Оседлай волну

Нанн Кем

Айк Такер появляется в приморском городке не для того, чтобы классно потусоваться или «оседлать волну» на доске для серфинга. Он хочет найти пропавшую сестру, но поиски заводят его в тупик. Постепенно он окунается в местную жизнь — вечеринки с групповым сексом, наркотики каждый день, жестокие законы байкерского мира. Даже новая любовь может обернуться разочарованием. Айку придется быть осторожным… Иначе последствия будут непредсказуемы.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

Глава первая

Когда к Айку Такеру приехал незнакомец, он как раз чинил свой мотоцикл. Солнце было в зените, и земля на заднем дворике заправки «Тексако» прогрелась так, что жгла ноги. Яркие блики плясали на полированном металле.

— К тебе пришли, — сказал Гордон.

Айк опустил гаечный ключ и посмотрел на своего дядю. На Гордоне были засаленный комбинезон и бейсболка с эмблемой «Гигантов». Он стоял на заднем крыльце, прислонившись к косяку, и в упор смотрел на Айка.

— Ты что, оглох? — Гордон, конечно, имел в виду и «язык проглотил» тоже. — Я говорю, к тебе пришли, хотят что-то рассказать про Эллен.

Айк вытер руки об штаны, взбежал на крыльцо и прошел мимо Гордона прямо в дом. Дом представлял собой одновременно бензозаправку и магазинчик. Айк шел вдоль полок с консервами и чувствовал у себя за спиной Гордона — рослого, плотного, кряжистого, как пень. Старики у стойки повернулись, чтобы взглянуть на Айка, и он знал, что, когда пройдет, они все равно будут смотреть ему вслед — на проволочную сетку от насекомых и просевшее крыльцо, где прятались от жары мухи.

На подъездной гравийной дорожке, возле насосов, прислонившись к белому «Камаро», его ждал парень. Айк подумал, что приезжий, вероятно, не старше его: лет семнадцать-восемнадцать. Айку было восемнадцать. В конце лета исполнится уже девятнадцать, но ему часто давали даже меньше. Он был невысок ростом — может быть, метр семьдесят пять — и худощав. Всего месяц назад по дороге в Кинг-Сити его остановил патрульный и попросил предъявить водительские права.

Айк с детства не бывал за пределами пустыни и обычно стеснялся всех неместных. А этот парень на дорожке был неместный. Он был одет в бледно-голубые джинсы и белую рубашку. В массе светлых курчавых волос виднелись поднятые надо лбом дорогие солнечные очки. К крыше «Камаро» были привязаны две доски для серфинга.

Айк оторвал кусок от одной из газет, что валялись при входе, и еще раз вытер руки. Приезжий уже собрал вокруг себя небольшую толпу. Возле машины вертелись мальчишки — дети Хэнка из дома напротив; две собаки Гордона, крупные рыжие дворняги, подошли обнюхать шины. Кое-кто из сидевших за стойкой вышел вслед за Айком. Теперь они стояли у него за спиной, опершись на перила и вглядываясь в полуденный жар.

Парню было не по себе. Когда Айк и за ним Гордон спустились по ступенькам, он отошел от машины и сказал:

— Я ищу родных Эллен Такер.

— Так ты их нашел. Вот он, разве не похож?

Это сказал Гордон. Айк услышал, как двое стариков у него за спиной хмыкнули.

Еще один прочистил глотку и сплюнул на гравий. Айк и приезжий парень смотрели друг на друга. У парня пробивались светлые усики, на шее поблескивала золотая цепочка.

— Эллен что-то говорила про брата…

— Я ее брат.

Айк так и не бросил обрывок газеты. Он чувствовал, как потеют ладони. Эллен ушла почти два года назад, с тех пор он не видел ее и ничего о ней не слышал. Не в первый раз она вот так исчезала, но теперь сестра была взрослая — на год старше Айка — и вряд ли когда-нибудь вернется в Сан-Арко.

Парень смотрел на Айка так, словно был чем-то смущен.

— Она говорила, что ее брат — байкер, что у него улетный снаряд.

Гордон громко расхохотался.

— У него есть мотоцикл, — проговорил он, — там, на заднем дворе, самый крутой супербайк в округе.

Гордон еще раз посмеялся собственной шутке.

— Он на нем, правда, катался всего один раз. Ну, малец, давай, расскажи ему, — обратился он к Айку.

Младший брат Гордона торговал мотоциклами в Кинг-Сити, и по выходным Айк работал в его магазине. Свой мотоцикл — культовый харлеевский «Наклхед-36» — Айк по винтику собирал собственными руками. Но он только раз попробовал на нем проехать и свалился на гравий, разодрав себе педалью лодыжку.

Айк не обращал внимания на Гордона. Он все смотрел на незнакомца и думал, как это похоже на Эллен — выдумать такую вот дурацкую историю. Она никогда ничего не говорила прямо, как есть. Считала, что это слишком скучно. А рассказывала она хорошо, но Эллен все умела делать хорошо, только вот держаться подальше от неприятностей у нее никак не получалось.

— Так ты ее брат? Единственный? — разочарованно спросил приезжий.

Он посмотрел, как одна из собак мочится на заднее колесо его «Камаро», потом снова повернулся к Айку.

— Я же говорю — вылитый, — повторил Гордон, — если у тебя есть что сказать про Эллен Такер, валяй, выкладывай.

Парень уперся руками в бедра. Несколько мгновений он глядел на дорогу, которая вела из городка к границе штата. На эту дорогу смотрел Айк в тот день, когда уходила его сестра. Сейчас он снова не мог отвести от нее глаз, словно ждал, что на ней вдруг появится Эллен, сотканная из пыли и света, и пойдет к нему, с трудом таща в руке тяжелый чемодан.

— Твоя сестра была в Хантингтон-Бич, — выговорил приезжий, словно наконец на что-то решившись. — Прошлым летом она поехала в Мексику. Не одна, с парнями из Хантингтона. Парни вернулись. Она нет. Я пытался выяснить, что случилось, — он помедлил, глядя на Айка, — и не смог. Вся штука в том, что парни, с которыми уехала твоя сестра… не слишком-то хорошая компания. Да и слухи поползли не очень-то…

— Какие еще слухи? — спросил Гордон.

Незнакомец помолчал, но на вопрос не ответил.

— Я рванул сюда, — сказал он наконец, — боялся дальше с этим тянуть. Я знал, что у Эллен здесь семья, слышал, как она говорила про брата-байкера, и подумал…

Он не закончил фразу и передернул плечами.

— Черт, — Гордон сплюнул в придорожную пыль, — такты подумал, что ее мощный братан с этим разберется? Это ты не по адресу, приятель. Может, тебе стоит рассказать свою историю копам?

Приезжий покачал головой.

— Это навряд ли.

Он опустил на глаза очки и повернулся, собираясь сесть в машину. Одна из собак вскочила и просунула лапы в открытое окно; он прогнал ее.

Айк оставил Гордона и подошел к машине. Солнце палило спину. Он заглянул внутрь и увидел в очках незнакомца свое отражение.

— Это все? — спросил он. — Все, что ты хотел сказать?

Очки отвернулись от него. Парень смотрел прямо перед собой на приборную доску. Наконец он потянулся к бардачку и достал оттуда обрывок бумаги.

— Я хотел отдать кому-нибудь это. Тут имена тех парней, с которыми она ездила.

Он посмотрел на обрывок, потряс головой и протянул его Айку.

— Думаю, тебе стоит их знать.

Айк взглянул на листок. Солнце светило так, что прочесть было трудно.

— А как их можно найти?

— Они серфуют у пирса по утрам. Но только не дури, не лезь сам. Начнешь расспрашивать — наверняка нарвешься. Это все люди серьезные, понял? И ни в коем случае не давай старикану звонить в полицию. Они ни хрена не сделают, а ты пожалеешь.

Он замолчал, и Айк увидел, как текут из-под очков тоненькие струйки пота.

— Послушай, — вдруг добавил парень, — мне жаль… Я, наверное, зря сюда приехал. Просто, твоя сестра говорила… и я думал…

— Ты думал, у нас все по-другому.

Парень включил зажигание.

— Тебе, наверное, лучше всего подождать. Может, она еще объявится.

— Думаешь?

— Не знаю. Ты же все равно ничего не можешь… — и снова он не дал себе закончить.

Айк стоял в облаке пыли, поднятом «Камаро», и смотрел, как тают в горячих волнах белесые очертания машины. Лишь когда над дорогой установилось привычное марево света и пыли — постоянный знак, отмечающий границу поселка, он повернулся и пошел назад, к бензоколонке.

Теперь на крыльце собрались все старики. Стоя в тенечке, они негромко переговаривались и потягивали пиво. Когда Айк проходил мимо Гордона, тот схватил его за руку.

— Я всегда знал, что так и будет, — сказал он. — Эта девчонка нарывалась на неприятности с тех пор, как выучилась ходить. Черт, да она то и дело уматывала из дому на попутках и джинсы напяливала такие, что всю задницу обтягивали. А чего еще было ждать? Мы ее больше не увидим, малыш. Ты уж привыкай к этому.

Гордон ослабил хватку, и Айк вырвался. Он прошел через магазинчик и, остановившись на заднем крыльце, поглядел на двор. В этом дворике они с сестрой нацарапали однажды на земле свои имена, потом выкопали буквы палочками, а Эллен залила туда бензин и подожгла. Огонь уничтожил перечное деревце Гордона и опалил заднюю часть дома, прежде чем его успели потушить, но Эллен сказала, что все нормально, только пожалела, что не сгорела лавка и весь этот чертов городишко. В ушах Айка звучали ее слова, так, словно это было вчера, а когда он закрыл глаза, ему показалось, что он и сейчас чувствует на коже жар того пламени. Он спустился с крыльца на заляпанную маслом землю и принялся собирать инструменты.

 

Глава вторая

В ту ночь он сказал им, что уходит, что отправляется искать Эллен.

— И на чем ты поедешь? — поинтересовался Гордон. — На «Харлее»?

Они сидели в кухне за столом. Айк слушал, как хохочет Гордон и монотонно кряхтит старенький холодильник. В воздухе стоял запах жареной курятины.

— Кто-то же должен поехать, — сказал он.

Бабка, прищурившись, глянула на него сквозь очки в украшенной стекляшками оправе. Это была хрупкая, сморщенная старушка. Она хворала и с каждым годом, казалось, делалась все меньше и меньше.

— Зачем? — спросила она.

По ее тону было понятно, что она думает иначе, чем Айк. Он отвел глаза, выскочил из-за стола и пошел к себе в комнату — посмотреть, сколько у него набралось денег.

В старую банку из-под кофе было набито почти семьсот долларов. Чему удивляться? Он уже три года как обслуживал мотоциклы, а тратить деньги здесь, в общем-то, не на что. В Кинг-Сити был книжный магазин и единственный на всю округу кинотеатр, в котором два фильма из трех шли на испанском языке, да еще был игровой автомат «бильярд» — его для заправочной станции раздобыл Хэнк. Давать бабке кое-какие деньги на аренду дома Айк начал не так давно. Сбережений было бы, конечно, намного больше, не вбухай он чертову прорву в этот «Харлей». Он разбросал деньги по кровати, пересчитал их несколько раз, затем собрал чемодан и вышел через черный ход.

На улице было темно. Айк шел вдоль изгороди из колючей проволоки, которая отделяла поселок от пустыни. Из окна дома Хэнка доносились звуки кантри, мягкий золотистый свет ложился клином на дорогу, а когда он вглядывался в темные очертания холмов там, за изгородью, то ощущал томящееся в пустыне лето. Одна из собак Гордона вылезла из-под дома и пошла за ним к магазину.

Он собирался выпить банок шесть пива, чтобы залезть в автобус уже сонным. Айк взял упаковку, оставил у кассы деньги и записку и пошел на задний дворик. Он стащил с «Накла» брезентовый чехол и сел, прижавшись спиной к стене. Любуясь, как поблескивает в лунном свете его мотоцикл, он думал, что Гордон пока присмотрит за «Харлеем». Черт, но он ведь и понятия не имеет ни что будет делать, ни сколько это займет времени. Он полагал, что если кто-то обидел твою сестру, ты должен что-то с этим делать. Для этого ведь и нужна семья. Не повезло Эллен, что у нее никого нет, кроме него.

Здесь, за стеной, было тихо, музыка едва слышалась. Он закрыл глаза, немного подождал и уловил отдаленное рокотание товарного состава, медленно карабкающегося по склону в Кинг-Сити. Айк вспомнил, как часто они с сестрой сидели во дворике и слушали эти звуки. Казалось, в них заключено какое-то обещание, потому что это были звуки движения, звуки из дальних мест. Он представил, что она сидит сейчас рядом с ним, откинув голову и полузакрыв глаза, и держит на худенькой коленке банку с пивом. Вспомнил, как возмущало всегда старуху, что Гордон разрешал им пить пиво; но ее вообще много что возмущало.

Звуки поезда становились все глуше и наконец вовсе исчезли. Кто-то выключил музыку, и теперь вокруг была только тишина — та особенная тишина, что бывает в пустыне. Он знал, что если останется ждать и дальше, то мало-помалу звезды погаснут, на горизонте забрезжит светлая полоска, а тишина все будет нарастать, пока не сделается невыносимой, и покажется, будто сама земля тяготится ею. Айк помнил, когда впервые пришло к нему это чувство. Было лето, а он простудился и лежал в постели с температурой. Посреди ночи он поднялся и прямо в пижаме и тапочках вышел к проволочному забору, отмечавшему границу участка Гордона. Он надеялся, что будет ветерок, но вокруг были только пустота, темные очертания далеких гор на фоне черного неба и оглушающая тишина. Ему вдруг показалось, что нечто живое надвигается на него, нечто, рожденное ночью, и чего следует опасаться. Айк бросился в дом, и не к себе, а в комнату Эллен. Сестра же только посмеялась и сказала, что это все жар и что слишком многого он боится — пустыни, ночи, других мальчиков в Кинг-Сити.

В другой раз она сказала, что Айк так и сгниет в пустыне, превратится в ржавую железяку, как их бабка. OEI понял сейчас, что всегда боялся этого, но боялся и уехать — так же, как испугался тогда ночи и неслышного голоса пустыни. Черт побери, это так похоже на него — всегда быть слюнтяем, а она никогда такой не была. Какое дурацкое недоразумение, что он уезжает после нее, а не наоборот.

Он выпил почти половину своего запаса, снова укрыл чехлом мотоцикл и пошел вниз по улице к окраине поселка, туда, где растаял в полуденном мареве белый «Камаро» и где в столбе света и пыли растворилась его сестра.

Сейчас, ночью, не было ни пыли, ни света. Были только пустыня, плоская и жесткая под луной, асфальтовая лента дороги да звук стучащей в ушах его собственной крови. Айк вдруг заметил приближающуюся фигуру: Гордон тяжело взбирался вверх по старой дороге. Два поселковых фонаря осветили его в последний раз, и ничего не стало видно, только шаги звучали все громче. Вот он уже стоит рядом с племянником, и оба, подвыпившие, щурятся друг на друга в полумраке.

Гордон вытащил из бокового кармана непочатую бутылку виски и с силой ударил по горлышку ребром ладони — так он обычно сбивал навинчивающиеся крышки.

— Значит, едешь…

Айк кивнул. Кивнул и Гордон, щурясь на Айка, словно силясь как следует его рассмотреть, потом отхлебнул из бутылки.

— Может, оно и пора, — сказал он, — ты закончил школу, у тебя есть профессия. Черт, это больше, чем было у меня в свое время. Если подумать, в мотоциклах ты соображаешь. Джерри говорит, что никогда не видал, чтобы пацан так управлялся с инструментом, как ты. Что мне ему сказать?

— Я еще вернусь.

Гордон хохотнул и снова хлебнул из бутылки. В смехе его Айк услышал: «Черта с два ты вернешься».

— В последний раз я видел твою мать вот на этом самом месте. Говорил я тебе об этом? — спросил Гордон, отшвыривая носком ботинка ком земли. Айк покачал головой и мысленно добавил свою мать к тем, кого поглотило солнечное марево. — Да, она тогда сказала, что осенью вернется за детьми. Черт, я только раз глянул на того хлыща, с которым она уезжала, и понял, что это враки.

В то лето Айку было пять лет. Он никогда не знал своего отца, а помнил только какого-то парня, с которым несколько лет жила его мать.

— Я тебе не отец, — сказал Гордон, — и никогда не пытался им быть. Но вы жили в моем доме, и если захочешь вернуться — ради бога. От твоей сестры я никогда не ждал ничего хорошего. Она была шальная, Айк, точь-в-точь как ее мамаша. Она могла вляпаться во что угодно. Понимаешь? Не сверни себе шею, когда будешь ее искать.

Айк молчал. Он не привык, чтобы Гордон интересовался тем, что он делает. Когда-то он очень этого хотел. А теперь? Наверное, сейчас это время прошло. Но все-таки Гордон пришел. Беда была в том, что Айк никак не мог придумать, что сказать. Он посмотрел, как Гордон снова прикладывается к бутылке, потом взглянул туда, где в отдалении еле виднелись огни Кинг-Сити.

Айк все молчал и думал о словах Гордона, что Эллен была шальная, как мать. Его память почти не сохранила воспоминаний о матери. Осталась одна фотография — по крайней мере только одна, где они были сняты все вместе. Они сидят на ступеньках бабушкиного дома, он — по одну сторону, Эллен — по другую. Сестра худенькой ручонкой обнимает мать за плечи и машет фотографу: «Снимай!», и все трое щурятся от солнца так, что трудно разобрать лица. Что он помнит, так это мамины волосы — темные, густые, переливающиеся в солнечном свете. Ему показалось даже, что он припоминает, как она подолгу сидела, расчесывая их мерными движениями, или собирала в узел с помощью пары изящных удлиненных гребней из слоновой кости, в форме аллигаторов. В то лето, перед тем как уйти, мать подарила гребни Эллен, и это, пожалуй, был единственный раз, когда она что-то им дарила.

Гребни стали гордостью Эллен. Ему сейчас казалось, что они были на ней в тот день, когда она ушла, и вместе с ней растворились в горячих волнах. Айк закрыл глаза: от выпитого пива закружилась голова. Он вдруг пожалел, что ударился в воспоминания. Невеселое это занятие, можно найти и получше. В голову лезли все новые мысли, но он отбросил их, сосредоточенно уставился на гравий под ногами и стал ждать, когда тишину нарушит урчание автобуса.

Айк не сразу осознал, что их уже не двое, а трое. Гордон, должно быть, тоже это заметил, потому что глянул через плечо туда, где свет фонаря тонул в тени придорожных дубков. Она оставалась в полумраке, и отчего-то он подумал обо всех трех вместе — о бабушке, матери и сестре. Бывали мгновения, когда в чертах ее старушечьего лица он видел вдруг мать и сестру — проскальзывало что-то знакомое в повороте головы, в линии рта. Сходство было мимолетное, словно тень от облака на бесплодной равнине. Вот только что сделало ее бесплодной — время, болезнь, он не смог бы сказать. Айк подумал, что набожность ей не очень-то помогла.

Бабушка подождала, пока автобусные фары замелькают между чахлыми ветвями, и лишь потом подошла — маленькая, сухонькая, словно была сродни согбенным деревцам, отмечавшим границу поселка. Она заговорила, и голос ее, будто осколок бутылки с неровными острыми краями, без труда разрезал прохладный воздух и утробное урчание мотора. Но Айку не хотелось ее слушать, и он быстро залез в автобус. Пробираясь по узкому проходу, он глубоко вдыхал тяжелый, спертый воздух и старался не смотреть на пассажиров, кое-кто из которых уже вытянул шею, силясь разглядеть, что творится там, снаружи.

Автобус двинулся, и вскоре огни городка потускнели. Айку еще долго казалось, будто он слышит ее голос, проклинающий их обоих: его — за то, что он едет, Гордона — за то, что тот разрешил ему ехать; как призывает она небеса в свидетели и цитирует Священное Писание. Кажется, из книги «Левит», одно из своих любимых мест: «Если кто возьмет сестру свою, дочь отца своего или дочь матери своей, и узрит наготу ее, и она узрит его наготу, то это грех, и да будут они истреблены пред глазами своих соплеменников».

 

Глава третья

От пустыни до Лос-Анджелеса пять часов, еще полтора — до Хантингтон-Бич. Зря он, пожалуй, выпил столько пива. На пустой желудок оно принесло лишь мутное состояние: ни сна, ни яви. Были видения, все какие-то тягостные, и он карабкался из них, словно из глубоких колодцев. А потом они вдруг растворились в тошнотворном неоновом свете кафе у автобусной остановки на окраине Лос-Анджелеса, и Айк остался на тротуаре с раскалывающейся головой и болью в желудке.

Сдав чемодан в камеру хранения, потому что для поисков комнаты было еще слишком рано, Айк стоял на пирсе Хантингтон-Бич и не мог поверить, что и вправду добрался. Но он добрался. Бетон под его ногами вполне реален, и реален океан перед ним. Всего сутки назад он мог только представлять, как выглядит океан, как он пахнет. А сейчас у него дух захватывало от того, какой он огромный. Океан вздымался и опадал, простираясь в три стороны как бескрайняя водная пустыня. Город на берегу, тусклый и плоский, удивил его сходством с родным поселком: он прилепился к кромке моря, точно как Сан-Арко к кромке пустыни, подавленный мощью и величием своего соседа.

Хаунд Адамс, Терри Джекобс, Фрэнк Бейкер. Эти имена нацарапал тот парень на обрывке бумаги. «Они серфингуют у пирса, — сказал он тогда, — по утрам». Сейчас перед ним было много серферов. Айк наблюдал, как они стараются изловчиться и занять позицию между вздымающихся гребней. Он и не предполагал, что волны так похожи на холмы — этакие движущиеся водные гряды. Его восхитило, как умело приноравливаются к ним серферы, то взбираясь на гребни, то скользя вниз, как изгибаются в такт волнам их тела, словно море — их партнер по танцу. Приезжавший к нему парень сказал, что глупо соваться самому и что, если будешь расспрашивать, непременно нарвешься. Что ж, ладно. Он не будет никого спрашивать, а поступит по-другому. Пожалуй, правильнее будет с самого начала приготовиться к худшему: допустить, что с его сестрой стряслось неладное и те парни, с которыми она ездила, хотят, чтобы все было шито-крыто. Он подумал, что к предостережению парня надо отнестись внимательно — это были серьезные люди.

Айк все обдумал и решил, что не стоит как-то особенно выделяться. Ему вдруг пришло на ум, что у сестры могут здесь быть друзья, и, если отыскать их, это бы здорово помогло. Но как это сделать? Вдруг он назовет ее имя не тому человеку? И если у нее были такие друзья, что могли помочь, почему же тот парень решился поехать аж в сам Сан-Арко, чтобы только разыскать брата-байкера? Нет уж. Сначала нужно выяснить, кто эти парни, но так, чтобы они о нем ничего не узнали. Тогда он поймет, как ему поступить, и начнется самое трудное. А если он обнаружит, что случилось страшное и ее больше нет? Пойдет к копам? Будет мстить? Вдруг окажется, что он ничего, абсолютно ничего не сможет сделать? Айк помнил, как смотрел на него парень тогда на гравийной дорожке. Что если так и будет? Он все выяснит и окажется совершенно бессилен что-либо предпринять. Эта мысль накрыла его как тень, и даже восходящее солнце не смогло ее прогнать.

Он не помнил, сколько простоял на пирсе, прикованный к месту страхом и открывающимся перед ним зрелищем. Но через какое-то время стало припекать, и Айк обратил внимание, что все вокруг зашевелилось. Было слышно, как серферы окликали друг друга, но он не мог разобрать имена, слишком далеко они были от берега. Наконец Айк повернулся и зашагал к городу.

Солнце поднималось быстро и уже стояло высоко над коробками зданий, выстроившихся вдоль берегового шоссе. Под его лучами быстро исчезало прежде подмеченное Айком сходство города с поселком в пустыне. Хантингтон-Бич просыпался. Все больше появлялось людей, машины выстраивались на «красный» и перед пешеходными переходами, по бетону с жужжанием проносились скейтбордисты, уныло кричали чайки, старики кормили голубей у кирпичной стены общественной уборной… Парни несли доски для серфинга, и было полно девушек — больше, чем он когда-либо видел за раз. Они шли пешком или катили на роликах, мелькали загорелые ноги, мелированные светлые пряди. Девчонки моложе его самого, со скучающими осунувшимися лицами, сидели на поручне у входа на пирс и курили. Когда Айк проходил мимо, они поглядели на него с отсутствующим выражением.

На другой стороне шоссе он заметил мотоциклы: два «Харлея» и «Хонду-Хардтейл-834». Впервые за утро Айк почувствовал себя как дома. Один из «Харлеев» был вариантом классического «Наклхеда» — точь-в-точь его собственный. Он решил перейти улицу и глянуть поближе. Байкеры выстроились вдоль обочины; не заглушая моторы, широко расставив ноги, они разговаривали с какими-то девчонками. Он обратил внимание, что один из движков (у него было такое же звучание, как у «Накла») подкашливает, и прислонился к стене винной лавки, чтобы послушать повнимательнее.

— Какие-то проблемы? — поинтересовался голос.

После того как сегодня ночью в кафе на автобусной остановке в предместье Лос-Анджелеса официантка приняла его заказ, с ним заговорили впервые. Айк сощурился от бьющего в глаза солнца — на него угрюмо глядел один из байкеров. Он отлепился от стены и зашагал прочь. За спиной раздался дружный хохот. Переходя улицу, он чуть не столкнулся с каким-то старым пьянчугой. Тот остановился и начал честить его на все лады, мешая движению. Когда Айк перебрался через улицу, вовсю гудели сирены и визжали шины. И тут он увидел свое отражение в зеркальном окне автостанции. Внимательно рассмотрел выцветшую майку, засаленные джинсы, кое-как подстриженные курчавые темные волосы, свое тело, в котором не было и семидесяти кило, и показался себе совсем тощим и бесполезным. Малец — так назвал его Гордон, а сейчас он чувствовал себя карликом. В ушах отдавался хохот байкеров, а голос пьяного старика, казалось, превратился в голос бабки, словно ее увещевания продолжали преследовать его. Потом в голову стала лезть какая-то дурацкая песенка, точнее, одна строчка: «Сосунки всегда теряются от дома вдалеке». И стоя на улице, залитой светом, полной шума, выхлопных газов и пыли, висящей в воздухе будто серая дымка и оседающей на всем и вся, он вдруг осознал, как легко здесь облажаться, и снова подумал, что должен быть предельно осторожен.

Часам к трем он подыскал себе пристанище. Это был угол в мрачноватом заведении под названием «Меблированные комнаты с видом на море», большом прямоугольном здании, покрытом коричневой штукатуркой. Дом выпирал чуть ли не на проезжую часть и был отделен от нее лишь узеньким тротуаром и крохотным палисадником с сорной травой. На заднем дворе тоже было немножко травы, росли две чахлые пальмы, а в углу виднелась нефтяная качалка, огороженная толстой чугунной цепью.

Комната Айка была в западной части здания и выходила окнами на двор. Если бы не дома по прибрежному шоссе, «вид на море» оправдал бы свою заявку и Айк смог видеть Тихий океан. Но это встало бы в лишнюю сотню в месяц, а подобную роскошь он позволить себе не мог. Он и так чуть ли не целый день смотрел комнаты и усвоил первый урок курортной экономики: за те комнаты, что в пустыне стоили сто в месяц, в Хантингтон-Бич брали пятьдесят в неделю. Меблирашка «с видом на море», с ее тускло освещенными коридорами, замызганными стенами и пропитой квартирной хозяйкой в грязно-голубом купальном халате, была самым дешевым местом, какое он сумел найти. Стало ясно, что деньги закончатся быстрее, чем он рассчитывал.

Он хотел немного поспать, но сон все не шел. В конце концов Айк уселся в коридоре на полу возле телефона-автомата и стал перелистывать толстый белый справочник. Там было множество Бейкеров, Джекобсов и Адамсов, но не было ни Терри Джекобса, ни Хаунда Адамса. Был один Фрэнк Бейкер, но этот жил не в Хантингтон-Бич, а в каком-то Фаунтин-Вэлли. Из слов того парня Айк заключил, что люди, которых он ищет, живут в Хантингтон-Бич. А ведь парень говорил лишь, что они серфуют у пирса. Какой же он был болван, что не расспросил как следует, а стоял будто деревенский олух, которому солнце расплавило мозги. Хаунд Адамс? Хаунд — это наверняка кличка. «Борзой». В справочнике значились два X. Адамса, и один из них жил в Хантингтон-Бич, на Оушен-авеню. Айк сидел, уставившись на это имя, и ругал себя, что не задал вопросов, когда был шанс. В конце концов он переписал адрес, разыскал карту и отправился автобусом на Оушен-авеню. Это было хоть какое-то дело. Надо было проехать несколько миль от берега; дом находился напротив начальной школы. Не зная, что делать дальше, Айк сел, прислонившись к холодной кирпичной стене. Может быть, ему стоит просто быть поблизости и смотреть, кто входит и выходит? Прошло два часа, но никого не было. Солнце опускалось все ниже, подул зябкий ветерок. Внезапно в одном из окон зажегся свет. Айк перешел через улицу и увидел в окне старуху, на фоне желтоватой стены, в обрамлении цветастых занавесок. Было похоже, что она склонилась к раковине. Наверное, вместе с ней живут и другие люди, может быть сын, но то, что он видел, не слишком обнадеживало. С каждой минутой становилось все холоднее. Айк повернулся и зашагал к автобусной остановке.

Так закончился его первый день в Хантингтон-Бич. К тому времени, как он добрался до своей комнаты, уже стемнело. Если город начинал жить с восходом солнца, то «Меблированные комнаты с видом на море» оживали с закатом. Когда Айк уходил, в доме было тихо, как в морге. Сейчас здесь, судя по всему, происходило нечто вроде вечеринки. Многие двери были настежь распахнуты в коридор с заляпанным линолеумом. Вовсю ревела музыка, которую ему не приходилось слышать раньше, и он принял ее за панк-рок. Когда Айк начал взбираться вверх по лестнице, она водоворотом закрутилась вокруг него. Он прошел сразу к себе в комнату, повалился на кровать и лежал, балансируя на грани сна и яви. Вдруг в дверь постучали. Айк открыл и увидел двух девушек. Одна была невысокая, темноволосая, коротко стриженная. Другая — рослая, статная, со светлыми рыжеватыми волосами до плеч. Говорила только темненькая. Блондинка прислонилась к стене и почесывала ногу. Обе были пьяненькие, веселые, явно дурачились. Хотели узнать, нет ли у него газет. Девушки, казалось, огорчились, когда он ответил «нет». Темненькая просунула голову в дверь и оглядела комнату. Спросила, не алкаш ли он. Айк опять сказал «нет».

Девушки, хихикая, ушли. Айк закрыл дверь и пошел в ванную. Лунный свет, проникавший сквозь маленькое прямоугольное окошко, растекался по фарфоровым поверхностям и серебрился на зеркале. Айк смог увидеть свое мутное отражение, но ему трудно было узнать в нем себя: оно изменяло форму, менялось выражение лица, и под конец он даже уже не был уверен, его ли это отражение. Ему пришло на ум, что чувство, которое он испытывает перед этим темным зеркалом, сродни тому чувству, что вызывало в нем всеподавляющее молчание пустыни. Айк резко отвернулся с бешено колотящимся сердцем и стал смотреть во двор, на судорожно дергавшуюся в лунном свете нефтекачалку.

 

Глава четвертая

Он потерял еще день, околачиваясь возле дома Адамсов: ему все казалось, что кроме старухи там должны жить и другие люди. Оказалось, что «X» означало «Хейзел», и вдова Хейзел Адамс жила одна. У нее были сын и дочь. Сын жил в Талсе, штат Оклахома, а дочь — в Чикаго; они никогда не звонили. Айк узнал все это потому, что оказался рядом, когда миссис Адамс упала со своей трехколесной электрической тележки. Она возвращалась с рынка и, пытаясь вырулить на подъездную дорожку, завалила ее набок. Айк, увидев это, перебежал улицу, чтобы помочь. Старушка осталась цела и невредима и пригласила его на кусочек бананового пирога. Тогда-то он и узнал о ее семье. Старой миссис Адамс, как оказалось, страшно не хватало тепла. Целыми днями думала она о своем покойном муже, о дочери, которая все не звонила, о сыне, которого столько лет не видела, и пекла, и пекла банановые пироги для гостей, которые все не приходили. Она говорила о шуме, загрязнении воздуха, о том, что небо сейчас стало как кофейная гуща, что дети из начальных классов курят коноплю и занимаются рукоблудием под кустами у нее во дворе, предостерегала Айка, чтобы он не вздумал ловить попутки на прибрежном шоссе…

Она пригоршнями бросала в него омерзительные истории. Есть бандиты-панки, говорила она, вечно под кайфом от своей «дури» и непотребной музыки, которые ловят в переулках молоденьких девушек или таких вот парнишек, как он, и заставляют их вырезать у себя на руках и ногах свастику, а иногда жгут их огнем.

Айк сидел и слушал. Он смотрел, как уходит в небытие еще один день, тая вместе с солнцем по ту сторону старинной темной столешницы.

В тот вечер Айк возвращался домой в глубочайшем унынии. Он так ничего и не узнал. Все сбережения уйдут на нездоровую пищу и неряшливую комнату. Поездка в Хантингтон-Бич станет чем-то вроде нелепого отгула, а затем пустыня вновь призовет его. Уж это наверняка, здесь он явно не на месте. Да, дело продвигалось куда медленнее и труднее, чем он предполагал. Это был не Сан-Арко, и даже не Кинг-Сити.

Айк обнаружил маленькое кафе напротив пирса, странное место, которое облюбовали и байкеры, и серферы. Зайдя внутрь, они садились по разные стороны зала и разглядывали друг друга поверх белых кофейных кружек. Кафе заставляло его нервничать. Он ясно чувствовал, что не принадлежит ни к той, ни к другой компании, но там было очень легко подслушивать чужие разговоры и еда была дешевая. Именно в этом кафе пришла первая удача.

Это было его пятое утро в городе, и опять Айку было нелегко вытащить себя из постели, подавить растущее желание плюнуть на все и уехать, признать, что поездка была блажью и тот парень в «Камаро» был прав. Но он каждый раз перебарывал в себе это желание, при первых лучах солнца тащил себя за уши из постели, потом вниз, к океану, и — в кафе. Айк пытался уловить слово, имя — что угодно. И случилось так, что он нашел имя. Он только что прикончил свой кофе и выпечку и пошел отлить. Айк стоял у писсуара, придерживая рукой свое хозяйство и рассеянно читая непристойности, «украшавшие» стены, как вдруг его взгляд наткнулся на два слова: Хаунд Адамс. Буквы были нацарапаны на металлической перегородке, отделяющей уборную от раковин. Больше ничего, одно только имя.

Правду сказать, это было немного, но когда Айк вышел из кафе и перешел улицу, лоб у него был мокрый от пота. Увидеть это имя где-то еще помимо клочка бумаги означало, что Хаунд Адамс и в самом деле существует на свете. Он шагал по дощатому настилу, направляясь на пирс, и вдруг его осенило: что, если заняться серфингом? Не то чтобы научиться классно кататься, а так, только держаться на волнах. В этом был смысл. Он слишком далек от всего, что происходит на пирсе, болтается по пляжу в городской одежде и при этом не работает. Айк пытался подобраться поближе к выходящим из воды людям, но он слишком привлекал к себе внимание, на него постоянно оборачивались. Но если он, как и они, будет в воде с доской и со всем, что нужно? Да, черт возьми. Тут было над чем подумать.

Айк размышлял все утро, разглядывая, как образуются и исчезают маленькие «барашки». Идея нравилась все больше, а в конце концов он признался сам себе, что серфинг привлекает его не только тем, что позволит подобраться ближе к месту действия. Нечто заманчивое было в самой форме и движении волн, в их глянцевой изумрудной поверхности, будто отороченной серебром в лунном свете. Среди них можно заблудиться, думал он, представляя прохладные зеленоватые гроты, вырубленные в пространстве какой-то текучей сферы. Эти образы наполнили его восторгом, и он торопливо зашагал домой, по-новому глядя на многочисленные магазины, торгующие снаряжением для серфинга, на новые доски за зеркальными витринами, которые казались теперь яркими разноцветными леденцами.

Ночью он снова думал об этом. Вспоминал, как попытался проехаться на своем «Харлее», как лежал под палящим солнцем, а из его ноги натекла на гравий темная лужа, пока Гордон бегал за пикапом. С тех пор Айк ничем подобным не занимался, но ведь здесь нет никаких механизмов, только доска и волны.

Это была долгая ночь, полная грез и полудремы, хотя стены его комнаты сотрясались от музыки, а внизу поскрипывала качалка. Внезапно им завладела новая, тревожная мысль. Айк вдруг понял, что будет означать, если он сдастся и, растратив все деньги, с позором вернется в Сан-Арко. В этом городе он чувствовал энергию, какой никогда не ощущал в пустыне. Воздух был наполнен неутоленными желаниями. Он слышал, как тусуется молодежь по вечерам, видел, как в тени пирса на песке совокуплялись парочки. Девушки с пляжа теперь улыбались ему. И ему не хотелось уезжать. Айк думал о магазине своего дяди, о расхлябанной двери с москитной сеткой и музыке, лившейся из репродуктора на гравийную дорожку, — одна песня кантри за другой, протяжные и унылые, как ветер на окраине Кинг-Сити или безлюдная горная гряда. Ему вдруг показалось, что теперь он, возможно, понял нечто важное о матери, которая ушла рука об руку с заезжим хлыщом, купившись на его посулы.

Они перебрались в пустыню, в дом его бабушки, потому что мать заболела и ей нужно было где-то отлежаться. Что было до этого, он почти не помнил — мелькали смутные образы бесчисленных квартир и дешевых мотелей. Гордон как-то говорил ему, что она пробовала торговать недвижимостью или еще какой-то херней в этом роде. Айк этого не помнил. В памяти остался лишь старый обветшалый «универсал», в котором они жили какое-то время. Больше же всего он помнил ожидание. Там, в собачьей конуре на колесах, в бесчисленных конторах, в чужих домах… Все места, где приходилось ждать, имели для него нечто общее: жара и духота, вонь от полной раздавленных окурков пепельницы и кондиционеров. Он мог выносить это ожидание, потому что рядом была Эллен. Она сидела с ним, веселила играми собственного изобретения. Выходки сестры доводили взрослых до белого каления. Это у нее потрясающе получалось. Ей, как он думал, ждать было легче. Но потом в пустыне стало, наоборот, труднее. Он помнил, как она кружила по пыльному двору за магазином, словно посаженная в клетку кошка, и говорила, что надеется, что эта женщина умерла, хахель наверняка бросил ее и она вконец спилась в какой-нибудь сраной гостинице. Это было после того, как они поняли, что она не вернется. Эллен так и не простила этого матери. Она не простила ей Сан-Арко. «Самая что ни на есть дыра, — говорила она, — самое-рассамое гребаное болото, где только можно завязнуть».

Айку в пустыне было легче, по крайней мере сначала. Его чувство к матери было не так просто определить. Сперва было удивление от столь чудовищного предательства — такое большое, что оно не оставило места для других чувств. Позже пришло смутное осознание того, что и в нем самом есть какая-то трещинка, делающая такое предательство возможным. Отчего-то он был убежден, что окружающие видят это и для них уход его матери не был такой уж загадкой. Айк почти ничего не знал о заезжем хлыще, о котором говорил Гордон, не знал и того, куда они отправились в новом автомобиле с откидным верхом, но он ясно видел сейчас, среди темноты и пульсирующих стен, что возвращение иногда подобно смерти. Впервые предательство матери представилось не таким уже чудовищным.

 

Глава пятая

Когда он открыл глаза, было жарко, простыня липла к телу. Айк сел в постели и тут же принялся подыскивать причину, по которой можно было бы отложить намеченную накануне покупку доски. Потом он обвел глазами комнату: вокруг царил беспорядок, от одежды разило потом… Нелепые каникулы продолжались, и страх снова закрался ему в сердце.

Айк не знал, сколько может стоить побывавшая в употреблении доска. Он сунул в карман четыре бумажки по двадцать долларов и вышел из комнаты.

В воздухе пахло летом. День был жаркий, небо чистое, а океан спокойный. Вдали виднелись белые холмы островка, до которого, как ему говорили, по прямой двадцать шесть миль. Легкий ветер гнал маленькие аккуратные волны, похожие в ярком солнечном свете на драгоценные камни.

В городе было полно магазинов, торгующих снаряжением для серфинга. Собственно, ими да дискаунтерами и пивными барами ограничивалась торговая деятельность городского центра. Он долго бродил перед витринами магазинов, прежде чем выбрать, в какой войти. Внутри было тихо. Стены украшали старые деревянные доски для серфинга, спортивные трофеи, фотографии. Перед прилавком стоял парень и протирал ветошью новые доски. Больше там, казалось, никого не было. Парень не обратил на Айка никакого внимания, и он ретировался, решив зайти в другой магазин, поближе к шоссе.

Во втором магазине громыхала та же самая музыка, что и в его гостинице: давящие, неистовые звуки, так не похожие ни на что, к чему он привык в пустыне. Здесь на стенах висели лишь постеры панк-групп. В глубине виднелась голубая доска, покрытая маленькими красными свастиками. У входа, на стеклянной крышке прилавка сидели две девчонки в миниатюрных купальниках. За прилавком стояли двое парней. Когда Айк вошел, они посмотрели на него, но ничего не сказали. Смуглые, с обгоревшими на солнце носами и выцветшими светлыми прядями в волосах, они показались Айку совершенно одинаковыми. Он прошел вглубь магазина и принялся рассматривать побывавшие в употреблении доски. Довольно скоро один из парней вышел из-за прилавка и направился к нему.

— Ищешь доску? — спросил он.

— Да, хочу научиться, — ответил Айк.

Парень кивнул. На шее у него висела нитка мелких белых ракушек. Он повернулся, подошел к стеллажу, вытащил оттуда доску и положил ее на пол. Айк следовал за ним.

Парень присел возле доски на корточки, поставил ее на ребро.

— Я могу уступить тебе вот эту.

Доска была длинная, узкая, заостренная с обоих концов. Судя по всему, она когда-то была белая, но со временем пожелтела. Продавец поднялся.

— Нравится?

Теперь уже Айк присел возле доски и попытался притвориться, будто знает, что ему нужно. Вокруг продолжала громыхать неистовая музыка. Одна из девчонок танцевала возле прилавка; под пляжными трусиками перекатывались маленькие упругие ягодицы.

— А на ней удобно будет учиться?

— Ну, еще бы, старик. Это просто конфетка. И я тебе скину. Бабки есть?

Айк кивнул.

— Полтинник, — сказал парень, — и забирай.

Айк ощупал бока доски. На ее поверхности был мелкий рельефный рисунок: силуэт волны, заключенный в кружок, — гребень словно превращается в пламя — и под ним слова: «Оседлай волну». Айк поднял глаза на продавца. Тому явно наскучило с ним возиться. Повернувшись к прилавку, он пялился на танцующую девушку.

— Пятьдесят, — произнес он снова, не глядя на Айка, — ты все равно не найдешь лучшего варианта.

Это была самая дешевая доска из всех, что Айк видел.

— Идет, — сказал он, — беру.

— Ладно. — Парень поднял доску и понес ее к прилавку.

Айк стоял у кассы и ждал, пока продавец пробьет чек. Ему было не по себе оттого, что одна из девушек пристально смотрит на него и вроде бы улыбается. Музыка грохотала. Солнце сквозь витрину и открытую дверь жгло щеку. Парень сунул деньги в ящик, вытащил из-под прилавка пару цветных кубиков и подтолкнул их к Айку.

— А это что?

— Смазка.

Сидящая на прилавке девушка скорчила гримаску.

— Это для холодной воды, — проговорила она, — дал бы ему лучше сексуху.

Другой парень коротко хохотнул. Продавец достал кругляшок воска и водрузил его на кубики.

— Перед тем как полезешь в воду, натрешь доску, — сказал он.

Айк вспомнил, что видел, как это делают серферы. Он кивнул, сунул воск в карман джинсов и, взяв доску, вышел на залитую светом улицу.

— Покажи им класс, парень! — раздался за его спиной голос девушки.

Один из парней заржал. Айк и представить не мог, что покупать доску так унизительно. Ну и черт с ними, подумал он, цена все-таки была очень удачная. Он поудобнее пристроил доску под мышкой и зашагал по тротуару, решив про себя, что уличный гам куда лучше царившего в магазине громыхания.

Вернувшись к себе, Айк обрезал чуть выше колен одну из имевшихся у него двух пар джинсов. Надел их, взял доску (она едва уместилась в его комнатушке) и решил глянуть на себя в зеркало. Он не был похож на здешних серферов, что правда, то правда. Слишком короткие волосы, хилое бледное тело. Это было особенно заметно из-за темных джинсов. Он пожал плечами, повесил на шею полотенце, бережно вынес из комнаты доску и зашагал вниз.

Когда Айк выходил из дома в убогий палисадник, то чуть не столкнулся с одной из девушек, которые приходили к нему «за газетами». Это была та, высокая, спортивного телосложения; солнечные блики плясали на ее белой маечке и рыжеватых волосах. Он отчего-то застеснялся собственной наготы, да еще при таком ярком свете, и постарался, насколько возможно, прикрыться доской.

— Ты что, серфер? — спросила она.

Он передернул плечами.

— Хочу научиться.

Айк пристально смотрел на нее, ожидая встретить насмешку. У девушки были довольно высокие и широкие скулы, а брови изящные, тонкие. Что-то в ее лице — может быть, изгиб бровей — придавало ей вид скучающий и надменный. Но каким-то образом это не касалось ее глаз: они были небольшие, ясные и смотрели очень прямо. Она слегка улыбнулась, и Айк подумал, что у нее не такая улыбка, как у тех девчонок в магазине. Он пошел по тротуару, а потом обернулся. Девушка, не двигаясь с места, смотрела на него.

— Повеселись, — крикнула она.

Он улыбнулся и зашагал к прибрежному шоссе — и Тихому океану.

 

Глава шестая

На пляже было полно народу, вовсю светило солнце, но в спину дул зябкий ветерок. Айк по мокрому песку подошел к самой кромке воды и почувствовал, как впервые лизнул его ноги Тихий океан. Когда прохладные ленточки побежали вверх по лодыжкам, он понял, почему многие серферы надевают гидрокостюмы.

У Айка было ощущение, будто все люди на пляже смотрят на него. Но он не колебался. Смело двинулся в белую пену, почти тут же оступился в какую-то ямку и, оказавшись в воде по пояс, почувствовал, как съежилась мошонка. Айк вскарабкался на свою доску и начал подгребать.

Очень скоро он обнаружил, что волны, казавшиеся с пирса такими маленькими, на самом деле намного больше. Влезть на доску оказалось куда труднее, чем Айк ожидал. Начать с того, что он все время с нее соскальзывал. Айк пытался грести, как делали другие, — то одной, то другой рукой, но как только доска выправлялась, пенная волна с силой ударяла в бок, и приходилось начинать все сначала. Плечи и руки у него скоро устали, а когда он обернулся, чтобы посмотреть, насколько удалился от берега, то увидел, что даже не сдвинулся с места.

Волны уже не выглядели такими похожими на холмы, но он продолжал старательно подгребать. Дыхание стало прерывистым, движения ослабели. Внезапно океан, словно смягчившись, простерся перед ним как огромная заводь. Айк постарался этим воспользоваться и в конце концов оказался на одной линии с другими серферами.

Лицо горело от изнеможения, легкие ныли. Серферы, оседлав доски, слегка покачивались и смотрели на горизонт. Кое-кто окинул новичка насмешливым взглядом. Просто невероятно, насколько здесь все по-другому. Океан был спокойным, миролюбивым, каким Айк себе его и представлял. Он вздымался и опадал, как мягкий водяной матрас. Совсем рядом, едва касаясь грудью поверхности, пролетел пеликан. Над головой кричали чайки, по изумрудному простору скользили солнечные блики. В отдаленье виднелись крохотные белые паруса и очертания холмов островка.

Он попробовал распрямиться на доске, как это делали другие серферы, однако та готова была перевернуться при малейшем движении. Дважды он с громким всплеском валился в воду, привлекая к себе внимание окружающих. Вдруг среди серферов пронеслись возгласы и свист. Айк увидел длинную гряду волн, катящихся к берегу. Они показались ему намного больше, чем те, что были до сих пор. Айк бросился к берегу. Страх перед волнами и потерять доску дал ему силы грести. Он очень устал и замерз и чувствовал, что может не справиться. Тут его настигла первая волна. Айк зашлепал руками, перевалился через ее гребень и увидел вторую, еще более громадную. Он сделал рывок, барабаня по воде что было сил. Серфер, который был слева, чуть впереди от него, внезапно бросил подгребать и развернул доску. Айк не знал, что делать. Сзади была грозящая нахлынуть волна, спереди надвигался серфер.

В последнюю секунду, когда волна была уже совсем рядом, Айк развернул доску. Сквозь грохот воды он услышал вопль серфера. Каким-то чудом ему удалось перевалиться через гребень. Он выплыл, хватая ртом воздух, бешено колотя по воде руками. Айк был уверен, что его доску унесло к берегу, но, оглядевшись, увидел ее в нескольких метрах от себя. Как это вышло, он не знал, но почувствовал большое облегчение. Добравшись до доски, Айк увидел того самого серфера; он направлялся к нему.

Айк уцепился за край доски. Может, этот человек хочет проверить, все ли с ним в порядке? Он постарался улыбнуться, но от холода сводило скулы, а когда взглянул на приближающееся к нему лицо, то понял: что-то не так. Айк попытался произнести хоть слово, но ему не дали. Незнакомец ударил его. Нападавший лежал на доске и ему не удалось как следует замахнуться, однако удар был ощутимый. Айк попробовал залезть на свою доску, но его снова остановили. На этот раз удар пришелся в ухо. Все случилось мгновенно. От побоев Айк буквально ошалел. Ему казалось, что в голову хлынула морская вода и нападавший был повсюду. Позже, когда Айк пытался вспомнить лицо парня, в памяти всплывали только красное смутное пятно, белые кулаки и дикая боль в ухе. Его спасла волна. Белая стена воды подхватила Айка и понесла к берегу. Доска чуть не вырвалась из рук, но он крепко в нее вцепился. Когда он вынырнул, то обнаружил, что находится практически у самого берега, а его противник исчез.

Айк не знал, сколько людей глазели на него, когда он брел по мелководью; ему казалось, что смотрели все. Наверное, весь пляж видел, как он выставил себя полным идиотом, как ему надавали тумаков и чуть не утопили, будто крысенка. Он опустился на мокрый песок спиной к пляжу, устремив взгляд на искрящиеся на солнце волны. У него снова ни черта не вышло — совсем как тогда, с «Наклом». Но сейчас не было сил даже думать об этом. Он чувствовал себя так, будто его предали, но не смог бы сказать, в чем была его обида.

Айк продолжал сидеть, боясь даже оглянуться, а уж пройти мимо этих людей, которые наверняка видели его позор, было выше его сил. Но ему не хотелось оставаться на пляже слишком долго: вдруг тот парень снова появится и попросту его прикончит. Айка колотило, и он пытался унять дрожь. В конце концов он поднялся на ноги и в последний раз взглянул на море, где легко и свободно скользили те, к братству которых он так и не сумел примкнуть.

Пробираясь по теплому песку, Айк старался хоть как-то сохранять внешнее подобие достоинства. Доска между тем становилась все тяжелее, и кончилось тем, что он просто поволок ее за собой по песку, не заботясь больше о том, как выглядит со стороны. Его начало тошнить, а голова кружилась так, будто он вот-вот упадет в обморок. Добравшись до шоссе, Айк присел на бордюр, чтобы передохнуть. Тогда-то он второй раз и увидел байкеров.

Он был совершенно уверен, что именно их видел в день своего приезда в город. Теперь байкеров было больше, но Айк узнал тот самый «Накл», и мотор у него до сих пор барахлил. Он сидел от них всего в нескольких шагах. На хромированных деталях мотоциклов плясало ослепительное солнце. В ухе у Айка продолжало что-то пульсировать. Он дотронулся до него и увидел на пальцах кровь. Однако, судя по всему, особого вреда побои ему не причинили.

Вскоре сквозь рев моторов до него начали долетать голоса.

— Я думал, ты, мать твою, его наладил, — кричал владелец «Накла», слезая с мотоцикла на тротуар.

— Я и наладил, старик.

— Так чего же он не фурычит? — вопрошал байкер.

Он отошел от остальных, и Айк смог как следует его рассмотреть. Это был крупный мужчина, выше даже Гордона, не такой грузный, но с мощным торсом. А уж руки у него были просто громадные. Айк таких никогда и не видывал — ни у одного из парней, что наведывались в магазин Джерри. И столько татуировок он тоже не видел. На плече байкера было большое изображение американского орла, вокруг которого свернулась змея; кольцами спускалась она по руке и обвивала запястье байкера как браслет. На другом предплечье была голова мужчины, возможно Христа, потому что на нее было надето что-то вроде тернового венца. От венца отходили лучи, которые рассеивались по плечу и превращались в птичек и ящерок. Кроме этих татуировок, явно созданных художником-профессионалом, на теле байкера было много и таких, про которые Джерри говорил, что их набивают в тюряге. Правда, их можно сделать и самому, если есть чернила да перочинный нож. Мужчина был одет в грязные джинсы, на ногах — стоптанные черные мотоциклетные ботинки, на вид такие тяжелые, что казалось ими можно даже «Харлей» разнести на кусочки. Торс обтягивала выцветшая майка, слишком для него маленькая, на голове были авиаторские «фильтры» с золотыми ободами и красная бандана поверх черных, спадающих на шею волос. В ухе посверкивала бриллиантовая серьга. Айк видел, как от нее и от золотой оправы скачут солнечные зайчики.

Байкер стоял совсем близко, и, когда он наклонился проверить движок, Айк заметил, что волосы у него на лбу начинают редеть. Затем мужчина присел на корточки и еще раз внимательно оглядел мотор, но его движения подсказали Айку: он не вполне представляет, что ищет. Его приятели наблюдали, не слезая с мотоциклов. Внезапно мужчина быстро выпрямился, покачнувшись, и Айк понял, что он пьян.

— Черт бы его побрал! — заорал он.

Айк заметил, что кое-кто из байкеров усмехнулся. Но тут мужчина поднял кулак и опустил его на бензобак. Он вроде бы не сильно размахнулся, но на черной лаковой стенке бака появилась здоровая вмятина. Ухмылки сразу исчезли. Айк услышал, как кто-то сказал: «О черт!», а байкер, который был к месту событий ближе остальных, отвел свой мотоцикл, словно опасаясь взрыва.

— Черт бы его побрал со всеми потрохами! — владелец «Накла» потряс головой, слегка покачиваясь обошел мотоцикл и снова уставился на свою машину. Стекла его очков поблескивали прямо напротив Айка, и на мгновение ему показалось, что байкер смотрит прямо на него.

— Это все карбюратор, — сказал Айк и сам удивился звуку своего голоса. Наступила тишина; полдюжины косматых голов повернулись в его сторону.

— Это что?

— Карбюратор.

Байкер уперся руками в бедра, обошел мотоцикл, чтобы разглядеть сидящего на бордюре Айка, потом задрал голову к небу и захохотал. Он ткнул в него пальцем и повернулся к своим приятелям.

— Это что, Моррис, твой братишка?

Раздался дружный хохот. Айк поерзал на своем бордюре.

— Я его налажу, если у тебя найдется отвертка.

Байкер поднял на лоб очки и уставился на него.

— Черт, — проговорил кто-то, — я б его не подпускал.

Владелец «Накла» поднял руку.

— А если у меня есть отвертка? — спросил он. — Что если ты поломаешь его в хлам?

— Я не поломаю.

Байкер ухмыльнулся.

— Ну-ка иди сюда, Моррис. Захвати отвертку, поглядишь, как это делается.

Подошел грузный светловолосый байкер и перебросил Айку отвертку.

— Не напорти тут, — проговорил он, наградив Айка мрачным взглядом.

Айк оставил на обочине доску, опустился на колени перед мотоциклом и вдохнул знакомый запах бензина и горячего металла. На отладку дросселя ушло три минуты.

— Ну вот, — сказал он, — если хочешь, я выправлю и вмятину.

По взгляду байкера невозможно было угадать его чувства. Он взгромоздился на мотоцикл и рванул по шоссе от пирса. Айк ждал. Сейчас он чувствовал себя лучше, его перестало трясти. На других байкеров он не глядел, просто стоял в волнах горячего света, ожидая возвращения «Накла». И через пару минут тот вернулся. Айк прислушался: мотор работал ровно.

— Черт бы меня побрал, — заорал байкер, не слезая с мотоцикла, — не катит, а летает. Эй, Моррис, парнишка-то разбирается получше тебя.

Моррис подошел и молча забрал свою отвертку. Сплюнул чуть не под ноги Айку и вразвалку зашагал к своему мотоциклу.

Владелец «Накла» заглушил мотор и слез на землю.

— А что насчет «жестянки»? — спросил он. — Сколько возьмешь?

— Отбивка, покраска, все остальное, — быстро прикинул Айк, — пятьдесят баксов.

Байкер повернулся к приятелям.

— Не слабо.

Потом снова уставился на Айка.

— Ты здешний?

— Я сейчас живу на Второй улице, в «комнатах с видом на море». Это на углу…

— В этой дыре? Да, знаю такую. А сам откуда?

— Слышал когда-нибудь про Сан-Арко?

— Про ту дыру? Да, слыхал я про Сан-Арко. Задохлый городишко где-то у черта на рогах. А где научился так работать?

— Мой дядя торгует мотоциклами.

Байкер помолчал, потом шагнул к Айку.

— А с ухом что у тебя?

Айк передернул плечами.

— Упал.

— Ну да. Небось на кулак?

Мужчина нагнулся поближе, и Айк поймал себя на том, что не может отвести глаз от этого большого квадратного лица. Он видел каждую черточку: мелкие шрамы возле брови, трехдневную темную щетину — густая будет борода, если он ее отпустит, — и нос, слегка приплюснутый и кривоватый оттого, что его, должно быть, слишком часто ломали. Жесткое лицо — как раз такое ожидаешь увидеть рядом с этими татуированными руками и тяжелыми ботинками. Но было в нем и что-то неожиданное, и оно явно было не к месту. К такому лицу подошли бы неподвижные черные глаза змеи, испепеляющие вас на месте. А эти… не подходили. Они были голубые, очень светлые и какие-то тревожные.

Байкер перевел глаза на доску для серфинга, нагнулся и коснулся ее рукой.

— Твоя?

Айк ответил, что да. От байкера разило виски. Когда он наклонился к доске, на его лице промелькнуло странное выражение, будто мужчина хотел что-то спросить, но передумал.

— Так ты классный серфер? — спросил байкер.

— Да я только учусь.

— С такой доской?

— А что не так?

— Это доска для профи, вот что не так. Ни фига ты так не выучишься. Это специальная штуковина. Черт, да на ней можно взять волну в двенадцать метров. Где ты ее раздобыл?

Айк показал на магазин через дорогу. Приятелям байкера становилось скучновато.

— Эй, Престон, — позвал кто-то, — ну давай, погнали.

Престон не обратил на него никакого внимания. Он выпрямился и глянул, куда указывал Айк.

— Это вон тот, рядом с магазином Тома?

Айк кивнул.

— Оно и видно. Чертовы панки, — заорал он, подняв руки. — В этом вонючем городишке полным-полно паскудных панков.

— Да ладно тебе, Престон, — сказал один из байкеров, — поехали. Я сказал Марву, что к часу мы подъедем.

— Меня от них воротит, — отозвался Престон, — куда ни глянь, всюду долбанутые панки.

— Хрен с ними, поехали.

Престон внезапно разъярился.

— Вам насрать, ну и катитесь. У меня тут дело.

— Старик…

— Валите, я сказал.

— Ну все, моча в голову ударила!

— Ни хрена подобного. Катите, там встретимся.

Завязалась небольшая перепалка, приятели Престона поухмылялись, но под конец сорвались с места, и рев их моторов утонул в общем дорожном гуле. Престон посмотрел им вслед, потом вновь перевел взгляд на Айка.

— Как тебя звать-то? — спросил он.

— Айк.

— Вот что, Айк. Ты сегодня оказал мне услугу. Теперь я окажу услугу тебе.

Четверть часа спустя Айк стоял на перекрестке прибрежного шоссе и Мейн-стрит, держа под мышкой совершенно новую доску для серфинга. Не скоро он забудет, как снова вошел в магазин, на этот раз вместе с Престоном, и не скоро сотрется у него из памяти лицо продавца. Это был тот самый парень, что продал ему доску, только он уже не ухмылялся. Айк на все сто был уверен, что он не смеялся и после того, как они ушли. Он наверняка собирал с пола доски, которые расшвырял Престон в поисках той, что, по его мнению, подошла бы Айку, ну и, возможно, еще пытался придумать, как объяснить хозяину, почему он продал доску стоимостью в двести долларов всего за пятьдесят.

Престон объяснил Айку, почему на выбранной им доске хорошо учиться.

— Смотри, какая она широкая. И зад у нее широкий. Это придает ей устойчивость. Такая доска не будет норовить долбануть тебя в бок, как прежняя.

— Ты, должно быть, много этим занимаешься, — сказал Айк.

— Да ни хрена. — Престон остановился и снова опустил на глаза темные очки. — Было дело, — сказал он, — но давно. Раньше я круглый год не вылезал с пирса. Никаких тебе утеплений, никаких костюмов. Только шикарный зимний прибой и человек эдак шесть парней. А сейчас тут не океан, а зоопарк. Каждый долбаный панк норовит выпендриться, будто тоже чего-то стоит.

Внезапно байкер развернулся и зашагал к мотоциклу. Он нажал на педаль, и мотор ожил.

— Так что насчет бензобака? — донесся его голос сквозь нарастающий рев мотора. — Когда ты его сделаешь? Я договорюсь, и Моррис даст тебе компрессор.

Айк пожал плечами.

— Когда захочешь.

Престон кивнул.

— Потом, — сказал он, и «Накл» рванул через подобие палисадника, разбитого перед «комнатами с видом на море». Из-под колес в разные стороны полетели комья земли и меленькие желтые цветочки. Айк смотрел, как ходят мускулы под тюремной татуировкой, как вздымает ветер бандану и играет на полированном металле солнце. Байкер скрылся из виду, но еще долго был слышен гул его мотоцикла. Айк взглянул на приземистые серенькие дома, пыльную траву, на пальмы, листья которых только-только начинали шевелиться от ветерка, дувшего с моря и пропахшего солью. Потом перевел взгляд на свою новую доску. Он опустился перед ней на колени, как делал Престон, потрогал пальцами закругленные края. В голову пришла дурацкая мысль, что по сравнению с той доской в этой чего-то не хватает. Та, первая, была узкая, строгая, эта — большая, овальная, как эскимо на палочке. И еще ему нравился символ — волна, превращающаяся в пламя, и надпись «Оседлай волну». Он не знал, что она могла бы означать, но слова запали в душу.

 

Глава седьмая

В первый раз сестра убежала из дома, когда ей было десять. Айка она взяла с собой. Эллен положила в коричневые бумажные пакеты кое-какую снедь, и рано утром они направились в ту сторону, где, по ее мнению, должен был находиться Сан-Франциско. Добрались они тогда до развалин стекольной фабрики на дальней окраине Кинг-Сити и ночь провели среди развалов песка и рифленой жести. Стояло лето, воздух был теплый. Всю ночь просидели они, глядя на небо. Эллен все время что-то рассказывала. Возвращаясь мыслями в ту ночь, он прежде всего вспоминал ее голос, как он смешивался с ветерком, долетевшим с солончаков и оставшимся сними до рассвета.

Утром очень скоро стало жарко. Они шли по обочине, и красная пыль волнами вздымалась над дорогой. Айк проголодался и устал. Он плелся за сестрой по шоссе, а асфальт был такой горячий, что жег сквозь подошвы. Воды все не было, и Айк даже обрадовался, когда услышал позади шум мотора и, обернувшись, увидел за рулем пикапа Гордона. Айк думал, что дядька будет ругаться, но тот не рассердился. Он только сказал, что уж теперь не будет мешать старухе задать им хорошую взбучку. Гордон даже разрешил Эллен сесть рядом с ним и дал ей немного порулить. Он сказал, что на стекольной фабрике по ночам ошивается полно бродяг и им чертовски повезло, что они ни на одного не напоролись. Айк помнил, как Эллен, чтобы из-за баранки видеть дорогу, изо всех сил тянула шею; помнил и то, как Гордон одной ручищей обнял ее за плечи, а другую положил ей на колено.

Через пять лет они убежали снова. Ночью сестра пришла в его комнату, и он сразу понял — что-то стряслось. Она все ходила из угла в угол, обхватив руками плечи, и ее пальцы так впились в предплечья, что даже костяшки побелели. Потом Эллен выключила свет и присела на кровать. Прошептала, что при свете сказать такое не может. Она была совсем рядом. Айк чувствовал, как дрожит ее тело. Эта дрожь больше походила на плачь, хотя он никогда не видел ее плачущей. Гордон, сказала она, пришел к ней в комнату пьяный и лапал ее. Айк весь похолодел, и его замутило. Он вспомнил тот день и мясистую руку Гордона на коленке Эллен. Сестре исполнилось уже почти пятнадцать, и на нее начали посматривать мужчины. Айк замечал, как они смотрели. Она была худощавая, почти как мальчишка, но ягодицы у нее были округлые, упругие. Когда Эллен надевала обтягивающие джинсы и ковбойские сапожки, которые купила сама на сэкономленные деньги, она становилась другой. Что-то особенное было в том, как покачивались на ходу ее бедра, как она встряхивала головой, откидывая назад густые черные волосы, как убирала их гребнями — точь-в-точь как когда-то делала ее мать.

У Гордона было две машины: старый «Понтиак» и грузовичок «Додж» с прицепом. Они взяли грузовик, потому что на нем Гордон учил Эллен водить. Только они выехали, как поднялся ветер, и скоро ничего не стало видно. Им пришлось заночевать неподалеку от стекольной фабрики, на окраине маленького городка, у самой границы солончаков. Спали в прицепе на старых матрасах. Грузовичок раскачивало ветром. Слышно было, как в борта ударяется песок. Они натянули на себя единственное одеяло и тесно прижались друг к другу, стараясь уберечься от холода. Руки Айка ощущали дрожь ее тела, он чувствовал на шее ее дыхание. Сестра шепотом спросила, не страшно ли ему. Он ответил, что нет. Эллен прижала его руку к своей груди, чтоб он почувствовал, как бьется ее сердце. «Стучит как бешеное», — сказала она. Ему показалось, что ее сердце — в самой его ладони. Через старую фланелевую рубашку он чувствовал ее грудь — округлую, твердую и мягкую одновременно, и кожу — горячую, слегка влажную, словно она была в лихорадке. Потом Айк чуть подвинул руку и нащупал жестковатый сосок. В темноте он видел очертания ее ботинок и лунный лучик на них. Вот ее лицо прижимается к его лицу, а пальцы переплетаются на затылке. Айк вдыхает аромат ее дыхания, и оно становится его дыханием. Он так любит ее. Он целует Эллен в лицо и в шею и все пытается найти губы. Но вдруг словно какая-то волна прошла по ее телу. «Нет, — проговорила она, отпрянув, — Айк, нам нельзя». Голос у нее был какой-то надломленный, такой он еще не слышал. Она отодвинулась и повернулась лицом к борту грузовичка. Айк ничего не сказал. Укрыл ее одеялом и сел рядом. Так он и просидел до самого рассвета, дрожа и вглядываясь в темноту снаружи.

К утру ветер не утих, разглядеть что-либо было почти невозможно. Громадные перекати-поле казались похожими в тучах песка на автомобили-призраки. Наверное, одно из этих чудовищ и стало причиной аварии. Они ехали по городку, и вдруг что-то ударило в лобовое стекло. Эллен слишком резко вывернула руль, грузовичок вильнул и врезался в какую-то стену. Он до сих пор помнил посыпавшиеся сверху кирпичи и тонкие руки Эллен, судорожно вцепившиеся в баранку. Помнил и свое полубредовое состояние в то утро. Однако, как пробил головой ветровое стекло, в памяти не сохранилось.

И снова за ними приехал Гордон. Только на этот раз за его спиной сидела их бабка. Айк сел с ней рядом, пока Гордон и Эллен говорили с шерифом и хозяином магазина. Потом Гордон подписал бумаги; позднее там было какое-то разбирательство. Домой они ехали молча. Ветер стих, небо было огромное, синее. После бури в пустыне оттенки всех цветов различались так ясно, что даже глазам было больно. На черный асфальт намело белого песка, и, когда они неслись по шоссе, он облаком вздымался за ними, кружился в воздухе и опадал на землю, словно снег.

Какое-то время Гордон не пил. Все это случилось в зимние каникулы, и когда каникулы кончились, они вернулись в школу. Однажды по дороге домой Айк встретил Гордона: тот пьянствовал с приятелями. Дома Айк все рассказал Эллен. Она повела его в свою комнату и открыла платяной шкаф. Айк увидел кольт. Он помнил, каким длинным и грозным показался ему ствол, как играли на нем пробивавшиеся сквозь жалюзи лучики света. «Это он мне дал, — сказала Эллен, — велел пристрелить его, если еще когда-нибудь полезет». Позже он иногда слышал, как Гордон и Эллен практикуются на заднем дворе, стреляя по пустым бутылкам, и в красной пыли потом поблескивали осколки.

Воспоминания преследовали Айка целую неделю после того, как Престон принес ему бензобак и устроил так, чтобы он мог работать у Морриса. Пожалуй, это звуки работающего компрессора напомнили ему те выстрелы во дворе и вернули мыслями в Сан-Арко.

Айк был рад работе не только потому, что появилась возможность раздобыть деньги, она давала ему шанс поближе познакомиться с Престоном. Он помнил слова парня, приезжавшего в пустыню, что нужна какая-то реальная помощь. Помощь Престона не помешала бы. Но работа дала и время подумать.

Наверное, Гордон так и не дал Эллен повода воспользоваться оружием. Айк с Эллен никогда не говорили о той ночи в солончаках. Но очень скоро все изменилось. Он начал терять ее. Сестра стала встречаться с парнями, и не с мальчишками из школы — со взрослыми парнями из Кинг-Сити. Бабке это не нравилось, но она к тому времени совсем сдала и только кричала на Эллен, сидя на крыльце, что она такая же, как мать, оторва и шлюха, и грозила отослать ее в одно из тех мест, о которых иногда заходил разговор после разбитого грузовика. Угрозы, однако, не имели действия, потому что всем теперь заправлял Гордон и он же оплачивал счета. Айк слышал, что когда-то, после войны, дядя был женат, но жена его бросила. Он вернулся в пустыню, завел магазин и заправку. Гордон больше молчал и вообще был странным типом. Когда Эллен начала гулять по вечерам, он тоже почти ничего не сказал. Впрочем, думал Айк, много говорить для него было слишком трудно.

Пришло лето. Эллен возвращалась домой все позже. Она гуляла с парнем по имени Рубен, который работал в гараже в Кинг-Сити и владел шикарным «Меркьюри» 56-го года. Однажды, возвращаясь домой (он тогда только начинал подрабатывать у Джерри), Айк увидел их вместе. Они тусовались на спортплощадке с местной молодежью. Тогда он впервые видел сестру с посторонними. Машина стояла на газоне, а Эллен лежала возле нее на траве, откинувшись на грудь Рубена. Ее черные волосы сияли в солнечном свете. Белое летнее платье в синюю полоску тоже словно светилось. Айк стоял у цепочки-загородки и долго смотрел на них. Наконец Эллен встала и подошла к нему. Волосы у нее разметались, а в лице появилось что-то дикое, необузданное. Она положила руки на цепь, и их пальцы соприкоснулись. Айк хотел, чтобы она пошла с ним. Но Эллен сказала, что она здесь с друзьями, сжала его пальцы, потом повернулась и отошла. Он видел, как Эллен перебралась с заднего сиденья машины на переднее, а потом изогнулась и потянула на себя спинку кресла, чтобы дать другой парочке пролезть назад, и платье ее задралось так высоко, что обнажились загорелые бедра.

Она часто приходила домой поздно, но в ту ночь не пришла совсем. В первый раз. Айк лежал без сна, полный ненависти и к ним, и к самому себе — за свою ненависть, за ту ночь в солончаках, за идиотскую ревность. Утром ее все не было. Он вышел во двор, забрался на небольшой холмик и принялся ждать.

Наконец на окраине поселка показался синий «Меркьюри», ползущий в облаке пыли, как громадное насекомое. Ее высадили возле магазина, и он знал, что сестра постарается не попадаться на глаза старухе. На ней все еще было белое с синим платье, но туфли она несла в руках. Он видел, как Эллен обходит дом, чтобы войти с черного хода, и облачко красной пыли, которую выбивают ее босые ступни. Она зашла не в дом, а в подвал. Спустилась по ступеням и закрыла за собой дверь, а он остался смотреть на рассохшуюся серую древесину. Постояв немного, Айк пошел за ней. Он шел как пьяный, земля уходила из-под ног. Солнце пекло в затылок, в горле пересохло.

Дверь была не заперта. Даже сейчас, когда Айк стоял на захламленном заднем дворике мастерской среди сплющенных банок из-под пива и разбитых бутылок, с бензобаком Престона в руках, он помнил до мельчайших подробностей все, что увидел тогда. Свет, хлынувший в дверной проем, лицо Эллен — удивленное и злое оттого, что она забыла запереть эту чертову дверь, пляшущие в столбе света пылинки…

Там, в подвале, были скамеечка и умывальный таз. Туфли Эллен поставила на скамеечку, а сама стояла перед тазом в одном бюстгальтере. Она была невысокая, но стройная, с длинными загорелыми ногами, на которых выделялись белые полоски — след от купальных трусиков. Распущенные волосы сияли в тусклом свете электрической лампочки, подвешенной над скамеечкой. Они полностью закрывали ее лицо. Эллен обернулась, задержала на нем взгляд и продолжила оттирать с платья какое-то пятно. Айк молчал. Его все еще мутило и подташнивало от долгого сидения на солнце без рубашки — даже плечи у него обгорели. Эллен не обращала на Айка внимания, но когда он приблизился, снова посмотрела на него. Глаза у нее были красные и полные слез, а по щекам ручейками расползалась косметика. И он просто обнял сестру. Эллен уронила платье, и они стояли прижавшись друг к другу: ее грудь в тоненьком бюстгальтере — к его груди, ее ноги — к его ногам. Он целовал Эллен в лоб, в глаза и даже в рот, но только оттого, что хотел удержать ее, обнять крепко-крепко и сказать ей что-то важное. Он не помнил что, так как в этот момент отворилась дверь и их увидела бабка. Через открытую дверь свет вновь свободно лился в полутемный подвал. Бабка, пошатываясь, стояла наверху — этакая сгорбленная черная тень на фоне синего неба — и молчала. Это был единственный раз, когда она от изумления утратила дар речи.

После этого обстановка для них стала невыносимой. Айк учился и работал. Эллен пропадала со своими друзьями. Они редко виделись, все больше отдаляясь друг от друга. Зиму Эллен прожила дома, а летом ушла — на этот раз одна и насовсем. Почти два года Айк ничего не слышал о ней, до того самого дня, когда в поселок приехал белый «Камаро» с двумя досками для серфинга, привязанными к крыше.

В конце недели Престон пришел за своим баком. Айк слышал, как содрогалась лестница под тяжелыми шагами, и понял, кто это, еще до того, как Престон постучал в дверь.

По виду байкера можно было подумать, будто он только что принял душ. Волосы у него до сих пор были мокрые и старательно зачесаны назад. Одет он был в ту же самую грязную майку и джинсы, но выражение лица изменилось, и Айк понял, что сегодня Престон не пил. Он не сказал ни слова, а только подошел и стал смотреть работу. Сначала он не поверил своим глазам. «Ну и ну, — все повторял Престон, — загляденье просто. Да, парень, ты потрудился на славу». Чтобы получше рассмотреть, он поднес бак к окну.

Айк до чертиков гордился собой. Конечно, он знал, что работает хорошо, но не привык, чтобы его хвалили. Джерри такую работу просто принимал как должное.

— Ты, парень, колдун, — сказал Престон.

Внезапно байкер отвернулся от окна и уставился на Айка. Солнце светило ему в спину, и он казался от этого еще больше, а брильянт в его ухе так и сиял.

— Что ты здесь делаешь? — спросил он. — Какого черта торчишь в этой трущобе? Это место не для тебя, ты еще ребенок. Почему бы тебе не вернуться к себе в пустыню и не чинить мотоциклы?

Айка застали врасплох и сами вопросы, и то, что Престону вообще есть до него дело. Мгновение он колебался. Он не собирался никому говорить, зачем приехал в Хантингтон-Бич. Но сегодня Престон был другой, и Айку показалось, что ему можно довериться, а потом в глубине души он рассчитывал на его помощь. Может, сейчас самое время. Он протянул Престону бумажку с именами и рассказал о приезжавшем к нему парне, о поездке в Мексику, о трех серферах с пирса, которые взяли с собой девушку, а вернулись без нее.

Байкер нахмурился и помрачнел. Айк заметил, что по лицу Престона пробежала тень, как тогда, когда он увидел его первую доску.

— Так ты поэтому ошиваешься на пирсе? — спросил Престон. — Ищешь Борзого Адамса?

Айк кивнул и подумал, почему это Престон упомянул только одно имя.

— Вот дерьмо, — внезапно зло выругался Престон, — и что ты будешь делать, когда их найдешь?

— Я пока не знаю. Пообщаюсь с ними, может, что и выясню.

— Пообщаешься с Хаундом Адамсом?

Айк пожал плечами.

— Парень, ты свихнулся. Послушай, вот тебе мой совет: собирай манатки и вали отсюда. Возвращайся в Сан-Арко и занимайся себе мотоциклами. Если ты этого не сделаешь, то хоть держись подальше от пирса. Хочешь заниматься серфингом, езжай на север, где холмы. На пирсе чужаков не любят.

— А Хаунд Адамс?

Престон вернул ему бумажку.

— Я уже сказал, если у тебя в башке есть хоть капля мозгов, рви отсюда когти.

— Она моя сестра, — ответил Айк, — у нее больше никого нет, кроме меня.

— А как же твой дядя?

— Ему наплевать, поэтому я и поехал. Он говорит, что она шальная и если с ней что случилось, то это ее вина.

— Может, он прав.

— А может, и нет. Кто-то же должен хотя бы попытаться узнать.

Престон молча посмотрел на него.

— Ну да. Ладно, потешь свою душу, храбрец, но на пирс не суйся. Держись от него подальше. С Хаундом Адамсом в воде тебе лучше не встречаться.

Сказав это, Престон взял бак под мышку и направился к двери. Айк пошел за ним.

— Погоди, — сказал он.

Престон повернулся.

— Кто такой Хаунд Адамс?

Престон помедлил, посмотрел на солнечное пятно на лестнице и потряс головой. Потом снова глянул на Айка.

— Это твоя проблема, храбрец. Усек?

Он повернулся и затопал вниз, на улицу. Айк следовал сзади. Его распирало желание бежать за ним и досада на себя, что он вообще открыл рот. Это все оттого, что он не был готов к расспросам. Снова вспомнилась та строчка из песни, где говорилось, что сосунков нельзя отпускать из дома. Он и был сосунок, простодушный деревенский тупица. Черт, и с чего он взял, что такой человек, как Престон, будет ему помогать? Нате, пожалуйста, вляпался. А вдруг Престон и Хаунд Адамс — приятели? Нет, судя по поведению Престона, этого нельзя было сказать. Тот просто, казалось, очень злился на что-то. Все дело в том, что на такого человека, как Престон, нельзя давить. Невозможно, и все тут. В любой момент он был способен взорваться. Скрипнув зубами, Айк вернулся к себе в комнату. Закрыл дверь, прислонился к ней спиной и зажмурился, а потом сильно-сильно сжал веки и увидел тонкие ноги, взбивающие рыжую дорожную пыль. Нет, никогда в жизни он не сможет это забыть.

 

Глава восьмая

После разговора с Престоном все вновь представилось ему безнадежным. Даже хуже, чем прежде. Конечно, теперь он знал, что Хаунд Адамс существует на самом деле, причем находится где-то совсем рядом, и Престону известно, кто он такой. Но слова байкера всколыхнули все его страхи: появилось чувство, что какой бы шаг он ни предпринял, это будет неверный шаг.

Весь следующий день Айк провел один в своей комнате. Только вечером он вышел прогуляться, думая, что, может быть, встретит Престона и им удастся поговорить. Но того нигде не было. В конце концов Айк оказался на пирсе и просидел там рядом с рыбаками-мексиканцами, пока холодная ночь не окутала город влажным покрывалом. На железных поручнях и крашеных скамейках появилась роса. Желтые фонари, выстроившиеся вдоль тротуаров, бросали на их блестящую от влаги поверхность удлиненные тени. Айк смотрел на шоссе и на город. С пирса они казались узкой полоской огней, подбрюшьем темного неба. Он думал о Престоне, о том, как тот разозлился, когда услышал его историю. Эта злость смущала, но в то же время, как ни удивительно, успокаивала. Гнев Престона — инструмент, который можно использовать, стоит лишь понять его природу, но для этого потребуется время. Подобные мысли, пожалуй, были эгоистичными, но отказываться от помощи нового знакомого Айк не собирался. Самое главное — немного потерпеть. А пока можно заняться серфингом. По совету Престона он решил не ходить на пирс — по крайней мере, до тех пор, пока как следует не научится. В этом он байкеру полностью доверял.

Когда Айк все обдумал и пришел к определенному решению, ему стало легче. Сестра или даже Гордон, наверное, сказали бы, что он чересчур осторожен. Возможно, так оно и было. Просто он не хотел завалить дело с самого начала.

Было уже поздно, когда он ушел с пирса. Айк пересек прибрежное шоссе и направился к Мейн-стрит. Который час, он не знал, но видел, что бары уже закрылись и улицы обезлюдели. На перекрестке Мейн-стрит и Ореховой мимо проехал приземистый «шевроле» с хромированными надкрыльями; его шины мягко прошелестели по мокрому асфальту. Через тонированные стекла Айк не видел, сколько людей было внутри. Машина обогнала его немного и вдруг замедлила ход, словно кто-то в салоне наблюдал за ним. Он уже хотел свернуть, но тогда ему пришлось бы двигаться в том же направлении, что и странная машина. Вспомнив предостережение старухи Адамс, он перешел на другую сторону и продолжал быстро идти по Мейн-стрит, не вынимая из карманов сжатые в кулаки руки.

В конце квартала был незастроенный пятачок и росли какие-то деревья. Он немного постоял под защитой отбрасываемой ими тени, ожидая, не появится ли «шевроле». Машина не показывалась, и он уже собирался уйти, как вдруг что-то привлекло его внимание. Со своего наблюдательного пункта Айк мог видеть переулок, расположенный параллельно Мейн-стрит, за выходящими на нее домами. И там он заметил мотоцикл.

Он вышел из-за деревьев и крадучись подобрался поближе. Оказавшись у входа в переулок, Айк узнал престоновский «Накл». Сразу вслед за тем он увидел и самого Престона. Байкер стоял в конце переулка, опершись рукой на шершавые темные кирпичи задней стены дома. В метрах трех над землей горела электрическая лампочка без плафона, от которой на выщербленный асфальт ложилось бледное пятно.

Престон разговаривал с каким-то человеком. Собеседника почти не было видно, потому что его скрывала массивная фигура Престона. Айк сумел разглядеть только светлые волосы. Все же он решил, что говорит Престон, а тот человек слушает. Но о чем шел разговор, он не слышал и не мог подобраться поближе. Оставаться на месте было тоже опасно — в любой момент его могли заметить. Что-то подсказывало ему: лучше держаться на расстоянии. Кроме того, Айк узнал дом, возле которого они стояли, и насторожился. Насколько он мог судить, это был магазин, торгующий снаряжением для серфинга, первый, куда заходил Айк, когда искал доску.

Истолковать этот факт можно было, конечно, по-разному, но спокойствие, которое Айк обрел на пирсе, испарилось. Тревога не покидала его всю дорогу домой, ночью и в серые предрассветные часы. Однако с восходом солнца он уже был на ногах. Натянул укороченные джинсы, затасканную майку, повесил на шею полотенце, под мышку взял доску. Бессонная ночь позади, и сейчас полный решимости он шел по прибрежному шоссе к тем пляжам, что к северу от города.

Здесь, в северной части, все было по-другому. Город и шоссе с пляжа не просматривались. Куда ни бросишь взгляд, видны пустынные каменистые холмы, усеянные полчищами поскрипывающих нефтекачалок и покрытые черными нефтяными пятнами. Унылый серый пейзаж «оживляли» лишь разбросанный мусор и черные следы от костров. Все камни и плиты, куда только можно было добраться, пестрели надписями, свастиками и испанскими именами. Айк вспомнил, что ему говорили про северные пляжи — владения молодежных банд, куда с заходом солнца стекаются шайки с удаленных от моря окраин — Лонг-Бич и Санта-Ана. Копы сюда по ночам даже не заглядывали, и серферы с суеверным страхом рассказывали, какие здесь случались отвратительные находки. Например, один утверждал, что нашел на отмели распухшую белесую человеческую ногу. Но по утрам на северных пляжах никого не бывало. Только надписи, мусор, черные круги от костров, словно языческие алтари, и вроде бы ничего ужасного.

Айк скоро привык к разительному контрасту между уродством земли и красотой моря. Здесь он был еще более удивительным, чем на других пляжах. Временами море было как земля — однообразное, плоское, цвета бетона. Но вдруг под лучами солнца вода словно вспыхивала и рассыпала искры, море оживало и волны превращались в самоцветы. Несмотря на все легенды о якобы найденных кем-то останках человеческой плоти, Айк решил, что ему нравится это пустынное место и тишина, нарушаемая только звуками прибоя да криками чаек. Он стал приходить на северный пляж каждое утро. Ему очень нравилось пробираться сюда по холмам, стараясь не потерять равновесие. Внизу простирался океан, а легкий ветерок ласково овевал лицо. Но больше всего ему нравилось ощущать прилив крови, когда он сбегал вниз по тропинке и входил в воду. Тело сразу цепенело от холода, но тут накатывала первая волна и уносила с собой все, кроме памяти об этом миге.

Волны зарождались где-то далеко в море и шли к пляжу длинными белыми пенистыми грядами. В каких-то местах из пенящейся воды начинала формироваться новая волна, потом она катилась к берегу и разбивалась в нескольких метрах от него. Момент, пока зарождалась новая волна, и ловил Айк. Он подгребал совсем близко к этому месту, давал стене белой воды подхватить свою доску и пытался встать на ней на ноги. Обычно, как только волна сходила, он сразу же падал. Доска устремлялась вниз, и он слетал с нее, но иногда, успев уцепиться, пытался вскарабкаться обратно. Но вот однажды утром все произошло иначе, чем обычно. Айк удержался на ногах! Огромная волна подхватила его доску и повлекла за собой, выше, дальше. Он развил большую скорость, чем когда-либо, но оказалось, что так даже легче. Волна медленно опадала, начиная воссоздавать себя заново. Айк пригнулся, доска под ним слегка качнулась. Спереди поднималась прозрачная, отороченная белым волна, и на этот раз он не столкнулся с ней, а взлетел на нее. Он оседлал волну. Волна стремительно росла и снова начала опадать, но в это мгновение он потерял равновесие и плюхнулся в воду, а в нескольких сантиметрах от него пулей просвистела доска.

Айку хотелось кричать от счастья. Он попал в волну! Теперь понятно, почему орали и улюлюкали серферы у пирса. Ему пришлось сплавать за доской к берегу. Поднимая тучи брызг, он побежал по мелководью. Нет, он не уйдет сейчас отсюда. Айк долго сидел на своей доске, почти зарывшейся в мокрый песок, и неотрывно смотрел на белые гряды, в которых отражалось поднявшееся высоко солнце. Он старался запомнить каждую деталь того, что с ним произошло.

Весь день он думал об этом, бродя по пустырям между чахлыми пальмами. Изгороди теперь казались ему зелеными стенами. Он представлял, как демонстрирует высший класс, как качается на волнах, и его руки сами поднимались навстречу невидимым брызгам.

Ему нужно было кому-то все рассказать, и он решил разыскать Престона. Тем более что с той ночи Айк ни разу его не видел.

Он нашел его в мастерской Морриса. Моррис куда-то вышел, и Престон был один на заднем дворе. Байкер сидел на колесе старого мотоциклетного прицепа, повернувшись лицом к переулку. Возле него стояла упаковка с шестью банками пива.

Когда Айк подошел, Престон поднял глаза.

— Гляди-ка, — сказал он, — Малыш Билли собственной персоной.

Айк обошел закуток для покраски и приблизился к прицепу. Теперь он заметил еще одну такую же упаковку, но уже пустую.

— Пива хочешь? — спросил Престон и, не дожидаясь ответа, перебросил ему банку.

Айк поймал ее и потянул за колечко. Тут же по банке и по пальцам побежала холодная белая пена. Он сделал глоток, потом глянул на Престона. Тот все еще не сводил глаз с переулка.

— Я сделал, как ты сказал, — проговорил Айк, — я ходил на северный пляж, где холмы.

— Я сказал, чтобы ты линял из города.

Айк снова глотнул пива и посмотрел на голову Христа на предплечье Престона — голову в терновом венце, с птицами и ящерицами вокруг. Пиво жгло ему горло.

— Я сегодня оседлал волну, старик. По-настоящему, понимаешь?

— Ну да? — Престон покосился на него и влил в глотку все оставшееся содержимое своей банки. Интересно это у него получалось: он просто открывал рот и лил, как из шланга в бензобак. После этого он бросил банку, смял ее каблуком и отпихнул ногой, тут же потянувшись за новой.

— Ты был прав, эта доска намного более устойчивая.

Байкер кивнул, не глядя на Айка. Айк хотел сказать, что видел его той ночью, но промолчал. Это было дело Престона, а он наверняка не из тех, кто любит, когда суют нос в его дела.

— Так тебе там понравилось, — наконец сказал Престон.

Это прозвучало как утверждение, а не как вопрос, но Айк все же ответил.

— Ага, еще бы. Там все по-другому. Я постоянно об этом думаю. Например, когда я работаю или еще что-нибудь делаю, то замечаю, что пытаюсь понять, как формируется волна и как я должен действовать. Пожалуй, нужно еще кой-какое снаряжение. Мне бы гидрокостюм и этот, поводок для доски.

— Покупай костюм. К черту крепежку. Учись держаться на доске.

— Это трудно.

— Да ладно тебе. Я думал, ты Билли Кид-младший. Думал, тебе нужен Борзой Адамс. Это тру-у-у-дно, — плаксиво протянул он, передразнивая Айка, и покосился на него.

Престон сощурился, потому что в глаза ему било солнце, но Айку показалось, что он усмехается.

— Хошь еще пива?

Айк покачал головой и сделал еще глоток.

— У меня еще есть.

— Блин, — пробормотал Престон.

— Так что там насчет Хаунда Адамса? — спросил Айк, стараясь, чтобы его голос звучал как можно более непринужденно. — Ты давно его знаешь?

— Довольно-таки. Я, например, знаю, что он никогда не пользуется крепежками. — Эта мысль почему-то позабавила Престона. Он хмыкнул и влил в себя еще пива — не меньше четверти литра. — Так ты и в самом деле хочешь с ним познакомиться?

Айк кивнул и, запрокинув голову, допил пиво. Потом смял банку и подтолкнул ее к куче у ног Престона. Тот сразу же перебросил ему новую.

— А на что ты собираешься жить? Думаешь найти работу?

— Да.

— И какую?

Айк пожал плечами.

— Да любую.

— Ну тогда ладно. Работа есть. Займешься мотоциклами — этот хренов Моррис без работы останется. Ему это, конечно, вряд ли придется по нутру. Но ты ему и так не очень понравился.

Айк снова пожал плечами.

— Послушай-ка… — начал Престон, но его слова перекрыл рокот мотоцикла — возвращался Моррис. — А вот и его высочество.

Он встал, допил пиво, отшвырнул банку и подтянул свои грязные джинсы. Достал из прицепа авиаторские очки и надел их.

— Кто знает, — проговорил байкер и легонько ткнул Айка в грудь, — может, я и замолвлю словечко старому козлу. Хорошенькое словечко, имей в виду.

Престон подмигнул и направился к Моррису. Тот, стоя на коленях перед своим мотоциклом, разбирал какие-то мелкие детали, за которыми, вероятно, и ездил. Сначала они говорили приглушенно, затем Айк услышал голос Престона:

— Я знаю, ты будешь разбирать этот «Харлей».

Наконец Моррис выпрямился и вытер руки. Он что-то сказал Престону, а потом подошел к изгороди и заговорил с Айком.

— Я на следующей неделе буду разбирать на запчасти харлеевскую «Акулу», — сказал он, — интересуешься?

Айк кивнул.

— Еще бы, — ответил он, — ясное дело.

Моррис задержал на нем взгляд, словно решал, совершил он ошибку или нет, потом повернулся и пошел назад к мотоциклу. Престон сказал что-то еще, а потом направился к Айку.

— Спасибо, — сказал Айк.

Престон махнул рукой.

— Не поворачивайся к нему спиной, — произнес он и захохотал, видимо представив, чем может обернуться это новое партнерство.

Айк подождал еще несколько минут. Поднялся сильный ветер, и его мысли обратились к серфингу.

— Вот сейчас задует, — сказал он.

Престон кивнул, и Айк увидел, что в его очках отражается небо.

— Что тебе нужно, так это хорошее место, — проговорил Престон, — например, где водоросли немного гасят колебания. Не только в Хантингтоне можно заниматься серфингом. Черт побери, ты и понятия не имеешь о тех местах, где бывал я. — Он отвел глаза, посмотрел в проулок. — Было время, я что ни день искал новые. — Он напрягся и поиграл бицепсами, словно позируя невидимому фотографу. — Эх, надо как-нибудь съездить с тобой, проверить их.

Он все не уходил, и Айк подумал, что уйти надо ему. Тут, на глазах у Морриса, ему не очень-то хотелось разговаривать. Сейчас вполне достаточно знать, что Престон на его стороне и они еще смогут поговорить. Он попрощался и зашагал прочь, но Престон окликнул его, и пришлось вернуться.

— Ты ведь никому не собираешься рассказывать то, что говорил мне?

— Нет, не собираюсь. И никому больше не говорил.

— Вот и ладно, — сказал Престон, — и не говори.

Айк подождал немного, думая, что Престон продолжит разговор или даже захочет пойти на пирс, но тот молча стоял с Моррисом у входа в мастерскую. Моррис, собираясь красить, стащил рубаху. Волосатое пузо свисало на ремень, а пряжка была перекручена так, что смотрела в землю. Он надел маску, до этого болтавшуюся у него на шее. Престон легонько ткнул Морриса в грудь, как незадолго до этого Айка.

— Малыш сегодня первый раз поймал волну, Моррис. Как тебе это?

— Промеж двумя волнами, — вставил Айк. Он все еще очень гордился своим утренним успехом.

Моррис сдернул маску и сурово взглянул на Айка.

— Тоже мне подвиг, — сказал он.

 

Глава девятая

Работа у Морриса начиналась после обеда, и по утрам Айк мог заниматься серфингом. Несколько дней они провозились с «Акулой». Работа и общение с Моррисом требовали такой концентрации, что к вечеру он полностью выматывался и, приходя домой, тут же засыпал. Ему хотелось еще поговорить с Престоном, но прошла неделя, а тот все не объявлялся. К середине второй недели Айк начал беспокоиться.

По утрам он продолжал занятия серфингом, хотя работать приходилось все больше. После обеда он не вылезал из мастерской, возясь со здоровенными клапанами харлеевских «Шавлов» и «Пэнов», обрабатывая бензобаки из новенького пульверизатора и покрывая их разноцветной паутиной, перламутровыми кружевами и ярко-голубыми языками пламени. Чувство, что время неумолимо уходит, не покидало Айка. Прошло уже две недели, как он рассказал обо всем Престону, месяц, как приехал в город, но Айк до сих пор даже не узнал, как выглядят Хаунд Адамс, Терри Джекобс и Фрэнк Бейкер. Он обещал Престону, что не будет ни о чем никому рассказывать, но ведь ничего и не происходило. Все труднее становилось думать о работе. Настала пятая неделя — двадцать девятый день с тех пор, как, стоя на гравийной дороге, он попрощался с Гордоном. Именно с этой недели начался сезон больших волн.

Он начался с отдаленного громыхания через равные интервалы, которое перекрывало даже гул проносящихся по шоссе машин. Проснувшись среди ночи, Айк некоторое время удивленно прислушивался, но потом снова заснул. Наступило утро, а звук все не проходил. Айк вскочил, натянул кое-как одежду и побежал вниз по лестнице, через лужайку, мимо нефтекачалки, по переулку — к океану. Стену белой воды он увидел еще до того, как пересек шоссе.

Его сразу поразило, насколько все изменилось. Будто он был в другом городе, на другом пирсе, и смотрел на пляж, который никогда прежде не видел.

Море было сердитым, свинцово-серым и черным с белой оторочкой. Огромные волны, уже не похожие на катящиеся гряды, шли от самого горизонта, будто они копили мощь на всем своем пути через Тихий океан. Казалось, что передвигаться в океане при такой погоде просто невозможно. Вода словно выливалась из стиральной машины. Хлопья пены лежали на мокром песке как снежные сугробы. Когда Айк бежал по настилу, вся конструкция под ним содрогалась от каждого нового удара.

Он был один на один с прибоем. В отдалении на пляже виднелся желтый джип спасателей. Айк прошел дальше и тут вдруг с южной стороны пирса увидел серферов. Оказалось, что он вовсе не один. Сначала он не поверил своим глазам: ну кто решится выйти в море в такую погоду? Айк побежал вперед. Потерял их из виду, потом снова нашел. Не оставалось никаких сомнений. Вот один, а вот и другой, четвертый, пятый. Из-за волн их было почти не разглядеть. Он вцепился в мокрый от брызг поручень. Серферы были там, но вставать на доски пока не решались.

Айк, находясь теперь почти на одном уровне с ними, мог разглядеть все вполне отчетливо. Шесть серферов держались вместе, чтобы их не разбросало громадными волнами, поворачиваясь то туда, то сюда, как стайка мальков. Один из них, казалось, вот-вот взлетит на гребень, но в последний момент опустился, позволив волне перелиться через него и с грохотом уйти к берегу неоседланной.

Держаться вместе становилось все труднее. Волны то поднимали, то полностью скрывали их. Метров на шесть вверх висело покрывало брызг. Каждый новый вал казался мощнее предыдущего, и им приходилось подгребать все усерднее. Только Айк подумал, сумеет ли кто-нибудь из них оторваться, как увидел, что один серфер начал взбираться на гору серой воды. Он греб изо всех сил, а потом волна начала сама поднимать доску. И вдруг серфер встал на ноги. Трудно было сказать, насколько высоки были волны, но гребень этой был намного выше его головы.

Наездник с головокружительной скоростью понесся вниз, мощным усилием, поднимая тучи брызг, развернул доску, снова вырулил вверх, будто прилипнув спиной к вертикальной стене волны, и тут же едва не был накрыт стремительно отделившимся от нее слоем воды. А спустя мгновение он выскочил из водяного туннеля — «трубы» — на самую вершину гребня и, ловко управляя доской, помчался на волне в направлении пирса. На мгновение Айк потерял его за пеленой брызг, но потом увидел снова: распластавшись на доске, серфер старательно греб к горизонту.

К тому времени, как солнце прорвало мрачную завесу, на воде появилось еще с полдюжины серферов. Они оставались с северной стороны пирса, чьи мощные опоры служили им защитой от могучих волн, надвигавшихся с юга. Но и эти немало рисковали. Айк видел, как один из них повернул к берегу; несколько досок разбилось в щепки об опорные столбы.

Хоть в воду решались сунуться немногие, любопытных нашлось достаточно. Скоро все поручни были облеплены шумной толпой болельщиков, которые подбадривали наездников одобрительными возгласами и свистом. Айк вскоре обнаружил, что и сам кричит во все горло вместе с ними. На пирсе установили не меньше дюжины телекамер; на операторах были майки с логотипами фирм, торгующих снаряжением для серфинга. На пляже было еще больше и камер и зрителей, подъехали дополнительные джипы спасателей. Ближе к полудню вся обращенная к морю часть города пропиталась особенной, праздничной атмосферой.

Айк наблюдал за светловолосым серфером, который первым оседлал волну. Раз за разом тот повторял свои блистательные рейды, неизменно вызывая восторги толпы. Айк стоял так уже около часа, когда его внезапно окликнул знакомый голос. Он повернулся и увидел Престона. В грязной майке и затасканной красной бандане, байкер явно не вписывался в чистенькую толпу операторов и болельщиков. Престон, с его огромными татуированными ручищами и могучим торсом, казался продолжением мотоцикла, на котором сейчас восседал. Айк не видел его глаз, скрытых сверкавшими на солнце «фильтрами», но роту него кривился в широченной ухмылке. Причину смеха Айк не понимал, хотя, может, он сам и был ею.

— Я вроде сказал тебе сматывать удочки, — проговорил Престон.

Айк почувствовал, что улыбается в ответ. Он был рад, что байкер появился снова, и подумал, что с момента приезда в Хантингтон-Бич у него не было человека ближе. Престон знал, за чем он здесь, и это рождало связь между ними — по крайней мере, так казалось Айку.

— Большие, — сказал Айк.

Престон посмотрел на волны.

— В этом году первый раз с юга, — отозвался он, — воспользуйся случаем, панки сейчас не сунутся.

— Ты раньше видел такие, как эти?

— Еще бы. Видел и больше. И выходил в океан. Но это классные волны.

Внезапно новый звук перекрыл гам толпы и грохот прибоя. С башни, очевидно, заметили Престона; послышался подвывающий механический голос:

— Никаких мотоциклов на пирсе! Просим вас убрать мотоцикл, уведите его с пирса!

Престон показал башне средний палец. Голос продолжал скрежетать:

— Просим вас убрать с пирса мотоцикл!

Престон потряс головой и принялся разворачивать машину. Зеваки уставились на него, но оставались на безопасном расстоянии, давая ему свободу для маневра.

— Голос разума, — проговорил Престон, — мне кажется, там все двадцать лет сидит один и тот же хрен. Голос как будто все время один и тот же.

Айк посмотрел на тонированные стекла башни. Он решил, что пора уже позавтракать, но оторваться от такого грандиозного зрелища было трудно. Айк повернулся, чтобы бросить последний взгляд на океан. Тот серфер как раз поджидал новую волну. Его легко можно было различить среди всех прочих. Высокий светловолосый парень, в отличие от остальных, одетых в резиновые костюмы, был только в плавках и спасательном жилете.

— В самом деле хорош, — сказал Айк, указывая на него Престону.

— Так это твой герой, да? — спросил Престон, и его широкая ухмылка сменилась кривоватой усмешкой.

Айк взглянул на море, затем снова на Престона.

— Только не влюбляйся в него по уши, — проговорил Престон, — ведь это тот, кого ты ищешь. А вон и другой. — Он показал на темную фигуру в черном гидрокостюме с красными полосами. — Он тоже твой. Терри Джекобс — самоанец, здоровый как бык.

Престон топнул по настилу тяжеленным ботинком и повел свой мотоцикл с пирса. Айк пошел следом. Байкер молча вел «Харлей» сквозь толпу расступившихся зевак. Поравнявшись с башней, он нажал на педаль. Мотор не завелся, и Престон подобрался для следующей попытки. Айк догнал его и схватил за руку — точнее, за бицепс, как раз за то место, где вился змеиный серпантин. Было похоже, будто он схватился за водосточную трубу. Престон очень медленно убрал ногу с педали, посмотрел на свою руку, и Айк сразу обмяк.

— Погоди, — сказал Айк, глянув в престоновские «фильтры», — ты не можешь так вот уйти.

Байкер задумчиво смотрел на него.

— Не могу? — переспросил он.

Айк замялся.

— Ну, так что насчет них? — выговорил он наконец.

— То есть что значит «насчет них», храбрец? Вот они, по крайней мере двое. Ты хочешь, чтоб я сплавал туда и перемолвился с ними словечком?

Престон лягнул посильнее, и мотор ожил. Прямо у них над головой металлический голос опять забубнил, что мотоцикл следует скатить с пирса, но он потонул в реве мотора. В воздухе повисло облако белесого дыма, и Айк оказался в самом его центре.

— Послушай, — прокричал ему Престон, — давай проясним кое-что. Я думал о том, что ты мне сказал. И еще подумаю. А пока держи язык за зубами. Если я узнаю что-то, что тебе надо знать, скажу. Но запомни, наконец, — это не твоя игра. Можешь ты это уразуметь? Ты понятия не имеешь о том, что здесь творится. И еще одно. Никогда больше не беги за мной и не хватай меня так. Я могу снести твою дурацкую башку.

Сказав это, Престон лягнул мотоцикл так, что тот взревел, и рванул прямо по центру настила. Выхлопные трубы работали в полную силу, от хромированных деталей палило жаром, и люди стайками разлетались в разные стороны, словно листья на осеннем ветру.

 

Глава десятая

Такие волны продолжались всю неделю, но все же с каждым днем море понемногу успокаивалось. Когда любопытные с пирса вернулись обратно на пляж и праздничная атмосфера несколько рассеялась, число серферов, отваживавшихся входить в воду, увеличилось. К концу недели волны уменьшились до полутора-двух метров и приобрели правильную форму. Айк еще не видел, чтобы серферов было так много. И в воде, и на пляже то и дело возникали драки. Он ходил смотреть, хотя ему это вовсе не нравилось. Просто сейчас, когда он уже знал двоих из своих противников, важно было приглядеться к ним поближе. Айк не бросал занятий серфингом и через некоторое время, пожалуй, рискнул бы выбраться с доской на пирс.

Те двое, которых назвал ему Престон, — Хаунд Адамс и Терри Джекобс — приходили каждое утро. Хаунд Адамс был высокий, худощавый, хорошо сложенный. Насчет самоанца Престон оказался прав — тот и впрямь был настоящим великаном, с грудной клеткой, похожей на холодильник, хотя, может быть, чуточку пониже Хаунда. Они оба были настоящие мастера, особенно Адамс. Серфинг давался Терри легко и свободно, но ему не хватало блеска Хаунда. У него получался не танец с морем, а скорее демонстрация силы. Он греб прямо на бегущие волны и прорывал их, как нападающий оборону. Казалось, он слишком тяжел и настолько прочно утвердился на доске, что волны просто не могут его сбросить. На суше Терри, собирая волосы в громадный тюрбан, который покачивался при ходьбе, вообще вселял священный страх.

Обычно, как и рассказывал приезжавший в пустыню парень, они выходили в море на заре, с первыми лучами солнца, но сейчас стали приходить и по вечерам. Поэтому Айк взял за правило ходить на пирс после работы. Он заметил, в каком направлении серферы обычно уходили с пляжа, и решил как-нибудь пойти за ними. Престон бы наверняка не одобрил эту затею, но с того дня байкер больше не показывался.

Айк любовался закатом, пока солнце не утонуло в море и вдоль всего дощатого настила на пляже не зажглись фонари, потом повернулся и решительно зашагал по шоссе. Адамс и самоанец обычно переходили улицу напротив магазина Тома, потом сворачивали налево и шли куда-то в северную часть города. Там, у лавки Тома, Айк и поджидал их. Серферы прошли, и он двинулся вслед за ними.

Он держался на отдалении и не мог разобрать, о чем говорили парни, но видел, что те смеются и жестикулируют. От их босых ног на грязном тротуаре оставались мокрые следы. Они шли, и люди расступались передними. На дорогих мотоциклах, выстроившихся вдоль обочины напротив отеля «Капри», лежали розоватые отсветы неоновых ламп. Хаунд показал на мотоциклы, и Айк услышал, как его приятель засмеялся.

Возле закусочной «Тако» они повернули направо и пошли по тускло освещенной улице. Айк последовал за ними. Он чувствовал, как пульсирует горло и потеют ладони. Кроме них, на улице не было ни одного человека, поэтому он немного замедлил ход, но не терял их из виду.

Миновав три квартала, парни свернули во двор двухэтажного дома. В окне верхнего этажа горел свет, и от него на темную траву ложилось золотистое пятно. Тихонько шелестела листьями старая пальма. Айк слышал, что они снова о чем-то разговаривают, стаскивая с себя резиновые костюмы. Сначала он думал просто пройти мимо как ни в чем не бывало, но сейчас ему захотелось узнать о них побольше. В соседнем доме свет не горел, и на лужайке перед ним было темно. Айк укрылся за густой изгородью, разделявшей два участка. Он пополз вдоль изгороди, думая, как глупо будет, если его поймают. Но в доме было темно, окна занавешены. До него доносились голоса серферов и звук льющейся из шланга воды. Он еще немного прополз на коленках и отыскал в изгороди место, сквозь которое было видно, что делается снаружи.

Парни разделись до трусов. Хаунд мыл под шлангом костюмы. Потом на крыльце появился мужчина в шортах и майке, с волнистыми светлыми волосами, зачесанными назад, будто он только что выбрался из воды. Ростом он был ниже Хаунда и самоанца, довольно худой, но жилистый. Склонив голову набок, он поднес руку ко рту, словно затягиваясь. Это движение, а может быть, и цвет его волос напомнили Айку о разговоре в проулке за магазином. Он был почти уверен, что именно с этим человеком говорил тогда Престон. Мысленно Айк прошептал его имя.

— Надо и тебе выйти, брат, — заговорил Терри.

Человек на крыльце пожал плечами и передал ему «косяк».

— Завтра, — ответил он.

Терри кивнул и пошел по ступенькам в дом. Адамс и вновь пришедший некоторое время молчали. Хаунд повесил костюмы сушиться на веревку, привязанную одним концом к крыльцу, другим — к дереву во дворе. Наконец он заговорил, и тут Айк впервые по-настоящему услышал его голос.

— Неплохие волны, — сказал он спокойно, — хорошее будет лето. Я чувствую. Понимаешь, к чему я?

Светловолосый кивнул и присел на крыльцо. Хаунд постоял перед ним, взял у него сигарету, потом вернул. Они говорили о серфинге и прибоях, штормах и циклонах и о том, что год на год не приходится. Айк слушал. Земля под ним была слегка влажная, от изгороди тянуло плесенью. По улице проехала машина, посветила фарами, но их свет его не задел. А потом ему в голову полезли странные мысли, и он ничего не мог с ними поделать. Все-таки парни — молодцы, особенно Хаунд: все знают о штормах и циклонах и, что уж совсем невероятно, о космической энергии далеких галактик. Айк вспомнил, как они были в бушующем море, один на один с огромными волнами, как Хаунд Адамс оседлал первую волну… И вдруг он пожалел, что именно их имена нацарапаны на его бумажке.

Внезапно кто-то выключил свет в окне на втором этаже, и хотя стало темно, Айк все же видел их сквозь изгородь. Хаунд стоял, тот, другой, убирал под крыльцо доски. На некоторое время Адамс остался один. Упершись руками в бедра, он вглядывался в темноту, затем повернулся и вошел в дом. Дверь с шумом захлопнулась. Айк подождал несколько минут, потом встал. Он потер мокрые пятна на коленках, медленно пошел вдоль изгороди и свернул на тротуар.

В доме снова горел свет — на этот раз, кажется, в кухне, и он увидел их в окне. Хаунд Адамс и Терри Джекобс сидели, вероятно, за столом, всецело поглощенные тем, что было перед ними. На мгновение мысли, передуманные Айком за изгородью, всколыхнулись в нем, но потом все заслонил страх, от которого даже появился металлический привкус во рту. Он двинулся было по тротуару, но снова обернулся. С этого места их было видно еще лучше: двое мужчин сидели чуть наклонившись вперед, и в желтом электрическом свете их словно вырубленные из камня лица казались коварными и надменными. Они походили на убийц, укрывшихся в надежном логове.

Внезапный спазм сжал Айку горло, и он решительно двинулся в темноту улицы. Позже, в своей комнате, он все снова обмозговал. Подумал и об Эллен. Конечно, Айк думал о ней каждый день, хотя в последнее время работа и прибой забивали его голову другими мыслями. Но только не сегодня. Этой ночью все вновь всплыло в памяти, как тогда, когда он чинил бензобак Престона. Только теперь Айк видел этих людей, знал, как они выглядят, и понимал, что без серьезной поддержки не обойтись. Впервые после приезда сюда он почувствовал, что снова мысленно спорит с Гордоном, говорившим, что надо привыкать и вряд ли Эллен когда-нибудь появится. Айк слышал эти слова так отчетливо, словно их выговаривали стены комнаты, и боролся с ними ночь напролет, пока по потолку с растрескавшейся штукатуркой не поползли первые лучики рассвета. В конце концов он признал, что это правда. Правда, со всей ее ужасающей очевидностью. Когда Айк уже погружался в сон, веки защипало, а глаза стали горячими (так бывает в пустыне, когда стоишь против ветра), он с внезапной тревогой вспомнил о человеке в переулке за магазином, разговаривавшем с Престоном, — том самом, которого он видел сегодня, — о Фрэнке Бейкере. Потому что это был именно он. И Айк задумался о том, что же сказали они друг другу той ночью.

 

Глава одиннадцатая

Его разбудил топот сапог на лестнице. Сапоги принадлежали Престону, и он не потрудился постучать, а просто распахнул дверь и вошел. Айк сразу заметил: что-то в нем переменилось. Он приподнялся на локте и потер лицо. Вот оно что, рубашка! Такую смешную рубашку с яркими синими пеликанами и летающими рыбами скорее увидишь на каком-нибудь туристике с фотоаппаратом. Айк вообще не видел на Престоне ничего, кроме потасканной майки. Сапоги и засаленные джинсы были те же, но вот рубашка полностью изменила его облик.

Потом до Айка дошло, что дело не только в рубашке. Байкер был трезв, как в тот день, когда приходил за баком. Влажные волосы гладко зачесаны назад, словно он только что вылез из душа. Потирая руки, Престон расхаживал взад и вперед.

— Хватит валяться, — сказал он Айку, — пойдем-ка поищем волны.

Айк нехотя приподнялся и коснулся ногами холодного пола. Его все еще не отпускали мысли о случившемся накануне. Он чувствовал себя разбитым, голова гудела, словно с похмелья. С силой зажмурившись, Айк решил подчиниться энтузиазму приятеля, который в такую рань был не вполне уместен и казался напускным.

Он ущипнул себя за нос и помотал головой. В комнате было полно синих пеликанов и летающих рыб.

— Ну, давай, собирайся, — проговорил Престон.

Теперь он перестал ходить и стоял перед кроватью Айка, уперевшись руками в бедра. Эта поза напомнила Айку Хаунда Адамса. Так он стоял прошлой ночью у себя на крыльце, вглядываясь в темный двор. Айк хотел рассказать об этом приятелю, но раздумал. Он решил делать все, что байкер от него захочет, и посмотреть, к чему это приведет. И потом, напускной это был энтузиазм или нет, но он впервые видел Престона в таком превосходном настроении и вовсе не хотел его испортить. Айк встал и начал искать свои импровизированные шорты, но тут вспомнил, что должен был помочь Моррису отремонтировать харлеевский «Шавлхед» Муна.

— Я обещал Моррису, что помогу ему с «Шавлом», — сказал он.

Престон поднял на лоб очки и уставился на него:

— Я думал, ты хочешь научиться серфингу.

— Хочу.

— Тогда к черту Морриса. Пусть сам колупается со своим «Шавлом». Ты что, хочешь пахать на него всю оставшуюся жизнь?

— Это не его «Шавлхед», а Муна, — ответил Айк, натягивая шорты.

Теперь он наконец проснулся, и энтузиазм Престона начал на него действовать. Айк ухмыльнулся, искоса глядя на гостя.

— А я думал, ты на пенсии.

— Это ты, черт побери, окажешься сейчас на пенсии, если не определишься. Я собираюсь найти хорошие волны. Ты едешь со мной или как?

Айк встал и застегнул шорты.

— Так куда мы едем? — спросил он.

Престон усмехнулся и опустил на глаза свои «фильтры».

— Тебе там понравится, храбрец, тебе там понравится.

Сойдя с лестницы, Айк с удивлением обнаружил старый «шевроле» — серенький грузовичок со следами ремонта на передних дверцах. В надстроенном над кузовом самодельном фургончике виднелась кровать, а его заднее окно украшали харлеевские «крылья». Престон приподнял заднюю дверь, чтобы Айк мог просунуть внутрь свою доску. Там уже лежали походное снаряжение и пожелтевшая по краям доска Престона. Айк заметил на ней эмблему — волна в кружке и надпись: «Оседлай волну».

Они ехали все утро, и Айк больше не спрашивал куда. Дорога шла на север, мимо нефтяных скважин и холмов, где Айк впервые оседлал волну. Престон опустил со своей стороны стекло, и в кабину ворвался утренний ветер. Воздух был чистый, прохладный, и Айку это очень нравилось. Он смотрел на дорогу, первые яркие солнечные лучики рассеяли сумрак. Сейчас он наконец-то по-настоящему проснулся, и ему стало интересно, что задумал Престон и куда они едут. Еще он думал о доске, которую видел в фургончике, но вопросов больше не задавал.

Останавливались они только раз — перекусить в кафе на шоссе. Заведение нависало прямо над морем, и далеко внизу виднелись разбивающиеся о прибрежные скалы волны. Когда они снова уселись в грузовичок, Престон высунул голову в окно и громко ухнул.

— Будет здорово, храбрец, — сказал он, потом втянул голову обратно и стукнул Айка по колену. Удар был вполне ощутимый, хотя Айк понимал, что его спутник просто дурачится. Он посмотрел на змею, обвивавшую руку Престона и заползавшую под рукав его шутовской рубашки, и ему остро захотелось понять, что же все-таки происходит. Казалось, что энтузиазм Престона был не вполне логичен. Айку не терпелось поговорить о Хаунде Адамсе, спросить про светловолосого, с которым Престон разговаривал в переулке. Но он не хотел нарушать хрупкую гармонию утра и одернул себя, как и тогда, в комнате. Айк молча уставился на приборную доску, где на одной из ручек на кожаном ремешке болтался ржавый ключ. Грузовичок летел по шоссе, за окном проносилось утро. Айк постепенно начал получать удовольствие от всего происходящего. Впервые в жизни его куда-то везли, во что-то втягивали, за исключением того времени, когда они с сестрой были детьми и мать повсюду таскала их за собой. Но это, решил он, не считается. Гордон изредка ездил на охоту, и Айк всегда хотел поехать с ним, но его никогда не брали — дядька говорил, что он еще маленький и ростом не вышел. Интересно, что сказал бы Гордон, увидев его в этом пикапе с харлеевскими «крыльями» на корме, рядом с таким человеком, как Престон. Он сел прямо, свесил в окно руку, как его спутник, и решил, что не стоит забивать себе голову лишними вопросами — по крайней мере пока. Это всего лишь прогулка, надо расслабиться и слушать шум мотора.

К полудню они были в Санта-Барбаре. Солнце заливало красные черепичные крыши и выбеленные стены домов. Улица называлась Саут-Стейт. Там было полным-полно мексиканцев и всякого отребья, а по обочинам, подогнув под себя ноги, сидели путешествующие автостопом.

Престон нашел какое-то задрипанное мексиканское кафе, где они поели буррито и рис. Байкер потребовал пива, и старая мексиканка принесла два стакана, не спросив у Айка удостоверение личности.

— До вечера пошатаемся здесь, — сказал Престон, — не хочу ехать до темноты.

— До темноты?

— Да, вся штука в том, что волны в том месте классные, но это частная собственность. Если тебя там поймают, то тут же и пристрелят.

Айк почувствовал, что жареные бобы застряли у него в горле; ему пришлось основательно глотнуть пива, чтобы их протолкнуть. Престон ухмыльнулся и прикончил кувшин, не утруждая себя тем, чтобы наливать пиво в стакан.

Затем они пошли в бильярдную, сыграли там пару партий, а потом взяли упаковку пива и отправились смотреть, как садится в океан солнце. Наконец Престон встал, вытер ладони о брюки и бросил вниз бутылку. Они подождали, когда раздастся звук бьющегося стекла, но его заглушил ветер и шумевшее в отдалении море. Престон снял очки, сложил их и сунул в карман рубашки.

— Ну вот, — сказал он, — пора.

Они пробирались по тряской дороге, шедшей по гребню поросших травой холмов; маслянистая желтая луна освещала им путь. Внезапно они свернули и встали перед большими железными воротами. Престон подмигнул, схватил болтавшийся на кожаном ремешке ключ и повертел им у Айка перед носом.

— Полюбуйся-ка на мое наследство, — проговорил он, — за такие вот ключики пролито немало крови. Тебе повезло, что ты со мной знаком.

— Откуда он у тебя?

Престон подбросил ключ и сжал его в кулаке.

— Потом узнаешь.

Он вышел из машины, и Айк услышал, как приятель посмеивается себе под нос.

Миновав ворота, они проехали еще минут десять, а потом спрятали грузовичок в лощине среди деревьев. С океана доносился легкий ветерок, и высокая трава шуршала и терлась об их бедра.

— Мы пойдем отсюда, — сказал Престон.

Ночь была не очень холодная, но, пока Престон разгружал снаряжение, Айк успел замерзнуть. В грузовичке оказались два ящика с консервами и питьевой водой, а еще резиновые костюмы. Они взяли сумки и доски и начали пробираться по высокой траве. На дороге Айк обернулся и обнаружил, что их грузовичка оттуда совершенно не видно.

Ночь была полна песнями насекомых, запахами трав, соленым влажным ветром с моря. Луна освещала дорогу, серебрила стебли травы и закругленные края досок. Шли они, как показалось Айку, долго, у него даже отяжелели и заболели руки. Сумки спрятали между корнями росших на склоне холма больших деревьев. Луна сейчас находилась прямо над головой, и поддеревьями было совсем темно. Откуда-то издалека доносился шум прибоя.

— Волны, — прошептал Престон, — сколько времени прошло.

Впервые за весь день его слова прозвучали абсолютно искренне.

Утром Айк увидел, что холмы выше и круче, чем показались ночью. Из-за деревьев он не мог рассмотреть, что было прямо перед ним, но слева открывался вид на холмы, поросшие дикой горчицей и полевыми цветами, зеленой травой и темными деревьями, а еще дальше — на океан.

В Хантингтоне пляжи были просторные, плоские, почти бесцветные. Здесь же все было диким, буйным, разнообразным. Длинные гряды холмов, доходящие почти до самого океана, сменялись крутыми ниспадающими красно-коричневыми уступами. Подножия уступов переходили в тонкие белые полумесяцы пляжей, на которых то тут, то там громоздились скалистые обломки. Не было ни машин, ни городского гама — только голоса птиц, шелест травы и шум волн далеко внизу.

Ежась под зябким утренним ветерком, они надели плавки и тонкие гидрокостюмы, натерли воском доски. Запахи резины и кокосового масла смешались с ароматами земли и травы.

— Снимем сливки с утречка, — сказал Престон, — поплаваем этак часов до десяти-одиннадцати, потом перекусим, соснем и ближе к закату снова выйдем.

Они спрятали сумки и припустились бегом вниз по склону. Айк увидел, что на холмах по самой кромке песка поставлены загородки.

— Это ранчо, — сказал Престон, указывая на холмы, — хозяева не любят нарушителей. Но обычно тут никого не бывает, только несколько ковбоев, что здесь работают. По крайней мере, так было раньше.

Он ухмыльнулся, и Айку показалось, что некоторые его байкерские замашки куда-то пропали. Может, оттого, что на Престоне был гидрокостюм, а в руках доска, но Айку вдруг даже стало трудно представить, что это тот самый дикарь, который чуть не пробил кулаком харлеевский бензобак. Этим утром он выглядел моложе, совсем как мальчишка. Ведя Айка сквозь высокую траву, Престон болтал про ковбоев и лучшие в мире волны.

— С ковбоями никогда не угадаешь, как ляжет фишка. Иногда они вполне ставные ребята, а иногда такие суки! Один мой приятель потерял доску, и ему пришлось за ней сплавать. Возвращается — а на пляже уйма ковбоев. — Престон сделал паузу. — Это было не очень весело.

Среди деревьев открылся просвет. Они остановились и посмотрели вниз.

— Глянь-ка, — сказал Престон.

Айк увидел незагороженный полумесяц белого песка, обломки скал, волны, словно дожидавшиеся своего наездника, и ему показалось, что наконец-то он понял, почему они сюда приехали. Он тронул Престона за руку и сказал:

— Спасибо, что привел меня сюда.

Престон засмеялся, припустил вниз, и его смех заметался между холмами.

Они вошли в воду почти посередине изгиба песчаного полумесяца. Айк следовал за Престоном. Впереди прямой голубоватой полосой протянулся горизонт. На поверхности океана, чистой и гладкой, словно зеркало, плясали солнечные блики. Было видно, как носятся стайки рыбешек и тянутся к солнцу морские водоросли. Они гребли, распластавшись на досках, волны покачивали их, и Айк чувствовал, как колотится его сердце. Он никогда не заплывал так далеко и не видел вблизи такие волны.

Наконец Престон спустил в воду ноги и сел, Айк сделал то же самое. Зеленые холмы и белая полоска пляжа казались отсюда очень далекими. Береговая линия открывалась намного шире, и Айк заметил место, где растительность была особенно буйной. Собственно, сначала он увидел только растительность и лишь потом скрытый за деревьями дом, вернее — угол красной черепичной крыши и часть ярко-белой стены. Он хотел спросить о нем у Престона, но тот первым нарушил молчание.

— Вот о чем я и говорил, — сказал Престон. — Знаешь, было время, когда по всему побережью было полным-полно свободных мест. Плавай да радуйся. А теперь? Чертовы застройщики. Скоро от их хлама будет не провернуться, вот увидишь.

Подгребая, Престон немного покачивался, словно давно отвык от этого дела. Он помахал руками, покрутил толстой шеей и перевел глаза туда, где начинала собираться новая гряда волн. Айк забыл про побережье и принялся прилежно грести. Ему казалось, что волны еще очень далеко, но Престон не пустил его дальше.

— Держись рядом, не ерзай. Делай, как я скажу.

И Айк сделал все, как сказал Престон. Волны подошли совсем близко, и Престон принялся подгребать влево, стараясь попасть в самый центр гряды. Айк плыл за ним. Каждая волна поднимала их высоко вверх и, схлынув, оставляла чудесное белое облако брызг, в котором сияла радуга. Внезапно приятель повернулся к нему и закричал:

— Эта твоя, храбрец. Ну-ка, возьми ее.

Айк развернул доску, принялся подгребать, и почти тут же волна подхватила его. Он услышал радостный возглас Престона. Ветер засвистел в ушах. Айк вцепился в бока доски, качнувшись, распрямился — и вот он на вершине, а волна движется под ним, словно ожившая гора. Удивительно, какая она огромная и как это все не похоже нате невысокие крутые уступы, на которые он взбирался в Хантингтоне. Стремительно набирая скорость, он пошел вниз. Желудок взлетел к грудной клетке. Волна превратилась в отвесную бесконечную зеленую стену. Доска пульсировала под ногами, он словно находился в падающем лифте. И внезапно все кончилось. Доска встала намертво и сработала как катапульта. Весь Тихий океан обрушился на Айка. Он никак не мог сообразить, где поверхность. Было такое ощущение, что голова полна соленой водой. Чувствуя, что поводок, скрепляющий доску с лодыжкой, тянет его вниз, он попытался расслабиться и медленно всплыть. Но представив вдруг, как Престон находит между камней его вспухшее, бледное, объеденное крабами тело, Айк принялся барахтаться изо всех сил, стремясь поскорее подняться наверх. Наконец-то поверхность! Вокруг кипит белая вода, в пене пляшут солнечные блики. Он неистово дышит, морщась от попавшей в глаза соленой воды, и удивляется, какое красивое над ним небо.

Некоторое время Айк плавал на мелководье, судорожно цепляясь за доску. Он боялся вылезти на берег — вдруг спрятавшиеся в зарослях ковбои вышибут ему мозги — и боялся утонуть, если вернется на глубину. Вдалеке Айк увидел Престона, и, пожалуй, именно страх перед ним пересилил все. Что подумает о нем Престон, если он сейчас сдастся? Айк развернул доску к горизонту и принялся грести.

Он смотрел, как берет волну Престон. Серфовал тот очень хорошо, взлетал высоко и стремительно, хотя в его движениях проскальзывала порой некая неуверенность.

Айк подумал, что когда-то байкер наверняка был настоящим мастером, может быть, таким же, как сейчас Хаунд Адамс. Наконец Престон остановился и обернулся, поджидая Айка. Когда Айк был уже совсем близко, он набрал полный рот воды и выпустил в воздух высокую струю, словно китенок, а потом засмеялся и скорчил рожу.

— Дело пойдет, — прокричал Престон, — просто в следующий раз не забудь развернуться. Пригнись к передку, отставь назад ногу.

Как и предлагал Престон, они оставались в воде до полудня. Руки у Айка болели так, что он едва мог ими двигать, но зато он научился выбирать волны, грести на них, опускаться, поворачиваться. Еще он понял, что волны не убьют его — по крайней мере, не эти, не сегодня.

В лагере они ели консервированные персики, пили воду, спали в тени деревьев и слушали, как шумит океан, а когда солнце стало клониться к закату, вновь вернулись на пляж. Вода была ровной и гладкой, как стекло. Айк повернулся и увидел Престона, сидящего на доске где-то в полусотне метров от него. Лучики заходящего солнца скользили по поверхности темного моря словно рыбки. Красное солнце на горизонте начало таять и стекать в пурпурный океан. Волны катили к берегу свои горбатые черные спины, а над ними вставали золотистые радуги. Они поднимались к небу, растворялись в нем, а потом опадали в океан, рассеивая по поверхности свет, словно вспышки пламени. В этой игре света и тени, в этом ритмичном движении волн была изумительная гармония. На мгновение Айку показалось, что он и сам стал частью какой-то восхитительной игры. Это чувство принесло осознание собственных неограниченных возможностей, словно открылось второе дыхание. Его распирала мальчишеская радость, хотелось и смеяться и кричать. Айк помахал маячившему в темноте Престону, как ребенок — всей рукой. И он увидел, что Престон поднял руку и помахал ему в ответ.

 

Глава двенадцатая

Солнце зашло. Когда они выбрались на пляж, было уже темно. Айк опустился на колени на мелководье, чтобы снять поводок. Вода сейчас казалась очень теплой и кротко колыхалась у его ног. Престон смотрел на него и улыбался. Айк хотел ему сказать, как он рад, и уже открыл рот, но тут услышал звук приближающегося грузовика.

— Ковбои, — шепнул Престон.

Они распластались в темной воде. Шум мотора нарастал — звук словно бы шел сразу с нескольких направлений, потом появились огни. Айк слышал дыхание Престона. Молча смотрели они на грузовик, пробиравшийся по пляжу совсем близко к подножию холма. Тот так и не остановился и нигде не свернул. Когда все кончилось, они бесшумно выбрались на пляж и стали взбираться на холм, к своему лагерю.

Они сидели возле костра, грели бобы и булочки с сосисками и говорили про волны. Престон вспоминал «великие дни» и «золотые времена». Айк узнал о таких замечательных местах, как Коттонз-Пойнт, Свомиз, Лунада-Бей. Престон говорил и о далеких краях, где сам никогда не бывал, — о Квинсленде и Южной Африке, о рифах Новой Зеландии. Он рассказал Айку, что есть люди, которые посвятили путешествиям и серфингу всю жизнь; они бывают только в таких местах, как вот это ранчо, и избегают тех, где пасутся толпы туристов.

— А что ты скажешь насчет профи? — поинтересовался Айк (он видел в журналах анонсы соревнований).

— Да, профи катаются по всему миру. Так тоже можно. Но есть куча других вариантов. Подобное дело становится как бы твоей жизнью. На хлеб можно заработать где угодно — искать, где получше, путешествовать. Чтобы стать мастером, надо перепробовать тысячу разных мест. Ты подумай об этом.

Айку внезапно пришло в голову, что приятель пытается не уговорить его, а отговорить от чего-то — отговорить искать Эллен. Эта мысль явилась мгновенно и очень явно, и он почувствовал, что Престон отдает себе отчет в том, что говорит. Айк замолчал, установилась гнетущая тишина.

Наконец Престон заговорил. Казалось, это стоило ему большого труда.

— Я думал о том, что ты сказал. Можем обсудить, — сказал он и выпрямился. До этого байкер лежал, опершись на одну руку, а теперь сел по-индийски, уставившись на огонь.

— Кое-что мне крепко не нравится, — медленно проговорил Престон, по-прежнему не сводя глаз с огня. — Сама история этого парня. Он ведь говорил, что она поехала в Мексику с Хаундом Адамсом, Фрэнком и Терри, что они ездили прошлым летом. Так?

Айк кивнул. Ветер задул ему в глаза дым от костра, и они, воспаленные после целого дня, проведенного в соленой воде и на солнцепеке, начали слезиться.

— Ладно. Положим. Но я в Хантингтоне кое-что знаю. Так вот, Борзой Адамс обычно ездит в Мексику зимой, когда Рождество. Прикрывает лавочку и уматывает эдак на месяц. Тогда почему же летом? Может, конечно, это была другая поездка, а может, и нет. Подумай об этом. Я знаю, например, что Хаунд Адамс ворочает тоннами дури и не почешется, если ненароком подпалит задницу кому угодно, тем более какому-то мальцу. Предположим, так оно и вышло. И что будет делать этот парень? Он не станет лезть на рожон. Скорее всего, он вообще ничего не станет делать. Но предположим, он знает эту девчонку, слышит, как она рассказывает о своем крутом братце. Потом девчонка исчезает, и парень думает: ага, вот способ нагадить Борзому Адамсу. Чуешь, к чему я веду?

Айк много думал о том парне и к чему тот затеял это дело. Выкладки Престона казались ему не слишком убедительными.

— Ну не знаю, — выговорил он, — не предполагал же парень, что…

— Погоди, старина, не спеши, — перебил его Престон. Он снова заторопился, словно этот разговор его сильно угнетал. — Ты не улавливаешь. Я говорю не о том, что случилось. Откуда, черт побери, мне знать, что там произошло? Я только хочу сказать, что история эта какая-то подозрительная. Время обозначено неверно. Я это к тому, что не надо верить всему, что тебе впаривают, иначе люди смогут вертеть тобой как захотят. Усек? А тем более в этом городе. — Он ткнул пальцем куда-то на юг, в направлении Хантингтон-Бич. — Каждый ищет свою выгоду и не задумывается о средствах. Если байка того парня — все, что у тебя есть, то это немного.

— А вдруг была и другая поездка? Может, парень и не врал.

— Ладно, предположим, не врал. Но мне не нравится кое-что еще. Тогда, в своей комнате, ты сказал, что собираешься только находиться поблизости, найти Хаунда Адамса и попробовать что-нибудь у него узнать. Не обижайся, храбрец, но это чушь собачья. Как я понимаю, есть два варианта. Либо твоя сестра просто переехала, а это очень может быть, либо случилось что-то плохое. Предположим плохое — она умерла. Ты об этом узнал, и что потом? Тебе надо будет иметь очень серьезные доказательства, чтобы привлечь к этому делу копов, и черта с два ты их получишь. Не хочу лишний раз наводить на тебя страх, но если она и впрямь уехала в Мексику с этими парнями… — он помедлил и потер щеку большим пальцем, — то она, возможно, мертва и похоронена посреди пустыни. Никто никогда об этом не узнает. Теперь ты понимаешь, к чему я. Ты можешь болтаться в Хантингтоне, можешь даже что-то услышать, но пока не найдешь ее саму, ничего не узнаешь. Ты наслушаешься баек, сплетен — и у тебя не будет ничего, с чем можно было бы прийти к копам. Кстати, у Хаунда Адамса есть влиятельные друзья с большими деньгами — такими большими, что могут заткнуть глотку кому угодно.

Престон снова помолчал и поерзал. Айк увидел грязное пятно в том месте, где он тер пальцем лицо.

— Дело в том, — продолжал он, — что если случилось самое худшее, ты, возможно, никогда об этом не узнаешь. А если даже и узнаешь, то вряд ли сможешь что-нибудь сделать. Да, конечно, кое-что ты можешь. Например, спрятаться ночью где-нибудь на крыше и пробить Хаунду Адамсу башку кирпичом. Возможно даже, тебе за это не будет ничего, кроме срока в тюряге. — Престон помедлил и посмотрел на Айка поверх костра. — Я был в тюряге, тебе бы там не понравилось.

Айк молчал. Престон поднял с земли какую-то палку и принялся тыкать ею в костер.

— Есть еще кое-что, — проговорил он, — просто на случай, если ты сам об этом не подумал, после чего я заткнусь. Ты говорил, что твоя сестра убежала. А с чего ты взял, что она хочет, чтобы ее искали? Пустое дело, как ни крути. Может, она живет себе поживает и думать о тебе не думает, а может, умерла, и ты ни черта с этим поделать не можешь. В общем, полный облом, как ни крути. Да и потом, если твоя сестра не в Хантингтоне, то какого черта ты здесь торчишь? Хантингтон — тот еще отстойник. Если пробыть в этом городишке достаточно долго, то запросто можно потонуть.

— Ты ведь понимаешь, зачем я все это говорю? Не потому, что хочу учить тебя жизни, а чтобы прояснить кое-что. — Престон сумел-таки поджечь конец палки и принялся играться — все ближе подносил руку к огню и ждал, сколько выдержит.

— Послушай, — сказал он, помучив так свою ладонь несколько секунд, — самое умное, что ты можешь сделать, — убраться отсюда ко всем чертям. За Чморриса можешь не волноваться. Черт, мне вообще не стоило просить за тебя. Здорово я, должно быть, тогда надрался. — Он сделал паузу и пожал плечами. — Ну, я никуда не уеду. Можешь связываться со мной. Если что выясню, дам тебе знать. Как, ты говоришь, ее зовут?

— Эллен.

— Эллен, — повторил Престон и бросил в костер обгоревшую палку.

Айк лежал на спине с закрытыми глазами и чувствовал, что имя его сестры все еще здесь, трепещет между лепестками пламени. Что стояло за словами Престона? Ведь он сам сказал, что каждый ищет свою выгоду. Какая же выгода у него? С чего он так заинтересовался Айком, привез его сюда? Неужели все так просто, как он говорит? Айк оказал ему услугу; и он хочет отблагодарить его или просто пытается увезти подальше от Хантингтона и отвлечь от сомнительного предприятия? Хотелось бы в это верить.

Но для Айка дело обстояло по-другому, даже если то, что говорит Престон, — чистая правда. Он был в долгу у Эллен. Очень долго у него не было никого, кроме нее. А когда сестра нуждалась в нем, он не сумел ей помочь, позволив тогда, в солончаках, какой-то своей внутренней потребности встать между ними. Нет, он не имеет права так легко сдаться. Может, потому они поехал ее искать, что был в долгу перед ней, а вовсе не по той причине, которую подозревала их старая бабка, и даже не потому, что Эллен — его сестра. Айк не мог придумать, как объяснить это Престону. Он знал, что подвел Эллен, знал, что виноват, но это касалась только его.

Айк лежал некоторое время, не произнося ни слова. Он снова вспомнил Престона, разговаривающего со светловолосым серфером в переулке. Но ведь Престон сказал, что думает по этому поводу. Она либо куда-то уехала, либо умерла. В любом случае Айк вряд ли может что-то сделать. Все это, конечно, он и сам тысячу раз передумал. Но сейчас ему было особенно тягостно, может быть, потому, что его опасения впервые открыто высказал вслух кто-то другой. Айк закрыл глаза и попытался вернуться мыслями на пляж, вспоминая волны, их глянцевитые гребни и то чувство товарищества, что зародилось в этот день между ним и Престоном. Он повернул голову и увидел, что Престон так и сидит у почти потухшего костра. Красноватое зарево дрожало на его татуированных руках и склоненном к уголькам лице. Престон не был похож на байкеров, заходивших в магазин Джерри. Да, он был способен на неистовство и буйство — таким Айк видел его в день их знакомства, — но было в нем нечто, не вязавшееся с прочим антуражем. Айку вдруг захотелось спросить его еще об одном.

— Почему ты бросил? Почему сам не едешь во все те места, о которых мне рассказываешь? Ты все еще можешь.

Престон, казалось, на миг задумался.

— Наверное, потому, что надо хотеть, чтобы что-то было так, как ты хочешь, — ответил он, — а если так, как ты хочешь, быть не может, то и хотеть бесполезно.

Айк собирался спросить, что же изменилось, но не стал. Он решил, что это не та тема, которую можно обсуждать, а что-то очень личное — такое же, как его вина.

— Просто все стало другим, — продолжал Престон и потыкал в угли новой палкой. — Слишком много у меня хороших воспоминаний, слишком много я видел хороших волн.

Айк видел, как он, ссутулившись, ворошит золу, и почему-то ему не верилось, что Престон сейчас вспоминает хорошие времена. Скорее он был похож на человека, который утратил нечто важное и не знает, как вернуть это обратно. Может быть, он просто устал, но Айку показалось, что дело в другом. А потом до него вдруг дошло, почему эти глаза не вязались с остальным обликом: в них было отчаяние, словно Престон чего-то боялся. Именно в этом и была нестыковка. В глазах жил страх, это точно. А может, нет? Возможно, у него чересчур разгулялось воображение? Но Айк все же решил, что прав, и внезапно подумал, что сказал бы Престон, поделись он с ним тем испытанным однажды чувством, когда казалось, что тишина растет и становится невыносимой, словно сама земля готовится разразиться криком. Он не стал рассказывать Престону об этом, да и вряд ли сумел бы выразить то чувство словами. Все же ему показалось, что байкер не стал бы смеяться над ним, как смеялась Эллен. Ему вдруг пришла в голову безумная мысль, что Престону знакомо подобное чувство. Айк закрыл глаза и увидел бесчисленные гряды волн, надвигавшиеся на него с горизонта, и скоро эти волны убаюкали его.

Ночью он вздрогнул и проснулся. Айк не знал, что его потревожило, не знал и того, сколько спал. Костер догорел; в лунном свете зола казалась ледяной и мертвенно бледной. Айк сел и огляделся. В десяти метрах от него лежал раскрытый спальник Престона, но самого байкера не было видно. Айк всмотрелся в подступивший к лагерю мрак. Прислушался, но не услышал ничего, кроме шума деревьев и биения собственного сердца. На мгновение его охватила паника. Он снова лег и постарался успокоиться. Конечно же, Престон вернется. Может, он просто пошел отлить. Айк заставил себя закрыть глаза и сумел-таки снова заснуть. Когда он проснулся второй раз, небо уже посветлело, и Престон спал рядом с остывшими углями.

Второй день ничем не отличался от первого: серфинг до полудня, потом еда и сон, серфинг на закате. Снова видели ковбоев, на этот раз из воды. Они заплыли за мыс, чтобы их не было видно, и подождали, пока красный грузовик на вершине холма не уедет.

Днем, когда Престон спал, Айк исследовал тропы, попадавшиеся им на пути к пляжу. В одном месте они образовывали развилку: одна тропа шла вниз, а другая вверх — видимо, на вершину холма. Айк подумал, что его приятелю вряд ли понравилось бы его шатание по окрестностям, но он ведь не собирался уходить надолго, да и тропки проходили совсем не в том месте, где проезжал грузовик.

Полдень был теплый. В кустарнике заливались насекомые. В высокой траве шелестел легкий ветерок, и казалось, что холмы поеживаются от его прикосновения, как живые. На огромном зеленом поле желтели клинья дикой горчицы. Он шел босиком по узенькой тропинке. Земля была то горячая — там, где ее прогрело солнце, то влажная и прохладная — там, где над ней сплетались ветви невысоких толстых деревьев, которыми поросли склоны холма.

Тропа оказалась короткой, и вскоре, миновав заросли деревьев, Айк вышел на большую расчищенную площадку на вершине холма. Он сделал было шаг вперед, но тут же снова укрылся в тени деревьев. У него появилось странное чувство, будто он вторгся в частные владения. Айк постоял, глядя на плотно утрамбованный круглый участок земли и каменное кольцо посередине его, почерневшее отзолы и сажи. Утоптанная площадка и это кольцо создавали впечатление, что земля здесь стремится вверх, пытаясь вырезать себе круглый кусок неба. На камне были нацарапаны странные символы, и они напомнили Айку о кострищах на северных пляжах и надписях, которые оставляли после себя молодежные банды. Но те кольца были сделаны из бетона, эти же — из камня. Когда он присмотрелся получше, то увидел, что камни скреплены цементом, и кажется, что кольцо сложено совсем недавно. Айк внимательно огляделся и в дальнем конце участка заметил что-то вроде канавы и темнеющие отвалы непросохшей земли — там явно недавно копали.

Решив рассмотреть все поближе, Айк снова двинулся вперед. Он оглянулся и увидел, что дом, замеченный им в первое утро, просматривался отсюда даже лучше, чем с моря. Дом был очень далеко, но он рассмотрел окна и вроде бы балкон. Айк стоял, глядя на дом, и слушал знойный стрекот в кустарнике и доносящийся с пляжа шепот волн. Вдруг он уловил едва заметное движение на балконе. Фигура в белом. Да, да, именно так. Там точно кто-то был. Он нырнул поддеревья, надеясь, что его никто не заметил. Отсюда было плохо видно, но Айк не хотел рисковать и возвращаться на открытое место. Наконец он повернулся и поспешил вниз по тропинке к лагерю.

Престон уже не спал, и Айк рассказал ему про площадку. Он сказал и о доме, и о человеке в белом. Престон слушал, нахмурившись, и, глядя в землю, чертил палочкой круги.

— Давненько я здесь не был, — проговорил он, — все изменилось. Может, теперь здесь больше народу, чем раньше.

Айк спросил, стоит ли им оставаться. Они уже дважды видели здешних охранников, в доме были люди.

— Волны больно хороши, — ответил Престон. — Еще один день. Мы останемся здесь еще на день.

 

Глава тринадцатая

К концу третьего дня Айку казалось, что они здесь уже целую вечность. Кожа у него загорела до черноты, а волосы слиплись от соленой воды и на кончиках стали почти белыми. Спину и плечи ломило от усталости, но возбуждение не проходило. Он чувствовал, что стал другим, более уверенным в себе человеком. Но Айк до сих пор не знал, зачем они сюда приехали. Может, все обстояло так просто, как сказал Престон: они приехали ловить волны.

День проходил спокойно. Они решили, что проведут здесь еще одну ночь, а утром уедут. Поужинав, Айк быстро заснул. Последнее, что он видел, был сидевший у огня Престон. Яркие отблески пламени, зажатая в губах сигарета с марихуаной, спадающие на плечи темные волосы делали его похожим на те маловразумительные лики, что рисуют байкеры у себя на бензобаках. Еще такие встречаются на обложках журналов: косматая грива, хмурый взгляд, мощные татуированные плечи и руки. Он словно пришел из далекого прошлого, как какой-нибудь победитель драконов.

И снова, как в первую ночь, Айк, проснувшись, увидел, что костер погас, а спальник Престона пуст. Однако в этот раз Айку почудился какой-то звук. Он ждал, негромко гудели насекомые, в отдалении шумели волны. Потом звук раздался снова — это был лай собаки. Айк вылез из спальника и поднялся, не зная, что ему делать. Он надел кроссовки и все же пошел туда, где расходились две тропки. Может, Престон захотел сам взглянуть на ту площадку и ему не стоит уходить из лагеря? Месяц поднялся высоко. Тут он снова услышал лай. До площадки было недалеко. Айк уже ступил на тропинку, когда услышал новый звук: человеческий голос прорезал темноту.

Айк несся по тропе. Ночью она показалась ему длиннее. Под деревьями было совсем темно. Один раз он наткнулся на большую ветку, но в последний момент успел отвернуться, и удар пришелся по щекам и подбородку. Во рту появился привкус крови, в голове звенело. Айк остановился передохнуть и, уперевшись руками в колени, попытался отдышаться. Голос послышался снова. Был ли это тот же самый голос или другой, пришедший откуда-то сзади, и путь к отступлению отрезан? Он не мог сказать точно. Голова раскалывалась. Снова раздался лай, один голос, потом второй… Внезапно ночь наполнилась яростью. Между деревьев замелькал огонь, белое пятно то появлялось, то исчезало — кто-то бежал. Айк пригнулся и припустился во всю мочь, охваченный паникой. Боясь возвращаться в лагерь, он пронесся вверх по тропинке, которой не помнил, но, видимо, снова оказался на вершине холма. На площадке был Престон — и не только он.

Престон стоял почти лицом к Айку, спиной к краю площадки. Между ним и Айком стоял другой человек — крупный мужчина с широкой спиной и копной черных волос. Айк уставился на эту спину, как испуганный кролик, пытаясь вспомнить, где видел ее раньше. Внезапно его осенило, что именно за этой спиной он шел несколько ночей назад по улицам Хантингтона. Пока он соображал, что к чему, Терри Джекобс и Престон сошлись и набросились друг на друга в центре площадки. Послышался глухой звук падения, проклятия и стоны. Потом Айк увидел, что Джекобс стоит согнувшись пополам, а Престон намертво обхватил его за шею, не давая дышать. Терри изо всех сил старался вырваться. Невероятным усилием он оторвал Престона от земли и швырнул его в каменную стену. Раздался такой звук, что Айка передернуло. Однако Престон не собирался сдаваться и попытался засунуть руку в глотку Джекобсу. Тот хрипел и отплевывался, стараясь глотнуть воздуха. Престон, судя по всему, побеждал, но ему нужно было время. А его уже не было — снизу, с тропинки, раздались голоса.

До сих пор мужчины не замечали Айка. Сейчас же, когда он подобрался поближе — хотел предостеречь друга, а кричать боялся, — Престон обернулся и увидел его. Лицо у него было перекошено и наполовину залито кровью, один глаз нехорошо вздулся.

— Ну, давай, сделай же что-нибудь, черт тебя возьми, — прошипел Престон сквозь стиснутые зубы, — хоть камнем тресни, что ли.

Голоса послышались ближе. Айк огляделся и вдруг увидел собаку, лежавшую у края площадки. Она была мертва. Пасть у нее была открыта, тонкий темный язык висел между белыми зубами, возле головы натекла темная лужа. Там же валялась обломанная лопата. Айк посмотрел на собаку, на лопату. Какое-то нелепое чувство мешало ему приблизиться к собаке. Один ее глаз был открыт и смотрел на него. Он слышал, как ругает его Престон. Слышал голоса, мягкий шелест моря в темноте под холмом. Рядом с каменным кольцом были навалены камни — обуглившиеся черные камни размером с футбольный мяч. Он поднял один. Камень был тяжелый. Впервые в жизни Айк собирался кого-то ударить. Куда бы его ударить? Обеими руками он поднял камень над головой и опустил его на бедро Терри. Послышался мягкий звук, камень упал. Терри Джекобс вскрикнул и опустился на одно колено. Внезапно Престон ослабил хватку, отступил в сторону и быстро треснул Джекобса в висок, а потом в ухо. Послышался треск. Терри повалился лицом вперед и уцепился за каменную стену. Он стоял согнувшись, тяжело дышал, но даже не делал попыток выпрямиться. Престон перебежал через площадку, схватил Айка за руку и потащил его сквозь высокую траву по крутому склону, пританцовывая и скользя, хватаясь руками за камни и ветви.

Потом они лежали рядом на земле, прижимаясь к ней всем телом и вдыхая запахи травы. В отдалении слышались голоса, свет прожекторов разрезал темноту, шаря в ветвях над их головами. И они принялись ползти — очень медленно, осторожно, чтобы случайно не наделать лишнего шума, пока наконец не оказались на узенькой каменистой тропке.

— Ну вот, — проговорил Престон, тяжело дыша, — сейчас мы там, где нужно. Ты иди за мной. Делай, что я тебе скажу. Обо всей этой дряни надо забыть, понял? — Лицо Престона было совсем близко, светлые глаза цепко держали Айка. — Как думаешь, сможешь сам найти грузовик?

Айк начал говорить, что не знает, но Престон оборвал его.

— Ладно, — прошептал он, — просто держись рядом, как можно ближе.

Айк не смог бы сказать, сколько они искали грузовик. Казалось, прошло много времени, голоса отдалились, потом вовсе исчезли. Мотор ревел просто-таки безобразно, но в конце концов они все же выбрались на извилистую грязную дорогу и затряслись по ней с потушенными фарами, подскакивая на невидимых ухабах. Престон сбивался с пути и ругался, его ручищи вертели баранку то в одну, то в другую сторону, здоровым глазом он силился что-то рассмотреть в зеркале заднего вида.

— Черт, — пробормотал он, — мне кажется, я вижу огни. Они наверняка у нас на хвосте.

Он нагнулся и включил фары. На дорогу брызнул свет, и Престон принялся набирать скорость. Айка мотало из стороны в сторону, он ударился коленками о приборную доску и пробил головой дыру в том, что было когда-то потолочной обивкой. Чтобы было легче держаться за дверцу, он опустил стекло. Наконец грузовик оказался на ровной дороге, и Айк услышал, как его приятель сглотнул. А вот и ворота! Они широко открыты, рядом — никого. Еще пять минут — и асфальтированная дорога. Погони не было.

— Чертов болван, — ругал себя Престон, — придурок хренов. Ведь я сам напоролся на этого Джекобса и его гребаную псину. Ну надо же быть таким идиотом!

К рассвету они добрались до шоссе и направились домой.

 

Глава четырнадцатая

Всю дорогу они не проронили ни слова, и вскоре Айк снова увидел унылые холмы Хантингтона. После дней, проведенных на ранчо, они показались ему еще более пустынными и невыразительными. Тихий океан распластался под лучами полуденного солнца, как огромное озеро расплавленного свинца. По нему шли сердитые серые волны с клочьями белой пены.

Пока они ехали, Айк все думал о драке и пытался понять, что же произошло, но только при подъезде к Хантингтону решился заговорить об этом с Престоном. Тот, понятное дело, всю дорогу был сильно не в духе. У Айка у самого от удара об дерево до сих пор болела челюсть. Престону же пришлось куда хуже. Айк даже хотел сам повести машину, но приятель только помотал головой. Когда он наконец спросил, что Терри Джекобс делал на ранчо, Престон ответил, что не знает, и Айку не надо соваться куда не следует.

— Ты лучше думай о том, чтобы пронесло, — сказал он. Движение в полдень было весьма оживленное, и ехали они слишком быстро; Престон держал баранку одной рукой, а другую высунул в окно и показал средний палец какому-то водиле с полным фургоном детей, который резко затормозил прямо перед ними. — Понятия не имею, видел тебя Джекобс или нет, но он такое с рук не спускает. Имей в виду, ты можешь здорово вляпаться. Если попадешься на глаза Джекобсу, будь готов к самому худшему. Меня может рядом не оказаться.

Айк снова воспроизвел в памяти сцену драки. Он пытался вспомнить, видел его Джекобс или нет, и решил, что вряд ли. Было темно, а Терри было не до того, чтобы смотреть по сторонам. Он сказал об этом Престону.

— Поступай как знаешь. Дело твое, — ответил тот.

Престон называл «меблированные комнаты с видом на море» дырой, но его жилище показалось Айку не многим лучше. Это был небольшой двухквартирный домишко, перед входом торчали две обшарпанные пальмы и пылился истоптанный газон. Выцветшая на солнце бирюзовая штукатурка диковато смотрелась на фоне возвышающегося за домом оранжевого корпуса какого-то промышленного предприятия.

Они уже припарковались, и Айк решил еще разок попытать счастья.

— Ты мне только одно скажи, — попросил он, — что ты искал на ранчо?

Престон, сидевший опершись обеими руками на баранку, повернулся. Айк содрогнулся. Только тут он понял, как устал Престон, и пожалел, что задал этот вопрос.

— У тебя заноза в заднице, так, что ли? Я взял тебя на ранчо, чтобы ты хоть чему-нибудь научился. — Он с силой разрезал ладонью воздух. — Все. Остальное — мое дело. Но я тебе отвечу. Понятия не имею, что делал там Джекобс, но нет ничего удивительного, что он там оказался. Многие ездят туда посерфачить. Так уж повелось. А что делал там конкретно этот придурок, не знаю. Я пошел отлить и решил глянуть на то место, про которое ты рассказывал. Я шел и столкнулся с ним лоб в лоб, с ним, да еще с этой долбаной собакой.

Престон поднес руку к носу Айка, и тот увидел на руке след от укуса. Выглядело место укуса скверно — вздулось и было неприятного белесого оттенка.

— Ничего себе, надо это кому-нибудь показать.

Престон опустил руку и открыл дверцу.

— Послушай, — сказал он, — у тебя проблема. Какая — я понял. Но я уже сказал, что бы сделал на твоем месте. Вот и все. Усек?

Айк молчал. Он и сам до смерти устал, а челюсть ломило так, что раскалывалась голова.

— Она моя сестра, — выговорил он наконец.

Престон не глядя открыл свою дверцу.

— Да, — услышал Айк его голос, — она твоя чертова сестра.

Айк понял, что домой ему придется идти пешком. Престон и так вел машину сколько мог. Он вылез на жухлую траву и захлопнул за собой дверцу. На тротуаре Айк оглянулся и увидел, как медленно, неуклюже двигается Престон; так обычно возвращался домой Гордон после ночной попойки. Байкер пошел было по ведущей к дому цементированной дорожке, но остановился и огляделся по сторонам. Один глаз у него совсем заплыл и отсвечивал синим.

— Жаль, что ты остался без доски, — сказал он.

Айк пожал плечами.

Лицо Престона искривила усмешка.

— Хорошо, что ты подоспел-таки с камнем, — проговорил он, — я было подумал, ты сдрейфил.

— Нет, — ответил Айк, — зря ты так подумал.

Престон был уже на пороге, когда дверь отворилась и появилась стройная темно-русая девушка, которую Айк прежде не видел. Заметив Престона, она остановилась. Айк был слишком далеко и не слышал, что она сказала, но видел, что тот ей ответил. Потом девушка поднесла к голове руку, а Престон прошел мимо нее и хлопнул дверью — той самой дверью, через которую она вышла. Некоторое время Айк и девушка стояли и смотрели друг на друга. Потом он повернулся и пошел прочь, но не успел зайти за угол, как его окликнули. Девушка быстро шла к нему по газону.

Она была среднего роста, худая, с красивыми прямыми волосами, мягко колыхавшимися на ветру. Сначала девушка показалась ему моложе, но, присмотревшись к ней повнимательнее, Айк решил, что ей, должно быть, под тридцать. Он чувствовал себя не в своей тарелке, понимая, что расспросов не миновать.

— Ты, наверное, Айк, — подойдя, сказала она.

— Да.

— А меня зовут Барбара.

Айк кивнул. Некоторое время они рассматривали друг друга. У нее были темные глаза — почти такого же оттенка, что и волосы. Рот — прямая ненакрашенная линия — придавал ее чертам определенную жесткость, однако непривлекательной девушку назвать было нельзя. На ней была голубая маечка, обтягивающая груди. Айк подумал, что она похожа на тех девушек, что «болтаются невесть где», как называла это его бабка. Барбара положила руку на бедро, словно силясь отдышаться после короткой пробежки, и слегка улыбнулась.

— Идем, — сказала она, — я отвезу тебя домой. Мне все равно нужно припарковать грузовик.

Айк, в общем-то, добрался бы сам. Ему больше хотелось побыть одному, но причин для отказа не нашлось. Он повернулся и пошел за ней к грузовику. Худые, но красивые и загорелые ноги хорошо смотрелись с белыми шортами. Такие ноги были у его сестры.

— Ты ведь живешь в меблирашке «с видом на море», да?

— Да.

— Престон как-то говорил о тебе. Ты хорошо починил ему мотоцикл.

Айк забрался в кабину. Было странно видеть ее за рулем после Престона. У нее были тонкие руки и на одном запястье — серебряный браслет. Он заметил, как она смешно тянет голову, чтобы взглянуть из-за руля на дорогу, будто без этого ее не видит.

— Престон говорит, ты хороший механик, — сказала она.

Айк заставил себя улыбнуться. Он положил руки на колени и смотрел на облитые солнцем дома. Трудно поверить, но всего несколько часов назад грузовик трясся по грязной дороге, а он сидел на этом самом месте и всерьез опасался за свою жизнь.

Он ждал расспросов, однако первый вопрос Барбара задала, когда они остановились напротив дома Айка:

— Он что, подрался?

Айк кивнул, не зная, чего бы в этой ситуации хотел от него Престон.

Девушка сидела, положив руки на баранку. Айк открыл дверцу и выставил наружу одну ногу.

— Я так и знала! Вот черт. — Барбара потрясла головой, повернулась к Айку, и он увидел, что она расстроена. — Ты не знаешь, что я почувствовала, когда он сказал, что едет летать. Это было как добрый знак. Он так давно забросил серфинг. Я надеялась, что все будет хорошо.

— Все и было хорошо… несколько дней. То, что случилось, — не его вина. На нас напали какие-то парни.

— На ранчо?

— А ты знаешь про ранчо?

— Ранчо Тракса. Ну конечно. Туда тысячу лет ездят. Помню, как ребята мотались туда, когда я училась в школе. Приходилось пробираться тайком. Странно, что туда до сих пор ездят, хотя Престон как-то говорил об этом. — Она помедлила и посмотрела на него. — Не знаю даже, как сказать, но мне захотелось взглянуть на тебя. Я очень удивилась. Ведь никто, никто не мог заставить Престона снова взяться за доску. А тут ему вроде так захотелось. — Она снова помолчала и потрясла головой. — Так и знала — что-нибудь непременно все испортит.

Айк поерзал на краешке сиденья. По газону у меблирашки гуляла парочка дроздов.

— Это не он виноват, — повторил он снова.

Ему хотелось расспросить о ранчо, но, подумав, он решил этого не делать. Лучше еще раз поговорить с Престоном.

— Прости, — сказала она, — я тебя задерживаю.

Айк вылез из кабины. Он чувствовал, что надо сказать еще что-нибудь, но слова как-то не шли в голову.

— Все в порядке, спасибо, что подбросила.

Барбара кивнула.

— Может, тебе удастся вытащить его еще раз, — проговорила она. — Здорово, если он будет интересоваться не только своим мотоциклом, а еще чем-то. Знаешь, он ведь когда-то был настоящим мастером.

— Он и сейчас классно серфует, я же видел его на ранчо.

— Да, но я хочу сказать, он был просто великолепен. Он же выигрывал соревнования. У него был магазин снаряжения для серфинга на Мейн-стрит. Престон тебе не говорил?

— Нет, ни разу.

Она пожала плечами.

— Ничего удивительного. Он никому ничего не говорит. Но так было. Они вместе держали магазин — он и Хаунд Адамс.

В мгновение ока Айк снова был в кабине грузовика. Вдруг появилось ощущение, что его насквозь пронизывает солнечный свет и он боится в нем раствориться — как в первый день своего приезда.

— Престон и Хаунд Адамс?

Он повторил эти имена медленно, желая убедиться, что все правильно расслышал. Похоже, Престон не рассказал ей, зачем Айк приехал в город и о той бумажке с именами.

— Они были самыми лучшими, — проговорила она, — как-нибудь приходи, я покажу тебе его альбом. — Она замолчала и посмотрела на него. — Ну ладно, я знаю, что ты устал. Просто заглядывай как-нибудь, идет?

— Ладно, — сказал Айк, — зайду.

Он постоял на обочине, смотря ей вслед. Подняться по лестнице было нелегко. В комнате Айк повалился на кровать и, закрыв глаза, продолжал размышлять о разговоре с Барбарой. Мыслями он перенесся на ранчо и снова ощутил в руках тяжесть того камня. Нет, он должен понять, что все-таки случилось в эту ночь.

 

Глава пятнадцатая

Прошло три дня. Он по-прежнему терялся в догадках и ничего не слышал о Престоне. Было около четырех часов пополудни, солнце палило вовсю, но с океана веял свежий ветерок. Айк сидел на крыльце меблирашки и болтал с двумя девушками — низенькой брюнеткой и высокой блондинкой, — которые однажды заглянули к нему в комнату в поисках газет. Звали их Джил и Мишель. Сейчас, после того как Айк отрастил волосы и ездил серфовать с Престоном, он полагал, что уже не так похож на алкаша-затворника и представляет собой более подходящую компанию для таких девушек. Беседу, правда, нельзя было назвать особенно занимательной. Джил и Мишель интересовались в основном тем, где бы разжиться «травкой» да «крутыми парнями». Айк подозревал, что у них одни мозги на двоих. Все же Мишель — блондинка, с которой он разговаривал в день, когда купил доску, — чем-то привлекала его. Во-первых, у нее были длинные сексуальные ноги, и ему нравилось, что, улыбаясь, она всегда смотрит прямо в глаза. Глаза девушки были зеленые, с золотистыми искорками, и в одном — маленькое темное пятнышко (она рассказала, что, когда была совсем маленькая, кто-то ткнул ее палкой). Но для Айка самое главное было другое — Джил и Мишель знакомы с Хаундом Адамсом, по крайней мере, им известно, кто он такой. Они, например, знали, что он «типа, деловой» и даже где живет. Сами они были приезжие и пробыли в городе ненамного дольше Айка, но, казалось, полностью освоились. Девушки уже успели побывать в гостях у Адамса на какой-то пирушке и были совершенно уверены, что Мишель ему приглянулась. Это была неисчерпаемая тема для разговоров. Они жаждали заполучить себе слушателя, и Айк был рад воспользоваться случаем. Всего за пару минут легкой болтовни с девчонками он узнал о Хаунде Адамсе больше, чем за все время, пока пытался расспрашивать Престона. Все вышло само собой: он всего лишь оказался рядом, когда Джил упомянула его имя. Дальше было на удивление просто. Появилась даже вполне ощутимая надежда, что когда Адамс соберется устроить еще одну пирушку, то не забудет пригласить Джил и Мишель, а с ними увяжется и Айк. Он непременно пойдет, была бы только возможность. Так, сидя на крылечке в жаркий летний день, Айк слушал болтовню девушек и выуживал полезную для себя информацию.

Он услышал грузовик Престона до того, как его заметил. Зашумел мотор, зашуршали шины. Айк поднял голову и увидел, что грузовичок паркуется перед домом. Машина дрогнула последний раз, мотор заглох. Из кабины вылезла Барбара и по газону побежала к нему. Лицо у нее было белое как мел и очень испуганное.

— Престон подрался. В центре. — Барбара задохнулась. — Я не хочу ехать туда одна.

— Звонил Моррис, — сказала она, когда они залезли в кабину. — У него был нож или что-то в этом роде, и копы сразу налетели.

Барбара еле сдерживала, слезы, и Айк боялся, что они во что-нибудь врежутся. Не обращая внимания на запрещающий знак на Мейн-сгрит, она припарковалась у какой-то пивнушки под названием «Клуб Таити».

На улице стояли две полицейские машины, и откуда-то доносился нарастающий звук сирены. Барбара выпрыгнула из кабины и побежала сквозь собравшуюся на тротуаре толпу. Айк последовал за ней. Ему было страшно, и он чувствовал себя беспомощным. На мгновение он потерял Барбару из виду, но потом увидел, что она пробралась к самой двери и коп схватил ее за руку. Айк сумел добраться до нее и взял за другую руку. Полицейский велел оставаться снаружи.

— Хорошо, хорошо, — ответил Айк. Он старался говорить погромче, чтобы коп его услышал. Тот отпустил их и снова повернулся к двери. Айк обнял Барбару за плечи и почувствовал, что ее бьет дрожь.

У него дрожали ноги и сосало под ложечкой. Айк испытывал одновременно и ужас и возбуждение. Он чувствовал прижимавшееся к нему бедро Барбары, вдыхал аромат ее волос, А потом внутри бара возникло движение, и появилась голова Престона. Рядом с ним виднелась голова полицейского в шлеме. Когда они проходили через дверь, все вокруг начали толкаться, Лицо Престона было опять в крови, а распухший глаз так и не открылся. На нем были майка и джинсы, но очки пропали. Руки в наручниках он держал за спиной. Айка и Барбару оттеснили в сторону. Престон прошел совсем рядом, но голову не повернул — его взгляд был устремлен куда-то в небо. Айк не знал, заметил он их или нет.

Снова рядом завыла сирена, и ее звук смешался с визгом тормозов подоспевшей «скорой помощи». Солнце зашло за крыши домов, ветер посвежел и пригнал с океана облачко тумана. Толпа разрасталась, но Айк с Барбарой теперь были в первых рядах, совсем близко к двери. Двое санитаров прошли мимо них внутрь. Некоторое время дверь оставалась открытой, но в баре было слишком темно и трудно что-либо увидеть. Изнутри несло прокисшим пивом. Айк разглядел мерцающие лампочки музыкального автомата, угол бильярдного стола, несколько суетливых фигур, а потом дверь захлопнулась. Это была тяжелая обшарпанная деревянная дверь. Маленькая пластинка на ней гласила: «Несовершеннолетним вход воспрещен».

Какое-то время ничего не происходило. Айк слышал, как вокруг перешептываются люди. Барбара все еще дрожала, прижавшись к нему. Он не знал, чего они ждут. Престона уже не было видно. Сверкая мигалкой, пробиралась полицейская машина, и он подумал, что его приятеля, наверное, уже забрали. Идти сквозь толпу было трудно, и они ждали вместе с остальными. Позади них копы пытались разогнать зевак. Собрались в основном ребятишки с улицы, прохожие, возвращавшиеся домой с пляжей (они были с полотенцами и складными холщовыми стульчиками), несколько байкеров. Многие были босиком и с голым торсом. Дверь стала снова открываться, и Барбару с Айком оттеснили назад. На этот раз из бара начали выходить люди. Первым показался Моррис, рядом с ним — полицейский. Моррис взглянул на Айка и Барбару, потряс головой, словно говоря, что дело плохо, и пошел дальше. За ним появились санитары. Они низко пригнулись и шли очень быстро. Между ними Айк разглядел носилки с прикрепленной сверху капельницей. Толпа загудела и придвинулась, а полицейские стали требовать освободить дорогу. Когда носилки оказались рядом с Айком, один из копов толкнул его в грудь, обратно в толпу, но он увидел достаточно, чтобы понять, кто лежит на носилках. Черная копна волос Терри Джекобса разительно контрастировала с белыми простынями и халатами санитаров. Полицейские принялись разгонять толпу.

— Здорово подрезал, — сказал кто-то рядом с Айком.

Он снова повернулся ко все еще открытой двери. Наружу вышли еще несколько человек, и Айк узнал знакомое лицо. Точеные резкие черты. Прямой нос, жесткий рот. Черные живые глаза, посаженные глубоко и, пожалуй, слишком близко друг к другу. Светлые волосы, стянутые в конский хвост так туго, что кожа на лице натянулась и резко обозначились скулы. Высокий — его голова возвышалась над толпой, хотя в росте он все же уступал Престону, — подтянутый и стройный, как хороший спортсмен-полутяжеловес.

На какое-то мгновение Хаунд Адамс застыл в дверном проеме, а потом шагнул на тротуар. Сразу несколько человек попытались заговорить с ним, но он, не обращая на них никакого внимания, смотрел туда, куда унесли его друга. Айк не слышал, о чем говорили люди. Он держал Барбару за руку и, не глядя на нее, знал, что она плачет. Внезапно один из друзей Хаунда резко развернулся, но тот схватил его за плечо. Раздался жесткий отчетливый шепот Адамса:

— Держи пасть на замке. Он, гнида, мне нужен на улице…

Дальше Айк не расслышал.

— Да, здорово отделали, — сказал кто-то, и Хаунд шикнул.

Айк хотел подобраться поближе, но Барбара тянула его за руку. А потом он почувствовал, что на него смотрят, и поднял голову. Хаунд Адамс стоял, прислонившись к грязной кирпичной стене. Туман растекался по улицам, и вывеска «Клуб Таити» над их головами начала мерцать. Айк поймал взгляд Хаунда Адамса, но это длилось всего мгновение, и он первым отвел глаза.

 

Глава шестнадцатая

Барбара не хотела ехать домой и не хотела оставаться одна. Они купили упаковку пива и, добравшись до комнаты Айка, уселись на пол, прислонились спиной к кровати и начали пить. Вообще-то больше выпила Барбара. Айку хватило двух бутылок, ей пошло четыре.

— Смешная штука, — сказала она, — когда я только сошлась с Престоном, думала, что несчастней меня на свете нет. Жизнь у меня к тому времени пошла наперекосяк. Но не я самая несчастная. Вот чему я у него научилась. Самый несчастный — это он, а не я. Чтобы дойти до этого, потребовалось время.

Айк чувствовал, что должен поддержать разговор.

— Ты говоришь, вы с ним около года?

— Почти два.

— Но ты давно его знаешь?

— Не его. Я знала, кто он. Когда они с Хаундом держали магазин, город был совсем другим. Все было меньше. Одна средняя школа, и все друг друга знают. Когда Престон переехал в Хантингтон, я училась классе в седьмом и часто ходила на пляж. Те, что постоянно там бывали, обычно знали Хаунда и Престона.

Айк глотнул пива и уставился на лунный отсвет на стекле бутылки.

— Помню день, когда он выиграл крупное состязание, национального уровня кажется. Я стояла на пирсе и смотрела. Сейчас это как-то странно. Я долго об этом не вспоминала. А встретились мы с Престоном недавно, года два назад. — Она остановилась. — Тебе ведь, наверное, неинтересно. Я могу заткнуться.

— Нет, мне интересно.

— Правда?

— Да.

Айк смотрел, как она снова отхлебнула пива и поставила бутылку себе на колено.

— Давно я столько не пила, — проговорила она. — Наверно, с той самой ночи, как встретила Престона.

Барбара грустно улыбнулась.

— Это было в баре, там, где сейчас собираются панки. Не помню даже, как он назывался, «Крутые волны» или что-то в этом роде. Вообще-то, я только что выписалась из больницы. Мне нельзя было пить. Я в то лето забеременела, и оказалось, что беременность внематочная. Я чуть не умерла. Им пришлось вынуть все. Все.

Она говорила тусклым голосом, держа на колене бутылку. Луна освещала одну половину ее лица. Айк не стал включать свет; в темноте комната смотрелась лучше.

— Ладно, — продолжала она, — в общем, в то лето Престон как раз вернулся домой. Я к тому времени отучилась два года в местном джей-си. Собиралась поступать в школу фотографии, и внезапно все оборвалось. Я хочу сказать, не стало смысла жить. Потом появился Престон. Его не было очень долго. Сначала война, потом тюряга. Когда он вернулся, то был такой, как сейчас. Ты его другим и не видел, но те, кто знал Престона, поверить не могли. Он совершенно изменился. — Она снова глотнула пива. — Но мне тогда казалось, что у нас с ним есть общее. Знаешь какое? Это полная безнадега. Меня к нему потянуло, — Она помедлила и взглянула на Айка. — Правда, дело было не только в этом. Не знаю, как объяснить… Я тогда смотрела на Престона и видела большую трагедию, но видела и другое: молодого парня на пляже, поднявшего над головой серебряный кубок. И сама все еще пыталась быть той девочкой с пирса. Может, это и глупо, но я очень старалась и вправду верила, что если мы с Престоном будем любить друг друга, то сумеем наверстать. Но в прошлом году поняла, что хочу этого я одна. — Она остановилась. — Престону наплевать, — произнесла она раздельно. — Ему на все наплевать. Может, теперь ты понимаешь, почему я так удивилась и обрадовалась, когда он стал говорить про парнишку, которого надо бы свезти на ранчо. Ему вроде действительно этого хотелось. Не знаю. — Она замолчала и потрясла головой.

— А что ты знаешь про ранчо?

— Да ничего. Я тебе уже все рассказала.

Айк смотрел в стену, но чувствовал, что она повернулась и глядит на него.

— Ты думаешь, сегодняшнее как-то связано с тем, что случилось там?

Айк ответил не сразу. Он почему-то не хотел рассказывать ей о драке, но ведь она и так рано или поздно узнает. Может, даже лучше, что он сам ей расскажет. Вроде бы теперь все достаточно понятно. Престон и Хаунд были партнерами. Престон говорил, что у Адамса есть друзья с большими деньгами. У того, кому принадлежало ранчо, несомненно, были деньги. А Престон ничего не ломал, не лазил через забор — у него был свой ключ. Ясно как день, что в свое время он запросто ездил на это ранчо, но сейчас его там не ждали. Когда они с Джекобсом встретились, сразу же подрались. Тогда это началось, а потом в «Клубе Таити» продолжилось. Судя по всему, взяв Айка с собой на ранчо, Престон просчитался. Он и впрямь не думал, что там так много людей, — он сам об этом сказал в тот день, когда Айк видел на балконе фигуру в белом. И сейчас Айк поделился своими соображениями с Барбарой. Когда он говорил, девушка не смотрела на него, а потом закрыла глаза и опустила голову на скрещенные руки.

— Придурки, — вот и все, что она произнесла.

Некоторое время они сидели молча, потом Барбара сказала, что ей надо в туалет. Вернувшись, она спросила, не пора ли лечь спать.

— Как хочешь, — ответил Айк, пожав плечами.

Барбара коснулась его руки.

— Все в порядке, — сказала она, — спасибо тебе.

Странная это была ночь. Айк уступил кровать Барбаре, а сам лег на полу. Спал неспокойно, то и дело просыпался и думал о том, что она ему рассказала. Ему казалось, что Барбара тоже не спит, но каждый раз, как он смотрел на нее, глаза у нее были закрыты. Потом он наконец заснул и, судя по всему, очень крепко. Когда Айк проснулся, она уже оделась и шарила по кухонной полке.

— Кофе нет?

— Нет, к сожалению.

— Ничего, поехали ко мне, я сварю.

Он обошелся бы и без кофе, но согласился поехать с ней. Айк надел рубашку, и они спустились вниз. Небо затянуло тучами. Воздух был холодный, пахло морем. Оказалось, что еще очень рано, — по дороге им попалось всего несколько машин.

К дому Барбары они подъехали почти одновременно с Моррисом. Он посмотрел на Айка, как тому показалось, с некоторым удивлением, потом повернулся к Барбаре.

— Пока ему паяют только драку в пьяном виде, — сказал Моррис, — хотят повесить поножовщину, но свидетелей не находится. Я сам был в другом конце бара. Фрэнк и Хаунд стояли совсем рядом, но они с фараонами не разговаривают. — Он потряс лохматой головой. — Не знаю уж, что будет.

Он очень устал, и видно было, что его мучает похмелье. Начало проглядывать солнце, день обещал быть жарким. По физиономии Морриса текли струйки пота. Некоторое время тянулось неловкое молчание.

— Я собираюсь варить кофе, — сказала Барбара, — будешь, Моррис?

Моррис покачал головой.

— Я только чтоб вы знали, что и как, — проговорил он, — думал, может, вам интересно.

В его голосе Айку послышались саркастические нотки, и до него начало доходить, что именно подумал Моррис, увидев их с Барбарой вместе в это время дня. Моррис еще немного постоял, потом повернулся и побрел к своему мотоциклу. Айк посмотрел ему вслед и пошел за Барбарой. Но теперь ему было уже по-настоящему неудобно. Внутрь заходить не хотелось.

— Как-нибудь в другой раз, — сказал он, — мне надо пойти с Моррисом, вдруг я ему нужен в мастерской.

Она пожала плечами.

— Иди. Спасибо тебе за все. Мне было очень нужно, чтоб рядом со мной сегодня ночью кто-нибудь был… Кто-то, кому бы я могла доверять.

Она вошла в дом и закрыла за собой дверь.

Айк побежал назад в надежде, что успеет застать Морриса, но тот уже уехал. Внезапно он почувствовал такую опустошенность и усталость, словно сегодня вовсе не спал, и решил не ходить в мастерскую, а вернуться домой.

У себя в ящике Айк нашел письмо. Это было первое письмо в его жизни, и пришло оно из Сан-Арко. Письмо было от Гордона, Айк тут же узнал его размашистый почерк. Оказалось, дядька уже успел написать в Вашингтон и в американское посольство в Мехико. Никто ничего не знал об Эллен Такер — ни мертвой, ни заключенной в какую-либо из тюрем. Гордон не был уверен, хорошо это или плохо, но решил, что надо дать знать Айку. Это было почти все — Гордон не любил лишних слов. В конце он писал, чтобы Айк поберег себя.

Он прочитал письмо несколько раз, потом сложил его, засунул в разорванный конверт и положил туда, где уже лежал клочок бумаги с тремя именами. Айк подошел к окну и прижал к стеклу кончики пальцев. Он смотрел на вереницу уродливых домов, протянувшуюся до самого моря, и представлял, как сестра гуляет по тем же улицам, где ходит сейчас он, видит то же самое и думает… О чем? Раньше он мог это угадать. Они были очень похожи, и у них даже была такая игра — угадывать мысли друг друга. И снова, как тысячу раз до этого, он подумал, как же все изменилось после той ночи в солончаках. Вспомнил, как она уходила, не попрощавшись с ним. Он вышел случайно и увидел ее, залитую светом, в полинявших джинсах и красных сапожках, с потрепанным чемоданом в руке. Эллен уходила все дальше и дальше в волны полуденного зноя и пыли, а он стоял на покосившемся крылечке, предчувствуя одиночество, которое неминуемо настанет.

Той ночью в пустыне он будто завел какой-то механизм, который теперь увлекал его за собой, но не поддавался контролю. Сейчас с ним происходило то же самое. Он знал, что письмо Гордона ничего не изменит, как не изменили ничего советы Престона. Перед глазами стоял гуляющий по пустыне ветер — то ли смерч, затягивающий в свою воронку, то ли буря, бушующая внутри него, — который заставлял его идти. Айк понимал, что выбора у него нет, и причиной этому не только его сестра. Причина была в нем самом. Он смотрел в окно, на маленький дворик и неряшливый горизонт, но перед глазами всплывали неоновые буквы вывески «Клуба Таити». И еще он видел темные глаза, взгляд которых не сумел выдержать.

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

Глава семнадцатая

Масатлан, Сан-Блас, Пуэрто-Вальярта, мыс Сан-Лукас. Эти названия завораживали. В прокуренной комнате они звучали как песнопения. Айк слушал и представлял тропические моря, джунгли, изрезанные ухабистыми дорогами и дрожащие в волнах испарений, свернувшихся калачиком зеленых ящериц, прячущихся в тени…

Когда он открыл глаза, Хаунд Адамс смотрел прямо на него. Они сидели вокруг карты, разложенной на полу гостиной. Рядом была Мишель. Она обхватила его руку и положила подбородок ему на плечо. Хаунд Адамс устроил-таки вечеринку, и Мишель с Джил оказались среди приглашенных. Мишель позвала с собой Айка. Была уже поздняя ночь — или раннее утро. Айк видел, что небо за окном начало светлеть.

Гостей было очень много, но сейчас большинство из них уже разъехались по домам. Лишь несколько поклонников Хаунда расположились на полу возле карты: он намечал маршрут для зимней поездки. Как и говорил Престон, он выезжал серфовать зимой.

Терри Джекобса не было среди гостей. Вот уже неделю он лежал в реанимации хантингтонской больницы. Пересуды о драке не прекращались на протяжении всей вечеринки, причем в них наметилось некоторое расхождение по вопросу о том, как именно вспыхнула ссора. Каждый твердил свое, но в одном сходились все: Престон Марш — человек конченый. У Терри Джекобса была бешеная родня, кое-кто из них уже приехал в Хантингтон с островов. Айку показали их — громадных, неповоротливых чужаков в цветастых рубашках, темнокожих и молчаливых.

С самой ночи драки Айк всего лишь раз видел Барбару. Она ненадолго забежала сказать, что Престона все еще не выпускают, хотя нет никаких свидетелей поножовщины. Айк вспомнил тогда слова Хаунда о том, что Престон нужен ему не в тюрьме, а на улице, и сейчас, когда один из зловещих родственников Джекобса растянулся на кушетке, они снова всплыли в памяти.

Морриса он тоже не видел и не ходил к нему в мастерскую. Он жил наедине со своими мыслями, наблюдал за нефтекачалкой, пожухлой травой и маленькими коричневыми птичками за окном. А потом пришла Мишель и позвала его на вечеринку.

У Айка впервые появилась возможность посмотреть на Борзого Адамса вблизи. Он наблюдал, как Хаунд ходит среди гостей и приветствует одних сердечным рукопожатием или объятием, других — равнодушным кивком. Приходу Мишель Адамс, казалось, по-настоящему обрадовался. Айк не раз замечал, как он кладет ей руку на плечо или на поясницу, как использует любую возможность сказать парочку слов. Наверное, девушки были правы: Хаунд и впрямь запал на Мишель. И не раз он ловил взгляд Хаунда на себе самом. Это не было манией преследования. Вот и сейчас, сидя по-индийски на полу над развернутой картой, Хаунд Адамс смотрел на него.

— Тодос сон эрманос дель мар, — сказал Борзой, не отводя от него глаз.

Айк понятия не имел, что это означает. Но наступило молчание, и, казалось, именно он должен был его чем-то заполнить. Мишель прижалась к его плечу. Он чувствовал, что на затылке и на спине у него выступила испарина. Хаунд улыбался, но глаза его были как два камня.

Айк ухмыльнулся в ответ и передернул плечами, как бы пытаясь сказать, что он не понимает.

Хаунд засмеялся.

— Мы братья моря, разве нет? Так говорят о нас люди в поселке. — Его палец остановился на какой-то точке на карте.

Айк почувствовал облегчение и с интересом взглянул на карту.

— Это маленькая рыбацкая деревушка, — продолжал Хаунд, — красивое место.

Когда Айк поднял глаза, то обнаружил, что Хаунд снова смотрит на него.

— Говорят, ты летаешь, — сказал он, и Айк не понял, был ли это вопрос.

— Я только учусь.

— Все мы только учимся.

Айк посмотрел в темные неулыбающиеся глаза и так и не смог решить, шутит собеседник или нет. Снова, как тогда возле клуба, он внимательно вгляделся в его лицо. Это было одно из тех лиц, которые меняются в зависимости от того, с какого расстояния на них смотришь. Волосы у Хаунда были как у юноши — или девушки: густые, светлые, местами почти белые от солнца. Загорелая кожа, шевелюра и атлетическое телосложение делали его похожим на молодых завсегдатаев пирса и спортивных магазинов. Издали ему можно было дать лет двадцать или чуть больше, но, столкнувшись с ним лицом к лицу, вы замечали морщинки вокруг глаз, тонкий белый шрам на переносице, чуть пожелтевшие зубы. Вблизи это лицо было сдержанным и коварным, и не в первый раз за вечер Айку показалось, что с ним играют как кошка с мышкой.

— Говорят, у тебя хороший учитель, — сказал Хаунд.

Сердце у Айка замерло. По тону Адамса, как и по его глазам, понять было ничего нельзя. Что это? Насмешка? Или провокация? Один из самоанцев встал с дивана и с шумом открыл банку пива. Пытаясь подыскать подходящий ответ, Айк ерзал на своем месте. Но тут Хаунд коротко рассмеялся.

— Все нормально, всем нам нужен учитель. Сложность в том, чтобы правильно выбрать. — Он сделал паузу. — Откуда ты родом, Айк?

От такой резкой перемены темы Айк на мгновение растерялся.

— Из пустыни… — начал он, потом запнулся и махнул рукой куда-то за окно, как будто именно за ним начиналась пустыня.

— В пустыне есть сила, — проговорил Хаунд, немного помолчав, — также как в море.

Над городом всходило солнце. Хаунд уже переоделся для серфинга. Один из самоанцев натирал смазкой доску. После ночной пирушки они еще собирались выйти в море. Рядом с Айком на деревянном крыльце стояла Мишель. Забавно, но он привык за ночь к ее присутствию. Непостижимо спокойная, она каким-то образом поддерживала его. Он был благодарен ей за это, но в то же время озадачен своими ощущениями. Айк до смерти устал, от выпитого гудела голова. Он не мог взять в толк, откуда у Адамса еще берутся силы на серфинг.

— Хочешь присоединиться к нам? — внезапно спросил Хаунд.

Вопрос выдернул Айка из забытья, в которое тот уже начал погружаться, но он не сразу нашелся что ответить.

— Я хотел бы, — сказал он, — но не могу.

— Он потерял доску, — вставила Мишель, — стырил кто-то.

Хаунд кивнул и слегка склонил набок голову.

— Здесь найдется доска.

— Нет, не сегодня. Мне утром на работу. Но все равно спасибо.

Адамс снова кивнул.

— В другой раз, — сказал он, — приходите еще, приходите оба.

Айк и Мишель были уже почти на тротуаре, когда Хаунд окликнул его по имени. Айк обернулся. Высокий, худощавый, Хаунд походил на одну из колонн, что поддерживали крышу его дома.

— Зайди как-нибудь в магазин, — сказал он Айку, — оставаться без доски не дело. Может, мы что и подберем.

Когда они возвращались по пустынным улицам, на Айка нашло какое-то оцепенение. В голове звенело от пива и марихуаны, а асфальт под ногами колебался и куда-то пропадал. Он взглянул на Мишель и подумал, что после вечеринки девушка кажется совсем другой. Это было довольно странно.

Утро выдалось прохладное, моросил дождик. В бирюзовом, расцвеченном оранжевым и красным небе проплывали растрепанные светлые облака, похожие на громадные аэростаты.

— Такой рассвет бывает в пустыне, — сказал Айк.

— Я в пустыне ни разу не была.

— Ну да?!

— Честное слово. Отец ушел от нас, когда я была совсем маленькая. Мама никогда никуда не ездила. Я нигде не бывала. Это одна из причин, почему я убежала.

— Ну ладно, тогда представь, что земля может быть такая же пустая, как небо, и такая же яркая.

Он остановился и взглянул на Мишель. Они были почти одного роста, и Айк смотрел ей прямо в глаза. Айк видел, что девушка слушает, но продолжать не стал.

— Там лучше весной, — вот и все, что он сказал, и передернул плечами.

— Ты не такой, как другие, — проговорила она, и Айк отвел глаза.

— Нет, правда, ты не похож на местных парней.

— Может, это оттого, что я неместный.

— Ну, так расскажи мне о пустыне.

Он снова пожал плечами:

— Чего там рассказывать!

— Ну, например, про свою школу. Какие там были ребята?

Он рассмеялся, вспомнив невысокие беленькие времянки, собранные из жестяных листов, которые были их школой, и душные крошечные классы. Порой учителям приходилось лить на крышу воду из шланга, чтобы хоть немного освежить помещение.

— Больше всего там было мексиканцев, — ответил он, — но приятелей у меня было мало. Честно говоря, я не знаю, что это были за ребята.

— У тебя не было друзей?

— Только моя сестра. Мы с ней дружили.

— Сестра?

— Да.

Айк запнулся. Он всегда чувствовал себя неловко, говоря о своей семье, если ее можно было так назвать.

— Понимаешь, однажды летом мамаша бросила нас и смылась. Оставила со своей матерью и братом да так больше и не вернулась.

— А что твой отец?

— Я его никогда не видел.

— Значит, вы были вместе с сестрой, — задумчиво проговорила Мишель.

Айк решил, что сейчас она начнет расспрашивать про сестру, но Мишель так ничего и не спросила. Они шли, держась за руки, и он чувствовал ее теплую и влажную ладонь.

— Может, когда-нибудь мы туда поедем, — сказала она, — тогда ты покажешь мне, на что это похоже.

— Может быть, — ответил Айк и почему-то почувствовал себя довольно нелепо.

Дойдя до меблирашек, они поднялись по лестнице и остановились у ее двери. Дверь была открыта, и внутри на диванчике он увидел Джил, которая заснула, даже не раздевшись. Мишель взглянула на нее, потом на Айка. Наморщила носик и улыбнулась:

— Зайди, у меня там занавеска. Или тебе на работу?

Айк посмотрел на маленькую захламленную комнату.

— Я соврал. Я дико устал и сейчас пойду спать.

— А ты когда-нибудь пойдешь серфачить с ними?

Он пожал плечами.

Мишель стояла, прислонившись спиной к косяку и держась за дверную ручку. Она явно ждала большего, чем простое «до свидания». Ему и самому хотелось чего-то другого. В какой-то момент их глаза встретились, он мог бы придвинуться к ней, коснуться, но упустил момент. Теперь это показалось бы грубоватым и неуклюжим, и Айк шагнул к своей двери. Он обернулся, будучи уже на безопасном расстоянии.

— Может, завтра, — сказал он, — сходим в кино или еще куда.

— Идет. Завтра, когда я приду с работы.

Она помахала ему рукой, и Айк помахал в ответ.

Оказавшись в своей комнате, он сел на кровать и начал вспоминать прошедший вечер. Айк раздевался и думал о тех вопросах, что задавал ему Хаунд Адамс. Похоже, Борзому кое-что о нем известно, но складывается впечатление, что тот немного лукавит. Что именно известно Хаунду? Что это за предложение прийти за доской к нему в магазин? В этом, несомненно, крылся какой-то подвох.

 

Глава восемнадцатая

Сон мало освежил Айка. Он принял душ и решил прогуляться. От ветра с океана немного полегчало. Айк зашел в кинотеатр узнать, что там за фильмы. Может, Мишель посмотрит с ним фильм про серфинг? Он еще никогда не приглашал девушку на свидание и сейчас чувствовал себя не в своей тарелке. Все же удивительно, что его отношение к Мишель после вчерашней вечеринки так изменилось. Ведь Джил тоже там была, но она осталась прежней — такой же шумной и туповатой. А вот Мишель… Он внезапно поймал себя на том, что пытается представить, каково это — иметь постоянную девушку, может даже жену. Вот он за рулем небольшого семейного фургончика, полного лежаков и светловолосых ребятишек, катит в воскресный денек по прибрежному шоссе… Нет, не получается. Насколько он знал, никто из его родственников не был добропорядочным семьянином, и с чего бы ему становиться первым?

Кинотеатр помещался в старом здании с облупившейся краской, по обеим сторонам его оставались незастроенные участки земли. Фильмы «из жизни серфера» шли там каждую неделю. Тот, что намечался сегодня, назывался «Только стоячие места». Айк поторчал немного перед афишами, решая, идти или нет, а потом отправился в закусочную «Тако», где работала Мишель.

Увидев его, она удивилась. Прежде он никогда не заглядывал в закусочную в ее смену. На ней была оранжевая с коричневым униформа, и к груди приколота маленькая беленькая табличка с именем. Потягивая колу через соломинку, Айк пристроился к прилавку и принялся с ней болтать. Когда он спросил про кино, Мишель сказала:

— Клево.

Все время, пока они говорили, другая продавщица — девушка примерно того же возраста, что и Мишель, — не сводила с него глаз. Она работала у окошка для автомобилистов, но старалась не упускать Айка из виду и как будто пыталась решить, знает она его или нет. Айк был абсолютно уверен, что никогда прежде ее не видел. Каждый раз, когда он ловил ее взгляд, она притворялась, что не смотрит. Наконец он решил, что пора идти. Приятно было торчать у прилавка, болтая с Мишель, но за ним уже начала выстраиваться очередь, и пришлось распрощаться.

— Вечером увидимся, — сказала она, — развлечемся.

Айк спустился с крыльца и обернулся. Мишель улыбнулась ему сквозь стеклянную дверь. За ее спиной он увидел ту девушку у окошечка. Она снова смотрела на него.

На Мейн-стрит он зашел в два места. Сначала в туристическое агентство — взять карту Мексики. Ему хотелось проверить, помнит ли он те места, о которых говорил накануне Хаунд Адамс. Потом он зашел в его магазин.

Внутри было просторно и тихо. Адамса не было. Вообще-то, как и в первый раз, он не увидел там никого. Сунув руки в карманы джинсов, Айк шагнул вперед. Он не искал ничего определенного, но его взволновали слова Барбары о том, что когда-то этот магазин принадлежал Престону.

Он бесшумно пересек темный прямоугольник ковра. Странной была эта тишина. Она рождала чувство, что громкие звуки здесь неуместны. В магазине было множество сувениров, трофеев, старых плакатов и выцветших фотографий в рамочках. Сейчас Айк был внимательнее, чем в свой первый приход, и сам удивлялся, как не заметил тогда некоторых вещей. На одной из подвешенных к потолку старых досок он увидел эмблему. Потолок в магазине был высокий, словно это помещение некогда предназначалось для других целей, но эмблема виднелась очень отчетливо: волна, похожая на язык пламени, заключенная в круг. Он принялся рассматривать фотографии и вскоре обнаружил, что знак повторяется почти на всех запечатленных на них досках.

Из большой комнаты с ковром и высоким потолком Айк прошел в маленькую, где были выставлены подержанные доски и гидрокостюмы. В ней витал сладковатый острый запах свежей резины. Там, в маленькой комнате, над гидрокостюмами, он и нашел то, что заинтересовало его больше всего. Это была увеличенная фотография, напечатанная на дешевой бумаге, судя по тому, что, некогда яркая, она теперь совсем выцвела. Небо едва заметно отсвечивало голубизной, а лица людей и вовсе поблекли. На фотографии были изображены мужчина средних лет, двое молодых парней и девушка. Двое молодых людей были Хаунд Адамс и Престон Марш. Айк понял это еще прежде, чем прочитал тончайшую витиеватую надпись, протянувшуюся по кромке фотографии. Коротко подстриженные, облаченные в гидрокостюмы и одинаковые футболки, они снялись на фоне старого фордовского фургона, отделанного по тогдашней моде под дерево, а сзади торчали доски для серфинга. Девушка стояла между ними на скейте, одной рукой держа за плечи Хаунда, другой — Престона. Это была очень красивая девушка, похожая на киноактрису, с изогнутыми бровями, прямым носом и ровными зубами. Престон и Хаунд улыбались, а девушка, похоже, даже смеялась.

Мужчина средних лет выглядел в этой компании несколько неуместно. На нем были брюки и футболка, через руку переброшена ветровка. Темные, коротко подстриженные волосы зачесаны назад, на носу — маленькие круглые солнечные очки. Губы сжаты в узкую полоску, уголки рта слегка приподняты — вероятно, это должно было означать улыбку. Надпись под фотографией гласила: Мексика, День Труда, 1965. Хаунд, Престон, Джанет, Майло.

В магазине никто не появлялся, и Айк простоял перед этой фотографией довольно долго. Удивительно, как Престон и Хаунд на ней походили друг на друга. Престон был почти на голову выше, немного шире в плечах, но своей тогдашней осанкой и телосложением напоминал Хаунда. Нос у него еще не был сломан, а одинаковые стрижки и футболки делали их до странности похожими. Но не только это удерживало Айка возле фотографии. Возможно, дело было в девушке, в том, как она смеялась и как ветер развевал ее волосы. Он почему-то решил, что фотография сделана вечером, но это был не просто какой-то вечер, а очень хороший. Когда смотришь на некоторые фотографии, хочешь, чтобы запечатленные на ней люди были твоими друзьями, но понимаешь, что в действительности можешь только смотреть, и тогда сердце сжимает беспричинная тоска, и ты чувствуешь себя одиноким. Эта была именно такая фотография.

Внезапно сзади чей-то голос спросил, не нужна ли ему помощь. Айк обернулся и увидел того самого светловолосого мужчину, с которым Престон разговаривал в переулке и к которому ходили Хаунд и Терри. Про себя он считал его Фрэнком Бейкером, хотя до сих пор не был в этом уверен. Слова мужчины громко прозвучали в тишине магазина, и Айку пришлось ответить.

— Нет, ничего, спасибо, — сказал он, — я только смотрю.

Мужчина прошел в комнату и, скрестив на груди руки, встал рядом с Айком. Он тоже смотрел на фотографию. Айк притворился, что его интересуют развешанные под ней гидрокостюмы, пробормотал что-то насчет дороговизны и вышел из магазина. Белокурый остался стоять перед фотографией.

Но когда Айк выходил, то заметил еще одну фотографию. На этом снимке темноволосый немолодой мужчина уже был один посреди пустынного пляжа. У Айка не было времени разглядывать фотографию, однако имя под ней он успел прочитать — Майло Тракс.

 

Глава девятнадцатая

Бьющий в лицо ветер жег глаза. Айк шел к себе, в «комнаты с видом на море», мимо автобусной станции и думал о человеке на фотографии — и о фигуре в белом на балконе усадьбы. Человек с большими деньгами. Он решил, что стоит снова поговорить с Барбарой и посмотреть альбом с вырезками, о котором она упоминала.

Когда он пришел, Мишель уже ждала его. одетая в джинсы и футболку, она сидела перед своей дверью. С работы она принесла ему поесть. Айк сел за раскладной столик у окна и принялся за еду.

— А где Джил? — спросил он, желая отвлечься от мыслей о магазине и ранчо.

— Прическу делает. То есть делает одна знакомая девчонка. Подстригает ее под панка.

Он кивнул, оглядывая квартиру, такую же маленькую и тесную, как его собственная. Комнатушка, крохотная кухня и ванная. Посредине комнаты девушки повесили занавеску. Джил спала на громадной потрепанной кушетке, а Мишель положила матрас прямо на пол. Над матрасом висели порнографические картинки. Заметив, что Айк поглядывает на них, Мишель улыбнулась, а потом взяла с подоконника пилочку и принялась обрабатывать ногти. Ногти у нее были накрашены красным лаком, и внезапно она снова стала похожа на себя саму до вечеринки. Он никак не мог придумать, что ей сказать. Предстоял долгий, заполненный неловким молчанием вечер.

— Есть травка? — поинтересовалась Мишель.

Айк покачал головой.

— У меня есть комнатные растения. Хочешь, покажу?

Айк ответил, что да. Он закончил есть и поднялся, чтобы сполоснуть руки.

Мишель подвела его к подоконнику. Там в пластмассовых горшочках зеленело несколько побегов марихуаны. Она тронула пальцем нежные зеленые листики и засмеялась. Айк постарался сделать заинтересованное лицо.

Раздался громкий стук в дверь, и появилась Джил. Да, ничего себе стрижка! Короче, чем у Айка. Ему даже показалось, что она ездила в Сан-Арко и ее подстригла его бабушка. Один бок был короче другого, по всей голове торчали уродливые оранжевые лохмы. Но Мишель сказала, что стрижка классная. Девушки прошли в ванную и при свете лампочки осмотрели прическу со всех сторон. Кто-то устраивал вечеринку, и Джил не терпелось показаться со своей новой прической.

— Будет живая музыка, — сказала она.

Айк видел, что Мишель тоже хочется пойти, но притворился, что не заметил этого. Тогда она сказала, что они с Айком идут в кино. Джил пожала плечами.

— Как хотите, — сказала она, но по ее лицу было видно, что это скучнющее мероприятие Джил не одобряет.

Молча они вышли на улицу и направились к кинотеатру. У Айка было такое чувство, что Мишель обиделась из-за вечеринки. Они не держались за руки, как прошлой ночью, и ему было неловко идти рядом с ней, мучительно соображая, что бы такое сказать. Айк уже и не знал, кто из них изменился в тот вечер. Он тогда здорово надрался, может, оттого все ему и показалось. Или как поется в той песенке кантри — он ведь часто бывал вынужден их слушать, когда сидел за стеной магазинчика Гордона, — если приспичит иной раз, любая девушка покажется красоткой. Мысль эта была ему неприятна.

— Марша говорит, она тебя где-то видела, — нарушила молчание Мишель, когда они были уже на полпути к кинотеатру.

— Марша?

— Мы вместе работаем. Она была сегодня, когда ты заходил. Говорит, что видела тебя раньше.

Айк вспомнил девушку у окошечка, которая не сводила с него глаз. Побывав в магазине Хаунда Адамса, он начисто забыл о ней.

— Ну откуда ей меня знать, — ответил он, — она что, бывала в Сан-Арко?

— Не знаю, вряд ли. Вроде бы она встречала тебя где-то здесь.

— Этого не может быть.

— Ну, тогда она тебя с кем-то путает. Марша так и сказала, что знает либо тебя, либо кого-то очень похожего.

— Кого это?

— Она не сказала.

Возле кинотеатра была небольшая очередь. Снова они стояли молча. Айк думал о той девушке в закусочной. Мишель отошла взглянуть на афиши. Айку хотелось прямо сейчас побежать к той девушке и спросить ее, на кого он похож. А еще ему просто необходимо срочно поговорить с Барбарой. Он занервничал. Появилось чувство, что время уходит зря, как будто они с Мишель были чужими друг другу, и напрасно он вообще пригласил ее на свидание.

Однако фильм оказался так хорош, что Айк практически сразу забыл обо всем на свете. Он и о Мишель забыл бы, но девушка уж больно громко все комментировала. Крайне неприятная привычка. В другом кинотеатре она раздражала бы его еще больше, но здесь у публики было принято свистеть и орать в самых захватывающих местах. Все же болтовня Мишель действовала на нервы. Можно подумать, что она первый раз пошла в кино.

Айк молчал. Плотно сжав губы, он не отрывал глаз от экрана. Таких волн он еще не видел. Съемки проводились по всему миру: Австралия, Новая Зеландия, Бали… Волны походили нате, что он видел на ранчо, — такой же безукоризненной формы. Он вновь ощутил чувство сопричастности, охватившее его тогда. Вспомнил фигуру Престона над темной поверхностью, его поднятую в приветствии руку. В лучах заходящего солнца волна превращалась в янтарь и уходила неоседланная, оставляя в воздухе фонтаны брызг. Все это надо видеть собственными глазами, а просто рассказать тому, кто не видел, — невозможно.

Сразу после фильма он хотел отвести Мишель домой, чтобы завтра пораньше найти Барбару. Они уже выходили из вестибюля, но тут Мишель увидела Хаунда Адамса. Он был с тем светловолосым, которого Айк видел утром в магазине. Айк не успел остановить Мишель, и она направилась к ним и принялась болтать. У Адамса, конечно, была травка, и вскоре они уже все вместе шли в северную часть города — почти тем же путем, что и в ту ночь, когда Айк следил за Хаундом и Джекобсом. Но прежде Адамс познакомил их со своим спутником, и Айк пожал руку Фрэнку Бейкеру.

Разговаривали в основном Хаунд и Мишель. Айку показалось, что Фрэнк не слишком рад компании. Когда они добрались до дома Хаунда, он ушел куда-то в комнаты и больше не показывался. Снова Айк с Мишель сидели на полу гостиной, и снова у Айка было чувство, что Хаунд вроде как запал на Мишель. Он не упускал случая дотронуться до нее, клал руку то на ее плечо, то на колено. Айк злился. Он просто с ума сходил от злости. Только что он давал себе слово, что больше никуда с ней не пойдет, а теперь ревнует! Чепуха какая-то.

Хаунд говорил о фильме, о Мексике.

— Помнишь, что я тебе говорил? — обратился он к Айку. — О том, что в пустыне, как и в море, есть сила и свой ритм. Только серфинг включает тебя в этот ритм, если сумеешь с ним породниться. Но заметь, я сказал, если сумеешь. Мы привыкли думать, рассуждать и совсем забыли про наше непосредственное восприятие, про наши ощущения. — Он сделал глубокую затяжку. — Что хорошо в Мексике, — продолжал он, — так это то, что море и пустыня там встречаются друг с другом. В этом есть своя особая музыка. Когда я приезжаю туда, то не сразу могу привыкнуть. Несколько дней привыкаю, но так и должно быть. К тому же Мексика потрясающее грибное местечко. Вы пробовали? — обратился он одновременно к Айку и Мишель, потом переменил позу и улыбнулся. — В этой деревне водятся два сорта — Сногдолой и Сан-Исидро. Второй будет даже покрепче.

Айк посмотрел на Мишель — она ловила каждое слово Адамса. Хаунд затянулся и пустился в разглагольствования о том, какой мощный кайф дает Сан-Исидро. Он рассказал, что однажды утром серфовал и видел себя как бы со стороны, причем море видел сквозь собственное прозрачное тело.

— Я хочу туда поехать, — внезапно сказала Мишель, не дав Хаунду докончить фразу. Тот улыбнулся, отвел от лица волосы и протянул вперед руку с трубкой.

— Тебе стоит это сделать. И тебе тоже, — обратился он к Айку. — Здесь потребуются годы, чтобы выучиться серфовать так, как там можно научиться за сезон.

Айк кивнул. Мишель положила руку ему на ногу, и сквозь плотную ткань он ощутил жар ее ладони. Он думал сейчас о ранчо и об испытанных им там ощущениях, о том, что в словах Хаунда было очень много правды, но почему-то они не трогали его. Хаунд вел себя как завзятый шоумен, и Айк не мог удержаться от мысли, что сказал бы по этому поводу Престон или что бы говорил сам Хаунд, если бы его слушателями не была парочка молокососов.

— Кстати, — прибавил Хаунд, — ты еще не нашел доску?

Айк ответил, что нет.

— Не забыл про мое предложение?

Айк ответил, что не забыл, и Хаунд снова пустился расписывать красоты Мексики. Тут его прервал телефонный звонок. Отсутствовал он всего пару минут, но когда вернулся, Айк сразу понял — что-то случилось. Борзой уже не улыбался, лицо его словно окаменело. Он вдруг как-то сразу постарел.

— Звонил брат Терри Джекобса, — тусклым голосом произнес он. — Терри только что умер.

 

Глава двадцатая

Снова Айк и Мишель стояли в коридоре меблирашек, и ему казалось, что стены едва заметно кружатся, и наклоняются то в одну сторону, то в другую, а вместе с ними водят хоровод электрические лампочки, лишь отчасти рассеивая подвижную горячую тьму. Он все никак не мог забыть лицо Хаунда, когда тот объявил о смерти Терри. Ноги плохо держали его. Может, оттого, что рядом стояла Мишель? Опять она пригласила его зайти, и опять он колебался.

— Ладно, тогда я к тебе. Два раза подряд ты не отвертишься, — засмеялась она.

Мишель вся раскраснелась, в лице появилось что-то шальное, неуемное. Над верхней губой выступили капельки пота. Она взялась за дверную ручку, подперла рукой бедро. Руки у нее были довольно большие и сильные, как у парня, хотя кожа на них — гладкая, мягкая. Он смотрел на ее руки, потому что это было легче, чем смотреть в глаза, и думал о своей комнате, о груде грязной одежды и о мешке с мусором, который забыл вынести.

— В холодильнике есть пиво, — сказала она, — пойдем.

Ее комната сегодня показалась ему еще меньше и теснее. Джил не было.

— Придется сесть на кровать, — сказала ему Мишель, — это единственное удобное место.

Айк уселся на краешек матраса и ждал, пока Мишель принесет из холодильника пиво. Она поставила бутылки прямо на пол, потом проскользнула мимо него и взяла с подоконника свечку. Пристроила ее тоже прямо на полу и зажгла, потом выключила свет и задернула занавеску. Все сразу же изменилось. Стало тесно и жарко. Желтое пламя дрожало, отбрасывая причудливые тени, и отражалось в темном оконном стекле. Она села так, что их плечи соприкоснулись, и Айк почувствовал жар ее тела. Он быстро глотнул пива. Оно было холодное и обожгло ему горло и даже желудок. Рукой он уперся в матрас за ее спиной и взглянул ей в лицо — на маленький красивый рот, высокие скулы. Мишель, откинувшись на его руку, смотрела ему прямо в глаза, и он видел, как пляшут в ее глазах блики свечей — в том самом месте, куда ее в детстве ткнули палкой. Он старался смотреть только на это слегка подрагивающее темное пятнышко, и оно выросло и приблизилось к нему. Их губы встретились, и Айк ощутил ее дыхание и кончик языка. Они откинулись на матрас, и ему показалось, что он проваливается — как тогда на ранчо, когда он первый раз оседлал волну. Айк больше не владел собой. Было удивительно, невероятно, что рядом с ним сейчас та самая девушка, которая так раздражала его в кинотеатре. Он целовал ее губы, шею, веки — и внезапно полет прервался. Айк просто лежал рядом, и ему было холодно. Он не шевелился и слышал, как рядом бьется ее сердце. Мишель долго не двигалась, потом повернулась к нему, положила руку ему на плечо и отодвинулась подальше, словно хотела его хорошенько рассмотреть.

— В первый раз вижу такого парня, — сказала она.

— Прости.

— За что?

— Ну… — замялся он, — в общем, я знаю, чего ты ждешь, но вряд ли смогу.

— Почему это?

— Ну… не знаю.

Она снова притянула его к себе.

— Наверное, в пустыне было мало девушек.

— Да, — ответил он.

— У тебя никогда не было подружки?

Он колебался. Кровь прилила к лицу, и Айк закрыл глаза. Они пересохли и ныли, словно их запорошила рыжая пыль Сан-Арко.

— Была одна девушка. Она уехала.

Он чувствовал, что Мишель смотрит на него и не верит ему.

— Тебе без нее было одиноко?

Он снова кивнул.

— Да, еще как.

Теперь Айк смотрел в потолок и пытался вспомнить, когда еще за последнее время он чувствовал себя таким несчастным, жалким и никчемным, как сейчас. Пожалуй, так плохо ему было только в первый день в городе, когда его высмеяли байкеры. Вот черт! Если он не может переспать с девчонкой и не в состоянии дать обидчику отпор, значит, он вообще ни на что не способен. Ему почудилось, будто Гордон смотрит на него сверху — должно быть, с неба, — неодобрительно качает головой, а потом презрительно сплевывает на землю.

Мишель оперлась на руку подбородком.

— У меня все было по-другому. Мне вроде бы тогда и тринадцати не было. — Она на мгновение о чем-то задумалась. — И что, вы так ни разу и не перепихнулись?

Он пожал плечами.

— Один раз.

— Один? — засмеялась она. — Прости, зря я смеюсь. Но всего один раз?

— Она уехала.

— Ну да. А потом ты снова дружил только со своей сестрой. И никогошеньки рядом с тобой не было… Ну и как, — помедлив, спросила Мишель снова, — понравилось тебе?

— Что понравилось?

— То самое. Чем ты занимался со своей утраченной возлюбленной?

Он повернулся к ней и увидел, что она улыбается так же, как в тот день перед домом, — не насмешливо, а по-доброму.

— Может, тебе просто нужно попробовать еще раз… Знаешь что?

Он ответил, что не знает.

— Я не отпущу тебя, пока ты меня не трахнешь.

Она легко скользнула с матраса, задула свечу, стянула через голову маечку и отбросила ее. Луна осветила лицо девушки и маленькие округлые груди — такие белые там, где их прятал от солнца купальник. И когда она, шагнув из приспущенных джинсов, легла рядом с ним, он мог бы поклясться, что в лунном свете она прекрасна и чиста как ангел. Его пальцы скользили по ее ногам, а потом он лежал между ними. Руки Мишель сомкнулись вокруг него, она вела его внутрь, и он почувствовал жар ее тела. Айк закрыл глаза, и горячая красная пыль всколыхнулась, чтобы придушить его. В то время как в настоящем его тело содрогалось в прежде неведомом, но близком и понятном ему ритме, из далекого затхлого прошлого его окликнул голос бабки. И голос этот был наполнен удивлением, горечью и гневом.

 

Глава двадцать первая

Она заснула. Кожа у нее была тонкая, мягкая, и было так приятно просто лежать рядом в темноте и слушать, как она дышит. Он и сам задремал, но вдруг проснулся и вспомнил, что же с ним произошло. Удивительно, но он и в самом деле здесь. Ее нога перекинута через его ноги, она дышит ему в шею, а ее ладонь лежит на его груди. Осознание этого было ему приятно. Айк чуть двинулся, и она зашевелилась.

— Ты не спишь? — прошептала девушка.

Он ответил, что нет. Мишель отчего-то засмеялась и скользнула ладонью по его животу.

— Сделай для меня одну вещь, — попросил он.

— Какую? — В голосе ее было удивление.

— Узнай у той девушки, на кого я похож.

— Это так важно?

— Очень.

— Чудной ты парень, — сказала она, и Айк почувствовал, как ее ладонь крепче прижалась к его животу.

Он повернулся к ней, и губы их встретились.

Проснулся он рано. Мишель еще спала — на этот раз на спине, — приоткрыв рот и закинув за голову руку. Некоторое время Айк любовался ею в предрассветном сумраке и вновь ощутил испытанное ночью удовлетворение. А потом он начал рассматривать саму комнату. Странное это было место, непривычное. Наполовину бордель, наполовину жилище девушки-подростка. Чего стоил один встроенный шкаф — высокий, узкий, с узкими полками одна над другой. На этих полках черные чулки в сеточку соседствовали с бейсбольной перчаткой, а красные вечерние туфли на высоченном каблуке — со старенькими кроссовками. На туалетном столике возле кровати выстроилась батарея флакончиков с духами и склянок с косметикой. Здесь же стояла фотография девчачьей волейбольной команды. Над зеркальцем пришпилена открытка с совокупляющейся парочкой. Надпись, составленная из вырезанных по отдельности буковок, гласила: «Во-о-о дают!» Рядом с занавеской висела другая надпись, оформленная как библейская заповедь: «Не согрешишь — не покаешься».

Мишель и сама была как ее комната: чего только в ней не было. Поэтому и составить о ней какое-то мнение трудно. Она ведь могла за минуту преобразиться. Вот она совсем девчонка — не дашь и законных шестнадцати — и вдруг становится такой хладнокровной, опытной. Айк даже представить не мог, что ей столько всего известно. И дело было не только в сексуальной искушенности. Ее знание жизни было больше, глубже, и он чувствовал себя рядом с ней увереннее и спокойнее.

Айк все рассматривал комнату и вспоминал прошедшую ночь. Мишель спала. Если бы всегда были только палящее солнце и прохладная тень пирса. Пустынный берег. Ночи с Мишель. На мгновение ему удалось это представить. Он остался один на один со своим воображением, поглощенный этим мысленным образом, освободившим его от смятения, испытанного однажды в солончаках. Но вскоре все исчезло. Перед глазами встало лицо Хаунда Адамса — каким оно было в момент, когда он объявил о смерти Терри. Это лицо словно вплыло через узкое окошко вместе с солнечным светом и стало расти, расти, пока не заполнило собой всю комнату.

Наконец Айк выбрался из постели и принялся собирать свою одежду. Ступая по холодному линолеуму и ежась, отправился умываться — осторожно, чтобы не разбудить Мишель. Перед тем как уйти, он подошел посмотреть на нее. Девушка теперь спала на боку, и волосы рассыпались по подушке изящным веером. Айк хотел дотронуться до нее, погладить завитки волос на висках, но отчего-то не стал. Вместо этого он направился к выходу и тихонько прикрыл за собой дверь.

В коридоре было темно. Из лестничного проема тянуло холодом. Он зашел к себе переменить рубашку и отправился в дом, где жил Престон. Ходьба согрела его. Он много думал об усадьбе на ранчо и о том, что связывало ее с магазином на Мейн-стрит. Ему хотелось взглянуть на альбом с вырезками, о котором упоминала Барбара. Айк шел быстро, не отрывая глаз от асфальта, и безуспешно пытался прогнать стоящее перед глазами лицо Хаунда Адамса — видение, разрушившее его утро.

Окна Престона выходили на восток, и на крыльце было тепло и солнечно. Барбара выглядела нездоровой. Бледная, лицо в каких-то пятнышках, под глазами темные круги. Она не особенно ему обрадовалась, но и не удивилась и пригласила его войти. Она казалась такой хрупкой во фланелевой рубашке Престона, доходящей ей до колен, и такой уставшей, что на мгновение он пожалел, что пришел. Он вспомнил свою сегодняшнюю ночь и подумал: было ли у Барбары с Престоном что-нибудь подобное?

Айк сидел на кухне, Барбара варила кофе. Она уже слышала о смерти Терри. Он спросил о Престоне, и девушка сказала, что свидетелей до сих пор не находится. Похоже, Хаунд Адамс сказал полиции, что Престон вообще к поножовщине не причастен, а был еще кто-то, сбежавший через заднюю дверь. Ножа так и не нашли, и Престона скоро освободят.

— Может, уже освободили, — добавила она, — просто я не знаю.

— Он бы, наверно, пришел сюда?

— Необязательно, он может быть у Морриса.

— Боюсь, они так и хотят, чтобы его выпустили.

Айк рассказал, что уже видел в городе каких-то родственников Терри. Барбара страшно перепугалась, словно ей и в голову не приходило, почему никто ничего не говорит полиции. Айк, почувствовав себя круглым идиотом из-за того, что сболтнул лишнее, уставился на продранный линолеум.

— Слушай, — начал он, помолчав, — я вот еще почему пришел — хотел спросить кое о чем.

Он поднял голову. Барбара смотрела на него, не выпуская из рук кофейную чашку.

— Ты говорила, Престон и Хаунд были партнерами. Что тебе еще известно? Не знаешь, случайно, что между ними произошло?

Она встала и подошла к шкафчику над холодильником. Пошарив по полкам, вернулась к столу с большой потрепанной картонной папкой, перевязанной темной ленточкой.

— Вот тут его вырезки. Когда я сюда переезжала, он многое повыкидывал. Это я вытащила из мусорного ведра. — Она положила перед ним папку. — Не знаю, найдешь ты здесь что-нибудь или нет, но можешь посмотреть. Сама я об их с Хаундом делах ничего не знаю. Знаю только, что они не разговаривают. Мы с Престоном пару раз встречали Адамса на улице, так они даже не смотрели друг на друга, притворялись, будто не видят. Странно все это, но в чем тут дело — понятия не имею.

Айк раскрыл альбом и начал смотреть вырезки.

— Ты говорила, Престон не здешний, что он сюда переехал.

Барбара кивнула.

— Он вроде бы из Лонг-Бич или откуда-то из тех мест. По крайней мере, его родители живут там. Представляешь, его отец — какой-то проповедник.

— Это он тебе сказал?

— Он не хотел говорить. Когда мы с ним сошлись, он вообще сказал, что его родители умерли. А потом один раз позвонила какая-то женщина и представилась его матерью. Я с него целый день не слезала, и он в конце концов признался. Вот тогда он и рассказал, что его отец — проповедник. Я спросила, почему он мне соврал, а он только плечами пожал. С расспросами к нему лучше не приставать, иначе взорвется.

— Знаю, — сказал Айк.

В папке оказалось кое-что интересное. Там были старые фотографии магазина. Оказывается, прежде он был вдвое меньше, а кирпичная стена, ныне разделяющая два зала, когда-то была фасадом. На одной фотографии на стене не было ничего, на другой — на ней красовалась эмблема — волна в круге и слова: «Оседлай волну».

Еще там было много фотографий Престона, большей частью вырезанных из журналов о серфинге. Тот же самый загорелый парень, которого Айк видел на фото в магазине. Теперь он понял, что имела в виду Барбара, когда говорила, что Престона знал каждый. Понял, пожалуй, и то, почему всех так удивило, как он изменился. Стройный изящный юноша. «Мистер Южная Калифорния». Татуировок у него тогда еще не было. Айк хотел было перевернуть страницу, но тут в рекламке какого-то фильма о серфинге его внимание привлекло одно имя. Объявление гласил о: «Победитель национального первенства Престон Марш в фильме Майло Тракса „Волна за волной“».

— Майло Тракс, — проговорил Айк, — это тот самый, которому принадлежит ранчо?

Барбара наклонилась взглянуть на имя.

— Не знаю. Я этого раньше не замечала.

Он рассказал ей о фотографиях в магазине, описал, как выглядел Майло Тракс. Она пожала плечами.

— Ничего не приходит на ум, но было время, в магазин забредали странные типы. Знаешь, такие немолодые, по всему видно, из большого города, вроде Лос-Анджелеса. О магазине всякое поговаривали, темные ходили слухи. Тогда как раз многие занялись наркотой, и вот вроде бы Хаунд и Престон здорово погрели на этом руки. Раскатывали по городу в новехоньких «поршах» и все такое. Хаунд, наверное, и сейчас этим занимается. У него здесь полно недвижимости. Разве купишь столько домов с одного магазина?

— А как же Престон?

— Ты имеешь в виду, что с его деньгами? Не знаю. Все промотал. Я же тебе говорила, что он попал на военку. Многие тогда удивлялись. Думали, что и у Хаунда и у Престона должно хватить ума, чтобы отвертеться… А потом однажды стою я на пирсе и слышу, как какая-то девушка говорит, что Престон поступил в морскую пехоту, сражаться-де собрался. Никто поверить не мог, что он способен на такой идиотизм. На какое-то время он пропал, потом вернулся, и мы встретились — ну, я тебе уже рассказывала.

Она сделала паузу, чтобы перевести дыхание и глотнуть кофе. Айк листал альбом.

— В магазине есть один снимок, — сказал он, — там Хаунд и Престон вместе и еще какая-то девушка. Джанет ее зовут.

— Звали.

Айк вопросительно поднял брови.

— Ты, наверное, имеешь в виду Джанет Адамс. Симпатичная, да?

Он кивнул.

— Это сестра Хаунда?

— Она умерла. Давно уже. Я тогда еще в школе училась, мы с ней не были знакомы. Но я думаю, все случилось от передозировки. Помню, что-то говорили о наркотиках, много шумели.

Айк помолчал. Это известие странным образом задело его. Он вспомнил девушку на фотографии — смеющуюся, с развевающимися волосами.

— А еще что ты знаешь?

Барбара покачала головой.

— Ничего я не знаю. Мы с ней не были знакомы. Это случилось давно. Я просто помню, как всех тогда шокировало, что такая девушка, как Джанет, оказывается, была наркоманкой.

Она помедлила, глядя в стол.

— Не возражаешь, если я задам тебе вопрос? — спросила она. — Зачем тебе все это?

Айк закрыл альбом и пожал плечами. В какой-то момент он хотел было рассказать ей, но потом передумал.

— Не знаю, — сказал он, — из любопытства, наверное. Ты ведь говорила, что Престон тогда был совсем другой. Разве тебе не хочется понять, что с ним произошло?

Барбару явно покоробила его наивность.

— Естественно, я хочу понять. Но ведь он дважды побывал во Вьетнаме. Многие вернулись оттуда не такими, как были.

— Да, но почему он вообще туда поехал, зачем бросил дело? Может, это имело какое-то отношение к Джанет Адамс? Ты же говоришь, они с Хаундом промышляли наркотиками.

Барбара встала, взяла у него альбом и положила его на место, в шкаф. Затем она закрыла дверцу и, прислонившись к ней спиной, посмотрела на Айка.

— Может, и так. Может быть. Полгода назад я бы дорого дала, чтобы узнать. Сейчас я вижу, что все бесполезно. Если кому-то до такой степени на себя наплевать, то со временем и тебе его судьба становится безразлична.

Айк оттолкнулся от стола и встал. Ему о многом надо было подумать и хотелось побыть одному. Он попрощался и сказал, что еще как-нибудь заглянет. Барбара открыла перед ним дверь.

Солнечный свет лился на тротуар, и дома плыли в горячих волнах, словно бумажные кораблики. Айк брел к центру, не обращая внимания ни на что вокруг и думая о том, что рассказала ему Барбара. Перед глазами стояла девушка на фотографии, обнимающая одной рукой Хаунда, а другой — Престона. Айк знал, что эта девушка и есть разгадка и именно ее смерть пролегла между Престоном и Хаундом. Непонятно почему, но он также был уверен, что именно она, Джанет Адамс, была причиной того странного выражения, которое появилось на лице Престона, когда Айк рассказал ему о своей сестре и показал обрывок бумажки с тремя именами.

Теперь он шел быстро и не заметил, как очутился возле Мейн-стрит, на одной из маленьких захудалых улочек, где на поросших сорной травой пустырях изредка попадались нефтекачалки. В конце улочки помещался одинокий пивной бар. Айк уже почти дошел до него, как вдруг откуда-то сбоку вывернулся Моррис. На нем была матерчатая кепка с повернутым на затылок козырьком, темные очки и безрукавка. Судя по всему, он здорово набрался. Когда Айк направился в его сторону, он покачнулся и с воинственным видом загородил ему дорогу, пряча в светлой спутанной бороде паскудную усмешку. Все же бежать было как-то глупо. Он ведь знал Морриса. Хватит уже всего бояться. Айк шагнул навстречу и поздоровался.

Моррис не торопясь снял очки, аккуратно сложил их и убрал в карман своей безрукавки. Левой рукой он забрал кулак правой и хрустнул суставами. Айк отступил назад, но бежать так и не решился. Моррис, качнувшись и теперь уже не скрывая усмешки, шагнул к нему.

Дальше все происходило очень быстро. Сверху обрушился громадный кулак, и небо потемнело. Айк вдруг осознал, что лежит на спине, но ничего вроде бы не болело. Наоборот, он вообще ничего не чувствовал. Знал только, что лицо у него в крови и все плывет перед глазами. Айк никак не мог понять, теряет он сознание или нет. В глазах темнело, потом светлело, потом вновь темнело. Где-то вверху покачивалась грязная физиономия Морриса, и толстый палец тыкал его в грудь.

— Я всегда знал, что ты дерьмо, — проговорил Моррис.

Он притянул Айка за футболку, словно хотел ударить еще раз. Мелькнула мысль о том, что сзади асфальт. Потом раздался чей-то другой голос.

— Ты вроде говорил, что одним ударом дух из него вышибешь, дубина.

— Не рассчитал, старик.

— Херня.

В глазах у Айка прояснилось, и он наконец разглядел, кто стоит за Моррисом — Престон в своей драной майке и красной бандане.

— Ну, давай еще разок, — умоляюще протянул Моррис, — сейчас уж я точно сворочу ему башку.

— Брось, ты уже продул мне пиво. — Престон повернулся и пошел к бару.

Моррис ослабил хватку.

— Расчухал, что к чему, сопля? — спросил он.

 

Глава двадцать вторая

Оказавшись в своей комнате, Айк посмотрел на себя в зеркало. Он был весь залит кровью. Удар пришелся над правым глазом и рассек бровь. Рана была огромная. От одного ее вида его тут же вырвало в раковину. Он завернул в полотенце несколько кубиков льда и приложил ко лбу. В голове начинало пульсировать, соображать было трудно. Отчего-то он чувствовал себя преданным. Моррис что, наплел Престону про Айка и Барбару? И Престон поверил? Нет, судя по всему, дело было в другом, а вот в чем, Айк не понимал.

Он, должно быть, заснул, потому что когда открыл глаза, небо за окном было красное. В комнате было темно, душно и воняло рвотой. Лед растаял, подушка вся промокла, но кровотечение прекратилось. Айк встал открыть окно и чуть не упал. Уцепился за спинку кровати, передохнул и со второй попытки открыл-таки окно. Чтобы создать сквозняк, он открыл и дверь, потом снова лег. Айк долго лежал, глядя, как темнеет, а потом чернеет пурпурное небо, как пляшут мотыльки возле оголенной лампочки в коридоре. Это кружение мотыльков и темнота за пределами желтого круга напомнили ему о пустыне, о захламленном дворике и просевшем крылечке, где горел, прорезая дыру во тьме, фонарь и насекомые, слетавшиеся к нему со всего поселка, дробно стучали о его металлический колпак.

Он снова задремал, а проснулся оттого, что на него смотрела Мишель. Одетая в свою униформу, она стояла в дверном проеме. Волосы были забраны под берет — в первый раз на его памяти, — и это делало ее лицо более округлым, не таким взрослым.

— Схлопотал, — сказал он.

Мишель включила свет и наклонилась, чтобы рассмотреть раны. Потом пошла к шкафу и поискала чистую футболку и джинсы.

— Надень. — Она бросила одежду ему на кровать.

— Зачем это?

— Я сейчас возьму у Джил машину и отвезу тебя в больницу.

— Не нужно мне в больницу.

— Еще как нужно. Надо наложить швы.

— Не нужны мне никакие швы, — сказал он, опершись на локоть и следя, как Мишель идет к двери.

Она остановилась и повернулась к нему.

— Еще как нужны, если только ты не хочешь большущий шрам. Не спорь со мной, ладно? У меня мать медсестра.

— Даты водить не умеешь.

— Я все умею. Давай вставай и одевайся.

Она вышла и закрыла за собой дверь. Айк сел и стянул с себя рубашку. Так он и сидел, когда она вернулась. Мишель стала его одевать, а он испытывал дурацкое удовольствие, глядя, как она это делает, как двигаются ее руки, такие же большие, как у него, и, возможно, даже более сильные. Потом он встал и пошел за ней.

Машина Джил оказалась «Рамблером» 68-го года. Мишель не очень-то справлялась с ручной передачей и всю дорогу нервно дергала рукоятку. До Общественной хантингтонской больницы — той самой, куда после драки доставили Терри Джекобса, — было пять или шесть миль.

Все было совсем не так плохо, как ожидал Айк. Его положили на белый стол в ослепительно белой комнате и осмотрели голову. Наложили швы, сделали укол и прописали нембутал.

Он стоял и ждал рецепт в конце коридора, который вел в приемную скорой. Там он их и увидел. Мелькнули грязные джинсы и футболка, и этого было достаточно, чтобы ноги у Айка подкосились. Каким-то образом он сразу понял, что случилось. Затем он увидел Барбару, которая шла, прижимая к лицу носовой платок. Айк тут же направился к ней. Мелькали серые двери, флюоресцентные лампы, Мишель тянула его за руку… Барбара посмотрела на него расширенными, красными от слез глазами и ровным, спокойным голосом сказала, что самоанцы поймали Престона в мастерской. Он был один. Моррис уехал за запчастями. Какой-то случайный прохожий увидел драку и позвонил в полицию. Он, возможно, спас ему жизнь, хотя последствия травмы черепа до сих пор не известны. Однако в любом случае руки спасти не успели. Самоанцы засунули их в токарный станок, и Престону отрезало все пальцы, кроме больших.

На обратном пути Айк ничего не чувствовал и был как во тьме. Мишель помогла ему выйти из машины и отвела в комнату. Наркоз подействовал, и, когда он опустился на кровать, комната вокруг него медленно заколыхалась. Мишель легла рядом, он почувствовал на лбу ее холодные пальцы. Айк слушал, как она говорила, что все образуется и какой он хороший. А потом на него вдруг накатило. Он рванул в ванную и захлопнул дверь. Там он долго — пока небо за окном не стало светлеть — стоял на коленях, изрыгая свои внутренности в хантингтонскую канализацию, чтобы оставить городу о себе хоть какую-то память.

 

Глава двадцать третья

Айк Такер неделю не выходил из комнаты. Чувствовал он себя так, будто это ему раскроили череп и отрезали пальцы. Он лежал на кровати и смотрел, как меняют очертания тени на потолке. Иногда стоял у окна и глядел сквозь грязное стекло на нефтекачалку и птиц. Может, все было бы по-другому, не потеряй он доску. Айк скучал по своим утренним рейдам и теперь с горечью вспоминал о поездке на ранчо.

Приходила к нему только Мишель. Она приносила с работы поесть и все пыталась уговорить пойти прогуляться. К середине недели стало очень жарко.

— Сходил бы хоть на пляж, — сказала Мишель, — по крайней мере освежишься.

Айк пожал плечами. Он стоял у окна и смотрел на замершие в неподвижном горячем воздухе пальмы.

— Боишься встретить Морриса? — в ее голосе не было насмешки, но Айк все равно почувствовал раздражение.

— Какие же оба они придурки, — сказала она, — что Моррис, что Престон.

— Престон — нет.

— Да ну. Что ты делаешь из него героя? Тупой байкер, и больше ничего. Разве ты сам не видишь?

— Нет, — он отвернулся от нее и глянул на двор, — ты не соображаешь, о чем говоришь.

— Я? Это я не соображаю, о чем говорю? Славно! Слушай, мне жаль, что с ним так вышло. Но ведь он же был рядом, когда Моррис чуть тебя не убил. Ведь это ты сказал, что он был там. Они поспорили, сумеет ли Моррис выбить из тебя дух одним ударом.

Айк стоял и молча глядел в неподвижный воздух. Сейчас он очень жалел, что все ей рассказал. В ее словах была доля правды, и он не знал, что и думать. Может, он слишком долго просидел в пустыне и начитался книжек, придумывая себе отца, которого никогда не знал, и даже надеясь увидеть в этой роли Гордона. Возможно, на этом все и замешано? Или он вообще какой-нибудь потенциальный гомик? Нет, все не так просто. Только одно Айк знал точно: Престон не был всего лишь тупым байкером. В этом Мишель ошибалась, но он не собирался говорить ей об этом. Она подошла и встала позади него.

— Почему ты не сходишь и не поговоришь с Хаундом? Он ведь звал тебя. Может, он даст тебе доску.

— Ну как ты не понимаешь, — повернулся к ней Айк, — он ведь приложил руку к тому, что случилось с Престоном.

— Нет, я не понимаю. Это с ведома Престона тебя поколотил Моррис. Это Престон зарезал друга Хаунда. Он просто тупой байкер, такой же, как все остальные. Понятия не имею, что ты так за него держишься, вместо того чтоб поближе сойтись с Хаундом. А Хаунду ты нравишься.

Он решил больше не спорить с ней насчет Престона.

— С чего ты взяла, что я ему нравлюсь?

— Ну взять хотя бы, что он называет тебя братом.

— Он всех так называет.

— Нет, не всех.

Айк смотрел на нефтекачалку и пытался решить, стоит ли обращать внимание на слова Мишель. Если уж ей что втемяшится в голову, разговаривать с ней становилось очень трудно. Но подобное упорство было частью ее силы, а силой девушки он восхищался. Он снова подумал, что ошибся насчет нее. Мишель не безмозглая простушка. Она молода и самостоятельна. Ей до многого пришлось доходить самой. У нее была сильная воля. Айк ни разу не слышал, чтобы она жаловалась. В ее шкафу были единственные приличные джинсы и стильное платьице с распродажи, но именно она купила Айку лекарство, когда ему самому было на все наплевать, не рассчитывая даже когда-нибудь получить свои деньги обратно. Из ее сжатых, лаконичных рассказов он узнал, с чем приходится сталкиваться молодой девушке, ищущей самостоятельности. Взять, к примеру, домогательства работодателей. Эти так называемые мужчины отлично знали о своей безнаказанности, ведь несовершеннолетние беглянки почти никогда не решались обратиться в полицию. Ее пытался изнасиловать управляющий одной круглосуточной забегаловки. Он вытащил нож и держал его у нее между ног. Мишель схватила нож за лезвие, расцарапала управляющему глаз и убежала. Айк видел белый шрам через всю ладонь. Когда она рассказывала такие вещи, то порой напоминала ему Эллен. Особенно этот случай с ножом — Эллен сделала бы так же. Она тоже была сильной.

Внезапно ему захотелось рассказать Мишель об Эллен, о Хаунде Адамсе и о том, зачем он приехал. Он отвернулся от окна и пошел к шкафу. Солнечный свет заливал комнату, и ручки шкафа нагрелись до того, что стали горячими. Айк открыл шкаф — обрывок бумаги с именами был там. Через плечо он спросил Мишель:

— Если я тебе кое-что расскажу, ты сумеешь держать это в секрете? Не говорить ни Джил, никому?

Она кивнула. Айк достал записку и передал ей.

— Это насчет моей сестры.

И он рассказал ей всю историю, как прежде рассказывал Престону: о парне в белом «Камаро», поездке в Мексику и о Хаунде Адамсе. Айк говорил, а она смотрела на него и не выпускала из рук бумажку.

— До тебя я рассказал только Престону. Думал, он поможет.

— Ты так думал?

Он пожал плечами.

— Сейчас я уже не знаю. Не знаю, что он вообще собирался делать. Престон — непростой человек. С ним иногда было трудно говорить. А теперь я и вовсе не могу этого сделать.

— Непростой — это мягко сказано. — Некоторое время Мишель молчала, глядя в пол. — Значит, поэтому ты хотел, чтобы я спросила у Марши, кого ты ей напоминаешь?

Он кивнул.

— Может, она что-нибудь знает.

— Но почему дядя отпустил тебя одного? Ты говоришь, он стоял рядом, когда тот парень все это рассказывал. Почему твой дядя ничего не делает?

— Потому что он думает, что Эллен всегда была шальная и если вляпалась во что-нибудь, то по собственной вине. Ему наплевать.

— А на тебя ему тоже наплевать?

— Не знаю.

— Он же тебя вырастил.

— Он все искал способ, как бы срубить за это деньги с государства.

— В самом деле?

Айк кивнул.

— Ну да. Эллен слышала, как он говорил об этом с бабкой. Она мне и рассказала.

— Ничего себе. — Мишель покачала головой. — Вот и моя мамаша такая же. Точь-в-точь. Ей плевать, где я сейчас. Она тоже думает, что я шальная. Но ты бы знал, какая она сама! Знаешь, что она делала? Заигрывала с каждым парнем, которого я приводила к нам домой. Когда не работала, валялась целый день полуголая. Один раз прихожу из школы, а она трахается с моим парнем. Представляешь?

Айк снова вспомнил тот день, когда Эллен сказала ему, что Гордон получает за них деньги, и как он тогда себя почувствовал. Сейчас он пытался понять, было ли в этом нечто общее с тем, что чувствовала Мишель.

— Ладно, — проговорила она и придвинулась к нему, — хрен с ними. К черту твоего дядю и мою мамашу. Одно я знаю точно: я рада, что ты сюда приехал. Рада, что ты такой, какой есть.

Айк поерзал на месте, не удержавшись от мысли: какой же он, по ее мнению, есть? Ведь, понятное дело, он не все рассказал про Эллен.

— Я поговорю с Маршей, — продолжала она, — и еще поспрашиваю. Я тебе помогу. — Ей, похоже, пришлась по душе вся эта затея.

— И окажешься на больничной койке, как Престон?

— Даты ведь даже не знаешь, что случилось. Даже не знаешь, пытался он тебе помочь или нет.

— Ну ты не слишком-то расспрашивай. Понимаешь? Надо осторожно.

— Да, — согласилась она. — Да. Да. Да.

Она сидела, положив голову ему на плечо. Их лица были совсем рядом. Айк перебирал ее волосы, чувствуя тепло ее дыхания и аромат кожи, и она вдруг снова зашептала о том, как рада, и что он не такой, как все, и что обязательно поможет. Но не успел он и рта раскрыть, как Мишель стала говорить какие-то нелепые вещи: ему надо больше двигаться, нельзя весь день лежать… Айк дал ей раздеть себя. Она легла сверху, и он старался не торопиться, когда девушка двигалась над ним, старался подождать, чтобы знать, сколько он может выдержать, и вдавливался в матрас всем телом, когда она вбирала его глубже. Он смотрел на темное пятнышко под полуопущенными сонными ресницами и думал о том, какое это безумие — заниматься любовью, когда есть столько важных дел, которые нужно обдумать, и когда так жарко. Наконец Айк обнял ее и притянул к себе. Она спрятала лицо у него на шее, он приподнялся, и вскоре были слышны только звуки, которые производили их прижавшиеся друг к другу потные тела да скрип старой кровати.

Когда все закончилось, она откатилась в сторону. Они долго лежали рядышком в горячей постели, пока комнату не залило густым желтым светом раннего вечера. Первой заговорила Мишель.

— Так что ты будешь делать, когда найдешь свою сестру? — спросила она. — Вернешься в пустыню?

Странно было слышать ее голос после такого долгого молчания.

— Не знаю, — ответил он.

Как ни удивительно, он только сейчас осознал, что никогда об этом особенно не задумывался.

— Надо же чего-то хотеть. Например, собственную мастерскую.

— Не знаю. Но мастерскую — это вряд ли.

— А что тогда? — Она оперлась на локоть и смотрела на него.

Он пожал плечами; на ум пришли рассказы Престона.

— Может, путешествовать. Путешествовать и заниматься серфингом.

— Тебе это так нравится?

Он кивнул.

— Ну а ты? Чего хочешь ты?

— Я бы тоже хотела поездить, посмотреть разные места.

— А потом?

Она пододвинулась к нему. Ответила не сразу.

— А ты не будешь смеяться?

— Нет.

— Я мечтаю дрессировать лошадей.

Он молчал.

— Думаешь, это глупо?

— Нет.

— Моя мать думала, что это глупо.

— А ты в лошадях разбираешься?

— Я научусь. А вот ты думаешь, у меня ничего не выйдет.

Он покачал головой.

— Нет, ты так думаешь. Я по голосу поняла.

— Ничего подобного. Ты сможешь. Если захочешь.

Снова они помолчали. Айк смотрел на их освещенные солнцем босые ноги. Он чувствовал приятную истому. Комната стала оранжевой, потом розовой — где-то за окном солнце двинулось к океану. Мишель встала и пошла к раковине попить. Когда она вернулась, Айк сидел на постели. В мягком закатном свете он видел ее профиль.

— Дурацкая это, наверное, затея, — сказала она.

— Какая?

— Да эти лошади. Мечта маленькой девочки. Идиотизм.

Айк встал, взял ее за плечи. В том, как она это сказала, было что-то невероятно волнующее.

— Да брось, — проговорил он, — ты ведь молодая. Ты можешь делать все. Все, что взбредет тебе в голову.

И, сказав так, Айк вспомнил Престона. Именно эти слова байкер говорил ему.

В конце недели надо было снимать швы, и Айку пришлось выйти из дома. Мишель была на работе, и до больницы он добирался на автобусе. За всю неделю он первый раз решился выйти на улицу, и за каждым углом ему мерещился Моррис.

После того как снимут швы, он хотел навестить Престона, но, когда момент настал, все никак не мог набраться смелости. Айк слонялся возле больницы, надеясь, что сумеет наконец решиться и войти. Он зашел в туалет и посмотрел на себя в зеркало. Шрам над правым глазом, прямо рядом с бровью, почти не был виден. Айк надеялся, что шрам придаст ему вид более мужественный и он уже не будет похож на чертовски симпатичного парнишку, как однажды назвала его сестра. Но он и без того уже достаточно возмужал. Волосы, теперь густые и волнистые, отросли и закрывали уши, кое-где их выбелило солнце. Рассматривая свой загар, Айк подумал, что стал немного шире в плечах — наверное, сказались занятия серфингом. Он все равно был очень худой, что верно, то верно, но выглядел сейчас намного лучше. Может, все дело в том, что он стал больше похож на местных парней и уже не так смахивал на деревенского простачка. Интересно, приглянулся бы он Мишель, если бы остался прежним? Просто удивительно, как в этом городе непременно надо быть на кого-то похожим — на панка, серфера или байкера, — только бы не на «вшивого деревенщину».

Айк проторчал в туалете довольно долго. Он все думал о Престоне, вспоминал, как тот стоял у входа в бар, за спиной Морриса. Эти мысли не столько злили, сколько смущали. Айк никак не мог избавиться от ощущения, что в чем-то виноват. Видимо, он сам каким-то образом дал повод, хотя никак не мог взять в толк какой. Наконец он вышел наружу и отправился в стационар. Медсестра оказалась толстухой с рыжими волосами, торчащими из-под шапочки. Когда она двигала пальцем по списку, разыскивая в нем Престона, Айк поймал себя на том, что думает о матери Мишель. Неужели и для этой тетки главная радость в жизни — нализаться в дым и завалить в койку шестнадцатилетнего оболтуса?

— Двести четырнадцатая, — сказала она, не глядя на него, и двинулась по коридору к тележке с халатами и хирургическими масками. Там была тяжелая серая дверь, а на стене маленькая красная лампочка.

— Наденьте, когда пойдете внутрь, — сказала она, — у него на одной руке заражение. Надолго к нему нельзя. Он ведь только что перенес операцию. Позавчера. Пластину в голову поставили.

Айк надел халат поверх футболки и джинсов, а потом еще маску и перчатки. Чувствовал он себя очень неудобно. В маске было жарко. Медсестра открыла дверь, и он прошел в палату. Там было прохладно и сумрачно. Две кровати из трех пустовали. Престон лежал на той, что была дальше всего от двери, и, казалось, спал. Айк тихонько подошел к нему. Руки Престона лежали поверх одеяла, ладонями вниз. Одна была просто перевязана, а другая помещена во что-то вроде пластикового пакета, из которого на пол спускалась прозрачная трубка.

На голове у Престона была зеленоватая шапочка, закрывавшая бинты. Узнать его было почти невозможно. Кожа вокруг глаз вздулась и почернела, на нос наложены швы. Айк опустился на жесткий стул, стоявший возле кровати. Он посмотрел на своего друга и уставился на жалюзи, сквозь которые пробивались полоски света. В комнате пахло лекарствами, и Айк поправил маску. Он чувствовал, что лицо у него вспотело. Когда он снова взглянул на Престона, то увидел, что голова на подушке слегка повернулась и один глаз словно бы косится на него. Белок глаза был темно-красный, так что зрачка почти не было видно. Айк вдруг испугался, что сейчас или расплачется, или его вырвет прямо на пол. К горлу подкатил комок. Но он не успел ничего сказать — Престон уже снова смотрел в потолок.

Айк поднялся. Комната вокруг него медленно колыхалась. Он шагнул вперед и коснулся руки Престона. Рука была большая и жесткая. Рукава рубашки были закатаны над локтями, и Айк видел его татуировки. Престон ничего не говорил, не поворачивал головы. Непонятно было, видит он его или нет. Айк сжал предплечье Престона.

— Мне очень жаль, — сказал он.

Престон сглотнул. Казалось, это стоило ему больших усилий. Он моргнул, и Айк увидел прозрачные капельки в уголках его глаз. У Айка у самого защипало в глазах. Ком в горле мешал выговорить хотя бы слово.

— Я еще приду, — пробормотал он, — я буду здесь.

Выйдя из палаты, он стащил с себя перчатки и маску, скомкал их вместе с халатом и бросил в стену. Уборщица неодобрительно посмотрела на него, но ничего не сказала. И не думая извиняться, Айк повернулся и пошел по коридору, толкнул тяжелые двери и шагнул в ослепительный свет.

 

Глава двадцать четвертая

— Ты был прав насчет Марши, — сказала Мишель.

Был полдень. Айк всего лишь час назад вернулся из больницы.

— Она говорит, ты похож на девушку, которая работала с ней в магазине одежды. Говорит, что ее звали Эллен. Я спросила, где сейчас Эллен, но Марша сказала, не знает. Вроде бы слышала, что она куда-то уехала. Но может, нам самим сходить в тот магазин, узнать…

— Плюнь.

Мишель замолчала и посмотрела на него.

— То есть как?

— Да так. Ну пойдем мы в этот магазин, хозяин скажет: «Ну да, Эллен Такер. Она здесь больше не работает. Уехала, наверное». За этим и ходить не стоит. Никто ничего не знает, Мишель. Больше меня все равно никто не знает. Вот и тот парень прикатил в пустыню потому, что не мог придумать ничего другого, а ведь он местный, он отсюда. Понимаешь? Мне нужны только Борзой Адамс и Фрэнк Бейкер. Что-нибудь узнать о ней я смогу только от них, если сойдусь с ними поближе. Все остальное просто бесполезно.

Мишель присела на краешек кровати. Она закинула ногу на ногу и, слегка покачивая ступней, смотрела на носок туфли.

— Ну и как же ты собираешься сойтись с ними поближе?

— Для начала приму предложение Хаунда. Попрошу у него доску, — Айк помедлил, — а потом не знаю. Чертов Хаунд! — Айк ударил кулаком по ладони. — И чего это он так хочет подарить мне доску?

— Я же тебе говорила: ты ему нравишься.

— А может, это ты ему нравишься. А может, и что другое. Наверняка он отлично знает, что я был на ранчо вместе с Престоном. Он играет со мной в какую-то дурацкую игру.

Айк взглянул на нее, отвернулся и подошел к окну.

— Возможно, Престон и прав, — услышал он, — тебе лучше просто уехать. Я могу поехать с тобой.

Он покачал головой. Все дело в том, что впервые с тех пор, как он залез в этот треклятый автобус и старуха кричала на него из темноты, он чувствовал не только страх. Сначала из-за этих людей пропала его сестра. Теперь они покалечили его друга. Неужели после всего этого ему остается только уехать? Он не собирался сдаваться так просто. Так он и сказал Мишель. Девушка не отрывала глаз от кончика туфли; лицо ее в солнечном свете казалось очень бледным. Наконец она подняла глаза и сказал:

— Упрямый ты, только будь осторожен.

И ближе к вечеру он поехал. Хаунд сидел на скамейке у входа в магазин и разговаривал с двумя молоденькими девчонками. На них были ультрамодные купальники с множеством откровенных вырезов, так что они больше показывали, чем прятали. Судя по всему, говорили в основном девушки. Айк видел их оживленные гримаски. Подойдя поближе, он услышал смех. Хаунда, казалось, забавляло их общество. Он улыбался, и когда Айк приблизился, Хаунд улыбнулся и ему. Жестом пригласил его сесть рядом.

— У нас тут с молодым человеком есть одно дельце, — сказал он девушкам, знакомя их с Айком. Девушки упорхнули. Айк и Хаунд смотрели, как виляют их худенькие попки. Затем Хаунд снова повернулся к Айку.

— Чем могу быть полезен? — спросил он.

Их взгляды встретились. Глаза у Хаунда были темно-карие, почти черные. Айк подумал, что они похожи на черные полированные камушки, которые в пустыне продавали как сувениры, — агаты, так, кажется, они назывались.

— Ты что-то говорил про доску.

Хаунд кивнул. По его лицу скользнула удивленная улыбка. Широким жестом он указал на входную дверь, затем поднялся и направился к магазину. Айк пошел за ним.

Внутри было прохладно. За стеклянным прилавком стоял Фрэнк Бейкер. С непроницаемым выражением лица он смотрел, как они входили, затем нагнулся и передвинул на полу несколько коробок. Когда они с Айком встретились глазами, во взгляде Фрэнка не отразилось ничего, даже простого узнавания. Хаунд показал Айку стойку с новыми досками и предложил выбирать.

Доски были расставлены по ранжиру: от десятифутовых лонгбордов — досок, где упор наездника приходится на нос, до шестифутовых профессиональных шортбордов.

— Если хочешь, можешь посмотреть и подержанные, — услышал он голос Хаунда.

Айк прошел в другой конец комнаты. Почти сразу он узнал ту, что потерял тогда на ранчо. Ее почистили и прислонили к стене рядом с другими досками. Он тут же вспомнил все, о чем они говорили с Мишель каких-нибудь два часа назад. Игра в кошки-мышки. Он отвернулся, надеясь, что не выдал себя. Айк подумал о Престоне, лежавшем в пропахшей лекарствами палате, и ощутил гнев. Он подошел к стеллажу и вытащил одну доску — шилохвост. Потом положил ее на пол и, отступив на шаг, посмотрел на нее от кормы к носу. Он видел, что так делал Престон в тот день, когда они вместе покупали доску. Когда Айк нагнулся, чтобы получше рассмотреть доску, то заметил, что Фрэнк Бейкер вышел из-за прилавка и наблюдает за ним. Он стоял, скрестив на груди руки, в той же позе, как и в тот раз, когда Айк был в магазине один.

Это была доска с одним плавником, голубая с белыми полосками. Хаунд Адамс тоже взглянул на нее.

— Хорошая доска, — сказал он, — но я думаю, тебе стоит подобрать что-нибудь покороче. Он нагнулся и вытащил тоже шилохвоста с одним плавником, но с выступами-«крылышками». — Вот эта будет держать не хуже, но она более маневренна. Та, голубая, малость тяжеловата. Но ты, если уж на то пошло, можешь попробовать обе. Выберешь, какая понравится.

Айк взглянул на ценники. Каждая стоила больше двух сотен.

— А деньги?

Денег у Айка почти не осталось, и он понимал, что скоро ему придется искать работу.

— Что-нибудь придумаем. Все зависит от тебя, брат. Но без доски трудно чему-нибудь научиться.

— Я сейчас без работы, — сказал Айк.

— Слышал. Ты занимаешься мотоциклами. Но в этом городе можно прожить и без того, чтобы сутками ковыряться в моторе. Слушай, забирай какую-нибудь прямо сейчас, а завтра приходи полетать с нами, там ее и проверишь. Потом поговорим об оплате.

В магазине Айку показалось, что Хаунд Адамс сегодня больше похож на дельца, чем на наставника, гуру, каким он знал его прежде. Айк перевел взгляд на доску, что выбрал Хаунд. Она была блестящая, яркая, радужной расцветки, с желтым носом и красной хвостовой частью и более дорогая. Приподнял ее, попробовал, сколько она весит. Доска пришлась как раз по нему. Он еще раз оглядел магазин, взглянул туда, где были сложены подержанные доски и гидрокостюмы и где, как он знал, висели фотографии (отсюда их не было видно). Интересно, когда же магазин отказался от прежнего логотипа и слогана «Оседлай волну»? На новых досках красовались витиеватое «V» и надпись: «На крыльях волны».

Айк взял доску и направился к выходу. Он чувствовал, что Фрэнк и Хаунд смотрят ему вслед.

— До завтра, брат. Встретимся на пирсе. Половим волны вместе, — это сказал Хаунд, теперь уже не скрывавший довольной усмешки. Он проводил Айка до дверей и на прощание махнул рукой. Выйдя на тротуар, Айк махнул ему в ответ. Позади Хаунда маячила фигура Фрэнка Бейкера; тот стоял за прилавком, и руки его по-прежнему были скрещены на груди. Фрэнк так ни разу и не улыбнулся.

Когда Айк добрался до дома, оказалось, что Мишель уже ушла на работу. Он подумал, увидится ли она сегодня с Маршей. Наверное, не стоило ей ничего рассказывать, но дело было уже сделано. И не только это дело. Он взял доску у Хаунда Адамса. Началось.

Положив доску на кровать, Айк внимательно ее осмотрел. Если не считать навороченного байка, который дожидался его дома, в пустыне, это была самая роскошная вещь, какой он когда-либо обладал.

 

Глава двадцать пятая

На следующее утро Айк поднялся рано. Взяв доску под мышку, он направился к центру, чтобы впервые вместе со старожилами держать утреннюю вахту. Над городом занималась заря: тоненькие полоски голубого и желтого на сером небосклоне. Он замечал ее отблески в каждой витрине, в темных ветровых стеклах автомашин, припаркованных вдоль Мейн-стрит. Постепенно вся улица оживала под лучами просыпающегося солнца.

Он слышал доносящийся из-за прибрежного шоссе рокот волн и пытался по звуку, прикидывая интервалы между ударами, угадать силу прибоя и направление ветра. Айк шел по безлюдным переулкам, мимо «Клуба Таити» и наконец оказался на шоссе. Прежде чем спуститься к морю, он на секунду задержался, окидывая взглядом пустынный пляж и волны, которые, как обычно, накатывали грядами на песок. Горизонт, где сливались воедино море и небо, был неиссякаемым и чистым источником, откуда шли новые и новые волны. Айк подумал, что этот город, прилепившийся к кромке океана, не более чем пылинка, крошечное пятнышко грязи на лике вечности.

Несколько дней перед этим ветер дул с запада, но нынче ночью он уступил место намного более сильному юго-западному. Волны были выше человеческого роста, в такие он еще не рисковал заходить в Хантингтоне. Спускаясь по лестнице, Айк не отрывал от них глаз. «Утренняя вахта» уже была на месте, отвоевывая себе позицию возле пирса. Волны, хоть и немногим больше тех, которые они с Престоном видели на ранчо, были совсем другие. Там они шли широким полукругом, оставляя посередине полосу спокойной воды, где можно было передохнуть. А сегодня волны двигались длинными колышущимися грядами, похожими на пустотелые жернова или паровой каток. У Айка все еще не было гидрокостюма, и он зябко поежился, когда ему пришлось опуститься на мокрый песок, чтобы закрепить поводок. Прежде он думал, что уже готов серфовать у пирса, но сейчас понял, что это не так.

Первую ошибку Айк совершил, еще даже не зайдя в воду. Потом он никак не мог вспомнить, зачем так поступил. Решив зайти с юга, метрах в сорока от пирса, он не учел, откуда дул ветер. Айк греб минут пятнадцать, но так и не выбрался на открытое пространство, зато оказался в опасной близости от столбов. Эта старая конструкция, к которой он уже начал относиться с определенной нежностью, вдруг превратилась в зловещую угрозу. Он был так близко, что видел обрывки лески, птичье дерьмо и мох, а грохот пенной воды, которая выплескивалась из-за столбов, звучал для него как пушечные залпы.

Где-то далеко вверху маячили невозмутимые лица рыбаков. До «утренней вахты» было еще добрых метров тридцать, и Айк отчетливо осознал, что выбираться из этой передряги ему придется самому. И тут случилось то, чего он больше всего боялся: на горизонте сформировалась и двинулась к нему могучая плотная гряда. Одолеть ее не было никакого шанса. Он все продолжал грести, просто чтобы хоть что-нибудь делать, но руки будто налились свинцом. Там, между столбов, он и останется, прикованный к доске поводком. Теперь это стало очевидно: его отправят в Сан-Арко бандеролью.

Он был почти под пирсом, когда его настигла первая волна. Айк поднял глаза и увидел нависший гребень, а сзади была бетонная колонна. Он изо всех сил оттолкнулся от нее одной рукой, другой вцепился в доску и, буквально протолкнув себя сквозь толщу воды, оказался во впадине между двумя волнами. Тут он впервые за все утро поступил правильно: как бешеный принялся выгребать на северную сторону, надеясь, что успеет прежде, чем его настигнет вторая волна. И он едва успел. Айк выскочил из-под пирса, и в ту же секунду обрушившаяся лавина накрыла его и с бешеной силой потащила вниз. Ему показалось, что сердце сейчас лопнет, но бетонные колонны остались позади.

Айк долго не мог выплыть, и когда ему наконец это удалось, то не чувствовал ни малейшего желания продолжать сегодня эти игры. Он сидел на берегу, на краешке своей доски, когда увидел идущего к нему Хаунда Адамса. На нем были синие плавки и спасательный жилет, без которого он никогда не заходил в воду.

Хаунд опустил на песок свою доску и присел рядом с Айком.

— Разжевала и выплюнула? — поинтересовался он.

— Ну да.

— Зря ты зашел с юга, брат. Передохни немного, и пойдем. Я покажу, как лучше.

Айк хотел было отказаться, но вспомнил, как Престон ждал его после первой волны на ранчо. Они встали, и Айк пошел к воде вслед за Адамсом.

— Главное — здесь, — показал Хаунд на голову, когда они ступили в воду. — Волна требует уважения. Когда ты берешь волну, отрешись от всего остального и не сомневайся, что справишься. Греби, выкладывайся по полной. Старайся оседлать ее побыстрее и не теряй над собой контроль. Не пасуй. Будь с ней одним целым, понимаешь?

Айк кивнул и шагнул в воду. Вставало солнце, и по небу разлилось чудесное сияние. Над пляжем повисла золотистая дымка, а над гребнями волн засветились крохотные радуги. У столбов пирса плясали бесчисленные голубые и зеленоватые блики.

В этот раз было легче. Айк греб точно за Хаундом. Они заплыли с северной стороны, обошли пирс, метрах в десяти от него развернули доски на сорок пять градусов. И вот Айк рядом со всей компанией серферов. Он больше уже не зевака с пирса, а один из них — укротителей волн.

С того дня, как его ударил незнакомый серфер, Айк, следуя совету Престона, не входил в воду у пирса. Но среди зрителей он бывал довольно часто и не раз видел, как серферы, полные азарта и возбуждения, соревнуются за лучшую позицию, ни минуты не оставаясь на месте. И сейчас Айк тоже боролся за то, чтобы удержаться с краю и не попасть внутрь группы. Кое-кого он узнал: Фрэнка Бейкера и одного из самоанцев.

Народу в воде было немало, но существовал определенный порядок. Айк и раньше подмечал, что, например, из сорока человек лучшие волны всегда приходятся на долю одних и тех же двенадцати. Отчасти этому помогало их мастерство, отчасти же с ними просто боялись связываться. И еще Айк заметил в то утро, что ни один из серферов не взял столько волн, сколько Хаунд Адамс, хотя там были молодые ребята, никому не уступавшие в умении и сноровке.

Сегодня для Айка кататься оказалось не легче, чем грузить вагоны. Он пытался вскарабкаться на волны, но они лишь расступались и проглатывали его. Может, и вправду все дело в голове. Айк почти ничего не видел, но, случайно взглянув на берег, заметил быстро движущееся сверкающее пятно: солнечные блики на хромированном металле. Потом большой сверкающий объект распался на множество маленьких, и все они свернули с шоссе к пирсу. Но Айк этого уже не видел. Лишь когда Хаунд во всеуслышание объявил, что на сегодня достаточно и он побрел за ним по песку, то наконец заметил мотоциклы и среди них знакомый приземистый байк Морриса.

Хаунд и один из братьев Терри Джекобса шли впереди. Они как раз ступили на гравийную дорожку, когда до Айка дошло, чьи это мотоциклы. У него сразу обмякли ноги. Он окликнул Хаунда, но как только тот обернулся, байкеры двинулись вперед. Один из них был Моррис, троих других Айк не знал. Айк решил, что им нужен прежде всего самоанец, но ему тоже наверняка не поздоровится.

Байкеры поджидали их за стоящей поодаль кирпичной будкой уборной. Они вышли по двое с каждой стороны и быстро направлялись к серферам. В руках у них сверкали цепи и монтировки. Раздался характерный скрежет фибергласса об асфальт. Айк подумал, что это упала доска самоанца, но точно сказать было трудно. Он смотрел во все глаза, пытаясь видеть всю картину целиком и сообразить, как ему себя вести. Ноги плохо его слушались. Он отступил на несколько шагов, но не побежал. Снова его охватило то же самое чувство, что он испытал в воде, когда пытался продраться сквозь водную толщу, а над ним готовы были сомкнуться гигантские каменные челюсти старого пирса. Мгновение невозможно было понять, что происходит. Все смешалось в стремительной неразберихе: заляпанные машинным маслом джинсы, татуировки, кованые сапоги, выбивающие искры из асфальта, и сверкающее на монтировке солнце. А потом вдруг дерущиеся распались на две группы по обе стороны от Айка.

Эту охоту начали байкеры, и они устроили все так, чтобы сначала — двое на одного — разделаться с Хаундом и самоанцем, а уж потом дело бы дошло до Айка. По левую сторону сражался Борзой. Трудно было разобрать, что происходит, но он дрался как бешеный, его доска вертелась, словно пропеллер, и нападавшим было трудно к нему подступиться. Но вот одному байкеру удалось прижать доску к земле, а другой резким движением выбил ее из рук Хаунда. Тот пригнулся и дернулся влево, будто собираясь бежать. Поддавшись на уловку, один из байкеров тоже двинулся влево и вскинул руки, словно пытаясь преградить ему путь, но Хаунд и не думал бежать. Он распрямился, сделал полшага вперед и с разворота заехал байкеру в челюсть. Тот упал на одно колено, по подбородку побежал кровавый ручеек; на лице его застыло легкое удивление.

Самоанцу приходилось туго. Доска у него упала, в пылу схватки он наступил на нее и потерял равновесие. Моррис этим воспользовался. Самоанец с трудом балансировал, чтобы не упасть, и в этот момент Моррис ударил его в пах. Тот глотнул воздух, завалился набок, и тут же на него набросились оба нападавших. Один из них стянул ему голову велосипедной цепью, и две пары тяжелых байкерских сапог принялись пинать его под ребра.

На Айка никто не обращал внимания, но он, пятясь, заехал доской по припаркованному автомобилю. Оказалось, что со всех сторон на них смотрят люди: рыбаки, туристы, серферы. Айк вцепился в доску так, словно в ней было его спасение, и, неловко повернувшись, снова ударил по автомобилю. Кругом царили сумятица и страх, отовсюду сбегались люди, стаи голубей взлетали и вновь опускались, как листья на ветру. Где-то завыла сирена, засверкала полицейская мигалка. Хаунд, теперь уже в одиночку, отчаянно отбивался от троих наседавших на него байкеров. В какой-то момент один из нападавших отступил, а другой упал, и Хаунд мог попытаться бежать, но он остался стоять. Сейчас только он отделял Айка от монтировки Морриса.

Только потом Айк понял, что байкеры допустили промах, решившись напасть на них так близко от пирса, где всегда много народу. Наверное, они рассчитывали закончить дело быстро и не ожидали того отпора, какой дал им Борзой. Возможно, у них и вовсе не было никакого плана.

Вокруг вдруг замелькали черно-белые полицейские шлемы. Байкеры даже не пытались бежать; все закончилось так же быстро, как и началось. Вся схватка продолжалась не больше двух-трех минут. И вот уже Айк стоит позади Хаунда Адамса, а на распластанных на капотах полицейских машин байкеров надевают наручники.

Самоанец сумел подняться самостоятельно, но для него пришлось вызвать «скорую помощь». Айк и Хаунд остались одни.

— Вот идиот, — сказал Хаунд, — ну какой же идиот. Связаться с эдакой швалью.

Удивительно, но Айк понял, кого он имеет в виду, и еще более удивительно, что в голосе Хаунда он услышал нотку разочарования, будто тот говорил о своем родственнике, который пошел по дурной дорожке. Не отрывая глаз от моря, Хаунд потряс головой. Очарование раннего утра исчезло. На горизонте не было ни облачка, ярко светило солнце.

— Меня всегда поражал этот парень, — продолжал Хаунд, — он был чертовски, дьявольски талантлив, но сам не понимал, как это у него выходит. Какие он, стервец, резал нижние! Когда волны бывали очень большие, он задействовал оба борта, пригибался к наветренной стороне и через долю секунды уже шел на подветренной. Красивый получался разворот, четкий! Я потом видел подобное в кино и сказал ему об этом. Он тогда вообще не понял, о чем я. Он это просто делал, чутьем каким-то улавливал. Наверно, он и сам не подозревал, насколько талантлив. Но бросил все, старик, забил на это. А теперь вот якшается с такими, как Моррис.

Айк не был вполне уверен, говорит все это Хаунд ему или самому себе. Но впервые у него не было ощущения, что тот играет с ним, пытается поймать в ловушку. Он просто рассуждал вслух. И впервые Айк видел, что Хаунд по-настоящему искренен — и говорил он о Престоне.

 

Глава двадцать шестая

Вечерело. Айк сидел на ступеньках меблирашки, смотрел, как за выстроившимися вдоль шоссе домами спускается солнце, и ждал Мишель. Весь день он вспоминал утреннюю драку на пляже и даже подумать боялся, что бы с ним было, не дай Хаунд отпор байкерам и не появись вовремя полицейские.

Пришла Мишель. Айк прошел в ее комнату и подождал, пока она переоденется. Он рассказал ей о том, как дрался Хаунд.

— Может, ты был неправ насчет него, — сказала она.

— Не знаю. Но если б не он, сегодня мне была бы крышка, точно. Он вполне мог слинять и все. Был такой момент, что он мог сбежать, но не стал. Не драпанул. Уж это я точно знаю.

— Я же говорила, что ты ему нравишься.

— С чего бы?

— Вот и спроси его сам.

— Да я уж думал.

— И что?

— Успею еще, — Айк присел на матрас, — он зовет меня сегодня. Хочет обсудить, наверное, как я должен отработать эту новую доску.

— Возьми меня.

— Не знаю, может, лучше, если я пойду один.

Мишель натягивала джинсы. Он смотрел, как исчезает под ними белый треугольник кожи — след от купальных трусиков, — и внезапно ему захотелось никуда не ходить, а просто остаться с ней. И уж тем более у него не было ни малейшего желания брать ее с собой, чтобы на нее пялился Хаунд Адамс.

Она присела рядом.

— Да ладно тебе, — сказала она, — я хочу пойти.

— Тебе просто хочется побалдеть.

Она резко откинулась на матрас, так что тот спружинил.

— Ну и что с того? По крайней мере, у Хаунда всегда хорошая травка.

— Просто я думаю, что должен идти один, вот и все.

— Нет, просто ты не хочешь, чтобы я ходила к Хаунду, — отозвалась она, — потому что ревнуешь.

— Еще чего. — Он вскочил и подошел к окну.

Айк терпеть не мог, когда она говорила тоном эдакой сладенькой малютки. Она лежала, опершись на локоть, волосы рассыпались по плечам, и ему захотелось подойти и согнать с ее лица эту вот улыбочку. И одна из причин заключалась в том, что она была права. Он ревновал. Хаунду не занимать опыта в подобных делах, и если уж он положил глаз на какую-нибудь девчонку, добиться своего сумеет. Айк отвернулся и уставился в темноту за окном. Мишель подошла к нему, голос ее смягчился.

— Зря ревнуешь, — сказала она, — я ведь знаю, что нравлюсь ему. И знаю, чего он хочет. В такого, как он, не трудно втрескаться по уши.

Ему хотелось, чтобы она заткнулась. Как же она резко менялась! Ну просто обалдеть можно. Иногда была такая близкая, такая понятная ему, а иногда они словно говорили на разных языках.

— То есть я хочу сказать, что у меня были такие парни и…

— Ну ладно, ладно.

Не хватало еще, чтобы она пустилась в рассказы о своих прежних парнях.

— Ну что ты психуешь? Я же говорила, что у меня было много парней. Ты так реагируешь, потому что нас воспитали по-разному и в разных местах. Думаешь, это значит, что я не люблю тебя?

Она стояла у него за спиной и при этих словах обняла его шею.

— Нет. Послушай, я не психую, просто думаю, что сегодня мне стоит пойти одному, вот и все.

Она снова присела на матрас.

— Ты ничего не ел, — сказала она.

— Перехвачу что-нибудь потом.

— Загляни ко мне, ладно?

— Ладно, если будет не слишком поздно.

— Будет поздно, все равно заходи.

В дверях он обернулся. Мишель по-прежнему сидела на постели, заложив за спину руки. Длинные тонкие ноги и руки, загорелая кожа, выгоревшие на солнце волосы, маечка, джинсы… Сейчас она была похожа на любую девчонку с пляжа — ну точь-в-точь как те, что сидели на поручнях пирса с маленькими радиоприемничками. Но все же Мишель была другая. Для него она была особенная, и Айк знал, что так будет всегда.

В доме на Пятой было темно. Айк подумал, что опоздал, и чуть было не ушел. Тем более что голова его была занята мыслями о Мишель, и очень хотелось вернуться. Но он решил, что нужно хотя бы постучать.

К его удивлению, дверь почти тут же открылась. На пороге стояла стройная темноволосая девушка, которую он раньше не видел. Она молча впустила его и провела в комнату, где на продавленных диванчиках сидели Фрэнк Бейкер, Хаунд Адамс и два брата Терри Джекобса. Они пускали по кругу трубку. Самоанца, которого избили утром, не было. Айк застыл в дверях, чувствуя себя чужим и ненужным.

— Заходи, — сказал Хаунд, — садись.

Айк сел на пол. Трубку докурили, не предложив затянуться Айку. С каждой минутой он чувствовал себя все более неуютно.

— Как поживает Мишель? — спросил Хаунд.

Он услышал, как один из самоанцев хохотнул.

— Ничего.

— Ничего и все?

— Это по десятибалльной шкале, — вставил Фрэнк, и послышался еще один приглушенный смешок. Темноволосая девушка улыбнулась.

Хаунд встал. На нем было бирюзовое ожерелье и яркая рубашка.

— Пойдем-ка прокатимся, — сказал он, глядя на Айка.

Хаунд повел его через задний двор к небольшому деревянному гаражу. Луна над головой светилась серебром, не было ни дуновения ветра. В гараже стоял двухместный «Корветт-Стингрей-65» с откидным верхом и корпусом из стеклопластика. Айк подождал в проулке, пока Хаунд выведет машину, потом закрыл ворота гаража и забрался внутрь.

Они промчались по темным улицам спальных кварталов к прибрежному шоссе, потом свернули на север, к холмам. Огни города уже скрылись из виду, когда Хаунд внезапно сделал так называемый полицейский разворот на сто восемьдесят и припарковался на ближней к морю стороне шоссе. Вокруг на холмах торчали нефтяные вышки, внизу простирались пляжи, которые до сих пор Айк видел только днем, — владения городских банд.

В машине было тихо и душно. Айк приспустил стекло. Он слышал шум прибоя, временами с пляжей доносилось ритмичное громыхание магнитофона. Один раз послышались голоса. Он вспомнил черные кострища, и ему стало интересно, какие они бывают ночью, когда в них вновь загорается пламя. Хаунд чего-то ждал. Не говоря ни слова, он поглядывал на часы. У Айка вспотели спина и ладони. В воздухе стоял неприятный специфический запах нефтяных колодцев. Хаунд нагнулся и открыл бардачок. Там были какие-то бумаги и что-то тяжелое, гулко стукнувшее о крышку бардачка. Подсветки панели хватило, чтобы Айк увидел пистолет. Хаунд ничего не сказал. Он снял оружие с предохранителя и положил его в карман рубашки, потом закрыл бардачок.

Прошло довольно много времени. Наконец со стороны пляжа Айку почудилось движение. Между нефтяными вышками к машине пробирались какие-то фигуры.

— Пошли, — сказал Хаунд, выбираясь из машины.

Адамс нагнулся, вытащил из-под сиденья большой бумажный пакет. Они захлопнули дверцы и направились к холмам. Там, во мраке, стояло несколько человек. Айк насчитал шесть. Все они были в белых футболках и темных брюках.

Подойдя поближе, он увидел, что это были молодые ребята, может даже еще школьники, и что все они — мексиканцы. Парни стояли полукругом, а когда Айк и Хаунд приблизились, повернулись и пошли к холмам. Обогнув нефтяную вышку, все остановились — здесь их не было видно с дороги. Рядом был обрыв и открывался вид на пляж. Внизу Айк рассмотрел костры, танцующие в огненном зареве пары и белую линию прибоя, откатывающуюся в темное море.

Мексиканцы принесли Хаунду деньги, а тот передал им пакет. Айка удивило, какие это молодые ребята, — он представлял их совсем другими. Кто-то пустил по кругу трубку. Подошла очередь Айка; он затянулся и передал трубку Хаунду.

— Борзой, — произнес один из парней, — Тони спрашивает, у тебя есть еще такие прикольные фотки?

Он показал открытку, и его спутники дружно загоготали. С вышки светил фонарь, но Айк почти ничего не успел разобрать, только понял, что это порнуха. Мелькнули широко раздвинутые ляжки и темный треугольник волос. Хаунд утвердительно кивнул.

— Будет вам еще, в обиде не останетесь.

— Давай-ка за так, мужик, мы постоянные клиенты. — Последовал новый взрыв смеха.

— За так ничего не бывает, — ответил Хаунд.

Айк не мог забыть фотографию. Показалось ему или вправду там была кровь? Он очень хотел взглянуть еще, но снимок уже исчез. Хаунд поднялся, встали и мексиканцы. Они пошли по тропе, ведущей к пляжу, и вскоре скрылись в темноте. Отряхивая джинсы, Айк попытался припомнить хотя бы одно из их лиц и понял, что не может. В памяти остались лишь голоса, белые футболки и блики света на заостренных носах черных ботинок.

В машине Хаунд протянул Айку свернутую пачку банкнот.

— Сосчитай, — сказал он.

Айк принялся считать, а Адамс вынул из кармана пистолет и снова засунул его в бардачок.

— Неплохо за одну ночь?

Айк кивнул.

— Теперь твоя очередь.

Они полетели назад, к залитому светом перекрестку Мейн-стрит и прибрежного шоссе, к веселой змейке огней хантингтонского пирса, уходящей в Тихий океан. Всю дорогу у Айка не выходили из головы слова Хаунда.

Они медленно подкатили к пирсу и развернулись. На этот раз Хаунд решил припарковаться не на самом шоссе, а на площадке для парковки — той самой, где произошла стычка с байкерами. Заглушив мотор, он повернулся к Айку.

— Ну, как доска?

— Ничего. Хорошо бы попробовать ее на волнах попроще.

— В конце сезона.

Айк кивнул.

— Из тебя может выйти толк, — сказал Хаунд, — ты сегодня неплохо держался. Помни, в серфинге надо не только делать, но и думать, что делаешь.

Хаунд помолчал, а Айк уставился в окно на темную линию пляжа.

— Я взял тебя сегодня с собой, — продолжал Хаунд, — чтоб ты кое-что увидел. У меня есть к тебе предложение.

Он снова помолчал, и Айк украдкой посмотрел на него. Ему стало не по себе от пристального взгляда Хаунда.

— Ты занимаешься мотоциклами, это дело требует умения и сноровки. Надо понимать работу разных систем и как все это действует вместе. Так в любом деле: сначала надо понять сам принцип работы, понять, что ты делаешь. Это часто бывает трудно, ведь так? Улавливаешь, о чем я?

Айк кивнул. Он смотрел на темный пляж и гадал, к чему на этот раз клонит Хаунд и в чем тут связь с новой доской, которую, как он понимал, ему придется отрабатывать с сегодняшней ночи.

— Разуй глаза, — продолжал Хаунд, — здесь можно заработать не только мотоциклами. Есть и другие механизмы. Сам этот город — одна большая система. Можно подчинить ее себе, заставить делать то, что тебе нужно. И даже мараться при этом не придется. Какого хрена тебе ходить в шестерках у безмозглого неандертальца вроде Морриса? Что тебе действительно нужно, так это понять принципы, по которым работает механизм. — Хаунд выразительно помедлил. — Один ты сегодня уже видел. Это очень простой принцип: спрос рождает предложение. У меня есть то, чего хотят эти тупые латинос. Я знаю, что они хотят, и знаю, где и как это достать. А они знают только первое, и ничего больше. Эти пацаны — ничтожные винтики системы, но принцип «спрос рожает предложение» применим ко всему механизму. Ты потерял доску, тебе нужна доска, я могу тебе ее дать. Я даю тебе то, что тебе нужно, но и ты можешь кое-что для меня сделать.

Хаунд открыл консольку между сиденьями и извлек оттуда пластиковый пакет с марихуаной.

— Вот что ты можешь сделать, — сказал он, — поброди по бережку и найди парочку девчонок, которые не прочь повеселиться.

Айк тупо уставился на пакет. На первый взгляд в этом предложении не было никакого смысла. Хаунд Адамс не производил впечатления человека, у которого недостаток в подружках.

Хаунд, казалось, прочитал его мысли.

— Самоанцам нравятся молоденькие, — улыбнулся он. — Понять нетрудно. Я могу им это дело обеспечить. В принципе можно воспользоваться тем, что есть, но это как-то не очень заводит. В городе полно приезжих девчонок, мне нравится видеть новые лица. Это тоже механизм, которым можно воспользоваться, а такому симпатяге, как ты, не составит труда подцепить пару-тройку девочек.

Айк не сводил глаз с пакета. На висках выступили капли пота. Впервые со дня приезда в Хантингтон-Бич он чувствовал, что подошел очень близко к чему-то, о чем еще не слышал, о чем ему никто не говорил и, может быть, мало кто знал. Будущее повисло перед ним в воздухе, его можно было потрогать пальцами.

— Какие-то проблемы? — спросил Хаунд.

— Да нет, я… — Айк весь взмок, — я просто не знаю, сумею ли.

— Ерунда. Давай-ка кое-что проясним. Я дал тебе доску. Она твоя. Мне она не нужна. Если ты ее вернешь, мне все равно. Это всего лишь доска. Только что я объяснял, что когда дают, подразумевают получить что-то взамен. То, о чем я прошу тебя, — ерунда, но это только начало. Найди парочку девчонок и приведи их ко мне. Если не получится, можешь привести Мишель и ее подругу. Главное, не возвращаться с пустыми руками. Тебе сейчас кажется, что это сложно, но на самом деле это сущий пустяк. Найди пару телок, подрули к ним, скажи, что знаешь, где клевая вечеринка. Всего-то и делов. — Хаунд хлопнул Айка по колену. — Жду тебя дома, брат.

 

Глава двадцать седьмая

Айк стоял на парковке, смотрел на удаляющиеся в темноту задние огни хаундовского «Стикгрея» и остро ощущал, как оттягивает его нагрудный карман пакетик с марихуаной. Он медленно поплелся к пирсу. Наконец настал момент на что-то решиться. Он мог либо выполнить задание Хаунда, либо уехать из города. Ничего другого не оставалось. Но разве не хотел он сойтись поближе с Хаундом Адамсом, узнать, что тот из себя представляет, выяснить, что можно было бы использовать против него? Черт побери! Айк стиснул зубы и тяжело дышал. Странное дело: хотя на душе у него было неспокойно от такого неблаговидного поручения, все же рассказ Хаунда об огромном механизме, который можно заставить работать на себя, не оставил его равнодушным. А еще было какое-то детское, шальное желание испытать, на что ты способен. Бот идет он, Айк Такер, деревенский парень, в кармане у него пакет с марихуаной, и он должен подцепить девчонок для вечеринки — в этом было что-то дикое и одновременно будоражащее.

Он поднялся по бетонным ступенькам, которые вели к пирсу. Отсюда город казался прилепившейся к Тихому океану светящейся полосой. На пирсе было полно народу: ребята на скейтах, прогуливающиеся в обнимку парочки, повисшие на поручнях мальчишки-панки. Из закусочной и из десятков транзисторов звучала музыка.

Айк направился к дальнему концу пирса. Он чувствовал себя захмелевшим, хоть и не пил. Видимо, все еще давала о себе знать затяжка, которую он сделал у нефтяной вышки. Это чувство ему нравилось! Словно бы сломался внутри какой-то замочек, и он стал свободен, хотя от чего свободен, он бы не мог сказать. Айк не ощущал под собой настила. В ладонях стучала кровь. Мимо пронеслись на скейтах две девушки, и его мозг заработал в нужном направлении. Невдалеке он приметил группку из четырех девушек. Они тоже были на скейтах и ехали к дальнему концу пирса. Он последовал за ними. Там, где пирс расширялся, они остановились и, перевесившись через поручни, стали смотреть на серферов.

Айк подошел и встал у них за спиной. Сердце у него колотилось с такой силой, что его удивило, как этого не слышат девушки.

— Хороший прилив, — произнес он.

Это возымело действие: девчоночья болтовня тут же оборвалась, все четыре как по команде обернулись к нему и обменялись друг с дружкой взглядами. Наконец одна из них переспросила:

— Что?

— Говорю, прилив хороший.

Ответа не было. Девушки продолжали переглядываться, словно его слова необходимо было обсудить.

— Волны, — снова начал Айк, решив, что отступать уже поздно, — большие и все такое.

Никто ему не отвечал. Что-то, видимо, не так. Может, ему только кажется, что он говорит, а на самом деле он и рта еще не раскрыл?

Девушки уставились на него. Одна хихикнула. Сейчас, когда они стояли на месте и можно было их хорошенько рассмотреть, он начал подозревать, что неправильно оценил их возраст. Самой старшей, пожалуй, около двенадцати. Наверное, скейты просто делали их выше.

От продолжения разговора его избавил подошедший с противоположной стороны пирса пожилой мужчина.

— Пойдемте, девочки, — сказал он, — чего-нибудь перекусим.

Он окинул Айка неприязненным взглядом, девчонки покатили за ним. Одна из них сказала «до свидания».

Айк тяжело оперся на поручень, подставив лицо ветру. Сердце гулко стучало, он весь взмок. Он пытался собраться с мыслями, а вокруг постукивал колесиками гигантский хантингтонский механизм.

В какой-то момент Айк осознал, что у поручня напротив стоят три девушки. Эти были более подходящими кандидатками: совсем юные, но явно без провожатых. На двух были обтягивающие джинсы и маечки, они курили сигаретки. Третья, рыжеволосая, в шелковых спортивных шортах и светлом топе прямого покроя стояла к Айку в профиль.

Он подошел к ним и поздоровался. Ближе всех была рыжая, самая привлекательная из трех. Волосы у нее были густого, почти красного цвета, а кожа очень белая. Губы и ногти тоже были красные. Две другие, возможно, были сестры. Обе худые, с обесцвеченными перекисью волосами. Рыжая улыбнулась и ответила на его приветствие. Две другие переглянулись и тоже улыбнулись — так, будто знали, что сейчас должно произойти. Айк подошел поближе и положил руку на поручень. Теперь все трое смотрели на него.

— Забалдеть хотите? — спросил он, решая идти напрямую.

— Можбыть, — ответила рыжая, — и где это?

— Где хотите. На песочке.

— Есть клевая травка?

— Из Колумбии.

Рыжая глянула на подруг и подняла брови.

— Почему бы и нет?

Все вышло так, как сказал Хаунд: пара пустяков. Они выкурили по косячку, и он сказал, что его брат этим торгует и сегодня у него вечеринка. Потом он ждал, стараясь выглядеть равнодушным, а девушки шептались в сторонке. Их смех смешивался с шорохом волн, обнимающих несущие столбы пирса. Наконец они приняли решение, и, когда, выйдя из темноты, направились к нему, он услышал, как одна из них сказала: «По-моему, он прикольный».

Вот и все дела, подумал он. Рядом с ним шла рыжая; без туфель она была бы ниже его ростом. Каблуки делали ее почти такой же высокой, как Мишель, а ноги казались длинными и смотрелись очень сексуально. Он подумал, что у Мишель всегда такие ноги, даже когда она босая. Может быть, из-за мыслей о Мишель на него нахлынуло чувство вины. Он даже взмок, а потом его бросило в дрожь. Радостное возбуждение улетучилось, осталось лишь неспокойное вязкое неприятное ощущение, от которого ладони становились липкими и холодными. Что он делает? Он же понятия не имеет о том, что готовится в доме Хаунда. В памяти мелькнула открытка, которую он видел при свете фонаря у нефтяной вышки. А вдруг случится что-то ужасное? Он вспомнил свою сестру. Эти блондинки чем-то походили на нее. Эллен тоже была такая. Он так и видел ее у поручня на пирсе, с сигаретой во рту и шальным выражением в глазах, говорящим, что с ней нетрудно свести знакомство. Как она вписалась в эту громадную машину, в систему спроса и предложения? По спине у него прошла дрожь, он не мог придумать, о чем говорить. И что если ему потом велят привести Мишель или Джил? Сумеет ли он сохранить в неприкосновенности хоть что-то? И поверит ли Мишель, что это и есть плата, которую потребовал Хаунд Адамс? Но, думая о плате Хаунду, Айк вспомнил и другое: как тот сражался с группой байкеров и стоял между ним и Моррисом. И как определить ту грань, которую ты не имеешь права перейти, даже когда знаешь наверняка, что кто-то спас твою никчемную жизнь? Или это всего лишь рассуждения, попытки оправдать собственную нерешительность?

К тому времени, когда они свернули на улицу, где жил Хаунд, ему было уже сильно не по себе. Идущие позади блондинки принялись бранить дружка чьей-то матери. Одна из них пустилась в пространный рассказ о том, как этот молодчик пытался подглядеть за ней в душе или что-то в этом роде. говорила она очень громко, и Айк решил, что, пожалуй, не без умысла. Рыжая глянула на него и закатила глаза. Потом тема разговора резко изменилась: все три принялись обсуждать вечеринку, куда их приглашали на днях. Выходило, что вечеринка оказалась вовсе никудышной: так, собралась кучка придурков, зазвали девчонок, а кайфа — ноль.

— Все они так, — говорила одна, — ходят на пляж и вешают девчонкам лапшу на уши: типа, крутая вечеруха, типа, у них дома. Ты приходишь, а там тебе, типа, толпа идиотов, и каждый выпендривается как может.

— И это даже не их дом, — подхватила другая, — арендовали на лето, а сами из Санта-Аны или из какой-то такой же дыры. Я слышала, как они говорили.

— И даже не могут достать приличного кайфа, — добавила рыжая.

В этом месте разговора Айк начал нервничать. Что если он сейчас их приведет, а они возьмут и испугаются или обидятся, чего доброго? Что тогда скажет Хаунд? Вдруг он пошлет его за Мишель?

В доме было темно. В гостиной горели свечи и играла музыка — панк-рок, к которому Айк уже привык в своей меблирашке, но еще ни разу не слышал у Хаунда. Девушкам дом понравился. Они сразу поняли, что это не летняя аренда.

— Так ты здесь живешь? — поинтересовалась рыжая.

Айк сказал, что да. Хаунд и самоанцы не показывались, но девушек, судя по всему, это не беспокоило. Они даже не напомнили, что Айк обещал им вечеринку. Рыжая уселась на диван, две другие принялись перебирать пластинки.

Айк сел рядом с рыжей. Ладони у него вспотели. Он поискал тему для разговора и не придумал ничего другого, как раздать оставшиеся сигареты с марихуаной. Вскоре вошел Хаунд. Сейчас он был очень похож на того Хаунда, с которым Айк познакомился в свое время на вечеринке. На нем были белые хлопчатобумажные брюки и шикарная мексиканская рубашка, расшитая бусинами. Волосы поддерживала индейская бандана, на шее висели бусы. Айк представил его как своего брата. Хаунд улыбнулся девушкам и опустился на пол. Достал трубку, спички и послал Айка на кухню за пивом. Айк пошел за бутылками, а когда вернулся, две блондинки уже сидели на полу рядом с Хаундом и трубка шла по кругу. Он присоединился к рыжей на диванчике и принялся открывать бутылки.

Трубка была набита гашишем, и вскоре все основательно забалдели. Айку хватило пары затяжек. Он не пообедал, а здесь были только гашиш и пиво, которым он пытался потушить пожар в своем горле. Блондинки поднялись и начали танцевать, их тени изгибались на фоне стен, как языки пламени. Рыжая потянулась за пивом и буквально легла грудью на руку Айка; через пару минут он уже обнимал ее. Краешком глаза он заметил, что появился один из самоанцев и танцует с блондинками. Хаунд, наоборот, куда-то исчез. Айк уже не помнил имена девушек. Он не помнил даже, как зовут рыжую, но угрызений совести не испытывал, а рыжая скинула свою маечку и щупала его член. Айк еще никогда не заводился так быстро. Всего лишь минуту назад они просто сидели рядом на диване, и вот он уже не может сдерживаться и напрочь забыл о дожидающейся его Мишель.

— Идем, — прошептал он на ухо рыжей, взял ее за руку и потянул с дивана.

Оставив маечку на диване, она пошла за ним в другую комнату. Это была та самая комната, где они сидели вечером. Теперь здесь никого не было. Девушка села на диван и потянула его к себе, но он, опустившись на колени, принялся стягивать с нее шорты, прямо через красные, на шпильках туфли. И все это время где-то в глубине его блуждала мысль, что все это дико и всего несколько недель назад такого просто не могло быть. А сейчас он стягивает с девушки трусики, при этом не зная даже ее имени, и собирается ее трахнуть. К этому примешивалось чувство вины — он знал, что это Мишель научила его, как надо, именно она подарила ему уверенность в собственных силах. Но зачем сейчас думать обо всем этом? Достаточно понимать: то, что было с Мишель, и то, что случится сейчас, — совершенно разные, непохожие вещи.

Он снова оказался на диване, рука его шарила у девушки между ног. Там было горячо и влажно. Она ерзала, пытаясь впустить его поглубже, вталкивала ему в рот свой язык и все время при этом постанывала. Все сдвинулось с места, вокруг завертелась горячая, наполненная вздохами и стонами темнота. Лунный лучик пробрался в окно и коснулся ее груди, у самого соска. И тут он почувствовал руку на своем плече. Айк потом пытался припомнить, как именно это случилось. Сначала он подумал, что это рука девушки, но тут же понял, что это не так. Немного приподнялся — девушка по-прежнему извивалась и постанывала — и вздрогнул, увидев над собой одного из самоанцев. На нем не было никакой одежды. Он, улыбаясь, подошел к дивану с другой стороны и опустился на пол. Позже Айк вспоминал, как блестели в темноте его белые зубы и играли мышцы торса. Айк жутко смутился. Он не знал даже, как зовут этого самоанца. Девушка вроде бы начала понимать, что происходит. Самоанец притянул ее к себе так, что тело ее изогнулось: верхняя часть досталась самоанцу, нижняя — Айку.

К удивлению Айка, девушка не сопротивлялась — она позволила самоанцу целовать себя и даже, казалось, пришла в восторг. Пальцы Айка по-прежнему оставались внутри нее, и она задвигалась еще ожесточеннее. Самоанец слегка приподнялся и приподнял девушку. Он не говорил ни слова, но явно точно знал, чего хочет. Он поставил девушку перед Айком на колени и, положив руку ей на затылок, подтолкнул ее к его члену. Пальцы Айка выскользнули наружу и тут же высохли. Он чувствовал, что она взяла его в рот; ничто никогда не доставляло ему такого наслаждения. Казалось, тело его в огне и движется само собой и ни для чего другого не остается места. А потом вдруг темнота куда-то исчезла, комната озарилась вспышками света, они резали глаз и отпечатывались в глубине черепа. Свет был такой яркий, что видно было все — прямо как днем или в грозу, которая иногда бывала в пустыне. Айк видел, что самоанец вошел в девушку сзади и двигается медленно, ритмично и лицо его застыло как маска. Волосы рыжей взлетали, она держала во рту член Айка, и это была единственная его часть, которая жила. Он чувствовал, что сейчас кончит, и ничто другое не имело значения. Взяв в руки ее лицо, он прижимался к ней все теснее, и когда наконец кончил, это словно бы случилось не с ним. Болели глаза, в голове жужжало. Сначала ему показалось, что жужжит только у него в голове, но в следующее мгновение он понял — шум идет откуда-то извне. И тут он заметил девушку.

Это была та самая стройная брюнетка, которую он видел с Фрэнком Бейкером. Она стояла в дверном проеме с камерой в руках, и это от нее шел жужжащий звук. Позади девушки маячил Хаунд Адамс. Руки у него были сложены на груди, светлые волосы и украшения мерцали при вспышках света и исчезали во тьме.

Айк проснулся на полу. В комнате было тепло, в окно лился солнечный свет, и возле его головы образовалось светлое озерцо. Он открыл глаза и сморщился от боли. Глаза пылали, по шее словно кто-то прошелся ногами. Медленно сел и постарался удержать на месте завертевшуюся внезапно комнату. Морщась и мигая, он силился припомнить события прошлой ночи. Первое, что он вспомнил, — рыжую вырвало.

Они снимали все на пленку и курили марихуану и гашиш. А потом один из самоанцев принес кокаин. Девушки вдохнули немного из серебряной ложечки, Айк отказался, решив ограничиться джин-тоником. Прошел еще час или два, снова появился Хаунд, и они с самоанцем принялись разбавлять кокаин водой, готовя себе дозу. Рыжей тоже захотелось. Когда самоанец воткнул ей в руку иглу, Айк сидел рядом. Он видел, как исчезла жидкость, а шприц наполнился кровью, красной, как ее ногти на фоне белой как снег кожи, а потом исчезла и кровь, когда самоанец надавил на поршень. Тут-то все и произошло: кровь хлынула обратно, и рыжая вдруг вырубилась, окоченела, словно ее ударило током. Айк не сомневался, что она умерла. Кожа у нее стала совсем белая. Это он убил ее! На мгновение Айк протрезвел и перестал ощущать действия марихуаны. Он был один со своей виной и своим ужасом. И вдруг девушка ожила, выкатила глаза, затряслась, и ее вырвало. Они не успели довести ее до ванной, и рыжую рвало прямо на руки, на диван, на все. Черт возьми, он мог закрыть глаза и воспроизвести всю сцену. Хаунд и самоанец пытались понять, что случилось. Хаунд вдруг очень испугался — намного больше, чем когда он стоял на парковке один против троих байкеров. Когда все успокоилось, они решили, что, вероятно, перепутали ложки и ввели ей дозу Хаунда или самоанца вместо той, полегче, что предназначалась ей. Наконец девушке стало получше, и она вышла из ванной довольно бодрая, хотя и дрожащая. Последнее, что Айк помнил, — это как все повеселели — все, кроме него, — и как в конце концов он свалился на пол. И вот он проснулся, в комнате было тепло, тихо и пахло рвотой. Неизвестно почему, пытаясь приподняться, он вдруг вспомнил ее имя. Дэбби. Черт побери! Она чуть не умерла по его вине, а он едва вспомнил ее имя.

Дэбби и блондинки сидели в гостиной. Стена за ними была затянута огромным индейским ковром, к центру которого пришпилена гексаграмма из «Книги Перемен». Они все еще выглядели заторможенными и посмотрели на него бессмысленными глазами. В комнате запахло готовящимся завтраком, и от этого его чуть не стошнило.

Он не стал даже заговаривать с девушками, а прошел прямо в кухню. Стройная брюнетка готовила яичницу. «Пора, солнышко мое», — сказала она, но Айк не обратил на нее внимания. Ему хотелось выйти с заднего хода и незаметно улизнуть.

Чтобы попасть во двор, надо было пройти через пристроенную к кухне веранду. Войдя туда, Айк увидел снаружи, рядом с дверью, Хаунда. Тот сидел на траве по-индийски, подставив солнцу лицо и повернувшись спиной к дому. Рядом стоял Фрэнк Бейкер. Айка они не заметили. Сначала ему показалось, что парни разговаривают, но потом он понял, что говорит один Фрэнк и что тот очень раздражен. «Ты снова лажанулся, старик, — услышал Айк, — дал девчонке дозу навылет. Что-то ты больно расслабился. Ты же вроде говорил, что сумеешь держать братьев Терри в узде?»

Фрэнк был в плавках, позади него Айк увидел доски для серфинга. Он стоял очень близко к Хаунду, прямо-таки наседал на него. Руки он развел в стороны, ладонями вверх, и солнце освещало их и его обнаженный торс.

Заговорил Хаунд, но очень тихо, и Айк, как он ни напрягал слух, смог расслышать лишь одно слово: «позже» или что-то в этом роде.

Фрэнк потряс головой и, казалось, собрался снова заговорить, но поднял глаза и увидел Айка. Повернувшись, он взял свою доску и молча прошел мимо Хаунда, однако возле ворот остановился. Он стоял сейчас прямо напротив Айка, только пониже, и, потянувшись к щеколде, взглянул на него.

— Думаешь, заплатил за доску?

Вопрос застал Айка врасплох. Фрэнк явно ждал ответа. Айк пожал плечами.

— Не знаю.

Фрэнк издал короткий сухой смешок.

— Такую доску не скоро оплатишь. — И он вышел наружу, оставив калитку открытой.

Хаунд встал, и Айк увидел, что он тоже в плавках. Вновь он поразился тому, как Хаунд находит силы для серфинга после такой ночи.

Айк шагнул с крыльца на свет. Он поискал на лице Хаунда следы гнева или хоть какой-то реакции на слова Фрэнка, но ничего не обнаружил. Тот только сощурился от солнца, подняв глаза на Айка.

— А где твоя доска?

Когда Фрэнк сказал, что для того, чтобы заплатить за такую доску, понадобится много времени, у Айка внутри словно все оборвалось. Сколько же ему еще предстоит ночей, подобных этой?

Хаунд покачал головой.

— Ты потратил силы там, где не должен был, брат. Позже поговорим.

И он вышел за ворота, оставив Айка одного на бетонной ступеньке.

Айк спустился с крыльца и некоторое время смотрел вслед идущему к пляжу Хаунду, потом повернулся и пошел домой. С каждой минутой ему становилось все хуже, потому что с каждой минутой он вспоминал все больше. И чем больше он вспоминал, тем больше хотел забыть, но никак не получалось. Это было как гонки по замкнутому кругу. Тут он подумал о Мишель, которая напрасно прождала всю ночь, и его захлестнула горячая волна раскаяния. Но к чувству вины и отвращения примешивалась какая-то странная темная радость, даже почти благоговение перед самим собой. Вот он, которого называли недоумком, походя цепляет девочек — здесь, в сердце столицы серфинга, — и запросто трахает их жаркой калифорнийской ночью. Он сделал это. Айк словно открыл в себе новые способности. Странное дело: только что он дышать не мог от нахлынувшего на него чувства вины и вот уже ощущает какой-то невероятный подъем. Этот подъем, наложившийся на разыгравшееся похмелье, и довершил дело — на углу Пятой и Роуз Айка вырвало.

Солнце быстро взбиралось по небу, раскаляя тротуары. Гигантский городской механизм оживал, набирал ход. Его колесики, обильно смазанные конопляным маслом и подбадриваемые кокаином, стучали в ритме одного из хитов новой волны. Сердце у Айка колотилось как бешеное. Сегодня он уже не тот человек, что был прошлым вечером. Это единственное, в чем Айк был уверен, когда, добравшись наконец до своей комнаты, открыл дверь.

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

 

Глава двадцать восьмая

«Есть которые толстушки, есть которые худышки, поверни их кверху задом — отличаются не слишком» — так частенько пел двоюродный брат Гордона Джерри. Однажды в мастерской в Кинг-Сити Айк случайно увидел, как Джерри и один из его дружков трахают какую-то девчонку. Это было в чулане за мастерской. Девушка стояла на коленях, Джерри был сзади, другой мужик — спереди. Айк до сих пор помнил, как тесно и жарко было в том чулане, помнил повисший в воздухе странный запах и как он бросился бежать через двор, в мастерскую. Зубы у него стучали, а Джерри гоготал ему вслед. Потом, уже дома, вспоминая снова эту картину, он нисколько не сомневался, что никогда, никогда не разгадать ему эту тайну.

Но до чего все изменилось. То, что раньше казалось таким непонятным, теперь стало простым и знакомым. То, что было тайной, загадкой, к которой не подберешь ключа, оказалось банальнейшим ребусом, до того незамысловатым, что временами становилось скучно. А иногда казалось, что он полон доверху какой-то мерзостью и ему ввек не проблеваться.

После той ночи с рыжей он сначала старался не заниматься с ними сексом, а просто зазывал на вечеринку бедненьких глупых девочек. Но как-то так выходило, что чаще всего Айк не мог удержаться и чувствовал себя потом совершенно разбитым. Ему хотелось брать их и спереди, и сзади, и сверху он словно летел на бесконечно катящейся волне. Он презирал себя за то, что мог верить, что в этом есть какая-то загадка, и в то же время желал обрести утраченную тайну.

Фрэнк Бейкер был прав: за доску не заплачено. Пристроиться, притереться к механизму машины, включиться в процесс ее работы было не просто. «Дело не в деньгах, — говорил Хаунд Адамс, — дело в том, как ты отдаешь». И хотя сейчас Хаунд платил ему, и платил неплохо, было трудно понять, как это соотносится с доской. На заре он по-прежнему выходил в море с «утренней вахтой». Затем шел домой, завтракал и снова ложился в постель, только на этот раз с Мишель. А потом снова был магазин или пляж, карманы, полные марихуаны, ножки нежащихся на горячем песке девчонок… И еще иногда понюшка кокаина, потому что он наконец понял, откуда у Хаунда Адамса берутся силы не спать всю ночь и серфачить весь день.

Он узнал и кое-что еще. Например, что Хаунд не принимает участия в занятиях сексом. Он присутствовал, смотрел — и только. Однако именно Хаунд решал, когда будет новая «вечеринка», когда будут съемки, и — это Айк заметил — бывал чрезвычайно разборчив насчет участвующих в них девушек. Ему нравилось иметь их много, чтобы было из кого выбрать, но лишь некоторых просили остаться или наведываться еще. Если же какой-нибудь девушке не нравилось то, во что ее тянут, или она пугалась, Хаунд тут же сворачивал все приготовления и не отпускал девушку, пока не убеждался, что она успокоилась. То, что случилось в первую ночь с рыжей, было исключением и больше не повторялось. Но тогда Хаунд допустил промах. Дело едва не кончилось плохо, и он испугался. Айк был свидетелем его страха.

То происшествие показало, что Хаунд — такой же простой смертный, как и все прочие, и может облажаться — но и только. Ничего больше. Странное это слово — ничего. Временами Айк повторял его вслух, словно пробуя на вес и объем. Он думал о неделях, проведенных на службе у Хаунда. Вопросы вертелись на кончике языка. Они были очевидны: судьба Эллен и Престона. Ответы были темны и неясны. Собственно, их пока не было, и нередко он отделывался тем, что говорил самому себе: все не так просто, ситуация изменилась. Для него она изменилась. Что-то ушло, что-то стало другим. Словно поменялись ставки. Бывали дни, когда он вовсе не вспоминал о сестре, а если вспоминал, то думал о ней по-другому. Он слишком много узнал за последнее время и до сих пор не мог привыкнуть, что есть такие девушки, каких он встречал на пирсе и приводил на вечеринки. С этими можно было делать все, что угодно, а им всего было мало. Они давали самоанцам вертеть собой как угодно и трахать себя в задницу, а на следующий день тянулись за новой дозой кокаина. Прошло два года с тех пор, как он в последний раз видел Эллен. Мысленно возвращаясь в тот день, когда она ушла, даже не попрощавшись, а потом стояла на обочине в обтягивающих джинсиках и запыленных сапожках и ловила грузовик, Айк думал, что, возможно, Гордон был прав. Он вспоминал все те ночи в пустыне, когда Эллен уходила гулять и не возвращалась. Гулять. Теперь он по-другому понимал это слово.

Ему самому не нравилось, что в голову лезут такие мысли, но не думать он не мог. Не мог, и все тут. Может, это — ее судьба. А то, что случилось с Престоном, было его судьбой. Точно он знал только одно: ему ничего не светит. Лето ускользает, и то, за чем он приехал в этот город, отодвигается от него все дальше, становится чуждым тому человеку, которым он стал. Он словно потерял что-то или, может быть, подобно змее, поменял кожу.

Самое простое было вовсе об этом не думать, извлекать из всего выгоду и не давать себе раскисать. Пусть все идет своим чередом. Так он и делал. Курил травку, ходил серфачить и смотрел, как крутятся колесики. Он превратился в посетителя зоопарка — так называл это Престон — и наблюдал, как копошатся странные твари, населяющие море и сушу. Время от времени, теплыми летними вечерами, когда ласковый воздух пропитывался запахом моря, он собирал коллекцию молоденьких красоток для Хаунда Адамса. Как и говорил Хаунд, это было проще простого. Так могло продолжаться очень долго. Но вскоре все изменилось, и началось это в тот день, когда Престон Марш вернулся в Хантингтон-Бич.

Его не было больше месяца. Ходили разные слухи: ему отрезали руки по локоть, он повредился в уме и доживает дни в доме для престарелых. Говорили и то, что он поправился и навсегда уехал из Хантингтона. Айк не знал, чему верить. В середине июля он заезжал в больницу и узнал, что Престон выписался. Попытался связаться с Барбарой, но она тоже куда-то исчезла. Все же он не верил, что они уехали навсегда. Дважды ездил к дому, где они жили. Куча пожелтевших газет на крыльце, задернутые занавески, заросший палисадник — новые жильцы сюда, по-видимому, не заселялись. Он слушал, что говорят люди, и думал, не предоставить ли судьбе действовать так, как ей заблагорассудится. Пусть все идет как идет. А потом настал день, когда на тротуаре напротив магазина на Мейн-стрит возник Престон Марш.

Волны в тот день были так себе, и Айк зашел в магазин по поручению Хаунда. Он стоял на коленях возле прилавка, прилаживая к доске поводок. Случайно поднял глаза и увидел Престона. Перемена, произошедшая в его внешнем облике, потрясла Айка. Кожа у Престона еще больше потемнела, но это был не здоровый загар, а пугающая чернота. Такой становится кожа у запойных алкоголиков, когда слишком много лопнуло под ней сосудов, слишком жестоко опалило ее солнце и сверху легла на нее пыль. На нем были потрепанная армейская куртка и темный берет. В этом темно-зеленом берете с маленьким блестящим значком было что-то очень знакомое, и в конце концов Айк узнал головной убор с фотографии, которую показывала ему Барбара. Она говорила, что снимок сделан как раз перед тем, как Престон поехал во Вьетнам. Еще Айк заметил, что волосы у Престона подстрижены очень коротко, а куртка застегнута на молнию до самого горла, хотя было жарко. Он стоял, засунув руки в карманы, и все время кренился на один бок. В берете и куртке, небритый, похожий на измученного революционера, он не вписывался в бурлящую вокруг него жизнь. Во всем его облике было что-то пугающее, словно при свете дня вдруг явилось привидение.

Айк остался сидеть на полу перед доской. Он не знал, видел ли его Престон. Темная фигура застыла, не сводя глаз с магазина. Потом Престон, так же внезапно, как появился, повернулся и враскачку пошел прочь.

Айка словно что-то обожгло. Он быстро поднялся, подошел к входной двери. Престон шел к кафе и автобусной остановке. Из кармана его джинсов торчала бутылка виски. Куртка задралась, и бутылка сверкала на солнце. И тут Айк почувствовал, что он не один: за его спиной стоял Фрэнк Бейкер. Вместе они смотрели, как Престон неверной походкой бредет к углу, качаясь из стороны в сторону. Возле остановки он столкнулся с газетной стойкой. Там было несколько проволочных подставок, скрепленных между собой цепочками, — в одной из них и запутался Престон. Они видели, как он бранится и пинает стойки. Стоявшие поблизости люди начали отодвигаться, а те, что подальше, засмеялись. Затем из кафе вышел пожилой мужчина в белом фартуке и принялся кричать. Слов Айк не слышал, и вообще было непонятно, что больше рассердило мужчину: то, что Престон учинил беспорядок у входа в заведение, или его внешний вид. Он повертел пальцем у виска и показал на Престона. И тут вдруг Престон вынул руку из кармана и ударил мужчину в фартуке. Даже за полквартала Айк заметил, какая это была странная рука, будто тупая короткая дубинка, и как дубинкой ею и пользовался Престон. Удар, скорее, толчок пришелся в ключицу, и его силы хватило, чтобы мужчина в фартуке попятился. Но и Престон упал от собственного резкого движения. Айк услышал, как звякнула об асфальт бутылка виски. Какое-то семейство, собравшееся было переходить дорогу, остановилось и повернуло обратно. Надо было что-то предпринять, но Айк не знал что и повернулся к Фрэнку. Его лицо поразило Айка. Он не мог припомнить, когда ему еще приходилось видеть на лице такое отвращение, хотя отвращение не совсем верное слово — тут было нечто большее. Фрэнк, судя по всему, достаточно насмотрелся. Он покачал головой и вошел в магазин.

Когда Айк снова взглянул на улицу, то увидел, что Престону удалось подняться на ноги, а пожилой человек в фартуке вернулся с метлой. Он пытался прибраться и не нарваться на еще один удар. Но Престон не обращал на него внимания. Он махал рукой, словно отгоняя надоедливую муху, и не сводил глаз с магазина. А потом он поднял свою культю, повернул ее тыльной стороной к Айку, и, хотя на руке не было пальцев, смысл этого жеста был вполне понятен. Затем Престон повернул за угол и исчез из виду. На тротуаре остался лишь пожилой мужчина с метлой.

Айк вернулся в магазин. У него подгибались ноги. Фрэнк в дальней комнате стоял перед фотографией, снятой в День Труда. Хотя они фактически работали вместе, Фрэнк почти никогда с ним не заговаривал, и Айк решил, что тот не желает иметь с ним никакого дела. Но сейчас у него было странное чувство, что вид Престона одинаково сильно поразил их обоих и наступил подходящий момент для того, чтобы выяснить кое-что давно его интересовавшее.

— Это не ты снимал? — спросил Айк.

Фрэнк посмотрел на него, потом снова перевел глаза на выцветшую фотографию.

— Все до единой.

Айк помолчал, решая, как далеко он может зайти в своих расспросах. Ему хотелось узнать насчет другой фотографии, где Престон делал нижний разворот на фоне огромной темной стены. Снимок, запечатлевший нижний бэксайд, был очень удачен — один из тех, что позволяют ощутить мощь волны, скорость, на которой совершается разворот, и силу, которая увлекает серфера вниз. Можно было разглядеть сосредоточенность серфера, то, что в лицо ему бьет ветер, и роскошный веер брызг, поднятых доской.

— Вот эта мне нравится, — проговорил Айк, указывая на фотографию, и рассказал, что слышал от Хаунда о «нижних» Престона.

— Надо же, он помнит, — сказал Фрэнк, и Айка удивила горечь, прозвучавшая в его голосе.

— Хаунд говорит, он был мастер.

Фрэнк не сводил глаз со снимка.

— Он и был мастер.

— Лучше, чем Хаунд?

— Престон был профи. Понимаешь, что это значит? Он выигрывал турниры, он задавал делу ход.

— Какому делу?

— Всему. Если хочешь заработать на серфинге, тебе не обойтись без настоящего профи. Таким и был Престон.

— А Хаунд?

— Он смотрелся, но из-за него все и накрылось. Это он притащил Майло.

Тут Фрэнк внезапно замолчал, не дав себе закончить. Он словно вдруг осознал, что разменивается на разговор с такой козявкой, как Айк, да еще отвечает на его вопросы. Но горечь, прозвучавшая в его голосе, когда он упомянул Майло Тракса, не осталась незамеченной.

Фрэнк передернул плечами.

— Старо как мир, — проговорил он, — все это давно в прошлом. Ты же видел, какой он теперь, бывший чемпион.

Айк не успел ничего больше спросить. Фрэнк ушел, оставив его наедине с фотографиями. В окно Айк видел, как он — худощавый, светловолосый — пересекает Мейн-стрит и входит в бар.

 

Глава двадцать девятая

Если возвращение Престона было началом, то, что случилось потом с Мишель, стало концом. Айк все время надеялся, что она — исключение и эта часть его жизни не подчиняется законам механизма, о котором говорил Хаунд Адамс. По крайней мере, так ему хотелось думать. Об Эллен они почти не заговаривали. Один раз Мишель завела этот разговор, но он только сказал, что пытается кое-что выяснить у Хаунда и ему требуется время. Когда же она спрашивала, что он уже выяснил и какие шаги предпринимает, Айк отделывался туманными намеками и старался сменить тему. Впрочем, скоро Мишель перестала спрашивать, и у нее появился этакий укоризненный взгляд, словно она подозревала его во лжи. Но рассказать ей всю правду, все то, что на самом деле происходило, Айк не мог ни при каких условиях. Проще было ходить к Хаунду, балдеть от марихуаны, трахаться с девчонками и думать о каком-то их с Мишель отдаленном будущем, когда они станут самостоятельными и вместе поедут в экзотические страны. Где-то в глубине души он по-прежнему рассчитывал, что все это возможно. Он любил Мишель и верил, что ему удастся оградить их отношения от всего, что связывало его с Хаундом.

Ограждать было, конечно, нелегко. Мишель знала, как много времени он проводит у Хаунда, и Айк не сомневался, что она не забыла, как он не сумел ей ответить. С другой стороны, Хаунд отлично видел, что Айк старается не вмешивать в их дела Мишель. Время от времени он спрашивал о ней, Айк находил какой-нибудь удобоваримый предлог, а Хаунд лишь пожимал плечами и говорил: «В другой раз». Айк только укреплялся в решимости держать ее подальше от всего, что творилось у Хаунда. Его неотвязно преследовал один образ — Престон Марш, сидящий возле костра, говорит, что порой хочется, чтобы было именно так, как ты хочешь, а если уж нет — пусть лучше не будет вовсе. К тому времени, когда он осознал, насколько бесплодными, бессмысленными, бестолковыми были его усилия, все было кончено.

Однажды утром было жарко и душно, и простыни взмокли от их пота. Они занимались любовью, и уже довольно долго. Пока он двигался над ней, в голову пришла шальная мысль, что неплохо бы проделать все это перед камерой и чтобы самоанцы смотрели. Эта фантазия обожгла его, но в то же время наполнила восторгом. Ему захотелось сделать Мишель больно. Он вышел из нее и поставил на колени, так, чтобы зайти сзади, но этого почему-то было недостаточно. На спине у нее лежал лоскуток света, а поясница, как и у него, была влажная и скользкая. Он снова вышел из нее и засунул пальцы ей во влагалище, а потом в задний проход. Она попыталась вырваться и повернулась к нему лицом, но он держал ее крепко и вошел в нее медленно, напряженно, потому что с непривычки ему было больно. Однако он видел, что ей намного больнее, и это было как раз то, чего он хотел. Он задвигался сильнее, пытаясь войти так глубоко, как только возможно, и не выпускал ее, пока не кончил. Потом Айк отвалился, задыхаясь, с бешено колотящимся сердцем, встал и вышел на крыльцо, чтобы солнце высушило пот, заливший его грудь и ноги. Он стоял, прищурившись от яркого света, слушал шум шоссе и отдаленное грохотание прибоя, а из головы не шла мысль — происходит что-то ужасное. Он никогда еще не поступал так с ней — только не с ней. Это не давало ему покоя. Он смотрел на пожухлую траву и нефтекачалку и пытался думать о чем-нибудь другом. Но сейчас ему вообще думать было трудно: солнце светило слишком ярко, и голова гудела оттого, что два дня он держался на одном кокаине и вовсе не спал. Тут на крыльцо вышла Мишель. Она завернулась в купальное полотенце. Мишель плакала. Ничего не говорила, просто смотрела покрасневшими, полными слез глазами. Солнце осветило два ручейка, сбегающих вниз по щекам, и закушенную нижнюю губку. Она словно ждала, что сейчас он все объяснит, скажет хотя бы, что сам не понимал, что делает из-за этого чертова солнца, которое светило как бешеное, посыпая все неоновым бисером — деревья, траву, лицо Мишель. Она не сводила с него глаз и все чего-то ждала, пока Айк не ударил это вопрошающее лицо так, что у него зазвенела ладонь. И внезапно, каким-то непонятным ему образом, он оказался перед ней на коленях и рыдал как ребенок, зарывшись лицом в пляжное полотенце, а она гладила его волосы.

Все закончилось в четверг — это Айк запомнил навсегда, — в ту самую неделю, когда Престон вернулся в Хантингтон-Бич.

Он поднялся рано, собрался половить пришедшие с запада невысокие волны. Хаунда на пирсе не оказалось. Айк пробыл в воде примерно с час и пошел домой. Ему нравилось будить по утрам Мишель, нравилось, какая она сонная и теплая, и то, как светит в запыленное стекло солнце. Она улыбалась, вся еще до конца не проснувшаяся, когда он нырял под одеяло и согревался ее теплым телом. Потом они ходили в кафе завтракать.

Он повесил гидрокостюм сушиться, надел рубашку и джинсы и пошел по коридору в ее комнату. Обычно дверь была не заперта, но в тот четверг было по-другому. Слышались голоса, шлепанье босых ног по деревянному полу. Он почувствовал неладное, но в тесном коридоре было трудно сосредоточиться. Когда Мишель открыла дверь, в нос ему ударил сильный запах марихуаны. Первое, что он увидел, — одну из мексиканских рубашек Хаунда, брошенную на край диванчика. Кровати видно не было, да это и не нужно: он видел ее лицо. Она раскраснелась и была, как он тогда подумал, очень красива. Волосы у нее были в беспорядке, к уголку рта прилипла влажная прядка. Не говоря ни слова, он повернулся и пошел прочь. Дверь закрылась.

Так и закончилось все то особое, что было между ними. Айк не мог усидеть на одном месте, не мог оставаться в комнате. У него не было пустыни, чтобы уйти туда, как он сделал в тот день, когда уехала сестра. В конце концов Айк снова натянул холодный влажный гидрокостюм и пошел на пляж. Прилив к тому времени спал, и он провел большую часть дня, проклиная нестойкие волны и тех, кто имел неосторожность серфинговать рядом, будучи примерно одного с ним калибра. Впервые он кричал на других серферов. Теперь его можно считать по-настоящему освоившимся.

К вечеру Айк устал так, что валился с ног. Он встретил знакомого серфера, и они купили упаковку «Олд Инглиш-800» — самого мерзкого пойла, какое только можно придумать. Потом он сидел у себя в комнате и пил. Ждал. Смотрел, как солнце садится за дома, скрывавшие от него море. Он ждал шагов в коридоре, но так ничего и не услышал. Обычно в это время Мишель уже возвращалась с работы. Она не пришла. Возможно, осталась у Хаунда и в этот момент они снимаются на камеру.

Его охватило дикое желание пойти туда, увидеть ее. В голове бродили тысячи безумных мыслей. Но разве мог он винить ее? Как мог осуждать, если сам же все разрушил? Оргии у Хаунда, съемки на камеру… Он тогда убеждал себя, что у него есть на то причина. А была ли она? Или все дело лишь в его эгоизме? Ему следовало уехать вместе с Мишель, прекратить забивать себе голову поисками сестры, тем более что со временем они стали лишь прикрытием для его распутства. Черт побери, да ведь он не уехал потому, что ему нравилась такая жизнь. Девушки, киносъемки — все это было грандиозным турне эгоиста, и сейчас он за это платил. Ну почему же он такой недоумок? Что с ним не так? Вся его жизнь в Хантингтоне была сплошной ложью. Теперь он это видел. Из Сан-Арко он просто сбежал. Сбежал, потому что не мог выносить ненавидящего взгляда старухи и молчания пустыни. Исчезновение сестры, рассказ того парня в белом «Камаро» были всего лишь толчком. Он просто наконец сделал то, что не такой слюнтяй, как он, сделал бы уже давно. Что-то с ним не так; вероятно, сказывалась кровь его матери. Ведь была возможность найти здесь свою удачу, а он все испортил. Может быть, бабка права, и все его переживания и размышления о вине и ответственности были никчемной глупостью? Вот дерьмо. Он ведь уехал потому, что не хотел оставаться один, без Эллен. Вина и ответственность здесь ни при чем. Старуха точно права: его мать — шлюха, сестра немногим лучше, а он просто кретин. Сейчас вся их гнилая родословная была перед ним как на ладони. Он приехал и Хантингтон и обрадовался возможности отрываться по полной и ловить дурные, шальные деньги. Он сам всего этого хотел, но Мишель — Мишель была ему нужна. А теперь все пошло наперекосяк. Вот черт. Какое же он самое распоследнее дерьмо. Айк рыдал, потому что знал, что это так и есть.

Он тянул солодовое пойло, периодически пиная стулья и лягая стену, и думал об одном и том же — о Мишель в объятиях Хаунда Адамса. Эта мысль росла как раковая опухоль, и комната уже не могла ее вместить. Он пошел к двери и вдруг увидел прислоненную к стене доску. Ну надо же! Он про нее и забыл. Эта проклятая доска! Гребаная красотка с яркими боками! От одного взгляда на нее его чуть не стошнило. Он расхохотался, вспомнив, что послужило поводом для его первого визита к Хаунду. Дерьмо. Это тоже было вранье. Ему всего-навсего хотелось заполучить новую доску. Он схватил треклятую штуковину и выбежал из комнаты, зацепившись за косяк. В коридоре он налетел на стену, и на ярком пластике доски появилась заметная трещинка. Непонятно было, то ли коридор уменьшился, то ли доска стала больше, но Айк шагу не мог ступить без того, чтобы за что-нибудь не зацепиться. К тому времени, как он нырнул в спасительную темноту лестницы, из-за всех дверей неслись крики и брань. И он не отказал себе в том, чтобы поорать в ответ, перебудить всю эту чертову трущобу, но в конце концов все же оказался на улице. Зажав доску под мышкой, Айк устремился к дому Хаунда Адамса.

 

Глава тридцатая

В его голове мелькали уродливые сцены, замысловатые извращения, которые он мог — должен был — пресечь. Айк был не в том состоянии, чтобы рассуждать. Он просто швырнул доску на крыльцо и вломился в дом.

В гостиной было темно, но в одной из комнат горел свет. Там он их и нашел. В его мозгу роилось слишком много воображаемых сцен, чтобы сразу уяснить эту — реальную. Он стоял в дверях, не сводя с них глаз. Единственный звук, наполнявший комнату, был шум крови в его ушах.

Все было очень просто. Мишель сидела рядом с Хаундом на полу. На диванчике расположился один из самоанцев. Все трое были одеты. В комнате пахло марихуаной и как будто бы ладаном. Они посмотрели на Айка, но их лица ему казались будто в тумане. Он сделал несколько нетвердых шагов вперед, силясь сохранить ту целеустремленность, что поддерживала его весь вечер.

— Заходи, — услышал он голос Хаунда, — садись.

Айк взглянул на Хаунда, потом на девушку. Садиться он не собирался.

— Надо поговорить, — обратился он к Мишель. В горле стоял ком, и слова давались с большим трудом.

Бледное лицо Мишель плыло в застилавшем глаза тумане. Невозможно было понять, смущена она или злится.

— Что тебе надо?

— Поговорить.

— Говори.

Он видел, как она взглянула на Хаунда, потом снова перевела глаза на него. Ему хотелось подойти и поднять ее с пола, но все подернулось густой пеленой тумана и ускользало от него.

— Черт! — Он чувствовал, что сейчас говорит уже громче. — Я пришел поговорить. Встанешь ты, черт бы тебя побрал, или нет?

Ее не побрал черт, и она не встала. На лице Мишель застыло рассеянное выражение. Мерзкое это было выражение, так и хотелось вмазать ей носком ботинка. Он направился к ней, не зная в точности, что сейчас сделает. Знал только, что она это заслужила. Но он не дошел. Хаунд резко поднялся, встал между ними и положил руку Айку на плечо. Он стряхнул ее. Айк не сомневался, что Хаунд сейчас его прикончит, но солодовое пойло заглушило страх, и он даже неловко замахнулся. Хаунд отступил на шаг.

— Ревность до добра не доводит, брат. Не забывай об этом. — Голос его был совершенно спокоен.

Айк молчал. Никогда еще его ненависть к Хаунду не была такой сильной.

— В чем дело? — спросил Хаунд. — Хочешь пролить немного крови? Это можно устроить.

Он резко повернулся и пошел к шкафчику возле дивана. Айк остался стоять, словно прибитый к полу. Мишель отвернулась. Вернувшись, Хаунд сунул ему в руку что-то тяжелое. Это был пистолет. Металл холодил кожу. Айк тупо уставился на оружие. Ладонь обмякла, пистолет держался словно сам собой. Внезапно Хаунд выдернул оружие из его рук и направил ствол в стену. Раздался такой грохот, что задрожали барабанные перепонки. Комнату наполнил запах пороха. Хаунд снова сунул ему в руку пистолет.

— Ну вот, патроны есть, — сказал он, — пушка есть.

Айку казалось, что он бредит и все происходящее — галлюцинация.

— Ты думал, я твоя вещь, — внезапно заговорила Мишель. Она смотрела прямо на него, лицо ее перекосило гневом. — Парни все такие идиоты. Думают, они хозяева, а ты — вещь и они могут вытворять все, что хотят. Я все знаю о твоих ночных делах. Иди, мальчик, гуляй, я не твоя вещь, а ты мне не хозяин. У меня нет хозяев. Почему бы тебе не катиться туда, откуда ты приехал?

— Шлюха!

Голос у него дрожал. В ее словах было слишком много правды, она должна была за это ответить. Он орал на нее, называл долбаной потаскушкой, она что-то кричала в ответ. Слов он не понимал. Если бы в комнате никого не было, он бросился бы на нее и они выцарапали друг другу глаза. Присутствие Хаунда уберегло их от этого, но все было и так достаточно плохо. Живот его свело судорогой, пол уходил из-под ног. Айк отшвырнул пистолет и бросился прочь из дома, во мрак.

Ему некуда было идти. Он бродил по аллеям, мимо ваз с цветами, огрызаясь на тявкающих собачонок, пиная ногами пивные банки. Люди кричали на него, Айк слышал их словно во сне. Он кричал в ответ, хрипло, будто лаял, и голос его терялся среди домов.

В конце концов он оказался возле салона тату. И тут его осенило, почему люди определенного склада делают себе татуировки. Это оттого, что они — козлы и сами это знают. Почему заключенные в тюрьме сидят и режут свое тело? Они знают, что они козлы, и хотят, чтобы это было всем видно. В этом был смысл. Вот, что ему нужно: перочинный ножик, капельку чернил… Но у него может не хватить выдержки. Что если он начнет и сдрейфит? Нет, пусть ему сделают татуировку в салоне. Залезть в кресло, а потом если и будет что неприятное, то только жужжание иглы. Айк видел, как это делается. Ты просто выбираешь рисунок и даешь мастеру деньги. Айк проверил, сколько их у него. Хорошо бы сделать большую и идиотскую — чем больше и глупее, тем лучше. Он открыто заявит, что он — козел, нечего это скрывать.

Внутри было жарко и душно, стоял специфический запах лекарств, как в кабинете у третьеразрядного врача. Айк подошел к стене посмотреть образцы и выбрал себе харлеевские «крылья», только здесь вместо маленького щита посередине и слова «Мотоциклы» были перекрещенные кости и череп, а под ними надпись «Херлей-Вам-Дэвидсон». Другая картинка понравилась ему даже больше: точно такие же крылья, череп и кости, только на черепе сидела голая красотка с широко расставленными ногами. Но эта была ему не по карману. Он спросил, можно ли заплатить часть сейчас, а остальное — потом, но мастер сказал: «Не пойдет». Это был пожилой мужик, лысый, со сплошь покрытыми татуировкой руками. Пока Айк выбирал, он выжидающе жевал сигару, а потом усадил его в кресло, справился насчет выбранного рисунка и принялся за работу.

Айку хотелось тату на плече. Он рассудил, что сможет прятать ее под футболкой, а потом, как бы невзначай, поддернет рукав: то-то удивятся те, кто уже было начал думать, что с ним все в порядке. Это будет как тайный знак принадлежности к братству. Мастер провел по плечу лезвием, потом обтер его спиртом. Рисунок он наносил через что-то вроде трафарета. Айку было жарко, и кружилась голова. Сквозь запыленное окно он глянул на улицу. Оттуда на него пялились два пугала. Это были девчонки-панкушки. Стрижки у них были как у Джил. У одной волосы были совсем белые, а у другой — красные, почти что пурпурные. Ночь, пиво, желтые огни, эти две чучелки — все было похоже на сон. Сном был и этот человек с иглой. В другой руке у него была губка, чтобы вытирать кровь.

Плечо горело и ныло, сначала терпимо, потом все сильнее. Он чувствовал, как по лбу и по спине бежит пот. К горлу подступила тошнота, в какой-то момент показалось, что его сейчас вырвет. Он спросил, нельзя ли сделать перерыв, но, судя по всему, его не услышали, потому что мастер продолжал работать. Айк закрыл глаза, собираясь с силами, чтобы спросить погромче, но так и остался сидеть, корчась от боли. Наконец мастер развернул его так, чтобы он мог видеть в зеркале свою татуировку, потом провел по плечу губкой и тут же промокнул его марлей.

Айк хотел получить большую татуировку, но он и не предполагал, что настолько большую — во все плечо. На стене она смотрелась как-то поменьше. Все же он ощутил угрюмое удовлетворение. Он сделал это. Он стал членом клуба козлов.

Вставая, Айк чуть не упал, и старику пришлось поддержать его.

— Все в порядке? — поинтересовался он.

Айк ответил, что да, просто ему нужно на воздух.

С океана дул свежий ветер, и на улице ему стало получше. Тут он снова увидел тех девчонок; они были в полуквартале от него, и теперь к ним присоединились двое парней. Все четверо скрывались в тени какого-то магазина.

— Вот он, — услышал Айк голоса, — эй, мужик, покажи-ка свою татушку.

Он велел им катиться к черту, но они пошли за ним. Тогда Айк побежал. Ноги были словно резиновые, в груди горело, но он не обращал на это внимания. В голову ему закрался безумный план: спрятаться где-нибудь за углом и избить их крышкой от мусорного бака — так, чтобы прямо в морду, в морду. Он даже смеялся на бегу — хихикал и хватал ртом воздух. Они не побежали далеко, через сотню метров остановились. Айк даже крикнул что-то им вслед, но они ушли. Подумали, наверное, что он рехнулся или что у него пистолет. Он вспомнил, как Гордон говорил однажды, что если люди поверят, что ты спятил — на самом деле спятил, — то оставят тебя в покое. Может быть, это и правда; по крайней мере, сейчас это сработало.

Он помочился и пошел к Мейн-стрит. Айк немного протрезвел, плечо болело, но о том, чтобы пойти домой, он и не думал. Похолодало, и пот высох. В конце концов он вышел к дому Престона. В доме горел свет, но Айк не стал подходить к двери. Вместо этого сел по-индийски на газон возле тротуара и принялся глядеть на дом. Может быть, в том, что он пришел сюда, отчасти была повинна его татуировка. Так или иначе, уходить ему не хотелось, более того, словно бы некая сила удерживала его возле этого дома. Огни погасли, лишь на крыльце горел свет, и на него из мрака летели мотыльки и бестолково кружились в теплом его сиянии.

 

Глава тридцать первая

Вероятно, там, на газоне, он и отрубился, потому что очнулся на том же самом месте. Было жарко, солнце било в лицо. Движение оживилось, в листьях пальм щебетали дрозды. Он медленно сел и огляделся. Его немного удивило, что он так запросто проспал ночь на газоне, словно заправский пьянчужка. Странно, что он все еще жив и его не тронули ни уличное хулиганье, ни маньяки-одиночки, ни черт знает кто еще, кто выползает по ночам из своих нор и берлог и отправляется охотиться на улицах столицы серфинга. В плече у него дергало, и, посмотрев туда, он увидел торчащую из-под рукава марлю. Айк не сразу вспомнил, что произошло прошлой ночью, а когда осознал, что там, под марлей, его замутило. Но тошнота прошла, и он подумал, что ведь этого он и хотел, так что все справедливо.

Айк как раз делал усилие, чтобы подняться на ноги, когда увидел Барбару. Он поискал глазами, куда бы спрятаться, но было поздно: она пересекла улицу и шла прямо к нему.

— Господи, — первое, что она сказала, подойдя. Барбара коснулась его лба тыльной стороной ладони. — Айк, на тебя смотреть страшно.

— Все нормально.

— Я и не знала, что ты в городе. Нет, в самом деле, какой ужас.

— Я же говорю, нормально, — он слегка покачнулся, — я заходил пару раз, тебя не было.

Теперь, когда он рассмотрел ее, стало ясно, что и у нее дела неважно. Она еще больше побледнела и осунулась, а ведь и так была совсем худенькая.

— Я живу с родителями. Перебралась пока к ним, но ищу квартиру. А здесь я на пару дней. Господи, Айк, что это у тебя на плече?

Он посмотрел на свое плечо так, словно видел его впервые.

— Упал.

Барбара наклонилась поближе.

— Нет, не упал. Я такого насмотрелась. Ты сделал татуировку.

Она снова выпрямилась и покачала головой.

Айк чувствовал, что должен за что-то извиниться, но не стал, а объяснять было слишком долго. Он просто стоял, ощущая себя полным придурком, и глядел в землю.

— Ладно, послушай, — заговорила она, — я тут долго не пробуду. Может, мы поговорим? Почему бы тебе не пойти со мной. Мне надо в аптеку, а по дороге я куплю тебе поесть.

Они сидели в придорожной закусочной, где народу было битком, но которая располагалась как раз напротив аптеки. Айка мутило. В голове разматывался клубок событий предыдущей ночи, плечо болело. Сконцентрироваться на происходящем было почти невозможно. Он попросил кофе и ждал, что ему скажет Барбара.

— Я тебе раза два звонила, — проговорила она, — но тебя не было. Честно говоря, я очень надеялась, что ты уехал.

— Почему?

— Престон рассказал, зачем ты здесь.

Он уставился в обшарпанную столешницу. Барбара смотрела на свои пальцы. Айк так ничего и не сказал, и она продолжила:

— Это вообще-то не в его характере. Но он тогда много о чем говорил, особенно в первые дни после операции. Наверное, наркоз действовал.

Официантка налила кофе, приняла заказ. Айк обхватил руками кружку.

— Что он еще говорил?

— Много, очень много чего. Иногда совершенно безумные вещи. — Она помолчала. — Джанет Адамс. Он звал ее. Иногда словно говорил с ней, принимал меня за нее, как-то так. Я тогда вспомнила, о чем мы с тобой говорили. В общем, я пошла в библиотеку. У них там на микрофильмах хранятся старые материалы, и я хотела узнать, что писали в газетах про Джанет Адамс. До меня в свое время доходили лишь слухи. Давно это было.

Айк глотнул кофе и обжег рот. Официантка принесла завтрак. Зазвенели расставляемые тарелки. В нос ударил жирный запах яичницы.

— Я нашла две заметки, одну в местной газете, одну в «Лос-Анджелес таймс». Оказывается, я много чего не знала. А может, забыла. Ты один раз спрашивал про Майло Тракса. Так вот, в лос-анджелесской газете было в основном про него. Ранчо Тракса принадлежит ему. Его папаша вроде был одним из первых голливудских киномагнатов. Он и купил землю, построил дом. Сейчас ранчо принадлежит Майло. Он был, что называется, золотой мальчик и одно время снимал фильмы про серфинг. Это было примерно в то время, когда умерла Джанет. Майло Тракс взял тогда Престона, Хаунда и Джанет в Мексику на своей яхте. Вернулись они без Джанет. Сначала говорили, что она утонула. Потом мексиканские рыбаки нашли тело, и выяснилось, что она умерла от передозировки. И кое-что еще. Оказалось, что она была беременна.

Айк не притронулся к еде. Он не отрывал глаз от розовой столешницы. В окно светило солнце и жгло ему затылок, об стекло бились и назойливо жужжали мухи. Барбара положила вилку. Достала из сумочки сигареты.

— Только что начала, — сообщила она, — глупо, да?

Айк пожал плечами. Он думал о том, как похожи эти два случая: две поездки в Мексику. Две девушки, обе не вернулись. Он закрыл глаза, и перед ним встало лицо Джанет Адамс, улыбающееся с выцветшей фотографии. Престон, конечно, тоже сразу вспомнил ту историю. Не потому ли он никогда ничего ему не рассказывал? Ведь сказать, что он знает о судьбе Эллен, значило признать свое участие в том, что произошло с Джанет Адамс. В его измученной голове роились все новые и новые вопросы.

— Я не знаю, может ли это как-то быть связано с твоей сестрой, — услышал он голос Барбары, — но ты же интересовался тем, что произошло между Хаундом и Престоном. Престон говорил, твоя сестра уехала с Хаундом, по крайней мере, ты так думаешь. Сказал, что ты за этим и приехал, чтобы узнать.

— Это все, что он сказал?

— Почти. Он говорил просто так, в пустоту. Еще я знаю, что ему не нравится, что ты вмешиваешься в то, из чего можешь потом не выбраться.

— Что он имел в виду? — спросил Айк, отлично зная, что имел в виду Престон.

Барбара покачала головой.

— Не знаю. Но у меня такое чувство, что он прав. Я боюсь за тебя, Айк. От таких, как Хаунд, добра не жди.

Но он уже ее не слушал. Новая ужасающая мысль закралась в его мозг. А что если будут другие поездки в Мексику и другие девушки, которые не вернутся? Что если это случится с Мишель? Он ведь слышал, как Хаунд уже заговаривал об этом, и Мишель тогда хотелось поехать. Господи, сейчас она уж точно поедет, он в этом не сомневался. И другая мысль, словно обухом, огрела его. Все эти девушки, гулянки, съемки на камеру… Может быть, Хаунд все это время просто искал ту единственную, которая поедет с ним в Мексику и там разделит ужасную судьбу Джанет Адамс? Это он во всем виноват, он толкнул ее к Хаунду своими безумствами, своей ревностью. В висках застучало, он вспомнил, как вел себя прошлой ночью у Хаунда, и его чуть не вырвало на стойку. Но Айк был уверен в одном: он не останется в Хантингтоне и не отпустит ее одну с Хаундом. Не будет ждать, пока с ней произойдет то же, что и со всеми. В этот раз такого не будет. Он сумеет остановить ее. Найдет способ, как это сделать. Эта мысль внезапно стала единственным, что имело хоть какое-то значение.

Айк почти не помнил, о чем они с Барбарой говорили по пути домой. Он мог думать только о Мишель и жаждал снова поговорить с Престоном, чего бы это ни стоило.

Они подошли к дому сзади и стояли у невысокой изгороди, отделявшей двор от дороги. Барбара взялась за ручку калитки.

— Я зайду, — сказал Айк, — мне надо с ним поговорить.

Она достала из сумочки солнечные очки и надела их.

— В другой раз, Престон сейчас спит. Когда я уходила, он только что выпил лекарство. После этого он на некоторое время выключается. А потом просыпается и начинает пить.

Он рассказал, как видел Престона напротив магазина Хаунда.

— Это часто бывает, — сказала она. Отвернувшись, Барбара помолчала, потом снова взглянула на него. — Я ухожу от него, Айк. Я подала документы, думаю продолжать учиться. Отец обещал заплатить. Тут я больше не могу.

Айк не знал, что на это сказать.

— Думаешь, это подло, бросить его сейчас, когда я ему так нужна? Так ты думаешь?

— Я не знаю.

— Больше не могу это выносить. Я словно бы проснулась, Айк, я тебе уже один раз это говорила. Не хочу сидеть и смотреть, как моя жизнь утекает в трубу. Я должна что-то делать. А он — он убивает себя, Айк, теперь уже наверняка. Это только вопрос времени. Я не могу на это смотреть.

Айк чувствовал, как солнце жжет ему плечи. Он настолько устал, что слова Барбары его даже не тронули. В конце концов, такая уж у Престона карма. Разве нет? Ну и черт с ним. Все, что он от него хотел, — поговорить еще один раз. Пусть Престон протянет хотя бы до этого последнего разговора.

— Я зайду сегодня вечером, — сказал он.

— Не сегодня. Сегодня приезжают его родители. А я уезжаю. Они подвезут меня до города. Будет черт знает что.

— Я приду поздно.

Она пожала плечами.

— Как хочешь. Я не знаю, что тебе сказать. Он не обрадуется тебе, Айк. — Она бросила сигарету и наступила на окурок. Затем достала из сумочки спичечный коробок, ручку и написала на коробке телефонный номер. — Позвони мне, если что случится. Если, конечно, ты здесь останешься. Всего доброго, Айк. — Она коснулась его руки, потом повернулась и не оглядываясь пошла к дому.

Некоторое время он смотрел ей вслед, а потом потащился в свою меблирашку. Всю дорогу его мутило, а временами казалось, что он растворяется в поднимающихся с тротуара горячих волнах.

Айк еле вполз по лестнице на второй этаж. Плечо снова начало дергать, и он сразу пошел в ванную, где наконец отлепил марлю, прикрывающую кровоточащий результат вчерашних безумств. Ветерок холодил воспаленную кожу. Что же сталось с ним? Он смотрел в зеркало и не узнавал перекошенное лицо и татуированное тело глядящего на него изнутри человека.

 

Глава тридцать вторая

— Бросила меня шлюха, — такими словами встретил его Престон. Айк прошел в дом со стороны переулка, через захламленную кухню; из всей квартиры только там и горел свет — электрическая лампочка без плафона. Пройдя по заставленному пакетами с мусором коридору, он очутился в темной гостиной, где на продавленном диване среди пустых пивных банок сидел Престон. В комнате пахло лекарствами, потом и пивом. Было уже очень поздно. Чтобы не заснуть, Айк перед выходом вдохнул кокаина и сейчас чувствовал себя очень бодрым.

Несколько недель назад, когда Престон был еще в больнице, Айк думал над тем, как бы переделать престоновский «Накл» таким образом, чтобы им мог управлять человек, потерявший пальцы. Сначала он хотел оставить наброски дома, но в последний момент решился их взять: может, это будет предлогом для того, чтобы прийти, эдакой своеобразной подстраховкой. И сейчас, зайдя в эту темную затхлую комнату, он был очень рад, что захватил с собой рисунки.

Он сделал несколько шагов и положил чертежи на стул возле двери.

— Ничего, если я включу свет? — спросил он. — Мне надо тебе кое-что показать.

— Делай как знаешь, — ответил Престон, — включай хоть все подряд, если хочешь, только принеси мне еще пива.

Айк сходил за пивом и, вернувшись, включил свет. При свете Престон был страшен. Лицо у него почернело — это Айк заметил еще тогда, в магазине, — а глаза словно утонули, превратились в маленькие льдинки. Через переносицу шла красная дорожка от снятых швов, еще один шрам проходил через лоб. Чтобы взять у Айка пиво, ему потребовались обе руки. Он поднял их и почти ткнул Айку в лицо. Айк смотрел на уродливые культи и скорее чувствовал, чем видел, презрительную усмешку на лице Престона.

— Ничего, да? Хрен с ним. Это фигня. Что пожнешь, то и посеешь, или как там говорит мой папаша. Знаешь, что этот засранец был здесь? Нет, ты представляешь?

Айк молчал. Его решимость расспросить Престона и искусственно приподнятое настроение таяли в этом тяжелом, спертом воздухе. Он вспомнил, как прошлой ночью за ним гнались панки и он напугал их, вспомнил гордоновскую теорию, что люди предпочитают не связываться с безумцами. Сейчас это было вполне применимо к нему самому, потому что он не сомневался — Престон уже переступил ту черту, за которой человек становится по-настоящему безумен.

— Да, приезжал сюда, ко мне, самодовольный ублюдок.

Престон отхлебнул пива, и Айк увидел среди мусора на кофейном столике перевернутую вверх переплетом открытую Библию.

— Но кое в чем из того, что он говорил, есть толк. — Престон наклонил голову набок, голубые льдинки засветились в своих темных колодцах. — Как ты поступаешь с тем, что сгнило?

Айк молчал, пытаясь угадать, какого ответа ждет от него Престон.

— Ну! Что ты делаешь с тем, что никуда не годится? Это вот здесь. — Он потянулся к книге, но лишь толкнул ее, и она шлепнулась на пол. Айк хотел поднять, но Престон его остановил.

— Да ладно, хрен с ним, Я и так знаю. «Что общего у света со тьмою?» — Он засмеялся. — Ты небось и не знал, что я могу цитировать Писание, а? Черт, да ты вообще ни хрена не знаешь. «Если твоя рука вводит тебя во грех, отруби ее». — Он поднес свою культю к свету, — Отрежь эту мошенницу. Чик — и все тут. Усек? От гнилья надо избавляться.

Он откинулся на спинку, ожидая какого-нибудь ответа. Айк оставался там, где сел, — на стуле возле двери. Перебирая на коленях рисунки, он думал, что мало толку показывать их Престону. Но раз уж он все-таки пришел и принес их, надо было что-то сказать.

— Я хочу, чтоб ты тут кое-что посмотрел, — начал он.

Престон тупо глянул на него, словно они говорили на разных языках. Айк пересек комнату, опустился перед кофейным столиком и убрал в сторону наваленный хлам.

— Ты еще сможешь водить мотоцикл, — сказал он и тут же осознал, как нелепы, как не к месту его слова. Престону в его теперешнем состоянии до противоположной стены бы добраться, не то что по городу на мотоцикле. Но раз уж он начал, надо было продолжать.

— Я тут подумал, как приспособить ручки. — Он постарался придать голосу энтузиазм, но язык не ворочался. — Поставим такой вот рычажок — сможешь орудовать одной ладонью. Короче, тебе остается только газ. — Он взглянул на Престона, чтобы узнать его реакцию.

Престон даже не смотрел на рисунки. Откинувшись на спинку дивана, он сидел с закрытыми глазами, прижав к бедру банку с пивом. Когда Айк замолчал, Престон приоткрыл один глаз и покосился на свой нос и багровые шрамы.

— Дерьмо ты безмозглое.

Айк заморгал.

— Идиот ты хренов, думаешь, для меня сейчас есть какая-то разница? Думал, что ты так запросто все наладишь? Дерьмо, дерьмовые мозги. Работаешь на Хаунда. Думаешь, я так-таки ничего и не знаю? Водишь к нему девок или подставляешь свою задницу?

Айк поднялся. Его слегка мутило, и шумело в ушах.

— Ни хрена ты не знаешь, — снова проорал Престон, теперь уже глядя прямо на него.

Шум нарастал, словно готовился закипеть чайник. Он собрал рисунки и швырнул их в Престона, так что они закружились в воздухе, словно опавшие листья.

— Если я ни хрена не знаю, так это оттого, что ты ни хрена мне не говоришь.

Насмешка на лице Престона погасла. Он усиленно заморгал и уставился на Айка.

— Что ты мелешь?

— Ты слышал. Ты никогда мне ничего не рассказывал. Ни что знаешь Хаунда, ни что вы были партнеры. Не говорил, что вы вместе ездили в Мексику и что девушка не вернулась. И про Джанет Адамс, и про Майло Тракса, и про то, зачем мы ездили на ранчо.

С каждым словом Айка лицо Престона мрачнело. Внезапно он сделал неловкую попытку подняться, но ударился коленями об стол и тяжело опустился обратно на диван. Пиво разлилось, и пена таяла на ковре.

— Ублюдок, — прохрипел он, — гребаный сукин сын.

Айк не собирался все это слушать. Ему хотелось на воздух, подальше от крика. Он нагнулся и поднес к лицу Престона средний палец. Престон даже не смог приподняться, так чего Айку было бояться?

— Иди ты на хер, — сказал он и пошел к двери. В ушах шумело все сильнее, но он все же слышал, как Престон пытается подняться. Слышал, как отлетел в сторону кофейный столик и с него посыпалось все, что на нем стояло, слышал, как Престон бранится и пинает наваленный на дороге хлам. Внезапно позади загрохотали сапоги, и Айк бросился бежать к кухонной двери.

Айк добежал-таки первым, но Престон не дал ему открыть дверь: он ударил по ней с такой силой, что культя оставила на желтой краске кровавый след. Айк повернулся, взглянул в эти безумные глаза и вдруг заметил, что неприятный скрежет в ушах куда-то пропал. В тишине слышался лишь звук его дыхания и дыхания Престона.

— Ты шмакодявка, ублюдок, — задыхаясь, выговорил Престон, налегая на дверь. И Айку показалось, что его мутные глаза немного посветлели, словно Престона слегка отрезвил этот забег.

— Я же сказал, что ни хрена ты не знаешь. Борзой Адамс. Майло Тракс. Да кем ты себя возомнил? Допрашивать меня вздумал? — Он перевел дыхание и вытер пот рукавом рубашки. — Хочешь знать про Джанет Адамс? Я тебе скажу. Она сама себя убила. Узнала, что беременна, наглоталась дури и упала с борта в воду. Она сама себя прикончила. — Престон потряс своей громадной башкой. — И какое это имеет отношение к твоей сестре? Нет, ты мне скажи, имеет это хоть какое-нибудь отношение? Я пытался сказать тебе это на ранчо, старик. Ты вообще ничего здесь не узнаешь. — Он размашистым жестом обвел комнату, словно они вмещала в себя весь город. — Твоей сестры здесь нет. А что делаешь ты? Ты водишь Борзому телок. И что это тебе дало?

Он задохнулся и на мгновение показался Айку не безумным, а очень усталым. Айк не ответил на его вопрос. Престон отошел от двери. Татуированная рука опустилась. Он открыл холодильник и достал пиво.

— Ты облажался, парень. Надо было уехать, пока была такая возможность. А теперь пошел вон.

Айк взялся за ручку, но дверь не открыл. Он чувствовал, что снова допустил какую-то ошибку, снова чего-то не понял.

— Я сказал, пошел. Катись, пока можно.

Айк повернулся, открыл дверь и спустился с крыльца.

 

Глава тридцать третья

Сон все не шел. Он думал о том, что сказал Престон, о том, что он облажался. Возможно, это началось не здесь и не сейчас, а еще тогда, в солончаках, когда он был нужен Эллен, но позволил своему желанию встать между ними.

Теперь слова, сказанные Престоном на ранчо, приобрели для него больший смысл. Жива его сестра или умерла, он мало что мог сделать для нее. Он думал тогда, что в долгу перед ней, но каков был его долг? За этот долг уже заплачена слишком высокая цена, и слишком многие пострадали. Один умер, другой — калека. И еще Мишель.

Наверное, она и впрямь сошлась с Хаундом Адамсом; в конце концов, она знала его еще до того, как они познакомились. Это Айка не касалось. Но что бы ни говорил Престон, факт оставался фактом: были еще поездки в Мексику, были и другие девушки, которые не вернулись. Поэтому обещание, данное им самому себе, оставалось в силе. Он не будет сидеть и ждать, пока то же самое случится с Мишель. Трудность была в том, как вернуть ее или по крайней мере отвадить от Хаунда. Ничто другое больше не имело значения. Все прочее осталось в прошлом, он не в силах изменить его. Только Мишель была настоящим, и только ее можно было попытаться спасти. Может быть, в этом и состоит его долг перед сестрой: не допустить, чтоб подобное повторилось.

Весь следующий день он искал ее, бродил по улицам, словно призрак, измученный и больной. Поиски ни к чему не привели. Вечером Айк постучался к ней в дверь, и Джил с глупой ухмылкой, которую так и хотелось стереть тыльной стороной ладони, объявила, что Мишель теперь живет у Хаунда. Он надеялся услышать что-нибудь другое. Немного передохнув, он снова пошел в город и купил себе пару футболок с длинными рукавами. Они лучше скрывали его глупую татуировку.

Проснулся он рано и еще во сне почувствовал неладное. Первое, что увидел Айк, открыв глаза, была его доска.

— Доска — это подарок, — произнес Хаунд Адамс, когда их взгляды встретились, — подарок друга.

Айк спал не раздеваясь, в шортах и купленной накануне футболке. Ничего не ответив, он сел и принялся натягивать джинсы.

Хаунд сидел на полу, скрестив ноги и прислонившись к стене, и смотрел на него.

Айк потер кулаками глаза. Присутствие Хаунда тяготило его. Предстоял очередной идиотский разговор.

— Зачем ты пришел? — спросил Айк.

— Принес твою доску, брат. Я соскучился по тебе.

— Я же вернул ее. Помнишь?

Хаунд пожал плечами.

— Ты запутался. Слишком много вещей, которых ты не понимаешь.

Айк потряс головой:

— Да ладно!

— И вел ты себя как полный придурок. Это хоть до тебя дошло?

— Зачем ты рассказал ей о своих тусовках?

— Нет, брат, так не пойдет. Не перекладывай свою вину на меня. Почему ты ей не рассказал? Мне казалось, в этом нет ничего особенного.

Айк не ответил. Он был не настроен выслушивать очередную лекцию. Все же что-то в реплике Хаунда задело его.

— Молчишь? Тогда я сам за тебя отвечу. Ты думал, что происходящее в моем доме — нехорошо и Мишель не должна об этом знать. А теперь вдруг решил, что все против тебя и я украл у тебя девушку.

— А разве нет?

— Я не знал, что она твоя собственность. Может, это ты хотел оказаться умнее всех?

Айк отвернулся, кровь ударила ему в лицо.

— Мишель молода, парень, нельзя накладывать на нее лапу. Ну да ладно. Вот еще о чем я хотел с тобой поговорить, и это намного серьезнее. Ты решил, что она не должна знать о моих вечеринках, что в этом есть что-то постыдное. Я хотел бы знать, когда ты пришел к этому выводу.

Айк пожал плечами. Он уже достаточно узнал Хаунда, чтобы понять, как тот многолик. Сегодня он был гуру. У Айка не было и тени сомнения, что сейчас последует рассуждение о ценностях, о различных взглядах на мир, которое неизбежно закончится предложением мира и дружбы. Таков намеченный на сегодня сценарий.

— Молчишь? Так послушай: тебе всю жизнь забивали голову всякой чепухой и ты даже не подозревал об этом. Как насчет твоей семьи? Вы ладите друг с другом? У вас все благополучно?

Айк не ответил. Он думал о пустыне, о старухе, которая никогда не выходила из дома, о Гордоне в своем магазине, о своей матери и отце, которого никогда не видел.

— Все они придурки, ведь верно? И при этом все-таки знают, что такое добро и что — зло? И наверное, не упускали случая растолковать все это тебе? У меня была такая семья — никому нет дела друг до друга, даже не общаются и при этом точно знают, что добро, что зло и что такое «приличное» поведение. Чушь собачья. Не сразу, но я начал понимать, что у них все перевернуто с ног на голову. Почти все, что они считали плохим, оказывалось нормальным, а то, что называли «правильным», вдруг оборачивалось злом, да таким, которое высасывает жизнь из человека, а он даже этого не замечает и становится пустой раковиной, оболочкой, зомби.

До сих пор Айк не отрывал глаз от пола, но тут взглянул на Хаунда: что-то в его голосе заставило Айка это сделать. Свет от окна бил Хаунду прямо в лицо, и он хорошо видел «гусиные лапки» вокруг его глаз и выжженную солнцем и соленой водой кожу.

— Я не знаю, как ты, брат, — продолжал Хаунд, — а я не видел в наших тусовках ничего дурного. Никто никогда не ушел от меня обиженным, люди просто расслаблялись, выпускали пар, может, избавлялись от некоторых своих комплексов. Почему ты воспринял это по-другому? Решил, что ты виноват? Но откуда пришло это чувство вины? Не от тех ли людей, что ты оставил дома, похожих на тех, что, как зомби, разгуливают по выходным по прибрежному шоссе и орут на детей? Понимаешь, к чему я? Может быть, ты позволил другим людям управлять твоим сознанием, привить тебе свою систему ценностей? И ты не один такой. Так происходит с большинством из живущих. Я хочу, чтоб ты начал смотреть на вещи так, как это нужно тебе, я хочу… — Хаунд вдруг резко, прямо на полуслове, прервал себя, поднялся и отряхнул брюки. — Хочешь что-то сказать?

И снова Айк промолчал, но был сильно удивлен, что лекция закончилась так быстро. Обычно Хаунд говорил очень долго и ему было все равно, слушают его или нет.

Хаунд шагнул к нему и протянул руку.

— Делай что хочешь, — сказал он, — но не стоит таить зла. Эрманос дель мар, так ведь?

Айк пожал сухую сильную руку.

— Послушай, — продолжал Хаунд, — мы с Мишель завтра идем под парусом. Пойдешь с нами? Думаю, она тоже будет тебе рада. И там будет один человек, с которым я хочу тебя познакомить, мой старый друг. Ну, как?

— Во сколько?

— Рано. В шесть. Мы за тобой заедем.

Хаунд повернулся, словно собираясь уходить, но потом оглянулся.

— Есть еще кое-что, о чем я хотел с тобой поговорить, — сказал он. — Я ведь знаю, что это не идет у тебя из головы. Фрэнк рассказал, что вы видели Престона возле магазина. Ты думаешь, что я причастен к тому, что с ним случилось… — он сделал паузу, — но ты ошибаешься. Я знал, что рано или поздно с ним произойдет нечто подобное, но мне не доставляло никакого удовольствия об этом думать. Виноват не я, а он сам. Престон сам подписал себе приговор. Это его карма, неужели ты этого не видишь? Я бы спас его, если бы только мог.

— Спас? — Айк взглянул Хаунду в глаза. Его выбила из колеи резко оборвавшаяся лекция, но он все же не собирался позволять вешать себе лапшу на уши.

— Разреши задать тебе один вопрос, — проговорил Хаунд. — Кто, как ты думаешь, открыл ему ворота, когда вы удирали с ранчо?

Айк собирался еще что-то сказать, но при этом вопросе его словно окатило холодной водой. Он внезапно вспомнил, как Престон спросил, сумеет ли Айк сам найти грузовик, и удивленный свист, когда ворота оказались открытыми.

— Да, я спас его той ночью. Да и тебя тоже, верно? У охранников было оружие. Некоторые из них знали Престона. А этот чертов засранец не у всех вызывает такое восхищение, как у нас с тобой.

Айк хотел было что-то сказать, но Хаунд жестом приказал ему молчать.

— То, что случилось здесь, — это его личные счеты с самоанцами. Я надеялся, у него хватит ума вовремя смыться. Но на это и надеяться не стоило. Правду говоря, я думаю, что он сам всего этого хотел. Единственное, конечно, он хотел, чтобы уж до конца.

Он замолчал и воззрился на Айка, его темные глаза излучали странный свет. Айк смотрел на него. Что-то знакомое было сейчас в выражении этого лица. Не просто обычная отрешенность и не навеянный кокаином экстаз, а нечто диковатое, может быть, даже отчаянное. Внезапно он вспомнил, где уже видел это раньше. Такое было лицо у Престона, когда тот сидел у костра и, прищурившись, смотрел на огонь. Тогда Айк принял это выражение за страх. А Хаунд все продолжал говорить, что он видел, как к этому идет, и что это не доставляло ему никакого удовольствия.

— Он был моим другом, — услышал Айк, — и я любил его.

Когда Хаунд ушел, Айк некоторое время не двигался с места. Трудно было уложить в голове эту историю с воротами, и в теории Айка опять появилось множество дыр. Может быть, вообще вся эта игра в кошки-мышки — лишь плод его воображения? В ней не было смысла. Если, конечно, Хаунд не лжет, чтобы приручить Айка. Но ведь у него теперь есть Мишель, зачем ему Айк? Он поднялся и подошел к окну. Солнце быстро взбиралось по небосклону, наполняя его горячей голубизной. Хватит с него загадок. У Хаунда есть свои тайны и свои игры, у Престона — своя карма. Айк хотел одного: убраться отсюда, но вместе с Мишель. Вот почему он пожал руку Хаунда Адамса и вот почему завтра он едет с ними. Солнце заливало окрестные крыши. Он стоял у окна и думал, кто же этот друг с собственной яхтой, с которым его хотят познакомить. Имя вертелось у него на кончике языка, но он так и не произнес его вслух.

 

Глава тридцать четвертая

На следующее утро Хаунд заехал за ним на своем пижонском «Стингрее». В двухместном кабриолете троим было тесно. Айку и Мишель пришлось втиснуться на пассажирское место, и всю дорогу он чувствовал ее плечо и бедро. На ней были белые шорты и блузка с чайкой. Он еще не видел ее в таком наряде и подумал, не подарок ли это Хаунда. Мишель, судя по всему, не особенно ему обрадовалась. Она вела себя так, будто он ее стеснял, и Айк усомнился, действительно ли девушка так хотела его видеть, как сказал Хаунд.

Странная это была поездка. Айк все время глядел в окно, на пролетающие мимо пляжи. Впервые он очутился в южной части Хантингтона, и его поразило, как изменился пейзаж. Нефтекачалки и приземистые кирпичные строения уступили место высоким корпусам, выходящим окнами на пляж. Они миновали плакат с надписью «Ньюпорт-Бич желает вам счастливого пути», повернули направо и выехали на мост, протянувшийся над просторным заливом. В широкой гавани, обрамленной причалами, белыми песчаными пляжами и высоченными зданиями, повсюду толпились яхты, ярко расцвечивавшие голубой простор залива. Движение по мосту было затруднено, и Айку удалось хорошо рассмотреть гавань. Трудно поверить, что отсюда лишь несколько минут езды до хангингтонского центра. Эти места уже ничем не напоминали пустыню. Именно такой он себе и представлял Южную Калифорнию: белые паруса, пронизанные солнцем, всеобщее благополучие… И внезапно он вспомнил, о чем однажды говорил ему Престон: у Хаунда есть друзья с большими деньгами.

— Никогда еще не видел гавань? — спросил Хаунд, когда они стояли в пробке.

Айк и Мишель ответили одновременно. Как выяснилось, Мишель тоже не бывала в этих местах.

Хаунд улыбнулся и кивнул на гавань.

— Прорва деньжищ, — сказал он.

«Стингрей» медленно сполз с моста и въехал на то, что Хаунд назвал «полуостров». Проехав два квартала, они повернули налево и пересекли еще один мост. Таких домов, как здесь, Айк не видел никогда, за исключением, может быть, особняка на ранчо. Повсюду были стекло и бетон, дерево и камень, идеально подстриженные деревья, ослепительно белый песок и узкие, аккуратные подъездные дорожки, перегороженные воротами с табличками «Частная собственность». Дорожки сбегали к голубой глади залива.

Хаунд припарковался на небольшой площадке возле домика охраны. Было жарко, от площадки шел пар. Пока Хаунд запирал машину, Айк стоял рядом, а Мишель отошла на несколько метров. Закончив, тот достал из багажника картонную коробку и сделал им знак идти с ним.

Девушка шла рядом с Хаундом, Айк чуть позади. Они миновали сторожку, приземистое серое строение на берегу, и, спустившись к самому заливу, оказались в лесу мачт. Вокруг постанывали и скрипели снасти. Белые корпуса яхт игриво ластились к резиновым отбойникам причалов. На другой стороне залива было еще больше швартовных мостиков, яхт, роскошных особняков и частных пляжей.

Наконец они подошли к большой одномачтовой яхте. На носу ее была нарисована белая чайка с зеленой веточкой в клюве и красовалась надпись: «Колдун». Палуба была забита замысловатыми никелированными приспособлениями. Айк взбирался на борт последним и, поднявшись, почувствовал, как палуба мягко покачивается под ногами. Некоторое время на палубе никого, кроме них, не было. Поскрипывали снасти, мягко хлюпали о борт волны. Затем откуда-то снизу послышался мужской голос, и вскоре из кубрика показался его обладатель.

Это был тот самый человек, кого он видел на фотографиях в магазине. Айк узнал маленький узкий рот и острый, с ямочкой подбородок. Черты лица мало изменились за прошедшие годы, изменилось тело. Оно раздалось — не набрало жира, а именно раздалось, — стало более мощным, и это как-то не вязалось с тонким, почти женственным, точеным лицом и маленькими темными глазками.

На мужчине была синяя рубашка и белые шорты. Когда он шел к ним по палубе, на коротких загорелых ногах играли мощные мышцы. Мужчина казался высоким, и лишь когда остановился рядом с ними, Айк увидел, что он всего на какой-нибудь сантиметр выше его самого, хотя на добрых двадцать пять кило тяжелее.

— Айк, Мишель, — раздался голос Хаунда, — я хочу представить вам друга. Майло Тракс.

Хотя Айк знал, что это и должен оказаться Майло, но все же, когда услышал имя, по его спине пробежал легкий холодок. Он вспомнил, с какой горечью Фрэнк Бейкер сказал, что Хаунд «притащил Майло». Сказал так, будто это было началом конца.

Айк встретил темный, пронзительный, почти мальчишеский взгляд хозяина яхты — эту особенность не смогли запечатлеть фотографии — и пожал протянутую руку. Она была плотная, твердая, как и все тело ее обладателя, и Айк почувствовал, насколько слабая и хрупкая его собственная рука.

— Ага, — сказал Майло, и в голосе его послышалось искреннее радушие. — Айк Такер. Я много о тебе слышал. Добро пожаловать на борт.

Потом он сразу же повернулся к Мишель, предоставив Айку размышлять о том, что такого он мог о нем слышать.

Майло стоял за большим серебристым штурвалом, Мишель рядом с ним, Айк и Хаунд на палубе. Гавань оказалась очень большим и все расширяющимся каналом. Вода из зеленой превратилась в темно-синюю. Айк заметил стайки летучих рыб, осыпающихся в воду серебристым дождем. Вспыхнув разок над поверхностью, они тут же скрывались из виду. Чем ближе к устью, тем шире становились пляжи, выше особняки и больше яхты. Майло, казалось, знал все про любую из них. Он показывал им знаменитые гоночные яхты, катера и дома, принадлежащие кинозвездам. Это был мир денег, о существовании которого Айк в своем захолустье даже и не подозревал, и ему казалось, что он попал в страну чудес.

Миновав две длинные пристани, яхта вышла в открытое море. Майло взял их всех в оборот и командовал постановкой паруса. Наконец над их головами затрепетало огромное бело-желтое полотнище. Нарисованная на борту чайка вздрагивала всякий раз, как яхту покачивало на волнах. Лицо у Айка взмокло, легкие наполнил свежий морской ветер. Он забрался в рубку, и Майло улыбнулся ему. Айку ничего не оставалось делать, как улыбнуться в ответ. Яхту качало. На палубу летели брызги.

— На такой вот яхте можно поплыть куда угодно, — обратился к нему Майло. — Хаунд говорил, ты любишь серфинг. Тогда тебе понравились бы места, где мы с ней побывали.

Они провели целый день в открытом море; берег казался отсюда туманной полоской на горизонте. Около полудня перекусили и выпили пива, после чего Мишель понесла остатки еды и мусор вниз. Айк вызвался ей помочь.

Море совсем успокоилось, и яхта шла плавно. Мишель стояла у маленькой раковины на камбузе и споласкивала тарелки. Она глянула на Айка через плечо и снова занялась посудой.

Айк стоял сзади. Она собрала волосы в конский хвост, и сейчас он смотрел на завитки волос у нее на затылке.

— Я тебя всю неделю искал.

— Я была у Хаунда. — Голос ее звучал безучастно, глаза смотрели в раковину.

— Мишель, послушай, мне жаль, что все так вышло.

— Я думала, ты другой, — сказала она, — а ты такой же, как все.

— Я знаю, что поступал неправильно. Думал, что, может, мне удастся так что-то узнать…

— Ну да. О твоей сестре, — сказала она с сарказмом.

— С этого все началось. Ты можешь не верить, но с этого и началось, да я еще… черт меня дернул взять эту доску. Я должен был заплатить за нее.

— Участием в киносъемках? — спросила она, по-прежнему язвительно и не отрывая глаз от раковины. Однако он заметил, что она перестала мыть тарелки и просто не вынимала руки из мыльной воды.

Айк боялся, что разговор зайдет слишком далеко и она расстроится и не сможет скрыть это от Хаунда.

— Послушай, Мишель, просто послушай меня одну минуточку, и все, ладно?

Она не ответила.

— Я искал сестру, хотел узнать, что с ней случилось, но я хотел узнать еще о Престоне и Хаунде. Короче, погнался за двумя зайцами. Теперь я это понимаю. Я впутался в историю, из которой не мог выбраться. Это очень глупо, знаю. Но я никогда не считал тебя такой, как все. Я хочу сказать, у нас с тобой все было по-другому. И может быть так снова. Только этого я и хочу — просто быть вместе.

Она взглянула на него, и Айк увидел, что ее глаза покраснели и полны слез.

— Так чего ты хочешь?

— У нас с тобой было что-то совсем особенное, ведь правда? И это самое главное. Я многое хочу тебе сказать, но не здесь — здесь я не могу. Просто скажи, что ты подумаешь и что мы сможем еще поговорить. — Он торопился, боясь, что их отсутствие будет замечено.

Он положил руку ей на плечо, и Мишель повернулась к нему. Вода стекала с ее безвольно опущенных рук. Она в упор глядела на него, и от ее взгляда ему почему-то захотелось спрятаться.

— Так я — это самое главное? А как же твоя сестра? Она уже не в счет?

— Нет, все не так просто. Черт возьми, Мишель, я знаю, что вел себя как полный идиот. Ты даже не знаешь, какой я на самом деле кретин. Но кое-чему я научился. Ты только пообещай, что мы еще поговорим. Завтра.

Он ждал, не сводя с нее глаз. Молчание прервал голос Майло. Он, должно быть, просто лег ничком на палубный настил, потому что в люке показалась перевернутая ухмыляющаяся голова.

— По правому борту кит, — сказал он, — идите посмотреть.

Голова исчезла. Айк молчал. Мишель стояла у раковины.

— Надо посмотреть, — проговорила она.

Он пошел за ней и тут заметил на столе картонную коробку, которую Хаунд достал из багажника. Айк чуть приоткрыл ее. Кинопленки. Коробка была доверху полна ими. Он сказал об этом Мишель.

Она взглянула на коробку.

— Ну и что?

— Не знаю. Так просто, интересно, что он с ними делает.

— Уж я-то точно не знаю.

Что-то в ее голосе задело его. Словно она говорила «как будто ты сам этим никогда не занимался».

— Это во-первых, — продолжила она, и снова ему захотелось спрятаться от ее взгляда, — а еще, если хочешь знать, я ни разу не спала с Хаундом. Он просто был очень добр ко мне, ничего больше.

Она побежала вверх по лесенке. Айк смотрел, как мелькают ее ноги, затем, взглянув последний раз на коробку с пленками, направился вслед за ней — полюбоваться на кита, которого приметил Майло.

В гавань они вернулись на закате. Над крышами прибрежных зданий небо стало золотым и багровым. Пришвартовав яхту, они еще раз оглядели залив и огни домов.

— У меня есть кое-какая земля к северу от города, — произнес Майло, глядя на Айка. — Хорошее местечко для серфинга. Думаю съездить на недельку, отдохнуть, взять пару-тройку старых друзей. Так я обычно отмечаю конец лета. Чтобы все устроить, мне может понадобиться помощь. Как вы с Мишель, согласны? Можешь взять с собой доску, половишь волны.

Айк кивнул, взглянул на Мишель.

— Ну конечно, — сказал он, стараясь придать голосу умеренный энтузиазм. — Звучит круто.

— Вот и ладно, — сказал Майло, — можете приехать все вместе.

Эта мысль почему-то его насмешила, и от удовольствия он даже хлопнул в ладоши.

 

Глава тридцать пятая

После дня, проведенного на солнцепеке, кожа у Айка горела. Снова он ощущал плечо Мишель, и снова перед ним проносились темные полоски пляжей. Ехали они молча и вскоре очутились в западной части Мейн-стрит, где уже появились бары, пиццерии и магазины, торгующие снаряжением для серфинга, и заметно прибавилось машин.

Когда они добрались до дома Айка, Хаунд вышел из машины и открыл багажник. Айк повернулся к Мишель.

— Нам надо поговорить, — сказал он.

Она пожала плечами.

— Поговорим.

— Когда?

— Не знаю. Ты собираешься на тусовку к Майло?

— А ты?

— Пойду.

— Но я хотел поговорить пораньше.

— Поговорим через несколько дней.

Айк приготовился вылезти из машины. Хаунд ждал его у открытого багажника. Внезапно Мишель накрыла ладонью его руку.

— Приходи к Майло, — шепнула она, — я хочу, чтоб ты пришел.

Он заглянул ей в глаза, стараясь вложить в этот взгляд все свои чувства. Она ответила на его взгляд, потом отвернулась.

— Ладно, — сказал Айк, — я приду. И мы поговорим.

Он вылез из машины и пошел к багажнику. Сумка с его не понадобившимся гидрокостюмом уже стояла на обочине.

— Майло не знает, что ты уже бывал у него на ранчо, — произнес Хаунд. — Думаю, ему и не стоит знать.

Айк кивнул, немного удивившись, что Хаунд счел нужным ему об этом сказать, и вдруг понял, что очень устал. Он взялся за сумку, и тут Хаунд напрягся, словно что-то заметил или, скорее, почувствовал. Айк увидел его переменившееся лицо. Хаунд смотрел на старое здание, выступавшее из темноты чуть поодаль у них за спиной. На ступеньках маячила темная фигура, не более чем черный силуэт на желтом фоне открытой двери. Но величина его и то, как человек стоял, не оставляли сомнений в том, что это Престон. На нем были та же мешковатая армейская куртка и берет. Он стоял на верхней ступеньке, резко выделяясь на фоне дверного проема, и от этого казался еще больше, чем был на самом деле. На мгновение время перестало существовать: остались только двое мужчин, смотревших друг на друга поверх разделявшей их истоптанной лужайки. Первым очнулся Хаунд. Отвернулся, закрыл багажник и пошел садиться в машину. Взглянув еще раз на Престона поверх крыши своего «Стингрея», он забрался внутрь и тронулся с места.

Идя через лужайку, Айк не знал, что сейчас с ним будет. На ступеньках он замедлил шаг. Престон оперся на дверной косяк и засунул руки в карманы. В темноте невозможно было разобрать выражение его лица.

— Нечего притормаживать, — сказал Престон; голос его был тверд и трезв. — У меня тут есть кое-что тебе показать.

Было поздно, улицы жилых кварталов словно вымерли. Престон помалкивал. Он шел быстро, чеканя шаг тяжеленными сапогами, и Айк едва за ним поспевал. Они пересекли Мейн-стрит, свернули в переулок. Айку не пришлось спрашивать, куда они идут. Он увидел освещенный вход в мастерскую и темную фигуру Морриса, прислонившегося к телефонной будке.

Не говоря ни слова, Моррис присоединился к ним, и они втроем пошли к гаражу. Ночь наполнилась треском гравия под двумя парами тяжелых кованых ботинок. Престон толкнул дверь и вошел внутрь, за ним последовали Айк и Моррис.

Внутри было тесно. Посередине гаража на грязном полу стоял мотоцикл. Это был не «чоппер» и даже не «Харлей», а «Би-Эс-Эй-Лайтнинг-Рокет». Заурядный серийный экземпляр, но над ним неплохо поработали. Часть надписей стерли или закрасили, бак почистили и отполировали, и он посверкивал в темном сарайчике, словно вороненый ружейный ствол.

— Ну вот, зацени, — сказал Престон, — как тебе?

— Хорошая работа.

— Хорошая, блин, — передразнил Моррис, — это же настоящий зверь!

И действительно, такой байк мог развить на хорошей дороге полтораста с лишком. Айк покачал головой и обошел мотоцикл кругом, чтобы получше его рассмотреть. Кроме того, ему хотелось повнимательней присмотреться к Престону. Сегодня он выглядел лучше, чем когда Айк видел его в последний раз. По крайней мере, был сравнительно трезв и более-менее твердо держался на ногах. Но выцветшие глаза по-прежнему диковато поблескивали и, казалось, тонули в темном лице. И еще появилась какая-то нервность, странная подвижность, которая прежде Престону была не свойственна. Он не мог стоять на одном месте и беспрестанно ходил из угла в угол.

— Я хочу, чтобы ты его послушал, — сказал он, — проверь-ка движок.

— Брось, старик, я ведь уже проверял, — заговорил Моррис, — зачем это еще?

— А я хочу, чтоб он послушал. Чтоб все как в аптеке.

До этого Моррис оставался у входа. Теперь он придвинулся к Айку.

— Ты рехнулся, старик. Я эту гниду ща по стенке размажу.

Престон остановился и посмотрел на Морриса.

— Не гони, парень. Я хочу, чтоб он его проверил.

— Да ведь он предатель. Он был тогда вместе с Хаундом и самоанцем. Я его урою, Прес.

Говоря это, Моррис смотрел на Айка взглядом изголодавшегося пса. Он будто вводил себя в транс, и Айк подумал, сможет ли Престон в его нынешнем состоянии ему противостоять. Он вынул из карманов руки, и жест этот не ускользнул от Морриса.

— Ух ты, смотрите-ка! — с издевкой протянул тот. — Он уже приготовился. Нет, вы только гляньте на этого недоноска! Он небось уже все штанишки описал. Ну давай, засранец, поглядим, чего ты можешь.

Моррис шагнул к нему и размахнулся, рассчитывая заехать в самое ухо. Но на этот раз Айк не был застигнут врасплох. Он еще никогда в жизни по-настоящему не дрался, но Гордон когда-то подарил ему боксерские перчатки и показал пару приемов. Например, он учил, что большинство парней, когда бьют слева, слишком низко опускают правую руку, и можно, воспользовавшись этим, нанести хороший удар. Так Айк и сделал, причем зачем, он и сам не знал, так как даже не думал драться с Моррисом, понимая, что умнее всего попросту не возникать. Непонятно, что на него подействовало — то ли жирная потная харя Морриса, то ли его презрительная усмешка, а может, память о том, как он, Айк, лежал на асфальте напротив пивной, захлебываясь собственной кровью. Он пригнулся и ударил что было сил, так, как учил Гордон, называвший это «хуком снизу». Удар больно отозвался в руке и плече.

Моррис только ухмыльнулся, но надвигаться на него перестал.

— Ишь ты, — проговорил он, — отрастил, значит, яйца.

Он достал из кармана маленькие кусачки.

— Посмотрим, как ты запоешь, когда я их тебе оборву.

Он захохотал, но Престон шагнул к нему и прорычал:

— Я же сказал — оставь парня в покое. Хватит с тебя того раза.

— Уйди, старик, у меня руки чешутся. Ты же видишь, ему не терпится. Я ща разделаю его под орех.

Айк не двигался с места. Он по-прежнему держал кулаки так, как научил Гордон, и смотрел на своего противника, с лица которого не сходила плотоядная усмешка. Моррис, по-видимому, решил предпринять вторую попытку, и тут вдруг Престон выбросил вперед руку и ударил его в грудь. Тот покачнулся и отступил на шаг назад. Айк в который раз поразился силе Престона, несмотря на все, через что ему пришлось пройти.

— Я не шучу, Моррис. Брось дурить, не то я сам тебя сейчас порву!

Мгновение они смотрели друг на друга. Потом Моррис отступил на шаг и метнул кусачки. Он целил в Айка, но бросок пришелся слишком высоко, и они ударились о стену. Моррис подошел к двери и некоторое время вглядывался в темноту.

— Ладно, — сказал он, — но пусть этот ублюдок не показывается мне на глаза.

Престон засмеялся. Он хохотал, откинув назад голову, и в смехе его было что-то безумное. Достав из кармана связку ключей, он взгромоздился на мотоцикл и посмотрел на Айка.

— Давай, — сказал он, — лезь.

Айк глядел на шестьсот пятьдесят кубических дюймов разрушения и смерти. На такой мотоцикл он вообще ни с кем не захотел бы садиться. А уж с рехнувшимся пьяницей, у которого изуродованы руки… Моррис ухмыльнулся. Он явно знал, о чем думает Айк. Налицо было две возможности: поехать с Престоном или остаться здесь с Моррисом. Айк выбрал первое. Все же он почувствовал удовлетворение, заметив припухлость под глазом у Морриса. Гордон был бы доволен.

Престон с силой ударил ногой педаль, мотор взревел так, что, казалось, готовы обрушиться стены гаража. Айк обхватил Престона за пояс. Его взгляд упирался в широкие плечи, затянутые в зеленое армейское сукно, и снова, как тогда, у Престона дома, он ощутил едва заметный запах лекарств. Престон потуже натянул на голову берет и развернул мотоцикл к двери, где все еще стоял Моррис.

— И явится конь блед, — прохрипел Престон, перекрывая рев мотора, — и на нем всадник, и имя ему Смерть; и Ад следовал за ним.

Он захохотал и заулюлюкал, и они рванули в ночь. Срезая повороты и вспарывая задворки уснувшего города, они вылетели на прибрежное шоссе и пронеслись мимо цепочки байкеров так, будто те вообще стояли на месте.

Среди нефтяных полей Престон, все время набиравший скорость, взял наконец предельную. Айку оставалось только покрепче держаться и думать, что на такой скорости смерть, по крайней мере, будет мгновенной. Скорее всего, они встретят ее, когда достигнут северной части полей, где было то, что байкеры называли «край», — черный, глубокий и очень тихий, потому что рев мотора останется позади них и его унесет ветер.

Они доехали до самого края и остановились на обочине шоссе. Ночь пахла нефтью и морем. Было темно. Только от прибрежных нефтяных вышек, зажатых между океаном и беззвездным небом, доходил тусклый свет. Где-то внизу плескались невидимые волны.

Они стояли на уступе из спекшейся грязи, и Айк пытался освоиться во внезапно наступившей тишине. Престона вдруг охватил небывалый энтузиазм, словно эта головокружительная поездка раздула в нем едва тлеющую искру жизни.

— Ну как тебе, храбрец, — поинтересовался он, — хоть на скачки выставляй, верно? Ну, сука я или матрос?

Престону так понравилась эта фраза, что он повторил ее еще раз и захихикал себе под нос. Он достал из кармана куртки бутылку, сделал большой глоток и дал глотнуть Айку. Текила обожгла грудь и желудок, разогрела кровь, и Айк, сначала не обрадовавшийся появлению бутылки, внезапно перестал бояться. Страх улетучился, остался где-то позади, как и рев мотора. Он даже почувствовал странное удовольствие оттого, что подъехал так близко к обрыву. Айк стоял, прихлебывая из бутылки, разговаривал о моторах и скоростях и выжигал текилой последние остатки страха, которые могли гнездиться в тканях его тела.

Он прекрасно понимал, что больше никогда не будет спрашивать Престона ни о ранчо, ни о Терри Джекобсе, ни о Хаунде. Для вопросов было слишком поздно. Это осталось в прошлом, и Престон был уже не тот Престон, что взял его с собой на ранчо и показал настоящий серфинг. Айк подумал, что байкер уже давно начал терять самого себя. Драка в магазине, операция, стальная пластина в голове были только гвоздями в крышку гроба. Тот, с кем Айк сидел у костра в один из лучших дней в своей жизни, ушел в прошлое, остался лишь этот незнакомец — и возвращение в город.

Престон высадил его на обочине возле меблирашки — трудно было поверить, что прошло всего несколько часов с тех пор, как он стоял здесь с Хаундом и Мишель.

— Я хочу тебе кое-что сказать, — начал Престон, — насчет того раза, когда Моррис тебе врезал. Зря я это позволил. Ты ведь был моим корешком, старик, и еще никогда не бывало, чтобы я стоял и смотрел, как бьют моего товарища. Я вроде как надеялся, что ты испугаешься и уберешься из города. Но все равно зря я это допустил.

— Ты был прав, — слишком громко и поспешно ответил Айк, — надо было мне уехать. Но сейчас дело в другом — Мишель.

Ему вдруг показалось, что он, наверное, ошибался и следовало все рассказать Престону. Так или иначе, ему надо было с кем-то поговорить.

— Мишель — это моя девушка, — начал он, — то есть она была моей девушкой. А сейчас она хочет поехать в Мексику с Борзым и с Майло Траксом…

Но тут он прервался, заметив, что Престон его не слушает, а просто киваете отсутствующим выражением, словно то, о чем Айк говорил, было вовсе не к месту.

Когда Айк замолчал, Престон взглянул на него и сказал:

— Я был не прав. Я твой должник, парень, и привык отдавать свои долги.

Он рванул с места, мотор его изрыгал пламя, и Айк почувствовал такое одиночество, какого не испытывал еще никогда, даже в пустыне.

На этой неделе он встретил Престона еще раз. Это было за ночь до предполагаемой поездки на ранчо. Он не мог заснуть, бродил по прибрежному шоссе и, проходя мимо салона, где ему делали татуировку, увидел Престона. Было очень поздно, все прочие магазины давно закрылись. Айк пошел на свет, льющийся сквозь заляпанную витрину, заглянул внутрь, как тогда делали девчонки-панкушки, и увидел тяжелые черные сапоги и обезображенные руки, свисающие по бокам кресла. Престон откинулся назад и смотрел в потолок. Старик нагнулся над ним и сосредоточенно работал. Он работал очень медленно и, как показалось Айку, не так, как тогда с ним. Айк не мог бы сказать, в чем заключалась разница, но понял, что будет лучше, если его не заметят, и отступил в тень. Он хотел дождаться Престона. В душе его снова поднялись сомнения, правильно ли он решил тогда, на шоссе, что не будет ни о чем его спрашивать. Но так и не дождался. По какой-то непонятной причине у него застучали зубы, и Айк бросился бежать по улицам Хантингтона, который больше не казался громадной отлаженной системой, а внезапно превратился в темный запутанный лабиринт, откуда, он боялся, ему уже не выбраться.

 

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

 

Глава тридцать шестая

Пока добирались до ранчо, пришлось понервничать. При первом же взгляде на Хаунда Айк понял, что тому не мешало бы как следует выспаться. Держался он исключительно на кокаине и то, как вел машину, было лучшим тому доказательством, — гнал как бешеный. Серая асфальтовая лента за окном разматывалась слишком быстро. Они ехали в «Стингрее». Позади них Фрэнк Бейкер вез в фургоне кое-какое снаряжение: доски для серфинга, гидрокостюмы. Выехали вместе, но Фрэнк быстро отстал. Мишель один раз попросила Хаунда сбавить скорость, на что тот раздраженно ответил, чтобы она не лезла не в свое дело. В этот момент машину занесло на крутом вираже, и Айк подумал, что Мишель вряд ли хорошо изучила Хаунда.

Когда они добрались до домика охраны у въезда на ранчо, было еще очень рано. Ничто не свидетельствовало о том великолепии, которое начиналось чуть ли не сразу за воротами. Откуда не возьмись на иссушенных склонах появлялся густой лес. Огромные мрачные деревья. Мох свисал с темных ветвей призрачными шлейфами. Чтобы увидеть небо, приходилось запрокидывать голову. Журчали родники. Внезапно деревья расступились, и открылась большая округлая лужайка. В конце подъездной дорожки стоял огромный дом с маленькими испанскими окнами, балконом с чугунной решеткой и черепичной крышей. Местами на стены карабкался старый, почерневший от времени плющ. И над всем царила тишина.

Хаунд притормозил у небольшого фонтана. Плескавшиеся в воде черненькие птички вспорхнули, но вскоре вернулись, и их щебетанье смешалось с журчанием источника и гулом остывающего мотора.

Они поднялись по каменной лестнице, открыли большую деревянную калитку и оказались в розовом саду. Тогда-то Айк впервые заметил, что дом находится в непонятном небрежении. Розовый сад весь зарос сорняками и грубой сухой травой, лишь на нескольких старых кустах распустились яркие бутоны, похожие на сполохи пламени.

Пройдя через вестибюль, они поднялись по устланной коврами лестнице. Майло сидел за письменным столом и разговаривал по телефону. Когда гости вошли, он кивнул и подмигнул им, но голос у него не изменился. Хаунд подвел их к окну, чтобы они полюбовались видом.

Через обильно поросший лесом каньон виднелось море; Айк догадался, что это и есть густая темная растительность, которую он видел однажды с воды. Перед ними расстилалась великолепная панорама, будто они были на вершине мира. Зеленые холмы, поросшие дикой горчицей, а в отдалении — игра всех оттенков синего. Айк услышал, как Мишель восхищенно вздохнула.

— Ну как? — раздался позади них голос.

Майло поднялся из-за стола и шел к ним; на его толстых бедрах перекатывались мускулы.

— Как красиво! — ответила Мишель. — Даже не верится. В жизни ничего подобного не видела.

— Вот и ладно, — сказал Майло, кладя руку ей на спину, — у нас масса времени. Гуляйте, получайте удовольствие. Ты, Айк, привез доску?

Айк ответил, что да. Он смотрел не на Майло, а на Хаунда. Тот стоял возле письменного стола, со скрещенными на груди руками и опущенной головой, словно глубоко задумался или заснул, но лица его Айк не видел.

Ближе к полудню он смог наконец заняться волнами. Фрэнк подвез доски и тут же куда-то ушел с Хаундом. Мишель согласилась, чтобы Майло показал ей дом. Она сказала Айку, что придет на пляж позже.

Волны были такие, что лучше и желать нельзя: от метра до полутора, при юго-западном ветре, причем с самой что ни на есть удобной для серфинга поверхностью и развернутые к солнцу. Откуда ни возьмись приплыла стая дельфинов и принялась лениво кружить, выставляя из воды спины и перекликаясь друг с другом удивительными трубными звуками. Они плавали так близко от Айка, что добраться до них хватило бы одного гребка. Чинно, строем, едва не касаясь поверхности воды, пролетели пеликаны. Чуть удалившись, они развернулись и теперь скользили вместе с набирающей силу волной. Пеликаны, играя с волнами словно заправские серферы, — подзадоривали Айка. И он, отдавшись воле убранных нежным жемчугом волн, принялся с увлечением резать доской хрусткое стекло.

Не нужно было торопиться, смотреть в оба и кричать на тех, кто не желал ждать своей очереди. Можно просто умиротворенно грести и получать удовольствие не только от процесса, но и от вида самих волн. Тогда, в свой первый приезд, он не понял, что серфинг — это не просто катание на волнах. Теперь же он осознал, что все его действия — подгребание, седлание волн и ухищрения, предпринимаемые, чтобы на них удержаться, — это единый ритуал. Все вокруг — элементы единого целого: птицы, дельфины, морские водоросли в прогретой солнцем воде и сам он тоже. Это же, наверное, тогда ощущали и два молодых человека — Престон и Хаунд. Он думал о том, что и раньше пляжи, подобные этому, были редки, как жемчужины, прибитые морем к береговой кромке. Такая находка должна была казаться невероятной удачей, обретенным навеки счастьем. А сейчас он видел мусор и пену, оставшиеся от этой мечты, и думал о том, что не только Престон и Хаунд утратили эту мечту. Пирс, вода, битком набитая серферами средней руки, весь этот балаган, который представляет из себя столица серфинга… То, в чем раньше Айк видел энергию и волю к жизни, теперь обернулось отчаянием и безысходностью, усталостью, побеждаемой только кокаином. Они все потеряли. Ныне было только падение, и не было пути наверх. Сейчас это стало очевидно — намного очевиднее, чем когда то же самое пытался объяснить ему Престон. Он тогда не понял, что Престон прав. В этом едином движении было нечто, за что можно держаться и на чем можно построить свою жизнь. И сейчас Айк был уверен, что все сложится, если только ему удастся вырваться отсюда и увезти с собой Мишель.

Мишель лежала на животе с закрытыми глазами. Айк подошел и остановился немного поодаль, думая, что она спит. Она была в купальнике, и лифчик не был застегнут. Ее ноги и руки казались тоньше, чем он их помнил. Вдоль бедер поблескивали золотистые волоски. Он снова подумал о том, чего лишился по собственной вине, и жалость к самому себе, желание все это восполнить всколыхнулись в нем, словно поднятая ветром дорожная пыль. Даже голова закружилась. Он стянул мокрый гидрокостюм и лег рядом.

Его тело было холодным и влажным, ее — горячим, прогретым солнцем. Когда он прижался к ней, Мишель вздрогнула и поежилась, а потом повернулась к нему и засмеялась.

— У тебя хорошо получается, — шепнула она, — я смотрела.

К ее коже прилипли песчинки, особенно там, во влажных белых ложбинках под грудями, хоть она и лежала на полотенце. Он приблизил к ней лицо и взял в рот сосок, чувствуя на языке эти крошечные песчинки. Айк водил губами по ее телу, пробовал на вкус кожу. Она выгнулась под ним, и солнце ударило ему в спину. Стаскивая с нее купальные трусики, он ощутил ее пальцы в своих волосах, и вот уже они оба — обнаженные на белом прямоугольнике полотенца. Айк целовал ее в лицо и чувствовал, как она ведет его в себя. Он кончил почти сразу и еще долго содрогался всем телом, как если бы излил в нее всего себя. Айк закрыл глаза и прижался лицом к россыпи светлых волос, слушая, как, зажатое в тиски между их телами, колотится его сердце. Он все еще не вышел из нее и слегка шевелился в ней, словно ему было мало, но вдруг его внимание отвлекла боль в виске — будто кольнуло кожу. Айк поднял голову. В волосах Мишель, рассыпавшихся по полотенцу золотистым ореолом, внезапно мелькнуло что-то белое. Слоновая кость. Красивая вещица в восточном стиле, из слоновой кости — изящный аллигатор с пастью длиной в две трети его туловища держал в зубах золотисто-рыжие волосы Мишель. Так же как когда-то — угольно-черные пряди Эллен Такер.

 

Глава тридцать седьмая

Он все еще не выходил из нее, но словно окаменел. Айк смотрел на гребень не отрываясь и вдруг почувствовал, что она тоже смотрит — смотрит на его громадную, на все плечо татуировку, и на лице ее смешались изумление и ужас. Такое же, вероятно, выражение лица было и у него.

Их глаза встретились. Поначалу они не произнесли ни слова, а когда хотели заговорить, услышали звук покатившегося камня. Взглянув вверх, Айк увидел блестевшие на солнце доски для серфинга и две фигуры, осторожно спускающиеся по длинной извилистой лестнице. Хаунд Адамс и Фрэнк Бейкер пришли проведать здешние волны.

Пока они добирались до пляжа, Айк успел снова натянуть гидрокостюм. Черно-красный неопрен еще не успел просохнуть, и холод, казалось, пронзил его тело до самых костей.

Мишель тоже занервничала, надела купальник, натянула шорты. Одевшись, они молча сидели рядом на песке, чувствуя, что обретенная мгновение назад гармония утрачена. Гребни. Татуировка. Он все понял по одному ее смущенному взгляду, но, не доверяя своему голосу, предпочел смолчать. Она смотрела на него, и Айк чувствовал под ладонью ее прохладную руку. Но он так и не повернулся к ней, и рука выскользнула.

Фрэнк и Хаунд шли по песку уже совсем рядом.

— Эти гребни, — с трудом выговорил Айк, — откуда они у тебя?

— Майло подарил, по-моему красивые.

В голосе ее было что-то напряженное, будто она защищалась, а когда он наконец взглянул на нее, то увидел, что Мишель отвернулась и смотрит на море.

— Отличные волны.

Это сказал Хаунд. Айк кивнул. Фрэнк уже положил на воду доску, улегся сверху и принялся энергично грести, двигаясь по танцующей на воде солнечной дорожке.

Мишель резко поднялась, заслонив на мгновение Айку солнце, и стряхнула прилипший к ногам песок.

— Я иду назад, в дом, — сказала она и потом, словно подумав, прибавила: — Тебе стоит посмотреть его, Айк. Я такого еще не видела. В подвальном этаже устроен настоящий кинотеатр.

Айк почувствовал, что говорит она, просто чтобы не молчать в присутствии Хаунда. Интересно, заметил ли это Борзой и сколько времени простояли Фрэнк и Хаунд на верху лестницы?

Он смотрел, как Мишель идет по пляжу. Когда она скрылась из виду, Хаунд опустился на песок и улыбнулся. Усталость его как рукой сняло, он так и кипел энергией, глаза поблескивали, будто два прохладных темных камушка. Впрочем, глаза не подходили к его лицу — бледному, с заострившимися чертами, усталому и изможденному, как и прежде.

— Еще не отпраздновал наступление утра, брат? — спросил он ровным, спокойным голосом и положил руку на плечо Айка. — Ну, я пошел.

Хаунд зашагал по песку к воде. Айк прищурился на белую пену, собравшуюся возле прибрежного рифа, Встав, он почувствовал, что от занятия сексом у него подкашиваются колени. Он постоял, глядя, как Хаунд гребет сквозь накатившую волну, потом взял свою доску и пошел к воде. Шел словно во сне, все его мысли были заняты костяными гребнями. Лишь войдя в воду и ощутив под ногами мелкие острые камешки, Айк поймал себя на том, что говорит вслух и слова его уносит ветер.

Она была здесь, и они все знали, знали с самого начала. Эта мысль поразила его. Начав грести, он повторял ее вслух еще и еще, повторял даже тогда, когда его накрыла пенная гряда. Это было единственное, о чем Айк мог сейчас думать.

Они пробыли в воде около часа, Хаунд говорил, что ранчо похоже на Мексику, что здесь у волн тоже есть свой ритм, к нему надо приноровиться, и тогда ты и твоя энергия станут частью единой гармонии моря. Он много чего говорил, и нередко это удивительным образом совпадало с тем, что думал Айк. Но, облаченные в слова, мысли эти становились чужими. Может быть, потому, что их нельзя было выразить словами? А может, оттого, что голос Хаунда, звучавший слишком глухо и бесстрастно, напомнил Айку о тех временах, когда его обладатель вещал, сидя по-индийски на полу своей гостиной, или пускался в научные рассуждения, а люди приходили и уходили, и даже забалдевшие от кокаина сопливые девчонки понимали, что все это — чушь собачья. Айк, заметив, что Фрэнк Бейкер решил кататься один несколько поодаль, в конце концов тоже повернулся спиной к Хаунду. Не дослушав начатой им фразы, он погреб влево — туда, где когда-то они ловили волны с Престоном и где никто не будет ему мешать думать.

Выйдя из воды, они поднялись по лестнице. Впереди шел Хаунд, за ним Фрэнк, а потом Айк. Земля под ногами была холодная и влажная, из спускающихся террасами садов пахло цветами. В первом же саду они встретили Мишель и Майло. Одетый для тенниса Майло сидел, водрузив на соседний стул свои короткие толстые ноги. Солнечные очки в тонкой оправе полностью скрывали его глаза. На Мишель было легкое белое платье, которое Айк прежде не видел. Перед ней на ажурном белом металлическом столике стоял бокал с коктейлем. Положив на столик руку, она смотрела куда-то вдаль, на деревья. Маленький прямой носик, изогнутая бровь — он всегда считал, что такой изгиб придает ей слегка высокомерный вид, — собранные на затылке волосы, придерживаемые гребнями… Она даже не взглянула на него.

— Вернулись, морские волки? — заулыбался Майло и отсалютовал им бокалом. — Как волны?

— Нормально, — ответил Хаунд.

Айк ничего не сказал, он не сводил глаз с Мишель. Фрэнк и вовсе не стал задерживаться.

— Рад, что вам понравилось, — проговорил Майло, — очень хорошо. Ну, готов к работе?

Наконец до Айка дошло, что к нему обратились. Он машинально кивнул, последний раз посмотрел на Мишель и глянул в маленькие черные дырочки, в которых прятались глаза Майло.

— Там, в доме, список, — сказал Майло, — кое-что, что хотелось бы сделать до приезда гостей. Еще там для тебя приготовлена одежда. Хаунд покажет.

Айк повернулся и вслед за Хаундом пошел к дому.

 

Глава тридцать восьмая

Остаток дня он провел во дворе, сгребая листья, подметая дорожки.

— Майло последнее время был в Европе, — объяснил Хаунд, — нужно здесь прибраться.

Айк работал механически, его мысли были заняты совершенно другим. Была ли здесь Эллен, как он сперва решил? Или она оставила гребни в другом месте — на яхте, в Мексике? И зачем было дарить их Мишель? Неужели это дикое совпадение? А может, западня? Случайно подняв глаза, он увидел, что Фрэнк и один из самоанцев складывают в грузовичок какие-то ящики. Затем они направились к берегу, и Айк решил пойти за ними. Он перестал мести и оглянулся, чтобы убедиться, что поблизости никого нет. Облокотившись на чугунную решетку, на балконе стоял Майло. Заметив, что Айк смотрит на него, он поднял руку. Айк ответил на приветствие и вновь заработал метлой возле выбеленной солнцем стены, увитой плющом, таким старым, что листья у него совсем потемнели, а стебли были толстые, как древесные ветви.

Покончив с уборкой, он прошел в кабинет Майло и наш