Из гиперпространства вышли в автоматическом режиме, или благодаря действиям Дабла, искина Ким. До планеты, а точнее, пределов её видимости, осталось не более пары часов полёта. Проснулся и лежу. Во-первых удобно, а во-вторых, захотел познакомиться с бытом. Каюта как раз подходит для этого.

Накануне я убедился в его непритязательности, сродни военному, но тут всё гораздо продуманней. Например ложемент кровати служит заодно и столом, до момента его преобразования. Панорама космоса во всю длину каюты иллюминатором не является, скорее это монитор, что отображает или картинку с камер и сенсоров корабля, или то, что выберешь. В наборе к показу много пейзажей и других видов в базе загрузки. Естественно, всё как вживую. Силу звука можно контролировать, как и насыщенность света.

Обстановка в целом скромная. Пара кресел и дверки шкафа в торце. Ничего лишнего, что в принципе, совпадает с моим представлением о быте на полувоенном рейдере. Или военном. Н-да. Не разобрался. Душ с санузлом общие и в отдельном отсеке. На противоположной шкафу торцевой стене монитор поскромнее и выдвижной пульт управления. На клавиатуру похож, но полупрозрачный. И сдаётся мне, что пользуются им не часто, так как всё завязано на индивидуальной нейросети. Нет, сеть одна на всех, как мне показалось. Люди имеют что-то вроде терминалов удалённого доступа с персональными характеристиками и продвинутой системой контроля доступа к информации. Кто-то умело регламентирует её и нехило зарабатывает. Придумали пакетное осваивание знаний и вуаля. База – доза. Куча денег из воздуха. Землянам такая схема и не снилась. Где информация хранится – да где угодно. Можно предположить, что все пользователи и есть носители данных, не догадываясь об этом. Или знают. Или всё не так как я думаю. Потом наведу справки.

Время ещё есть, судя по хронометру. Правильным счёл потратить его на экскурсию по кораблю, благо он невелик, но Ким посчитала по-другому. По её мнению, мне необходимо познакомиться с транспортным средством, лайтфлаем. Их два в наличии на рейдере. Вошла без стука и позвала с собой к грузовому отсеку кормы, дав одеться. Указала на два объекта и объяснила просто, как ей показалось.

– Вот, обрати внимание, – подошла к транспорту и меня подтянула. – Сверхмалый летательный аппарат, сродни гравициклу, – убедилась, что внимаю. – Принцип тот же, но по возможностям маневрирования превосходит известные образцы в разы. Для передвижения по планетам, в решении вопросов не требующих переброски грузов, это самое лучшее из возможного.

Потом наёмница рассказала про особенности управления и что-то сугубо техническое упомянула.

– Отлично! – поклонился с сарказмом. – Всё ничего, но я не могу сравнивать названные параметры, так как понятия не имею, о чём идёт речь.

– Ясно, – глянула искоса и сплюнула. – Не могу привыкнуть, что ты туп в технологиях. Ладно, проехали. Не вздумай обидеться, а то я смотрю ты в лице меняешься. Переодеваться думаешь?

– А так, что – не катит?

– В таком виде, ты как бельмо на глазу. Мало того, что смуглый и рыжий, так ещё и надето чёрт те чего. Возьми в хранилище лёгкий скаф. В нём и броня интегрированная есть, по минимуму, и вообще, – махнула в сторону выхода из отсека.

– Ты потом расскажи, как им управлять без нейросети, – буркнул на выходе. – Не дурак. Разберусь.

Поднялся по лестнице в десять ступеней и прошёл по коридору до жилой зоны и своей каюты. Указанный скафандр, точнее его гибрид с нормальным костюмом, нашёл там, где и указала Ким. Переоделся и ещё раз посмотрел на панораму, отображающую космос. Красиво, что ни говори, хоть и смертельно опасно для незащищённого человека. Да и защита, всего лишь отсрочка неизбежного. Пневматику приспособил в одном из карманов, как и нож с расходниками. Лишними не будут.

Ким ожидала в кабине пилотов, когда я присоединился, заняв кресло рядом. Впереди, среди темноты и точек звёзд, уже появилась стремительно приближающаяся планета. Наёмница сосредоточилась на обмене информацией с искином, а я занялся наблюдением.

То, что увидел, спустя минут двадцать, мне откровенно не понравилось. Натуральная свалка. Увиденный диск в самом начале планетой не является, как теперь уже ясно. Это мусор скопившийся на орбитах, или специально собранный, полностью перекрывает вид на поверхность своей высокой плотностью. Но моя напарница смело направляет рейдер в облако мусора и обломков, почти не снижая скорости. Так, еле заметное замедление ощущаю и всё.

– Не вляпаемся? А?

– Я знаю маршрут. Не первый раз! – довела, отвлёкшись на секунды. – К тому же, уточнённые данные по коридору мне скинули после обмена паролями. Не волнуйся! Не вляпаемся, – и снова сконцентрировалась на управлении. – Вести вручную приходится. Не удивляйся. Защита такая, дополнительная от автоматических зондов корпораций.

– Спасибо за пояснение!

Получается, что деятельность мусорщиков не всегда законна, или противоречит другим заинтересованным лицам, что к власти поближе. Рейдер мчится среди обломков, а я невольно пригибаю голову, когда проходим слишком близко с некоторыми. Чего только нет на планетарной орбите. Попался двигатель, или его часть, с соплом такого размера, что рейдеров десять поместятся.

– Это не самый большой. Есть крупнее, – заметила мой интерес. – Старые модели отличались громоздкостью, пока их не сменили принципиально новые двигатели, и по конструкции, и по схеме.

Скопление закончилось так же резко, как и началось, но сама планета предстала в худшем свете. Для меня, по крайней мере. А вот Ким, наоборот, восприняла вид серой клубящейся массы атмосферы, как должное. Надо отметить, что ориентируется и правда хорошо. Я бы не определил верное направление, хотя, если у неё коридор есть и отображается посредством интерфейса нейросети, то нет нужды удивляться.

Бронированные жалюзи Ким деактивировала и появилась возможность видеть то, что впереди без использования систем видео мониторинга. Снаружи смотровой панели появились капли, став со временем струйками, а затем и многочисленными потоками влаги. Атмосферные образования имеют явно дождевой характер, или грозовой. Что подтвердилось, когда где-то ближе к горизонту сверкнули несколько молний.

Вскоре мы произвели посадку среди обломков кораблей и бесчисленных нагромождений деталей, фрагментов и материалов, как прошедших сортировку, так и ожидающих очереди. Среди хаотичных, на первый взгляд, нагромождений отчётливо видны величественные силуэты огромных судов, застывших словно туши исполинских монстров. Корабли поменьше навалены друг на друга в похожие на древние пирамиды сооружения. Я изучал по истории. Туман и смог мешают детальному осмотру. Но моя напарница, по-моему, не расстроена такой мелочью. То, что место специально подготовлено и за ним ведётся наблюдение, даже уточнять не стал. И так понятно.

– Возможна кислотная среда. Не вздумай под мокрый туман без шлема выйти. И герметичность скафандра проверь. Обязательно! – сразу посыпались строгие предупреждения. – Шлем прост в использовании. Потяни из-за спины шлейф и он автоматически накроет голову. Потом раскроется и сомкнётся со скафом в районе шеи. Лицевая часть станет прозрачной через секунду. Запомнил?

– Не глупый, и память хорошая от рождения, – сразу продемонстрировал успех.

– Есть возможность включить тактические помощники, но большая часть работает с нейросетью, – добавила проконтролировав. – Всё правильно. Пошли.

Хоть лайтфлая два и абсолютно одинаковых, а мне всё одно не досталось. Попытался возникнуть, но Ким поморщилась, подумала и ухмыльнулась своим мыслям. Посмотрел на неё вопросительно.

– Давай, ты выступления эквилибристов отложишь. Потом посмотрим за пируэтами процесса освоения. Договорились?

– Вынужден согласиться, но дай слово, что научишь.

– Даю. Но позже, а сейчас встреча серьёзная, – согласилась. – Сзади садись.

Еле слышно заработали приводы в технических полостях и двери шлюза ушли в стороны. Трап, он же внешняя створка, опустился, а я к этому моменту занял место и мы стартовали прямо из отсека. Резко.

Ким направила лайтфлай прямо в гигантское сопло, торчащее из груды искорёженных деталей. Пролетев его оказались в лабиринте из технического мусора, самых разных кусков кораблей и не только. Виражи с поворотами, подъёмы и вертикальные спуски, стремительно понеслись перед глазами. Порой не успеваю среагировать на изменение направления и приходится сильнее держаться за напарницу. Несмотря на то, что системой ремней я тоже зафиксирован. Скорее всего мы летим давно ниже уровня поверхности планеты. Это на какую тогда глубину распространяется свалка? Вот только, думать над этим не время и не место.

Наш лайтфлай наконец остановился. Зал среди обломков кажется более аккуратнее выполнен, а в стенах и потолке встречается больше крупных фрагментов из цельных листов корабельной обшивки. В одной из них угадывается нечто сродни двери шлюза. Так и есть. Через мгновение створка пошла вверх, открыв доступ в помещение со скудным освещением. Мы, не совершая резких движений, покинули транспорт и остановились в ожидании напротив.

– Н-да. Нормально прокатились. А чего ждём?

– Не болтай, – остановила. – Я чуть не забыла одну важную деталь. При моём разговоре со стариной Кроном, не вздумай смотреть ему в глаза и молчи. Вообще, постарайся не пялиться ни на что. Целее будешь, – добавила выждав паузу.

– Хорошо, но для меня это сложно. Сама понимаешь – всё в новинку. Но я буду стараться! – заверил.

Ким лишь усмехнулась, сосредоточив всё внимание на входе, что и я сделал по её примеру. Тридцатисекундное ожидание закончилось неожиданными действиями. Несколько лучей, как у лазерных указок преподавателей, обшарили пространство и остановились. Тут же ускорились и просканировали наши фигуры сантиметр за сантиметром, после чего исчезли.

– Теперь можно, – подтолкнула меня.

Вошли в тамбур и створка тут же закрылась, освещение изменилось на красный и из множества скрытых распылителей нас обдало парообразное облако. Затем влага дезактивационной жидкости смыла остатки осадков с поверхности. Пара створок открылась и две мрачные личности, одетые весьма воинственно, проводили нас до лифтовой капсулы.

Спуск долог, а его протяжённость приличная. Минут двадцать мы двигались, меняя направление и, наконец, остановились. В приёмном тамбуре нас попросили сдать всё оружие и пропустили в коридор. Отметил, что выполнен он вполне цивилизованно. Со свалкой на планете не имеет ничего общего. Добротные стены и освещение. Пол покрыт металлом с насечками, препятствующими скольжению. Миновали несколько ответвляющихся коридоров от основного и вот – мы у цели. У двери двое охранников в хорошем обмундировании и вооружение солидное, если по внешнему виду ориентироваться. Нас ещё раз скрупулёзно обыскали и двери открылись.

Я поразился богатствам и изяществу в открывшемся взору окружении. Появилось желание прикоснуться к раритетным вещам мебели и интерьера. Сам зал огромен. Под сводом висит старинная люстра с имитацией подсвечников и всё в том же духе. По периметру стен стоят фигуры каких-то воинов или рыцарей, но не как в исторических книгах. Эти технически совершенны, а каждая деталь подчёркивает передовые технологии в конструкциях брони и используемых материалах при изготовлении.

По центру возвышается площадка, нечто сродни подиума, выделенная из общего антуража ещё и колоннами. Несколько низких диванов и кресел. Столики с ажурной посудой намекают на дороговизну своего исполнения.

– Не пялься, – шикнула Ким. – Помни про глаза, – не забыла добавить.

Кивнул, находясь под впечатлением от резкой перемены окружения. Сама она вела себя привычно и раскованно. Сразу понял, что тут часто бывала. Прошла к диванам и уселась, расположившись вальяжно и раскованно. Последовал было её примеру, но на половине пути остановился, так как появился хозяин.

– Приветствую, Скальпель! – приветствовал Ким скрипучим голосом. – Как я сразу не догадался, что ты Даблу запретишь пускать на рейдер визитёров?

– Сопротивляется? – отмахнулась. – Минуту, я ему скину разрешения, но пусть твои люди по каютам не шарахаются.

– Не первый год знаем друг друга. Что у тебя?

– Нестандартный набор. Уничтожение идентификационных данных, для начала. Перевод всех систем только под мой персональный контроль. Немного поменять внешний вид, ну ты ведь знаешь, что в таких случаях нужно, – перечислила и протянула руку к графину.

– Считай, что уже всё исправлено!

Я не мог сдвинуться с места. Тот кто вышел из неприметной двери и занял место напротив наёмницы был взорван недавно, по моему. Потом его небрежно собрали из оставшегося и дополнили недостающее техническими модулями или протезами низкого качества. Например руку можно и в тон голубой кожи покрыть. Половина лица явно искусственная. Глаза и выглядят и двигаются по разному. Один, скорее всего, и объективом, и сенсором является. А может чем-то ещё. Он смотрит На Ким, но и я в поле зрения. Жуть. Протез ноги не скрыт и видны механизмы приводов…

– Ты так и не стал проходить регенерацию? – дружелюбно поинтересовалась собеседница.

– Смысла нет, да мне и так уже нравится. Привык, знаешь ли, – он щёлкнул пальцами. – Эй, принесите нам бутылочку крепчайшего!

– Так сколько за всё?

– Подожди, есть разговор и от него сумма зависит, – туманно ответил на мой взгляд. – Смотрю у тебя напарник? Что такой странный? Кожа тёмная и волосы… крашенные? Я не слежу за модой в содружестве.

– Это не важно, – отмахнулась.

Недолгая пауза завершилась визитом гонца с выпивкой. Расставив приборы, парень склонился к хозяину и выслушал устные распоряжения. Затем кивнул и вышел.

– Ты отдаёшь приказы как и всегда? Как в исторических эпосах?

– Стараюсь соответствовать. Не думай, это всего лишь дань привычке отличаться, – пояснил разливая содержимое. – Я давно всё передал пакетом распоряжений и люди работают. И ты присоединяйся, чего замер?

Не глядя на него, занял место рядом с напарницей, пригубил налитое, поперхнулся от жжения в горле и приготовился молчать и слушать. Крепкий напиток, кстати, надо отметить.

– Ему нужен комплект имитации принадлежности, полный и без экономии. Сможешь помочь?

– Запросто, – кивнул и оценивающе глянул на меня, причём искусственным глазом, а второй так и остался направлен на Ким. – Кстати, у меня есть кое-что новенькое. Могу напылить ксеонит на броню и интегрировать с системами защиты и маскировки.

– Да ладно? – наёмница вытаращила глаза и потёрла руки. – Делай! Не буду интересоваться, где достал.

– Вот и отлично! Максимум час на всё. У меня всегда работают быстро. Между прочим, ты пропустила маяк на рейдере и это плохо, – озвучил и сразу поменялся в выражении, стал серьёзным.

– Сколько до появления гончих корпорации?

– Час, ну полтора. Не больше.

– Точно успеешь с рейдером?

– Ты сомневаешься? – вопросил с удивлением и сарказмом в голосе.

– Извини.

– Теперь, поговорим? – вновь стал как камень, непроницаемый для определения мыслей.

– Излагай, Крон, – Ким подобралась и приготовилась слушать.

– Мне попалась полная запись боя, перехваченного конвоя с Октисы и там есть кое-что интересное, – сделал паузу, оценивая нашу реакцию. – Мои возможности ты знаешь и свидетелей пребывания мусорщиков я не оставил. Но вот запись…

– Почему меня это должно интересовать? – равнодушно подметила Ким.

– Не делай из меня идиота, ты же знаешь, что бестолку. Так как, интересуют подробности? Ты же одна уцелела.

– От тебя не скроешь, – сдалась. – Что-то важное? Ладно, я поняла тебя, старина, – демонстративно подняла руки. – Давай – делись информацией.

– Ты знала, что помимо конвоя и напавших, рядом находились ещё представители?

– Если речь о москитном флоте насекомых, то…

– Да нет, не о нём, и не о двух дополнительных группировках флотов конкурентов.

– Заинтриговал! – подвинулась к ближе к хозяину. – Что там?

И тут наступило самое обидное для меня. Беседующие погрузились в прострацию. Подозреваю, что всё общение протекает посредством нейрокоммуникаций. Так что я из беседы выпал. Осталось продолжить возлияния и ждать их возврата в реальность. Через сорок минут они отвлеклись на пришедшего помощника. Парень поставил на стол небольшую коробочку, поклонился и вышел.

– Что думаешь? – обратился к Ким хозяин.

– Я таких кораблей никогда раньше не видела, – ответила задумчиво. – Почему один и так далеко. Наблюдатель? Но тогда от кого? У нас в содружестве нет таких. Какова видовая и расовая принадлежность? Прогоним ещё разок запись?

– Прогоним, хоть сто раз, но ничего яснее не станет. Но давай, вдруг что всплывёт?

– Такое ощущение, что есть знакомое что-то в очертаниях. Или я где-то мельком видела, – задумчиво проговорила Ким. – Тогда упоминалась странная раса, даже нет. Вид? Тоже не то. Биотехнос – вот! Что это может означать?

– Ты меня спрашиваешь? Биотехнос… Биотехнос… – несколько раз повторил слово хозяин. – Ещё раз прогоним всю запись.

Не успел поинтересоваться причинами их беспокойства, как они вновь погрузились в состояние изучения не обращая на меня никакого внимания. Вдвойне обидно. А в коробке, скорее всего, находитсё то, что Ким для меня заказывала. Посмотреть очень хочется, но приличия соблюдать обязательно. Так и сидел, ожидая их нового возвращения из глубин нейросети, или, где там они находятся. Скукота страшная.

Спустя минут тридцать всё изменилось и резко…

– На орбите крейсер! – выкрикнул вбежавший помощник. – Несколько истребителей, до трёх или четырёх, уже борются с проблемами в мусорном облаке. Минут десять, пятнадцать у вас есть. Дальше начнут обыск поверхности и есть риск, что взлёт засекут.

– Проводи к кораблю наших гостей, – без нервов отреагировал Крон. – Надеюсь закончить успели.

Он не спросил, а утвердил и махнул рукой, указывая противоположное входу направление.

– В доке давно твой рейдер, дал пояснение. – С кредитами разберёмся позже и комплект имитации парня не забудь.

Ким схватила коробку и мы побежали за провожатым по непривычно узкому коридору. Несколько поворотов и резкая смена окружения. Огромный ангар, где свод имеет несколько шлюзов такого размера, что дух захватывает. Лепестки створок пришли в движение над местом стоянки нашего рейдера. От корабля спешно убирают стапели и автоматические помосты с рабочими, а также массу прочих вспомогательных элементов. Мы забежали внутрь, на ходу активировав закрытие шлюза. Места в пилотской кабине заняли привычно и быстро. Забыв про наш транспорт, оставшийся у входа, Ким начала маневрирование и подъём по огромному стволу шахты к поверхности. Минуты ожидания и наконец, взлёт…

– Идёт построение оптимального маршрута, – доложил незнакомый искин.

– Как тебя зовут? – бросила Ким. – И где Дабл?

– Бэд. Дабл занят.

– Отличное имя. Со своим загулявшим я потом разберусь. Бэд, выжимай с движков всё, что есть. Маршрут самый короткий. Мелкий мусор будем сбивать, крупные куски обходить.

– Принято. Активирован боевой режим маневрирования.

Небо стало терять желтизну и набирать больше тёмно-синего. Я переключился на тактический режим отображения пространства. Шлем сработал и тактические помощники активировались. Тут же высыпало тысячи белых объектов вращающегося на орбите мусора. Кажется, что прорваться на скорости сквозь эти облака невозможно.

– Первая космическая скорость достигнута, – отрапортовал Бэд.

Среди белых тел стали иногда появляться четыре красных.

– Обнаружен противник, – и спустя секунду, – мы обнаружены. Включаю щиты.

– Погоди! – рявкнула в голове Ким – так нейрошлем передал её эмоции. – Пока не атакуют будем экономить энергию.

– Выполняю. Хочу напомнить, что у нас два реактора. Экономия энергии в данном случае не рекомендуется.

– Ладно, оставь, – буркнула напарница.

На транслируемой голограмме окружения появился значок щита.

– Достигли второй космической скорости. Рекомендуется прекратить набор скорости для избежания столкновения с мусором. Шанс столкновения шестьдесят процентов. Шестьдесят пять.

– Блин! Что думаешь, Рыжий? – услышал я отчаяние в голосе Ким.

– Давай сбросим. Что толку, всё равно заметили.

– Вражеским кораблям осталось меньше сорока секунд до выхода из нижнего пояса мусора, – вставил Бэд.

– А нам?

– Успеем до их появления.

– Ар-р! – возопила напарница. – Сбросишь перед самым входом в облако. Готовься к маневрированию. Рыжий, ты прикрываешь, я веду. Ну, да будет к нам благосклонна удача!

– Если выживем, то ты со мной поужинаешь, – сцепив зубы, заявил я.

– В смысле с продолжением?

Я повернул голову, но, понятное дело, увидел только стратегическую карту пространства.

– Да.

– Засранец!

– Что?

– Мог бы и раньше предложить. Обидно будет па-а-дохнуть! – закончила она криком, ибо из облака мусора показались враги. Всё же мы не успели.

– Внимание, удар импульсным оружием! Плазмойд уничтожил турель противоабордажного рельсотрона! – продолжает вещать Бэд, пока Ким заложила вираж. – Щит был пробит, веду восстановление. Щиты восстановлены! Внимание, вражеская атака!

– Да хер им в сраку! Щас я вам покажу, что такое бой, – нейрошлем донёс голос таким злобным, что меня продрал мороз.

Против нас два рейдера и столько же истребителей. Плохой расклад. Очень. Плюс там, где-то за облаками мусора торчит крейсер. Может статься, что у него ещё не одно звено в подбрюшье.

Наш райдер дёрнулся от выстрела рельсотрона. Снаряд мелькнул на экране карты и красный значок вражеского корабля погас, превратившись в белый. Остальные тут же рванулись врассыпную.

– Один готов! – прокричала Ким. – Так тебе сучёныш!

Снова дикий вираж, щиты визжат от перегрузки, но пока удача на нашей стороне и атака врагов проносится мимо. Наконец пришло моё время – нападающие сели на хвост. Я тут же устроил им импульсный дождь, завуалировал атаку оставшимся рельсотроном и подбил один истребитель.

– Жаль не с концами, – прокомментировала Ким. В этот момент мы-таки ворвались в мусор. В таком жутком и опасном месте, я бы точно что-нибудь снёс и даже щиты бы не спасли.

Преследователи тоже сбросили скорость. Атаковать смысла нет – кругом хлам, могущий вобрать в себя сколько угодно снарядов. Только если пилоты с их стороны будут лучше и справятся с манёврами, то смогут ударить вплотную.

– Не ссы, Рыжий. Щас я покажу, что детство в гетто просто так не проходит.

И тут началось петляние среди мусора, но с такой филигранной точностью, что у меня сердце не успевает отдыхать, каждый раз замирая в ожидании столкновения.

– Я им покажу… они у меня увидят… ещё немного, вот та-а-ак… аккуратненько. Бэд!

– Слушаю вас! – едва не взвизгнул искин.

– Маскировку на полную!

– Придётся снять щиты, капитан.

– Так снимай их нахрен! – зло бросила Ким.

Спустя доли секунды пропал знаток щита.

– Мы вот здесь… ай! – озвучила напарница, когда мы задели остов корабля. – Прости, Бэд.

– Просто царапина, – бодро отрапортовал тот.

– Ещё чуть. Будь готов к атаке, малыш.

Я ухмыльнулся. Ким так сосредоточена, что вообще не следит за языком.

– Я всегда готов. Жду указаний.

– Бей гадов! – проорала она. Мы вышли к врагам сзади.

Нам удалось подбить двоих, в том числе того, которого я задел.

– Теперь валим, Бэд.

Вслед мчит плазма, каким-то чудом нас не задевая. Нырнули в карман между двух гигантских корпусов от крейсеров.

– Всё, один сука остался, и мы свободны.

– Если только ещё звено вслед не пошлют, – отозвался я.

– Чтобы мы их так же разделали? Не-е-ет, этой оплеухи с них хватит.

– Что собираешься делать?

– Как ты думаешь, куда полетит оставшийся истребитель? – с хитрецой спросила она.

– За нами.

– А вот и нет. Он сейчас обосрался и пытается свалить на крейсер. Так что мы можем предсказать, как, примерно, будет пролегать маршрут.

Я её коварного торжества не разделяю.

– А если нет?

– Да я печёнкой чую, как дрожат пилоты. Ишь, думали схарчат меня. Не таких ломала. Бэд!

– Здесь!

– Режим маскировки. Сейчас я тебе, Рыжий, покажу, как надо охотиться…

Я только головой покачал и напряг внимание, что есть сил. Моя зона задняя, если враг появится, нужно успеть среагировать, пока Ким что-то там доказывает.

Прошло минут десять мерного рысканья среди обломков. Мы как раз пролетаем под остовом мощного торгового судна, когда дрожащий голос напарницы снова раздался:

– Готовь щиты, Бэд! Мы будем таранить!

– Внимание! Кинетические щиты будут готовы через пять, четыре, три…

Стоило искину обозначить готовность, как Ким рванула рейдер вверх и протаранила транспортник. Гигантская туша пошла вверх, а потом что-то врезалось в неё – на экране появился красный значок вражеского корабля.

Мы спешно облетели остов и тут уже Ким взяла на себя роль палача:

– Держи, тварь!

Рельсотрон дёрнул корабль и в заметавшегося в клетке балок врага рванулся снаряд. Спустя секунду вспышка обозначила его смерть.

Крейсер потерял нас окончательно, когда система активной маскировки сработала на полную мощность, задействовав возможности ксеонитового напыления. Под прикрытием мусора и обломков, Ким направила рейдер в мёртвую зону, в район другого полушария планеты. Так и не узнал её названия. Вздохнули более свободно, хотя и не достигли статуса полного и успешного бегства. Повезло, что хозяин дал Ким точные характеристики открытых коридоров среди обломков. Умело пользуясь этим бонусом достигли нужной позиции для старта и ухода от планеты.

– Дабл, или оба, проверим на что способен этот корабль, – начала Ким с обращения. – Запускайте реакторы на полную мощность и выжимайте из двигателей всё, что смогут дать. После исчезновения из зоны видимости сразу в гипер.

– Куда направляемся? – меланхолично осведомился личный искин.

– До дома добраться попробуем, – сделала паузу. – Потом расскажешь, чем занимался.

– До дома, или до вашего места жительства?

– Жительства, а то ты не понял, что дом для меня давно исчез, – прошипела, психанув. – Ты нарываешься, Дабл. Отформатирую. Я всё доходчиво сказала? А теперь давай о насущном, – перевела внимание на меня.

Отстегнула крепления и встала с кресла, направилась в кают-компанию, поманив за собой. Не забыла указать на коробку, что забрали с планеты свалки. Исполнил всё в точности. Мы расположились напротив друг друга и Ким продемонстрировала содержимое. Ну, как-то так я и думал по его поводу.

– Запомни, – начала инструктаж. – Это твоё второе «Я». Лучше носить всегда и не снимать. Во-первых, ты вызываешь подозрение у всех из-за отсутствия нейросети и имплантов. Во-вторых, смотри первый пункт и жди неприятностей. Всё ясно?

– Яснее некуда. Ким, поясняй что и зачем. Я внимательно смотрю и слушаю, – подтвердил серьёзность отношения к проблеме.

Она и провела разъяснение с инструктажем, в ходе которого я стал обладателем новых биолинз и модифицированного покрытия кожи на ладонях и пальцах, с новыми отпечатками. Для моего понимания и воспроизведения речи, пришлось расположить на нёбе, в полости рта, пластину, а в ушах заняли место специальные вставки. Их незаметно визуально, ведь они повторяют участки ушных раковин. Всё подошло и работает великолепно. Искин проверил срабатывание биометрии и систему моделирования наличия нейросети. Всё получилось, как надо. Наставница сама перепроверила правильность и только тогда успокоилась.

Мы ещё немного посидели и разошлись по каютам, для погружения в состояние стазиса. Путешествие до жилища Ким продлится неделю беспрерывного полёта в гиперпространстве. Система погружения громоздкостью не отличается. Самое большое, что вижу – это ёмкости с питательной субстанцией. Я прилёг и надел лёгкий контроллер системы. Предварительно выставил время. Вот и всё. Минута, не больше и я провалился в беспамятство.

Выход наступил как-то резко, с назойливого голоса Дабла. Встал тяжело и нехотя. Желание поваляться не покидало вплоть до принятия душа. Облачился в знакомый скаф и присоединился к Ким, что уже находится в кресле пилота. Бронежалюзи смотровой панели привычно закрыты, но и изображения переднего обзора нет. Ким спокойно просматривает сводку на прозрачном мониторе, что возник из панели управления. В графиках я ничего не понял, а кроме них ничего там нет.

– Ты долго, но всё равно поздравляю, – выдала фразу не глядя.

– С чем, или я что-то пропустил?

– В сводках по розыску нас нет, как и рейдера, – проговорила не отвлекаясь. – Так что можем начинать снижение и до дома. Я ужасно соскучилась по нормальной ванной и выпивке.

С этими словами она привела приводы и через открывающуюся смотровую панель я увидел планету. Мы изменили направление и начали спуск. Сел в кресло, неотрывно следя за приближающимся видом полушария, погрузившегося в ночь. Впечатления прибавляются в прогрессии. Завихрений атмосферных образований почти нет, чему я рад, так как вижу всё замечательно. И материки и те места, где океаны с морями властвуют над сушей, и это несмотря на ночь. Всё очень просто оказалось.

Ким пояснила доходчиво, что светится всё из-за отсутствия незанятого места. Используется всё пространство поверхности. На вопрос о неплохой и пригодной для жизни планете, что приютила нас вначале, ответила. Оказалось, что освоение и создание структуры жизнеобеспечения, коммуникаций и всего остального – слишком накладно. Никому это не выгодно. Ни властям, ни корпорациям. Отдача слишком долгая, да и обжитых планет достаточно, хотя на некоторых и тесновато. Я поразился.

Мы спускались прямо к высотным сооружениям невиданного доселе масштаба. Конструкции полых прямоугольников с толстыми стенами, где и располагаются жилища и все помещения. Сооружения не примыкают вплотную друг к другу. Есть достаточно расстояния, даже рейдер беспрепятственно пролетает между ними.

– Это мегахоллы. Полная автономия. Некоторые жители и работают здесь же. Вообще никуда не выходят за всю жизнь, – пояснила Ким. – Население одного такого в среднем полмиллиона человек. Есть меньше, есть и побольше. Вон там, – указала на многоярусное здание. – Там космопорт для частников и рядом с ним жилище. Так что скоро к нашим услугам, – зажмурилась и перечислила: – квартира, еда, ванная и выпивка, самая лучшая из того, что можно найти.

– М-да, – только и выдавил, рассматривая сооружение, к верхнему ярусу которого мы и приближаемся. – Классно.

Совершив посадку собрали пожитки, находке уделили особое внимание, замаскировав тщательнее. Погрузились в оставшийся лайтфлай и понеслись к жилому мегахоллу. Искин сам занялся контролем обслуживания рейдера. Благо всё в ангарах автоматизировано, а присутствие хозяев необязательно.

Лететь далеко не пришлось, но увиденного по пути мне хватило для общего понимания. То, что верхние ярусы дорогие, а нижние не популярны заметно невооружённым взглядом. Чем ниже, тем грязнее стены и окна квартир. Где-то совсем внизу, после всех хитросплетений тоннелей, переходов и путевых магистралей различного диаметра и пропускной способности – поверхность. Наверняка клоака.

Посадка на площадке, прямо напротив мансарды квартиры и вот мы в жилище наёмницы. В целом мне нравится. Комнат четыре, не считая общего зала с баром. Диваны и кресла. Низкий стол и собственно всё. Без особых излишеств.

Переоделись в домашнее. Мне хозяйка выделила халат и после розлива крепчайшего мы окончательно расслабились. Выпили по паре рюмок не прерываясь на паузы.

– Какой план? – перешёл к делам.

– Неси сюда коконы.

Исполнил и разместил оба объекта на столике, предварительно постелив светлый материал. Ким настояла на этом.

– Нужно сделать пару кадров, не таскать же мне их с собой, – пояснила. – Я быстро сгоняю в пару мест к знатокам, а ты тут… постой.

Вдруг потрогала их и забеспокоилась.

– Что? – я насторожился.

– Температура повышается. Чёрт, – занервничала. – Так, набери льда побольше и наполни ванную. У меня две, если что. Туда всё отнесёшь.

Я всё сделал и застал Ким уже на выходе к лайтфлаю. Переодетую и, вроде, трезвую на вид. Уточнять правила управления личным транспортом не стал и проводил хозяйку, пожелав удачи. Сам же, отнёс артефакты в ванну со льдом и занял кровать в отведённой комнате. Просматривая что-то на мониторе не заметил, как отключился. И увидел сон или… Нет, на сон это видение не похоже. Новый кошмар или реальность заполнила сознание…

Непонятный импульс родился в крохотной точке планеты. Он волной прокатился вокруг и вновь сошёлся воедино, рождая новый импульс невиданной силы. По поверхности несётся порождение космоса, отключая энергию. Любые источники, кроме природных. Энергетика выходит из строя, погружая города во тьму. Веером гаснут энергоприборы. Реакторы останавливаются и влекут за собой тяжесть последствий и хаос.

Страх с паникой рождаются в душах. Сети рухнули и ушли в перегруз. Нейросеть перестала отвечать на запросы. Транспорт застопорился, рухнули флаеры, паралич охватил все артерии и транспортные коммуникации. От планеты, из точки концентрации взял старт импульс. Невидимый рост сферы энергии понёс хаос по звёздной системе. Планеты погружаются в техногенный кошмар, и повторяются события первоисточника. Корабли повисают обездвиженными грудами на орбитах и готовятся рухнуть под действием гравитации. Волна энергии мчится всё дальше.

Её не способны остановить расстояния и препятствия. Прошла сквозь очередную планету и вся энергетика, остановила работу. Угасла. Всего лишь минутная пауза в жизни всех, да и каждого в частности, принесла понимание беззащитности. Где-то там, на границах сознания, люди поняли, что далеко не хозяева в космосе или вселенной, системе, планете… И даже, родного дома защита – это лишь призрак, иллюзия…

Вскочил, как ошпаренный и понял, что не всё мне привиделось в странном сне. Темнота сумерек, с еле угадываемыми силуэтами мебели, тому свидетельствует. После отключения всего, что работало до этого момента, я запаниковал. Но пока метался и пытался понять истинную причину, всё вдруг снова возобновило работу, что никак не повлияло на общую атмосферу настроений жителей мегахолла.

Отовсюду слышаться крики, вперемешку с крепкими ругательствами. Даже стены не спасают. Интересно, а что случилось вне гигантского здания? Или это только тут так? Ким ещё непонятно где шляется. Вспомнил её, а девушка влетела, распахнув двери мансарды и ошарашенно уставилась на меня.

– Где артефакты? – неистово заорала с бешеным, бегающим взглядом.

– Там в ва…

Ринулась в указанном направлении, я, соответственно, следом. На полу, в полутьме ванной комнаты, лежат части разрушенной оболочки артефактов. Испуская синеватое сияние, они слегка освещают помещение. Но их свечение медленно угасает…

– Что это значит?

– Я опоздала! Да и успей – не помогла бы ничем! – проговорила Ким и обречённо вздохнула.

Вдруг дёрнулась и толкнула меня, указывая направление…

– Черт! – я заорал…

– Это невозможно…