему? И что там на финише?

Затормозить или зацепиться попросту не за что. Это и плохо и хорошо. Хотя спустя десяток минут склоняюсь к хорошему варианту в отсутствии преград на зеркальных поверхностях. Пробить скафандр можно в два счёта, так что пусть всё так и идёт. Трубчатый канал извивался и менял направление, однако основным является движение вниз. Запаниковал, предположив причины его возникновения – это расплавленная порода, когда-то пробившая себе дорогу к поверхности. Отбросил мрачные мысли и сосредоточился на борьбе с головокружением, и на попытках снизить количество ударов.

В стараниях не потерять ориентацию в пространстве и, вообще не лишиться связи с реальностью, прошёл час стремительного движения и хаотичных вращений. Отчаялся, и начал терять надежду на выживание в неминуемом окончании бешеного спуска. Счёт времени я потерял, как и нить происходящих событий.

Буу-уу-мм… Удар о жёсткую поверхность и остановка. Тишина. Даже пошевелиться боюсь, из-за страха обнаружения непоправимого физического ущерба организму. Хотя, экспресс анализ состояния, уже произошёл независимо от желания. Вывод – на последствия от болевого шока при травмах, ничто не указывает, это однозначно. Значит – кости целы, а благодарить наверняка нужно моего симбионта. Мысль о товарищах вернула в настоящее и к возможным проблемам. Открыл глаза и…

Не могу понять что происходит… Оцепенение овладело каждой клеткой организма, и я встретился взглядом с самим собой. Нити сознания бесконтрольно потянулись к видению и настолько реально, что разуму ничего не осталось, как поддаться и объединиться со своим отражением. Белёсое марево затуманило взор и я, словно в густой жидкости, преодолеваю сопротивление и стараюсь выбраться из всепоглощающего облака. Ориентиры размыты, если не сказать, что их вовсе нет. Светлый участок пространства впереди указывает нужное направление.

Хватка среды медленно ослабевает, но и моё физическое состояние изменяется синхронно с ним. Руки, ноги, да всё тело становится прозрачнее и тает, оставляя только эфирное я. Это моя суть, или душа, прорывается через преграду, оставляя всё физическое за гранью. Мозг пока адекватно реагирует, что радует. Я чувствую это и осознаю контроль над своей сущностью. Однако, мне отведена роль лишь наблюдателя, приковавшего взгляд к необычному ритуалу…

Саркофаг в креплениях, посередине просторного зала. Тот самый, древний. Рунические рисунки и символы. Искусные барельефы, отражающие техническое начало изображениями шестерен и геометрических фигур, переплетаются и вливаются друг в друга, создавая видимость движения частей и элементов. Техническое переходит в природное, живое. Орнаменты перекликаются с невиданной флорой. Барельефы вновь оживают. Представители фауны завораживают непостижимыми формами. Переплетения и переходы логически совпадают и служат друг другу продолжением и началом…

Что это? Может игра отражений сознания? Воспоминая, из потаённых уголков, приобретённые вместе с симбионтом и скрытые до определённого момента? Кто? Кто мне ответит или подаст знак? Хотя бы намёк…

Внимание приковали фигуры в балахонах, с накинутыми капюшонами. В руках у каждого странного вида посохи, а у старшего жезл, мерцающий голубоватым свечением. Речь владыки льётся как ручей, перекатывается через незримые камни, ускоряется и замедляется согласно мифического русла. Понять ничего невозможно, так как нет знакомого в словах. Но интонация… Интонация гипнотизирует и заставляет переживать необъяснимые чувства. То полные тревоги, то радости. А иногда и наполняет величием ментальную сущность.

Саркофаг пришёл в движение, чему не придал значения в первые мгновения. Люди скинули капюшоны и дыхание моё застыло, как и кровь в жилах. Грудь сдавила непостижимая сила и боль судорогами прокатилась по несуществующему в этой реальности телу. Это мы стоим перед алтарём… Все мы… Я, Ким и Рино, величественно преклоняя головы и опускаясь на одно колено. Кели с сёстрами и Дон Бали, вскинули руки к единственному источнику ниспадающего света из центра купола. Зеленоглазая красавица, похожая на Нави… Она появляется вся в белом, прозрачном одеянии, что не скрывает чистоты её прекрасной плоти. На голову возносится венок. Меняет форму на…

– Очч-н-ни-ись! – девичий крик вырывает из забвенья. – Ну наконец-то!

Хлёсткие удары по щекам и запоздалая мысль о отсутствующем шлеме, ознаменовали приход в себя после видения или кошмара.

– Угомонитесь уже! – поднял руки, показывая что всё в норме. – Отставить бить капитана.

Надо мной склонилась Нави, без шлема, с испугом и влажными глазами. Дёрнулся от неожиданности, всё ещё пребывая под впечатлением, но быстро справился с собой.

– Доложить о проблемах, – озадачил, приподнимаясь. – Тезисно и, как можно, сжато пожалуйста о произошедшем! – окинул взглядом команду и остановился на Ким, намекая что ответ держать ей, как старшей.

– Делать акцент, что мы в полной заднице, не имеет смысла? – сделала паузу. – Значит не буду, – сама подтвердила правильность мысли. – Продолжу.

Синеглазая напарница подсела ближе, а остальные члены моего горемычного экипажа последовали её примеру. Пещера со стенами, наполненными внутренним свечением, с возможностью хорошо всех видеть поразила ровными поверхностями. Словно её отлили из чуть матового стекла, с редкими вкраплениями воздушных полостей. Сквозь прозрачный материал видны другие ходы лабиринта, справа и слева, да и внизу что-то просматривается. Своеобразно – отдал должное необычному явлению.

– Как ты понял, слалом закончился в за… – кашлянула и посмотрела на мою реакцию. – В самой глубокой дырке, которую можно представить. Во-первых, подняться этим незамысловатым маршрутом мы уже не сможем. Во-вторых, контузило не только тебя, но и Нави, – заявила и пристально посмотрела мне в глаза. – Кстати, у девочки всё прошло гораздо быстрее. Пока народ занимался откачкой своего капитана, я закинула своих разведчиков, которые прошли вглубь лабиринта всего на несколько десятков метров и их замкнуло.

– Ну… – развёл руки, – …ты бы ещё стратегический развед-зонд запустила, а на крайняк – шаттл, – отреагировал на глупость затеи. Откуда свет?

– Эффект светопроводимых материалов, – прозвучало лаконичное пояснение.

– Я так и понял, – подтвердил, поняв действительно очевидную причину.

– Нави, ты в эти места стремилась?

– Извините меня, да. Мне что-то внутри подсказывает – нам именно тут нужно искать.

– А что именно – тебе внутренний голос не подсказывает? Это риторика, можешь не отвечать, – побарабанил пальцами по дну прохода и обратил внимание на Буку.

Экзоморфоза совсем не испытывает страха и переживать по поводу случившегося не намерен. Чудаковатый индивид рассматривает пушистое покрытие, что может обладать и мягкостью шерсти и служить бронёй. Между высоко углеродистыми ворсинками простреливают разряды статики и особь погружена наблюдением за синеватыми нитями. С этим красавцем всё ясно. Почувствовав моё внимание Бука отвлёкся и забрался назад на плечо к Нави.

– Тогда определяйся с направлением и в путь, – подвёл промежуточный итог поднимаясь. – Осмотреться всем и проверить, не растеряны ли припасы, – добавил, отыскав свой ранец, слетевший во время слалома.

– Уже, – Ким показала на собранные вещи. – Время имелось и всё давно собрано.

– Ну раз так, то разбираем вещи и трогаемся.

Путешествие началось бодро, с положительным настроем. Команда не думала паниковать, разве что Дон Бали выглядит растерянным. Вероятно слухи о коварстве здешней среды играют роль нагнетателя панического настроя. Но вида уважаемый старается не показывать. Переплетения каналов лабиринта способно запутать любого, но Нави решительно ведёт нас вперёд, определяя нужные ответвления. Света хватает, однако наметилась тенденция его уменьшения. Глубина и отдалённость от поверхности сказываются.

Через пару-тройку часов мы резко остановились. Взгляды всех уловили движение за одной из стен. Промелькнувшая тень стала неожиданностью, Бука навострил свои уши локаторы, а щетина экзоморфозы встала дыбом.

– Вы это видели? – испуганно прошептала Келли. – Непонятная форма жизни.

– Похоже, что мы тут не единственные, – Ким высказалась. – Что скажет Дон? – обернулась к ходячей энциклопедии Пустошей. – Есть версии?

Естественно, что версий не оказалось и я сделал вывод о лишь поверхностных познаниях Бали о этой планете, основанной на слухах и вымыслах. Дальше пришлось продвигаться с большей осторожностью и существенно замедлить темп. Кто знает, что это за виды организмов и как они настроены к чужакам? Ответ, пришедший на ум не прибавляет оптимизма.

Так прошли сутки, судя по показателям хронометров. Привал и отдых со сном не принесли разнообразия. Происшествий не случилось, а после подъёма и скорых сборов наш путь продолжился. Друзья не потеряли ни решимости, ни боевого настроя, чему я несказанно обрадовался. Нави уверенно определяет маршрут, полагаясь на чутьё и внутренний голос. Но уже спустя несколько часов стали происходить изменения в окружении. Структура лабиринта меняется и на этот факт все обратили внимание.

– Всем стоп! – резко, но не громко скомандовала Нави, подняв руку и привлекая внимание.

– Что там?

– Это внешняя граница, – пояснила шёпотом. – Там система контроля доступа и две особи, я их чувствую.

– Какие особи? – Ким занервничала и приготовила пневматику, как единственное работающее оружие в этих условиях.

Команда последовала её примеру, вооружившись. Лица сосредоточенные, но без страха, а уверенных в себе бойцов на победу, или трудное, но положительное решение любых проблем. Чувство товарищества обострилось. Друзья уверены друг в друге, что невозможно скрыть.

– Ну и? – обратился к нашей проводнице. – Раз уш пришли – нет смысла останавливаться! Или что, сядем и будем дрожать, дожидаясь конца?

– Инвер прав, – Ким выпрямилась. – Чего мять си… – запнулась. – Пошли?

Двинулись к первой значимой цели. В душе, естественно, проснулся страх перед неизвестностью. Это нормальное чувство для любого человека и если кто-то заявляет о своём бесстрашии, то это, мягко говоря, лишь пафос. Сомнение вызывают такие личности, не ставящие природную сущность нормальной человеческой реакции на опасность. И она предстала перед нами во всём своём безумии и невероятности…

Прозрачные стены закончились резко. Мы оказались полусферическом в зале с пирамидальным строением в центре. Материалы уже близки к металлу, явно искусственного происхождения. Боги так не строят – снова пришёл на ум знакомый по детству постулат. Входов в одной из граней и существа, принявшие боевую стойку, но не спешащие атаковать. Строение этих особей таково, что все волосы на теле невольно пришли в движение, а по позвоночнику пробежала капля ледяного пота. Аналогия богомола, насекомого что я сразу вспомнил, но вот голова…

Продолговатый череп, с чешуйчатой бронёй, сужается к макушке, достигая середины туловища. Пасти приоткрыты и дают возможность оценить несколько рядов прозрачных, как алмазы, треугольных зубов. Конечности с клешнями тоже имеют боевые наросты, образующие своими многочисленными зубцами, тоже прозрачными, мощные пилы. В способности перекусить и разорвать на части любой бронескафандр, никто из присутствующих не сомневается. Мы застыли в оцепенении, и я безнадёжно посмотрел на бесполезную пневматику. Нет от неё толка и это неоспоримый факт, как и бесперспективность использования любого другого оружия. Нет в этом сомнения ни грамма.

Твари застрекотали, действуя на нервную систему и вгоняя в ступор, как при гипнозе или транс-воздействии на сознание. Неожиданностью стала реакция нашего экзоморфозы. Бука слетел с плеча и переместился в место, напротив монстров так быстро, что мы смогли уловить лишь размазанный шлейф, пересёкший зал.

Наша особь преображалась и меняла структуру. Ксеоноиды, такое название подсказало сознание, не двинулись с места. Бука морфировал в существо, такое же ужасное, как и два монстра, но гораздо меньшего размера и в несколько раз опаснее, что осознали все. Это поведение сравни доминантам, имеющим право повелевать. Как старшая матка среди пчелиного роя.

Нави бестрашно прошла мимо и встала в неприметное до этого момента место у пирамиды, выделяющееся сменой тона покрытия пола. Лучи вырвались из стен и сканировали девушку, после чего вход открылся, дав возможность оценить внутреннее пространство. По центру над полом зависла каплеобразная капсула с прозрачным верхом и открытыми бортами.

«Сигнатура Навигатора подтверждена».

«Доступ к контролю разрешён».

После получения этой сухой информации, Нави жестом пригласила нас следовать за ней. Как только мы заняли удобные ложементы, капсула рухнула вниз, в открывшуюся шахту. Через несколько минут ускорение стабилизировалось и я сконцентрировался на окружении. Стремительный спуск в тёмный зев планеты сменил окружение. Стенки цилиндрической шахты стали терять непроницаемость и остановились в полупрозрачном состоянии. Отчётливо рассматриваю рукотворные коммуникации, когда транспорт пересекает залы и развязки.

Двадцать минут спуска. Капсула вынырнула из цилиндрической направляющей в огромное пространство, где взору предстали грозди накопителей. Невероятно. Каждая гроздь удерживает в захватах несколько десятков кораблей, пристыкованных к стержню, что служит магистралью для посадки и высадки экипажей. Рассмотреть конструкцию кораблей не успел, как и оценить численность флота. Наша капсула покинула хранилище и оказалась в следующем, аналогичном. Но корабли, что хранятся в этом зале, относятся не к средним и малым, а к крейсерам и линкорам. Длинные ряды космических близнецов простираются в обе стороны покуда хватает видимости. Полутьма препятствует дать полную характеристику масштаба виденного.

Счёт времени в движении потерял, а отвлечься на хронометр мешает происходящее. Направление часто меняется к горизонтальному. Нави спокойна, будто уже была тут, а остальные, как и я, сосредоточены.

– «Найден недостающий элемент», – Прозвучало неожиданное заявление. – «Предпринимаются действия к объединению и активации.»

Наш транспорт застыл в огромном сферическом зале. В центре, в гравитационном поле находится куб, о размерах которого судить сложно. Вся поверхность сферы заполнена конструкциями и сооружениями технического назначения, где размещено оборудование и системы жизнеобеспечения, как пояснила Нави.

Недалеко от нашего места открылись створки-лепестки шлюза и мы увидели Капса, собственной персоной. На запрос корабль не отреагировал, да и связь по-прежнему не работает.

– Что будет? – вопрос сорвался с губ Ким, заворожённо смотревшей, как и все, в центр колоссального по масштабу сооружения.

Капс, на поверку дня оказавшийся сателлитом и недостающим элементом, продолжил движение к центру внутреннего пространства мегастанции. Там, в эпическом спокойствии ожидал слияния куб. Мы замерли и минуты превратились в вечность. Капс удалился настолько, что еле угадывался тёмной точкой на фоне розового кубического кристалла с чёткими гранями, испещрёнными руническими символами. Пульсация началась с еле заметного колебания энергии, ощущаемой на уровне подсознания. Она нарастала и учащала ритм. В попытках осознать происходящее мы встретили первые признаки активности куба.

Грани дрогнули и по многочисленным барельефам потекли нитевидные потоки тёмной материи, заставляя руны ожить. Чернота заполнявшая их не останавливалась и становясь светлее, уступала место новым потокам, придавая действию замкнутый цикл. Невообразимое зрелище по масштабам заставило смотреть не отрываясь и восхищаться величием творения неизвестных, оставивших это наследие потомкам. О ком они думали? Какие предположения строили о тех, кто проникнет в глубины и активирует плод их знаний, технического и духовного совершенства? Эти вопросы навсегда останутся тайной, приоткрыть которую не суждено живущим в настоящей эпохе.

Куб пришёл в движение, начав вращение по нескольким осям одновременно. Темп нарастает. Не могу сказать наверняка, сколько прошло времени, проведённом в состоянии гипноза и безотрывном наблюдении. Величественный и спокойный, он ускорился до такого состояния, что предстал перед нами в виде сферы, с тёмным ядром, постепенно размывающимся до полного исчезновения. На границе сферы просматриваются только символы, возникшие при достижении определённой скорости вращения граней.

Шесть символов, ранее попарно расположенных на противоположных гранях куба, выпустили лучи яркого света к приёмным энергетическим сооружениям на поверхностях зала и мегастанция ожила. Активизировались процессы выхода из состояния глубокого стазиса, а наша гравитационная капсула пристыковалась к контрольному сектору. Створки исчезли и мы ступили внутрь сооружения тотального контроля…

* * *

– Что, дери за ногу, происходит? – капитан крейсера в истерике застучал по сенсорам пульта. – Где связь? Что с кораблём в конце-концов? Доклад!

– Реакторы заглушены, – развёл руками заместитель по техническому оснащению. – Активность резко упала, а потом все процессы остановились. – Снаружи что-то странное происходит. Экипаж на пороге паники.

– Открыть бронежалюзи командной рубки, если осталась хоть капля энергии! – негодование нарастает.

– Слушаюсь!

Центральная смотровая панель постепенно прояснилась и присутствующие онемели, приковав всё внимание к происходящему действию в космосе.

Некогда белая планета меняется. На поверхности образовались несколько атмосферных завихрений. Даже с дальней обиты видны мощные энергетические разряды. Через несколько минут они объединились в один обширный, который, в свою очередь поделился на два эпицентра у полюсов. Следующие долгие минуты завершились резким исчезновением атмосферных образований. Планета, как оказалось, таковой не является. Бардовый объект, поделённый каналами по параллелям и меридианам, величественно застыл в космосе. От яркого покрова не осталось и следа.

На поверхности появилась искра и устремилась с ускорением к спутнику, имеющему на поверхности несколько оборонительных баз и планетарных огневых систем. Она ударила в центр, положив начало волне плазмы. Родившись в крохотной точке и проделав путь по всей поверхности, волна соединилась в противоположной началу точке. Красные, с желтоватым оттенком трещины окутали крохотную планету. Расширяясь и множась количественно они покрыли всю видимую площадь, а спустя мгновение присутствующие уже наблюдали многочисленные разломы.

Рядом с искусственным гигантом, построенным неизвестной расой, положено начало рождения нового астероидного поля. Спутник погиб.

На поверхности космического монстра образовались ещё несколько десятков искр, начав движение к флоту блокады секторов.

– Есть возможность уйти? – опустившись в кресло, без надежды, задал капитан свой последний вопрос.

Ответа не последовало, а свидетелей разрушительной мощи появившегося объекта попросту не стало через пару минут…

* * *

– А теперь, красавица наша, постарайся хоть что-нибудь объяснить, – задал вопрос, размещаясь в кресле у многочисленных пультов.

– Ты вообще, кто? – Ким озвучила прямой вопрос.

Сёстры и Рино отреагировали как и мы, уставившись на зеленоглазку. Нави, отвела взгляд, но спустя минуту набралась мужества для разговора.

– Надеюсь, что всё правильно сделано, – начала вещать. – Мы вовремя нашли базу.

– Да тут нет никого! – наёмница не удержалась. – Для кого пустая база? Кстати, что теперь с Капсом?

– Я тут, – раздался знакомый голос. – Одна из задач выполнена и можно приступать к следующей.

– Мне, например, начало твоего монолога совсем не нравится, но я рад, что ты не исчез навсегда. Хотя с кораблём, вероятно, мы должны попрощаться? А, дружище? – я констатировал очевидное. – Упоминание о следующей задаче напрягает. Ким, как считаешь?

– Да подождите! – Келли возмутилась. – По порядку пусть отвечает.

– Как вы слышали – я навигатор, – возобновила ответ Нави. – По предназначению, я способна отыскать все элементы, скрытые в этой системе. Элементы позволят справиться с угрозой извне. А вот на конкретику не рассчитывайте. Пока не ясно – что это за угроза, откуда её ждать и вообще ничего. Базу, скорее всего, можно использовать по своему усмотрению. Никто не будет против. Это целая планета с городами и производствами, военного и гражданского предназначения. Ни одна населённая планета в системе не сравнится с её потенциалом. Так что… – развела руками, показывая, что тема исчерпана.

– Капс, а у тебя какая информация? – спросил без надежды на разумное объяснение.

– Я должен помогать Нави, точнее навигатору. Корабль я себе уже выбрал. Связь с базой постоянная. Так что, жду указаний, – заявил искин.

– Предсказуемый и мутный ответ, – пробурчала Ким, непрерывно барабаня по колену пальцами.

– Вы оба хотите сказать, что это просто база, и не более? – тут уже и я не выдержал. – Мы не решаем проблем в содружестве, и не являемся большой дубинкой, побеждающей всех?

– Именно, так, – со смущением и в один голос подтвердили виновники происшествия с последствиями. – Но есть и плю…

– Тогда нечего терять время! – я взбесился. – Капс, готовься к отлёту сразу после отдыха. Базу перебрось подальше в Пустоши, хоть я и сомневаюсь, что такой объект никто не заметит.

– Всё будет исполнено, – как всегда, получил лаконичное подтверждение.

– Тут можно поесть и напиться нормально? – наёмница резко встала, явно психуя. – И покажи уже, где душ!