Определили задачу. Нужно отыскать вход и забраться в помещения техперсонала среди разломов. Ким пояснила, что они соединяются со всеми отсеками, посредством технических коридоров. Да и коммуникации всегда в доступе. В случае невозможности прохождения, это поможет обойти завалы и другие препятствия, так как по правилам кораблестроения проложены техмагистрали в изолированных каналах повышенной надёжности. Повезло в том, что корпус лежит на поверхности правильно. Верх и низ совпадают. Неприятно, когда наоборот. Нет, мой вестибулярный аппарат справится, но окружение с потолком вместо пола сильно дезориентирует. Я проверял на практике во время обучения.

– Вон там короба торчат, хм. – Ким указала направление у самой поверхности.

– Ага, вижу. Слушай, а систем обороны внутри нет? Ну, пулемётов, или ещё чего?

– Пуле… чего? – вытаращилась.

– Я тебя понял. Проехали.

– Нет уж, поясни! – буркнула увлекая меня за собой к развороченному корпусу. – Договоримся сразу – если новые понятия какие озвучиваешь, то будь добр пояснить их суть. Или восприму как ругательство, тогда… – продемонстрировала руку с чехлом и рукоятью кортика.

– Да нет, это оружие такое. Мощное. Н-да.

– Тогда нет. Это транспорт.

Добрались до места и остановились. Осматриваем тёмный коридор с множеством коробов, шлейфов и разных коммуникаций, проходящих вдоль стен и потолка.

– То что нужно?

– Да. Будь аккуратнее, голову береги, – пролезла внутрь и показала пример, пригибаясь.

Последовал примеру и пролез в недра бывшего корабля. Ким шла первой, постоянно уворачиваясь от свисавших коммуникаций и стараясь не врезаться в короба. Я использовал фонарик, а у девушки имелся свой источник света. Так и двигались. Окружение выжжено и все стены покрыты копотью. Некоторые участки оплавлены. Слишком много пустого пространства. Те помещения, что попадались, совершенно ничем друг от друга не отличались. Места для складирования мелких грузов, как мне показалось. И всё с искорёженными стенами, покрытыми копотью.

– Последствия применения плазматорпед. А то, смотрю удивляешься, – пояснила, увидев мой интерес, когда обернулась на очередном повороте. – Это отголоски, а в эпицентре дела обстоят гораздо хуже. Здесь волна уже слабая, кислород выжгла. Ближе к месту детонации испаряется всё, а воздух воспламеняется весь и сразу, разрывая переборки и корёжа коридоры. Видишь – это стенка вогнута?

– Ага.

– Там за ней избыточное давление образовалось, а это результат. Потому, шансов в живых остаться нет. Да и не было тут никого, я поясняла хитрость этого транспорта. Груз специфический. Заболталась. Пошли дальше.

– Пошли конечно, – ответил задумавшись о страшном боеприпасе.

Продвигались долго, из-за неудобств и постоянных завалов и разрывов прохода. Попался разлом, проходящий через весь корпус гиганта. Видать после падения и удара образовался. Преодолели, но пришлось задействовать короба в качестве моста. Сначала их искали, вернувшись назад, потом связали кабелями и уже после переправились, кое-как. За очередным завалом попался ранец-кофр. По виду, гораздо удобнее и крепче моего.

– Хм. Забирай и перегрузи своё барахло в него.

– Отчего так радикально?

– Во-первых, проведи ревизию и выбрось ненужное, а во-вторых, он прочнее и удобнее. Это ранец техников. Там всегда есть что-то полезное, – оглядела мой. – Этот никуда не годится.

Сказано – сделано. Спорить не вижу смысла, а удобство оценил сразу, как только находка заняла место за спиной. Своих вещей у меня не так много, как выяснилось. Поэтому почти весь инструментарий остался на своих местах. Ким обратила внимание на мою пневматику.

– Что это? Похож на малый импульсник гражданского назначения. Для самообороны такие применяют. Расскажи-ка.

– Всё просто. Это пневматика, но повышена мощность. Сжиженный газ высокой плотности под давлением в основном резервуаре, – обратил внимание на неподдельный интерес к пояснению. – Дальше, несколько предварительных камер расширения. Ну и готово. Емкость на пятьдесят шариков и ещё столько же в запасе. Газа хватает и есть запасная ёмкость. Только шариков всего сотня.

– Оригинальная конструкция.

– Ким. Расскажи о жизни тут, хотя-бы в общем плане…

– Давай договоримся, – перебила вдруг. – Мы партнёры только на время. В душу не лезем друг другу. Понятно?

– Ладно. Я просто узнать чуть больше хочу. А что за партнёрство у нас? – решил прояснить ситуацию.

– Для начала отыщем груз, или то, что от него осталось. Следом, решаем проблему с эвакуацией. Подозреваю, что эта планета не пользуется успехом и никого не прельщает. Пустая она.

– Ну выбрались, как-то. А дальше?

– Если груз стоит внимания, то продаём и разбегаемся. Так тебе более понятно? Скажи спасибо, что буду таскать тебя с собой, в знак платы за помощь. Тихо! – вдруг замерла. – Послышалось. Так, что ты хотел узнать?

– Про жизнь…

– Да всё так как и всегда. Расскажу, только по сторонам не забывай смотреть. Ладно?

– Ага! – в знак понимания закрутил головой.

– Запомни одно – друзей не бывает. Надеюсь, что ты это быстро уяснишь. Партнёрство – да, но не более, – обернулась и посмотрела. – Внешность у тебя отличается сильно. Цвет кожи и волосы, – задумалась. Уродец прямо. Таких рас в содружестве нет, поэтому проблем огребёшь, однозначно. Нейросети нет. Ты – ноль, в полном смысле этого понятия. Надеюсь, что проживёшь достаточно долго, и если повезёт, потратишь кредиты. Но до них ещё далеко, – подняла руку и я остановился. – А вот теперь, внимание!

Хотел узнать больше, но по настороженной позе спутницы понял неуместность продолжения повествования. Причина весомая. Даже мне с моей полной безграмотностью, относительно конструкции корабля, стало очевидно, что цель достигнута и скрывается за мощной защитой. Полностью изолированный куб крупных габаритов. Его положение перекосило относительно корпуса, но совершенно не повредило. Оплавленная обшивка в нескольких местах открывает вид на более мощную оболочку. Серьёзное хранилище. Такое не пострадает, даже падая сквозь атмосферу. Наверняка основной корпус способен выдержать температурное воздействие.

– Н-да. Как внутрь проникнем? – озвучил явную проблему.

– Хм. Положись на меня. Вход в хранилище отыщем и я подключу рендер ключа доступа. Перепишу биометрию и идентификацию под свои параметры, – гордо выпрямилась и блеснула голубыми глазами. – Я за эту программу, с расширенной базой, отдала полтора с небольшим миллиона кредитов. Так что не парься, Рыжий. Продолжаем искать вход.

Я позавидовал наворотам девушки. Нейросеть и её возможности заполнили мысли. Интересно, а мне ей удастся разжиться, или это для новорождённых только? Потом обязательно поинтересуюсь.

Двинулись вокруг хранилища. Мусор, куски обшивки и оплавленные края разорванных стен коридоров. Несколько раз перебирались на другие ярусы, чтобы вновь обойти его по периметру. Так прошло более часа по земному хронометру. Наконец повезло. Отыскали. Вход оказался придавленным коробами и обломками. Пришлось воспользоваться плазменным резаком из удачно найденных инструментов. Ким подтвердила правильность выбора и я начал кромсать преграду. Справился достаточно быстро и главное, что труда мне это не составило. Не вспотел даже. Вообще, из-за гравитации, ниже Земной, я почти не уставал. А девушка, судя по всему, очень часто сталкивается с такими изменениями, или ей импланты помогают справиться. Короче, не обращает внимания.

– Отойди в сторону и чуть дальше, – отстранила меня. – Вон туда, за угол.

– Проблема?

– Говорю, что могут быть сюрпризы, типа таймера. Открываешь не вовремя и тебя кислотное облако накрывает. Так что, отойди немного подальше.

– А ты? – резонный вопрос.

– Моё обмундирование справится. Не лезь под руку – так доходчивее? – практически зашипела.

– Так-бы сразу и сказала, – выразил понимание и отошёл.

Прошло минут десять томительного ожидания, прежде чем я услышал шипящий звук разгерметизации шлюза, являющегося и дверью. Ким вскрикнула и я поспешил к напарнице, на всякий случай приготовив пневматику. Ворвался в тамбур за шлюзом и увидел причину реакции девушки.

– … говорю, что вколю обезболивающее, если расскажешь, что там, – Ким уже говорила с раненым.

Человек лежит в неудобной позе и получается, что ему совсем худо. От сотрясения при падении он несколько раз ударился об стены и мебель. Стол и кресло валялись рядом. По вспухшей одежде в районе груди я догадался о сломанных рёбрах и возможной кровопотере. Есть вероятность, что обломки костей пробили бедолаге лёгкие. Моих познаний хватает. Готовили к разному. Но мужчина в возрасте, внешне похожий на Ким цветом кожи и волос, держался и готовился к худшему. Увидев меня растерялся. От внешности, скорее всего, а настойчивость девушки привела его в чувство. Он попросил о инъекции взглядом.

– Хорошо, я сейчас сделаю. Только прошу, не стройте секретов. Вы не похожи на охранника, – подметила, доставая обещанное и готовя место укола. – Вот, готово, – завершила начатое.

Раненый почувствовал прилив сил сразу и начал нести бред, но через минуту остановился и осмотрел нас более осмысленным взглядом. Я аккуратно приподнял его голову и попытался дать немного воды, но всего лишь намочил бедолаге губы. Он с благодарностью посмотрел мне в глаза. Всё понятно – не выживет и он это знает. Ким проследила за моими действиями, но как-то неясно, с одобрением или укором.

– Глупцы. Вы даже не представляете во что ввязываетесь. Мой вам совет – не приближайтесь к объекту за шлюзом. Видите, что повлекли за собой всего лишь слухи о его находке? Это только начало. За него будут драться и прольётся много крови. А… – он закашлялся и с губ побежали струйки крови.

– Так что там? Ты можешь хоть намекнуть? – Ким поспешила с вопросами. – Это дорого стоит?

Но человек вдруг затих. На лице проявилась ухмылка, наполненная сарказмом и взгляд помутнел. Умер бедняга. Так ничего рассказать не успев.

– Н-да. Плохо.

– А то я не знаю. Короче, продолжаем, – недовольно буркнула. – Всё, можешь не уходить – дальше сюрпризов нет.

– Как скажешь, – остался на месте.

Наёмница не стала размышлять над словами покойного и перешла сразу к действиям. Биометрия уже настроена под неё и после нескольких манипуляций с системой проверки последнее препятствие открылось. Вот то, что увидели меня удивило, а Ким пришла в откровенный ступор. Наверно встретила в первый раз, в отличие от меня, изучавшего историю мира.

В креплениях, посередине просторного зала, находится саркофаг. По всем признакам очень древний и изготовленный из непонятного материала. Вид странный и отличен от тех, что я видел на занятиях. Прежде всего, поразили орнаменты.

Они начинались у основания искусными барельефами, отражающими техническое начало. То есть, что-то похожее на шестерни и геометрически выверенные фигуры. Они переплетались и переливались друг в друга так, что границу перехода сложно вычислить сразу. При просмотре с разных ракурсов создаётся видимость движения частей и элементов.

Всё это постепенно меняется, при приближении к средней части саркофага. Техническое начало переходит в природное, живое. Орнаменты становятся живыми, перекликаясь с невиданной флорой. Побеги преобразуются в нечто, гармоничное и полное жизни. В довершение, у самого верха, барельефы оживают, в переносном смысле естественно. Представители живых организмов завораживают формами и разнообразием.

И все переплетения и переходы логически совпадают и служат друг другу продолжением и началом одновременно. С какой-бы стороны ни начать осмотр. Но на крышке, что удивительно, всё сводится к знакам и руническим символам, больше подходящим по смыслу к кабалистическим. Ну или магическим.

Невольно поёжился. Жуткое впечатление складывается от увиденного. Непонятное в целом ощущение. Странное. Но смотреть хочется не переставая, а где-то в глубине сознания родилось восхищение.

– Что думаешь? – пришлось толкнуть в плечо Ким.

– Никогда прежде не встречала ничего подобного, – ответила оторвав взгляд от находки. – А ты, я смотрю, меньше удивлён.

– Показалось отчасти знакомым, изучал подобное, – не стал делать тайну.

– Тогда поделись идеей, как открыть. То что нужно и ценно – внутри, а эту хреновину целиком мы не утащим. Мои программы бессильны и сеть не реагирует на эту штуковину.

– Всё просто, если не догадалась. Видишь в центре место с контурами кисти – это ключ и есть. Если требуемое совпадёт, то откроется. Достаточно приложить…

Не успел договорить, а наёмница уже потянулась и приложила руку. Вскрикнула и посмотрела на ладонь, где появилась ранка от укола. Но более ничего не произошло.

– Твоя очередь. И живее. Если не обратил внимания, то вон та штука, которая мигает в углу, – показала на прибор. – Маяком называется и скоро кто-то появится на этой планете. Поверь, спрашивать нас не будут и ликвидируют сразу. Это военный образец повышенной надёжности. О таком только мечтать. Ну, чего мнёшься? Давай.

Послушался, да и что терять? Надежды нет, что поможет. Слишком всё просто получится. Однако, после укола произошло чудо. Внутри щёлкнуло и руны замерцали слабым светом. Крышка саркофага двинулась, разделилась на две половины и открылась.

Внутри покоятся два предмета, а скорее кокона. Один крупный, длина до сорока сантиметров, а второй меньше в три раза. Внешнее покрытие копирует барельефы саркофага, но исполнение более изящное и тонкое. Ким глянула на меня и не мешкая извлекла находки. Озадачила просьбой подыскать всё что угодно, для переноса. Она торопилась, так как писк маяка заметно участился. Понятно, что хозяева приближаются.

Отправился на поиски кусков изоляции и проводов, но резко вернулся и высыпал содержимое ранца, забрал нож и пневматику. Находки уложил и порадовался, что всё подошло.

– Не поняла? Ты что?

– Там шум и вибрация, – проинформировал. – До хранилища осталось немного, если я правильно понимаю. Работают резаками и чем-то тяжёлым. Так что, хозяева уже пожаловали, – добавил, надевая ранец. – Уходим?

– А то! Давай назад нашим маршрутом и тихо. Быстро они работают. Точно – находка стоящая!

Двигаясь знакомыми путями и зная наперёд о всех препятствиях, выиграли время. Ким заблаговременно выдвинулась в авангард и стала похожа на сжатую пружину. Боевик готовый к бою. Серьёзная, собранная и чутко реагирующая на любое изменение в окружении. Зауважал за подготовку, хотя и сам не отставал. Подготовки хватает.

Пока добирались до выхода я думал о Ким. Странная натура у неё, это как минимум. Сострадания нет. Чувство вины, подозреваю что неизвестно. Жажда наживы и всё, что с этим связано. Куда я попал? А что творится в населённых местах – даже гадать нереально. У них что, совершенно нет близких друзей? На родственников как такая тенденция влияет? Не нравится мне тут уже.

– Замри! – скомандовала тихо. – Похоже, что все внутри и прорубаются к месту с маяком. Если что, то пали вот из этого, – протянула мне оружие. – Импульсник. Наводишь и палишь, когда маркер мигнёт. Старайся не дёргаться в момент выстрела и не пали очередями. Справишься.

Молча забрал и приложился, прицеливаясь и проверяя удобство. Нормально. Наёмница выглянула из разлома и ещё раз осмотрела территорию. Подозвала меня с той же целью. Осмотрелся и я. В охранении перед искорёженным монстром только двое вооружённых. Стоят и беседуют, не глядя по сторонам. Чувствуется, что не ждут неприятностей. Озвучил Ким выводы и получил мимолётную улыбку в награду.

Не успел опомниться, как наёмница стремительно и избегая шума понеслась к охранению, заранее готовя кортики к бою. Мне осталось лишь наблюдать, как блеснули лезвия, люди дёрнулись и упали, не издав шума. Только приглушённое падение тел в пепел и взрыхлённую почву. Всё кончилась, а Ким махнула призывно рукой. Побежал за девушкой, что уже направлялась к стенке пропаханного канала. Тут уже есть место подъёма, оборудованное прибывшими мобильной лестницей. Подготовленные ребята, сказать нечего. Ким не останавливалась и когда я поднялся уже подбегала к космическому кораблю. Некрупному. Пока не разбираюсь в классификации. Может истребитель, или что-то в этом роде.

До кормовой части, с пологим трапом, оставались считанные метры, как сзади ударили выстрелы и яркие трассы расчертили пространство в опасной близости. Пучки зарядов прошлись веером по броне корабля, но повреждений не нанесли. Развернувшись на входе выстрелил, забыв об инструкции насчёт очередей. Разряды импульсника не достигли цели, но заставили преследователей затаиться за поваленными стволами. Это позволило восстановить дыхание. Подвинул контейнер, стоявший у стенки и приспособил в качестве укрытия. Приготовился к отражению атак.

Первый же высунувшийся немедленно нырнул обратно, от моего концентрированного огня. Ствол дерева покрылся тлеющими ямками небольшой глубины. Слабовато оружие, как мне показалось. Решил выждать, воспользоваться темнотой отсека за входом и спровоцировать преследователей покинуть укрытия. Меня не видно, хотя, если учесть тактические навороты нейросети, то не факт. Всё равно, стоит попробовать. Замер. Но перестрелки не случилось. Трап медленно пошёл вверх и перекрыл вход. Затем задвинулись дополнительные створки шлюза и я почувствовал движение.

Отыскать положение Ким на корабле труда не составило и вот я уже стою в кабине с двумя креслами и слежу за манипуляциями девушки. Панорамное окно и вид на планетарную растительность из низколетящего судна. Подниматься мы не торопимся и я понимаю причину. Не стал отвлекать пилотессу и осмотрел помещение. Оборудования по минимуму. Если сравнить с Эпсилоном, то можно сказать, что и нет его.

Всё заканчивается на нескольких полупрозрачных панелях и полусферах контроля управления. Ким сосредоточена и я понял, что основное лежит на нейросети или большая часть. Вокруг всё продуманно. Несколько ячеек хранения разного размера выделяются цветом и материалом на стенах. Каюты я встретил ещё по пути. Четыре двери и пятая полупрозрачная, за которой просматриваются контуры мебели. Вероятна принадлежность к кают-компании, или месту общего сбора экипажа.

Дальше тамбур перед входом, откуда я и пришёл. Используемый и как грузовой отсек и как место хранения двух интересных транспортных средств, похожих на гибрид мотоцикла и водного скутера. Собственно это всё, что увидел за короткое время знакомства.

– Где тебя черти носят?

– Подожди, есть кое-что важное, что необходимо прояснить, или всё запутается в голове окончательно, – не обратил внимание на её раздражение.

– Спрашивай, только короче и быстрее, – согласилась не оборачиваясь.

– Почему в твоей речи проскакивают знакомые мне слова? Ты ведь не была на Земле.

– Оборудование, что в твоём ухе и на шее, переводит не только слова, но и подбирает смысловые значения. Так понятно? Бестолочь рыжая. Вот смотрю на тебя – уродец какой-то.

– Да, – пояснений мне больше не требуется и продолжать дискуссию незачем. – Нам долго лететь на бреющем?

Не обиделся на сравнение.

– Пока Дабл не закончит взлом корабельной системы.

– Это кто ещё? – я завертел головой.

– Искин. Ну ты и темнота Рыжая. Короче, сядь рядом и ничего не трогай руками, – указала на второе кресло. – Скоро взлетаем и валим отсюда. Дабл, тебе сколько ещё нужно времени?

– Уже заканчиваю процедуру перепрошивки. Кстати, это твой друг? Поздравляю!

– Компаньон, причём временно. Ты давай, не отвлекайся, – пояснила неведомому технику.

Всё интересней и интересней дела заворачиваются. Искин. А насколько его интеллект приравнивается к человеческому? Спросить? Обойдусь. Судя по настроению не самый удачный момент. Отметил, что кресло, кстати, удобное и само подстроилось под особенности тела. Рюкзак техника пристроил рядом, но из рук не выпустил. Держа за ремни. Кто его знает, как придётся метаться.

Успеха достиг искин быстро и отрапортовал хозяйке. Ким не мешкая изменила направление и корабль устремился вверх. Дискомфорта не испытал, а пилотесса лишь ухмыльнулась. Даже пояснять не стала причину, оставив мне пищу для размышлений. От поверхности поднимались быстрее, чем я предположил.

Постепенно свет за бортом изменился на более тёмный, а спустя минут десять и вовсе стал чёрным. Звёзды зажглись яркими точками, подтверждая выход в открытый космос. Неизвестная планета осталась позади. Даже названия её неизвестно. Нет ну вот как? Земляне отдали бы всё за её открытие, а тут это просто обыденность. Похоже, что в этой системе проблем с перенаселением не стоит, что мне не ясно, при их уровне развития технологий. Корабль резко сменил курс.

– Мы куда? Не то, что мне что-то скажет название конечной точки, но для приличия узнать хочу.

– Помолчи, всё узнаешь! – прямо выкрикнула.

Внезапно корабль тряхнуло, и я увидел впереди целый рой техногенных обломков. По виденным ранее останкам транспорта, приблизительно определил их принадлежность.

– Последствия боя?

– Догадливый. Эти надолго тут зависнут. Если конечно падальщики не обратят внимания. Любители дармовщины.

– Пояснишь, для рыжего и бестолкового? Что за падальщики?

– Мусоросборщики, если так понятнее. В содружестве ничего не пропадает. А запчастей и агрегатов после боевых столкновений много на орбитах скапливается. Пока ещё их гравитация притянет – время пройдёт. Элементы стоят денег, запчасти опять же. Поэтому всегда есть уверенность, что падальщики появятся.

Сделала паузу и совершила манёвр уклонения от крупного остова. Наш корабль выглядит крошкой по сравнению с некоторыми. Оценил количество и понял, что мне жутко повезло. Вовремя свалился на поверхность планеты.

– А направляемся, для начала, к одному из их представителей. Тут вот в чём дело, – замялась вдруг. – Я объясню. Этот рейдер хорош, свежей постройки. Я рассчитываю его оставить себе. Свой я потеряла, если заметил. Для полного уничтожения идентификационных данных нужен специалист экстра класса с соответствующими базами и возможностями. Кстати, ты не претендуешь на него?

– Претендую! – набрался наглости, а целью поставил проверку на вшивость дамочки.

– Хм. Я заплачу тебе, в таком случае. Гарантирую. Но чуть позже, хорошо?

– Расчёт на свалившуюся прибыль с находки? Так мы даже не знаем что это и почём.

– Нет. Просто это затруднительно. У тебя нет ничего для получения средств. Ни счетов в банках, ни имени зарегистрированного. Даже вымышленного нет.

– Это проблема. Помоги решить за ту сумму, что хочешь мне заплатить. Её хватит? – подумал, что это хорошая возможность решить пару проблем.

– Попробую…

Экстренное торможение стало неожиданным завершением столь полезной для моего будущего беседы, но причина эта веская. На пути к открытым простором космоса, сразу за скоплением техногенных обломков, обнаружен корабль, очень крупный в моём понимании.

– Крейсер. Чёрт. Чуть не влипли. Зараза… – и выругалась так крепко, что мне икнулось.

Развернулись и начали движение в противоположном направлении.

– Крейсер для поиска – точно вещь стоящая! Радуйся, скоро поправим финансовое положение, – довольная собой сосредоточилась на управлении. – Дабл, готовься к гиперпрыжку сразу по выходу из облака мусора.

– Всё готово Ким, а рейдер и мне нравится. Два свежих реактора дублируют друг друга и двигателей два, абсолютно новых. Рельсотронов четыре спарки. Несколько дроидов ремонтных – мечта искина. Есть где развернуться! Кстати, и каюты смотрю для экипажа отличные.

– Хорошо, что напомнил, – оборвала невидимого оратора. – Рыжий, как прыгнем, сразу займёмся осмотром. Особенно личных сейфов. Повезло с рейдером, если и Дабл рад.

Всё прошло по запланированному. Вышли из мусорного скопления и стартовали. Оригинальное визуальное сопровождение перехода мне понравилось. Точки звёзд неожиданно вытянулись в длинные линии и исчезли, а корабль окружила полная пустота. Ни единого космического объекта в иллюминаторах и на обзорной панели спереди. Осмотр кают ничего не дал, а лишь добавил загадок. Ким выразила версию, что экипажа постоянного тут никогда не бывало, что показалось наёмнице неправильным. И мне тоже.

Но разбираться в причинах смысла нет, их может быть масса, например использование рейдера в сомнительных операциях. Неудобно получится, если след выведет на хозяев. А так – всё нормально.

Прошедшие сутки наложили свой отпечаток и усталость взяла верх. Ким махнула рукой и предложила мне выбирать любую каюту, что я и выполнил. Сон пришёл моментально, как только лёг и голова коснулась подушки, а вот сон внёс ещё больше загадок, и это не последствия изменившейся обстановки.

Передо мной стаял призрачный облик того саркофага, созданного из дымки. Но окружение не бункера, где он найден. Каменный свод с отверстием. Стены пещеры покрыты бороздками водяных струй, что точили камень веками. Вокруг алтаря собрались монахи в серых сплошных балахонах. Льётся мелодия речи старшего, словно стих или песня без слов. Факела и оружие древнего вида у каждого. Что-то тонкое и незримое пробирается сквозь пелену сонной дымки. Сердце подстроилось в такт новому ритму и в висках запульсировал его отголосок. Непонятное действие свершилось и луч света прошёл через отверстие в своде. Яркая вспышка и плач бьёт по нервам, сопровождая изменения саркофага. Он предстал осязаемым и реальным, а дымка рассеялась увлекая с собой всех собравшихся…

Я вскочил от кошмара и кинулся в душ, чуть не сбив выходящую Ким. Даже не обратил на неё внимания, а только отметил, что фигура действительно подтянутая и близка к совершенной в моём представлении. На мою выходку девушка никак не отреагировала, что мне не совсем привычно, но акцентировать на этом внимания не стал.

– Слушай Рыжий, мне без разницы, что ты голяком тут носишься. Главное не пересекай рамки, – проводила меня взглядом до спасительного душа.

Тёплые струи воды окончательно привели меня в чувство, а полёт в гиперпространстве не прерывался и нёс нас к точке выхода. Планета, что служит пристанищем падальщиков, заняла мои мысли…