Нат Анатоль. Хроника 8. Приключения Димки Петрова...

Нат Анатоль

Приключения "хроника" Димки Петрова, абсолютно невероятные и совершенно недостоверные. Писаные им самим со страстным желанием осчастливить потомков своим знанием о былом…. Без дум! Факты голимые!

 

Глава 1. Переправа, переправа. Берег левый…

Тихий, речной залив.*

Огромное открытое водное пространство большой континентальной реки вызывало откровенную оторопь. За последние несколько лет жизни в дремучих лесах, Димон как-то уже привык к тому, что если он и встречался где с водой, то тут же рядом маячил и противоположный берег, буквально в двух, трёх шагах. Здесь же всё было иначе.

Противоположный берег тут конечно был, куда уж без него, но как-то непривычно далеко, словно его здесь и не было. И к тому же степь, или как это тут у них называлось, безлесье, что ли, когда по совершенно непонятной причине левый берег Великой реки был густо покрыт лесами, а на другом берегу, в той же самой климатической зоне, если и можно было встретить какое деревце, то лишь не выше двухметрового чахлого кустика. И на долгие, долгие вёрсты вглубь речной долины простирались там чудовищно огромные пространства заливных лугов.

Великолепные, богатейшие сенокосы, косить которые было тут некому. Некому и незачем. Потому как не жил здесь никто. А если и можно было здесь встретить кого, то лучше было бы обойти его дальней стороной. Так сказать, во избежание, потому как — целее будешь.

Это безлюдье прекраснейших и богатейших в прошлом земель — было совершенно необъяснимое и непонятное для Димона явление, на которое местные жители, впрочем, привычно не обращали никакого внимания, принимая как данность. Тем более что дальше, вглубь приречной равнины, местность постепенно повышалась и открытые приречные пространства лугов переходили постепенно в самую простую, привычную всем бедную лесостепь с тонким слоем чернозёмов с небольшими рощицами дубов и прочих лиственных деревьев. Хвойников тут не было и в помине.

— Эк, нас занесло то, — недовольно ворчал Димон, окидывая недовольным взглядом будущее место переправы. — Ты что, — сердито повернулся он к проводнику, — специально нас сюда вывел, умник? Где река самая широкая, и где мы со своими плотами будем Бог знает сколько времени торчать у всех на виду. Подходи и бери нас голыми руками всяк кто хочет.

— Ночью переправляться будем — никаких проблем, — сердито огрызнулся проводник. Постоянное последнее время беспричинное недовольство Димона его услугами давно уже вывело того из себя, и теперь он уже не сдерживался, мгновенно огрызаясь на малейшие замечания. — Не вы первые, не вы последние. Я таких, как вы, сотни уже здесь переправил. И ничего. Все нормально перебрались.

Недобрый взгляд Димона скептически пробежался по внешне совершенной неприметной фигуре предоставленного их другом Ведуном проводника. Димон никак не мог избавиться от какой-то необъяснимой неприязни к этому человеку. А своим чувствам он привык верить. Потому то, видать, как он ни старался сдерживаться, но последние дни у него получалось всё хуже и хуже.

— Да, река в этом место самая широкая, — уверенно вещал тот с совершенно непонятной для Димона уверенностью. — Но зато и безлюдных, лесистых островов тут полно. Поди найди, кто и где здесь переправляется. За островами не видно. А ночь пологом темноты прикроет, так вообще ни одна зараза даже не заметит, что здесь кто-то на воде есть.

Тысячи раз до тебя проверено, никогда проблем не было. Так что и ты можешь не беспокоиться.

Димон оценивающе смотрел на самоуверенного знатока, больше похожего на надутого самоуверенного индюка, и никак не мог избавиться от мысли, что тот его держит за идиота. Да если тут до них тысячи раз на ту сторону переправлялись группы поисковиков, если тут они ПОСТОЯННО переправлялись, то к гадалке не ходи, где-то тут на этих лесистых островах обязательно сидит кукушка и незаметно наблюдает за теми кто тут переправляется. А потом тихо стучит кому надо: кто, куда и в каком составе переправился. И что вытащил оттуда или потащил туда.

— "Каким же надо быть идиотом чтобы не понимать таких элементарных вещей. М-да, — мысленно чертыхнулся он. — Видать нечистый меня под локоток толкнул, когда согласился с Ведуном принять его помощь и этого дурака заодно, в качестве проводника".

— И потом, — донёсся до задумавшегося Димона глухой голос проводника. — Отсюда до первого указанного нам места намного ближе, чем от места твоей прошлой переправы. А вам, с таким обозом, не дело неделями переться по чужим землям под постоянной угрозой обнаружения береговыми патрулями амазонок.

Где самое узкое речное русло, там больше всего патрулей береговой стражи, — веско припечатал проводник. — А вы столько с собой добра разного набрали, что я вообще удивляюсь, зачем вы туда лезите, — сердито проворчал о. — Все оттуда добро везут, а вы туда. Совсем ума лишились.

Чувствуя глухое недовольство заказчика принятым им решением, проводник пришёл в окончательное раздражение.

— Верное дело тебе говорю, — сердито проворчал он, — вот увидишь. Что на реке никого не будет, что там дальше, на травянистой равнине никого не встретите. Пусто тут. Совсем пусто. Да и трава тут такая плотная и густая, что в ней мгновенно теряется любой след. А уж вам-то с вашими перегруженными фургонами, так вообще иного места для переправы просто нет.

Недовольный Димон, без слов сердито отвернулся. Вот в этом проводник был прав на все сто. Что-то он в набранном с собой имуществе чутка явно переборщил. Хотя, это как смотреть. На том берегу не то что лишнего каната нигде не купишь, там и гвоздиком маломальским не разживёшься. Так что, если не хочешь проблем — тащи всё с собой.

Правда, это имело и другую сторону. Теперь на обратном пути придётся, если он конечно хочет что-либо с того берега вывезти, бросать дорогущие мощные вороты с полиспастами там, на том берегу. Или, на крайняк, хорошенько припрятать в надёжном месте до лучших времён.

Впрочем, Димон откровенно лукавил даже с самим собой. Всё захваченное с собой полевое имущество он бы нигде ни за что не бросил, не смотря ни на что. Потому как оно постоянно им было нужно. Что по дороге туда, что обратно. Палатки, котлы, сковороды, посуда, вороты, самый разнообразный шанцевый инструмент и куча всякого прочего добра — всё было нужно. Без него конечно можно было жить в диком поле и проводить раскопки, можно, чего уж там говорить, но… как-то не комфортно.

А раз уж лично от тебя что-то конкретно зависит, то и захватить с собой лишнюю миску с ложкой и котелок, чтоб не жрать из грязной посуды по очереди, следовало бы в первую очередь. Мелкий комфорт снимает очень большие проблемы с людьми и с психологическим климатом внутри коллектива. Эту простую истину Димон давно уже сам крепко усвоил, ещё в бытность свою долгих байдарочных походов с друзьями по рекам Сибири. Там ещё, на Земле…

А большой разницы, что там, что здесь, он не видел.

— Хорошо, — сухо оборвал он свои воспоминания, нехотя соглашаясь с проводником. — Переправляемся здесь. Времени нет уже искать другое место, — раздражённо буркнул он.

Времени искать другое место для переправы действительно уже не было. Они и так слишком поздно этим летом отправились в экспедицию. Да ещё к тому ж слишком затянули с переправой на другой берег, по настоятельному совету проводника спустившись по левому берегу Лонгары далеко к устью. И теперь приходилось соглашаться с навязанной ему глупостью и переправляться в этом, так не понравившемся ему месте, потому как иного выбора у них просто не было. И ещё он буквально физически чувствовал, что отпущенное на поход время неумолимо истекало.

К тому ж, всегда, когда он вспоминал Землю и потерянный дом, настроение его резко портилось, что на собственной шкуре немедленно все и почувствовали. И проводник, на которого Димон зло рявкнул, поторапливая, и люди из отряда, которых он мгновенно занял всякими мелкими делами. И даже лошади, здоровенные лонгарские тяжеловозы, испуганно шарахнувшиеся в сторону от мрачного Димона, как только тот подошёл к обозу. Впрочем, продолжалось это недолго, и уже на середине реки отпустило.

Проводник оказался прав. За обе ночи, что заняла у них тайная переправа на Правый берег Лонгары, ни одно из проходящих мимо судов ничего не заметило. А если кто чего и подсмотрел, то у того хватило ума не показать виду.

Трофейщики, обычно переправлявшиеся в этом, хорошо известном всем лоцманам на реке месте, всегда жестоко наказывали чересчур любопытных, проявивших на их взгляд чрезмерное любопытство. Поэтому, если кто чего и видел, то предпочитал молчать, не привлекая к себе лишнего внимания. Мстительность трофейщиков была хорошо всем известна на реке.

А кто же ещё мог бы вот так нагло, на глазах у всех проходящих мимо судов переправлять столь огромный обоз на другую сторону реки, как не они, не те самые трофейщики, натоптавшие на этом участке реки не узкую, тайную тропу, а настоящий широкий торговый тракт.

И если их никто до сего времени в этих местах не беспокоил, то это отнюдь не значило что так продолжаться будет вечно.

И Димон, своими обострёнными чувствами сразу это уловил. Только вот выразить внятно и объяснить дураку проводнику свои чувства он не мог, потому как и сам пока не понимал что и почему его так беспокоит в этих тихих, пустынных местах.

Но вот то, что все кому надо, прекрасно осведомлены кто и зачем только что здесь переправился, он не сомневался ни секунды. Ну не могло в таком деле быть иначе. Не оставляют такие места без пристального внимания. И оттого настроение его было устойчиво паршивым. Не любил он привлекать к себе лишнего внимания, очень не любил.

Первая ночёвка.*

Первая ночёвка на правом берегу прошла на удивление тихо и мирно, словно никого чужого во всей ближайшей округе не было. И видя подобное, проводник необычайно воодушевился, а вот Димон ещё более помрачнел. Происходящее ему категорически не нравилось и в самом дурном настроении он завалился спать.

— "Здравствуйте Дима.

— Чё? — поражённый до глубины души, Димон растерянно смотрел на зыбкую, слегка размытую фигуру перед ним. — А, я сплю, — вдруг сообразил он.

— Спишь, — согласно кивнул головой молодой немецкий солдат в новенькой, прекрасно отутюженной полевой форме вермахта.

Закатанные рукава мундира и закинутый небрежно за спину автомат шмайсер дополнял канонически классический вид солдата третьего рейха.

— Это не страшно, — согласно покивал тот головой, видя недоумение на лице Димона. — Главное, что мы наконец-то сможем пообщаться. Ты наконец-то на моём берегу.

— А надо? — уныло полюбопытствовал Димон.

— Надо, — ехидно ухмыльнулся призрак.

— Отстал бы ты от нас, Гансик, — просительные, унылые нотки в голосе Димона сразу же выдавили слабую улыбку на лице призрака.

— Ну не получается у нас ничего. Нет в этом мире наших священников. Честно тебе скажу. Искали. Ей, Богу, искали. Везде, где только могли. Но, нету! Ни православных, ни католических, ни протестантских священников в этом мире нету. Одни какие-то местные волхвы непонятные. Типа нашего Ведуна, будь он неладен. Увы, — виновато развёл он руками.

— Есть, — слабо улыбнувшись, откликнулся призрак. — И я тебе подскажу где их можно найти. А главное, как получить к ним доступ и наконец-то решить наше дело.

— А если я откажусь?

— Ты знаешь, чем я отвечу, — улыбнулся призрак враз заледеневшей улыбкой.

Даже сквозь сон, Димон почувствовал пробирающий его буквально до костей мертвящий могильный холод.

— Тьфу ты, блин, придурок", — выругался он во сне, старательно укутываясь поплотнее в спальник.

Проснулся он разбитый. Болела, казалось, каждая клеточка его тела, словно по нему всю ночь черти толклись.

Но что буквально сразило его, окончательно утвердив в мысли что призрак не шутит, вставшие утром егеря отметили странный ночной озноб и какую-то необычно холодную ночь. Какой-то странный поразивший всех необычный ночной холод, в то же время никак не отразившийся ни на листве окружавших их стоянку деревьев, ни на траве.

Димон промолчал, лишь задумчиво покосившись на оживлённо обсуждавших странности этой ночи парней. Всё же он чувствовал свою невольную вину перед призраком

— "Интересно, что бы они сказали, знай все обстоятельства произошедшего", — только и подумал тогда Димон, хмуро слушая самые несуразные предположения о причинах произошедшего той ночью.

Первые дни.*

Первые же дни, проведённые на правом берегу Лонгары принесли жестокое разочарование. Ожидаемой помощи от людей Ведуна, на что, надо в том честно признаться, Димон очень серьёзно рассчитывал, их поисковая группа не получила.

Все определённые людьми Ведуна места поисков по какой-то странной прихоти судьбы уже оказались кем-то заняты. Где ящерами, где амазонками, а где и вообще непонятно кем, какими-то смешанными непонятными группами. В которых, тем не менее было и кое-что общее. Все они были крупными, хорошо вооружёнными отрядами. Так что, соваться к ним или пытаться прогнать с места, было бы для их отряда смерти подобно.

Приходилось теперь рассчитывать исключительно на собственные силы и, как бы это ни было странно, на собственные прошлые наработки. Хотя, сколько их там было, тех хилых наработок то. Безымянный брошенный людьми город на берегу большой реки, Лонгары, который давно уже в прямом смысле выпотрошили до основания, и потому он никого больше не интересовал. Да два старых разбитых танка времён второй мировой войны на дне какого-то безымянного озера в степи, к тому ж, по соседству с засвеченным ещё в прошлом году местом. И к тому ж, неизвестно ещё в каком те танки находились состоянии.

Да и попробуй теперь подберись к тому озеру. Места в этой бескрайней холмистой лесостепи конечно много, да только рядом с тем озером, как назло, расположилась как раз та самая, смешанная из ящеров и людей группа неизвестных трофейщиков, в это время как раз активно раскапывавших прошлогоднее место находки Димона.

Ну а что хуже всего, ящеры так яро раскапывали место их прошлогодних богатых находок, что у Димона, уже на второй день наблюдений за лагерем трофейщиков в бинокль, натурально крошились зубы от злости.

— "Раз, два, три… десять…. У-у!"

Бл…дь! — выругался он едва слышно сквозь злой судорогой стянутые скулы. — Мои же мотоциклы. Мои, родненькие. Цундапики мои ненаглядные. Урыл бы ворьё это.

Ну да, кабы смог, — едва слышно процедил он, натурально давясь от злобы.

Расположившись под редким, неприметным кустом на вершине холма, на максимально возможном удалении от лагеря трофейщиков, Димон уже второй день подряд наблюдал за царившей там упорядоченной, хорошо отрегулированной деловой суетой.

Ещё раз поднеся к глазам новенький, только что из их собственных оптических мастерских бинокль, Димон более внимательно присмотрелся к удобно расположившемуся в низине возле безымянного озера лагерю трофейщиков. Видно было, честно говоря, плоховато. Всё-таки, как ни бился там профессор с мастерами, а откровенно неважнецкое стекло, да и плохая шлифовка линз серьёзно сказывалась. Да и само исполнение бинокля было — так себе, на троечку, с минусом. И всё же это было лучше чем ничего. Да ещё на таком отдалении.

— Не поверили, твари, что всё взорвано, заново принялись раскапывать. У-у, — сквозь зубы тоскливо протянул Димон, снова поднося бинокль к глазам. — От, твари, недоверчивые.

М-м-м…, - тоскливо, едва слышно буквально выплюнул от злости он из себя слова. — И танки наши нашли и вытащили на сушу. Грабят, с…ки.

— Глянь, Димон, — раздался над ухом тихий злой шёпот Васьки. — Глянь, ты глянь, что творят. Наши танки твари курочат. Это же, сколько железа то одного пропало.

— Двадцать пять тонн прекрасного оружейного металла только в нашей тридцатьчетвёрке. Да плюс ещё немец, поганец. Примерно столько же, — сквозь зубы Димон грязно выругался. — И всё это не считая стоимости моторов, пушки и пулемётов. И боеукладка там наверняка какая-никакая осталась. О, гляди, — едва заметно мотнул он головой в ту сторону. — Там, справа от танков, в рядок на травке по берегу выложено, где-то штук двадцать. У-у-у, — тоскливо протянул он. — Мои танки, мои снаряды.

Больше не сдерживаясь, Димон сквозь зубы опять грязно выругался. Хорошо, что едва слышно. И то, патруль охраны трофейщиков, с удобством расположившийся в секрете у противоположного подножия склона, вдруг стал что-то чрезмерно активно крутить головами, словно стараясь уловить какие-то донёсшиеся до них звуки.

— Навела тварь какая-то, — злой шёпот Васьки над ухом вывел Димона из рассеянно созерцательного состояния. — Точно тебе говорю, Димон, навела с…ка какая-то. Две недели шаримся по всему правому берегу и ничего. Пять мест уже осмотрели, это шестое. Везде облом. Это не просто так, точно тебе говорю. Кто-то из поисковиков Ведуна слил информацию. А может и он сам нам мозги крутит.

— Что тоже может иметь место быть, — задумчиво пробормотал себе под нос Димон, не отводя взгляда от лагеря под ними. — Хотя, непонятно зачем бы ему такое надо.

— Всё, — зло бросил он. — Хватит кооперироваться! Надеяться нам больше не на кого. Будем работать сами по себе. А то так и будем дальше словно цуцики носом тыкаться в собственную лужу на паркете. Что мне совсем не нравится.

Уходим, — мотнул он головой Ваське, тихо отползая с холма на обратную сторону склона холма. — Нефиг тут ловить, место занято, — угрюмо буркнул он проводнику от Ведуна, терпеливо ждавшему его на другой стороне у подножия облюбованного ими холма.

Недобро на того покосившись, Димон зло бросил.

— Всё, мужик, хватит с нас ваших наработок. С вас помощи, как с козла молока. Будем теперь искать сами. И тут уж не обижайся, вашей доли в наших находках не будет. Не справились с заданием, значит, и прежнего договора о разделе добычи между нами больше нет.

Поэтому, моё тебе предложение такое. Хочешь — оставайся с нами. Но теперь уже только на общих основаниях, как простой поисковик. Не буду скрывать, люди нам нужны. Доля, как и всем. Но и работать придётся как все.

— Что, я? — неподдельно изумился проводник. — Это ты мне говоришь? Ты ничего не забыл Димон? Мой статус совсем другой. Я…

— Был, — обрезал Димон. — Был у тебя статус. Ровно до этого момента. А теперь — нет. Все ваши наработки — фуфло. А раз так, то и разговаривать теперь с тобой не о чем.

Не нравится моё предложение — выбирай. Или ты со своими парнями идёте дальше с нами, но на общих основаниях и с долей как у всех. Либо, вы сам по себе, в прежнем статусе, якобы проводников. Но уже без доли.

И то, такое предложение только потому, что если тебя сейчас здесь бросить, ты один со своими двумя парнями и дня не протянете. Сожрут. Вон те, — мотнул он головой назад, — что расположились лагерем по ту сторону холма. Да и перед Ведуном из-за тебя чувствовать себя виноватым совершенно неохота.

Так что, выбор за тобой. Решай!

— Я лучше останусь в прежнем статусе, — криво улыбнулся проводник. — Оно нам с ребятами как-то привычнее, да и от вас, неудачников, нам ничего не надо.

Вы — неудачники, Димон. Как с кем другим идёшь — никаких проблем. Ни в чём! А как пошёл с вами, скоро месяц уже по правому берегу шаримся — пусто. Словно кто над вами ворожит.

Нет, мне такой вашей доли не надо, — брезгливо поморщился проводник.

— Ну, не надо нам же лучше, — согласно кивнул головой Димон. — Тогда, может, сразу и уйдёшь? — вопросительно глянул он на него. — Нет, — Димон безразлично пожал плечами, — Ну и ладно, оставайся пока. Чай не объешь. А лишний арбалет нам всяко не помешает. Нас и так мало.

Мотнув головой парням в секрете, показывая отползать, группа тихо и аккуратно оставила обратную сторону холма. Больше здесь ловить было нечего. По крайней мере не с их хилыми силами с неполную сотню человек соваться против крупного, намного большего и лучше вооружённого отряда.

Потому, как ни крути, а выступать с арбалетами, даже многозарядными, против двух пулемётов, которые они обнаружили только в секретах у охраны лагеря, не считая других огнестрелов. было натуральным безумием. Оставалось только поискать себе другое место, где бы они могли спокойно работать.

Хотя, теперь уже у Димона возникали серьёзные сомнения что подобное вообще возможно. Слишком уж вооружённость всех встреченных ими в этом году поисковых отрядов на этом правом берегу Лонгары, на порядки была весомее их.

А вот это, уже совершенно ни в какие ворота не лезло. Что вокруг происходило, Димон совершено не понимал. Откуда у людей могло быть столько огнестрельного оружия, когда ещё буквально год, два назад ни о чём подобном никто и не предполагал.

Им же теперь оставалась одна надежда в случае возможной стычки — пневматика. Уж тут-то они были вне конкуренции. Потому, можно было пока и задержаться, поискать себе что-то новенькое, но обязательно где-нибудь в уединённом местечке. Благо, подобного добра на Правом берегу Лонгары, в диких, пустынных местах западной и северо-западной части Амазонии, особенно в землях, непосредственно примыкающей к Подгорному княжеству было навалом.

И не отвлекаясь больше на известные поисковикам Ведуна места, группа Димона решительно свернула в глубину мало исследованных до сих пор земель. Ещё дальше к западу и к верховьям безымянных притоков Северного Стрыя.

Две недели хаотических метаний среди безлесных холмов верховий притоков Северного Стрыя, удивительно безлюдных мест даже для никем не заселённого правобережья, толку не дали никакого. Ничто не привлекло их внимание. Поэтому, наверное от безысходности, они, в конце концов, и остановились лагерем возле каких-то невзрачных каменистых холмов, единственным плюсом которых были ничем не выразительные, покрытые лишайниками, осыпавшиеся от времени полуразваленные фундаменты непонятных строений.

Ничем не примечательное место. Впрочем, подобное можно было встретить буквально по всему правобережью, и соваться так далеко от Лонгары, чуть ли не на самую границу Подгорного княжества, не было никакого резона, кроме одного. Просто, занесла нелёгкая, да и надоело уже мотаться, хотелось остановиться. Хоть где. Поэтому, остановились в первом попавшемся, более-менее приглянувшемся месте.

Да к тому же был здесь ещё один несомненный плюс. Большая группа небольших торфяных озёр отсекала со всех сторон эти невзрачные холмы от окружавшей пустынной равнины. А у них было всё необходимое оборудование для погружения под воду: акваланги, маски с ластами, компрессоры для зарядки аквалангов. И был тут ещё один несомненный плюс — удивительное, ничем не объяснимое безлюдье. И тишина! Что в их положении оказавшихся вдруг слабее всех других вооружённых групп поисковиков было самое для них то.

И первый же произвольный подводный поиск принёс удачу. Три прекрасно сохранившихся в торфе танка времён Второй Мировой войны на Земле. Три полупогружённых в торфяное месиво танка на дне! На глубине — не более десяти метров! Достать которые для их прекрасно оснащённой для подобных работ группе — было на раз плюнуть. Что они тут же и претворили в жизнь, с помощью двух воротов и десятка полиспастов.

Озадаченный Димон с группой не менее озадаченных ныряльщиков уже второй день ходили вокруг вытащенной на песчаный берег находки и не знали что делать. Что это была за техника, никто из них не представлял совершенно.

— Ну, хватит ходить кругами, словно коты вокруг крынки со сметаной. Времени мало, — наконец не выдержав, раздражённо проворчал Димон. — Действуем как договаривались, режем корпуса на куски, извлекаем моторы, пушки, катки, трансмиссию, всё отдельно. Что это за монстры такие, разберёмся и потом. Наверное, поляк или француз какой-то. А может, и англичанин. Но что, ни наши, ни немцы — точно.

Одно хорошо. Тут тонн под сотню одного металла наберётся. Плюс три мотора в прекрасном состоянии. Если, — запнулся он. — Нет, когда их реанимируем, то тыщ по сорок за каждый возьмём. А это — считай, что поход уже окупили. Не говоря про металл.

Раздражённо прокашлявшись, Димон решительно разогнал собравшихся возле танков любопытствующих егерей по местам их работ. Как ни хотелось сохранить это чудо, которое он до сего дня ни в одном музее ещё на Земле не видел, а придётся резать.

Металл от корпусов танков очень ценился, как в городе, так и по всему Левобережью. Так что надо было просто их порезать с помощью газовых горелок на более-менее одинаковые по весу куски металла, удобные для перевозки, тонны по полторы, по две. Погрузить куски на фургоны…, и быстро убираться прочь, пока другие не перехватили. А потом уже, на следующий год, лучше подготовленными в плане оружия, снова прийти в эти места, и начать новый поиск. Окружающие холмы многочисленные озёра, похоже, таили в себе ещё много чего интересного.

Если уж первый заход ныряльщиков в случайное озеро принёс такой результат, то, что там ещё можно было обнаружить на дне — можно было только догадываться.

А ещё — тут этих озёр было… штук сорок, только в ближайшем от лагеря доступе! А ведь там дальше были ещё и холмы с какими-то старыми фундаментами разрушенных зданий. Наверняка и под ними можно было разжиться чем-нибудь интересненьким.

Поэтому наверное и парни из отряда, окрылённые первыми удачными находками в озере, копали разведочные шурфы как черти.

Тем более что им было за что стараться. Пять процентов от продажной стоимости находки, да при таких-то ценнейших находках — весомый приварок к жалованью.

Когда помимо положенного тебе минимума рассчитываешь ещё и на какую-то дополнительную прибыль, это всегда стимулирует процесс поиска. Пусть и небольшой приварок, но всё ж.

Потому как ни крути, а любые деньги имеют неприятное свойство быстро заканчиваться. Тем более у молодых, не обременённых семьями парней. Впрочем, у семейных, надо признать, деньги кончаются обычно ещё раньше.

Мечты, мечты…

А вот погоды их уже не баловали. За всем этим бродяжничеством по Правому берегу, лето уже как-то незаметно прошло, и подошла осень. Начало сентября, хоть здесь и намного тёплее, по сравнению с каким-нибудь Подмосковьем на Земле, но осень, она и в Африке — осень. Потому как за ней скоро грядёт зима.

А вот это уже будут совсем другие расклады. Замой особо под воду не поныряешь. Да и не готовы они оказались на подобный случай. Совершенно не было соответствующей экипировки. Не голышом же в ледяную воду соваться.

Разбор завалов.*

Второй месяц раскопок принёс одни сплошные разочарования. Удача, поначалу показавшаяся им, пропала бесследно. Ни одно из тщательно обследованных озёр больше не дало им ничего. Да и копка старых фундаментов, несмотря на то что они уже заглубились на несколько уровней под землю в старых, частично обрушенных подвалах под разрушенными домами, в обилии обнаруженными ими под холмами, не принесла ровным счётом ничего.

Для всех это было страшным разочарованием. Что делать здесь дальше — было непонятно. Если только не попытаться покопать ещё, в надежде всё-таки что-нибудь да обнаружить. Во что, кстати, всем уже очень плохо верилось.

Тем более что и времени то до зимы, а значит и до конца экспедиции оставалось всего ничего. Можно было немного и потерпеть.

Эти мысли настолько чётко читались в глазах молодых егерей, что Димон прекрасно понимал, лишь потом и кровью вбитая инструкторами с Ягодного привычка к подчинению, сдерживала парней от открытого бунта. Сидеть дурнями на пустом месте до белых мух не хотел никто.

Ну, и может быть спасало ещё то, что все они были работниками компании, и какой бы бред не творило руководство, они должны были подчиняться. Всё в точном соответствии со старым принципом: "Солдат спит, служба идёт".

Но одно дело равнодушно и вынужденно подчиниться не слишком умному руководству и совсем другое с охотой и творческой инициативой участвовать в столь живом деле как поиск сокровищ. А парни, собравшиеся сейчас у Димона в обозе, таковыми и были. Инициативными, энергичными молодыми людьми, настроенными не просто прогуляться по не слишком-то мирным землям правобережья, сдав тем самым выпускной экзамен на профпригодность в своём училище, но ещё притом и чтоб серьёзно заработать. Желательно, реально хорошую денежку, как вернувшиеся в прошлом году парни отсюда же, из этих самых краёв.

Может быть ещё и это сдерживало парней в отряде от выражения открытого недовольства. Всё-таки первый поход Димона в эти края принёс его группе весомый доход. И не только одной лишь компании, но и всем, принимавшим в том участие.

— Так, хватит кукситься, — раздражённый, всё понимающий Димон каждое утро теперь жестко обрывал несвоевременные мысли парней, открыто читавшиеся у тех на лицах. — Разобрали ломы, кирки и лопаты, и живо приступили к разбору завалов.

В подвалах ещё полно заваленных лазов. Копайте! И не забудьте носилки, — сердито крикнул он в спину уныло развернувшимся к фургонам парням. — И землю, землю сразу в сторону оттаскивать. А не так как вчера, чтоб опять обвалился.

— "Ишь, лодыри, — сердито выругался про себя Димон. — Думают, что поиск сокровищ это: "Пришёл, увидел, подобрал, в карман положил, а потом денежки пропил. Или ещё лучше — с девками прогулял".

— Шевелитесь, салаги, шевелитесь, — отдал он последние распоряжения дежурной смене копачей, отправленной на раскопку очередного подвала.

Расставив людей по местам, Димон успокоился. Пусть и не так быстро как хотелось бы, но дело шло. А то что парни не выражали уже ни малейшего энтузиазма по этому поводу, так и что с того. Втянутся. Люди они привычные к тяжёлому монотонному труду. Небось за время обучения вырыли не одну версту окопов полного профиля и оборудовали не одну землянку в пару накатов.

До сих пор правило Ягодного училища диверсантов копать землянки с устройством именно двух, а не одного и не трёх накатов, вызывало у него искреннее непонимание. Зачем два наката, когда вполне достаточно одного, с соответствующими прокладками бересты для гидроизоляции и насыпью. От кого хорониться-то? И именно под двумя накатами? Бомбёжки то никакой нету. Нет здесь никакой авиации, как нет и артиллерии.

Точнее, есть конечно, наверняка и авиация где-нибудь есть, и артиллерия, где-нибудь по соседству найдётся. Взять хотя бы его самого с его прошлогодними находками. Но вот чтоб её кто-нибудь применил — это вообще уже было из области чистой фантастики.

Но ломать сложившуюся в училище практику он не собирался. Не понимаешь — не значит, что это не правильно. А раз не знаешь — то и не лезь со своими советами. Вполне может оказаться что именно твои советы — дурные.

Так в размеренной работе по раскопке старых руин прошли очередные две недели.

Осень уверенно вступала в свои права, а люди постепенно втянулись в привычную, размеренную работу. И о том, чем они все тут занимаются, старались слишком много не задумываться. Иначе, можно было бы до многого додуматься. В частности до того, какого чёрта они тут торчат и занимаются какой-то тупой копкой, когда в иных местах люди серьёзным делом заняты.

У них же самих перед глазами стоял пример их товарищей, посланных Димоном на одно из неприметных озёр по соседству. Посланных буквально наугад и в первом же озере наткнувшихся на ценнейшие находки, словно Дмитрий Александрович заранее знал точное место поиска, где искать. Три старых танка на дне торфяного озера.

Лучше бы они тем парням помогли.

В результате, пока они тут заняты непонятной дурной копкой, там парни уже стали обладателями пары дизельных и одного бензинового мотора.

Воспользовались баллонным газом и подводными масками, почему-то названными Димоном аквалангами, с помощью больших воздушных пузырей оторвали ото дна и воротами подтянули три тяжеленных танка поближе к берегу. Там подвели под них плоты и преспокойно вытянули такую тяжесть на берег.

А теперь с радостным уханьем, с матом и при помощи газовых горелок вырезавших на удивление достаточно хорошо сохранившиеся моторы из моторных отсеков этих металлических монстров.

Вот это дело! Три танковых мотора в более-менее приличном состоянии. Немного подремонтировать, привести в божий вид, так при удачной продаже за каждый можно не менее чем по сороковнику золотом взять. А при удаче, то, глядишь, и по сотке. А пусть и малая доля, всего лишь пять процентов от продажной цены, но с трёхсот то тысяч золотых — это ж ого-го какая сумма. За одно неполное лето — годовой заработок, каждому.

Да молодому парню в городе такие шальные деньги, да так быстро — ни в жизнь не заработать. Если только лет через десять упорного тяжёлого труда на своей земле.

А ты её ещё попробуй, подыми, земельку ту. Не говоря уж про то, что перед этим ещё надо чтоб семья твоя тебе её выделила из семейного пахотного клина.

Не больно-то патриархи семейств охотно на такое разбазаривание пашни идут. Поди ещё допросись, докажи что тебя можно на выселки выделить.

Теперь уже небольшой первоначально установленный для всех процент от добычи не казался парням столь малым, как по первости. Народ воспрял духом. Фургонов под вывоз добычи было в достатке.

А тут, на этих старых руинах — одна лишь тупая копка. И ничего более. Оставалось надеяться только на предвидение и знания руководства. Пока же утешало одно: и того, что уже добыли — уже было хорошо.

А если ещё немного поискать по соседним озёрам, на предмет поиска притопленного на дне разнообразного военного имущества, так глядишь, кое-что и ещё найти можно будет. Не зря поисковая группа водолазов тщательнейшим бреднем прочёсывает все подряд озёра по соседству. Глядишь, ещё чего интересного нароет.

К тому ж, немного утешали слова начальника, что там внизу, куда они уже более полутора недель никак не докопаются, что-то интересное должно быть. Да что-то плохо в то верилось. Итак уже закопались под землю чуть ли не на десять метров, разбирая старые заваленные коридоры с проходами. Да что-то до сих пор так ничего и не нашли.

Кошмарный сон.*

— "Боже мой, за что? За что этот паразит Ганс опять во сне мне явился. Поговорить. Которую ночь. И говорит-говорит-говорит… зараза. Задолбал. И что ему неймётся в его призрачном существовании? Стал уж призраком, так сиди и не дёргайся. По крайней мере — молчи, падла! Нет! Ему немедленно подавай экзорцизм и новое воплощение, гад какой неугомонный. Жить ему, видите ли, хочется нормальной человеческой жизнью, как все люди. Реинкарнацию ему подавай, скотине такой. А за такое ему даже жемчуга своего, укрытого от других, не жалко.

— Так и лезет, так и лезет под руку. Возьми, да возьми. Почему не берёшь?

— А не хочу!

— Тем более, когда так настойчиво предлагают. Даже, я бы сказал — навязчиво предлагают. Ясно же что ему нужны должники. А вот быть кому-то должным, совершенно не хотелось. Тем более какому-то бывшему оккупанту. Пусть даже он вроде бы как и неплохой парень".

Димон отчётливо понимал что весь этот бред, что вертится у него в голове, не стоит и выеденного яйца. Ну что сейчас ругаться. Раньше надо было думать, до того как давали слово помочь. Ведь никто же насильно за язык не тянул и не принуждал. Сами дали слово помочь, сугубо добровольно. А потом ещё и жемчуга дорогущего три рюкзака нахаляву хапнули. И даже то, что потом просрали тот жемчуг, так и не сумев его толком использовать, не имеет значения. Брал? Брал. Помочь обещал? Обещал. Так что, хош, не хош, а помогать придётся.

Наверное поэтому этим утром он проснулся в самом омерзительнейшем настроении. Потому как отчётливо понял. Всё! Тянуть дальше с помощью призраку нельзя. Надо вплотную браться за дело. Только вот с какого боку к нему подобраться и за что тут ухватиться, чтоб клубочек проблем призрака хотя бы постепенно начал разматываться, он совершенно не представлял. Надо было серьёзно думать.

Только вот думать, как раз и не хотелось. Вообще-то, это у них Сидор был по всяким таким вот думам придумкам.

— "Правильно, — внезапно пришёл он к чёткому пониманию путей решения проблемы. — Надо брать Сидора за яй…, то есть — за то самое пикантное место, и заставить наконец-то заняться призраковой проблемой. Нефиг! Хватит ему хвататься за всё подряд, кроме того что у них на шее вот уже сколько лет висит. И вообще, это у него мозги с вывертом, вот пусть он и придумает что-нибудь такое — этакое, неординарное.

Он вообще на подобные выдумки горазд. А вот он, Димон то есть, так уж и быть, возьмёт на себя практическую реализацию Сидором придуманного. Это как раз лучше получается у него. Вот так будет правильно".

Проснувшись внезапно среди ночи, Димон ещё некоторое время лежал с закрытыми глазами, вслушиваясь в тихие шорохи спящего лагеря. Открывать глаз не хотелось. На душе у него было удивительно спокойно, словно он что-то для себя правильное решил и наконец-то встал на правильный путь.

Самое удивительное, что точно такое же состояние у него было всегда, когда он что-то делал так как следует. Давным-давно он для себя отметил этот момент, а после каждый раз, когда случалось нечто подобное, старался тщательно отследить именно вот это состояние души, когда он ощущал нечто подобное.

— "Ну, вот, — Димон открыл глаза. Высокое ночное небо над головой буквально сияло огромным количеством звёзд на ночном небосводе. Было состояние удивительного умиротворения. — Скоро что-то должно случиться, что подтолкнёт меня на верный путь. И старые долги нам будут только мешать.

Хм, хотелось бы знать заранее, что произойдёт. Точнее, что им ещё попадётся.

А что попадётся — в этом Димон уже ни секунды не сомневался. И что будет нетто грандиозное, это уже можно было понять по навязчивости призрака.

Тому явно не понравилось что группа Димона до чего-то докопается. До чего-то настолько ценного, перед чем все его жемчужные подарки померкнут.

Что это могло бы быть, Димон даже не представлял. Что? Очередные никому нахрен не нужные пушки? Хотя, вообще-то пушки со снарядами как-то, ну, никак не коррелируются с призраком. Иначе бы тот ну никак не стал бы вот так навязчиво отводить их от этого, ничем не примечательного места.

А раз так, то что же всё-таки скоро произойдёт? — даже во сне Димон серьёзно задумался над проблемой.

— Ох, не дай Бог, опять будут проблемы. Чует, чует моя пятая точка. Достанется скоро ей, ох, достанется".

Странно необычный, мертвящий холод вдруг закрался Димону под спальник.

— Картина Репина "Не ждали", — едва слышно прошептал Димон. — Те же и некая инфернальная, хорошо нм знакомая сучность.

Прямо перед ним в воздухе материализовалось едва видимое в ночном сумраке слегка светящееся облачко, чем-то отдалённо подобное человеческому лицу.

— Ну, привет, — вяло поприветствовал Димон призрака. — Говорить здравствуй, не буду. Ты труп, чего тебя здравствовать. Тем более что ты и сам стремишься поскорее разобраться с делами мирскими и свалить из дольнего мира туда.

Димон вяло закатил глаза, как бы показывая призраку, куда тому надо было бы свалить поскорее, чтоб тот так его не раздражал.

— "А вот тебе, здорово, Димон, — прошелестели у него в голове неслышимые другими слова бестелесного существа. — Вот, пришёл поговорить".

— "Опять! Ну и о чём в этот раз? Вроде бы всё давно сказано и всё давно определено. О чём говорить то?"

— "Давно спросить хотел, — вдруг лицо призрака нависло прямо над лежащим на земле Димоном, буквально в паре сантиметров над ним. — Чего за жемчугом больше не приходите?"

— "Долгов много, потому и не приходим", — мрачно буркнул Димон, про себя.

— "Это как? — изумился призрак. — Вроде бы всё наоборот должно быть. Есть долги, есть возможность рассчитаться по ним новым жемчугом, потому как старый, как даже я слышал, вы просрали. И вы сами отказываетесь получить шальные деньги?"

— "Ну, да, — вяло принялся пререкаться с призраком Димон. — Сами. И что такого".

— "Не понимаю, — потряс головой призрак. — Деньги — это же хорошо".

— "Хорошо, когда ты их сам заработал, своим трудом. И никому ничего не должен. Когда все наоборот, благодарят тебя за твой труд. А не вот так, как с тобой. Халява! За которую надо расплачиваться. И непонятно как, и непонятно чем, и неясно когда. Ничего непонятно.

Вот и выходит, что халява — это плохо, — тяжело вздохнул Димон. — Халява всегда кончается какими-нибудь проблемами. И чем больше халява — тем большие проблемы. А я проблем не люблю. Очень не люблю. Потому мне и не надо халявы. Понял?"

— "Нет, — мотнул головой призрак. — Не понял. Какая-то у тебя извращённая, вывернутая наизнанку логика".

— "Это у тебя мозги наизнанку вывернуты, — огрызнулся Димон. — А моя логика такая — какая есть, — раздражённо буркнул он. — И раз непонятно, то и валил бы ты отсюда, надоеда. Достал уже. Будет решение твоих проблем — приходи, обмозгуем. Нет — отвали. И без тебя дел полно, чтоб ещё и по ночам не спать. Завтра встану снова как варёный, и всё из-за тебя, падла. Отвали, сказал".

Некоторое время призрак бестелесным облачком покачивался над лежащим на земле Димоном, обдавая его пронизывающим могильным холодом.

— Последнее предложение. Одно из…, - вдруг проговорил он. — Ты, кажется, интересовался мотоциклами?

— И что? — слегка насторожился Димон.

— Готов тебе предложить, — едва слышно прошелестел в ответ призрак.

— В обмен на что?

— А ни на что, а просто так.

— Значит, будут проблемы, — мрачно констатировал Димон. — Не надо, — мысленно плюнул он на свою давнюю заветную мечту, а заодно с нескрываемым удовольствием на самого призрака. — Лучше мы сами найдём, что нам надо. Без помощи некоторых, сопливых, — сердито покосился он на бестелесное облачко. — А то ходют тут, ходют, морозят своим морозильником. Итак скоро осень, а за ней и зима со снегом, а тут ты ещё…, передвижной хладогенератор, — мстительно припечатал он надоеду. — Лучше б мороженого наморозил, — вдруг внезапно со вкусом зевнул он.

А, вали нахер, — сердито плюнул он в его сторону. — Без твоего мороженного обойдёмся.

И вообще, я спать хочу.

Буквально упав обратно на свою постель, Димон с головой накрылся пологом спальника. И с удивлением сообразил, что так нервировавший его только что холод медленно отступил, а затем и вовсе пропал.

— "Вот так с этой фрицевской сволочью и надо разбираться, — ещё успел подумать он, засыпая. — Жёстче надо быть Димочка, жёстче", — успел ещё похвалить он сам себя, пока окончательно не отрубился.

 

Глава 2 Подземный завод

Ночная побудка.*

Однако, похоже выспаться этой ничем не примечательной ночью ему было уже не суждено. Разбудили ни свет, ни заря. Теперь уже свои.

Было то самое нелюбимое Димоном время, когда уже кончалась ночь, но рассвет ещё даже не начинался. Самый-самый предрассвет — время самой глухой ночи. Да ещё непонятно почему, но спать хотелось так, что Димон даже попытался схитрить, притворившись что он ещё не проснулся. Не помогло.

— Дмитрий Александрович, Дмитрий Александрович…

Чья-то жестокая рука безжалостно теребила плечо Димона, не давая тому снова провалиться в сладостный сон. Спать уже не хотелось, но какое-то непонятное упрямство не давало ему открыть глаза, словно назло кому-то. Надо было вставать, а он внутренне сопротивлялся безжалостно выдиравшей его из дебрей морфея руке.

— О, Боже, — простонал обречённо Димон. — Ну что там ещё? Тёмная ночь на дворе, глаз выколи. Ну, что там могло произойти такого, что не могло бы подождать до утра.

— Нашли! Дмитрий Александрович, нашли!

— Что? — резко открыл он глаза. — Что нашли?

— Вам надо посмотреть.

— До утра не подождёт? — резко поднял он голову над подушкой, не глядя на говорившего.

— Лучше вам это увидеть до того как все проснутся, — тихий голос Васьки над ухом окончательно прогнал остатки сна.

Надо было вставать.

Кряхтя, как столетний дед, Димон тяжело поднялся на ноги. Что-то было не так. В теле была какая-то вязкая, непонятная слабость, как обычно бывает после долгой тяжёлой болезни или словно он накануне натаскался тяжестей.

— "Понятно, — мысленно продиагностировал он своё состояние. — Встречи с призраком добром не кончаются. Застудил, таки. Падла!"

— Пошли, Васька, — сипло прокашлялся он. — И с чего это ты вдруг мне выкать стал? Да ещё по отчеству? — вяло поинтересовался он. Голова после неурочной побудки была тяжёлая и он пока ещё туго соображал. — Допреж за тобой вроде бы такого не водилось.

Не дождавшись ответа от вдруг смутившегося Васьки, Димон удивлённо посмотрел на своего ординарца. Что-то с парнем было не так. Тот как-то преувеличенно преданно смотрел на него.

— "Ладно, — вяло подумал Димон. — Всё — потом. Со всеми странностями и непонятками разбираться будем утром. А сейчас посмотрим чего это они меня подняли ни свет, ни заря. А уж потом хотя бы пару минут до рассвета надо постараться урвать. А то сны эти…", — недовольно мысленно бурчал он сам с собой.

Удивительно, но двигались они в сторону раскопа.

— "Хотя, что удивительно, — одёрнул он сам себя. — Раз что-то нашёл, значит — в раскопе. Следовательно — двигаемся в ту сторону".

Когда нырнули в дыру одного из раскопанных лазов, ведущих вглубь подземелий под развалинами на холмах, Димон окончательно уверился, что они действительно что-то нашли. И судя по нервно дышащему у него за спиной Ваське, действительно что-то интересное.

— "Хорошо бы опять на мотоциклы наткнуться, — приободрился Димон. — Не хочется верить, что тот случай был единственный, и мне просто повезло. Посмотрим, что судьба подарит нам сейчас".

Точно, сегодня со столь ранним подъёмом он действительно туго соображал. Они реально что-то нашли. Только вот с чего бы Ваське надо было разводить такую секретность было совершенно непонятно. Что там могло быть такого, что Васька так осторожно пробирался мимо спящих егерей, боясь потревожить их сон.

— "Ночью всё видится иначе, — отметил для себя Димон. — Удивительно. И днём, и ночью по этим раскопам приходится лазать, и вроде бы всё одно и тож, а поди ж ты. Ночью, совсем иные ощущения".

Ну? Чё встал? — сердито поторопил он Ваську, замешкавшегося что-то возле места ночного раскопа. — Что ещё могли такого интересного раскопать, за ночную смену, что не подождало бы до рассвета? — вдруг неожиданно сладостно широко зевнул он. Несмотря на неурочную побудку, настроение было самое умиротворённое.

Внезапно показавшаяся из тёмного отверстия в стене голова Богдана Трошина резко озадачила его. Челюсть со стуком заняла положенное место.

— Упс. Это что ещё за кадр? — удивился Димон. — Богдан, ты почему здесь, а не на озере? Да ещё в такое неурочное время? Ты же по идее должен был на озере разбирать последний танк?

Ты-то чего тут делаешь?

— Тебе надо это видеть, — не отвечая на вопрос, голова Богдана Трошина нырнула обратно в дыру. — Срочно.

— Вам туда, Дмитрий Александрович, — ткнул туда же рукой и Васька. — А Богдана это я вызвал, вестовым, ещё с вечера. А вас не хотел будить, потому как сегодня вы поздно легли.

Сердито покосившись на что-то необычно вежливого ординарца, Димон с недовольной миной нырнул следом за кузнецом. Длинные полузаваленные подземные коридоры, в которых свободным местами был лишь узкий лаз, по которым его на полусогнутых ногах быстро протащили, тут же отбил всякое желание говорить.

— Ё…ть! — были его первые слова как только он разогнулся после последнего полузасыпанного и ещё не до конца расчищенного прохода.

— Ё…ть! — растерянно выругался он и во второй раз, не зная что и сказать.

— Бл…дь! — было его третье по счёту слово. — Аху…ть, — растерянно повторял он уже раз за разом, окидывая ошалелым взглядом открывшееся перед ним просторное подземное помещение с невысокими сводчатыми потолками.

Низкий кирпичный свод подземного зала, подпёртый двумя рядами толстых кирпичных столбов, делящих всё помещение на три неравные чести, с вдвое более просторной средней частью, поражал своей какой-то монументальностью и соразмерностью всем своим обликом.

Димона при взгляде на эти едва выступающих из тьмы два ряда мощных параллельных кирпичных колонн охватило какое-то странное, тягостное чувство. Всё тут поражало своей какой-то монументальностью и… седой древностью, буквально сквозившей из каждого кирпича свода и колонн.

И жутким диссонансом резало глаз то, что ровными рядами стояло меж колон, занимая практически всё свободное пространство в зале.

— "А-а, — мрачно обрадовался он, — вспомнил. Вспомнил, где я нечто подобное видел. В кабаке, откуда нас вышвырнуло в этот долбанный мир. Не совсем тот, конечно, фасон, но очень похож. Выкинуть станки, расставить между столбов невысокие кабинки со столиками, включить интимное освещение небольшими настольными светильничками, и полное впечатление будто я снова в Москве, и снова в том кабаке".

Сердце Димона защемило. Было грустно вспоминать навеки потерянное, да и…, как-то не ко времени что ль.

Кем-то расставленные рядом со входом три мощные бензиновые лампы, заливали стоящие перед ними ровными рядами станки ярким контрастным светом. Дальняя же сторона подземного зала терялась где-то вязкой подземной мгле.

Свисающие над станками на тонких витых шнурах колоколоподобные жестяные светоотражательные блюдца с посверкивающими из-под них какими-то небольшими стеклянными колбочками, подчёркивали сугубо техническую функциональность всего помещения, в то же время резко контрастируя со всем его обликом.

В первый момент Димон даже подумал что это они и светят, настолько на пятачке перед входом был яркий, слепящий свет.

— Транжиры, — тихо выругался он, глядя на подобное безобразие. Бензина и так было мало и до конца экспедиции могло и не хватить, а тут ещё такой явный перерасход.

Впрочем, он тут же сам постарался заткнуться. Открывшийся в свете бензиновых ламп вид не просто впечатлял, а буквально вводил в ступор. Видать, на то и был весь расчёт.

— Настоящий подземный завод! — с восторженным придыханием раздался у него над ухом восторженный голос Васьки.

— Ты сам подземный, — недовольно пробурчал Димон, сердито покосившись за спину. — Твоя работа? — сердито мотнул головой он в сторону залитого светом пятачка.

— Моя, — не стал тот отпираться.

Расплывшись в счастливой, довольной улыбке он преданно глядел ему в глаза, отчаянно кивая притом головой.

— Хотел в лучшем виде всё показать, — горячо зачастил он. — Но это только здесь, только в первом зале. Там дальше уже ничего такого нет. Совсем ничего. Темень, хоть глаз выколи.

— Вот и здесь погаси, — глухо буркнул Димон. — Бензин надо экономить. Хотя бы потому что здесь нам его взять негде.

— А там что? — махнул он фонарём в сторону двух широких провалов в боковых стенах подземного зала с большими вывалами грунта внутрь помещения. — Копать пробовали?

Кое-где из вывала грунта ещё можно было разглядеть торчащие из земли останки каких-то давно сгнивших рам, что явно указывало на наличие рядом ещё нескольких подобных помещений.

— Если там ещё есть нечто подобное, — задумчиво пробормотал Димон, — то это полный пипец, — пробормотал он, подымая повыше фонарь. — Блин, — тихо выругался Димон. — Мумия. Цепь. Блин.

По всему ярко освещённому пятачку перед ними тут и там виднелись валяющиеся возле станков высохшие от времени мумии людей, частью в старой немецкой военной форме времён Второй Мировой войны на Земле, а частью в серо-голубых полосатых робах заключённых, прикованные толстыми ножными цепями к станкам. Удовольствия от лицезрения подобного непотребства не было ни малейшего.

Хорошо что хоть не пахнет, — проворчал над ухом Димона Васька. Димон недобро покосился на того, словно тот был в чём-то виноват. — Видать, перенос произошёл когда-то давно. И тела погибших людей за прошедшее время успели ещё и мумифицироваться, — с умным видом тот буквально вещал, преисполненный собственной значимости.

И всё равно, очень неприятно, — вдруг неожиданно совсем тихо добавил он.

Подняв повыше большой бензиновый фонарь, получше рассмотреть ближайшее к ним тело, Димон брезгливо передёрнулся.

— "Всё-таки сухая воздушная среда подземелья способствует мумификации", — с грустью подумал он, отворачиваясь.

Медленно двигаясь между стоящих ровными рядами токарных станков, он с грустью замечал то тут, то там одинокие высохшие от времени фигуры в серо-голубых робах.

— "Парням повезло в одном, — мрачно размышлял он. — Судя по положению фигур в полосатых робах и по тому как они разбросаны меж станков, большинство из них погибло при переносе. Или же сразу после него. Словно работали здесь на станках, а потом их оттуда выдернуло взрывом. Короче — не повезло им.

Хотя, если судить по позам некоторых, далеко не все умерли сразу. Большинство ещё долго оставалось в живых и тщетно потом пыталось избавиться от цепей. Так и померли, дёргаясь на цепи. Отчего ж тогда померли? От обезвоживания, что ли?

Сколько там человек может прожить без воды? Всего несколько суток, кажется".

— Димон! — громкий крик Богдана, раздавшийся чуть ли не над ухом, мгновенно вымел из головы всё созерцательное настроение.

— Чё ты орёшь, оглашенный, — раздражённо огрызнулся Димон, яростно тряся пальцем в ухе. — Тут акустика, словно в оперном зале. Непонятно даже как они тут работали. Небось грохот стоял — жуть просто.

— Ну да, точно, — заметил он, более внимательно рассматривая странную повязку на головах у всех встретившихся ему тут мумиях, что первоначально вызывала такое удивление. — Глянь, — кивнул он на странный тюрбан на голове ближайшей мумии. — А я-то всё понять не мог, что это у них на головах столько тряпок накручено. Грешил было на мороз, а тут вона что — акустика!

— Да провались она два раза твоя акустика, — тут же сбавив голос, зашипел рядом с ним кузнец. — Пошли, покажу что нашёл. Не поверишь, дизельная подстанция.

— Чего? — медленно развернулся к нему Димон. — Где?

— Рядом, — мотнул кузнец головой в дальний тёмный угол подземного зала, откуда глухо доносились чьи-то голоса. — Пока тебя не было, мы тут решили копануть вывал грунта. И сразу находка. Оказалось, что это короткая перемычка между двумя здоровенными цехами. Видать, кровля не выдержала и обвалилась или ещё что, не важно. Но за ней, там дальше, целая дизельная электростанция в соседнем зале. Целёхонькая. Идём, посмотришь. Ребята там в проходе как раз заканчивают свод укреплять, так что можно теперь свободно туда пройти.

— Самое удивительное, всё там на месте. Нажимай кнопку пуск и зажигай свет.

— А потом взлетай на воздух, — флегматично ответил Димон.

— Э…, - замялся Богдан.

— Нет, — неверяще посмотрел на него Димон. — Ты нажал?

— Она не заработала, — виновато развёл руками Богдан. — Ну, извини. Очень хотелось в натуре посмотреть что же это такое за электрический свет. Столько разговоров среди ваших, а до сих пор ни разу не видел.

— Увидишь, — злобно вызверился на него Димон. — Если с такими идиотами до того на воздух не взлетишь.

— Лично взлететь на воздух, у тебя нет желания посмотреть? — Димон неверяще смотрел на кузнеца. — Тебя что, не предупреждали перед походом ничего неизвестного не трогать? Ничего не проверив, ничего не нажимать! Или от радости у тебя крышу снесло?

Довольная физиономия кузнеца буквально лучилась счастьем.

— О, Боже, — в отчаянии схватился Димон за голову. — Как я влип!

— Счас, — расплылся тот в радостной улыбке. — Пока ты спал, ребята тут всё обшныряли. Но всё одно ты прав. Так что ничего нажимать не будем. А то мало ли что.

— Но перед этим ты лично пару раз всё-таки на кнопки понажимал, — обречённо констатировал Димон, уже понимая что лишь чудом они до сих пор ещё остались живы.

Судя по всему тому что он тут видел вокруг, и по тому что он знал о подходе немцев к подобным объектам, ну просто не могло всё тут не быть заминировано. А значит, то что они до сих пор ещё живы — это было настоящее чудо.

Или… — помощь призрака. За что опять же придётся с ним расплачиваться.

Настроение резко рухнуло вниз.

— Значит так, — медленно повернулся он к Богдану и стоящему рядом с ним светящемуся от счастья Ваське. — Ещё раз кто-нибудь без спроса кнопу незнакомую нажмёт — лично расстреляю.

— Понятно? — тихим, каким-то мёртвым голосом спросил он, глядя им прямо в глаза. — Предупредить всех. Больше повторять не буду. Лично расстреляю.

Широкие, счастливые улыбки медленно сползали с лиц его товарищей.

— Вот теперь, вижу, поняли, — флегматично проговорил Димон. — А раз поняли, то пошли дальше. Покажите что ещё нашли.

И молчаливая, сразу притихшая группа егерей у него за спиной медленно двинулась вглубь подземного зала.

Потом сапёры подтвердили что был там хитро замаскированный отдельный контур, который при включении энергии в общей сети вполне что и мог сдетонировать.

Его заметили лишь когда сматывали провода, буквально по сантиметрам разбирая и зарисовывая бывшую электрическую сеть, чтобы потом во всём разобраться. А пока лишь демонтаж.

Их знаний хватает лишь на то, чтобы аккуратно всё разобрать, как обезьяны обученные. Делать могут, а понимать — выше их разумения и уровня знаний. Димон вдруг оказался самым знающим специалистом среди всех. Даже среди кузнецов, которые об электричестве оказались лишь слышали, а самим сталкиваться не приходилось. Все местные, землян нет.

Утром. *

Небольшая походная палатка Димона никак не была рассчитана на то количество народа, которое в неё набилось этим вечером. Здесь была вся ночная смена копачей и практически все, кого успели уже по какой-то причине разбудить.

Только что выбравшийся из раскопа Димон, отряхивая возле входного полога набившуюся в волоса землю, сердито разглядывал что-то чересчур развеселившихся подчинённых, бурно обсуждавших найденную этой ночью находку.

— Так! — одним только тоном своего чуть охрипшего за прошедший день голоса Димон жёстко пресёк все разговоры в палатке. — Остались Богдан и командир отряда полусотник Юрок. Все остальные — на выход. Живо! И далеко не разбредаться, — злым голосом тихо рявкнул он.

Дождавшись, когда недовольно бурчащие что-то себе под нос егеря быстро покинут его палатку, сердито бросил в след.

— Васька! Выставить охрану и никого ближе двух вёрст к палатке не подпускать. Кого увижу — землю две недели до посинения копать будет. А потом ещё две — закапывать.

— Это и тебя касается, — одёрнул он вдруг повеселевшего непонятно с чего парня. — Чтоб рядом никого не было. Понятно! — вдруг тихим сдавленным голосом рявкнул он на того. — А никого, означает ни-ко-го!

Закончив со своей шевелюрой, прошёл в палатку, тщательно занавесив за собой входной полог.

— Блин, — сквозь зубы выругался он. — Надо обсудить кучу совершенно секретных дел, а вы тут демократию развели. Кто будет копать, и зачем теперь кому-то идти на озёра. Объяснить? Или сами поймёте?

Видя откровенное непонимание на лицах Богдана и Юрка буквально простонал.

— О, Боже! За что мне такое наказанье. Вы что, не понимаете, что нас пасут? С первого дня нашего появления на Правом берегу нас плотно пасут. Не может быть иначе.

Да не люди Ведуна, — придавленным голосом зло рявкнул он на непонимающе глядящего на него Юрка. — Либо местные, либо трофейщики. Либо и те, и другие все вместе.

— Видел кого? — мгновенно насторожился Юрок.

— Чувствую, — глухо буркнул Димон постепенно успокаиваясь. — Спинным мозгом чувствую, что нас пасут.

Потому и вести себя надо так, чтоб посторонний наблюдатель ничего у нас в лагере нового не заметил. Всё должно идти как и идёт.

— Какой посторонний? — раздался из угла удивлённый голос кузнеца.

— Проснулся, — сердито проворчал Димон. — Ты, Богдан, словно только вчера родился.

Подхватив опрокинутый кем-то на бок раскладной парусиновый стул, поставил его рядом с походным столом. Шлёпнув по столу раскрытым на середине блокнотом, раздражённо продолжил.

— Мы тут на этих холмах уже который месяц. И за это время никто нас не побеспокоил. Ни разу! Вся округа словно вымерла. Ни тебе ящеров, ни тебе амазонок, никого. Тебе это не кажется странным, Богдан? Мне, так даже очень. Такого просто не может быть.

— А мне нет, — флегматично бросил Богдан. — Посмотри на себя. Вся та секретность, что ты вокруг нашего здесь пребывания развёл, все эти дальние патрули, секреты и прочее. Всё это должно же в конце концов приносить какой-то результат.

— Да какая нафиг секретность, — устало бросил Димон, наконец-то со вздохом облегчения осторожно присаживаясь на хлипкий стул. — Каждый день, два раза, утром и вечером у нас работает походная кухня. И сколько ты не топи её древесный углём, а дымок нет-нет да прорвётся. И запах! Запах готовящих на кухне блюд. Голодному человеку их почувствовать и за три версты можно. А мы контролируем дай Бог если ближайшую пару вёрст. Да и то, весьма условно. А сколько человек в лагере целыми днями бестолку по округе шатается. Цветочки они, видите ли собирают. Любовь у них, видите ли…, - сердито зыркнул он на вспыхнувшего маковым цветом Юрка. — Дома надо было с женой миловаться, а не тащить её за собой в поход. Допрыгаетесь, что выкрадут кого-либо у нас из-под носа, локти кусать потом будете.

— Да нет, Дмитрий Александрович, — начал было Юрок. — Я…

— Молчать! — тихо рявкнул Димон. — С этого дня переходим на усиленный режим охраны, согласно утверждённого ранее распорядка. Никаких больше поблажек! Никому! Но внешне это никак не должно проявляться. Никак! Чтобы те, кто раньше за нами наблюдал, да и сейчас наверняка наблюдает, ничего не заметили. Никакой разницы. Ни до, ни после.

— Лично теперь за это отвечаешь, — посмотрел он прямо в глаза Юрка. — Выйдет кто за пределы внутреннего охраняемого периметра, теперь уже не просто слетишь с сотников до полусотников, а вообще вылетишь из компании. Понял?

Не слышу, — повысил он голос, глядя тому прямо в глаза.

— Да понял-понял, — недовольно буркнул Юрок, отводя взгляд. — Чё тут не понять, всё понял.

— Ну, раз понял-понял, переходим к нашей находке-находке, — ёрнически передразнил приунывшего парня Димон. — Выкладывайте свои соображения. Первым, как положено, начинаем с младшего. Говори, Юрок.

Дальше Димон лишь слушал что ему говорят, всё больше и больше мрачнея.

— Информация к размышлению, — оборвал он нёсшего какую-то ахинею Богдана. — Персонально для тебя.

Сапёры обнаружили хитро замаскированный взрывной контур, как я тебе этой ночью и говорил. Тебе повезло, что цепь уже давно была разорвана и раз десять самой природой всё там до нас разминировано. Видимо, при переносе, — задумчиво хмыкнул он. — Иначе бы тут всё так рвануло, мама не горюй.

Сколько там этой взрывчатки, — обречённо махнул он рукой. — Ой, ё-ё…

Молча посмотрев на растерявшегося кузнеца, тяжело вздохнул:

— Дать бы тебе в репу, Богдан, от всей своей широкой русской души, чтоб сначала думал что делаешь. Сначала, а не потом. Чтоб хитрые обоснования под собственную дурь каждый раз не подводил.

Ну да ладно, — устало махнул он рукой. — Ты у нас один тут такой, незаменимый кузнец. Поэтому, на первый раз тебя прощаю. На второй, кстати, тоже. Заранее. Если живой, конечно, останешься, — вдруг устало зевнул он. — Устал, — тихо проговорил Димон. — За одну ночь мы нашли столько, сколько до сих пор не находил никто и никогда. И это, честно скажу вам парни, меня напрягает. Не к добру это. Чую спинным мозгом, огребём мы с этим подземным заводом проблем, мама не горюй.

Но это будет потом, а пока, вкратце. Поскольку я из вас всех здесь присутствующих наиболее подкованный по этой части человек, поясняю.

— Никакой это не завод, как мы первоначально думали. Это — военные ремонтные мастерские, — угрюмо буркнул он. — Тем более что оружия там всякого огнестрельного поломанного полно. Да и дизельная подстанция рядом, в соседнем помещении находится, а не в отдельно стоящем здании, как положено.

— Кажется, — задумчиво посмотрел он на товарищей, в некоторой рассеянности рассеянно почесав висок. — А, ладно, — безразлично махнул он рукой. — Главное что. Судя по оснащённости самым разнообразным оборудованием и горам разного битого оружия в соседних подвалах, скорее всего это оружейные мастерские. А полковые они там, или ещё какие, нам без разницы.

— А в чём всё-таки разница? — не выдержал Богдан.

Димон задумчиво посмотрел на выжидательно глядящего на него Богдана. Переведя взгляд на Юрка, поморщился.

— А не один нам хрен, в чём там разница, Богдан. Для нас, думаю, это уже так, пустые домыслы. То или это — не имеет значения. Нам главное, что тут есть куча ценнейшего и необходимейшего нам оборудования, которое надо срочно демонтировать и вывезти, пока кто-нибудь шибко шустрый нам дорогу не перебежал. И кровь из носу надо в целости и сохранности доставить всё это оборудование к нам домой. Остальное — неважно. Только вот как — ума не приложу.

Пока…, - рассеянно пробормотал он себе под нос, окидывая рассеяно-задумчивым взглядом внутренние стены палатки.

Задача первой очереди, — тихо проговорил он, обведя внимательным взглядом товарищей напротив. — Составление предварительной схемы расположения оборудования, перечёт и аккуратный демонтаж станков, всей электрики: проводов, распаячных коробок, рубильников там всяких и остального всего прочего. Всего! И думаю, разобрать надо так, чтобы потом в точности восстановить всё в прежнем виде.

Раз уж мы ничего тут толком не понимаем, как оно всё устроено, и у нас нет времени разбираться, то тупо тогда всё скручиваем и аккуратно упаковываем в фургоны. А ещё перед тем — не менее аккуратно всё зарисовываем, чтоб ничего не перепутать. А уж совсем потом — не менее аккуратно всё восстанавливаем в прежнем виде. У себя!

— Что с ведуновцами делать будем? — вдруг почему-то охрипшим басом тихо спросил Юрок.

Бросив косой, пронзительный взгляд на Богдана, Юрок медленно перевёл его на Димона. Возникшее после его слов напряжение в палатке, казалось, повисло в воздухе.

— Что что-то нашли, уже не скроешь, — глухо проговорил Димон. — И рот им не заткнёшь. И убрать по тихому мы их не можем, слишком уж вокруг много посторонних глаз. Кто-нибудь да наверняка со временем проболтается, а ссора с Ведуном — это последнее что нам в нашем сиротском положении надо.

А вот обмануть — попробуем.

Первое, — прямо посмотрел он на Юрка. — С этого дня они работают на озёрах и только на озёрах. Увижу кого из них в лагере — голову тебе оторву. Лично, собственными руками. Пусть там ныряют под воду и ищут там всё что хотят. Тем более что и они сами давно уже на подводные работы просились. Хотели получить — вот пусть теперь и поныряют.

— А…, - протянул Юрок.

— Сколько здесь сидеть будем, столько и нырять они там на озёрах будут, — жёстко оборвал его Димон. — Хоть до белых мух. Откажутся лезть в воду — палками гнать. Водкой до усрачки поить, спиртов, коньяком. Всем чем хош, но чтоб в лагере их не было. Объяснишь так. Здесь не пионерский лагерь и не лагерь труда и отдыха, где кто что хочет, тот то и делает. С сегодняшнего дня мы на осадном положении. И им назначен тот урок. Всё!

И второе. Специально для ведуновцев и для тех, кто не будет задействован на подземных работах. Для амазонок, — сердито посмотрел он прямо в глаза Юрка. — Тебе особо говорю, чтоб жене лишнего не сболтнул. Официально, мы нашли крупный подземный склад старого, разбитого оружия. Пушки, пулемёты, снаряды, патроны. винтовки и прочую военную мутотень. Типа того, что было в прошлом году. Много. Разного. Всё как обычно здесь и бывает. Ничего особого.

Теперь вот сидим, отбираем лучшее, сортируем, чиним сразу что можем и сразу же и пакуем.

Такая спешка — оттого что зима на носу, да и потому как всё вывезти за один раз у нас никак не получается. А второго раза, как считает руководство, в моём лице, — подчеркнул Димон, — у нас не будет.

Это к вопросу о том, что за нами наверняка кто-нибудь с дальнего расстояния наблюдает. Как мы сами совсем недавно делали то же самое, — ткнул он пальцем в сторону Юрка. — Уяснил?

Потому, мол, мы сразу старательно всё и сортируем, и сразу же и упаковываем в фургоны.

— А они у нас, как вы знаете, глухо закрываются досками со всех сторон. Так что, раз запечатав, хрен потом откроешь, не разломав до основания. А не открыв и знать не будешь что у нас там за находки. Грузить будем ночью. И к тому ж, можно и слухи пустить. Даже среди своих, — обвёл он присутствующих настороженным взглядом. — Ребята, отныне у нас основным девизом будет: "Меньше знаешь — крепче спишь".

— Принято? Принято, — согласно кивнул он сам себе головой.

Следующим утром весь лагерь буквально стоял на ушах. Все только и обсуждали ценнейшую находку. Правда, внешне это не проявилось ни в чём. Если чужому смотреть на лагерь со стороны, всё было как обычно: дежурный провёл побудку, полевая кухня едва заметно подымила короткой трубой, готовя завтрак, а потом быстро заткнулась. И внешне всё было как обычно, все вроде бы как были при своих обычных делах.

А вот внутри парней с девчонками всё бурлило, готовое выплеснуться наружу.

Следовало срочно людей чем-то занять. И Димон с самого утра безжалостно загнал всех на копку никому уже больше не нужных шурфов, чтобы опамятовались. Но не там где нашли завод, а далеко в стороне, чтобы внимательный наблюдатель ничего не понял.

Но было и ещё кое-что, чего Димон никак не ожидал. Он заметил как резко переменилось отношение к нему. Теперь все его замечания немедленно принимались к исполнению и ни о каком пререкании, в чём ранее чуть ли не каждый второй был замечены, теперь не было и речи. Его слушались беспрекословно.

Ему ВЕРИЛИ! И каждое его слово принимали словно божественное откровение. И вот это откровенно напрягало.

Но всё это можно было бы пережить, если б буквально на второй день после находки не состоявшийся у него примечательный разговор с Богданом Трошиным, вечером заглянувшим к нему "на огонёк".

Вот уж удивил его кузнец, так удивил.

Первый же его вопрос был, когда они сели вечером обсуждать свои дальнейшие перспективы в связи с новым открытием: "Знал ли он что они здесь найдут?"

Так и хотелось ответить и этому восторженному дураку: "Конечно знал. А как же он мог не знать! Ведь он же самый умный!"

— "Господи, — уныло думал Димон, тоскливо глядя на требовательно ждущего от него ответа кузнеца, — сколько же на свете дураков. И вот этот туда же. А раньше казался вроде нормальным, вполне вменяемым мужиком. Знал ли он о том, что мы тут что-то найдём? Да нет, конечно. Откуда он мог знать. Даже призрак, скотина такая, и тот промолчал. Видимо не хотел говорить и хоть как-то, малейший намёком наводить на это место. Да ещё и жемчугом постоянно, чуть ли не каждую ночь заманивал в сторону. Лишь бы такое богатство, такой вот ремонтный завод не попал кому не надо. Не в те руки".

Теперь становилось во многом понятна та удивлявшая Димона раньше странная назойливость призрака с постоянными предложениями заняться чем другим и в других местах. Тварь какая. Старался отвлечь его от копания именно здесь, подсовывая всяческие заманчивые места, вроде жемчужных речек. Видимо то, что Димон сам выбрал это место и следовательно за такую находку ничем ему не должен — вот это похоже призрака и напрягало.

Однако, глядя в глаза терпеливо ожидающего ответа Богдана, Димон не решился озвучить свои мысли. Слишком уж в этих краях серьёзно относились к подобным проявлениям предвидения. Да и публика тут была — соответствующая.

— Нет, не знал, — сухо отрезал он. — Простой голый расчёт. Ещё в первое наше посещение этих мест, ещё в первое лето, когда только-только в этот мир попали, мы с Сидором обратили внимание на то, что чуть ли не под каждым из местных холмов что-нибудь да есть.

— Вот и здесь. Стоило лишь более серьёзно покопаться — как сразу же на что-то интересное и наткнулись.

А может и кто-то из местных магов накосячил, — задумчиво пробормотал он. — Раз до сих пор такое старое место никто не разграбил, то значит, куда-то не туда оно вывалилось.

— Чего? — недоумённо поднял бровь Богдан.

— Э-э-э, ошибся кто-то из местных магов. А может и ещё что. Помешал кто-нибудь, например, — сердито поправился Димон, видя в глазах Богдана полное непонимание. — Кто-то из местных магов, занимавшихся выдёргиванием материальных ценностей из другого мира в этот мир, ошибся в своих расчётах. Вот этот участок Земли при переносе и не попал в нужную точку.

Или в отметках с поверхностью земли что-то напутали. или ещё что. Вот их тут в земле и запечатало. Они ж там фактически все задохнулись при работающем дизеле. Приточную и вытяжную вентиляцию у них завалило, а дизеля ещё после переноса какое-то время работали. Вот они все там и отравились.

Ну а судя по тому что до сих пор никто это место не нашёл, то и с местом выброса в этот мир они явно ошиблись.

— Они это кто?

— Дед Пихто! — сердито буркнул Димон. — Я тебе кто, Кассандра?

— Ты это знал, — восторженный шёпот над ухом, мгновенно отрезвил Димона.

— Не знал, но догадывался, — сердито покосился он на восторженно глядящего на него круглыми глазами ординарца Ваську.

— "О, блин. Отвернёшься, и он уже тут как тут. Не хватало ещё чтобы я стал кумиром у пацана", — видя восторженные глаза парня, сердито подумал Димон.

И если бы кто-нибудь хоть немного подумал головой, то давно бы и сам о таком догадался, — проворчал он.

— Поэтому мы здесь так упорно и копали? — задумчиво переспросил Богдан.

— Ну да, — кивнул головой Димон.

— Непонятно. Ну да ладно, — мотнул головой Богдан. — Потом, как-нибудь ещё раз подробно пояснишь что да как, когда будет свободное время. А теперь давай срочно решать что мы делаем дальше.

— В каком смысле? — непонимающе посмотрел на него Димон. — Снимаем станки с фундаментов, грузим их в фургоны, фургоны запечатываем, чтоб никто не подглядел, и убираемся отсюда как можно скорее.

Пока что нам сильно везло, что никто из местных трофейщиков до сих пор на наш след не вышел. Но будет ли так и дальше везти — вот тут я не уверен. Поэтому, следует поторопиться.

Да и думаю, что такое везение связано с тем, что место тут больно уж глухое. Так что никто и в мыслях не держал что здесь можно хоть что-то найти.

Но вот стоит нам только отсюда вывезти хотя бы один гружёный фургон, как по его следам на нас мгновенно выйдут. И тогда придётся срочно покидать это место с тем что только и успеем захватить. Если вообще дадут хоть что-то вывезти, — сердито проворчал он.

В прошлый раз всё было точно так же, когда мы наткнулись на мотоциклы. Не думаю, что в этих краях хоть что-то поменялось.

— Ты с ума сошёл, — тихо, неверяще проговорил Богдан. — Я думал ты в первый раз оговорился, а выходит, что нет? Нет! — отчаянно замотал он головой. — Подобное решительно невозможно! Выходит, ты даже не представляешь себе что мы нашли, — неверяще глядел он на Димона. — Так давай я тебе перечислю наши находки, хотя бы так, навскидку.

— Целая дизельная электростанция. Раз! В рабочем состоянии! Аж из трёх дизель-генераторов. Про мощность — молчу, сам не разобрался. Но ты себе можешь представить нечто подобное? Я — нет.

Я просто в шоке! Я о подобном ранее только слышал. А тут — вон оно. Стоит! Целенькое и только ждёт тебя, чтобы ты нажал кнопку и запустил его. Даже соляркой полны топливные баки. Не знаю уж как там с её сохранностью, и не испортилась ли она, но она есть и её много.

И мы никуда отсюда не поедем. Мы останемся тут и попробуем запустить завод. Это же клад, Димон. Как ты этого не понимаешь?

— Ты что собрался тут сделать? Собрался здесь поселиться? — неверяще прищурясь, Димон потрясённо смотрел на кузнеца. — Поселиться? Здесь? На правом берегу Лонгары? На землях амазонок? Тебе жить надоело?

— Ты шутишь, — с облегчением откинулся он назад, видя как Богдан расплылся в широкой весёлой ухмылке и поняв, что тот пошутил.

— Глупая шутка, — сердито проворчал Димон. — Давай, серьёзнее.

— Сколько тебе понадобится фургонов на вывоз самого ценного?

— Мне надо вывезти сто тысяч пудов

— Что? Ах…, - запнулся он. — Ты ах…ел! — ахнул Димон. — Ты в своём уме? У нас всего сорок двойных фургонов-сцепок с грузоподъёмностью в три тонны. Всего восемьдесят фургонов. Всего! А это лишь пятнадцать тысяч пудов. А ты просишь полторы тысячи!

— Ты соображаешь чего просишь?

— Я не прошу, — тихо проговорил Богдан. — Я требую! — заорал он прямо в лицо Димону. — И мне плевать, где ты их возьмёшь. Чтоб было! И я буду здесь сидеть до тех пор, пока не вывезу отсюда всё! До последнего винтика! И ты меня с места не стронешь, пока тут хоть что-то останется!

Это твоё дело предоставить мне фургоны. Твоё! Моё — разобрать всё здесь до последнего винтика, и там, у нас на месте всё правильно собрать. А твоё, Димон — предоставить мне для этого все возможности. Работай!

Как ты Димон не понимаешь, — с горечью покачал он головой. — Мы который уже год бьёмся, пытаясь наладить нормальную кузню и нормальные мастерские. И у нас ничего не получается. Последняя попытка была с доном Диего. И она провалилась. К нам в город везут ХЛАМ! И ничего кроме хлама! И получится ли что с той задумкой Сидора — неизвестно. Ни я, ни ты, мы этого не знаем.

А тут вон оно. Стоит и ждёт своего часа лишь нажать кнопку и запустить всё это в дело. Готовое к использованию!

Пойми, Димон, с нынешним станочным парком мы ничего толком не можем. Ничего! А тут! Тут СТАНКИ! ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ СТАНКИ! Такого нет ни у кого! И не то что в нашем городе — на всём Левобережье!

Это же тебе не ножной привод и не привод от мельничного колеса. Это — электричество! Это — равномерность, точность, чистота обработки. Мощность! Это — уровень!

А у нас они не только есть, но к ним ещё и работающая дизельная электростанция прилагается.

— Ты не будешь здесь год сидеть, — холодно отрезал Димон.

— Объяснись, — не менее злобно зыркнул на него кузнец. Судя по его заледеневшему взгляду, уступать он был не намерен.

— Повторяю для особо тупых в очередной раз. Как только мы вывезем отсюда свой первый обоз, первую гружённую телегу, как нас сразу накроют, — отрезал Димон. — Две недели — максимальный срок до того, как кто-нибудь первый из местного воронья здесь окажется. И нам в тот же день будет хана.

Думаешь зря наши амазонки каждый день буквально носом по земле возят, пытаясь обнаружить малейшие следы каких-нибудь нежелательных гостей? Уверяю тебя, свой хлеб они даром не едят. Уже ими прибито трое соглядатаев. Трое! А что будет когда ненайденные ими наблюдатели поймут что мы здесь что-то нашли?

А такие наверняка здесь есть. Не могут не быть. Вспомни хотя бы как мы сами за другими подглядывали. Так что уже всё здесь висит на волоске. Стоит лишь более внимательно взглянуть на наш развороченный лагерь и всё станет ясно. У всех словно крышу снесло от радости. Чуть ли не прыгали и не плясали весь первый день после находки, хотя каждой собаке мною персонально было сказано не подавать ни малейшего вида. Нет! Всё мигом забыли. Сопливые идиоты!

Поэтому покоя, такого как сейчас, больше уже не будет. Как только увидят, что мы отсюда что-то вывозим, за нас тут же возьмутся всерьёз. И поверь мне, я уже сталкивался с подобным. Кстати, вместе с Сидором.

И нас отсюда выкинут в два счёта. Почему-то это мне так кажется, — ядовито ёрнически протянул он.

— Объяснись, — набычил голову Богдан. — Не понял.

— Твою же мать, — зло выругался Димон. — Сколько можно… Тяжелогруженая телега оставляет в степи глубокий след. Грунт мягкий! Чего здесь непонятно? По нему нас вычислят в два счёта. Раз везёт что-то тяжелое, значит, что-то нашёл. А раз кто-то что-то нашёл, то у того это что-то можно и отобрать.

Всегда можно навалиться намного большими силами, когда ты и сам рад не будешь, что связался и с этим местом, и с этой профессией поисковика. И безумно радоваться если сумеешь сам отсюда ноги унести. Живым!

Живым нищим всяко быть лучше, чем богатым мертвецом.

— Лучше быть богатым и здоровым, чем бедным, но больным, — задумчиво протянул Богдан, глядя на Димона каким-то остановившимся, обречённым взглядом.

— Поэтому, повторяю, — поморщился Димон, — у нас есть только одна попытка вывезти отсюда хоть что-либо. В крайнем случае, две, что уже крайне маловероятно. Но уже по следам первой нас найдут совершенно точно. И со вторым обозом нам придётся уже прорываться с боем.

— Прекрасно, — расплылся в мстительной довольной ухмылке Богдан. — Пойдём, я что-то тебе покажу. Пойдём-пойдём, — схватил он Димона за рукав ветровки. — Пока ты спал, я…

— Не надо, — раздражённо отмахнулся Димон. — Не надо! Всё знаю! Пулемёты нашли или какие-нибудь очередные пушки. Жутко ценные и в прекрасном состоянии. С патронами и со снарядами. Не надо. Не надо мне ничего показывать. Тут под этими казематами в подвалах их тьма тьмущая должна быть. Так что нечего мне на них смотреть. Даст Бог, насмотрюсь ещё.

Ты мне главное выдели. Они в рабочем состоянии, или нет? Патроны, снаряды к ним есть, или нет? Нормальные, не порченные?

— Не только в рабочем, — расплылся в счастливой улыбке Богдан, — но ещё и патронов, и снарядов к ним тьма тьмущая. И они все в прекрасном состоянии. Правда, — смутился немного Богдан, — речь пока идёт лишь о патронах. Со снарядами мы ещё пока не разбирались. Как ты сам понимаешь, некогда было, да и стрелять из орудия в подвале — гарантированное самоубийство.

— Чувствую, два этих словечка "тьма тьмущая" и "гарантированное самоубийство" скоро станут моим злым роком, — мрачно констатировал Димон. — Почему-то мне это так кажется, — ядовитым тоном опять сердито съёрничал он.

Ладно, будем думать, — неохотно бросил он Богдану. — Я тебя понимаю. Я сам, когда всё это богатство увидел, прих…л. И ей Богу, жалко бросать. Но ты всё же помни, — сердито ткнул он пальцем кузнецу чуть ли не в нос. — У нас будет один, максимум два вывоза. Не более. Потом нас прижмут так, что, как быстро мы отсюда будем бежать, будет зависеть останется ли хоть кто-то из нас целым, да не покоцаным. Дай-то Бог вообще ноги отсюда унести.

А ты! Ты ещё раз хорошенько подумай. И головой, а не хотелкой своей. Сколько тебе на самом деле надо наших трёхтонных фургонов, чтобы вывезти отсюда хотя бы самый минимум, самое ценное? Станки! Станки в первую очередь, а никакие не пушки и не пулемёты!

— Я тебе который раз уже говорю, — вдруг необычно тихо, словно смертельно усталый человек, проговорил Богдан. — Мне только на вывоз самого ценного из этих механических мастерских понадобится транспорт не менее чем на пятьдесят пудов. А к ним плюс ещё найденное здесь оружие: пушки, миномёты, пулемёты, снаряды, патроны. Ещё пудиков, — запнулся он, — ну хотя бы ещё на десяток тысяч.

Это самый-самый минимум! — беззвучно возопил кузнец, сжав в ярости кулаки.

Димон, — ещё более тихо, едва слышно проговорил он. — Я тебя умоляю, всем чем хош. На колени встану перед тобой. Сделай мне это. Найди подводы. Подумай. Ведь ты же можешь. Подумай ещё раз! Как это сделать? Волокуши хотя бы и лошадей у амазонок здесь где-нибудь прикупить. Сделай хоть что-нибудь!

Ведь наш же обоз берёт не более четырёх тысяч пудов. А мне надо ещё хотя бы десяток таких. А лучше — два, два десятка.

Ну это же ерунда. Всего каких-то пять тысяч тонн груза. Это же — мелочь.

— Шоб ты скис, — тихо и обречённо проговорил Димон, медленно закрывая глаза и устало прикрывая лицо рукой.

Уйди отсюда, — медленно проговорил он, не глядя на кузнеца. — Уйди, а то я тебя чем-нибудь стукну, хомяк несчастный. Сам меры не знаешь и другим тем жизнь портишь.

Уйди! — вдруг жёстко проговорил он, чувствуя, что тот собрался ещё что-то ему сказать.

Завтра! Утром поговорим, — совсем уже тихо бросил он в спину осторожно отодвинувшегося в сторону кузнеца.

Утро Димон встретил всё там же, возле почти потухшего, подёрнутого серым пеплом кострища, сидя на бревне. Предупреждённые, чтобы его не тревожили, за всю ночь никто к нему так ни разу не подошёл. И вот так он всю ночь и просидел. Молча, не замечая что вокруг происходит.

Димон занимался крайне нелюбимым им делом. Он думал.

— Всё, что мы сможем вывезти, должно уложиться в пятнадцать тысяч пудов. Или, чтоб тебе было окончательно понятно, мы сюда можем пригнать ещё один обоз на стодвадцать двойных, трёхтонных фургонов. Не более.

— Общий перевозимый вес — девятьсот шестьдесят тонн, почти тысяча. Или, по местным мерам — в пятнадцать тысяч пудов. И это уже окончательно всё. Большего уже нам отсюда не взять. Потому как нет у нас больше под рукой таких фургонов.

Подошедший только что к погасшему костру Богдан вздрогнул и какое-то время недоумённо глядел на смотрящего ему прямо в глаза Димона.

— Повторяю, первый и последний раз. Пятнадцать тысяч пудов — это всё что мы отсюда можем взять. Больше у нас уже физически ничего не получится. Поэтому, всё что будет сверх этого веса подлежит уничтожению. Заминируем, как и в прошлый раз. Благо, там и минировать-то особо ничего не требуется. Всё что надо, давно уже до нас заминировано. И пусть те кто придёт по нашим следам получат от нас подарочек.

— А поподробнее, — обречённо проговорил кузнец, присаживаясь на соседнее бревно к костру. — Давай поподробнее, чтоб мне знать что и как.

— Я тут тоже ночку не спал, всё прикидывал. В какие веса я уложусь. Боюсь, что ни на что серьёзное твоих цифирей не хватит.

Но если ты ставишь такие ограничения, — обречённо вздохнул он, — то делать нечего. Возьмём самое ценное: станки, оснастку, инструмент, вентиляторы, электромоторы, дизельгенераторы — всё это подлежит безусловному вывозу. А вот практически всё найденное здесь оружие придётся бросить. Ему нет места.

Но не беда. Будут станки, я тебе твоих пулемётов — целую тысячу наделаю, только металл поставляй.

И придётся бросить весь металл от раскуроченных танков, — с неприкрытой горечью качнул он головой. — Моторы возьмём, а корпуса бросим. Вот кому-то повезёт, — криво ухмыльнулся он. — Целых три танка. Полторы тысячи пудов прекрасного металла, разделанного на удобные для перевозки куски.

Стоп, — встрепенулся он. — А как? Как же мы. Ведь у нас…

— Сегодня же начинай формировать первый обоз. На четыре тысячи пудов, — усталым, хриплым после бессонной ночи голосом оборвал его Димон. — Второй, последний, будет здесь через две недели. Если будет, — с кривой, усталой ухмылкой хмуро глянул он на кузнеца. — Это ещё сто двадцать двойных сцепок, общей грузоподъёмностью на одиннадцать тысяч пудов с гаком.

А вот это уже окончательно всё. Всё что мы можем себе на сегодняшний день позволить. И для этой цели мне придётся на время даже закрыть Ягодный, и весь народ оттуда направить к нам сюда. Все полторы сотни человек. Придётся на какое-то время даже оставить без охраны наши молодые ягодники. И что со мной Сидор сделает за это, когда он об этой авантюре узнает, тебе лучше не знать.

А теперь оставь меня, — устало попросил он кузнеца. — Мне надо подумать. Чтобы такое письмецо с голубем на Ягодный сочинить, чтоб оттуда нам сюда высылали новый отряд. Чтобы новый тамошний комендант Афоня Рудак, оставленный там на хозяйстве, меня послушал, а не послал пеше-сексуальным путём. Да ещё притом и чтоб слова никому лишнего не сказал… Это, я тебе скажу, та ещё будет задачка.

Хорошо, что мы с ним заранее предусмотрели подобный вариант, — едва слышно пробормотал он себе под нос. — Ай, да я, ай, да сукин сын. Но то бы мог подумать…

Ох, — тихо простонал Димон. — Убьёт меня Сидор, когда всё узнает. Убьёт, как пить дать. Никакие станки не спасут. Бедный я бедный.

Долгожданный визит.*

С демонтажём и погрузкой станков в закрытые наглухо чёрные фургоны управились за неделю, а дальше только тем и занимались, что снимали станки с фундаментов и подтаскивали на верхние этажи подвалов, временно складируя их там до прибытия нового обоза с Ягодного. Но как не спешили, а за оставшуюся до его прибытия неделю так и не успели всё снять. Однако сделали, на взгляд Димона главное. Полностью демонтировали и подтащили поближе к поверхности всю дизель-генераторную подстанцию со всеми ее дизелями, генераторами, всякими пускачами, вентиляционным оборудованием и всем, всем, всем остальным, вплоть до аккуратно снятых со стен с истлевшей от времени и крошащейся в руках старой оплёткой проводов.

Теперь оставалось только довести всё это добро до дома и аккуратно смонтировать на месте.

Глядя на то как Богдан Трошин каждый раз проходя мимо вытащенного в подземный коридор генератора любовно его облизывает, буквально тряпочкой смахивая пыль с корпусов дизелей, Димон только головой неверяще качал. Такого пиетета и трепета в отношении самых обычных на его взгляд электрожелезяк, он до сего дня даже не представлял. Однако, чего не бывает…

И ещё Димон всё же не утерпел, сломался. Подобрал среди свалки разбитых орудий четыре хороших, не расстрелянных ствола для своих любимых немецких пушек Pak. И в комплект к ним десяток прицелов. Так, на всякий случай. И ещё тайком ото всех заныкал по углам перегруженных фургонов по одному боекомплекту на каждое из своих любимых орудий. Больно уж ему было обидно положение, когда орудия у него есть, а толку с них нет.

Тишком посмеивающиеся над начальством, егеря старательно делал вид что не замечают как тот каждую ночь, нарушая собственный же приказ, воровато оглядываясь по сторонам тайком таскал самые разные снаряды для своих орудий с подземных складов в комплектуемые фургоны. А потом старательно прятал их по всем свободным углам.

Самое сложное для всех причастных было потом не найти эти тайно припрятанные Димоном снаряды, настолько они порой нагло выставляли свои жёлтые бока из самых неожиданных мест.

Обоз пришёл как электричка по расписанию, ровно через десять дней. Словно ребята с Ягодного только и ждал приказа с этого берега на выход.

И той же ночью домой ушёл первый скомплектованный обоз со станками, а все допущенные до тайны посвящённые без сна и отдыха бросились лихорадочно паковать сто шестьдесят пришедших двойных фургонов.

И завертелось…

Дел было невпроворот. И главным среди них было то, что прибывший со всеми Афоня Рудак, нынешний комендант Ягодного, где-то извратился и пригнал с собой ещё дополнительно сорок фургонов трёхтонников, на которые никто не рассчитывал. Где уж он их взяли, Афоня молчал как партизан. Но судя по тому как он каждый раз морщился при этом вопросе, впереди его ждали серьёзные разборки дома. Но сто двадцать тонн дополнительного груза, видать того стоили.

Ну и ещё сразу же нарисовалась большая проблема с лошадьми. Главным образом где пасти такую прорву, особо далеко не отгоняя от лагеря. Одних только тяжеловозов пригнали здоровенный табун, требующий тщательного присмотра.

И вот тут-то кое-кому крупно повезло. Приунывшие было последнее время ведуновцы, которым до смерти надоело каждый день впустую нырять под воду, с нулевым результатом в конце, с облегчением перевели дух. Теперь у них было другое занятие, не менее важное, — они пасли и охраняли табун.

После обрыдлых до невозможности ежедневных подводных погружений — это было как глоток воздуха для висельника.

А потом счастливая спокойная жизнь потрошителей подземных богатств кончилась. Разом!

Гости.*

Высокий, стройный ящер, в самой затрапезной, какой только можно себе представить одежде с невероятно самодовольно гордым видом стоял за спиной невысокого, невзрачного человечка. Контраст был потрясающ. Тупое, нерассуждающее животное и умный, хитрый враг. Плохой и ещё хуже…

— Ещё раз повторяю, Дмитрий Александрович, — приторно вежливый человечек был сама любезность. — Мы вам не враги. Совсем не враги. Поверьте нам. Мы просто вежливо просим вас убраться с этого участка. Вежливо! Убраться! С этого! Участка! Только и всего. Всего навсего, куда угодно убраться отсюда, куда вы сами пожелаете. Но немедленно! И тогда мы не будем чинить вам препятствий. Никаких.

Мы даже не будем пытаться отобрать у вас всё то, что вы тут уже награбили, — злая судорога передёрнула лицо стоящего напротив парочки Димона. — Хоть лично я на все сто процентов уверен что вы добыли тут очень и очень много всяческого интересного, — веско продолжал вещать коротышка.

— "Откуда они таких тупых ящеров берут, — угрюмо думал Димон, краем глаза внимательно отслеживая реакцию и поведение монстра, которого наверное только по ошибке можно было бы назвать ящером.

Здоровенный, широкоплечий, ростом не менее двух с половиной метров, подгорный ящер производил неизгладимое впечатление. И если не знать что перед ним стоял продукт генной инженерии, монстр, выращенный генетиками Империи путём скрещивания двух ветвей ящеров, подгорных людоедов и имперских, с целью выведения улучшенной породы основной, имперской популяции ящеров, то эту особь легко можно было бы принять за натурального имперца.

— "Можно было бы, — раздражённо отметил про себя Димон. — Если б не тупое злобное выражение серой морды лица. — Хотя слово "лицо" для морды этого чудовища с вывороченными наружу ноздрями, совершенно не подходит".

Значит, — глубокомысленно изрёк Димон, краем уха отметив паузу в бурном потоке слов собеседника, — я могу забрать с собой всё что нашёл. И вы гарантируете, что не будете нам мешать.

— Безусловно, Дмитрий Алексеевич, безусловно. Мы же не звери, мы понимаем…

— А почему? — перебил Димон словесный понос.

— Э…, - замялся человечек.

— Приказа на ваше устранение не было, — вдруг тихо и совершенно серьёзно проговорил ящер.

— О? — изумился Димон. — Дерево заговорило. Серьёзно? Так просто? Не было приказа? Потому и бери всё своё, всё что нашёл, и проваливай?

— Да, — невозмутимо пожал плечами человек. — Именно так. Ведь не будете же вы воевать с нами. Нет, конечно же. Больно уж силёнки у нас с сами разные. Слишком разные, — подчеркнул он. — И никакие ваши знаменитые броневики с пневмопулемётами ничем вам не помогут. Артиллерия, особенно бронебойная, она, знаете ли, многое может. А при помощи миномётов — так вообще творит чудеса. Правда, дороговатыми эти чудеса выходят, но при необходимости…, - глубокомысленно замолчал он, с усмешкой глядя прямо в глаза Димону.

— "От, тварь, — едва не взорвался Димон, с трудом себя сдержав. — Даже про наши броневики уже каждая сволочь тут осведомлена. Что творится, что творится. Насколько же мир тесен".

— Так что, лучше по добру по здорову, езжайте вы, Дмитрий Александрович, обратно. К себе домой. А вами найденным богатым местом мы уж тут сами распорядимся. По собственному разумению. Без вас.

И не надо так скрипеть зубами, — понимающе улыбнулся он тонкими, бледными губами. — Живой лев лучше дохлой собаки.

А вы лев, уважаемый Дмитрий Александрович. Настоящий лев, — без тени ёрничанья кивнул он головой.

Никто кроме вас не догадался ещё раз покопаться в этих старых развалинах. Копались тут до вас, копались, но никому даже в голову не пришло, копануть поглубже. Так сказать, до донышка.

И судя по вашему первому обозу, — Димона в очередной раз едва заметно трясануло.

Всё таки он оказался прав, что стоит им только отправить отсюда обоз, как на них выйдут. Так оно и получилось. Удивительно, но чувствовать себя провидцем было противно.

— Да и по этим вашим битком набитым ящиками чёрным фургонам, — понимающе глядя ему прямо в глаза улыбнулся коротышка, — добычу вы взяли знатную. Вот и ладненько. Вот с ней и отправляйтесь к себе домой. И не мешайте нам. Пожалуйста, — уважительно склонил он голову.

И, я вас умоляю, Дмитрий Александрович, не надо закладывать мин-ловушек на прощанье, или при уходе взрывать склады с боеприпасами.

Не надо, Богом молю, — демонстративно жалостливо схватился он рукой за сердце.

Иначе, ведь, догоним, ей-ей догоним, и никто тогда не уйдёт. И все шестеро ваших детей станут сиротами.

— "Козёл, — злая, раздражённая мысль никак не давала Димону возможности трезво подумать и правильно оценить обстановку. — Если, тварь, знает, как меня зовут, даже по отчеству, то мог бы и количество детей получше узнать. Козёл! До четырёх считать не умеет", — окончательно припечатал он собеседника, в мыслях.

Бессильное бешенство казалось сейчас накроет его с головой и что будет дальше, не хотелось себе даже представлять. Пять сотен умелых, крепких, до зубов вооружённых автоматическим огнестрельным оружием профессионалов с двумя миномётными батареями и тяжёлыми пушками против его пришедших недавно ста пятидесяти молодых парней. Фактически в чистом поле. Ведь не считать же за серьёзные укрытия против сыплющихся сверху мин деревянные тенты их фургонов. Даже если они успеют поднять каркас сверху и накрыть щитами — против обстрела минами вряд ли он поможет. Не рассчитывали они на такое. А в руинах укрыться негде. Одна дыра входная в глубинные подвалы и всё. Стоит её только подорвать и всем укрывшимся внутри — крышка.

Избиение младенцев в чистом виде.

— "Эх! — пришла новая-старая злая мысль. — Знать бы что здесь такими толпами охотники за трофеями бродят, половину бы всех егерей компании взял с собой сюда на практику. Они бы тебе показали, — мстительно прищурил он сверкнувший злобой глаз. — Паре сотне наших парней твои пять сотен на один зуб. Прожевать, да выплюнуть".

Видимо, в этот момент собеседник что-то такое почувствовал, какие-то флюиды похоже достигли его настороженного сознания и он аккуратно отодвинулся чуть назад от едва заметно качнувшегося в его сторону Димона.

— Легче, легче, господин Димон, — жёстким, ничем уже не напоминающим прежний ласковый голосом проговорил он. — Легче, Дмитрий Александрович, легче. А то ведь мы можем и передумать. И пусть нам это стоить будет большой крови, очень большой крови, мы это прекрасно понимаем зная ваши возможности, но и вы тогда отсюда живым не уйдёте.

И учтите. Это последнее наше предложение. Если до следующего утра вы не покинете эту стоянку и не оставите найденные склады без своих знаменитых сюрпризов, то и мы в свою очередь вас отпустим, с тем что вы тут нашли и сможете за один раз вывести.

Полагаю, одной ночи, чтоб собрать свои вещички вам хватит, — неприятно улыбнулся коротышка. — Извините, но больше времени дать не могу. Сами понимаете: "Время — деньги".

В конце концов и вы ведь тоже что-то должны с собственных находок поиметь. И оставлять такого славного изыскателя совсем уже без его законной части добычи, с нашей стороны было бы верхом несправедливости.

— Бери кусок и сваливай. Так это называется, — хриплым басом проскрипел Димон.

— Не спорю, — успокаивающе повёл руками перед собой его собеседник. — Не спорю. Но, согласитесь, сила на нашей стороне. Поэтому, предлагаю не ссориться и разойтись миром.

— Ну что ж, — принял окончательное решение Димон. — Миром, так миром. Я согласен. Но и вы, учтите. Если с вашей стороны будет хоть один намёк на провокацию, добром и для вас это не кончится. И как стреляют наши снайпера, думаю вы уже имели возможность убедиться.

Собеседник мрачным взглядом окинул большое поле вокруг, где они встретились. Многочисленные валяющиеся в пожухлой осенней траве тела мёртвых трофейщиков, неряшливыми кучами тут и там выглядывающие из травы, производили самое неприглядное впечатление. Главным образом тем, что все они в первые же минуты столкновения выбиты были снайперами, что собственно и подвигло командование отряда трофейщиков на столь шикарные условия размежевания. Собиравшиеся до того просто прогнать группу Димона с места находки, теперь они были намного более вежливы.

— Согласен, — неохотно согласился он. — С нашей стороны это было верхом неосмотрительности сунуться к вам вот так, не представившись.

— Всё, — оборвал Димон снова пустившегося в пустопорожние разговоры собеседника. — Договорились. Утром нас здесь уже не будет. Сюрпризов…, - мрачно глянул он на того. — Сюрпризов с нашей стороны тоже не будет. Можете пользоваться найденным нами богатством. Если совесть позволяет, — ёрнически добавил он.

Но учти, дорогой, это не последняя наша с тобой встреча, — вдруг неожиданно для себя Димон крайне неприятно улыбнулся, глядя прямо тому в глаза.

— Конечно, конечно. Как скажете, — расшаркался перед ним трофейщик. — Мы ещё обязательно с вами встретимся, Дмитрий Александрович. Обязательно! И я буду рад выпить с вами, Дмитрий Александрович мировую. За мой счёт, разумеется, — улыбнулся он одними губами.

Зубы Димона явственно скрипнули.

Изгнанники.*

Разводить демократию и выносить на обсуждение отряда вопросы безопасности всей экспедиции Димон не собирался. Не тот случай. И буквально через пять минут после конца встречи с командирами трофейщиков в лагере всё завертелось

Весь оставшийся день, вечер и всю ночь в развалинах что-то гремело и шла какая-то тихая, непонятная возня. А утром, сквозь рассветный туман из лагеря левобережцев возле старых развалин, выступил длинный, ровно вдвое увеличившийся обоз.

Такого, никто из стоящих вдоль вытягивающегося из тумана обоза и предполагать не мог. Вместо ста шестидесяти — ровным счётом триста двадцать больших, укрытых со всех сторон чёрным деревом повозок, сцепленных между собой в двойные жёстко соединённые сцепки, влекомые двумя парами мощных лонгарских тяжеловозов.

— Напомни в следующий раз никому никогда не раздавать таких обещаний, — тихим голосом проговорил коротышка. — Двойные фургоны на сцепке. А до того они похоже спрятаны были внутри пришедших фургонов, — командир отряда трофейщиков оценивающе смотрел на проходящий далеко в стороне длинный обоз левобережцев. — Умно, ничего не скажешь. Очень умно. А ведь когда сюда шли, мы думали что их всего чуть более полутора сотен. А тут — более трёхсот. Ай, да Дмитрий Александрович, — покачал он головой. — Умён, ничего не скажешь. Как вывернулся то…

Руки так и чесались устроить так хитро проведших их с количеством фургонов и слишком обнаглевшим левобережцам хорошенькую засаду, где-нибудь по дороге. Только вот битый жизнью матёрый трофейщик нутром чувствовал что делать вот этого не стоит. Совсем не стоит. Слишком уж уверенно чувствовала себя немногочисленная для такого большого обоза охрана. А это верно говорило о том, что те знают что творят.

Да и слухи, очень неприятные слухи о приключениях в Восточном Приморье именно вот этого вот господина Димона из Старого Ключа, давно уже дошли до него. И главным среди них было то, что трогать такие вот, казалось бы плохо охраняемые обозы, никому категорически не следовало. Добычу можно было тут взять, можно. Но вот крови это стоить будет много. Да и не удержишь потом. Мало добыть, надо ещё и удержать потом за собой. А первая же, и надо сказать единственная стычка с этими пресловутыми егерями, уже им стоило чуть ли не трёх десятков погибших. Что не могло не наводить на самые неприятные мысли.

— "Нет, пусть идут, — окончательно решил для себя трофейщик. — Если разведка не облажалась, то тут в подвалах есть ещё много чего интересного. И тут есть главное: патроны и снаряды. А в их положении владельцев большого количества огнестрелов — это сейчас было главное.

Стоящий у того за спиной крупный, более двух метров высотой ящер лишь многозначительно хрюкнул. Он был старый опытный поисковик и мысли этого…, стоящего рядом человечка им читались легко

Гур де Туар даже не думал что-либо тому говорить. Каждый решал для себя сам. Трус — как трус, воин — как воин. Что было разговаривать с этим тупоголовым потомком обезьян, когда с самого начала было предельно ясно, что давать какие-либо обещания тому хитрому человеку, чей обоз сейчас покидал руины, с их стороны было верхом глупости.

— "А уж придерживаться их, так глупее вдвойне", — холодная деловая мысль пришла к ящеру с чётким пониманием того, когда, как и каким образом он оправдается в глазах своих бывших командиров.

Такой, свалившейся буквально с неба невероятной удачи упускать нельзя было ни в коем случае. Надо было срочно доложить руководству о необычно большом обозе с довольно умеренной охраной. Ведь нельзя же считать полторы сотни каких-то молодых парней с двумя десятками не менее младенческого возраста амазонок серьёзной охраной для такого длинного и богатого обоза. Пусть даже у них в охране задействованы три пулемётных броневика и какая-то непонятная пневматическая мортира. Как управляться с подобным, явно случайно собранным в одном месте плохо охраняемым обозом, Гур де Туар был прекрасно обучен.

И терять такой удобный случай оправдаться в глазах своего бывшего руководства Гур де Туар был не намерен. Всеми силами он пытался вернуться обратно, на своё старое место самостоятельного командира особого поискового отряда.

Триста двадцать тяжелогруженых фургонов с ценнейшим добром. И это лишь за короткий период времени, менее полугода, когда разведка потеряла след этого Димона здесь, на правом берегу.

Хотел бы он знать, что собрано за этими чёрными стенами странных, гробоподобных фургонов, да ещё столь странной двойной на сцепке конструкции.

Удивили его земляне в этот раз, приятно удивили. Вот такого даже он, привычный к изобретательности землян ящер предполагать не мог. А судя по глубине продавливаемой широкими ободьями колёс колеи, нагружены эти фургоны были изрядно.

Хорошие фургоны в том обозе, очень хорошие. Знатная будет добыча, даже если внутри и ничего нет. Поэтому, упускать такую богатую добычу с их стороны было бы верхом глупости. И если…, нынешний командир поисковиков, которому Гур де Туар подчинялся, собирался честно держать данное слово, то лично Гур такого слова никому не давал.

Да даже если б и дал, держать его перед этими обезьянами, для любого настоящего подгорного ящера "нового поколения", значит себя не уважать.

Что-что, а себя Гур де Туар очень уважал. А ещё больше он уважал золото, которое можно было получить, просто слив информацию о столь жирном гусе заинтересованным лицам. И пусть даже они будут не ящеры, что с того. Золото не пахнет.

Подобная мудрость — не ящерами придумана.

II. Вторая часть хроники.

 

Глава 3 Переправа, переправа. Берег правый…

Речные пираты.*

На изуродованной взрывом, покрытой бурыми разводами старой ржавчины станине советского 76-мм орудия, в просторечии у специалистов, да и вообще знающих людей именуемого ЗИС-3, сидел грязный, полностью опустошённый человек. Лицо его, худое, усталое, какого-то неопределимого под толстым слоем грязи возраста, с глазами смертельно вымотанного человека, бездумно смотрело на реку.

Перед ним стояла, казалось навек запечатлённая в мозгу картина: вечер, кроваво-малиновый закат, широкая свинцово-серая река, просторный речной залив, густо заросший лесом по берегам и белые-белые кучевые облака высоко в небе. И ещё мелкие, словно пена, барашки частых речных волн, набегающих на белый песок далеко выдающейся в реку изумительно чисто-белой речной косы. И прямо перед ним, приткнувшись к берегу рядом, жарко пылающая в воде речная лодья. Большая боевая лодья трофейщиков, самая крупная из всех, видимых до сего дня Димоном, чуть было не ставшая тем последним, что он увидел в этом мире при жизни.

Час назад эта лодья, транспортная, как он в первый момент было подумал, вместе с парой малых боевых ушкуев подошли близко к берегу и без слов, без какого-либо предупреждения обстреляли готовящийся к переправе через реку обоз. Их обоз.

Теперь остатки лодьи догорали на песчаной косе на выходе из речного залива, а обе её товарки, размерами много меньше, вместе со всеми своими экипажами кормили рыб с раками на дне.

Вспухшие внезапно чудовищным горбом доски настила, словно выдавливаемый чирей на коже, а следом чудовищный гул взрыва, разметали во все стороны ошмотья бывшей лодьи ловушки, поставив окончательную точку в этом затянувшемся противостоянии.

— Кое-кто выплыл, — донёсся со смертельно усталого Димона глухой, словно через толстый слой ваты плохо слышимый голос его ординарца Васьки Савельева. — Живучие, су…и попались, тонуть сами не желают. Чё делать будем Димон? Батареи на мысу тоже больше нет. Побило там всех. Сашку, Мыколу, Черноту, всех. Может, пулемётами добить? По паре лент на ствол жалко конечно, но по такому случаю для дорогих гостей…, - голос Васьки вдруг прервался, оборванный стянувшей горло ненавистью.

— Пользоваться только пневматикой и арбалетами, — глухо отозвался Димон, не оборачиваясь. — Патроны экономить. И хватит добычу разбазаривать, — чуть повысил он раздражённый голос. — Итак опять ни хрена не осталось, столько снарядов расстреляли.

Возьми ребят из комендантского десятка и выловите из воды всех кого сможете. Кто будет сопротивляться, или попытается бежать — топить без жалости, — беззвучно, не слыша сам что говорит, отозвался Димон.

В голове стоял неумолкаемый гул последствия лёгкой контузии от близко разорвавшегося снаряда и своего ещё более близкого знакомства с железной станиной, и с чем к нему обращаются, он больше чувствовал или читал по губам, чем понимал что говорят.

— И хорошо бы узнать чего это они к нам прицепились? Вроде бы как, мы им ничем не должны. Давай Юрка живо ко мне, если живой ещё. Задачу поставлю, пусть его парни потренируются дополнительно и в методах допроса. Кажется у них там было что-то такое в плане обучения. Вот я и посмотрю, как успехи, — закашлявшись, Димон устало попытался сплюнуть набившийся в рот песок. — Приму, так сказать, выпускные экзамены у тех кто выжил.

Участвовать ещё и в пытках выживших пиратов он сам не желал категорически, но деваться было некуда. Следовало разобраться, с чего бы это совсем вроде обычная с виду речная лодья вдруг так резко преобразилась. Была торговая, стала боевая. И почему это они все трое, вдруг разом ни с того ни с сего бросились к берегу и без предупреждения обстреляли готовящийся к переправе на другой берег караван. Их караван. Который, к слову сказать, персонально их ни коим образом не трогал и внешне ничем не выделялся из десятков точно таких же караванов добытчиков с Правого берега.

Просто стоял себе мирно на берегу, занимался своим делам, никого не провоцировал, никого не трогал, да и внешне был совершенно ничем не примечателен. Ведь не считать же за примету глухо закрытые деревянные фургоны, в которых неизвестно ещё что везут. И везут ли вообще что-либо.

— "Однако, заметить с реки наблюдательному человеку, что стоящие по берегу фургоны тяжело нагружены, можно было. Хотя бы по количеству впряженных в фургоны лонгарских тяжеловозов. И по тому в каком они были состоянии, — с горечью признался сам себе Димон.

Горько было в том признаваться, но выйдя раньше времени так близко к берегу он фактически сам спровоцировал нападение на обоз. Ведь, не хотел же он этого делать до темна или хотя бы до того как будут готовы камышовые плоты для переправы. Старательно всё время подготовки держался от берега подальше, да вот, показалось что время пришло и не выдержал искушения — раньше времени приказал выдвигаться к берегу.

— "Ещё бы не торопиться, — безуспешно пытался он оправдаться перед самим собой. — Лошади устали, люди устали. Две недели гнал как проклятый, выжимая и из людей, и из лошадей все силы, спеша побыстрей убраться с Правобережья. И чтоб никто не успел перехватить по дороге. Понадеялся на новую батарею 76-мм орудий.

— Так даже развернуть их не успели, как с лодьи накрыло.

— Нате вам, как говорится. Оказывается их давно уже ждали в этом самом удобном для переправы месте. И дождались.

— Прав он был с самого начала, — мрачно признавался сам себе Димон. — Прав, когда так настороженно воспринял место их первоначальной переправы через Лонгары.

— Только вот, как иначе то? Чтобы заранее согласовать какое-либо новое место переправы, ни времени, ни известных всем условленных ориентиров на реке у них не было. Пришлось возвращаться на старое, где их уже ждала заранее спрятанная в кустах четырёх орудийная батарея старых орудий. Страховка, на всякий случай. Каковой и не замедлил явиться. С заранее известным результатом, — мрачно констатировал Димон. — Умылись кровавой юшкой, надолго хватит".

Мыслей было много, и все как одна мрачные. Настроение — всепаршивейшим из всех возможных. Одно утешало, но слабо. Он точно просчитал место засады и сумел заранее подготовиться. Ошибка была лишь в одном. Никак он не ожидал столкнуться с настоящим огнестрельным орудием. Да не с простым, а со ста миллиметровой гаубицей.

— "Хотя, принимая во внимание характер находок на Правом берегу, догадаться о чём-то подобном мог бы и дурак", — не отказал он себе в садисткой возможности мысленно самого себя пнуть.

И если бы парни из первого обоза заранее не организовали здесь место артиллерийской засады, именно здесь, рядом со старым местом переправы, от всего их каравана вряд ли бы что осталось.

Сто миллиметровое орудие на лодье против их батареи четырёх семидесяти шести миллиметровок с неопытным, плохо обученным расчётом — очень неравный расклад.

Да ещё учитывая полную их неготовность к стычке, когда все их орудия оказалась прицепленными к задкам фургонов.

За то засада отыграла на все сто. Что ни говори, а стрельба в упор даже из четырёх тридцати семи миллиметровых орудий, но по деревянной лодье — это вам ни хухры мухры. Мелкую пару пиратов буквально метлой вымело с поверхности реки.

А вот с большой лодьёй пришлось серьёзно повозиться.

Не было больше эффекта внезапности. Да и кто ж знал то, что такое большое судно, к тому же внешне совсем не вооружённое, напоминающее скорее обычную транспортную лодью, которых тысячи и тысячи здесь на реке, и совершенно не похожее на боевой ушкуй, окажется столь прекрасно вооружено. К тому ж не какой-то тридцати семи или сорока пяти миллиметровой мелочёвкой, а ста миллиметровой гаубицей. Которое к тому ж оказалось весьма умело скрыто под ничем внешне не примечательными щитами носовой надстройки.

— "Будь оно всё проклято, — выругался Димон про себя. — Одно орудие чуть было не поставила жирную точку в бренной жизни не только меня любимого, но и всего их каравана".

Видать, у пиратов был на то и расчёт. Отвлечь внимание малыми лодьями, внешне самыми обычными и похожими на сотни подобных малых боевых ушкуев, вооружённых большими станковыми стреломётами. Чтобы потом, выявив огневые точки охраны переправы, при нужде уничтожить их огнём гаубицы.

Очень похоже на то, что был у пиратов в этом деле очень богатый опыт. И, надо сказать, подобное поведение — не самая глупая тактика. Всё бы у них получилось, не будь у них на месте переправы заранее организованной артиллерийской засады.

Высланный вперёд обоз полностью отыграл свою роль, втайне ото всех организовав в этом месте засаду, и тем спас им всем жизнь.

Только и потери они понесли более чем серьёзные. Разбитая вдребезги четырёх орудийная батарея семидесяти шести миллиметровок и два уничтоженных немецких орудия Pak — прошлогодней его добычи. И самые большие потери — двадцать семь погибших парней.

Как он теперь будет разбираться с семьями погибших, Димон не хотел даже думать. Никакими деньгами не вернёшь убитых. И что отомстил, безжалостно повесив всех попавших им в руки пиратов — утешение слабое.

Хорошо что пока парни готовили засаду, времени хватило ещё и расстрелянные стволы у старых немецких орудий поменять на новенькие, всё из того же раскопа этого года. Не так мазали как в прошлый раз. Да и новые прицелы, всё оттуда же, из раскопа, неплохо отыграли свою роль.

Вот только плохо, что опыта практических стрельб у новоявленных артиллеристов практически не было. Иначе, может быть, управились совсем малой кровью.

— "Но ничего, — мстительно прищурил глаза Димон. — Хоть и оставили большинство найденных снарядов чужим, но и того что взяли, хватит для повышения практического навыка. Костьми лягу, но с таким заводом налажу производство собственных боеприпасов для оставшихся орудий. А потом, глядишь, с Божьей помощью и разбитые орудия починим. И ни одна тварь на реке не посмеет больше нам указывать где и как плавать, и где переправляться".

Подняв склонённую голову, Димон внимательней присмотрелся к организованной суете, царившей на месте переправы. Народ сноровисто распрягал постромки убитых лошадей, подымал опрокинутые фургоны и заводил на место запасных лошадей из резерва.

— "Хорошо что наводчиками у артиллеристов на пиратской лодье оказались ещё худшими, чем у нас в отряде, — вернулся он мыслями в прошлое. — Иначе бы он тут сейчас не сидел и ребята бы так спокойно не суетились по своим делам. А уже давно бы кормили червей в ближайшем овраге. Или, что более вероятно, снабдили б кормом рыб на реке. Что ни говори, а останки погибших в земле полностью не скроешь. Река — надёжнее.

— Но кто, кто же перебежал нам дорогу?" — снова вернулся он мыслями к прошедшему.

Усталая, контуженная голова постоянно крутила одни и те же мысли по кругу.

— "Тот коротышка в развалинах был довольно красноречив и думается мне не врал, когда сказал что они нас оставят в покое. Но если не он, то кто ж?

А тут ещё и проводник наш клятвенно уверял, что именно здесь никогда никого нет и никогда не бывает. И, что там ни говори, но и ему как-то верилось, — кривая злая гримаса исказила толстую корку высохшей грязи у него на лице.

Надо умыться, наконец-то, — Димон устало провёл рукой по лицу.

Однако, мрачные мысли никак не хотели оставлять его. Слишком для них были веские основания.

— "Стоило нам только появиться на берегу, как и эти твари тут же нарисовались, словно нас тут ждали. Это что, правильный расчёт? Или у нас всё это время кто-то висел на хвосте".

Ответа не было. И было веское такое подозрение, что в ближайшее время он его не получит. Не от кого.

— "А хотя бы и так, — решил наконец-то плюнуть на все творящиеся вкруг них непонятки Димон. — Пусть всё идёт как идёт. И пусть все теперь знают, как на наш Левый Берег хвост подымать".

Незаметно подошедший со спины проводник всем своим внешним видом являл собой просто изумительную, какую-то нездешнюю, сюрреалистичную картину. На фоне разбитого орудия, воронок, неубранных до сих пор тел погибших артиллеристов, суетящихся кругом покрытых мокрой грязью егерей, стреляных гильз и разорванных на части кусков мёртвых лошадей, он в своём несуразно кипельно белом разглаженном чистом плаще гляделся тут совершенно дико.

Откуда тот сейчас взял его для Димона было совершенно непонятно. Зачем? Для чего? В новенькой немецкой офицерской фуражке, времён второй мировой войны, которую, видимо, тот и приберегал как раз на подобный случай покрасоваться, весь какой-то чистенький и нарядный, проводник выглядел здесь режущим глаз диким диссонансом, натуральным чучелом.

— Это что ещё за чучело? — хрипло прокаркал, откашлявшись Димон, медленно подымая усталый, непонимающий взгляд на странного хлыща.

— Это не чучело, это представитель властей, — веско проговорил проводник, недовольно наморщив нос. — Вы, Дмитрий Александрович, никак не желаете понять высокой политики.

— Зачем вы стреляли? Что это вы тут устроили. Что это ещё за пресловутая артиллерийская засада. Зачем? Что вы себе позволяете? Можно ведь было миром договориться. Полюбовно! Отстегнули бы положенный процент с добычи, небольшой, они бы и убрались. Простое ведь дело. Все так делают. И никто бы тогда не погиб. Вы же… Вы же…

— И впредь, — вдруг сорвавшись, раздражённо рявкнул он, на молча, изумлённо глядящего на него широко распахнутыми глазами Димона. — Извольте, сударь, выбирать выражения. Перед вами не чучело, а представитель центральных территориальных властей, секретарь особого отдела Центрального Территориального Совета, а не хлыщ какой-то и не что-либо ещё. Впредь, извольте уважать! И в моём присутствии, не выражаться!

И никого не надо больше топить. Никаких пулемётов! Ни в коем случае. Вы что? Тот кто там выплывет, — со значимым, важным видом кивнул он на головы каких-то плывущих к берегу людей, — являются важными пленными. И по соглашению между властями Левобережья, в лице Территориального Совета, в данном случае, моём, и Свободным Объединением Трофейщиков, мы должны обмениваться пленными. По принципу: все на всех. И никаких персональных расправ.

Сердито отвернувшись и приставив ладонь ко лбу, "проводник" внимательно смотрел за снующими по реке двумя большими камышовыми лодками. До того Димон собирался на них переправить на Левобережье добычу, а теперь они как раз удачно подошли для подбора всех выживших с потопленного судна.

— Очень хорошо, — довольно проговорил "проводник". — Великолепно. Будет кого обменять. Нам как раз нужны пленные.

— Вам? — Димон, чуть склонив голову к правому плечу, изумлённо смотрел на этого неуместного здесь хлыща. — Вот тут ты ошибся, братец. Это не твои, это наши пленные. Мои, если тебе так будет понятней. А ты никакой тут не представитель, а дерьмо собачье. Простой проводник, в лучшем случае.

Знай своё место! — неожиданно в полный голос зло заорал он на опешившего от неожиданности проводника. — Васька!

Васька, сволочь! Где тебя носит?

Заметив торопливо бегущего к нему ординарца, бешено заорал, уже не сдерживаясь.

— Убери эту падаль отсюда, что лезет ко мне со всякими быдлячими советами и вздумала учить. Тварь! Достал он меня. Сил больше нет терпеть этого барана. Будет брыкаться, дай в морду… Или ещё проще, — вдруг совершенно равнодушно, и как-то устало бросил Димон отворачиваясь. — Сделай из него падаль, каким он и есть, я разрешаю.

— Ты пожалеешь! Ты…, - возмущённый вопль проводника редко осёкся, оборванный жёстким ударом под дых. Васька времени не терял.

Сноровисто подскочившие егеря потащили безвольное тело проводника дальше в береговые кусты, пока, похоже сорвавшийся с катушек Димон, действительно не отдал прямого приказа повесить проводника. Хоть за последние месяцы тот и достал всех в отряде до крайней невозможности, но убивать не совсем чужого им человека, пусть и такого поганца, никто не хотел.

Остановившимся взглядом Димон смотрел прямо перед собой. Это был его первый "настоящий" бой. Не думал он, затевая артиллерийскую ловушку на реке, что в неё вместо мелкого окунька попадётся такая здоровенная щука.

Ста миллиметровая гаубица — это вам не стреломёт амазонок.

Простая предосторожность — организованная егерями из ушедшего вперёд первого обоза в оговоренном заранее месте артиллерийская засада привела к такому.

— "Нарваться на настоящий монитор с таким чудовищным орудием…, - Димон неверяще, словно в каком-то дурмане смотрел на песчаную косу с догорающими на ней остатками лодьи трофейщиков. — В страшном сне такое не приснится".

— Сто миллиметровка, — немеющими губами прошептал он.

— Что? — переспросил над ухом чей-то голос.

— Они из ста миллиметровки по нам садили, — повторил он куда-то в пространство.

— Жаль, теперь не достанешь.

— Что? — медленно повернулся он назад.

Стоявший у него за спиной Юрок, полусотник отряда, сочувствующе смотрел на него. Судя по его глазам, вид мёртвых тел для него был более привычен, чем для Димона. И хоть явно угнетал, но и не производил столь гнетущего впечатления как на его начальство. Ему явно такие картины были знакомо привычны.

— Кусок лодьи с орудием взрывом оторвало и теперь оно где-то на дне, — деловито уточнил Юрок. — Да и глубоко здесь, без аквалангов не достанешь. А искать времени нет. Акваланги заряжать, то, сё. Как бы ещё такие гости следом не появились. Что-то на реке явно оживлённей стало, чем несколько месяцев назад, когда мы переправлялись здесь на правый берег.

А за смерть ребят, ты, командир, себя не кори, — вдруг совсем тихо проговорил он. — Война. Или они нас, или мы их. Сегодня — мы.

Что с пленными делать будем?

— Повесить, — равнодушно отвернулся в сторону Димон. — Не тащить же с собой пиратов, как этот придурок тут говорил. Тем более что и менять нам их не на кого. Да и негде, — совсем тихо бросил он.

О том что Юрок только что сказал, он не расслышал ни слова, а лишь догадался по губам.

— Возьмите сколько надо камышовых плотов. Два, три, четыре — сколько надо, — устало уточнил он. — Свяжите цугом, поставьте на них виселицу, одну на всех, и пустите вниз по реке. Пусть плывут. Пусть все знают, что если кто нас тронет — мы всех отпустим… Всех, вниз по реке…

Это наш ответ Чемберлену, — едва слышно прошептал он, отворачиваясь.

Озадаченный Юрок несколько мгновений непонимающе смотрел ему в спину, вздрогнул, словно опамятавшись, и молча двинулся к реке.

Плавающие рядом с берегом на мелководье мёртвые тела их товарищей с разбитых плотов, не располагали к гуманизму. И гибель двадцати семи человек из отряда от внезапного, ничем не спровоцированного орудийного обстрела с лодий речных пиратов прощать никто был не намерен.

Да и чего уж тут говорить, не любили пираты с левобережцами друг друга, что уж тут поделаешь. Сильно не любили. И платили друг другу одной и той же монетой — ненавистью. Трофейщики, или как в других местах их называли — речные пираты, как более прагматичный народ, всех попавших им в руки левобережцев продавали в рабство, а те в ответ, без особых затей пиратов, или трофейщиков, просто вешали. И попытки Верховного Совета Левобережья хоть что-то изменить в давно сложившейся практике, заведомо обречены были на провал, как о скалы разбиваясь о взаимную, лютую ненависть одних к другим.

Но вот такого…. Чтобы открыть ничем не спровоцированный артиллерийский огонь по проходящему по кромке чужому берега обозу — вот такого раньше никогда не было.

Конец старой истории…*

Сбор из воды пленных много времени не занял. Попытавшихся скрыться на ближних островах пиратов быстро расстреляли из арбалетов с плотов, а остальных же немногих выживших, уже не сопротивлявшихся, быстро выловили на плоты и быстро доставили на берег.

Вся эта возня не заняла много времени. Гораздо больше пришлось потратить на сооружение плотов с виселицами из остатков сгоревшей лодьи и первых попавшихся под топор прибрежных деревьев. Пригодного для плотов материала на сгоревшей лодье пиратов было немного, да и возиться долго не было возможности. Надо было торопиться с переправой, пока привлечённые разыгравшейся на реке артиллерийской дуэлью в эти места ещё кто-нибудь нежданный гость не подтянулся.

Потому пришлось совместить приятное с практичным, и ограничиться не количеством плотов по числу висельников, а всего лишь тройкой связанных цугом камышовых плотов с длинными, многоместными виселицами, установленными по центру.

А ещё ведь надо было вывести плоты на стремнину, и пустить плыть вниз по реке. Чтоб всякая тварь дрожащая видела итог — что бывает с позарившимся на чужое добро. Ворьё должно быть наказано. Жестоко, всегда, сразу, как только появится малейшая к тому необходимость.

А уж такого добра, как крепкие верёвки, у егерей, обозлённых гибелью своих товарищей было в избытке. Прощать смерть своих друзей никто пиратам не собирался, как, впрочем, и задерживаться на этом, открытом всем ветрам пустынном берегу.

Вышла одна лишь небольшая задержка, повлёкшая за собой длинную череду непредсказуемых и тяжёлых последствий.

— Дмитрий Александрович! Дмитрий Александрович!

— Что-о?

Удивлённый неимоверно Димон медленно повернул голову на вопль, с которым, похоже, обращались именно к нему. Невиданное дело, кто-то в этом мире знал его по имени отчеству?

— Дмитрий Александрович, не признаёте? Это же я, Лёлик!

Какой-то оборванный, в невообразимом рванье мужик, из числа выловленных из воды трофейщиков, бешено рвался из рук крепко держащих его егерей, и, судя по тому как тот тянул в его сторону руки, обращался похоже всё-таки именно к нему.

— Ты это мне? — удивлённо поднял Димон брови. — Лёлик?

Никого, кто бы в этом мире знал его по имени отчеству Димон не знал. Тем более какого-то неизвестного Лёлика. Впрочем, это был уже второй человек, который на этом берегу обращался к нему именно так. А уже одно это, само по себе вызывало настороженность.

— Ну ка, ребятки, подождите.

Димон решительно остановил сваливших пленного на землю и заламывающих уже тому руки егерей. Встав со станины он подошёл к лежащему на песке пленному.

— Кто такой и чего тебе надо?

— Дмитрий Алексеевич, неужели не узнаёте? Я это. Сотник!

— Какой сотник?

— Князя Подгорного сотник. Леонид Кольчугин! Сотник! — и тут же, захлёбываясь словами торопливо поправился. — Бывший! Бывший сотник! Неужто не помните. Мы ещё с вами не одну бутылочку профессорского спиритуса на двоих откушать изволили, в бытность вашу у князя нашего в гостях. Неужто забыли?

— Дмитрий Александрович, это же я, Лёлик!

— А-а-а, — что-то такое смутно вспоминая, равнодушно протянул Димон. — И чего?

— Ну как же, господин Димон. Ведь вы же меня знаете. За что вешать то? За что?

— За компанию, — невозмутимо пожал плечами Димон. — За что же ещё. Можно ещё уточнить. Повесить — за шею. А можно и за ноги. По выбору. Тебя же выловили вместе с пиратами с лодьи. Значит, ты с ними заодно, один из них. Значит, виновен в смерти наших парней.

— Что вы такое говорите, Дмитрий Александрович, — лихорадочно зачастил бывший сотник. — Что вы такое говорите, Дмитрий Александрович. Я же не из их числа. Меня даже в состав команды не взяли. Я же у них случайно оказался. Я же простой пассажир. Кого хочешь, спросите. Вот вы хотя бы этого, и этого, и этого, — лихорадочно тыкал он рукой в стоящих с краю шеренги пленных, точно таких же как и он оборвышей.

— Пф-ф-ф-ф, — с шумом выдохнул из себя воздух Димон. — Делать мне нечего, как только спрашивать. Проверять, уточнять мне некогда. Да и не у кого уже, — флегматично заметил он, глядя как первое тело из указанных сотником пленных уже задёргалось в петле.

Если у тебя всё, — равнодушно посмотрел он на бывшего сотника, — то пойду я. У меня дела, а ты меня задерживаешь. Нехорошо это, сотник. Бывший сотник, — осуждающе покачал он головой.

— Так я это, — запнулся сотник. — За что же меня вешать-то? Я же не такой как они. Я же в вас не стрелял, никого не убивал, никого не грабил. Я вообще у них на лодье случайно оказался, пассажиром. За что же меня вешать-то?

— Опять, двадцать, — с нотками обречённости в голосе, как при разговоре с малышом, устало проговорил Димон. — Так я тебе ж сказал. Вешать — за компанию. А если и это непонятно, то по-другому отвечу. Повесят тебя за шею. Теперь понятно?

Двадцать семь своих погибших парней Димон прощать никому не собирался, тем более какому-то якобы "случайному" пассажиру, во что он не верил совершенно. Чего не соврёшь в тщетной надежде вырваться из петли.

Ведь занимались же они мирно подготовкой к переправе и никого не трогали. Никого! Так и нечего было и на них нападать. И нечего тут выкручиваться как припекло. За свои дела надо отвечать. Начали стрелять первыми — получите в ответ. В конце концов: "Собакам — собачья смерть". А уж пиратов то, сам Бог велел вешать на реях. Жаль только, что ни одной целой реи за время боя не сохранилось.

— Так вы не поняли, Дмитрий Александрович, — ещё быстрее зачастил бывший сотник, видя решительно схвативших его за плечи егерей. — Я же помочь могу. Я знаю где у князя есть очень выгодный доход. И могу туда провести. Не пожалеете. Ей, Богу, не пожалеете, Дмитрий Александрович. Ей, Богу! — забился он в руках егерей, безжалостно потянувших его на плот с виселицей. — Моторов пять, шесть минимум взять можно, Дмитрий Александрович. А я помню, вы очень интересовались как-то моторами, — ещё более быстрей зачастил бывший сотник, вертя головой и сопротивляясь накидываемой ему на шею петли.

— Стоп! — резко остановил Димон егерей, с трудом удерживающих бешено извивающегося у них в руках сотника. — Стоп-стоп-стоп, — тихо проговорил он, склоняясь к снова брошенному на землю пленному. — Какие моторы? Откуда?

— Из болота, — зачастил сотник. — Из торфяного болота с плато. Новенькие, словно только что с завода. Чуть-чуть помыть, от грязи почистить, продуть, смазать где надо и вперёд. Новьё — муха не сидел. Хоть прямо сейчас соляру заливай и заводи.

— Не понял, — медленно проговорил Димон.

Медленно, не торопясь он спустился с обрыва и подошёл к плоту с виселицей. Схватив бывшего сотника за волосы, задирал ему голову вверх, заставив посмотреть себе прямо в глаза.

— Повтори, — тихо, с угрозой проговорил он. — Какую такую соляру заливай? Куда вперёд? Кто на ком не сидел? Какая муха?

— На тракторе, — быстро зачастил сотник. — Муха на тракторе. А вы, господин Димон должны знать что это такое. Это им непонятно, — пренебрежительно кивнул сотник на крепко державших его егерей. А вы-то с Земли, вы должны знать что такое трактор.

— Я знаю что такое трактор, — тихо проговорил Димон, наклоняясь близко к его лицу. — И даже знаю, что такое соляра. А вот откуда это знаешь ты?

— Так я же у нашего князюшки в доверенных лицах ходил, — вдруг сразу успокаиваясь, более уверенно почувствовал себя сотник. — Я много знаю чего. Я вообще, очень ценный видок. Меня нельзя вешать.

— М-да? — задумчиво протянул Димон, окидывая пленного внимательно настороженным взглядом. — Уверен? Видок то у тебя действительно, не того.

— Нет, вы не поняли, Дмитрий Александрович, — заволновался сразу сотник. — Видок это не мой внешний вид, видок это…

— Я знаю, — жёстко перебил его Димон.

— Васька! — вдруг заорал он, — резко подымаясь с корточек и отряхивая колени от налипшего песка. — Этого, — ткнул он пальцем в лежащего на земле бывшего сотника. — Помыть, дать другую одежду и глаз с него не спускать.

Убежит, — посмотрел он Ваське, казалось прямо вглубь души. — Сначала шкуру с задницы спущу, а потом домой отошлю, вечным дежурным по кухне. Понял?

— Яволь, мин херц! — вытянулся перед ним подбежавший Васька. — Не извольте беспокоиться, командир. Всё будет в лучшем виде. У нас и мух не улетит, не то, что такая туша.

Убежишь, — вдруг резко склонился он к лежащему на земле сотнику. — На краю света найду и повешу. За тобой должок, — совсем тихо проговорил он. — Погибли наши парни, а ты не расплатился. Учти это, падаль, если вздумаешь бежать. Под землёй найдём.

Пошли-пошли, — подтолкнул он, медленно подымающегося с земли сотника. — Помоешься. В порядок себя приведёшь, а там и поплотнее с тобой поговорим.

Проводив взглядом двинувшихся к более чистому месту Ваську с пленным и тройкой егерей охраны, Димон кинул прощальный взгляд на медленно отплывающие от берега плоты с повешенными.

— А это ещё что за диво? — удивлённо вытаращился он на странную, бесформенную фигуру в каких-то грязных обносках, вольготно расположившуюся на торчащем из воды топляке у речной кромки. Он только сейчас заметил сидящую на комле топляка фигуру и был тем несказанно удивлён. — Почему оно ещё не висит? — удивлённо уставился он на мнущегося с ним рядом Юрка.

— Юрок, чё за дела? — удивлённо переспросил он какого-то странного, мнущегося на месте полусотника.

Фигура на бревне медленно с достоинством обернулась и Димона буквально физически кольнул брезгливо высокомерный взгляд из-под нахмуренных бровей старика.

— Работорговцев не вешают, — с достоинством проговорил этот странный мужичонка, как о чём-то незыблемом и не поддающемуся сомнению. — Стыдно этого не знать, Дмитрий Александрович.

— Ты кто? — изумлённо смотрел на него Димон, не понимая что здесь происходит и почему кто-то из выловленных в реке людей до сих пор ещё жив.

— Изиослав Вайт, — чопорно приподнял какой-то мятый, мокрый тряпочный ком с головы этот старик, последний оставшийся из небольшой кучи пленных.

Позвольте представиться, — старик прижал к груди свою тряпку и с достоинством слегка склонил голову. — Работорговец, — словно о чём-то значительном, веско поведал он.

— Кто? — Димон неверяще смотрел на странное чучело, которое и человеком то странно было бы называть. — Кто, ты сказал? — медленно, тихим, безцветным голосом повторил Димон вопрос.

— Работорговец Изя Белый, — с достоинством повторил старик. — Негоциант. Из семьи добропорядочных негоциантов Вайтов, друзей и компаньонов знаменитого семейства работорговцев Цандеров.

Надеюсь, вам знакомо это имя? — со значением посмотрел старик на вдруг задумавшегося, медленно покивавшего головой Димона. — Вижу, что это так. Поэтому, надеюсь мне нет необходимости напоминать, что семью Цандеров не трогают, как, впрочем, и их друзей, — бросил он предупреждающий многозначительный взгляд на Димона.

Находился на лодье ваших неудачливых недоброжелателей по делам. Теперь готов иметь дело с вами, господин Димон. Вы оказались более удачливы чем тот дурак, который пытался откусить кусок больше чем смог прожевать. Хотя ему и говорили этого не делать. Парамон Сизый был дурак. Тупой жадный дурак, — с удовольствием повторил старик. — Он мне никогда не нравился. И правильно что вы его потопили. Меньше народу — больше кислороду.

— Готов, это ты про что? — не веря сам себе, медленно переспросил Димон. Щека его нервно дёрнулась, а правый глаз непроизвольно прищурился, словно выцеливая что-то на лице сбеседника.

— Ну, на что был готов, теперь уже поздно говорить, — старик с сожалением проводил глазами медленно отплывающие от берега плоты с повешенными. — Жаль, жаль что вы так поторопились, господин Димон. Мы бы могли с вами договориться. Но, надеюсь, со временем у вас будет ещё чем меня порадовать. Судя по тому как вы начали, у вас впереди богатое будущее. А сейчас я бы желал вернуться к весьма интересующему меня делу.

Как вы посмотрите на то, чтобы доставить меня в Гультяй-Дол.

— Куда?

— В городок, что тут есть неподалёку, — раздражённо глянул на него старик, уже сердясь на его тупоумие. — Там обычно собираются люди подобные нам с вами. Мне надо туда. Я заплачу.

— У тебя есть деньги? — медленно поинтересовался Димон. — По твоему виду этого не скажешь.

— Деньги у меня есть там на месте, — с достоинством отбрил неверу старик. — И там с вами на месте полностью расплатятся. Я нанимаю вас на сопровождение меня до своего дома. Сто вёрст по пустынному берегу, без имущества, без еды, без питья — это не есть хорошо.

Полагаю, сотня золотых вас устроят. В вашем положении, — старик бросил пренебрежительный взгляд на разбитое орудие неподалёку и разбросанные кругом стрелянные гильзы, — выбирать не приходится.

— Командир, — услышал Димон негромкий голос сзади, — на пару слов.

Обернувшись, Димон удивлённо заметил стоявших там напряжённых троих егерей с Ягодного, которых ему ещё перед походом Корней рекомендовал как весьма знающих своё дело парней.

— Присмотрите пока за ним, — кивком головы указал он держащимся рядом с ним артиллеристам на старика. — Я тут с ребятами поговорю, а потом мы вернёмся к нашему гостю.

Отойдя подальше, чтоб их никто не мог слышать, парни, взяли что называется быка за рога.

— Дмитрий Александрович, Изя — тот кто сначала поймал, а потом продал нашего Пашку в рабство. Тем самым Цандерам. Продал, не смотря на то, что амазонки пытались Пашу с ребятами сразу выкупить и предлагали тому весьма серьёзные деньги. Отказал, с…ка. Продал Цандерам в рабство. Данные совершенно точные, поступили от Ведуна.

— Значит, он знает где Паша, — расплылся в довольной улыбке Димон. — очень хорошо. Сейчас он нам всё расскажет, — с довольным видом потёр он ладони.

— Нет, — погасил его улыбку командир тройки. — В семье Цандеров строгое разделение по функциям. Один ловит, другой продаёт, третий переправляет проданных по месту назначения, если покупатель выкажет таковое желание. И так далее. Таким образом, если он Пашу поймал, то его дальнейшую судьбу он знать не мо-жет, — тихо, по слогам проговорил егерь.

— Но мы его всё-таки спросим, — мрачно глянул парню прямо в глаза Димон. Широкая, нехорошая улыбка растянула его стиснутые было губы. — Считай, что у вас практика и приёмный экзамен одновременно, очередной, — неприятно улыбнулся он, глядя парням прямо в глаза. — И глядите, парни, чтоб быстро не умер. А то знаю я вас, торопыг. Умрёт раньше времени, собственной шкурой с задниц ответите.

Резко развернувшись, он быстрым шагом подошёл к старику.

— Держите его парни крепче, — совершено невозмутимо проговорил он, как о чём-то несерьёзном.

Ошарашенный неожиданно жёсткой хваткой за руки старик работорговец от неожиданности поначалу растерялся.

— Вы что? — возмутился наконец он, пытаясь вырваться.

— Изя, — подошёл к нему вплотную Димон. — А куда ты дел Пашу? — тихим голосом, прямо на ухо прошептал он. — Помнишь такого? — ещё более тихо спросил он работорговца, вплотную приблизив своё лицо к нему.

Мертвенная бледность покрыла лицо старого работорговца.

— К-какого Пашу, — прошептал он.

— Ребята, — Димон медленно развернулся назад, в сторону парней с Ягодного. — Ваш выход. Клиент запирается и ссылается на плохую память.

Но чтобы вы чего не напутали, — развернув чуть назад голову, медленно проговорил Димон, притом глядя прямо в глаза старому работорговцу. — Пришлю ка я к вам нашего отрядного врача, ящера. Чтоб вы не переусердствовали, чтоб наш клиент слишком быстро не помер.

Без него не начинать.

Не люблю работорговцев, — вдруг совсем тихо проговорил он, отворачиваясь и больше не обращая внимания на вдруг как-то тонко и обречённо заверещавшего у него за спиной старика.

Как кончите, жду немедленный доклад, — сухо бросил он в спину двинувшимся в кусты парням. — И чтоб к концу был жив, — жёстко бросил он им в спину. — У меня на него особые планы, на живого, — многообещающе проговорил он.

Удивительно, оживлённая прежде река, по которой в это время, под вечер, обычно непрестанно сновали вверх и вниз по течению большие и малые группки самых разнообразных судов, сейчас словно вымерла. Звуки артиллерийской стрельбы словно метлой вымели всех со всего видимого с речного мыса пространства реки. Было такое впечатление, странное до невозможности, словно довольно оживлённая прежде большая река мгновенно как бы замерла. И всё кругом остановилось. И ни что больше не мешало обозу Димона спокойно переправиться на свой берег.

Немного задержала, правда, казнь старого работорговца. Да и то, исключительно по причине того что Димону было интересно во всех мелочах посмотреть за весьма экзотической казнью, которую придумали старику егеря, и о которой Димон до того лишь в книгах читал. Видать же, по счастью не довелось. А тут — ещё и поучаствовал. Слава Богу не в качестве главного действующего лица.

И всё равно, было противно, словно в дерьме изгваздался.

Мало приятного в том, когда живого человека, пусть даже и тварь дрожащую, четырьмя привязанными к нему лошадьми раздирают в клочья. Жуткая смерть. Но вполне достойная той человеческой мрази, основой собственного благосостояния сделавшей торговлю человеческими жизнями и судьбами.

Единственно о чём Димон искренне сожалел, что ничего нового от работорговца узнать они так и не смогли. Изя Белый, действительно, буквально под самым носом у княжны поймал Пашу с ребятами в плавнях низовий Лонгары. Чем, потом, к слову сказать, он искренне гордился. Но!

Гордость за себя, за своё умение это хорошо, только вот поняв, кому он только что перебежал дорогу и что в будущем этот случай грозит уже непосредственно ему серьёзными неприятностями с семейством Подгорных князей, не мудрствуя лукаво в тот же час продал пленных семье работорговцев Цандеров. И тут же со спокойной совестью выбросил всё произошедшее из головы, как не стоящее больше его царственного внимания. Ну а куда потом уже семейство Цандеров дело того Пашу с его парнями, он не имел ни малейшего представления. Да и не хотел иметь. Других дел, более для него важных у работорговца было полно.

Интересоваться такой сущей мелочью, недостойной серьёзного человека, к каковым Изя безусловно себя относил, старому людолову даже в голову не пришло.

И чем больше Димон думал над произошедшим, тем всё более убеждался в правоте сделанного. По всем раскладам выходило, что позволять такой мрази жить на белом свете — Бога гневить. Всё было правильно.

Бывшего же сотника подгорных князей Димон решил оставить в живых. Пока. Пока он был нужен или пока тот не заставит его пожалеть о принятом здесь на берегу решении. И очень уж его заинтересовал странный рассказ того.

Судьба играет человеком… *

Бывший сотник Подгорного княжества стоял перед мрачным начальником экспедиции Димоном и с замершим от ужаса сердцем безропотно ждал решения своей участи. Ничего уже изменить было нельзя. Как вот этот вот человек, хороший в прошлом знакомец, здесь и сейчас решит, так оно и будет.

В это мгновение он тысячный раз проклял всё. Ну кто ж знал, что некий Димон, которого собрались потрепать эти пираты с лодьи трофейщиков, окажется его старым приятелем по замку Подгорного князя.

Мысленно он поблагодарил небо что недавно попал к трофейщикам и не успел занять у них никакого места. Даже ничем отметиться не успел. Это теперь было ему в плюс.

Что его бы не отпустили в низовьях, куда он первоначально направлялся, бывший сотник уже давно не сомневался. Или кровью бы повязали, оставив в команде. И то, только в случае если б у пиратов были большие потери в людях и им нужны были б новые рекруты. Или… после разгрома каравана Димона оказался бы сотник с камнем на шее в реке, на дне. Что более вероятно, учитывая к кому он попал.

— "И откуда, спрашивается, пираты имя начальника каравана поисковиков узнали, — вдруг задумался бывший сотник. Раньше подобные мысли ему даже в голову не приходили, а тут вдруг всплыло. — Очень кстати, — подумал сотник. — Думаю, такая информация тоже будет небезынтересной для господина Димона. Но стоит её пока попридержать. На будущее. Не стоит выкладывать все козыри сразу. Глядишь и интерес у него к нему будет более постоянным. И по окончании не бросит он его в воду с перерезанным горлом.

Знать бы как всё повернётся, — с горечью думал сотник. — Ни в жизнь бы не сунулся на пиратскую лодью.

Дурак, — клял он сам себя, — купился на дешевизну проезда и думал что тебя доставят к устью.

Дважды дурак. Трофейщики просто так никого из этих пустынных мест не выпускают. А уж пираты — каждый второй из них.

Трижды дурак, когда купился на сладкие речи капитана и вздумал расплачиваться патронами. Подумал что за жалкую сотню хороших патронов приобрёл себе тёплое местечко пассажира, полагая что это обычная транспортная лодья.

И совсем дурак, когда поняв куда попал, не сбежал в ту же ночь. Хоть куда. Хоть обратно на Правый берег. Бросив всё. Голым, босым — любым. Глядишь, не стоял бы теперь с петлёй на шее перед своим старым приятелем и не ждал бы с трепетом своей участи".

Стянутые крепким кожаным шнуром руки за спиной и толстая пеньковая верёвка, наброшенная на шею не оставляли ни малейшего шанса сбежать. Да он уже и не хотел. Сотник уже чуть ли не год бегал ото всех и ему это надоело. Надо было когда-нибудь остановиться. Хотя, если остановиться у левобережцев, то у него могли быть и проблемы. Серьёзные проблемы…

В том что он не имеет к пиратам никакого отношения, сотник не солгал. Почти…

И вот это почти жгло сейчас его душу. А ну как узнают, что он вместе с остальными пиратами у трофейщиков на базе грузил снаряды в эту шаланду, а потом, во время боя подавал их из расположенного в трюме артиллерийского погреба. Сейчас, вспоминая это, его лоб покрывался испариной. Попади тогда один снаряд в трюм — и всё, им хана!

Повезло, успел выбраться, когда лодья с развороченным бортом стала быстро тонуть. Успел всё ж выбраться из трюма, благо в тот момент находился на трапе возле самой палубы. А потом успел ещё и отплыть дальше в сторону от тонущего судна. Иначе бы попал под последние разрывы, которыми левобережцы добивали лодью.

Сотника внезапно пробил холодный пот. Он только сейчас понял что ни в какое бы устье он не попал. И что человека, видевшего место расположения тайной базы пиратов в живых никто бы оставлять не стал. И в лучшем случае его участью было бы вечная служба на галерах у трофейщиков или у пиратов. Что, суть одно и то ж.

Но что вернее. Сразу же после перехвата этого каравана, упокоился бы он на дне реки с камнем на шее. Как ни крути, а сведения о том, что трофейщики перехватывают на обратном пути добытчиков слишком горячие, чтоб видок после того долго жил. К тому ж такой — всем чужой.

Надо же так влипнуть. Теперь повезёт, если хотя бы продаст в рабство, а не на кол посадит, как друг командира этого отряда поисковиков пару лет тому казнил много возомнивших о себе рыцарей. Или не дай Бог судьбы Изи Белого, живым разорванного на куски лошадьми. Вот уж воистину страшная смерть.

"Хотя, рабство тоже не выход, — уныло размышлял над своей будущей незавидной судьбой сотник. — Оттуда прямая дорога обратно на "Торфяное плато". Там вечная нехватка рабсилы. И там — гарантированная смерть. В этот раз уж без вариантов. Вряд ли тамошние охранники будут с ним ещё цацкаться. Раз сбежал — значит дорожку на свободу знает. Следовательно — под нож беглеца.

А может и ещё что похуже, — пришла отрезвляющая холодная мысль, буквально пробившая его ознобом. — Да, точно, наоборот. Убивать не будут. Искалечат, чтобы снова сбежать не мог, а жизнь оставят, как показатель того что сколько ни бегай, а конец един. Всё одно вернёшься обратно к ним на плато. А перед тем ещё и запытают до полусмерти. И пока всё до донышка не расскажешь и не покажешь тайную тропку, которой через топи ушёл — не умрёшь.

А кто ж её помнит то, тропу эту. Тогда всё было как в тумане. Шёл — ног под собой не чуя. Теперь вспоминай, не вспоминай, а память такая странная штука…. Нечего, выходит ему помнить.

Что делать? Попробуй сейчас вспомни ту тропу. Невозможно! Совершеннейше невозможно. Хотя, если попытаться… Если, господин Димон даст ему шанс…. Хоть малейший.

Сотник совсем приуныл. Открывшиеся было перед ним радужные перспективы, когда он думал что избежал петли, стремительно убывали. Надо было чем-то заинтересовать командира уничтожившего пиратскую лодью отряда. Но единственное что приходило на ум одни трактора. Но на кой они кому нужны, сотник совершенно не представлял. И чем больше размышлял о том, тем больше беспокоился о своей будущей судьбе.

Ну в самом деле, не заинтересует же их возможность нападения на лагерь добытчиков металла самого Подгорного князя. Не самоубийцы же они.

— "А почему, собственно, нет? — снова пробил его холодный пот. — Его дело сказать что знает. А принимать решение — нападать или нет — это уже вне его компетенции. Это пусть решает местное руководство".

"Так тому и быть. Расскажу всё, выложусь до донца. Чтоб лично ко мне не было ни малейших претензий. А там пусть решают сами.

И про то что пираты знали имя начальника каравана добытчиков, тоже скажу. Будь что будет", — пришёл он к окончательному решению.

Багровое солнце медленно опускалось в воду, удлиняя тянущиеся вдоль берега тени от деревьев и кустов.

Гур де Туар аккуратно, без всплеска приподнял над водой голову, осторожно выглядывая из прибрежных камышей. Следовало быть крайне осторожным. Он выжил. Выжил там где погибли все остальные. И не стоило искушать судьбу небрежностью, которая неизбежно привела б его на виселицу. На тот плот, что только что медленно проплыл мимо него вниз по течению, медленно раскачивая на волне тела повешенных.

Проводив взглядом плот со страшным грузом, перевёл его на недалёкую отсюда переправу левобережцев.

Сброшенный в воду с лодьи разорвавшимся рядом с бортом снарядом, Гур де Туар не стал по примеру других судорожно цепляться за свисающие как раз на подобный случай с борта канаты с узлами и не стал пытаться подняться обратно на борт.

Прикинув что до конца артиллерийской дуэли многое ещё может случиться, он стал осторожно выгребать к берегу, изредка подымая над водой голову чтоб хлебнуть глотка воздуха.

Хорошо что у него оказалась прекрасная подготовка пловца. Не зря в своё время он заплатил много золота инструктору по плаванию и не слушал молодых идиотов из своего племени, смеявшихся тогда над ним. Где они сейчас все — на дне рыб кормят. А он выплыл. Вопреки всем — выплыл и ЖИВ.

Ему предстояло сейчас решить что делать дальше.

Возвращаться обратно в отряд ему было нельзя. Теперь его уже точно не простят. И хоть вины его в разгроме лодий и нет, но никто на подобное не посмотрит. Не принёс бы весть, не сказал бы про этот богатый, жирный обоз — три лодьи трофейщиков были бы целы, а экипажи живы.

Гибели экипажей двух боевых ушкуев и лодьи приманки ему точно не простят.

Поэтому приходилось что-то решать.

— "Хотя, — серьёзно задумался ящер. — Причём здесь он. Это именно экипажи лодий перехватчиков оказались элементарно не готовы к подобному развороту событий и это именно они так преступно долго промедлили с ответным огнём. В результате чего теперь кормят раков и рыб на дне реки. А он, лично он, к выучке пиратов не имеет ни малейшего отношения. Как и к их разгрому. В конце концов, у них был собственный командир, Туару ни в коей мере не подчинявшийся.

И обвинять в разгроме его — высшая глупость.

Учиться стрелять надо было лучше", — мстительно подумал Туан о не справившееся со своим делом команде лодий.

Мысли скользнули в другую сторону.

Поставив всё на пиратов, своих бывших хозяев, и бросив коротышку с его теперь уже для него бывшими и недоступными подземными складами, он проиграл, лишившись там своей доли, так как сбежал предупредить своё прежнее начальство.

— "Что-то дороговато мне выходят встречи с этой компанией, — мрачно подумал Туан. — Надо или больше их не трогать, никогда, или раз и навсегда, окончательно с ними разобраться. Что нравится мне гораздо больше.

К тому же я, и только я сейчас ещё владею и ценнейшей информацией — где расположены те склады. А информацию ведь можно и продать. Хорошо продать. Тому, кто больше заплатит. И не только своему нынешнему и непосредственному руководству. Отнюдь нет.

И ещё такое соображение. Обоз нашего Димона ведь не разбит бы.

Поди теперь докажи кто именно слил на сторону сведения о складах. Да и наверняка теперь Димон захочет отыграться на коротышке и не будет молчать, где он разжился таким количеством дорогущего оружия".

Проскочила было мысль проследить за местом куда отправится обоз, и тут же ушла. Соваться на Левый берег после всего произошедшего мог только самоубийца. Гур де Туар самоубийцей не был. И шальная, случайная мысль была тут же задвинута в сторону, подальше.

Вспомнив на миг рвущиеся возле бортов лодьи снаряды, ящер вздрогнул. Ему вдруг стало плохо. Картина, всплывшая в памяти, была — незабываемой.

— "Наверняка будет теперь трепаться, — вернулся он мыслями к начальнику разгромившей их экспедиции. — А раз так, то за его болтовнёй и моя информация, вовремя доведённая до ушей "кое-каких заинтересованных лиц", останется незамеченной. Главное, на продаже секретов не попасться.

Почему-то мне больше нравится последняя мысль, — отметил он для себя.

А раз так, то и скрываться мне от своего бывшего начальства резона нет. Даже — наоборот. Похоже, я единственный кто выжил. И тем — ценен".

— "Умён, Димон, — мрачно отметил он для себя. — Умён, тварь. Всех свидетелей убрал. Даже работорговца, кого никто никогда на реке не трогал, и того зачистил. Теперь ничто и никто не свяжет его с этим убийством. Кроме меня".

Придя к окончательному решению Туан медленно погрузил голову под воду, так что ни одна морщинка не тронула вечернюю гладь великой реки и осторожно скользнул под водой в сторону. Впереди ему предстоял долгий тяжёлый путь к тайной базе пиратов на реке. Но перед тем, следовало бы подкрепиться.

Сладкий съедобный корень аира, в изобилии росший по берегам Лонгары, был в его положении лучшим выбором.

Совещание в шатре.*

Набившиеся в командирский шатёр егеря мрачно смотрели на не менее мрачного Димона. Здесь собрались все, кто хоть как-то был причастен к руководству экспедицией. Решалась дальнейшая их судьба и кто чем будет дальше заниматься. Все молча ждали, что скажет Димон.

Рядом с ним толокся единственный оставленный в живых трофейщик, какой-то бывший сотник, по странной прихоти командира оставленный пока в живых, но оттого наверное ещё более омерзительный.

В то что тот никоим образом не был причастен к смерти их друзей, никого по большому счёту не волновало. Хоть показания остальных выловленных из воды пленных трофейщиков полностью обелили бывшего сотника, всё равно здесь и сейчас он был чужим. Здесь ему было не место.

Не то чтобы ему не верили, нет, не в этом дело. Тем более что и видоки из пленных трофейщиков полностью подтвердили его слова о непричастности к пиратской команде, но…, всё одно, не было к нему полного доверия. Чужой он был, как ни поверни, чужой.

А чужому веры нет.

— Выйди. Без тебя надо поговорить, — повернув в сторону бывшего сотника голову, сухо бросил Димон.

Дождавшись, когда за вышедшим из палатки сотником и скользнувшими следом двумя егерями охраны схлопнется входной полог, развернулся обратно, лицом к собравшимся.

— Ну вот, — тихо проговорил Димон. — Теперь, можно и говорить.

Первое. Дальше вы возвращаетесь одни. Без меня. Обоз, считай что уже полностью на нашей стороне и можно считать что экспедиция этого года полностью достигла всех поставленных перед ней целей. С чем вас, други мои, и поздравляю.

Заметив как по лицам собравшихся пробежала радостная волна предвкушения, понимающе улыбнулся.

— Да, — с улыбкой кивнул он головой. — Вы все прекрасно всё поняли. Да! Именно так. Поскольку уже по самым предварительным итогам нашей экспедиции можно сказать что все затраты, вкладываемые в поиск на Правом берегу, полностью себя окупают.

Даже более того скажу. Итоги нашей нынешней деятельности полностью перекрыли все предварительные расчёты и все надежды, с таким огромадным походом, что ни у кого из нас нет слов, чтобы хоть как-то оценить добытое в этот раз богатство. Расчётные суммы — просто безумные.

Но! — внезапно замолчав, Димон окинул всех присутствующих ехидно загадочным взглядом.

Но это ещё далеко не всё, судари мои. Хоть лето и кончилось, а пока что ещё тепло. И, следовательно, можно ещё чутка пошевелиться, дабы не утерять наработки этого года.

О чём спич.

Все вы прекрасно осведомлены о сведениях, принесённых пленным сотником. Им цены нет. Мало того, что мы получили сведения о возможной богатой добыче, так ещё неожиданно выяснилось, что сотник знает нашего Пашу и вместе с ним тянул рабскую лямку в том месте, где как раз находился наша будущая ценная добыча.

Жив ли Паша до сих пор, нет ли — никто не знает. И никаких гарантий лично он дать нам ни в чём не может. Что вполне понятно. Прошло слишком много времени со дня его бегства. И что там произошло за прошедшее время он знать не может.

Поэтому, мы все его слова должны проверить. Проверять буду я.

Кто со мной пойдёт, — обвёл он присутствующих внимательно оценивающим взглядом.

Танечка, — сердито поморщился он, глядя на обеспокоенно задёргавшуюся на своём месте жену Юрка. — Ты можешь руку даже не тянуть. Беременных с собой не берём.

Стоп-стоп-стоп, — предостерегающе выставил он перед собой ладони. — Не бей по голове бедного Юрка, он не виноват. Это всё наш походный врач проболтался. И нечего было ему жаловаться на тошноту, — рассмеялся он, глядя на расплакавшуюся от расстройства девчонку. — Раньше надо было думать, когда бегали в холмы с Юрком миловаться. А теперь поздно. Марш домой в Ягодный хранить домашний очаг.

Утешься тем, что муженёк твой тоже наказан и на разведку не пойдёт.

Богдан — нет, ему дома дел полно. Вы все — нет, — окинул он беспокойно зашевелившихся десятников внимательным взглядом.

Васька, — кивнул он своему ординарцу. — Васька и сапёрный десяток Игоря Демченко. В Ягодном им сейчас делать нечего, а вот с чем мы там на новом месте столкнёмся, одному Богу известно. После чуть не взорванного завода, — сердито покосился он на мгновенно смутившегося Богдана, — перестраховаться всяко лучше, чем совать голову в неизвестную петлю.

Сколько у тебя парней осталось? — повернулся он к десятнику. — Восемь? Вместе с тобой? М-да, — мрачно вздохнул он. — Как знал, тварь лодочная, куда стрелять. Половину сапёров положил. А вас и так было-то…, - Димон недовольно поморщился.

Итого, десять человек. Всё! — поднял он руку вверх, обрывая поднявшийся недовольный ропот. — Всё, я сказал. Одиннадцатый — бывший сотник, для контроля и проверки. И два охранника к нему из комендантского десятка. Всего — тринадцать человек. Этого — более чем достаточно.

Меньше — опасно, а больше — смысла не вижу. Нас и с полутора сотнями гоняют по степи всяк кому ни лень. И пока мы не будем иметь достаточно возможности серьёзно огрызаться, так чтоб нас боялись даже тронуть, смысла увеличивать численность любой поисковой группы я не вижу.

Да и нельзя ещё больше ослаблять ваш отряд. Вам ещё до Ягодного несколько дней добираться. И с кем вы там по дороге встретитесь, одному Богу известно.

Так, — задумался он на мгновение. — С этим, разобрались. Теперь, второе. По поводу наших горячих друзей, что нас выкинули с места нашей находки. К гадалке не ходи — история с пиратами их работа. По суше мы тишком мимо всех проскочили, да и мудрёно нас было тут выцепить. Так гнали что чуть всех лошадей не загнали. А вот на реке — тут нас определённо ждали. И дождались, — Димон, не сдержавшись, грязно выругался.

Жаль что рангом выше матроса мы из воды никого живьём не выловили, а работорговца, тварь такую, не догадались поподробнее расспросить. Поторопились с казнью, — поморщился недовольно он. — Ну, да теперь уже поздно локти кусать.

Теперь по итогам, — сразу помрачнел Димон. — Итоги короткого боя с пиратами таковы.

Уничтожены оба пулемётных броневика. Уничтожена пневматическая мортира. двадцать семь погибших. Осталось: два целых орудия из шести, куча снарядов, куча пустых, стреляных гильз и четыре вдребезги разбитых остова орудий, ни на что более не пригодных, кроме как на переплавку — результат затяжной артиллерийской дуэли с кораблём трофейщиков.

Если можно починить — хорошо было бы, — вопросительно глянул он на Богдана.

Дождавшись в ответ лишь неопределённого пожатия плеч, тяжело вздохнул.

— Вот вам в натуре и результат самонадеянности новичков, когда тройка каких-то невзрачных речных лодий вынесла обе наши батареи с полпинка.

Одним словом, информации к размышлению более чем достаточно. Думайте. Где мы прокололись и как в следующий раз подобного избежать.

Ну а пока думать будете, предлагаю вам, парни, послушать соловья, что тот нащебетал мне в ушко, — нарушил Димон тяжёлое молчание, камнем висевшее в воздухе.

Щека его нервно дёрнулась. То, что он собирался им предложить, выходило за все грани разумного, но ничего невозможного лично он в предложении бывшего сотника не видел. Если подойти к этим сведениям с умом, и тщательно подготовиться, то всё могло получиться. По крайней мере предварительную разведку провести следовало бы безусловно.

В принципе, можно и не ходить больше. Сходили то в этот раз неплохо. И два оставшихся у нас целых орудия — тоже, вроде бы как неплохо. Но, имея уже сейчас много, это не значит что нам больше не надо. Если можно сейчас что-то взять — надо брать. Завтра уже такой возможности не будет.

Это сугубо моё мнение, — обведя всех собравшихся внимательным взглядом, подчеркнул Димон. — И я не хочу никого принуждать. Пойдут только добровольцы. Дело крайне опасное. Это даже не сердце. Это — кошелёк Подгорный князей. И если кто из нас попадётся — пощады не жди. Это не так как в прошлый наш визит к князю. Подрались чутка и в конце концов плюнули друг на друга.

Кошелёк — это жизнь. А князья Подгорные жизнь любят. Богатую — особо.

Кто ещё не знает, информирую, — продолжил он, помолчав. — Я этого мужика, сотника, знаю ещё со времён нашего гостевания у князей Подгорных, откуда мы с Сидором потом притащили в Старый Ключ кучу черенков шишко-ягоды и профессора. И от кого потом пришлось спешно улепётывать по ряду кое-каких причин. Я имею в виду князя, а не его бывшего сотника, — без тени улыбки, холодно уточнил Сидор, заметив пару брошенных вскользь на него косых взглядов.

Мужик этот был тогда у князя чем-то вроде временного коменданта замка, или чего-то другого вроде того. Не помню. Ну и его из-за нашего бегства скинули с поста, а потом хотели ещё и на костёр потащить, вместо профессора.

Ну, понятно же, место освободилось. Не пропадать же дровам, — мрачно и довольно плоско пошутил Димон.

Поняв что на его дурно пахнущую шуточку никто не реагирует, сам смутился.

— Его парням это не понравилось и они вытащили командира из тюрьмы. В результате чего сами крупно пострадали. Из многочисленного в прошлом отряда в живых остался он один. Кого интересуют детали, можете потом отдельно подойти, у него лично поинтересоваться. Сейчас же разговор пойдёт о другом.

Поскольку счастливым для нас обстоятельством мужик оказался на лодье трофейщиков, по нашему закону положено ему было место на перекладине. Но учитывая полученные от него ценнейшие сведения, решил я пока с тем обождать. И за жизнь свою тот расплатился интересным рассказом. Который сейчас он и вам пропоёт.

— Васька! — рявкнул он в сторону входа. — Проводник ведуновский со своими людьми убрался?

— Свалили, все трое, — быстро входящий в шатёр ординарец буквально светился счастьем, до того у него была довольная, счастливая физиономия. — Дали козлам по рогам. А этим пару раз по шее хватило. Особенно этому, проводнику, прости Господи, — грязно выругался Васятка, — чтоб, скотина, за чужими спинами не прятался, чистюля вражья. Кинули в трофейную лодку, дали пенделя и пустили вниз по течению.

Остальные следом убрались, даже намекать не пришлось.

Сказал напоследок, что если ещё раз увидим подле себя ближе двух вёрст, им не жить. Мужики понятливыми оказались. Никогда не видел чтоб так быстро гребли.

Васька с непередаваемо счастливым выражением на лице, любовно поглаживал свой кулак со сбитыми чуть ли не до крови костяшками пальцев.

— Тащи сюда пленного, — не слушая дальше, велел Димон. — Пусть всем расскажет свою сказку. Да и мы его послушаем его ещё раз. Глядишь, чего нового услышим.

Сам он уже бывшего сотника слышал не по одному разу и даже не по два, заставляя того раз за разом методично повторять свой рассказ в течение нескольких последних часов. Поначалу пытаясь подловить того на несоответствиях, потом он уже просто старательно выискивал малейшие штрихи и нюансы, пытаясь полнее представить для себя картину тогда произошедшего.

Для себя Димон всё давно решил. Надо было идти на Торфяное Плато и на месте проверять слова сотника. И не потому что там было то, что их компании кровь из носу было нужно, а потому что возвращаться сейчас домой, имея на руках такую СТАРТЕГИЧЕСКИ важную информацию было нельзя. Возвращение было чревато потерей темпа. И даже не темпа, а возможной потерей пользы, вполне вероятной от этих сведений.

Они сейчас взяли много. Очень много. Но! Если можно было взять больше, надо было брать. Нельзя было упускать птицу счастья, раз пошла такая пруха. Потом судьба всё равно за это отыграется. Но сейчас, надо было взять всё.

Поэтому и возвращаться сейчас домой он не мог.

Последнее время в их компании и так не слишком весело шли дела, и добавлять друзьям ещё огорчений, от упущенного выгодного дельца, не хотелось.

Да и элементарно зло брало. До сих пор он не мог успокоиться из-за того, что их вот так легко выкинули с раскопа на месте их находки. Умом то он понимал, что поступил правильно, не ввязываясь в боестолкновение с намного более опытным и сильным противником, но вот понимать одно, а не переживать по такому поводу — совсем другое.

Очень хотелось отыграться. А вернувшись домой, возможностей отомстить у него бы больше не было

Да и того трофейщика, что их оттуда, словно щенков прогнал, он готов был разорвать буквально руками.

— "Там, в развалинах против пяти сотен трофейщиков у них не было ни малейшего шанса. Там бы их просто раздавили.

Загнали бы сначала миномётами под землю. Заперли бы как крыс в мышеловке и там нам настал бы каюк.

Хотя, до последнего момента не верил он в то, что их вот так просто отпустят. И был удивлён что трофейщик сдержал слово. Видимо понимал, что даже на марше отряд левобережцев смертельно опасен. И загнанная в угол маленькая крыса может смертельно загрызть большого сильного человека.

И никакой бы склад боеприпасов, полный снарядов, их бы тогда не спас. Орудия из разрозненных деталей они собрали потом, в процессе драпа и на коротких привалах усиленно занимались сборкой и наладкой орудий.

Наладили, — чуть было не выругался он вслух. — Из четырёхорудийной батареи семидесяти шести миллиметровок ничего не осталось. Хлам, годный лишь на переплавку. Придётся останки бросить. А вернее — утопить, чтоб никому не досталось даже ни на что более непригодные останки. Да и вообще, чтоб внимание лишнего к месту переправы не привлекать.

Но это, лишь в случае если Богдан всё же не починит орудия. Благо, повезло с лишними фургонами. Запчастей набрали ещё на две батареи. Если только опять не забыли чего важного, — попридержал Димон свои опять не в меру разошедшиеся мечты".

Повернувшись обратно к шумному сборищу, что устроили собравшиеся в палатке парни, Димон внимательно присматривался к тому, как они реагировали на короткий, чётко выдержанный по фактам рассказ пленного сотника. Похоже, на этот раз пленный уже не стал вдаваться в мелкие, подробные детали, как до того требовал от него Димон, а сосредоточил свой рассказ на тех выгодах что они с того получат.

Правильная мысль, особенно в его подвешенном положении.

А остановиться на выгодах стоило. Сотник, как чувствовал что говорить, что прольёт бальзам на сердца Димона. Ни много, ни мало, он предлагал серьёзно пощипать своего бывшего хозяина, самого князя Подгорного. Взять того, так сказать, за мягкое подбрюшье. И тем существенно пополнить и отрядную, и, самое главное, серьёзно последнее время похудевшую казну компании.

Димон задумчиво прикрыл глаза, стараясь ещё раз мысленно оценить предложение сотника. Трактора, танковые моторы, сами танки. Орудия, любых, самых экзотических систем, начиная от пушек наполеоновских времён и далее.

Крайне болезненный для Димона вопрос, особенно в свете страшного разгрома обоих их батарей: и новой, и старой.

Правда, по словам сотника, орудия там порой встречались в та-а-ко-о-м состоянии, что лучше бы было к ним совсем не соваться. Целого там не было ни-че-го, а починить — не было ни-ко-го. Ни базы, материально-технической, ни специалистов, даже самых завалящих и у князей не было.

Правда последнее, судя по всему, ненадолго. Энтузиазм, с которым князья Подгорные взялись за отлов землян по всему миру, если верить тому что поведал им бывший сотник, серьёзно, без шуток впечатлял. По всему видать у князей было чем занять именно землян.

Димон, чуть прищурив глаза внимательно вслушивался в размеренную, убедительную речь бывшего сотника.

— "Ишь, как поёт, — с оттенком лёгкой неприязни думал Димон.

Сотник ему не нравился. Наверное потому, что тот очень хотел жить.

А может и ещё почему, причину чего Димон никак не мог для себя никак определить. Хотя, если честно, и положа руку на сердце, в желании жить не было ничего дурного. Все хотят жить.

Или это было предчувствие будущих неприятностей, что обязательно повлечёт за собой следование собственным мыслям. Навеянным рассказом бывшего сотника. Или ещё что.

— "Да, — мрачно отметил он для себя. — Именно это. Точно. Сунемся в княжеские болота, не сносить нам головы. А сунемся, к гадалке не ходи. Ни я, ни парни не упустят такой шикарной возможности отщипнуть жирный кусок от Подгорного князя.

Да и куш там светит… Не чета даже тому, что мы смогли б взять в тех развалинах, и что оставили в подарок трофейщикам.

Танковые дизеля, пусть даже и такие несовершенные, как танковые моторы времён Второй Мировой войны — это вам…, - Димон от одних открывшихся перспектив впереди чуть громко не свистнул.

Если парни умудрятся втихую притащить с литейного в Ягодный хотя бы десяток тех здоровенных платформ, что Сидор заготовил под перевоз своего прокатного стана из Приморья… И мы на них вытащим из тех болот трактора… Тут нам светят уже… миллионы…

— А в городе, если… Не если, а когда, — мысленно одёрнул Димон сам себя. — Когда мы туда доставим трактора и моторы, развернутся ТАКИЕ политические игрища и баталии, что всё с нами ранее произошедшее покажется нам детскими невинными шалостями".

Но никакие мысли не отвлекали сейчас Димона от внимательного наблюдения за речью княжеского сотника. Что тот говорил было неважно. Главное было попытаться уловить в его голосе интонации, которые бы чётко показали что тот врёт. И к его плохо скрываемому удивлению, таковых не попадалось, иначе бы он и не стал дальше слушать. Выходило, что сотнику можно было верить?

Верить категорически не хотелось. Им он был им никто, и пойти на обман, спасая свою шкуру, вполне мог. Или попытаться обманув, отомстить. Ну, хотя бы за то, что по их вине лишился когда-то довольно тёпленького местечка подле князя Подгорного. Где он по его же собственным словам занимал весьма близкое, доверенное место.

Хотя, даже в малой степени зная характер старого князя, можно было смело говорить, что только идиот будет подле того спокоен. А уж тихой и спокойной жизнь рядом со старым палачом, никак нельзя было назвать. Так что, по всему выходило, что и тут бывший сотник не врал.

Та ещё тварь была князь Подгорный. И, к большому их с Сидором сожалению, до сих пор ещё живая.

Вот по всем расчётам и выходило, что словам сотника, о том что того хотели посадить на кол, за то что его люди, да и он сам перепились в ночь их побега, всё же верить стоило. Тем более что легко проверялось.

— "Хорошо, — пришёл Димон к окончательному решению — Жизнь сотнику оставим и будем с ним работать. Он, судя по всему действительно ненавидит старого князя, а значит он нам действительно поможет князя пощипать. А то и ещё какую гадость тому учинить.

И очень на то похоже, что и фантазию сотника в таком выгодном для нас направлении даже подталкивать не надо. Сам бежит впереди паровоза".

 

Глава 4 Торфяное плато

Четыре товарища.*

Застывшая на дне оврага, в котором егеря остановились на ночь, композиция из четырёх замерших на месте фигур каким-то неуловимым духом напоминала картину Репина: "Не ждали", вполне может быть одним только своим названием….

— Блин, — растерянный Димон в глубокой задумчивости чесал затылок.

Или "репу" как он иногда под весёлое настроение называл свою голову, в которую периодически приходили весьма несвоевременные и нетривиальные мысли. В данный момент, мыслей там не было вообще. Как не было ни мыслёв, ни догадков — ни-че-го. Там царил вакуум.

— Ну и что мне с вами делать, лягушки путешественники? — наконец-то разродился он фразой, отличной от бэ, мэ, блин, "ни фига себе" и прочих пустопорожних звуков и буков, которые единственные в обилии там поселились с сегодняшнего утра.

С того самого раннего утра, надо заметить, когда с рассветом к костру их группы разведки открыто подъехал чёрного цвета фургон с зелёным камуфлированным верхом из старой парусины, а с облучка фургона на схвативших под уздцы лошадей охрану лагеря глянуло весёлое личико Кольки. Кольки Молчуна, отличного всем присутствующим приятеля, которого здесь, на правом берегу Лонгары в землях амазонок быть просто не могло. Точнее — не должно.

А было.

Это как в той старой присказке: "Если ты бараном смотришь в чисто поле и не видишь там суслика — это не значит что его там нет. Он есть!"

Так и здесь. Не должно было быть Кольки Молчуна на этом берегу. Он должен был быть дома, в Старом Ключе или, на худой конец, сидеть в Ягодном и учиться, куда его после неудачного похода за корнем мыльнянки отправила Белла.

Вместо того этот шкет сидел на облучке подъехавшего фургона и нагло ухмыляясь, таращился на Димона. Понимал, подлец, что теперь никто его отсюда никуда не отправит, оттого вот и ухмылялся. Тем более одного. А за его спиной, из под тента фургона выглядывали не менее наглые рожи его подельников: сморщенное корявое личико молодого лешего Сучка, рядом — косматая хмурая рожа их лучшего приятеля медведя Тимохи, под немалым весом которого несчастный фургон явственно перекашивало на правый борт. А возле ног Димона, как нашкодившая кошка, тёрся о его сапоги кусок грязного рыжего меха под именем Рыжик. Лис, боевой, мать, мать, мать его рыжую.

— Это что? — Димон демонстративно сердито потыкал указательным пальцем себе под ноги. — Это больной? Этот наглый рыжий кусок облезлой шерсти — больной?

Слухи до меня доходили что ему ещё лечиться и лечиться, а вы его уже опять в очередную авантюру за собой потащили. Как это понимать?

— Э, — раздалось с облучка что-то невнятное. — Дядь, Дим, он сам увязался.

— Ага, — сказал Димон, опуская голову и глядя в честные наглые глаза Рыжика. — Сказал, понимаю, — ухмыльнулся он. — Рыжий у нас телепат. Понял, — кивнул он головой с многозначительным видом.

— Сказал что мочи нет больше лежать и терпеть издевательства ящеров, — мгновенно заканючил Колька. — Врачиха ящерова его задолбала пилюлями. А ещё и клизму последнее время повадилась ставить. Говорит — оченно для здоровья лежачих больных способствует. Шлаки, мол, выводит из организма. Организм, мол, больной, ослабший, ему надо помочь. Вот и ставила клизмы чуть ли не кажен день. Вот Рыжик и сбежал, не выдержав издевательств.

Дядь, Дим, честное слово. Рыжик здесь на воле быстрей поправится. На здоровой пище, на мышах, корешках разных. Вы не думайте, он знает что ему надо. Он умный. Он слово дал, что ему здесь лучше.

— Ах, он слово дал. Клизьма ему надоела, — с многозначительным видом покивал Димон головой. Многочисленные смешки у себя за спиной он демонстративно проигнорировал, дабы не провоцировать откровенный ржач.

Однако, сколько ни стой столбом, делать нечего. До реки отсюда было дня три пути и Колька, мерзавец всё чётко рассчитал. Димон не мог теперь его отправить обратно и должен был взять с собой.

Они были сильно ограничены по времени и любой сбой по срокам на какое-либо отвлечение грозил их группе нешуточными осложнениями. Уже была осень, на носу зима, а до того Торфяного плато, куда они направлялись, было ещё пилить и пилить. И как оно там на месте повернётся, одному Богу было известно.

А три дня до реки, чтоб отправить там парня на тот берег, переправа — день, не меньше, три дня обратно — совершенно недопустимая для них потеря времени. Да и как там его одного оставишь — тож не дело.

— "Вот же стервец, как ловко всё рассчитал. Не через день появился после нашего расставания с караваном на берегу, ни через два, когда ещё можно было отыграть всё назад, а через три, когда хочешь, ни хочешь, а придётся тащить его с собой, — Димон в растерянности опять полез чесать затылок. — Ну, погоди, — мстительно прищурил он глаза, ты у меня вечным дежурным по кухни будешь. Кашу научишься варить так, что до конца своей жизни ненавидеть её будешь".

— Ладно, — медленно протянул он. — Берём этих чудиков с собой, не бросать же посреди чужих земель. Но отныне, — ткнул пальцем он в Кольку. — Чтоб дальше кухни я тебя не видел. И ближе, кстати, тоже, — тут же уточнил он на всякий случай.

Умению Кольки наизнанку выворачивать слова, придавая им совершенно не свойственный им смысл и звучание, он всегда искренне завидовал. Что, впрочем, не отменяло того что идти на поводу у пройдошистого парня он не собирался.

— И забери в фургон это рыжее недоразумение, — ткнул он пальцем себе под ноги, где развалясь на траве, худой, тощий лис, часто дышал, высунув от усталости язык из пасти.

Вылечился он, как же, — недовольно проворчал Димон. Сердце кольнула игла жалости. — Кожа да кости. Стоит едва на ногах, а туда же, в поход он собрался. Рыжая лягушка-путешественник.

Ну ты как? — присев на корточки над лисом, Димон с жалостью смотрел на страдальца. — Фу-у-у, — отшатнулся он, тут же получив слюнявым языком по лицу. — Вот так и проявляй сочувствие, — рассмеялся он, вытирая лицо рукавом.

Ну-ка, принимай его, — подхватил он беспомощного лиса, осторожно передавая Кольке в фургон. — Пусть там сидит и не высовывается, пока лучше себя чувствовать не станет.

Кстати, — вдруг заинтересовался он. — А откуда фургон? И почему я тебя на берегу не видел?

— Так я ж это, — смутился Колька. — Ребятам сказал, чтоб не говорили вам, что я появился. Вот вы меня и не видели в лагере. А фургон это мой личный. Мне его Сидор подарил. Ещё когда вы оба вернулись из Приморья. Я его тут же на Ягодный перегнал, чтоб всегда был под рукой, и чтоб вы все не отобрали его на свои нужды, как у вас постоянно водится. Что у тебя, что у Сидора. Вечно вам своих фургонов не хватает.

За своей спиной Димон отчётливо расслышал чьи-то давящиеся смешки. Обернувшись, он окинул грозным взглядом невинные лица всех свободных от караула егерей, толпой собравшихся сзади. Крякнув сердито, обернулся к Кольке.

— Продолжай, — недовольно покачал он головой. — С фургоном всё понятно. А вот как вы все снова вместе собрались, мне не совсем понятно.

— Что ж непонятного то, — мгновенно заюлил Колька. — Как пришёл приказ выдвигать батарею на берег, для прикрытия переправы, я тут же и помог ребятам. Вещички перевезти, снаряды оставшиеся. Не в руках же тащить. Вы ж всех лошадей с фургонами ранее забрали, один я и остался. Куда им было деваться. Ведь не отдам же я своих лошадей и фургон в чужие руки. Вот парни и позволили их сопровождать. А как выезжали, там и Сучок подошёл. Его дед за какой-то надобностью к нам послал, а возвращаться сразу ему не хотелось. Вот он ко мне в гости в Ягодный и заскочил. А по дороге и Тиша к нему присоединился. Рано ему ещё в спячку залегать, а с родных мест кормления, его Катенька, жена, попёрла. Очень уж она была недовольна что Тиша на одном месте, как все прочее положительные медведи не сидит, а по её словам: "Вечно где-то шляется с голодранцами". Вот они и разругались.

А как разругались, он и к нам подался, в Ягодный, перед зимой на первой ягоде с молодой плантации подкормиться. В другие то места ему из-за Катеньки теперь хода нет, вот он к нам и прибился. А тут эта история с твоей добычей. Все парни Ягодный покидают. Вот он здесь вместе со мной и оказался таким образом.

— Ну и этот, хвостом за вами. Понятно, — сердито покосился на Сучка Димон. — Куда ж без него. Ох, грехи мои тяжкие, — обречённо вздохнул он. — Что ж теперь с вам со всеми делать, оставайтесь. Но учти, — ткнул он пальцем чуть ли не в нос пацану. — Не будешь слушаться, выпорю. И никакой тебе Тиша тут не поможет. Усёк?

— Усёк, — уныло кивнул головой пацан.

Тем не менее глаза его при том довольно блеснули. Как Димон исполняет данные им обязательства, он знал прекрасно. Забывал на второй же день. Чем парень и думал воспользоваться. То, что всё течёт, всё меняется, в чём ему придётся самолично и очень скоро убедиться собственной поротой задницей, он в тот момент как-то не подумал.

А зря…

Кочка.*

Следующие пять дней были ничем не примечательны. Утро-день-ночь. Утро-день-ночь. И так все пять дней непрерывной изнуряющей скачки с короткими остановками размять ноги и оправиться. Даже ели днём в сёдлах.

На шестой день добрались до невысокой гряды континентального водораздела, откуда воды начинают течь уже не к югу, а на север. Здесь уже пошли места, хорошо запомнившиеся бывшему сотнику.

День блужданий между этих безлесных, покрытых ковром фиолетового вереска лысых холмов по поиску ориентиров, и ещё два дня страшной дороги через бездонные болота, отсекающие знаменитое, наверное на весь этот мир Торфяное плато от холмистой возвышенности водораздела.

Лошадей, под охраной трёх егерей и медведя оставили в холмах.

Дикая, пустая земля, где кроме вереска, лишайников, мхов и клюквы с брусникою ничего и никого нет. Совсем ничего и никого. Даже птиц здесь не было, давно распуганных творящейся по соседству волшбой. Унылые, пустынные места.

Замаскировавшись под торфяную кочку с кустиками клюквы на голове, Димон уже который час осторожно рассматривал в бинокль один из множества на этом плато лагерей пленных.

Расположенный в едва заметной низине под склоном невысокого холма, тот был совершенно незаметен со стороны. И если б не знания сотника, Димон бы в двух шагах от него прошёл и ничего бы не заметил, настолько в округе было спокойно и умиротворённо. Не лагерь рабов, занятых тяжёлым изматывающим трудом по добыче военного металла из торфяников, а прям пансионат для лечения нервных расстройств какой-то.

Третий день поисков Паши с ребятами опять не принёс ничего. Никаких знакомых лиц в лагере не было. Три дня, потраченных непонятно на что, и Димону уже казалось, он знает чуть ли не каждого из его обитателей в лицо. И ни одного лица знакомого.

— Уверен что ты здесь его видел? — наконец-то решил он задать сотнику второй день беспокоящий его вопрос. — Точно? Не ошибся?

— Меня сюда прямо перед побегом перевели, — хмуро буркнул сотник. — Тут я с ним и познакомился. Тот или не тот — не знаю. Я раньше его не знал. Но все этого человека называли атаман Паша. И говорили что он откуда-то с левобережья, как раз из ваших краёв. Он сам многое рассказывал про ваш город. Что-то про Старый Ключ, что-то про другие города, что-то вообще ни о чём. Он вообще был очень словоохотлив, на удивление.

Обычно все молчат, попав сюда. А Паша всё говорил и говорил, словно не мог наговориться. Правда, незадолго перед моим побегом он вдруг замолчал. Но почему, что произошло, я не знаю. Как-то разом замолчал и больше я его уже никогда не слышал. Видать, выговорился, — тихо проговорил сотник.

А потом я сбежал. Слухи дошли что к нам приезжает с инспекцией Хамсат, один из телохранителей княжны, который меня хорошо знает. И я понял. Или я умру в болотах, пытаясь отсюда вырваться. Но умру сам. Или меня убьёт Хамсат. Сразу, как только здесь увидит.

Он меня хорошо знал, холуй княжеский. И только увидев, сразу бы побежал доложиться княжне. А той вытащить из любого местного лагеря пленного, легче лёгкого. Местные лагеря хоть формально и принадлежат имперцам, а князья Подгорные здесь вес имеют немалый, и к ним прислушиваются. А уж сделать такую малость, как отдать княжне Подгорной на расправу какого-то бесправного раба, который когда-то перебежал князьям дорогу, это для лагерной охраны только в удовольствие будет. Услужить Подгорным князьям они всегда рады, чай Торфяное Плато формально находится на княжеских землях. И хоть здесь повсеместно заправляют имперские ящеры, но и с князьями они вынужденно считаются. Потому как это плато очень уж удобно для проведения их обрядов по материализации.

Как случайно слышал из разговора двух магов ящеров между собой, давно ещё, ещё в бытность мою службы у князя, тут и выход материи больше, и сохранность материальных предметов выше, чуть ли не идеальная. Да и сил человека на единицу веса материализуемого предмета требуется здесь меньше.

Как-то это связано с близостью к Северному полюсу, но как — вот этого уж я не знаю.

Потому я и решил. Лучше смерть в болоте, чем в руки княжны попасть. Видел я тех, кого вытаскивали после её обработки из подземелий княжеского замка. Врагу не пожелаешь. Лучше уж самому на себя руки наложить, чем к ней попасться. По слухам, даже сами княжеские палачи её боятся. А уж это о чём-то да говорит.

Солнце давно уже светило из-за их спин, медленно склоняясь к горизонту, так что опасных бликов от стёкол бинокля, к тому ж защищённых широкими блендами, можно было не опасаться. Тем не менее накинутая на голову раскрашенная мелкоячеистая сеть с торчащими из неё пучками травы и разными веточками, надёжно превращала голову Димона в неприметный элемент рельефа, заодно и защищая от опасных бликов.

— Ну и чего они тут все без охраны? — не поворачивая головы, поинтересовался он у сотника.

— А куда тут бежать? — вопросом на вопрос ответил тот, не поворачивая к нему головы. — С той стороны — море с охранниками, да ещё по болотным топям попробуй до него добраться, а с остальных трёх сторон непроходимые болота. И тоже, опять же с охраной. Правда, пожиже, но всё ж. Однако, раньше, при мне, с той стороны охраны столько не было, — задумчиво пробормотал он. — Видать это уже после меня расстарались. Или, опасаются чего?

— Так уж и непроходимые? — скептически хмыкнул Димон, покосившись на сотника. — Но мы-то прошли. Всего за два дня. И не сказал бы что особо запыхались. Так, немного устали, не более того. Да и ты, по твоим же словам бежал через те топи, так что пятки сверкали. Выходит, вполне даже проходимые там болота. Правда, — задумчиво проворчал он, невольно мрачнея, — надо честно признать. Лично мне вспоминать дорогу сюда как-то не хочется. До сих пор в дрожь бросает от одной только мысли что придётся возвращаться.

— Ну да, — флегматично отозвался бывший княжеский сотник. — И в дрожь бросает, и все кто до меня там бегал, так в тех болотах и остались. Один я прошёл. Да и то каким-то чудом, не иначе.

То лето вообще было сухое, — медленно проговорил он после короткой заминки. — Да похоже что сказалась и заторможенность охраны после проведения очередного обряда вызова материи из другого мира. Вот мне и свезло.

Они первый день после переноса всегда ходят словно пьяные. Видать, здорово по мозгам шибает. Вот сразу и не схватились, а потом стало поздно. А ещё потом, когда стало окончательно ясно что искать больше нечего и некого, видимо для себя решили, что раз сразу не нашли, значит беглец утоп. А я вот выжил.

— "Лето у него сухое, — раздражённо думал Димон, недовольно отворачиваясь. — А чудо твоё Гансом зовут, призраком местным, регулярно подрабатывающим на помощи нужным ему людям".

Пока добирались до этого плато, очень точно кем-то названным Торфяным за огромные торфяные пространства кругом и бездонные болота, Димон раз десять детальнейше расспросил бывшего сотника, каким таким чудом тот прошёл через эти непроходимые топи. И в конце концов расколол того, добившись подробного, с мельчайшими деталями рассказа. После чего долго пребывал в мрачной задумчивости, не зная как и реагировать на услышанное, из которого явственно торчали уши их старого знакомого призрака Ганса.

Выходило, что и тут их призрак отметился, подведя к ним нужного ему человечка.

Способность инфернальной твари манипулировать людьми, честно говоря, впечатляла. И надо сказать, здесь призрак переплюнул всё что Димон до сих пор мог бы себе представить. Провести по непроходимым, зыбучим трясинам неподготовленного человека — это он наверное с местным водяным договорился. Наверняка у них между собой есть какая-то своя договорённость, не может не быть. Иначе через те топи и ту жуть что они прошли, добираясь до этого проклятого плато, обычному человеку было не пробиться. Даже звери там не ходят, до чего зыбко".

Они сами-то прошли исключительно потому что с ними был Сучок. Не будь того, никакие бы воспоминания никакого сотника не спасли бы их от гибели в топях.

— "Вот кто мотается по этим болотам, как по штрассе какой-то, — мысленно недовольно проворчал Димон. — Ишь, лодырь какой. Развалился тут передо мной на кочке, словно дома в кресле у камина".

Осторожно повернув голову в сторону, Димон оценивающе посмотрел на расположившегося чуть в сторонке Сучка.

Вот уж кто чувствовал себя на своём месте, довольным жизнью, так это молодой лешачок.

Молодой леший поражал своим беззаботным счастливым видом. Видать, так тяжело давшееся людям путешествие по топким болотам для него было лишь лёгкой прогулкой, после которой последние два дня тот пребывал в самой настоящей эйфории. Буквально светился от счастья, что он оказался столь нужным людям. И что и его невеликим способностям нашлось применение.

— "Да, без Сучка нам была бы там крышка, — вынужденно признался сам себе Димон. — Не будь его, и никого бы из нас здесь бы не было".

Сучёк — был внучек их знакомого Лешего, отданным последним им в услужение и чтоб подле людей поднабирался житейского опыта. И неизвестно сколько и какого там опыта тот за последнюю пару лет возле них поднабрался, но судя по довольной физиономии Сучка, тот сейчас натурально был счастлив.

Хотя, определить что-либо по лицу лешего, пусть и молодого, какие там чувства обуревали в этот момент эту сухую деревяшку — это надо было ещё постараться. Наверное, Димон просто уже к нему привык, интуитивно определяя что и когда тот чувствовал.

Как вот сейчас, он мог вполне определённо сказать, что Сучёк был доволен. У того было очередное приключение, да к тому ж так далеко от его родного дома, и молодой лешачок буквально лучился счастьем.

— Как думаешь, лошади там по болотам пройдут? — вяло полюбопытствовал он у того. Так, больше для проформы, даже не надеясь на положительный ответ.

— Нет, — сердито отрезал Сучёк. — Если думаешь вывезти отсюда что-либо, в нашу сторону — сразу забудь. Тут и человек-то с трудом пробирается, а ты хочешь ещё и лошадей провести. Да ещё наверняка мечтаешь загрузить их каким-нибудь мотором, чтоб порожняком не шли.

Забудь! Гружёной лошади здесь хода нет. Да и не гружёной тож. Одних вас мне по уши хватило чтоб вы по дороге сюда не перетопли, а ты хочешь ещё и гружёный всяким дерьмом караван провести. Нет, я сказал. Не-е-ет. Забудь!

— "Да-а. Не любят лешие холодного железа, — посмотрев на молодого лешего, Димон отвернулся. — А пройти наверняка можно. Если только перед тем тихо гать тут проложить, незаметно для местной охраны, — вернулся он мыслями к обдумыванию появившейся у него идеи. — А потом вози всё что хош. Что туда, что обратно. Так, как они тут охраняют — чёрта лысого можно с их складов вынести, а не то что какой-то мотор".

Сердце Димона сладко заныло в предвкушении будущей богатой добычи. Столько добра, что насобирали по окрестным болотам князья Подгорные и во сне не могло присниться. Одних только танковых дизельных моторов, вытащенных из поднятых из топи болот тридцатьчетверок, он за эти два дня насчитал штук сорок. Там, сям. И всё лежало бесхозное, практически без охраны. Ведь не считать же за таковые одни лишь камышовые навесы над сложенными кучками на земле танковыми моторами.

А ведь были тут ещё и немецкие танки, хищные силуэты знаменитых "Тигров", времён всё той же прошлой войны, он видел где-то там…, вдалеке.

Здесь было столько ценнейшего добра, что похоже, на не менее ценный металл от корпусов разобранных на части танков, уже давно никто не обращал внимания. Их столько много ржавело по всей ближайшей округе, что у Димона натурально слюнки потекли при одном только виде этого танкового кладбища.

Куда там танковое сражение под Прохоровкой, времён Второй Мировой войны. Здесь битых танков было больше, много больше.

Жаль только что далеко ни все из них годились для последующего разбора. Большинство было в таком откровенно убогом состоянии, разорванные на куски взрывами, что небольшое количество моторов под редкими навесами навевало вполне определённые мысли. Не всё было так благополучно с этими межмировыми переносами. Многие танки во время обряда переноса похоже просто разрывало на куски взрывами сдетонировавших внутри снарядов.

Но всё равно, целых моторов было… мноха. Только почему-то не было ни одного трактора, на чём особо в своё время акцентировал свой рассказ бывший сотник. И вот в этом надо было обязательно разобраться. Трактора — это было… было… Это было — у-у-у!

— Ну, нет, так нет, — безразлично пробормотал Димон, отворачиваясь с совершенно невинным видом. Глаза его мечтательно прищурились, и в мыслях он был уже далеко.

Косой, внимательный взгляд недовольного Сучка с другой стороны, он сделал вид, что как бы не заметил.

Узкоколейка.*

Лежать на холодной мокрой земле удовольствие из малоприятных. Учитывая же, что при длительном лежании на одном месте зыбкая местная почва постепенно проваливалась вниз, уступая своё законное место холодной болотной воде, так это совершенно уже ни в какие ворота не лезло.

Спасало пока лишь то, что аномально затянувшаяся в этом году осень баловала их высокими положительными температурами. Да ещё то, что непромокаемые кожаные подстилки, давнее изобретение профессора, ещё когда он занимался кожей для рыбацких сапог, и как раз на подобный случай предусмотренные в походном снаряжении поисковых групп, спасали от сочившейся из торфа воды.

И всё равно, при долгом лежании на одном месте появлялась реальная угроза намокнуть. Почва была уж слишком зыбкая. А в их положении отсутствия постоянного лагеря, где можно было б просушиться, это уже грозило простудой. Болотная вода даже в самую сумасшедшую летнюю жару выше десяти градусов тепла никогда не подымалась. Сейчас, осенью, промокнуть — значило простудиться. А с простудой много не навоюешь. Простуда — это уже серьёзно. Более чем.

— Слышь, сотник, — тихо окликнул он притихшего что-то последнее время бывшего княжеского сотника. — Ты чё не сказал что здесь узкоколейку насыпали?

— А я знал? — донёсся до него глухой, невнятный ответ. — Я вообще не понимаю о чём ты говоришь.

— Я вот об этой насыпи, — кивнул Димон на высящийся неподалёку от них узкую высокую насыпь железной дроги. — А ты о чём?

— А, — недоумевающе протянул бывший сотник. — Действительно, узкая. Значит, это так у вас называется. А я и не знал.

— Знал, не знал, — сердито перебил его Димон.

Он уже начал подмерзать, лёжа в холодной луже и настроение у него было не из самых приятных. Потому наверное последние полчаса он был сильно раздражён.

— Вот эту насыпь перед нами когда построили?

— Не знаю, — отозвался сотник. — До нашего лагеря её ещё до меня построили. А при мне её как раз потянули куда-то на юго-запад. Куда — не знаю. Стражники говорили, что там есть какой-то остров среди топей, где тоже временами проводится обряд вызова. Но что там есть и есть ли сейчас что-нибудь, я не знаю. Проверить надо.

— Проверить ему надо, — чуть было матом не выругался Димон.

План похода трещал по всем швам. Предварительный расчёт на добычу моторов с края этого лагеря, где был раньше склад готовой, если так можно выразиться, продукции, провалился. Склад был пуст. Давно пуст. И наполнять его, судя по поведению охраны, никто не собирался. Всю найденную на торфяниках добычу сразу же вывозили куда-то на побережье.

— "Да если б он даже и был полон, толку с того им было чуть. Если только не устроить подгорным князьям мелкую пакость. Захватить склад, а потом всё что добыто с болот побросать обратно в топь.

Только вот толку то с того, — мысленно чертыхнулся Димон. — Месяц, другой, и всё обратно достанут. Легко! Наловчились местные на добыче всякого добра из трясины. Так что подобным их не только не удивишь, но даже особо и не расстроишь. Надо что-то другое придумать".

Ждём ночи, и двинемся на этот твой остров, — бросил он в сторону сотника. — Глянем, что там есть. Глядишь, и не так пусто как здесь будет.

 

Глава 5 Необычное обычное утро

Атаман.*

Измождённый, буквально тень от былого, бывший атаман вольных молодцев Паша Ушкуйник, покачнувшись от слабого ветерка, донёсшегося со стороны южных холмов, встал на край девятого раскопа и сделал вид что осматривает крепление стенок бокового шпунта перед откачкой воды из копани. Сил на что-либо ещё, кроме как просто стоять и тупо смотреть прямо перед собой, не было.

Паша давно уже смирился со своей судьбой, когда понял что дороги назад отсюда нет, а наложить на себя руки не смог. Не смог и, наверное оттого в какой-то момент сломался, замолчав и замкнувшись в себе.

Лишь ненависть, тлеющая слабым огоньком где-то глубоко в душе, ненависть к пленившим его работорговцам: Изе Белому, семейству Цандеров и Подгорным князьям ещё давала ему слабые силы терпеть, на что-то надеяться и терпеливо ждать. Ждать в безумной надежде на чудо. Что может быть судьба повернётся к нему своим чистым лицом и даст ему шанс не просто выжить, но и отомстить. За эти, проведённые здесь на краю света годы, безжалостно вырванные из его жизни работорговцами.

Это было единственное что ещё поддерживало с каждым днём убывающие силы когда-то могучего и сильного человека.

Тень от былого человека склонилась ещё ниже, внимательно присматриваясь к кромке разошедшегося сверху шпунта, и удовлетворённо выпрямилась. Подгнивший сверху шпунт ещё держался. Ещё окончательно не сгнил и по крайней мере дополнительный обряд вызова материи, ещё один раз, он пережить мог. А там, глядишь, и ещё на один разок хватит. И ещё, и ещё, как обычно всё здесь и делалось.

Если конечно во время обряда копань не разорвёт взорвавшимся изнутри танком.

Теперь не надо было на своём хребте тащить в этот отдалённый край острова тяжёлое насосное оборудование. А потом, стоя по колено, а то и по пояс в ледяной воде чинить разошедшуюся шпунтованную стену.

Мелочь, а приятно.

На подошедшего со стороны болота какого-то незнакомого человека в странной, незнакомой одежде, он привычно не обратил внимания. Внутри него давно уже поселилось тупое, нерассуждающее равнодушие ко всему. И на то что вокруг что-то происходит он давно уже привычно не обращал внимания. Лишь иногда, когда случайно встречался со своими парнями из банды во время очередной ротации рабов из лагеря в лагерь, он чуть оживал и в тот момент напоминал себя прежнего. Но длилось это недолго, минут пять, шесть. А потом Паша снова впадал в молчаливую, безразличную апатию.

Впрочем, в его поведении не было ничего странного. Большинство тех, кто не менее года провёл на этом плато, среди этих бескрайних болот, вели себя так же. Пассивно и с полным равнодушием относясь к своей будущей и настоящей судьбе. Понимая, что будущего ни у кого из них не было.

Остальные же, кто послабже, вели себя ещё хуже, в первый же год превращаясь в безразличный ко всему овощ.

Охрану это устраивало. Норму по копке грунта и торфа, по перетаскиванию грузов они выполняли, а большего от них и не требовалось. В конце концов бросить в раскоп шланг и подключить его к ручной помпе, откачивающей оттуда воду, мог и дебил. И хоть такие дебилы порой доставляли массу неудобств, регулярной порчей ценного оборудования, с ними было всё же спокойней. Можно было не беспокоиться что те воспользуются найденным в танках оружием, которое постоянно изымали из разных щелей лагерные охранники при регулярных обысках в бараках.

— Тебе привет передают, — раздался из-за спины чем-то неуловимо знакомый голос.

— И чего, — равнодушно отозвался атаман. — Не все парни ещё сдохли? Кто-то ещё жив из тех кого я когда-то знал.

— Ну, — раздалось из-за спины задумчивое сопенье. — Кого ты имеешь в виду не знаю, но вот барон де Вехтор велел привет тебе передавать, Маша ещё, Корней. Димон тут, не далее как этим утром, просил приветик тебе передать. Говорил что соскучился.

Медленно развернувшись, атаман задумчиво оглядел снизу вверх стоящего перед ним смутно знакомого человека.

— Значит, и они здесь, — равнодушно отозвался атаман, глядя на человека устало равнодушным взглядом. — Мир тесен. Гляди ж ты, — слегка качнул он в лёгком недоумении головой. — Ещё при жизни, глядишь, доведётся встретиться.

А я тебя знаю, — вяло и равнодушно констатировал он. — Где-то я тебя видел. Где-то здесь. Но вот где? Не помню, — слабо пожал он плечами.

— Бывший сотник Подгорного князя Леонид Кольчужный, к вашим услугам, — сделал вид что как бы прищёлкнул каблуками, представляясь незнакомец. — Сразу уточню, — улыбнулся он. — Видеть меня ты мог когда год назад я вместе с тобой и кое-кем из парней твоей банды откачивали воду в раскопе под бронетранспортёр. То ли немецкий, то ли советский, не помню, — задумчиво почесал он лохматую голову. — Там мы и познакомились. Ты тогда всем рассказывал о своей жизни в Старом Ключе. Анекдотами всех смешил.

Но, ладно, — вдруг всполошился сотник. — Что-то мы чересчур долго стоим на одном месте, разговариваем. Давай чего-нибудь делать, пока охрана нами не заинтересовалась.

— Не гоношись, — равнодушно бросил атаман, даже не пошевелившись. — Сразу видно что здесь на острове ты человек новенький и не знаешь местных порядков. Местной охране давно уже всё равно, что вокруг происходит. Можешь работать, можешь не работать, им без разницы.

Раз даёшь план, вырабатываешь норму, тебя не трогают. Пару танков с целыми моторами раз в месяц выдашь под разборку — им и хорошо. Всё остальное их не касается. К тому ж, сюда с проверками из центральной лагерной конторы проверяющие не добираются. Поэтому, жить здесь можно. Так что считай тебе повезло. Попал в спокойное место, где охрана так не зверствует, как в местах ближе к побережью.

Здесь тихое уединённое местечко.

По крайней мере пока к нам сюда узкоколейку не подтянули, живём спокойно, — с кривой улыбкой на лице пробормотал атаман. — Так что пользуйся последними временами, пока ещё возможно. К весне хорошая спокойная жизнь кончится.

— Да мне вообще-то без разницы когда тут ваша хорошая жизнь кончится, — невозмутимо отозвался сотник. — Я зачем к тебе пришёл-то. Привет передать и сказать что тебя помнят и скоро отсюда вытащат.

— Что? — поднял на него враз затяжелевший взгляд атаман.

Только сейчас он обратил внимание на то, что поначалу резануло глаз, а потом как-то незаметно отошло на второй план, смытое накатившим тут же безразличием. Одежда подошедшего к нему человека, назвавшегося старым знакомым, была не отсюда. Новая, и чем-то напоминающая его старую амуницию, давно, уж и не вспомнишь когда отобранную лагерной охраной, за практичность и присущее ей удобство.

— Не что, а кто, — невозмутимо отозвался его собеседник. — Компания, привет от которой я только что тебе передал. А если мне не веришь, то могу организовать встречу с Дмитрий Александровичем. Его чаще называют Димон. Надеюсь, ты помнишь такого?

— Ну так как, — глядел он на атамана со скрытой насмешкой в глазах. — Организовывать встречу? Только учти. Не здесь. Для встречи тебе придётся подойти на южный край острова. Туда где свалка старого металла и кладбище. Сюда, в отличие от меня ему хода нет. Его сразу вычислят, что он не "местный", — с кривой усмешкой уточнил сотник. — Это мы с тобой незаметные здесь существа, которых охрана в упор не видит, не смотря на разную одежду, — правильно истолковал он мельком брошенный на его куртку взгляд атамана. — У него же взгляд особый, вольный, что ли. Не такой как у нас всех. Сразу видно что человек не отсюда.

— Ты не думай, — скупо улыбнулся сотник, — я помню. Это на одежду здесь внимания охрана не обращает. А вот взгляд, взгляд свободного человека сразу просечёт. За взгляд они особо бьют, смертным боем.

— А ты?

— Я старый сиделец. И я пришёл-ушёл, — невозмутимо отозвался сотник. — Если вспомнишь прошлый год, то я тот, о ком наверняка в прошлом году много должны были разговоров разговаривать. Беглец, бесследно ушедший в болота.

— И там сгинувший, — глядя на сотника горящим лихорадочным взглядом, тихо проговорил атаман. — Значит, вернулся.

— Вернули, — с кривой гримасой на лице возразил тот. — Вернули, чтоб встречу вам организовать. И договориться как они будут тебя отсюда вытаскивать.

— Я без своих ребят никуда не уйду, — тихо, и вдруг неожиданно жёстко проговорил атаман.

— Это ты не со мной, — усмехнулся понимающе сотник. — Это ты с моим нынешним начальством, с тем самым Димоном решай. Как, в каком составе и когда они тебя отсюда вытащат. Вытащат ли. А моё дело маленькое, весточку тебе передать и ответ доставить.

Ну так как насчёт завтра? Полдень, когда у местной охраны "сиеста". Ждать на кладбище?

— Жди. В полдень буду, — буркнул атаман, отворачиваясь. Сотник вдруг стал ему неприятен, словно он почувствовал некую собственную ущербность по отношению к нему. Тот сейчас уйдёт в болота, на свободу, он же останется здесь, и дальше тянуть свою рабскую лямку…

Встреча…*

Сказать что Димон ожидал от встречи с атаманом чего-то нового, по сравнению с тем что он услышал от встречавшегося с ним до того сотника, было бы неправдой. Зная атамана, пусть и достаточно поверхностно, он заранее имел определённое представление о его характере. И как тот себя поведёт в создавшейся ситуации Димон даже не сомневался. Надеяться на то, что тот бросит своих товарищей, сам вырвавшись на волю — можно было даже не рассчитывать. Но попытаться уговорить того бежать, сейчас, когда для того есть все возможности, всё же следовало.

Не получилось. Жаль. Все глобальные проблемы Димон предпочитал решать частями, постепенно, по мере появления возможностей. А тут выходило что освобождение Паши можно было произвести не ранее весны, когда в эту самую дальнюю южную часть Торфяного плато подтянут узкоколейку железной дороги от побережья. Только тогда появится реальная возможность быстро проскочить на снующей здесь по рельсам мотодрезине во все другие лагеря, откуда потом, осторожно, по одному попытаться тайно выдернуть работающих там атамановых парней.

Иначе всё выходило слишком медленно. Расстояния здесь были столь велики, что пока доберёшься из одного конца плато до другого, да по болотам, тихо перебираясь из лагеря в лагерь, годы могли пройти. И что за этот срок стрясётся с людьми — можно было лишь догадываться. Здесь был не курорт, и люди гибли постоянно.

На дрезине же, перемещение которых никем и никак не контролировалось, можно было попытаться провернуть эту операцию быстро и незаметно, поскольку серьёзного подённого учёта находящихся на территории лагерей рабов здесь не велось. Откачка воды из копаней требовала постоянного пригляда и непрерывного цикла работ. Потому-то многие и оставались на ночёвку непосредственно возле места производства работ, зачастую на довольно большом удалении от базового лагеря. И зачастую даже без охраны, поскольку бежать отсюда, с Плато считалось что невозможно. Невозможно и некуда. Кругом простирались бездонные топи, надёжно отсекающие Торфяное Плато от внешнего мира.

Но даже этого лагерной охране показалось мало, поскольку даже такие безнадёжные побеги нет-нет, да случались. Доведённые до отчаяния люди не останавливались ни перед чем.

И сразу после побега бывшего княжеского сотника администрацией лагеря были сделаны правильные выводы. Отныне повсеместно среди рабов вводилась круговая порука. В одном рабочем лагере больше ни под каким видом не допускалось соединения членов прежних команд. Вводилась практика коллективной ответственности членов прежних групп друг за друга в случае чьего-либо побега. А совсем недавно было введено ещё одно дополнение. Теперь за чей-либо побег отвечал каждый десятый из того лагеря откуда побег был совершён.

Теперь рабы сами следили друг за другом, кровно в том заинтересованные. И лагерная администрация зорко следила за соблюдением новых правил.

По словам Паши, ошибок она больше не допускала. По крайней мере за последний год регулярные коллективные казни участились, став заурядным явлением, а бывшие ранее частые побеги резко сошли на нет.

Пытаться же поискать выход на лагерную администрацию для подкупа, было заведомо провальным делом. Все охранники жили здесь же, на Торфяном Плато, в отдельном, прекрасно обустроенном роскошном посёлке, и вся их жизнь была на виду. Даже подкупить их было невозможно. Им некуда здесь было тратить деньги. А любые траты тщательно фиксировались и сравнивались с уровнем семейных доходов.

И не дай тому Бог, если кого заподозрят в появлении неучтённых средств. Участь того была незавидна. Последний такой умник, понадеявшийся обмануть команду высоко профессиональных ревизоров, кончил свою жизнь "не комарике".

Быть живым досуха выпитым комарами — страшная участь. Потому и измен здесь не было.

Проблема освобождения Паши с командой вставала во весь рост. И пока решения не имела. Не говоря уж про то, что при столь коротком сроке жизни рабов в лагерях на Торфяном Плато, к будущей весне вполне возможно уже и освобождать то было бы некого. Уже было чудом то, что они все до сих пор ещё живы. По крайней мере если верить словам того же Паши, имевшего, как оказывается достаточно точные сведения о местонахождении и состоянии всех своих парней.

Но это лишь подчёркивало то, что и так было понятно. Разбросаны они по разным лагерям были на таком удалении друг от друга, что собрать их всех вместе в течение даже одной недели, при современном стоянии дорог меж лагерями, было невозможно. А больший срок операции грозил уже привлечением лишнего внимания к тому что тут происходило.

Был, правда, вариант одновременного изъятия всех парней командой Димона. Но это требовало привлечения на Плато ещё большего количества людей обеспечения, что неизбежно поставило бы под угрозу скрытность проведения операции. Утаить в этих пустынных местах столько чужих людей было нереально.

И ещё возникала одна неразрешимая проблема. Сучёк-болотоход был один. И разом во все требуемые места тайно провести все группы обеспечения он физически не мог. Не разорваться же ему.

Все эти соображения и привели в результате к твёрдому заявлению атамана: "Без своих, он, отсюда, не уйдёт. Или — все, или — никто. А там — как хотите".

— "Вот так вот, — ругался про себя Димон, бессильно матерясь весь остаток дня после встречи с Пашей. — Столько времени потеряно на его поиски, а всё бестолку. Ну не желает человек понять, что поодиночке нам выдернуть их всех отсюда проще пареной репы. А разом — никак.

Дорожку через болота натоптали, так что и проблем тут я не вижу. По одному человечку, с помощью Сучка выщелкали б постепенно, тихо, одного за другим, не торопясь, осторожно, аккуратно имитируя смерть в зыбучей трясине.

Пока ещё администрация снесётся между собой, пока отреагирует. Связь здесь та ещё. А зная кто где находится, можно всё быстро провернуть.

Этот же, — с раздражением вспомнил Димон твёрдый, прямой взгляд атамана. — Баран, упёртый! Этому же подавай всё сразу. Всех и сразу

Мне что, здесь на болотах восстание Спартака специально для него организовывать", — в бессильной злобе Димон хлопнул кулаком по первой подвернувшейся под руку деревяшке. Тонкий трухлявый ствол сгнившей на корню осинки рассыпался трухой.

— Даже руку не поранишь о здешнюю флору, — прошипел раздражённо Димон.

Надеяться на то что здесь на болотах можно найти какой-нибудь камень, по которому можно было больно врезать кулаком, не стоило. В той жиже, в которой он уже привычно для себя расположился, наблюдая за проходящим мимо его кочки караулом охранников, камней не было минимум метра на три вниз и на сотни во все стороны.

— "Ждать удобного момента несколько месяцев до будущей весны? Бред! Эта бледная немочь Паша, до сего-то дня еле дотянула, а туда же, требует отложить побег до весны, когда все лагеря окажутся связаны узкоколейкой и можно будет его ребят быстро отсюда вытащить.

Идиотизм, — чуть было вслух не выругался Димон. — Узкоколейка это не только нам в помощь. Это ещё и возможность лагерной охране быстро подкинуть помощь в проблемные углы плато, на случай если вдруг зеки буянить начнут".

"Проблемы растут как снежный ком, — раздражённо подумал Димон.

А не получится если! И что тогда? Как его из разворошенного муравейника вытаскивать?

А никак, — сам себе ответил Димон. — Будем считать что ничего с Пашей сейчас не получилось. Как будет потом, весной, как он хочет бежать, дальше и видно будет. А пока, работаем по моторам и тракторам.

Нет стоп, — мысленно остановил он сам себя. — Спасение товарищей — вещь замечательная, только вот чего-то Паша не договаривает. Слишком он педалирует день своего освобождения на день весеннего равноденствия. Очень уж у него отчётливо прозвучал акцент на том, что охрана сразу после обряда переноса будет квёлая.

— Блин, — Димон ошарашенно захлопал глазами.

Только сейчас до него дошло то, что и так, просто бросалось в глаза, а он за своими дурацкими рассуждениями не видел прямо под собственным носом.

Паша не собирался ТИХО, поджав хвост бежать из рабского лагеря. Он хотел отомстить и сотворить "БОЛЬШОЙ БУМ". И чем громче бы прозвучал этот "бум!", тем для него было лучше.

И это не он, не Димон будет организовывать для Паши восстание Спартака, это Паша сам этим займётся. И ему нужно время….

Ладно, мысленно решил для себя Димон. — С этим всё ясно. Пока откладываем, до решения текущих задач. А потом, перед отбытием отсюда, надо будет обязательно навестить нашего хитроумного атамана для окончательного определения. Что это он замыслил?

Ну а пока, что он там говорил про моторы то? Скоро вывоз награбленного?"

"Тьфу ты, — едва слышно выругался Димон от расстройства. — Награбленное — это будет у меня, то есть у нас. А вот у князюшки с ящерами — это будет честно заработанное и честно заслужённое".

"Неприятно чувствовать себя вором, — мрачно посетовал Димон на собственную незавидную судьбу, вдруг повернувшуюся к нему столь нежданным боком.

Скоро вывоз, а скоро — это когда?" — напряг он память, пытаясь вспомнить что же по этому поводу говорил ему Паша.

Голова, занятая бесполезной мысленной руганью с упёртым атаманом, напрочь отказывались вспоминать.

— "Ага, — наконец-то сообразил Димон, по ассоциативной цепочке ясно вспомнив последние слова атамана. — Через полтора месяца с этого острова будет вывоз всей годовой добычи куда-то в сортировочный лагерь, где-то тут недалеко, по соседству. А уж потом всё, что за этот срок собрали, рассортированное, отремонтированное, доукомплектованное и тщательно смазанное пойдёт дальше на побережье. На консервацию и предпродажную подготовку.

Так, — озадачился Димон. — Что на сегодняшний день мы имеем на местных складах?

А имеем мы на сегодняшний день — цельных тридцать семь дизельных моторов от тридцатьчетвёрок, плюс пятнадцать бензиновых от немецких Т-3, два от Т-2 и один от Т-1.

Хм, — подивился он невольному каламбуру. — Итого: восемнадцать бензиновых и тридцать семь дизельных. Всего пятьдесят пять штук.

Ну и к чему мне такая разбивка, — серьёзно озадачился Димон. — Что мне с того, дизельные они или бензиновые. Мне главное — как их отсюда вывезти, а не то что они есть. Ну и что мне с того?

А ни-че-го, — мрачно констатировал для себя Димон. — Как вывозить будем, товарищ начальник? — задал он риторический вопрос сам себе. — А хрен его знает, ваше благородие…", — матерно, с загибами ответило подсознание.

От первой пришедшей в голову идеи построить тайную гать по болотам, под водой, для вывоза потенциального хабара, отказался в первый же день. По одной простой причине. На всём обозримом вокруг пространстве не было ни одного деревца. Да что там дерева, кустарника жалкого и того не было, начисто вырубаемого местными зеками на обогрев своих бараков и готовку пищи. Чистота кругом, куда тем овцам с альпийских лугов.

Даже охрана лагерей использовали тут для обогрева не дрова, а прессованный в брикеты торф. Какая уж тут гать.

Вспомнив, чего ему стоило в конце концов уломать Сучка взяться за поиск тропы по болотам, такой чтоб по ней лошадь смогла протащить волокушу с грузом или гружёную телегу, Димону на миг стало дурно. Сучёк оказался не менее упёртым чем его дед, и очень долго вообще не соглашался заняться поисками.

Пришлось припугнуть что никогда более не возьмут его с собой и пригрозить что пожалуются деду. На деда тот плевал, а вот угроза обломить весь кайф от гулянок с друзьями, только это и смогла сломить упёртую нечисть.

Зато потом и отыгрался на них, с-сучёк. Пока делом занимался, так противно ныл, что его заставляют перерабатывать, что под конец поисков Димон вместе со всеми остальными членами их группы готовы были на коллективное сожжение одного персонального слишком занудного лешака, лишь бы тот заткнулся.

Спасибо что хоть тропку прохожую всё-таки нашёл, где каменистый грунт под водой выдержит лошадей с волокушами. И то хлеб. Иначе бы на всей идее пограбить ящеров с Подгорными князьями можно было смело ставить крест. А что тропка та кривовата и длинновата оказалась, причудливо петляя меж пятен бездонных топей, так тут уж не до жиру. Далеко, криво, долго, но, в конце — живой.

Честно говоря, Димон вообще на такую удачу не рассчитывал, мысленно простившись с надеждами поживиться чем-нибудь на этом Плато. Ан, нет, свезло.

— "Итак, есть тропа, но нет средств доставки, — мыслями вернулся он к проблеме. — Но нет ни лошадей, ни телег, ни волокуш. Ничего. Даже деревьев пригодных на постройку чего-либо подобного, и тех во всей ближайшей округе нет. Тупик.

Ну не на своём же горбу тяжести эти по болоту тащить.

— Не понос, так золотуха", — тяжело и обречённо констатировал Димон. — Ладно, посчитаем хотя бы сколько нам тягловой силы надо на единицу груза, чтоб по болоту вытянуть груз, весом где-то под тонну, отсюда и до холмов водораздела? Целых пятьдесят пять штук, — озадачился он. Цифра, всплывшая в уме сразу испортила настроение. — Это что ж, опять сюда на правый берег Лонгары весь табун с Ягодного гнать? Да ещё и не хватит? Бли-и-и-н…

Бедные лошади, — мрачно посетовал про себя Димон. — Придётся им попотеть.

Мне их уже жалко, — совсем помрачнел Димон. — Впрочем, как и себя. Но себя жальче".

В том, что придётся серьёзно потрудиться самому, пытаясь протащить по местным хлябям тяжеленный груз, он ничуть не сомневался. Главное, было в другом. Были б только лошади и удача.

И то, и другое ему сейчас были кровь из носу как необходимы.

— "Ладно, — мысленно поставил он точку над рассуждениями. — С разведкой всё ясно. Что могли — узнали. Больше сидеть в этих болотах — смысла не вижу. Надо выдвигаться в Гультяй-Дол".

Вот теперь точно можно было слать на Ягодный весточку и смело двигаться на место встречи с основным отрядом. Надёжная дорога на остров с моторами была теперь известна.

Аккуратно вывешенная тайными вешками, разобрать которые среди местной болотной растительности сумел бы лишь посвящённый человек, она гарантировала успех операции. Главное было — успеть управиться до команды сборщиков. А там — хоть трава не расти. Найти след ушедшего в топь обоза мог разве что Леший. А такового, как твёрдо, со слов молодого лешего Сучка знал Димон, ни у Подгорных князей, ни у ящеров не было.

И это ставило жирный крест на любой возможной погоне. Куда в болотах что-либо кануло, догадаться мог разве что Господь Бог.

Но перед тем следовало всё ж хоть на полдня заскочить на сборно-сортировочный пункт в глубине болот, там, ближе к морю. И там на месте посмотреть поближе, что это за пункт такой сборно-сортировочный, и чего с этого сборного пункта можно было бы поиметь. Название уж у того было самое завлекательное.

Потому как обещанные сотником Димону трактора, на плато отряд так и не нашёл. Они словно испарились, оставив после себя лишь пустые камышовые навесы, точно в указанных сотником местах, говорящих, что тот всё же не соврал, и глубокие колеи в развороченном гусеничными траками торфянике, несомненно указывающие на то, что искомое на плато всё же есть.

Вопрос только — где? Пока что, место их отстоя никто в отряде не знал.

Последней надеждой на этот сезон был тот самый сборно-сортировочный пункт, рядом с которым как раз выводила на твёрдый каменистый грунт очередной возвышенности тайная тропа лешего. Потом она снова ныряла под воду и вела уже на этот дальний остров где обитал сейчас атаман Паша, и где они сейчас как раз и пребывали.

Замысловатая, кривая дорожка. Но, иной не было. Не двигаться же в самом деле на глазах у всех встречных охранников по существующим известным официальным тропам, по которым вывозят болотную добычу. Тут уж, никакой Сучёк глаз чужих не отведёт.

А по собственной глупости пополнить собой состав лагерных бараков, категорически не было желания.

Сборно-сортировочный пункт.*

Лежать на твёрдом основании, не опасаясь, что через три-пять минут на твою непромокаемую кожаную подстилку просочится с боку струйка холодной болотной воды, настоящее удовольствие. После многих дней, проведённых на болоте, Димон испытывал буквально чувственный экстаз от осознания одного простого факта что под тобой твёрдая земля.

— "Боже, как хорошо просто лежать на твёрдой земле", — рассеянно думал Димон, тем временем не сводя внимательно настороженного взгляда с территории сборно-сортировочного лагеря, расположенного за грядой каменистых холмов какого-то безымянного болотного острова.

Это был тот самый сборный лагерь, на который указал ему Паша, сказав что там можно было многим чем любопытным поживиться.

Да, Паша не обманул. Тут действительно было много чего любопытного. А уж ценнейшей добычи-и-и-и… Прям, слюнки текли…

Только вот то, что Димон сейчас видел перед собой, не нравилось ему категорически. Расхлябанности и апофигизма, с чем они столкнулись при наблюдении за жизнью предыдущего рабочего лагеря, где ныне обитал атаман Паша, здесь не было и в помине.

Это было настолько необычно, что Димон, привыкнув за последние дни к царившему во всех предыдущих лагерях бардаку, натурально впал в ступор.

По всему выходило так, что уединённость и оторванность расположенных на краю болот рабочих лагерей от центрального плато, серьёзно сказывалась на царивших там порядках. Там царил натуральный бардак, здесь, ближе к центру плато — царил порядок.

Что же творилось ближе к морю, не хотелось даже думать. Соваться туда, как первоначально думал Димон, лучше всё же не стоило. Глядишь, и целее будешь.

Крайне напрягало ответственное отношение охраны лагеря к порученному им делу. Пулемётные вышки по углам, колючая проволока в три ряда с навешенными на неё пустыми жестяными банками, грохочущими от малейшего ветерка, и широкая полоса вспаханной и проборонованной земли по наружной границе лагеря — всё навевало самые нехороши мысли.

Даже не в пример более аккуратные камышовые навесы над готовым к вывозу оборудованием, не шли ни в какое сравнение со всем тем, что Димон допреж видел. Чувствовалась совершено другая рука и абсолютно иное отношение к делу.

Про щитовые же сараи под красной черепичной крышей, гордо высящиеся посреди лагеря, откуда доносился едва слышный из такого далёка звон ударов металла по металлу, не хотелось даже думать, настолько всё вокруг выпадало из уже сложившегося было в голове Димона образа.

И в дополнение ко всем неприятностям, сборно-сортировочный лагерь оказался тем местом, где Димон впервые на этом плато увидел ящеров. Кучу ящеров в охране, а из людей одних лишь рабов. Что вообще уже ни в какие ворота не лезло.

— "Пипец, — мысленно констатировал Димон, окончательно впадая в прострацию. — Диво дивное. Вышки, колючка, контрольно-следовая полоса. И имперские ящеры посреди всего этого великолепия. Это называется — почувствуйте разницу, господа. Полный Гулаг, блин. Куда там Сидору с его доморощенными замашками и жалкими потугами устроить собственную лагерную систему. Да-а-а, тут у ребят серьёзный подход к делу.

Накрылись мои тракторочки, — окончательно впал он в мрачную депрессию.

Мой, Бог! — мысленно ахнул Димон. — Ещё и собачки до полного удовольствия, то бишь — для счастья. Ого, — по спине Димона пробежал холодок. Размеры собачек внушали серьёзные опасения. — Они здесь что, атомную бомбу собирают? Столько охраны, что даже рабы в туалет ходят парами, под охраной. Ничего не понимаю.

И ещё эти патрули за территорией, с собаками. Совсем что ли обалдели, придурки. Как же я бедный воровать-то буду? Зачем собаки то? Для чего? Куды здесь бечь то? Почему лагерь так усиленно охраняют? Нафига?

А это что за диво дивное, — вдруг ещё больше озадачился он. — Что это собачки патруля так странно себя ведут?"

Действительно, в который уже раз за сегодняшний день Димон отметил для себя странность. Каждый раз проходящие мимо его схрона собачки охранников, в случае если ветер был в их сторону, вели себя как-то странно. Прижимали уши, поджимали хвост и жались к ногам патруля. И поскуливали, непонятно с чего.

Медленно, осторожно двинув рукой, Димон задумчиво почесал щеку. Надетый на запястье вязаный шерстяной поясок из собранной с лиса шерсти, давний подарок жены, ставшая давно уже привычной ему повязка от забытого растяжения кисти, царапнула волосками рыжей шерсти по щеке. Поясок давно уже стал привычным, превратившись в своего рода талисман, но теперь Димон более задумчиво остановил на нём взгляд.

— "Уж не эта ли штука так на собачек действует? — вновь озадачился он, наблюдая ставший за последнюю неделю уже привычным вид испуганных собак. — Неужто застарелый запах лисьей шерсти чуют? Чуют и боятся? М-да. И чего теперь? Как это можно использовать?

Да никак, — разозлился он. — Паша один бежать не будет. это он ясно сказал. Где другие парни — неизвестно. И быстро узнать это нет ни малейшей возможности. Да и времени на поиск нет. Зима на носу, сваливать отсюда надо нахрен, а не сидеть в болоте до белых мух.

Ну и чё теперь делать?

Первое, сваливать отсюда как можно быстрей, пока не заметили.

Второе, как только увижу нашего Рыжика, обдеру его до основания и свяжу себе десяток ещё подобных шнурков, — покосился он на обтянутое вязаным шерстяным кольцом запястье. — Чтоб все собаки боялись и десятой стороной обходили. А то мало ли что.

А вот заниматься моторами которых здесь полно, мы пожалуй не будем. Голова дороже. И не будем пытаться найти здесь трактора, — раздражённо одёрнул он сам себя. — А Пашин остров — единственная наша надежда поживиться отсюда хоть чем-либо. К тому ж, только с него у нас есть доступ по твёрдой земле в холмы водораздела.

Точнее, — поправился он. — Теперь мы знаем одну такую тайную тропку. Дай Бог вечной жизни Сучку и всему его племени, за то что он нашёл твёрдую дорогу под болотной водой на остров к Паше. Кривая стёжка, петлистая, а выводит с этого острова точно на ту сторону. И если впряжём трактора в волокуши — они нам отсюда вытянут всё что мы только захотим отсюда утащить. И никакой гати не надо строить, — мрачно усмехнулся он. — А хотим мы много, сразу надо отметить. Хотим всё.

Одно лишь непонятно. Где взять трактора? Хотя бы один. На острове кроме моторов ничего нет. Моторов и танковых пушек, — поправил он сам себя.

А ещё бы и танковых пулемётов не помешало бы. Вот как здесь. Снарядов там…, гранат, патронов к пулемётам. И прочего оружия, что можно раздобыть в подбитом в другом мире танке, — тяжело вздохнул Димон, глядя завистливыми глазами на пулемётные вышки и контрольно-следовую полосу. — И до чего при всём желании не доберёшься, без серьёзной стычки с лагерной охраной. А уж своё-то добро они блюдут, более чем серьёзно. Оружия здесь много, но оно всё под охраной.

Блин, чё ж делать то?

Возвращаемся обратно на остров к Паше и ругаемся. Чего это он нам эту туфту подсунул. Издевается, что ли? Тут одних только ящеров больше, чем я всего людей на это дело привлечь могу. Раза в два то уж точно.

Вывод? Возвращаемся и ругаемся".

Вторая встреча.*

Повторная встреча с атаманом, там же на старом месте, только что глубокой ночью, уже не была столь радостна как в первый раз.

— Ты куда сунулся, дятел? — была первая реакция атамана на обстоятельный рассказ Димона куда, в какую ж…, они с парнями попали по Пашиному совету.

На последующий культурный и вежливый вопрос Димона: "Ты куда, речной пердун, корма в ракушках, меня послал? Там же ящеры!", Паша разразился не менее содержательной и не менее культурной речью. Главное, весьма познавательной. Для Димона в первую очередь, за последнюю пару лет, что-то отвыкшего от профессионального морского сленга.

Слово "козёл" и ряд подобных соответствующих эпитетов, определений и наименований никак не прозвучало, что удивительно, но по самому смыслу произнесённого безусловно подразумевалось.

— Нет, — даже в ночной темноте было хорошо заметно резкое движение раздражённо мотнувшего головой Паши. — Какие ещё ящеры? Откуда? — изумлению Паши не было предела. — Вас явно занесло куда-то не туда, — сердито отмёл он разом все обвинения Димона. — То, как ты мне описал сборно-сортировочный лагерь, вы явно угодили куда-то к ящерам. Только на их территориях существуют такие строгости и порядки.

Я тебе что сказал. Сразу после каменистой гряды из трёх малых островков, которые первыми тебе встретятся по княжеской дороге, сразу же повернуть направо. А ты куда повернул? Налево.

Русским языком же тебе было сказано. На-пра-во! Ведь видел я эти острова один только раз, когда наш этап перегоняли сюда.

Сюда! — Паша сделал движение постучать пальцем по лбу Димона, но в темноте промахнулся, едва мазнув пальцами ему по лицу. — А не отсюда! — ещё больше рассердился Паша.

Димон аккуратно отодвинулся чуть в сторону. Паша совершенно разошёлся и похоже себя уже не контролировал, закусив удила. Явно их появление вдохнуло в него жизнь, заставив вспомнить забытые было повадки.

— "Да, — с усмешкой подумал Димон. — Сколько волка ни гнобь, а всё равно волчья порода вылезет. Ну-ну, посмотрим что дальше".

— Отсюда — это будет налево, — громко и увлечённо вещал меж тем Паша, словно Димон был глухой. — А оттуда — направо. А ты всё сделал наоборот. Отсюда повернул направо и естественно попал к ящерам, налево.

И первая гряда оттуда, а не отсюда. И от трёх островов, а не от первого попавшегося по дороге. Тут этих островов — как грязи.

У Подгорных князей ничего подобного и в помине нет. Поэтому, когда будете снова искать среди болот сортировочную, и если будете, — мрачно хмыкнул он, — берите сразу левее нашего острова, ближе к западу. Отсюда строго — север, северо-запад, и никак не на северо-восток. А то и ещё проще поступите. Пройдите по княжеской тропе, по которой у нас идёт всё сообщение с побережьем до тех островов что я говорил. А оттуда уже до сортировочной рукой подать.

Днём идти не советую, заметят сразу. А вот ночью — можно попытаться. Тем более если Сучёк с вами. Глядишь, и отнорок в сторону где-нибудь с той дороги найдёте, чтоб обратно сюда на остров не возвращаться.

Димон, злобно засопев едва сдержался, сердито глянув на умничавшего атамана. Эта скотина при объяснении первый раз ни словом не обмолвилась ни с какого края он прикидывал эти свои право-лево, ни с какого боку он считал эти острова. А теперь с важным видом поучает и корчит из себя умника, делая из него дурака.

Ну да, конечно. Можно ведь признать свою ошибку, а можно и свалить всё на другого. Первое — трудно и тяжело, а вот второе — легче лёгкого. Паша определённо был из породы вторых, никогда и нипочём не признающих своих ошибок. Зато никогда не забывавших чужих ошибок. И умело тем пользуясь при каждом удобном случае.

Так и хотелось дать атаману по шее, чтоб в другой раз думал где право, а где лево. И жил чтоб по совести, а не по понятиям. Жаль, нельзя было. Паша хоть и сволочь, да своя. А нынче так и вообще, от одного лёгкого удара мог и помереть, до того ослаб.

Да-а-а, это был уже не тот Пашка. Прежний бы не сделал такой глупой ошибки. Прежний, он бы всё разжевал, вплоть до мельчайших деталей. Где право, где лево, да и вообще бы сказал проще — восток, запад. Тогда бы уж точно никто не ошибся.

— "Впрочем, — сердито одёрнул он сам себя. — Сам дурак. Мог бы и уточнить. Язык бы не отвалился".

— Ладно, — сердито оборвал он многословные умствования атамана, — проехали. Разобрались и ладно. Значит, от княжеской дороги, отсюда — налево.

— Налево, — устало кивнул головой Паша. Он явно выдохся от последней вспышки, и теперь едва уже шевелил языком. Но гонора от того у него не убавилось. — Как вы там сейчас пройдёте — не знаю. Но что дорога там была — совершенно точно. Раньше она там и сворачивала, пока новую насыпь не отсыпали под будущую узкоколейку.

Сейчас-то её уже трудно будет найти, да ещё в темноте, поскольку её изначально отсыпали кое-как. Вот насыпь со временем вся и расползлась. Но, не беда, Сучок отыщет.

А теперь, раз уж разобрались, хотел бы я ещё раз услышать твой рассказ про эту вашу знаменитую переправу. В прошлый раз я как-то был рассеян и внимания не обратил. Вы что, действительно казнили какого-то работорговца?

— Ах, ты хочешь, — язвительно усмехнулся Димон. — Ну раз хочешь, извольте. Поведаю ещё раз.

Работорговца мы казнили, так и есть. Но не какого-то, а конкретно Изю Белого, полагаю тебе известного, — всё ещё пребывая во взвинчено раздражённом состоянии, сердито проворчал Димон. — За всё хорошее что он в жизни для людей сделал, привязали к четырём лошадям и разорвали на куски.

Мерзкое зрелище, доложу я тебе, — сердито буркнул Димон. — Даже вспоминать не хочется. А ты что? — вдруг встрепенулся он. — Жалеешь, что не присутствовал?

— Жаль, — как-то равнодушно, словно ему эта весть была совсем неинтересна, тихо проговорил атаман. — Очень жаль, что не от моей руки он подох, но что уж тут поделаешь, — повторил Паша. — Не успел я до него добраться, не свезло. Уж сколь много тварей на свете знал, а эту — собственными бы руками готов был на куски порвать. Жаль-жаль, не успел.

— Замучаешься, — недовольно буркнул Димон.

Бестолковое переругивание с атаманом изрядно его уже тяготило. Да ещё эти Пашины закидоны, с претензией на лидерство. А теперь вообще, чёрте что творится с ним. Похоже, известие о смерти Изи Белого настолько потрясло Пашу, что тот натурально завис, медленно переваривая радостную для себя весть.

— Для такого приятного развлечения лошадки намного способнее, — сердито проворчал Димон.

Ночь уже кончалась. Хоть осенние ночи и были длинными, да встретиться с атаманом им удалось лишь далеко за полночь. И вместо того чтоб говорить коротко и по делу, взялись обсуждать прошлое и выяснять, кто дурак и почему. В результате, до сих пор так ни до чего толком и не договорились.

Надо было торопиться обратно в болото, чтоб побыстрей покинуть территорию лагеря, пока их тут случайно не застукали. Хоть в этом лагере по сравнению с имперскими лагерями ящеров и царили совсем другие прядки, а всё ж, всегда есть место дурацкой случайности. Да и находиться здесь — было просто неприятно. Лагерь каторжан он и есть — натуральная каторга, одно слово.

— Я тебе вот что скажу, — сердито буркнул Димон. — Стычка с монитором на реке лично мне всё показала. Без своих военных кораблей делать нам на реке нечего. Про артиллерию помолчу пока, тут есть кое-какие серьёзные подвижки. А вот с кораблестроением беда. Сколько мы не бьёмся, как рыба об лёд, — ничего не выходит. Со стороны местного руководства действует жёсткое правило — отсечь нас от реки. Негласное правило, чтоб нас не спугнуть и чтоб мы не прекратили разбрасываться деньгами, которые в конечном итоге так и так достаются местной Старшине, но оттого не менее действенное.

Как только мы находим какого-либо нужного нам человечка, кто бы хоть как-то разбирался в строительстве лодий, как его тут же сманивают у нас прямо из-под носа.

Ты сам прекрасно понимаешь, что мир тесен. И все на Левобережье прекрасно знают друг друга. И никто никому дорожку перебегать не будет. Особенно если дядя какой-то попросит племянника такого-то. А тот в свою очередь попросит друга своего детства такого-то сделать ему линую услугу — не строить для такой-то конкретной компании большие торговые лодьи. Впрочем, как и малые тож…

Дошло до смешного. Захватили давеча хорошие корабли у амазонок, во время их последнего набега на город. Отремонтировали, команды набрали и подготовили. И в результате пришлось чуть ли не задаром, за спасибо отдать обратно амазонкам, чтоб не провоцировать их на преследование. Есть у тех какой-то дурацкий пунктик на эту тему. Всего-то треть цены и взяли от реальной стоимости, — поморщился сердито Димон. — Правда, чтоб совсем уж не соврать, работу по ремонту нам оплатили полностью. И то хлеб.

— Молодцы, — с какой-то непонятной интонацией проговорил атаман.

Брови Димона от удивления поползли вверх. Это был первый подобный случай, когда кто-либо из левобережцев одобрил бы их поступок, а не скривился презрительно. Правда, атаман был не совсем уж житель Левобережья, учитывая характер его предыдущей деятельности и места постоянного проживания, а точнее их полное отсутствие, но всё ж.

— Оставь вы их у себя и серьёзных проблем бы не избежать. Это точно, — сухо буркнул атаман. — А так хоть денежкой разжились.

— Разжились, — подозрительно прищурился Димон. Похоже, он рано обрадовался одобрению их поступка со стороны Паши. Похоже, дело было совсем не так. — Да больно уж малой, не говоря уж про то, что снова остались без собственных торговых лодий, — сердито проворчал он. — Завтра придёт пора вывозить товар и что? Снова здорова? Снова бегать по соседям напрашиваться им на лодью со своим товаром? Так ведь задаром же никто не везёт. Такую цену за провоз лупят — мама не горюй. Всю прибыль съедают. И в кооперацию никто не вступает, единоличники хреновы. Вот и приходится развивать собственную торговлю по суше. А это и дороже, и медленней, и прибылей во сто крат меньше.

Раздражённо замолчав, сердито засопел. Вспоминать как их уже несколько раз совала мордой в грязь местная Старшина, совершенно ему не нравилось. И от этого бестолкового разговора Димон чувствовал сейчас сильнейшее раздражение. За этой бесполезной болтовнёй они теряли драгоценное время, и так до сих пор и не обговорили все интересующие его моменты. А уж скоро должен был быть и рассвет.

Да и вообще, пора было убираться отсюда, пока вокруг всё было тихо.

Ленивая то охрана ленивая, да для неосторожного человека любая чужая лень когда-нибудь да кончается.

Сердито ещё раз покосившись на задумчивого атамана, Димон сам ненадолго замолчал. Атаман явно был недоволен. Обострённые чувства Димона ясно показывали, что тот буквально взбешён последним известием, что, впрочем было неудивительно. Иметь собственную большую флотилию была его давняя мечта. Иметь и тут же проср…ть…

Только вот, легко рассуждать как можно было бы прекрасно всё провернуть, когда сам ничего не делаешь. А как возьмёшься — вот тут и полезут проблемы одна за другой. И не факт что со всеми успешно справишься, потому как не только у тебя одного ИНТЕРЕСЫ, у других их не менее. И лучше уж договариваться, чем биться лбами друг с другом. Только вот Паша явно был из другой породы, для кого крепкий лоб важнее всего.

— Жаль, — сквозь зубы наконец-то процедил атаман. — Жаль. С амазонками можно было и договориться. Знаю я кое-какие выходы на нужных людей. Поторопились вы парни.

— Угу, — согласно кивнул головой Димон. — Тебя там не было.

Вся эта болтовня ему окончательно надоела и хотелось побыстрей закруглиться. Да и давно уже пора была сваливать отсюда, пока не застукали. Поэтому теперь он с Пашей не спорил и ничего ему больше рассказывать не собирался. Хватит, надоело. Захочет ещё что-либо узнать — ещё будет время, весной…

— Ну, да, зная Старшину в Старом Ключе, особо я не удивлён. Ладно, пёс с ним, — внешне как бы беспечно, вяло махнул Паша рукой. — Что ушло, то ушло. Остановимся пока на кораблестроении. Так в чём там проблема то?

— Проблема? — удивлённо глянул на него Димон. — Проблемы никакой нет. Потому как никакого кораблестроения у нас больше нет. Кого ни пытались сманить на работу — всё бесполезно. Придут, день, два покрутятся, разузнают что и как, а потом исчезают с концами. И так раз за разом. Мы уж и приглашать перестали. Пытались даже с амазонками дело по кораблестроению замутить. Опять не вышло. Всё по той же дурацкой причине. Все построенные с их помощью суда они считают чуть ли не своей личной собственностью. Пока строили дощаники для озёр — никаких проблем. Как только переключились на серьёзные корабли — как подменили. И доказать этим упёртым бабам что-либо обратное — невозможно. Просто не слушают и всё.

Пришлось зарубить все начатые с ними проекты. И даже все заложенные остовы новых лодий полностью разобрать, а материал использовать в другом деле, чтоб в будущем не было повода для конфликта.

Остаётся последняя возможность — заказать пару лодий где-нибудь на западных береговых верфях. Но тут другая проблема. Это, во-первых дорого. Очень дорого. Раз в десять станет дороже, чем если б делали своими руками. А денег, как ты сам понимаешь у нас не печатный станок работает. Их постоянно не хватает.

— А во-вторых? — поторопил его атаман.

— Во-вторых, — поморщился Димон. — Нужен экипаж. И нужны капитаны. А кто с этим разберётся лучше тебя? Тут ни я, ни Сидор ничего не соображаем, слишком уж это от нас далёко. Тут нужен спец. А спец у нас лишь ты один. А ты упёрся, как баран, и не желаешь отсюда сваливать.

Замолчав, Димон в упор сердито глядел на атамана.

— Весной, — жёстко проговорил атаман, глядя ему прямо в глаза. — Весной будут тебе: и я с парнями, кто выживет, и экипажи, и лодьи. Последнее — если удастся захватить грузовой порт на побережье. Если оттуда не успеют сбежать обычно стоящие там под погрузкой лодьи, — криво улыбнулся он. — Ну а нет — ну так что ж, — равнодушно пожал он плечами. — Значит, не свезло.

Если же выйдет моя задумка — всё у вас будет. Правда, много лодий не обещаю, потому как основное время торгов приходится на осень и застать там разом много судов по весне, чтоб было из чего выбрать, довольно проблематично. Но две, три лодьи будут обязательно. Повезёт, будет и четыре, и пять. Больше — вряд ли. Весна для князей Подгорных — время не торговое. Тем не менее, на пару морских судов можете рассчитывать твёрдо.

Заодно в трюмы и хабара набрать можно будет больше, чем если вы вытащите на своих фургонах. Да и в море скрыться легче от погони. И концов не сыщешь, куда делись, и знать не будешь кто напал. А что погоня будет — можешь не сомневаться. Такой пощёчины ни князья, ни ящеры не простят. Вот и славно, — хищная злая гримаса исказила лицо атамана.

Так что, задачу свою ты понял. Морячков же из числа местного контингента я вам подберу. За вами — судовая рать. Иначе, без жёсткого контроля над экипажем, с кораблями можешь сразу распроститься. Тут тебе не смирные крестьяне сидят, а пираты да разбойники. Не крестьяне вам нужны, — посмотрел он прямо в глаза Димону. — Если есть желание ещё сильнее пощипать князей Подгорных, вам нужен народ отсюда, нужны пираты.

— Если только на первое время, — поморщился Димон. — Пират, что тот волк. Сколько его ни корми, а он всё одно в море смотрит. И нафига нам подобное добро, на сторону смотрящее?

— Молчишь? — сердито проворчал он. — Сказать нечего?

Помолчав, угрюмо бросил:

— Чувствую, с этими твоими пиратами огребём мы проблем на собственную задницу, мама не горюй. Если тебя послушаем, — ещё больше помрачнел Димон. — И с твоей доброй помощью, конечно, — сердито зыркнул он на атамана.

— А не надо волка кормить, — вдруг сухо отрезал атаман. — Моряк — птица вольная, поводок не любит. Отпусти её и дай ей базу, — тихо, со значением проговорил Паша, близко склонившись к Димону. — Думаю, тебе не надо напоминать, что у Сидора есть своя, чуть ли не персональная морская база на тёплом берегу ласкового моря.

Димон отшатнулся, изумлённо глядя на Пашу и сразу мрачно нахмурился. Осведомлённость атамана о том, то тот не должен был бы знать, серьёзно настораживала. Тот оказался матёрый жук. Не зная точно что и как, сделал совершенно правильные выводы. Морская база — это был их будущий с Сидором проект, который они пока что держали в тайне ото всех. Но, похоже не от него. Атаману похоже хватило одних лишь случайно услышанных недомолвок, чтоб сделать для себя далеко идущие выводы.

— Дадите людям приют, — осторожно начал развивать тему атаман. — Место, где можно погулять, починиться, отдохнуть, хабар сбыть. Не всем, — понятливо усмехнулся атаман на сердито кольнувший его мрачный взгляд Димона, — только своим, прикормленным. Вот тогда да, тогда парни вам по гроб жизни обязаны будут.

Подумайте с Сидором над этим, — усмехнулся атаман. — Хорошее дело можно замутить. Верное. Да и без поддержки от морского братства многого на том побережье вы не добьётесь. А морем не сушей, много больше товара вывезти можно.

— Ты б своих пиратов ещё бы береговым братством назвал, — недовольно проворчал Димон. — А Южный океан — Карибским морем.

— Думайте, парни, думайте, — тихо рассмеялся атаман. — Время до весны у вас ещё есть.

Ну а пока вы там думать будете, я тут, за это время всё что надо подготовлю. И с людьми нужными поговорю, да и вообще. Всё для праздника Весны сделаем, — неприятно, многообещающе улыбнулся атаман.

Димон раздражённо замер. Время неумолимо уходило и уже появилась предрассветная серость. А там, глядишь рассвет и охрана зашевелится. Ползти же на брюхе по мокрому холодному мху, а то и по лужам, не хотелось. Да, похоже, с этим болтуном придётся.

— В качестве подарка, — тихо проговорил атаман, остановив собравшегося было уходить Димона. — Что-то мы всё говорили-говорили, да всё что-то не о том о чём следовало бы.

— Удивительно, — ядовито отозвался Димон. — И года не прошло, как до тебя что-то стало доходить.

— Там, в том лагере, сортировочном, человечек есть один, — невозмутимо продолжал меж тем Паша, словно его и не слыша.

— "Упёртый, — немного успокоившись, с усмешкой констатировал для себя Димон. — Ты ему хоть кол на голове теши, а он всё одно своё гнёт".

— Мой приятель старый, ещё по кое-каким грехам молодости, — важно вещал Паша, словно какой-то дельфийский оракул. — Привет ему от меня передашь и попросишь о помощи. Когда-то он был знатный корабел, да перебежал дорожку многим серьёзным людям из торговых городов Берегового Союза. Вот его сюда и упекли. Чтоб не высовывался и чтоб цены оговоренные не сбивал, да чтоб не строил всякое непонятное, гильдейским уставом не оговоренное.

Договоришься — будет у тебя корабел. Знатный мастер, не чета всему тому убожеству, с чем я встречался на всём вашем Левобережье. Нет — так и сгниёт мастер в этих болотах. Учти это, когда будешь договариваться. И ещё учти — человек он сложный, аккуратнее с ним.

И ещё момент, — глухо проговорил атаман. — Мастер тот уже на последнем издыхании. Укатали его лагеря. Может так случиться, что его и нет то уже в живых. Так что, поторопись и даже на день не откладывай возможность его побега. Ему глоток свободы может быть жизнь спасёт.

До весны то он уж точно не протянет, — вдруг совсем тихо, буквально на грани слышимости прошептал атаман.

Димон пару минут молча смотрел на замолчавшего атамана.

— Ну, — сердито поторопил он его. — Может хотя бы имя скажешь и как найти его там? Или, предлагаешь подойти к лагерной охране и поинтересоваться у неё? Где, мол, тут у вас знатный корабел в прошлом обретается? Так что ли? — сердито буркнул Димон.

Небо прямо на глазах серело и теперь ему уже точно придётся ползти на брюхе по холодной воде, стараясь незамеченным выбраться в болота. А потом ещё целый день ходить в сырой одежде, стараясь теплом собственного тела высушить её. Удовольствие, прямо скажем, не из приятных. Не говоря уж про то, что он был в этом искусстве не особо силён, в отличие от местных лесовиков, которым подобные штучки были совсем не в диковинку.

— Левый второй барак с краю от входа, — глухо буркнул атаман. — Невысокого роста, седой. Возраст — лет сорок-пятьдесят. Сейчас, на вид — явно дряхлый старик. Так что — не ошибёшься. Он там в лагере один такой остался. Остальные, подобные ему, давно уже все померли.

Но на внешность внимания не обращай, внешность обманчива. Почувствует возможность отомстить — резвее молодого побежит куда скажешь, не остановишь.

Зовут — Панас Дуб. Из северных поморов. Которых на всём белом свете человек сорок всего то и осталось, благодаря князьям Подгорным. Так что у него на князюшку старого, зуб острый давно уже вырос. Дадите возможность отомстить — ваш он, весь с потрохами. И никакая Старшина никуда его не переманит, можешь быть абсолютно спокойным. Хотя бы потому, что в отличие от вас, связываться с князьями Подгорными никто из городской Старшины не будет. Им это не надо. А в торговых интересах они с князьями не пересекаются. Они ему не конкуренты. У тех своё, а у князя — своё.

И повторю — с возможностью выдернуть из лагеря, не тяните. До следующей встречи может и не дожить. До весны не доживёт точно. А что вдруг пропадёт и подымется кипишь — не беспокойся. Для охраны лагеря он доходяга, а для них такое дело в обычае. Уходят доходяги в болота, кому невтерпёж уже, и обратно не возвращаются. Так что, на его исчезновение никто внимания не обратит. Ну ушёл человек на работу и не вернулся. Обычное здесь дело.

Вот теперь всё, — тяжело вздохнул атаман. — Теперь нам с тобой и проститься можно. Обо всех знаках мы с тобой договорились, всё обговорили, так что можно и расставаться.

— До весны, — бросил атаман.

И не оборачиваясь, быстро скрылся в предрассветном сумраке.

Бросив в след сердитый взгляд, Димон сам быстро двинулся уже в свою сторону. Атаман дотянул всё ж таки до рассвета. Теперь точно придётся ползти на брюхе по мокрым кочкам, а потом долго и нудно сохнуть на ходу. Времени уже ни на что, тем более на дневную стоянку не было. Надо было скорее возвращаться к месту уговоренной встречи, а то как бы парни без них не натворили каких глупостей.

Не дай Бог, не дождавшись, сунутся сюда на Торфяное Плато. И ничего не сделают, и охрану спугнут. А вот последнее — крайне нежелательно. Поэтому, следовало поторапливаться.

 

Глава 6 Райские кущи

"Если тебя куда посылают, то постарайся всё-таки попасть по указанному адресу".*

Это была истина, в действенности которой Димон убедился к вечеру того же дня, на рассвете которого они расстались с атаманом. На сей раз ошибки не было.

Это было именно то место, куда его послали и именно то, которое он и сам искал. Сборно-сортировочный пункт князей Подгорных по сбору и предварительной обработке и сортировке всего собранного в этой части обширного плато военного железа.

Димон жадным взглядом лихорадочно обшаривал открытое пространство низкого острова перед собой и прямо перед ним вольготно раскинувшийся на краю большого открытого водного пространства, заросшего камышам, большой склад отмытых от грязи каких-то моторов, собранных рабами неизвестно за какое время из ближайших к этому острову болот.

Будущая ЕГО добыча впечатляла и тихо грела сердце настоящего поисковика. Наконец-то свершилось.

В этот момент он даже простил мерзавца Пашу за все его ночные издевательства.

Перед ним была его мечта. Чуть ли не весь немаленьких размеров выдвинутый далеко к югу язык низкого, расположенного точно в указанном месте острова был битком забит длинными рядами новеньких, словно только что с конвейера завода тракторов.

— "Сборный лагерь временного хранения. Вот как это место правильно называется", — едва слышно лихорадочно бормотал себе под нос Димон.

— "Клад, клад, клад, — вертелась у него в голове одна и та же мысль по кругу.

По-моему, когда-то эти трактора называли "Сталинец", если память мне не изменяет, — Димон мысленно погладил себя по голове за собственную настойчивость. — Умничка, Димочка, умничка. Так держать. Вот это и есть те самые обещанные сотником трактора. С-65 и С-60, кажется. Впрочем, как раз номера для нас неважны.

А вот и ещё танковые моторы. Во-он там, под средним навесом. Бли-и-ин! — Димон мечтательно предвкушающе прикрыл глаза в полном восторге. Ни о чём подобном ещё вчера он даже не смел и мечтать.

Да-а-а, господа Подгорные князья серьёзно дело наладили, — оценил он размах княжеских трудов и добытого из грязи сокровища. — Вывезти бы всё, — с тоской глянул он на лежащее перед ним богатство. — И дорогу тайную под водой нашли сюда, и план, считай что готов, и лошади скоро будут. А ведь хрен что получится, — вдруг задумался он.

Простая мысль, только сейчас пришедшая ему в голову, разом перечеркнула всё бывшее только что столь прекрасным настроение.

— Вес, проклятый вес, — не сдержавшись, Димон тихо выругался сквозь зубы. — Это только моторы весят где-то под тонну и их мы сумеем на фургонах своих уволочь. А как быть с трактором? Как уволочь такую дуру?

И на чём они здесь тяжести эти таскают? Что? На этом?

Мама дорогая! И это волокуша?! — мысленно схватился он за голову, заметив на дальнем конце склада какую-то возню с погрузкой как раз одного из тракторов на какую-то странную длинную конструкцию. — Удавиться можно, целый табун своих задохлых лошадей впрягли.

Нет, мы пойдём другим путём. Может быть, своим ходом?

Ну да, как же. Своим ходом, да по болоту. По топкому грунту, или вообще под водой незнамо по чему, по хляби. И потом. Как это своим ходом? Соляры то нет, бензина — тоже нет.

Хотя, зачем мне бензин, — рассеянно окинул он взглядом склад тракторов перед собой. — Тут же одни трактора. И все они могут стоять здесь до скончания века. Нет в этом мире телег, на которых можно было бы вывезти эти многотонные дуры.

Телег нет, а волокуши — есть. А вот и тягач, — хмыкнул Димон. — Ишь ты, как весело дело-то пошло. И соляра, поди ж ты, похоже нашлась. Давно бы так.

Кто ж это у них такой борзый? И трактор освоил, и шустренько так работает. Так они до нашего налёта, глядишь, мой склад и вывезут весь.

Нет, — насмешливо хмыкнул Димон. — Весь не вывезут. Уж эти-то точно. И если я что-нибудь понимаю в работе трактористов, то прямо передо мной только что был акт самого настоящего саботажа.

Ай, да тракторист, ай, да молодец.

Повеселев, Димон уже весело смотрел на развернувшийся прямо перед ним натуральный спектакль, где шустро было поначалу трудившийся трактор вдруг заглох и встал вмёртвую посреди дороги, по которой со склада вывозили добычу. И судя по лихорадочной возне с быстро подгоняемыми к месту его остановки лошадьми, застрял тот там надолго. Если не навсегда, судя до энтузиазму с каким размахивали руками крутящиеся там рядом какие-то люди и еле-еле из-за расстояния доносящегося до него мата.

— Ну никуда без профессионального сленга, — умилился Димон ностальгической картины. — Как мило.

Ладно, эти не вывезут. А я?

А нам придётся. Хош, не хош, а не возвращаться же домой с голыми руками, — ханжески посетовал он на собственную горькую судьбу не поднёсшую ему на блюдечке лёгкого решения проблемы.

Вопрос! На чём будем вывозить мы? — чуть было матом не выматерился Димон, не сдержавшись.

Ну почему в этом мире нет сотовых телефонов? — уныло думал Димон про себя. — Как бы тогда было хорошо. Позвонил — и готово. Всё-то ты знаешь. Сколько платформ у тебя будет и каких, и будут ли вообще. И когда будут.

Сразу бы и определился, столько отсюда можно тракторов стащить. И сколько сюда надо тяжеловозов гнать? Потому как спереть что-либо отсюда — на раз плюнуть, спасибо князьям с их подбором кадров.

Значит, так, — мысленно принялся он выстраивать будущую цепочку действий.

Тихонько подходим со стороны болот к этой свалке, впрягаем в постромки здешних волокуш шестёрку наших тяжеловозов, вон их сколько с краю свалки этой валяется…

Ох, — грустно посетовал он. — Не нравятся мне эти гробы. Какие-то они хлипкие. Даже отсюда видно как их бедняг перекашивает. Ещё развалится по дороге.

Ну да ладно, не будем забегать вперёд. Может ребята наших платформ притащат в достатке. Глядишь, эти монструозные создания и не понадобятся.

Что дальше?

Дальше — тихо грузимся на глазах у всех, потому как чего таиться. Кто таится — тот и заметен. А поведём себя нагло — никто и внимания не обратит. А потом тихо сваливаем с грузом по тропе на побережье. Там, на середине пути, где Сучёк нашёл отнорок в сторону — сворачиваем обратно в болота. И пропадаем с концами.

Good!

И никто ничего не заметит.

И так медленно, осторожно, неторопясь тишком вывозим отсюда всё на что только глаз ляжет.

В этом царстве бардака, в этой толпе народа, где каждый день грузится, разгружается и снова грузится не менее десятка обозов, ещё один никто не заметит. Учёта — никакого.

По крайней мере я тут не видел ни одного человека чтоб хоть что-то считал. Бардак, одно слово. Главное — не выделяться.

При здешней расхлябанности охраны, тишком, да отсюда и чёрта лысого вывезти можно.

А с Пашиным корабелом дело решим потом, когда всю добычу уже переправим на ту сторону болот, в холмы водораздела, когда будем готовы сваливать отсюда. Хоть Паша и торопил, а соваться сейчас в этот лагерь не стоит. Всполошишь, не дай Бог, охрану, вся операция насмарку. Да и не быстрое это дело в таком хаосе, никого не зная, найти нужного человека. Тут не один день нужен, чтоб кого тебе надо отыскать.

Вот оно, — чуть было с силой не хлопнул себя ладонью по лбу Димон. — Пока мы мотаемся в Гультяй-Дол за подмогой, оставлю ка я тут пару парней с сотником. Эта троица между собой давно уже спелась, вот пусть они втроём за время пока мы мотаемся туда-сюда и разузнают все местные порядки, а заодно и мастера того отыщут. А там и мы с обозом подойдём. Вот, быстро, разом и мастера выдернем отсюда, и с тракторами дело решим. И время на поиски не потеряем, и разом два дела сделаем.

Нет, три. Ещё надо Сучка с Рыжиком здесь оставить. Рыжик — будет на охране, отгонять патрули с собаками, а Сучёк пусть ищет тайные тропы меж лагерей. Пусть заодно и проверят возможность вывоза по ним ещё чего-нибудь.

Думаю, мы здесь не в последний раз. Как оно там дальше обернётся — неизвестно. А иметь под рукой карту с тайными тропами, о которых никто не знает, всяко не помешает.

Да и пусть отрабатывает своё здесь пребывание.

Плохо только что Кольку, стервеца, придётся с этими двумя шалопутами оставить. Иначе ни Сучёк, ни Рыжик никого слушать не станут, а ему в рот смотрят.

А вот Тихона возьмём с собой. Он зверь посерьёзней будет, чем эта пацанва. Да и делать ему здесь на болотах нечего, слишком заметен. Да и как нам совсем без зверя то? Нет, совсем без зверя нам нельзя. От него польза весомая есть. И сторож, каких поискать, и пугнуть при случае кого может. А то нас всего-то и осталось, раз, два и обчёлся.

Решено, — отметил Димон для себя. — Возвращаюсь в лагерь и вечером же отсылаю голубя парням в Ягодный. Пусть поспешают и гонят сюда всё что только смогут найти. Всё, что есть. В конце концов, прокатный стан, даже если он уже и в Приморье, подождёт. Не сахарный, от зимних дождей не растает.

А до того — пару парней в Гультяй-Дол, где у нас назначена встреча. Пусть заранее носом там покрутят, поныряют, всё ли в городе спокойно.

Но это уже там, на месте, когда прибудем, чтоб всем отрядом не соваться очертя голову в незнакомое место. А пока разделяться не будем. Нас и так слишком мало.

И надо наконец-то начинать. А то мечтать можно много и долго, и с удовольствием, а вот дело то стоит.

План будущей операции постепенно складывался.

Обратная дорога.*

Обратный путь к месту встречи возле Гультяй-Дола Димону, честно говоря, запомнился плохо. Всё это время он пребывал в каком-то странном, словно подвешенном состоянии, находясь под сильнейшим впечатлением виденного на Торфяном Плато. И на то, что говорят меж собой егеря и как они оценивают виденное, внимания не обращал совершенно. Хотя, тут можно было и не заморачиваться особо догадками. Остальные были не менее него потрясены открывшейся им эпической картиной невиданного прежде богатства князей Подгорных. И даже не всего, а лишь малой его части.

Очнулся он лишь раз, когда внезапно осознал что узнаёт места по которым он когда-то уже проходил.

— Стоп парни, — мгновенно сориентировался он. — Разделяемся.

Мне тут надо бы ещё в одно местечко интересное заглянуть, куда вам всем путь заказан. По крайней мере, я так думаю, — тяжело вздохнул он. — Может быть это так, а может и нет, но проверять как оно повернётся на самом деле, что-то не хочется. Времени нет.

Поэтому вы отправляйтесь в Гультяй-Дол, снимайте там пару комнат в трактире поприличнее и дожидайтесь там наших. А я потом подтянусь. Где-то через неделю.

— Один ты здесь не останешься, — тоном, не терпящим возражений сухо прокомментировал его заявление Васька. — Здесь не те места чтоб оставаться одному. Опасно.

Скептически поглядев на что-то обнаглевшего собственного ординарца, Димон усмехнулся.

— Один, я и не собирался, — не стал скандалить он. — Со мной останутся… Ты, — ткнул он в Ваську пальцем. — Некрас и…, - замолчал он, вглядываясь в сильно осунувшиеся за последнее время лица парней.

— М-да, — мрачно констатировал он, видя решимость на знакомых лицах не послушаться своего командира. — Что-то слишком много воли я вам парни стал давать, — недовольно буркнул он. — Это не есть хорошо. Но делать нечего. Я так понимаю, что слушать и тем более слушаться меня вы не собираетесь.

Увидев в ответ согласно замотавших головами парней, ещё более мрачно констатировал:

— Слушай тогда другой приказ.

Ты, ты и ты, — ткнул он пальцем в грудь первых стоящих рядом парней. — Ноги в руки и быстро отправляетесь в Гультяй-Дол. И там в приличном трактире ждёте всех остальных. И не спать, держать ушки на макушке.

А вы все, неслухи, — Димон обвёл всех стоящих рядом ехидным взглядом, — отправляетесь вместе со мной туда, куда скажу. И вопросов не задавать. Делать будете то, что скажу. И строго так, как скажу. Не будете слушаться — выгоню из команды. И вот это, — на короткое мгновение замолчал он, окинув товарищей внимательным взглядом, — не обсуждается.

Понятно?

Дождавшись в ответ молчаливых согласных кивков, обречённо посетовал.

— Ну что за дела, никакой личной жизни. Впрочем, как и неличной тож.

Знакомая речка.*

Эти песчаные быстрые перекаты безымянной местной речушки Димон узнал бы из тысячи наверное и через сотню лет. Здесь они с Сидором и Машей когда-то, кажется в прошлой жизни добывали из воды речной жемчуг. Ему даже на какой-то миг показалось что он почувствовал на зубах вкус той знаменитой поэльи, с которой всё тогда и началось.

— Знакомьтесь, парни, — на манер Ильича протянул он руку вперёд, указывая на такую знакомую ему речку. — Перед вами та самая жемчужная река, где мы когда-то хорошо так разжились жемчугом.

— Предлагаю не тянуть и немедленно приступить к добыче. Увидите как это здорово. Полчаса и вы все богачи, — с усмешкой констатировал он. — Мне-то это уже не надо, я и так богат. А вот вам бы, не помешало.

— Глядите потом не загордитесь, — рассмеялся он, глядя как весело загалдевшие парни чуть ли не расталкивая друг друга локтями устремились в воду. — Наберёте жемчуга, потом где вас будет искать? — расхохотался он.

Весело галдящая толпа молодых парней с горячим энтузиазмом бросилась искать на дне реки жемчужины. И первые же две находки не заставили себя ждать, добавив энтузиазма старателям.

Когда к вечеру продрогшие до костей парни, трясясь от холода выбрались наконец-то на сушу, возле разожженного в неприметной ложбинке костра их поджидал мрачный Димон.

Откинувшись спиной на колесо единственного их фургона, он мрачно взирал на дрожащую кучку жалких обескураженных парней.

— Ну-с, — мрачно поинтересовался он. — Хвалитесь находками.

— М-да, — ещё более мрачно констатировал он при виде всей добычи. — Что и требовалось доказать. За весь день три жемчужины на всех.

— Глядите, — небрежно подтолкнул он к парням поближе свёрнутый в узел ком какой-то грязный тряпки. — Два часа работы спустя рукава — пол кило отборного жемчуга. Это — моя работа. А у вас всех за весь день тяжёлой лихорадочной пахоты — ни хрена. Что и требовалось доказать, — мрачно повторил он, обречённо глядя куда-то прямо перед собой. — Долги призраку растут. Что не есть хорошо.

— Что делать будем? — поднял он мрачный взгляд на понурых парней. — Тратить время на поиски жемчуга думаю вам не след. Ни хрена вы не найдёте, сколько стараться ни будете. Только простудитесь и заболеете. А больные вы мне тут не нужны. И времени у нас больше на развлечения нет. Надо в Гультяй-Дол поспешать. Там у нас дело поважней будет этого баловства.

— Ну, и что скажете, соколы шизокрылые?

Всеобщее унылое молчание было ему весьма характерным ответом.

— Тогда делаем так, — тяжело вздохнул Димон. — Сейчас ужинаем и ложимся спать. А утром будем делать как я скажу. Глядишь, что-нибудь да получится. Один то день у нас в запасе до контрольного срока по всякому есть, можно и задержаться.

— Так что, жрать и спать, завтра на работу. Выполнять!

Утро началось ещё до рассвета.

— Подъём, салаги! — тихо матерясь сквозь зубы, Димон пинками подымал из спальников разоспавшийся после вчерашней тяжёлой работы отряд.

С кряхтеньем и руганью сквозь зубы, наполовину уменьшившийся за последнее время отряд медленно просыпался.

По-быстрому перекусив оставшейся после вчерашнего позднего ужина холодной кашей, сонные ещё парни неохотно потянулись к давешней речке.

— Значит, делаем так.

Выстроив перед собой шеренгой всех оставшихся в отряде парней, Димон проводил короткий инструктаж перед началом работ.

— Тимоха, Сашка, Рыжий и вы трое, — ткнул он пальцем во всех перечисленных егерей. — За вами — охрана периметра. И чтоб муха мимо не пролетел.

— Я добываю из воды раковины и бросаю на берег. Ты, ты и ты — собираете и относите Ваське. Васятка вскрывает раковины и собирает в мешок найденный там жемчуг. По возможности — сортирует по размеру и по качеству. Не будет успевать — хрен бы с ним, рассортируем потом. Сейчас главное — набрать максимум жемчуга за один световой день. День короткий, работы много.

Обработанные раковины никуда не выкидываем, а складываем аккуратно в фургон, чтоб потом вывезти отсюда и выкинуть в местах где-нибудь подальше отсюда. Чтобы впредь не привлекать к этому месту двуногих хищников. А то, пока вы вчера возились в воде, я тут порыскал по округе, и вот что я вам парни скажу.

Наша прошлая небрежность, когда мы где попало бросали разломанные раковины на берегу уже привела к тому, что здесь после нас кто-то изрядно порезвился. И если так и дальше дело пойдёт, то скоро от этой богатой жемчужной речки ничего не останется. Не возьмут качеством — возьмут количеством, изничтожив жемчужницы на корню.

Поэтому, все добытые нами раковины надо отсюда вывезти как можно дальше, чтоб не оставлять ни малейших следов.

— Теперь, как будем делить добычу. Если не можете сами добыть, то делить будем как с самого начала уговаривались. Весь жемчуг — собственность компании. Вам — пять процентов с добычи. Согласны — работаем. Нет — нет.

— Согласны? Да? — насмешливо переспросил он. — Очень хорошо, — ухмыльнулся он понимающе, услышав унылое подтверждение.

— А теперь — за работу! — рявкнул он на приунывших парней. — Я в воду, остальные — на берегу.

Когда глубоким вечером, трясущийся от холода Димон, выбрался из реки на берег, он был уже ни на что не способен. Его натурально колотило от буквально въевшегося ему в кости холода. Ледяная осенняя вода чистой ключевой реки даже несмотря на крепкие непромокаемые сапоги и непромокаемый комбинезон всё же добралась до него.

И теперь у него не было ни одной мысли кроме как дёрнуть на пустой желудок стакан ледяной водки, растереться спиртом, чтоб не подхватить радикулит, и провалиться в спасительный сон в тёплом пуховом спальнике.

Все дела он отложил на утро. Сил ни на что уже не было.

Утро началось с оглашения результата вчерашних работ.

Один фургон, с максимально возможно наращёнными по сторонам высокими бортами, доверху наполненный ломаными раковинами, так что даже крепкие, рассчитанные не на одну тонну груза тележные оси опасно прогнулись, и два мешка жемчуга. И восторженные глаза преданно глядящих на него егерей.

— Ну, и сколько там? — хмуро поинтересовался Димон.

Чувствовал он себя отвратительно. Несмотря на все предпринятые вчера меры, похоже, он всё же простыл. В носу хлюпало, голова раскалывалась и всё тело страшно ломало. Желание было лишь одно. Лечь, прямо вот здесь, возле костра, и никуда не двигаться. А все эти жемчуга — да провались они пропадом, если за них приходится платить такую цену.

— Ну? — слабым голосом повторил он вопрос. — Сколько там? Подсчитали?

— Десять тысяч сто двадцать четыре жемчужины. Наша доля пятьсот шесть штук. Доля компании — девять тысяч шестьсот восемнадцать.

— А это — то что вы себе отобрали, — понимающе хмыкнул Димон, глядя на сложенную отдельно кучку егерей.

Крупные, идеально ровные, матово блестящие, они одним только своим видом притягивали взгляд. Даже прикидочно было видно что стоимость этой небольшой кучки была просто запредельная.

— "М-да, — мысленно почесал он затылок. — Если мне не изменяет память, каждая такая жемчужина от пятисот до тысячи золотых потянет, смотря где продавать. Парни явно себя не обделили. Молодцы, ничего не скажешь, — мысленно ухмыльнулся он. — Но и нас не обидели, — окинул он ещё раз более внимательным взглядом свою кучку. — Не такой отборный, конечно, но если хорошо продать, минимум миллионов пять взять можно. А это ещё один завод. Вот Сидор с Машкой обрадуются".

— Сколько на душу? — вяло поинтересовался он.

— По тридцать восемь жемчужин и двенадцать штук на раздел.

— Округляйте до сорока на нос и на том остановимся, — раскашлялся Димон. — Ещё от пары жемчужин компания не разорится.

А теперь собираем лагерь и сваливаем. Делать здесь больше нечего. Даже если б и было у нас ещё время, то я уже не работник.

 

Глава 7 Вольный город Гультяй-Дол

Жена — такая штучка, что и на краю света достанет…*

Богом и людьми забытый маленький городок Гультяй-Доля на краю местной цивилизации был ничего себе так городок. А более точно сказать — совсем ничего. Единственное что было в нём хорошего — пиво там было. Не то чтоб отменное, нет, так себе, серединка на половинку. Но вот это-то было, вот этого было у него не отнять. Хоть что-то. В остальном же — дыра дырой.

Треугольник. Край земли. Стык края пустынных, обезлюдивших земель амазонок, самый, самый их запад, безлюдный юг Подгорного княжества, и ещё маленький кусочек какого-то баронства со странным незапоминающимся названием, которое Димон сколько ни пытался, а так и не сумел запомнить.

Может быть ещё и потому что и сами соседи зачастую путались с этим городом, довольно неуверенно заявляя свои права на него.

Впрочем, и Димону не было никакого дела до чьих-либо прав на сей городок. Не до того ему было. Димон ГУЛЯЛ!

Точнее, все вместе они всем отрядом безжалостно пропивали халявно доставшиеся деньги. В полном соответствии с лучшими традициями загула русских купцов, пропивавших батьково наследство. Или, обмывавших удачно совершённую сделку. Или ещё чего, глушащих тоску, например. Одно из… двух, трёх или более причин. Или — всё вместе, кучей. Что тоже вполне возможно. Душа ведь она такая — немереная. И что в ней запрятано, в потайных её складках — одному лишь Богу известно.

В данном случае, похоже было последнее. Димон вместе со своими парнями пропивали удачно проданную по случаю "карту с сокровищами". Причём, как он ни от кого и ни скрывал, проданную не одному покупателю. И даже не двум и не трём, а ровным счётом семи конкурентам.

Нет, конечно, поначалу Димон хотел ограничиться одним желающим узнать в каких местах он так хорошо поднялся.

Выяснив точно, что покупатель имел в виду под этим понятием — "поднялся", Димон тут же сделал ему предложение купить у него интересную карту с точной привязкой к тому самому месту, от которой тот почему-то не стал отказываться. Хотя Димон честно предупредил, что скрывать от кого-либо это место не намерен, поскольку его нагло выперли с места находки и он считает себя сильно обиженным. И если кто-либо ещё выразит желание поближе познакомиться с этим местом, он противиться не будет и выдаст тому точнейшие координаты. А заодно и полный перечень всего чего его лишили наглые захватчики.

Больше всего покупателей почему-то впечатляло именно последнее — перечень. Что, впрочем, Димона сильно не удивляло. До сих пор при одном только перечислении чего он там лишился, у него от злости сводило скулы и как-то странно менялся голос, приобретая шипящий, глухой тембр.

— Господин Димон, говорят…

Устало облокотившись на залитую каким-то вонючим спиртным барную стойку в трактире Димон пьяно повернул голову на голос.

Низкие, закопчённые потолки с нависающей над головой, идущей прямо по центру просторного полуподземного помещения массивной матицей, буквально физически давили на голову. Так что при одном только взгляде на затянутый лёгкой дымкой с кухни полутёмный трактирный зал, хотелось брезгливо поморщиться.

— Восьмой, — равнодушно оценил подошедшего к нему сзади человека Димон.

— Что, простите?

— Восьмой будешь, — повторил Димон. — Если и тебе нужна та карта, то ты будешь восьмой. Тысяча золотых.

— Не дороговато ли будет? Обычно…

— Тысяча, или проваливай, — равнодушно перебил мужика Димон. — И сразу предупреждаю, что ты уже восьмой.

— А сколько всего было?

— Плохо со слухом? Повторяю, всего восемь. С тобой, — пьяно качнул головой Димон. — То целую неделю никого не было, а последние дни прям плотину прорвало. Тысяча золотых на стол и поторопись. Как бы тебя конкуренты не обошли.

— А хочешь совет. Бесплатный, — слегка пошатнувшись, Димон схватился за барную столешницу, пьяно уставившись мужику прямо в глаза. — Скооперируйся. Не жадничай. Там всем хватит. А пять сотен оглоедов с пулемётами, что охраняют то сокровище, это пять очень серьёзных сотен.

— Что ж ты сам не скооперируешься, — с кривой ухмылкой поинтересовался человек. — Это всяко больше принесёт тебе чем эта тысяча золотом.

— Того что взял, мне уже хватит, — хрипло рассмеялся Димон. — Куда ещё. Всяк сверчок знай свой шосток. Не по Сеньке шапка, — сипло прокаркал он, давясь грустным смехом.

— Ну так как, — отвернулся он от мужика. — Покупаешь?

И поторопись, — нетерпеливо поторопил он безымянного покупателя. — У нас бабки кончаются, пить больше не на что. А кончатся бабки — придётся вертаться взад и опять чего-то искать.

Не-хо-чу. Тут луч-че, — опять пьяно развернулся он к собеседнику. — Ну?

— Единственный вопрос, — недовольно буркнул покупатель. — Насколько возможная добыча покроет возможные расходы.

— Блин, — сквозь зубы тихо выругался Димон. — Как вы меня достали. Все!

— Не знаю! — рявкнул он на покупателя. — Не знаю, как ты её продашь. Но того что я там видел, хватит и тебе и твоим внукам, — устало повторил он. — Хочешь — рискни, не хочешь — иди своей дорогой. Заодно тысячу золотых сэкономишь.

Глухой звук тяжёлого мешочка звякнул на барной стойке.

— О! — довольно оскалился Димон, вцепившись в кошелёк. — Це — дило.

Внимательно пересчитав золото в мешочке, хлопнул по столу свёрнутой в плотную трубочку толстой серой бумагой.

Здесь всё, — бросил он, глядя как покупатель торопливо срывает шнурок и вглядывается в нанесённые на ней кроки. — Поторопишься, можешь быть и первым, но лучше всё же прими совет. Скооперируйтесь. Нас оттуда выкинула банда в пятьсот рыл. С парой пулемётов и двумя батареями восьмидесяти миллиметровых миномётов. Неприятная штука я тебе доложу. Особенно в чистом поле. А мы сдуру окопами сразу после находки не озаботились, вот и пришлось убираться, пока не перебили.

— Восьмидесяти двух, — на автомате поправил его покупатель, не отрывая глаз от бумаги.

— Да хоть шестидесяти четырёх или пятидесяти восьми. Мне — по барабану, — равнодушно отозвался Димон. — Что та мина, что другая, на открытом пространстве, где укрыться негде — гарантированная смерть. А мне жить хочется.

И желательно…, - Димон с отчётливо написанным на лице предвкушением подбросил на ладони мешочек с золотом, — чтоб и на хлеб с маслицем денежки были.

Всё? Удостоверился? — равнодушно поинтересовался он у покупателя. — Тогда — адью.

Проводив взглядом вышедшего из бара покупателя, пьяно покачнувшись, развернулся обратно к стойке.

— "Неплохо. Ещё штука баксов, — чуть было в голос не расхохотался он, старательно притворяясь пьяным, заливающим спиртным постигшее его горе. — А чё, — подумал он. — Отныне буду золотые звать баксами. Оно как-то привычней будет. Или нет, может — ефимками?

— Идёт, — решил он для себя. — Надо будет только Сидора с Машкой предупредить, чтоб между собой не путаться. Надо же деньки как-то называть. А то всё золотые, да серебряные. Не здорово".

Димон был доволен. За неполную неделю, что после возвращения с Торфяного плато они безвылазно торчали в Гультяй-Доле, дожидаясь подхода долгожданного подкрепления, он уже на пустом месте заработал восемь тысяч золотых. На одних только картах сокровищ. Сказал бы кто раньше, что такие серьёзные деньги можно взять на продаже одной лишь бумаги с кроками найденных ими сокровищ — ни в жизнь бы раньше не поверил. А теперь сам торгует, и, судя по энтузиазму с которым у него покупают карту, даже зная что они не одни, количество желающих приобрести сведения о сокровищах ещё долго не кончится.

— "И это есть хорошо, — с удовольствием констатировал для себя Димон. — Лучше деньги зарабатывать так, чем золотарём, выгребая протухшие рыбьи потроха из выгребных ям".

Мысли обратно скользнули на привычные размышления. Пока что всё шло хорошо. Напрягало, правда, что до сих пор он так и не получил никакой весточки от друзей, которые по уму давно бы уже должны были его ждать с обозом фургонов с Ягодного в окрестностях города. Но, пока это было не страшно. Пока время ещё позволяло затаиться, и терпеливо ждать. Погоды ещё позволяли.

И пока время ещё было до прихода обоза, надо было подумать о другом. Как бы отвести внимание городской Старшины от его добычи этого года. Пока никаких толковых мыслей в голову не приходило.

Но основное уже было ясно.

Нельзя было привлекать внимание этих волков к своим находкам. Пока фургоны с добычей стоят скрытыми на Ягодном, у их компании нет проблем. Стоит лишь маленькому слуху просочиться наружу, ЧТО они нашли, проблемы обеспечены. Городская Старшина не преминет костьми лечь, а попытаются прихватизировать столь ценную добычу. И хорошо что все парни из отряда это прекрасно понимают и будут молчать. Иначе…

Иначе не хотелось даже думать что будет иначе…

Ну а пока они ждали здесь новый обоз с Ягодного, следовало разыгрывать из себя невинно пострадавшего от беспредела трофейщиков.

Вот Димон и гулял, якобы заливая горе от потери богатейших складов снарядов, патронов и прочего ценнейшего снаряжения. А то что он что-то оттуда всё-таки вывез — это послужит дополнительным подтверждением тому что там осталось ещё больше. Пусть и дальше у него покупают карту с кроками найденного склада в надежде перехватить склады под себя. Раз слава о них уже пошла гулять, то не стоит стоять у неё на пути. Пусть знают ВСЕ!..

Как пусть знают и то, что попытка отобрать у них найденное, кончилась для попытчиков крайне неприятным для них итогом. И что они расстреляли по той банде на реке чуть ли не весь найденный ими в руинах боезапас. Но чуть — всё же не весь. И кое-что ещё осталось. А того что осталось им хватит для того чтоб при случае отвадить от других своих находок новых соискателей халявы.

Так что о том, что это именно они потопили три лодьи речных пиратов, а после того перевешали выживших, пусть тоже знают все. Страна должна знать своих героев! Как знать и то, что неслучайно оказавшегося там на одной из лодий работорговца разорвали на части конями. Кто к нам с мечом, тот тем мечом да по мордасам и получит.

— "Лишний раз под руку соваться не будут", — довольный собственными розмыслами Димон с облегчением опрокинул в себя последнюю рюмку какого-то гадкого местного пойла.

— Б-р-р, — передёрнуло его от отвращения. — М-да, — мрачно посетовал он, грустно глядя на пустую мутного стекла рюмку. — Сидора на вас нет. Поите добрых людей всякой дрянью, аж мутит с непривычки, — уныло пожаловался он кому-то в окружающее пространство.

— Здравствуй, дорогой.

Застыв на миг, словно каменный сфинкс с широко распахнутыми изумлёнными глазами, Димон неверяще медленно обернулся назад.

— Лия? — Димон растерянно глядел на стоящую перед ним высокую, красивую амазонку.

Чёрная, плотно облегающая тело отлично выделанная тонкая кожа роскошного охотничьего костюма какой-нибудь столичной дворянки, удивительно шла к стоящей перед ним молодой женщине.

— Какими судьбами? — ахнул он, нежно привлекая к себе ласково подавшееся навстречу тело жены, и впиваясь губами в пухлые мягкие губы.

М-м-м! — мечтательно закатил он глаза. — Лийка! Ты! Какой же я идиот, — с нескрываемым восхищением в глазах Димон неверяще смотрел в глаза любимой женщины. — Ты меня нашла. Сама! Ты — чудо! А то бы я, как дурак, ещё Бог знает сколько времени скрывался бы от вас обеих, терзая себя и вас собственными глупыми предрассудками.

Пойдём, — решительно повлёк за собой жену в сторону лестницы, ведущей на второй этаж трактира. — У меня своя комната тут, там нам никто не помешает.

Ближайшие два часа меня не искать, — рявкнул он в сторону повернувшихся в его сторону голов своих парней из-за стола, где те играли в карты. — Больше минимума не проигрывать, — погрозил он кому-то кулаком, и больше не отвлекаясь ни на что, устремился с женой вверх.

Однако, Димон всех обманул. Вниз он спустился только вечером второго дня, враскоряку и едва переставляя ноги от усталости.

— Блин! Как хорошо! — без сил плюхнулся он на лавку, где мигом потеснившееся егеря освободили ему местечко. — Никогда больше не буду так надолго оставлять жену дома одну.

Жрать хочу, — куда-то в пространство, без сил проговорил он. — Мясо!

Картошки! — вдруг со всей дури засадил он кулаком по столешнице.

Кабатчик! — заорал он в полный голос. Посуда в барной стойке буфетчика тонко зазвенела. — У меня праздник. Ко мне жена приехала. Гуляем!

Вакханалию следующих нескольких суток ни он, ни его люди так потом и не смогли толком восстановить.

Тем не менее за это время Димон каким-то неизъяснимым образом исхитрился продать ещё три карты. А что продал, Димон понял лишь когда протрезвел. Решив подсчитать убытки от загула, неожиданно обнаружил при себе лишние деньги и отсутствие трёх карт. Приятная неожиданность. Пьянство пьянством, а дело страдать не должно.

— "Мастерство не пропьёшь, — довольно констатировал он, глядя на неожиданный золотой прибыток. — Каждый раз бы так просыпаться. И чтоб денежки сами собой в кошелёк складывались".

Однако, увидав выставленный ему кабатчиком счёт, резко приуныл. Что-то дороговато гулянка та ему выходила. Широкие жесты, типа: "Гуляют все! Шампанского!", определённо до добра не доводят. Одного только выпитого вина, пива…

Димон, стараясь не глядеть, отложил счёт в сторону. От увиденной суммы ему стало дурно. А ещё ведь надо было платить и за проживание, и за занятые ими комнаты.

От итоговой суммы в конце счёта у него потемнело в глазах.

— "Вот гульнул, так гульнул, — медленным дрожащим движением вытер он со лба выступивший там холодный пот. — Мог картами и не торговать. Лишняя возня. Всё до последней монеты уйдёт на оплату. И в кармане опять голяк полный.

— Блин, — мысленно схватился он за голову. — Вот баран. Проср. ть такие деньжищи!

— Теперь придётся съезжать и опять жить в чистом поле. Интересно, у нас хоть на продукты то что-то останется?"

— Парни, — сипло прокашлялся он. — Съезжаем. Мы всё пропили. Блин! — схватился в отчаянии он за голову.

Что им пришлось покинуть занятые ими комнаты в трактире, осознали сразу. Ни у кого в кармане не было ни гроша из отложенного на загул. И местный кабатчик безжалостно выкинул весь отряд на улицу, пригрозив напоследок разобраться с ними, если они не прекратят буянить и громить трактир.

Вот что значит пустой карман, — унылый Васька, с пухшей от длительного пьянства физиономией, уныло глядел на буянившего кабатчика. — Были деньги, эта тварь ласковая была, аж целоваться лез, скотина такая. А как кончились — пшли отсюда, кобели нищие.

— Кто-нибудь, что-либо понимает? Мы что, всё пропили?

Сидящий верхом на опрокинутом вверх корыте лошадиной поилки, Димон с недоумением рассматривал вывернутые наизнанку собственные карманы. В них было пусто.

— Пусто, — мрачно констатировал он и так понятную данность. — Что делать будем, парни?

— Может, примем предложение Макара?

Навалившаяся ему на плечо мягкой грудью Лия, ехидно заглядывала Димону в глаза.

— С ума сошла, — вяло попытался посопротивляться Димон. — Он же хочет нанять нас на новые поиски куда-то в середину пустынных земель. Зима на носу!..

— Туда куда-то месяц придётся тащ…. Стоп! — мгновенно протрезвел он. — Какое предложение? Какого Макара?

— Ну, этого, — лениво куснула его за ушко жена. — Который бывший десятник барона фон Извара.

— Он не Макар. Кажется, — неуверенно проговорил Димон, ошарашенно глядя на жену.

Хмель окончательно выветрился из головы. И в раскалывающейся с похмелья голове забрезжили какие-то невнятные, смутные воспоминания о каких-то долгих переговорах во время прошедшего загула.

Что там было и как, он, честно говоря, помнил с трудом. Но вот что место было чересчур уж глухое, запомнил отлично.

— Какая разница, — согласно кивнула Лия головой. — Тот ли, этот. Макар, не Макар. Главное — предложение его стоящее. И я думаю, что тебе следует на него согласиться. Сам говоришь, зима на носу. А жить на что-то надо. А денег — нет. Не возвращаться же домой с пустыми карманами.

— А ты откуда знаешь о наших разговорах?

— Ночная кукушка, — жарко дыхнула жена ему в ухо, — всё знает.

— Блин, — судорожным движением вытер выступивший на лбу пот Димон. — Сколько с Сидором зарок давали ТАК не пить. Нет, постоянно срываешься. Но теперь всё. Допиться до того, чтобы не помнить когда, с кем, что и кому говорил — это не дело. Всё, завязываю. С этого дня ни капли в рот.

— А как насчёт остального, — нахально навалилась на него тяжёлой грудью жена. — Тоже ни-ни?

— У-у-у, — схватился Димон за голову. — Люди, спасите меня. Моя жена — нимфоманка. Она меня… она меня…, - растерянно повторил он, расплываясь в счастливой улыбке. — Нет, — медленно покачал он головой. Хватит. Я так больше не могу. Надо ещё и дела делать, иначе на что жить будем.

Мягкий, воркующий смех донёсся до него с левой стороны.

— Ладно, — коротенький, сдавленный смешок помешал Лие сразу ответить. — Хорошо. Обещаю больше тебя не насиловать. Если только сам не захочешь, — снова волнующе рассмеялась она.

Но над моим предложением — подумай. Действительно, не возвращаться же нам домой без всего. А теперь у тебя даже жемчуга не осталось. Всё по полу в трактире рассыпал.

Растратчик, — ласково проворковала она, словно мотылёк нежно целуя его в ушко.

— Кто правит миром, — обречённо уставился куда-то в небо Димон. — Женщины!

Ставить повелительницу мира в известность что по полу трактира разбросано не всё, а лишь самая ничтожная часть добычи, хитрый Димон и не собирался. Кто их женщин знает, как они это воспримут. Глядишь, ещё потребует себе подарков.

И ещё. Что-то во всём вокруг происходящем было такое, что-то странное, что Димон никак не мог уловить, но что никак не давало ему покоя, как и возможности окончательно расслабиться. И то что он сейчас промолчал, лишь многозначительно понимающе улыбнувшись, было как раз следствием этих его непонятных ощущений.

И пока он в своих чувствах не разберётся, ставить кого-либо в известность, что это у него далеко не последний жемчуг, и что торчат они в этом занюханном городке не просто так, он не собирался. Даже жену.

— А мы — только бесправные исполнители их желаний, — мурлыкнул он, целую Лию в мягкие податливые губы. — Тайных и явных.

Ну что парни? — повернулся он голову в сторону весело наблюдавших за милой семейной сценой егерей. И вдруг подмигнул. — Поехали?

— Поехали! — рявкнул разом в ответ добрый десяток весёлых подпитых с хрипотцой голосов.

Большинство даже не слышало о чём идёт речь, но с огромным энтузиазмом поддержало речь вожака. Впрочем, им было всё равно. Винные пары ещё не выветрились окончательно из молодых мозгов и куда им предлагают в очередной раз сунуть голову никого из них не волновало ни в коей мере. Всё впереди должно было быть прекрасно. А иначе — никак. Ведь все ни такие молодые и сильные. И впереди у них только счастье и одна удача. А как иноче-то?

Мысли же единственного, кто мог бы сейчас "трезво" оценить только что принятое решение, сжались до состояния абсолютного нуля, полностью сосредоточившись на точке абсолютного тепла мягкой женской груди, привалившейся к его левому боку жены.

Любимая женщина для влюблённого в неё мужчины — центр вселенной. А её грудь… — м-м-м — чёрная дыра…. в которой пропадают все мысли…

Утро, полное неожиданностей.*

Как ни бухтел кабатчик, требуя немедленно освободить занятую Димоном со своими парнями на одну ночь трактирную конюшню, а чтоб на ночь глядя не убираться в пустую степь, пришлось с ним серьёзно "поговорить". Хватило пары тумаков, чтоб тот проникся. Настолько, что даже согласился предоставить для временного проживания отряда временно пустующий трактирный сеновал, в котором весь отряд с удобством и расположились.

Правда, было несколько холодновато, осень всё ж была на дворе, но, всяко это было лучше чем ночевать на улице или вообще, в степи, подложив кулак под голову.

То ли он побоялся совсем выкинуть отряд Димона с подворья, то ли решил не доводить дело до крупного скандала, справедливо понадеявшись на будущие прибыли, в случае если группа Димона когда-либо ещё раз окажется в городе, суть не в том. Главное, у них хоть и временно, но была какая-никакая а крыша над головой.

Мысль, озвученная Васькой что кабатчик предоставил им временное жильё в благодарность за все полученные благодаря им сверхдоходы, никем, кроме него самого всерьёз даже не рассматривалась. В совесть ядовитого трактирного племени никто не верил совершенно.

Скорей всего, как в конце концов все парни пришли к единому мнению, добрый десяток до зубов вооружённых, злых после похмелья левобережных егерей, уже получивших во всём городе дурную славу непревзойдённых драчунов, резко ограничивал энтузиазм кабатчика по выселению.

Тем более что и сам Димон клятвенно пообещал освободить занятую ими трактирную конюшню в самое же ближайшее время. Как только, так сразу.

Оставаться в городе без гроша в кармане им не было ни малейшего смысла, что и было доведено до сознания трактирщика. Тем более что в округе было спокойно и никаких шальных банд не наблюдалось. А вот в городе, что Димон, что остальные егеря уже начали отмечать какую-то нехорошую возню вокруг. Видно усилия Димона по привлечению внимания к их компании не пропали даром.

Что работорговцы, до которых наконец-то дошло о произошедшем недавно на реке, что трофейщики, недовольные слишком активной деятельностью Димона по привлечению лишнего внимания к местам чужой добычи, видимо успели сорганизоваться, и наконец-то решили поставить на место не по чину обнаглевшего поисковика. И судя по той тайной возне, что подспудно началась в городе, и которую тут же вычислили егеря, многие в городе уже собирались серьёзно взять отряд Димона, как говорится "за вымя".

Да и сталкиваться с ними в городе, где силы явно были бы не на их стороне, Димон большим желанием не горел. Надо было выманить их за город и там, в привычной для них среде, поиграть в прятки. Тем более, что и сами парни горели большим желанием поплотнее пообщаться и с работорговцами, и с трофейщиками, заранее заготовив в окрестностях города парочку крайне неприятных сюрпризов, что для тех, что для других.

Но все планы тщательно подготовленной мести испортила Лийка.

— Вставай дорогой, я договорилась.

Тихий, ласковый голос жены, разбудил сладко посапывавшего Димона. В упорно слипающиеся глаза еле просачивался предутренний сумрак, особенно густой в глухой, без окон тёмной конюшне. Так что о том что на улице рассвет, можно было лишь догадываться. Да ещё может по внутренним ощущением, привыкшего рано вставать тела, ясно было, что рассвет близок. Впрочем, какой ещё ранний рассвет осенью.

И всё равно, в такую рань вставать категорически не хотелось. Темно ещё…

Потом, куда спешить то? Вестей с Ягодного до сих пор так и не пришло, иначе бы его не ласковым шёпотом разбудила любимая жена, а безжалостно растормошил дежурный егерь, у которого на сей счёт были чёткие и однозначные инструкции.

— И о чём? — широко, душераздирающе зевнул Димон.

Сладко потянувшись, он уже более заинтересованно осмотрел на почему-то уже одетую жену.

— Интересно, — снова зевнул он. — Когда это ты уже одеться успела? Ещё и не рассвело, а ты уже на ногах. Спят же все. Чего вскочила так рано?

— Я обо всём договорилась, — снова затормошила его Лия. — Вставай, нас ждут.

— Кто? — удивлённо уставился на неё Димон. — Так рано? — изумился ещё больше он.

Поведение жены совершенно выпадало из привычного образа. Чтобы та когда-нибудь сама его разбудила, даже если его кто-то на улице и ждал, такого раньше не бывало никогда. Кто-то явно где-то сдох. Или на Лийку так нехорошо повлияло возвращение на родной правый берег, или — это была не Лийка.

Впрочем, странностей в её поведении к этому утру накопилось уже столько, что следовало попридержать так и рвущиеся с языка вопросы, иначе у той могли бы возникнуть свои уже подозрения. А вот этого Димону совершенно не надо было. Пока что всё шло своим чередом, так как надо.

— Кому не спится в ночь глухую, — поднял глаза он к тёмному потолку, стараясь чтобы свет от стоящего внизу сеновала яркого бензинового фонаря не слепил глаза.

Никакой техники безопасности, — недовольно проворчал он, сердито покосившись вниз. — Нельзя было что ли до утра подождать?

— Дорогой, уже утро, — мурлыкнула ему на ушко жена. — Вставай, тебя ждут.

— Кто? — упрямо переспросил Димон. — Опять этот Макар?

Ему даже стало интересно, как в таком раскладе поступит эта женщина, которая до сих пор похоже так и не поняла, что все её игры с изображением из себя его жены давно уже им раскушены, и Димон лишь притворялся, что принимает её за свою жену Лию.

Ну на самом же деле, надо быть полным идиотом, чтоб проведя пару дней в постели с женщиной, не понять, что она совсем не та за кого себя выдаёт.

Однако, похоже, та действительно искренне этого не понимала, с завидным упорством изображая из себя одну из его жён.

— Не Макар, а барон Мак Грайвер собственной персоной, — слегка рассердившись, поправила его жена. — Со вчерашнего вечера ждёт твоего ответа на своё предложение.

Я думаю, надо соглашаться, — деловито уточнила Лия, начиная лихорадочно возиться в постели, что-то нервно ища.

— Что-то потеряла? — с любопытством уставился на неё Димон.

— Да, висюлька одна куда-то пропала, — рассеянно пояснила Лия, не прекращая возни.

— Случайно не эта? — Димон с флегматичным видом поднял на пальчике кожаный шнурок с висящим на нём каким-то металлическим медальоном с изображением странного угловатого символа.

— Слава Богу, — с огромным облегчением выдохнула из себя Лия, судорожно хватая медальон. — Я уж думала, потеряла.

Расстегнув ворот, Лия лихорадочно повесила его на шею, торопливо пряча его за ворот рубашки.

— А нафига тебе знак десятника? — Димон демонстративно равнодушно зевнул, старательно изображая собственное равнодушие.

Ему вдруг стало интересно что ему ещё такого соврёт эта женщина, которую он теперь даже не знал как мысленно и называть. Были у него уже кое-какие мысли по этому поводу, но… требующие проверки. Пока что полной уверенности не было.

Замершая в растерянности фигура жены в этот момент настолько комично выглядела, что Димон едва не расхохотался во весь голос, чуть было не испортив всю свои игру.

— Память о прошлом, — мгновенно вывернулась жена. — Тут встретила старых знакомых и разжилась у них старый знаком. Купила на память, чтоб было что вспоминать.

Больший бред трудно было представить, но Димон с умным видом тут же многозначительно покивал головой, изображая полное доверие сказанному. Ну не говорить же ей, что его жёны давно уже детально его проинструктировали, что в продаже отличительных воинских знаков амазонок не бывает. Что сами амазонки тщательнейшим образом отслеживают появление в продаже пропавших с тела убитых воинов их воинских знаков, а потом безжалостно расправляются с торговцами, посмевшими торговать вещами убитых.

И если ещё гибель своих подруг могли простить, то использование какой-либо воинской атрибутики с тел погибших для продажи кому-либо на сторону, преследовалось всеми доступными способами. И что Лия, что Лэя, всячески его отговаривали когда-либо брать в руки что-либо подобное. А на его вопрос: "Почему бы им самим для себя не приобрести подобное?", всячески отговаривали, предостерегая от подобной глупости, говоря, что не положено. И за подобное — серьёзно наказывают. Потерял — всё. Жди теперь когда дадут новый. А чтоб самому купить, или обменять, или ещё каким иным способом достать — этого не допускалось ни под каким видом.

Всё, сомнений больше не было. Перед ним была третья сестра его жён. Вот как бы ещё и имя её вспомнить, что, никак не хотело всплывать из глубин памяти, вообще было б хорошо.

— Ну, так что же этому Макарке надо от бедного меня? — чтобы ещё немного позлить жену, ехидно поинтересовался Димон.

Раз жена не понимает, или делает вид что не понимает, что ему нет никакого дела до какого-то там Макара или не Макара, а барона Мак Какого-то — Макогона короче, то надо было выяснить, чем же так заинтересовал её тот барон, что жена столь настойчиво его ему подсовывает.

— О, Боже, — в демонстративном отчаянии "Лия" подняла вверх глаза. — Ладно, — безнадёжно махнула она на него рукой, как в разговоре с малышом, — называй как хочешь, но только поговори с ним.

Поговори ещё раз, когда трезвый. Может быть его предложение в этот раз тебя всё же заинтересует.

Димон задумался. Разговаривать с тем бароном не было ни малейшего желания. Это только непривычная к пьяному мужику женщина могла подумать что он во время и первой, и всех последующих встреч был пьян. Только никогда не бравшая в рот спиртного женщина могла не понять простейшей хитрости.

Прополоскать рот водкой, побрызгать на рубашку и воротник, чтоб от тебя буквально разило дешёвым спиртным — это не значит напиться. Но зато подобный вид очень помогает в подобных переговорах, когда от пьяного не ждут адекватного поведения и зачастую переговорщики сами проговариваются, выбалтывая истинные мысли и намерения.

Да и не понравился Димону тот барон, даже чисто как человек. Мерзкая холодная скотина, к тому же масляно заглядывавшаяся на его жену.

Слава Богу, хватило сил сдержаться и не набить там же на месте этому наглому дворянчику рожу за подобные похабные взгляды, иначе бы он сейчас не узнал, что тому от него действительно что-то очень надо.

Но надо было узнать, что выяснила о бароне уже "Лия", чтоб разобраться насколько та сама замешана во всех творящихся вокруг них делах. И что той на самом деле от него было надо?

— Как ты не понимаешь, — рассердилась "Лия". — Барон предлагает поднять со дна озера настоящие тягачи. Свежие, ещё этой весны призыва. Поднять ещё до зимы, пока за зиму чего-нибудь внутри них не испортилось.

— Семь штук. Два нам, пять ему. Треть, плата за наше оборудование и работу, — по-моему справедливо.

— А по-моему нет, — флегматично возразил Димон. — Давай считать, — Димон широко зевнул, лукаво глядя на замершую в изумлении жену.

Та, похоже искренне не понимала, как такое могло быть. Им предлагали за плёвую работёнку целую треть — немыслимую для подобной работы плату. По самым низким скупочным ценам, даже здесь, в Гультяй-Доле, это составило бы минимум несколько сот тыщ. Золотом! А если продать где-нибудь на западном побережье — можно было бы ещё свободно взять дополнительную пару сотен. А Димон отказывался?

В её хорошенькой головке подобное, видимо совершенно не укладывалось. Про то же, что подобная непонятная щедрость элементарно подозрительна, ей, видимо, в голову не пришло.

— Давай, посчитаем, — улыбнулся Димон, видя изумление жены. — Здесь, в Гультяй-Доле трактор в рабочем состоянии потянет минимум на двести, двести пятьдесят тысяч. В нерабочем, разобранном — сороковник, не более. На западном побережье — триста за рабочий, полтинник — за нерабочий.

Ну, мы естественно ничего никуда не повезём, потому как не на чем. Поэтому, продавать будем здесь.

То, что "Лия" в этот момент машинально дёрнулась, пытаясь что-то сказать, и тут же задавила в себе это желание, он сделал вид что не заметил. Вообще, искренность и непосредственное поведение этой женщины последнее время его искренне забавляли, доставляя несказанное удовольствие в наблюдении за ней.

— Значит — наша выручка — восемьдесят штук, потому как ни починить, ни наладить трактора до рабочего состояния мы без ремонтной базы не сможем. Потому и продавать будем по дешёвке.

А вот барон — явно в этих местах не новичок. Поэтому за свою долю он возьмёт по полной. Минимально — пять на триста — полтора миллиона.

Вот и считай. Какова наша доля? Пять процентов? Ну и нафига нам надо из-за такой ерунды мараться? Да ещё в холодную воду по осени лезть?

А лезть то придётся нам, потому как никто кроме нас не умеет обращаться с нашим оборудованием.

Если уж делить, то поровну. Нам — шесть, ему — один.

Видя как глаза "жены" изумлённо расширились, с коротеньким смешком пояснил:

— Мы шесть продаём здесь. Получаем двести сорок. Он один продаёт там — получает триста. Ему навар — шестьдесят тыщ. По-моему, вот это будет реально справедливо. Ему ещё за доставку надо доплатить.

— Издеваешься, — сердито запыхтела "Лия". — Если ты не можешь хорошо продать, то это твоя и только твоя проблема. А никак не твоего компаньона.

Димон едва сдержался, чтобы с удовлетворением не кивнуть головой. Девочка всё же проболталась, в пылу ссоры незаметно для себя разделив себя и его на две разные стороны. Ни одна из его жён такого бы не допустила. Для тех было принципиально важно везде и всегда отмечать — мы, нам, для нас. И для них. Мы — это мы все. Они — все остальные.

Эта же, похоже ни о чём подобном даже не догадывалась, непроизвольно проболтавшись что думает.

— Ты на чьей стороне? — мгновенно возмутился Димон. — Какие компаньоны? Да мало ли кто как считает. Главное, как я считаю. А я считаю, что два трактора из семи — нам мало.

— Нам надо всё, — широко зевнул он.

Готовый было возмущённый вопль так и застрял в горле растерявшейся "Лии".

— Вот, — с довольным видом наставил на неё палец Димон. — Нечего сказать, значит я прав.

— Ладно, — улыбнулась "Лия", мгновенно подобравшись. — Давай серьёзнее. Треть — в этих местах даже очень хорошая доля для привлечённой группы. И большая часть всегда достаётся тому, кто нашёл место. Место и товар. Поверь — это крайне сложно найти такое место, которое мало того что ещё не разграблено, но к тому же проявилось лишь этой весной, или, в крайнем случае предыдущей. А тягач, трактора — это вообще очень ценная добыча. И никто в здравом уме больше постороннему предлагать просто не будет.

— Будет, — флегматично бросил Димон. — Этот — будет.

Тот, кому надо что-то достать из-под воды пойдёт на моё предложение. Ни у кого на сто вёрст вокруг нет подходящего оборудования. Кроме нас. Мы — единственные кто может что-либо подобное сделать. Так что выбор у твоего барона один. Или соглашаться на наше предложение, или идти нафиг и остаться ни с чем. Пусть решает. Или один — или ничего.

Так можешь ему и передать, — зевнул Димон, снова заваливаясь обратно в постель.

Закинув руки за голову, Димон лежал поверх одеяла и с глубокомысленным видом смотрел в потолок. На тихо пристроившуюся рядом, под бочок "жену", он демонстративно как бы "не обращал внимание".

— Правда, говорят, — с усмешкой начал он, минуту погодя, — у князей Подгорных есть какое-то водолазное оборудование, с которым они активно работают. Но, думаю, это только говорят. Хотя, слухи ходят разные.

Пусть твой барон попробует подвалить к старому князю со своим предложением. Тут до княжества недалеко. Глядишь, ещё этой осенью достанет свои трактора.

Или тягачи? — повернул он голову к лежащей рядом "жене".

— Одно и то ж, — не глядя на него, буркнула "жена".

— "Ишь ты, — мысленно усмехнулся Димон. — Хоть бы догадалась, что мои девочки из Долины о подобной разнице не имеют ни малейшего представления. Уж я-то знаю, проверял не раз. А вот откуда ты таких знаний понабралась, знать бы было крайне интересно".

— А если я организую доставку нашей доли на западное побережье?

Подняв голову с подушки и подперев подбородок рукой, "Лия" требовательно смотрела Димону прямо в глаза. В темноте, подсвеченные приглушенным снизу светом бензиновой лампы, очаровательные глаза её загадочно блестели.

— А у тебя, оказывается, есть здесь связи? — довольно равнодушно поинтересовался Димон.

Тихо рассмеявшись, "жена" шутливо ткнула его кулачком в бок.

— Не пытайся меня подловить. Здесь в городе полно наших девчонок из амазонок. И уж найти пару, тройку старых приятельниц, ещё по старой курсантской школы, выгнанных, кстати, из-за вас с твоим Сидором, со службы, я смогу.

Поверь, девочки не откажутся помочь. А заодно и монетку медную на жизнь с моей помощью заработать.

Димочка, раз мы взялись за такое дело, как поиск сокровищ, надо нарабатывать связи. И на кого ещё опереться, как не на своих старых школьных подруг.

Покосившись на неё, Димон флегматично хмыкнул.

— Ну а что ещё они могут? — вяло полюбопытствовал он.

— Ну, — задумалась "Лия". — Думаю, если знать, что тебе конкретно надо, то спросить можно.

— Спросить, говоришь, — задумчиво пробормотал Димон. — Хорошо. Спрашиваю. Как ты собираешься доставить сюда в город те два мифических трактора. Они ж тяжёлые, заразы. Минимум тонн по десять.

— Это сколько? — придвинулась к нему поближе жена. Десять тонн — это сколько? — повторила она вопрос повернувшемуся к ней Димону.

— А…, - кивнул своим мыслям Димон.

Эта женщина, не знала даже сколько будет одна тонна и что это такое. А скрыть своё незнание даже не догадалась. Это уже становилось неинтересным.

— Тонна — это шестьдесят два с половиной пуда. А десять тонн — соответственно шестьсот двадцать пять пудов.

— Всего то, — скептически хмыкнула "жена", откидываясь назад.

Невероятно изумлённый Димон даже привстал от удивления.

— Всего-то? — удивлённо переспросил он. — Милая, объясни мне пожалуйста, неучу. На чём ты собралась вывозить такую тяжесть. Здесь тракторов нет.

— На волокушах, — флегматично бросила "жена", ехидно улыбнувшись. — Одна большая транспортная волокуша, плюс шестёрка лонгарцев. И я тебе, как ты любишь выражаться, чёрта лысого уволоку.

— А лонгарцы это?

— Лонгарцы на нашем языке это тяжеловозы элитной лонгарской породы, выведенной лет сто назад на основе земной Владимирской, — поучающее легонько щёлкнула его по носу "жена". — Шестёрка таких милых лошадушек легко тянет волокушу с трактором. Ты их не видел, — снова ловко щёлкнула она Димона по кончику носа. — Их никому не продают, так что твой дружок Сидор купить их ни у кого не мог. Не продают, — по слогам, со скрытой гордостью повторила она.

— А как иначе ты думал мы здесь обходимся? — с усмешкой поинтересовалась она. — Твоими тягачами, что ли? Теми самыми тракторами?

"Лия" громко весело рассмеялась.

— Глупенький, — ещё раз ласково щёлкнула она пальчиком Димону по кончику носа. — Мы не можем ими пользоваться, потому что горючего для них нет. Точнее, оно есть, но настолько дорого, что намного дешевле доставить до реки добычу волокушами с помощью лошадей, а там уж на лодьях, куда только твоей душеньке будет угодно. Хоть на западное побережье в торговые города, хоть ещё куда. Хоть на другой континент, где их можно продать уже не за триста тысяч золотом, а за все пятьсот, как диковинку.

Береговые племена там охотно покупают. Особенно те, что предлагает поднять со дна озера барон Мак Гравер. Кажется, "Сталинец", как он их называл.

А эти машины особо там ценятся, потому как работают на любом топливе, лишь бы горело. Крайне непритязательная техника. Очень, очень её там ценят.

— Вот как? — бросил на неё короткий задумчиво-оценивающий взгляд Димон.

Что-то дамочка слишком разоткровенничалась, явно не понимая, что его жена, настоящая жена, подобных сведений не могла иметь по определению. Потому что до того никак не была связана ни с чем подобным. И подобную информацию ей получить было просто неоткуда. И не от кого.

Мечтательный взгляд, которым та смотрела в потолок, яснее ясного подтверждал его догадку.

— "Страна непуганых идиотов, — мрачно констатировал для себя Димон. — Надо же быть такой… такой… — наивной, — наконец-то с трудом нашёл он искомое определение".

— Вернёмся к нашим баранам, — толкнул он её локтем в бок, возвращая на землю. — Сколько можно достать волокуш и лошадей по твоим связям? И когда?

— Да сколько угодно, — удивлённо посмотрела на него "Лия". — Тут все этим промышляют. Удивительно что ты этого не знал. Ведь на чём-то же вывозят отсюда и трактора, и танки. Правда, последние в разобранном виде, на металлолом, но это не проблема. Надо тебе целиком — пожалуйста. Хочешь трактор — будет тебе волокуша для трактора. Хочешь танк — будет тебе волокуша для танка. Впрягай лишнюю пару тяжеловозов и тащи куда хош.

Правда, уже танк, всё же надо будет перед тем хоть немного разобрать. А для этого надо походную кузню иметь. Да и то не всякую.

Вот у трофейщиков такие есть.

Только тебе ведь не дадут, — покосилась она на него.

— Это ещё почему же? — удивлённо повернулся к ней Димон.

До этого он мечтательно пялился в потолок, уже мысленно прикидывая как он воспользуется этими свалившимися ему буквально на голову знаниями, и нате вам…

— Не надо было тебе ссориться с ними и сталкивать поисковиков между собой, — недовольно проворчала "Лия". — Зачем ты торговал картой? Чтобы денег заработать? Или своё я потешить?

А если заработал, то зачем всё пропил и прогулял. Значит — не нужны были деньги. А раз не нужны были деньги, значит и твоя цель — стравить разные группы трофейщиков и других поисковиков между собой. Как только они все это поймут — за тобой тут же начнётся охота. Всех. Всех за тобой одним. И теперь просто так, как в последний раз, тебя с места находки уже не выпустят.

Чтоб лишнего языком не болтал, — сердито попеняла ему "жена".

Поэтому надо принимать предложение барона, пока не поздно, и тихо исчезать из города, пока трофейщики не разобрались окончательно, и не прихватили тебя здесь, в городе, где у них по-всякому больше возможностей прижать тебя, чем у тебя возможностей сбежать от них.

Поэтому я и не спала полночи, в отличие от некоторых, — сердито пихнула она кулачком в бок Димона. — Искала некоторым глупым мужикам, которые кроме как о любви ни о чём не думают, — сердитая "Лия" ещё раз больно ткнула кулачком Димону в бок, — возможность не просто заработать, а хорошо заработать.

А то некоторые пропили всё что заработали, а теперь не знают на что и хлеба своему отряду купить.

Ночуют с молодой женой по сеновалам, на какой-то колючей рядужке, вместо того, чтобы спать спокойно на чистых простынях в тёплой комнате.

А жена, между прочим, тоже есть хочет. И желательно не подгоревшую кашу, как тут некоторые недавно почему-то хвастались подобными кулинарными достижениями, а нормальную пищу. Так что вставай, лежебока, и пошли принимать предложение барона, — ещё раз ткнула она кулачком Димону в бок.

Не отвечая, Димон подгрёб под себя возмущённо пискнувшую женщину.

— Отвечаю, некоторым, — прижавшись к её ушку, Димон незаметно достал из потайного кармана большую жемчужину и медленно покрутил её перед удивлённо распахнувшимися глазами "жены". — А у нас с собой было, — тихо рассмеялся он прямо ей над ухом.

Как думаешь, хватит нам её, чтобы закупить на отряд продукты, да ещё и нанять пару, тройку волокуш с твоими лонгарцами? И повторяю вопрос. Сколько ты вообще можешь их достать?

— Так-так-так, — неожиданно раздалось из объятий. — Что ещё такого же интересного муж мой держит за пазухой?

— Один вопрос, — нежно дыхнул в ушко Димон, — на который ты так и не ответила.

Сколько волокуш с лошадьми ты всё-таки можешь тут достать? Не привлекая к нам лишнего внимания.

— Сколько надо, столько будет, — жарко дыхнула ему в ответ "Лия". — О, мой повелитель, — тихо рассмеялась она, теснее прижимаясь.

— Вот такой ответ мне уже нравится, — теперь уже и Димон тихо рассмеялся в ответ.

— А почему муж мой не интересуется переправой? — дохнули ему в ухо.

— А потому что муж твой и сам может с ней чудненько управиться. И помощи ему в том не требуется. Что уже на практике всем и доказано.

Думаю, те кто попытаются нам опять помешать, десять раз до того подумают, чем это для них может кончиться. Зря что ли я столько времени распинался по кабакам города, предупреждая всех не мешать мне. Умный поймёт. А нет. Ещё одна подобная демонстрация не повредит. Потому как в этот раз, мы подготовимся значительно лучше.

Есть, знаешь ли, кое-какие наработки в этой области, — мягко, пальчиком мазнул он по кончику носа прижавшейся к нему женщины.

Внимательно оценивающий взгляд на себя, он сделал вид что не заметил.

— Чтоб к вечеру я точно знал, сколько и каких твоих волокуш мы можем в ближайшее время получить, — тихо проговорил он ей на ушко. — И чтоб без всяких там много, до фига и прочего. Размер, грузоподъёмность, количество, цена вопроса. Предварительно, надо десятка два. Будет больше — ещё лучше.

Ясно, крошка?

Ясно, — удовлетворённо констатировал он, заработав ещё один оценивающе внимательный взгляд.

Тебе кто-нибудь из парней нужен? — поинтересовался он. — Так, на всякий случай. — Ну, там. На стрёме постоять, угрозы поизображать, девок твоих, амазонок потискать? Соскучившихся без мужской ласки.

Гневный взгляд амазонки добавил ещё пару плюсиков в копилку странностей этой женщины.

— Ну, нет, так нет, — согласился он с сердито засопевшей женой.

Другой вопрос. Твой барон угомонится, когда ты ему откажешь? Или его надо будет угомонить?

— Это не мой барон, — сердито стала вырываться из его тесных объятий амазонка. — И прекрати называть его моим. Он такой же мой, как и твой.

— Хорошо-хорошо-хорошо, — постарался успокоить разбушевавшуюся женщину Димон. — Как скажешь. Ну так что? Ты не ответила на вопрос. Угомонить барона?

— Только если русского языка не поймёт, — сердито зашипела жена. — А так — это не принято. Ты вообще, ведёшь себя как дикарь. Недели не прошло как ты появился в городе и уже поссорился со всеми значимыми людьми. Трофейщики на тебя косо посматривают, недовольные что ты торгуешь картами, которые принесут им проблемы. Работорговцы только и ждут подтверждения твоим же словам о казни какого-то их человека, чтобы вцепиться тебе в глотку.

Ты совсем сдурел, что треплешь языком, не думая?

— Кисик, — Димон нежно привлёк к себе амазонку. — На трофейщиков мне плевать. Утрутся. А этих тварей, работорговцев, я везде где только смогу, давить буду. До кровавой юшки, — нежно шепнул он ей на ушко. — И пусть они это знают.

Честно тебе скажу. Будь здесь и сейчас весь мой отряд, что нынче где-то пропадает на Левобережье, в городе ни одного бы живого работорговца не осталось, до того я их ненавижу.

И поверь мне на слово, дорогая. Лёгкой смертью они бы не померли.

— Тебя убьют.

— Также как и тебя, — согласно кивнул головой Димон. — Нас всех убьют. Когда-нибудь, — со злой усмешкой констатировал он.

Только разница между моей смертью и смертью всех остальных будет в том, что я при жизни уничтожил хотя бы одного работорговца. А ты — нет, — щёлкнул он пальчиком по носу подруги. — И это не есть хорошо.

Землю надо чистить, радость моя, нравится тебе эта работа или нет. И если ты можешь сделать хоть что-то, хоть какую малость, делай! И даже если ты погибнешь, после тебя найдётся другой, кто пойдёт по твоим стопам и сделает тоже самое. Так наша земля и будет чистой. И ходить по ней будет легко и приятно.

Видишь ли "Лия", — с кривой улыбкой усмехнулся он. — У меня ведь есть дети, если ты о том ещё не забыла. И я хочу чтобы они жили на чистой земле, без рабов, работорговцев и работорговли. И чтобы это было так, я приложу к тому все свои силы и возможности.

И поверь мне, дорогая. Возможности у меня есть. И силушкой я не обделён.

Так сколько ты можешь нанять волокуш, дорогая?

Крупная, прекрасно окатанная гладкая речная жемчужина, словно по мановению волшебной палочки появившаяся у него в пальцах, завораживающе закрутилась, притягивая вспыхнувший взгляд амазонки.

— Жди, — нежно чмокнула она его в щёку. — К вечеру будешь знать, солнце моё, луковое.

И быстро подхватившись с места, "Лия" исчезла вместе с захваченным ею с собой бензиновым фонарём. Теперь сгустившийся по углам конюшни мрак тускло освещал лишь малый походный фонарь, косо висевший на столбе возле боковой калитки.

— Проследить? — тихий шёпот Васьки над ухом, заставил Димона невольно вздрогнуть.

— "Слишком сильно задумался, — недовольно подумал он. — Надо быть внимательней".

— И чтоб ни одна зараза вас не заметила, — сердито отозвался он. — А не так как в прошлый раз, потеряли прямо с порога. И к вечеру полную мне выкладку. Где, когда и с кем встречалась.

Мишкины подарки.*

Даже если б Димон точно не знал что именно в этом жалком огрызке, ничуть не похожем на настоящий левобережный лес, маленьком степном колке, сейчас находится большой бурый медведь, он бы никогда его не увидел. Настолько Тихон умело скрывался среди буквально трёх берёз.

Впрочем, он его и так не увидел, пока тот сам не показался, доставив Димону массу неприятных минут и большое разочарование. Он сам о себе и собственной наблюдательности был гораздо лучшего мнения, до того. Ан, поди ж ты. Медведь его обскакал.

Ну и, берёз там, кстати, тоже было не три и не четыре, да и совсем не берёз, а натуральных дубов с липами. Но оттого легче Димону не было. Лес, на его взгляд был пуст.

— Та-а-ак, — медленно протянул он. — И как это изволите понимать? — повернулся он к парням. Где наш Тихон?

— У тебя за спиной, — медленно, с флегматичным видом проговорил Васька.

Тяжело вздохнув, Димон обречённо обернулся.

— А вот и пропащая душа, — уныло протянул он, — наш мишенька. Просьба любить и жаловать. Игрун ты наш в прятки.

Всё, теперь опять придётся кормить медведя мёдом. Прошлый их уговор при расставании был прост. Тихон не суётся в город, чтобы не привлекать ни к себе, ни к ним лишнего внимания. А заодно и посторожит припрятанный в этом лесном колке мешок с жемчугом. Ну а за то что ему придётся какое-то время поскучать в одиночестве, пока не придёт пора двигаться за тракторами, ему обещан был изрядный такой бочонок любимого Тихоном липового мёду, который ему вручат только в том случае, если его будут искать и не найдут. Если он сумеет так спрятаться в этом просматриваемом насквозь леске так, что его ни видно, ни слышно будет.

Не нашли. Что и подтвердил Димон, самолично только что констатировав сей факт.

— Жулик, — ещё более мрачно констатировал Димон, глядя прямо в маленькие нахальные глазки медведя. — Ещё больший жулик, чем вся твоя компания прохиндеев.

Мы уговаривались что будем искать, а ты нам не дал времени на поиски. Вылез, когда тебя не просили.

Жулик, одно слово, — кивнул он Ваське на медведя.

— Соскучился, — согласно кивнул Васька, дружески хлопнув медведя по плечу, тут же рыбкой нырнув под ответный удар.

Промахнувшийся медведь рассерженно заорал на ржущего над ним парня, но тут же перестал, удовлетворившись подсунутой ему под нос маленькой крынкой с духовитым мёдом.

— Подкуп стражи — верный путь к богатству, — довольно закряхтел Васька, извлекая из вещмешка малую сапёрную лопатку и собираясь откапывать зарытый им же под ближним кустом орешника мешок с жемчугом.

— Иль не будем торопиться? — остановился он. — Ребят из-за реки нет, что делать — неизвестно.

Или, хрен бы с ним? Копаем? — вопросительно глянул он на Димона, взглядом спрашивая подтверждения.

— Раз пришли, придётся забирать, — сердито констатировал Димон. Приход в лесок был явной ошибкой. — Иначе завтра же по нашим следам сюда заявится куча народа и всё тут перепашут в поисках того, за каким таким чёртом мы заявились в этот невзрачный лесок. И мешок наш обязательно найдут. Мы под колпаком, — тяжело вздохнул он.

Не надо было сюда приходить.

Недовольный рёв медведя сразу же высказал ему всё что тот думает на подобное его заявление.

— Ладно-ладно, — примирительно поднял он вверх руки, обречённо соглашаясь с его возмущением. — Мы уговаривались на два, три дня, а не было нас десять дней. Согласен, я не прав.

Ну нет вестей с левого берега, — виновато глянул он на мишку, разводя руки в стороны. — Извини, Тихон, придётся опять ждать. Потому как без нас тропку в том болоте никто не найдёт, а сидеть в холмах на водоразделе, рядом с ней, просто опасно. Засекут, хотя бы случайно, и вся наша надежда на богатую добычу накроется медным тазом.

Да и дельце тут нарисовалось одно, неподалёку. Интересное, — задумчиво пробормотал он.

— Думаешь принять предложение барона? — отозвался от куста Васька.

Он как раз в это время закончил откапывать мешок с жемчугом, и с кряхтеньем вытаскивал его из земли.

— Тяжёлый, зараза, — пожаловался он, извлекая его из земли. — Согласен. Оставлять его здесь больше нельзя. Трава над ним уже пожухла и чётко выделяется. Стали б искать, точно нашли б. Надо забирать.

— Подожди, подсоблю.

Подогнав фургон поближе к кусту, Димон аккуратно постелил рядом с мешком большой кусок толстой парусины и ловко перекатил большой тяжёлый мешок на него. Подхватив с двух сторон полотно, они с Васькой ловко закинули его в фургон.

— Чёрт! — сквозь зубы тихо выругался Димон. — Надо было фургон лучше отмыть. Воняет. Чувствуется запах тухлого мяса жемчужниц.

— И чё? — совершенно не выразил энтузиазма по сему поводу Васька. — Будем переправляться, на реке отмоемся. А здесь, где тебе воды столько найти. Мы и так, два дня, мыли-мыли его, аж руки до локтей стёрли. А всё одно — воняет не пойми чем.

Да и я уж как-то привык, — пожал он плечами. — Даже где-то запах этот и нравиться стал. Особенно когда вспомнишь сколько каждому деньжищ на карман упало. Душа радуется.

— Рано радуешься, Васенька, — тяжело вздохнул Димон. — Мы ещё не дома. И когда там будем — одному Богу известно. Уж скоро мухи белые полетят, а из дома ни весточки. Что там происходит — пёс его знает. Может, нам и возвращаться то некуда.

— Скажешь тоже, — Васька с кряхтеньем, словно столетний дед взобрался на облучок.

— Чё ждёшь, мохнатый, — поторопил он медведя, неторопливо забиравшегося в фургон через откинутую стенку заднего борта. — Шевелись, косолапый, нас ждут великие дела.

— Угу, — недовольно буркнул Димон, наблюдая как Тихон медленно и аккуратно залезает в фургон. — Осторожно, — охнул он сердито, услышав звук явственно затрещавших осей фургона. — Ну ни фига ж себе. Сколько ж ты весишь? — ошарашенно глядел он на подобравшегося поближе медведя. — На три тонны фургон рассчитан, а оси под тобой уже скрипят. Ты здесь чего. Пока нас не было, отожрался?

— Менять надо, — мрачно буркнул с облучка Васька. — Похоже, надломили мы знаменитые неломаемые фанерные оси. Пожадничали, перегрузили, — сокрушённо покачал он головой.

— Зато жемчуга взяли столько, что теперь можно спокойно восстановить славу знаменитого "Жемчужного" банка, — скупо усмехнулся Димон. — А оси что? Оси мы и новые склеим. Чай, не впервой. Придёт обоз, тогда поменяем на запасные. Там этого добра полно.

Двигаем, — хлопнул он парня по плечу. — Собираем наших с секретов по округе и айда обратно в город. Надо наконец-то определяться, где тут можно спокойное местечко подыскать, чтоб не было столько глаз и ушей, как в городе.

Честно скажу, — посмотрел он на Ваську. — Договариваться о встрече в одном из городских трактиров — это была не слишком умная затея. Ничего просто так нельзя сказать, каждое слово ловят, мерзавцы. Никуда не пойдёшь, чтоб за тобой толпы народа не ходили, не пялились, как на какую-то диковину. А заставлять поваров каждый день пробовать готовящуюся пищу, чтоб не отравили — самому от такого противно.

— Тебя ж яды не берут, — удивлённо воззрился на него Васька.

— А тебя? — сердито посмотрел на него Димон.

Парень мгновенно стушевался. Слабая защита от отравы, вызванная катастрофической нехваткой шишко-ягоды, была чуть ли не для всех егерей больным местом. Людей было много и ягоды на всех, для получения гарантированного успеха защиты, катастрофически не хватало. Поэтому, Димон был прав. Если б их попытались отравить, он бы гарантировано выжил. Точно так же, как все остальные гарантировано бы умерли. И в том ни у кого из его отряда не было ни капли сомнения. Поэтому, следовало беречься.

Впрочем, сейчас, после того как их выкинули из трактира, положение их стало ещё хуже. Свободных денег не было, а светить новый жемчуг, когда все знают что у них кончились деньги, определённо не стоило.

Ну что с бедных возьмёшь? Бедный никому не нужен. А не нужен — так и трогать не будут.

Так хоть пару дней можно было спокойно поспать, без опаски что тебя или отравят, или просто попытаются банально убить в попытке завладеть твоим богатством. Так — хоть какая-то надежда на спокойную жизнь была, пусть и слабая, и ненадолго.

Димон тихо выругался. Будь у него с собой ещё хотя бы десяток своих парней, можно было бы попытаться послать их навстречу обозу с левого берега, поторопить. Или, попытаться самому как-то узнать, почему до сих пор оттуда нет никакой весточки.

А пока что им нельзя было далеко удаляться от города. Иначе, разозлённые трофейщики быстро бы тишком скрутили бы шею чересчур болтливому искателю, ввергшему их в нешуточные разборки с конкурентами.

Приходилось пока что мучиться и изображать из себя опустившихся от безденежья искателей, согласных на любой подработок, лишь бы только продержаться на плаву.

И встреча этим вечером с бароном Мак Гравером была как раз одна из таких попыток.

Непонятно было только как бы спланировать свой будущий отказ так, чтоб не вызвать ни у кого лишних вопросов.

— "Да уж ладно, — мысленно махнул рукой на проблему Димон, — там видно будет. Так сказать, по ходу".

Встреча с бароном.*

Низкое, тёмное сводчатое помещение без окон, затянутое по стенам красным турухайским шёлком, производило крайне неприятное впечатление.

А ещё этот запах… запах немытых тел, грязных простыней, дешёвых проституток… и пива… кислого дрянного пива, когда-то разлитого по полу в этой комнате.

— "Или это воняет от этих двух немытых уродов, баронских телохранителей? — сердито покосился он на баронское сопровождение.

Сразу при входе Димона явственно передёрнуло от брезгливости, от чего он тут же заработал неприязненный взгляд со стороны ожидавшего их в комнате барона.

Неторопливо пройдя к низкому грязному столу, стоявшему посреди помещения, Димон аккуратно отодвинул стоявший рядом с ним стул в сторону, предлагая брезгливо поморщившейся "Лие" присесть, и сам неторопясь опустился на соседний, столь же неприглядный.

— "Хоть бы немного прибрались в комнате, уроды", — брезгливо подумал он.

— Рад тебя видеть, Счастливчик, — поприветствовал вошедших барон. — И вас, сударыня, — вежливо кивнул он амазонке.

— По-моему, мы договаривались так меня не называть, — недовольно проворчал Димон. — Какой я тебе счастливчик, если меня грабит всяк кому не лень.

— Угу. Грабят, — насмешливо хмыкнул барон, жестом показывая им угощаться лежащими на столе фруктами. — Тем не менее тебе всякий раз везёт снова и снова, самым удивительным образом. А уж насчёт обид молчал бы. Такого как ты обидишь. А потом раз десять пожалеешь, что обидел такую невинную овечку. И лишний раз подумаешь, стоит ли обижать такого как ты, мстительного. Или лучше сразу убить. Спокойствия для. Чтоб потом от обиженного проблем не было, — демонстративно громко рассмеялся он.

Начало Димону не понравилось. Что-то во всём происходящем было чересчур нарочитое, словно барон с самого начала нарывался на грубость.

— "Вот оно, — пришла холодная деловая мысль. — Демонстративно нарывается. А в прошлую встречу он так себя не вёл. Что-то быстро охамел, значит, поджимает время. Или что-то произошло, чего я не знаю".

— Ты что сотворил с командиром первого правобережного полка трофейщиков, О? Счастливчик? — с наглой усмешкой полюбопытствовал барон. — Ты зачем ему всё счастье поломал? Говорят, за твою находку, там под Лысыми холмами, меж разными интересантами такие баталии развернулись, мама дорогая.

И что удивительно, никто не желает уступать, чего раньше никогда не было. Видать, точно представляют за что воюют. В результате трофейщики теперь в растерянности. Они не знают что в итоге с той находки получат. И все дружно тебя уже прокляли.

Тебя прокляли, О? Счастливчик, — барон резко ткнул пальцем в сторону невозмутимого Димона. — Так что, гляди. Как бы твоё новое прозвище, не стало для тебя нарицательным.

— Не станет, — холодно проговорил Димон, прищурив глаза, кольнувшие барона холодом. — А что трофейщики ничего из-под тех холмов не получат, то так им и надо. На чужой каравай, роток не разевай. Степь большая. Могли бы и сами себе чего-нибудь своего отыскать. А не сгонять бедных старателей с их законного места. За всё надо платить. А за подобное хамство — тем более.

— Ну и правильно, — неожиданно легко согласился барон. По спине Димона пробежал холодок опасности. — Так им и надо, гадам таким. Но, это чужие дела и нас с тобой они не касаются. Так что, давай не будем больше отвлекаться на сторону. Перейдём непосредственно к нашему вопросу.

Ты подумал над моим предложением?

— Подумал, — согласно кивнул Димон головой. — И ответ мой — нет.

На все твои предложения, ответ один — нет.

Предложи ты дело весной, или даже в середине лета — я бы ещё подумал. А сейчас, когда зима на носу — ответ один. Нет.

Подготовка экспедиции займёт много времени и мы совершенно определённо уходим под зиму, а лезть зимой в холодную воду. Бр-р-р, — передёрнуло Димона. — Я что тебе, лебедь какой, в студёной воде сраку мочить? Давай следующим летом.

— Ну, нет так нет, — деланно равнодушно барон небрежно махнул рукой. — Тогда переходим сразу ко второму интересующему меня вопросу. Дашь нам в аренду водолазное оборудование?

— Тоже нет, — невозмутимо отозвался Димон. — Ни в аренду, ни продавать я своё оборудование для подводного ныряния не буду. Самому надо. А вот войти в долю по поиску подводных сокровищ — я тебе уже сказал. Я не прочь. Но только не сейчас, когда скоро тут снег лежать будет толстым слоем, а начиная с весны. Или, как я уже сказал, если работа начнётся не позже середины лета. Вот тогда-а-а, я с самым искренним удовольствием присоединюсь со своими парнями к вам, барон. И мы с вами с удовольствием поныряем, доставая со дна ваших озёр всё что там есть.

— Тогда, будет поздно, — флегматично отозвался барон. — Деньги мне нужны сейчас. И отправляться за находками надо немедля. Весной будет поздно.

— Сожалею, — с искренним сожалением Димон виновато развёл руками. — Ничем не могу помочь.

Цыкнув пару раз небрежно зубом, барон с непонятным каким-то сожалением в глазах, медленно покивал головой, как бы с чем-то внутри себя соглашаясь.

— В таком случае, дорогой Дмитрий Александрович, вынужден вас огорчить. Я должен поступить противу рыцарского кодекса чести.

Хотя, — скорчил он на лице огорчённую гримасу. — Какая ещё честь может быть по отношению к тебе, О? Счастливчик, к холопу.

Барон, как-то странно равнодушно посмотрел на Димона, словно уже не видел перед собой ничего достойного.

А ты ведь холоп, О? Счастливчик, — утвердительно кивнул он головой, соглашаясь со своим утверждением. — Земляне все холопы. А с холопом какой разговор может быть. Плетью по спине, чтоб был послушен, или на дыбу, чтоб выложил всё что знал. И никак иначе.

А мне то и знать надо немного. Сущую мелочь, — поднял он на Димона тяжёлый, полыхнувший непонятной ненавистью взгляд. — Где спрятано то, что ты вывез с правого берега? И куда ты дел своё водолазное оборудование? Потому как вопрос его практического применения, я уж решу как-нибудь сам, своими силами.

В конце концов, холопов у меня много. И если пара, тройка из них погибнет, пытаясь освоить неизвестный аппарат, так и что ж с того. Холопом больше, холопом меньше, — безразлично пожал он плечами, — какая разница.

Не разберутся, землян наловлю, по примеру князей Подгорных….

Короткие металлические дуги сдвоенного потайного арбалета, мгновенно извлечённого из широкого рукава, со щелчком раскрылись, встав на свои места, и глянув в глаз до синевы побледневшего барона смертью на гранёных кончиках коротких бронебойных болтов.

— Бароном больше, бароном меньше, какая разница, — флегматично повторил за ним Димон. — Сидеть! — рявкнул он на шевельнувшуюся было личную охрану барона.

— Ц-ц-ц-ц, — покачал медленно головой Димон. — Скажи своим псам, чтоб не двигались. Иначе…

Вот и хорошо, — вежливо поблагодарил он замерших на месте двух персональных баронских охранников, буквально испепелявших его взглядом. — Вот и молодцы.

Как же так, — посетовал барону Димон. — Откуда такая неосторожность. От огнестрельного оружия перед встречей в соседней комнате мы с вами барон избавились, а о такой малости как локтевой арбалет, ты не подумал. Забыл уже что это весьма эффективная штука.

Не эффектная, барон, а эффективная, — коротко хохотнул он. — Ну да ты не печалься, я тебе живо напомню. Арбалетный болт в глаз действует столь же эффективно, как и пуля.

Барон, барон, — Димон с сожалением покачал головой, за шиворот ловко извлекая бледного барона из кресла и толкая того вперёд к входной двери. — Как же так можно, барон, ведь всё же у нас с тобой было так хорошо ещё этим утром. Мир, дружба, жвачка. А ты всё испортил, урод.

Что же произошло за прошедшие пол дня? Молчишь? Нехорошо это, барон. Не-хо-ро-шо, — по слогам повторил он.

А я уж было понадеялся, что мы с тобой по весне поныряем в твоих озёрах, разживёмся парочкой танков, продадим их и заработаем кучу денег. А ты хамишь и всё испортил, урод. Нехорошо это. Не по товарищески.

Ну ты как, готова? — спросил он "Лию", в это время ловко связывавшую охрану барона. — Вот и чудненько, — продолжил он, не менее ловко извлекая какой-то пистолет, спрятанный у самого барона за поясным ремнём на спине.

И этот давай сюда, — извлёк он ещё один из неприметной плечевой кобуры.

Ай-яй-яй, — попенял он ему. — А говорил что всё оружие оставил в соседней комнате. Как нехорошо врать. А ещё барон, называется.

Что тут у нас? О! У нас тут хрен, который его знает, — покрутил он перед глазами какой-то неизвестной Димону револьвер с толстым коротким стволом.

А теперь аккуратно открываем дверь и смотрим что там у нас в соседнем помещении.

И тут у нас всё в порядке, — удовлетворённо констатировал он. — Привет парни, — кивнул он егерям, в это время быстро связывающим разоружённую охрану барона в соседней комнате.

О, Тихон, и ты здесь….

Грозный злой рык вставшего на дыбы медведя, вверг стоящего перед Димоном барона в натуральный ступор.

— Бли-и-и-н, — выругался Димон, резко отстраняясь. — Обделалось его баронское благородие, словно допреж медведя ни разу не видело. И эти, его товарищи следом. Фу-у-у, вонищи то.

Ты что, ваше долбаное благородие, обычного бурого медведя допреж не видал, что так обделался?

— Откуда, — раздалось из-за его спины недовольный голос его "жены". — Барон по слухам, ни разу на левобережье не был. Я вот, например, тоже мишку раньше таким не видала. И если б до того в Ключе о подобном не слышала, последовала бы примеру этого обделавшегося барона. Не многие, ранее с ними не встречавшиеся, спокойно выдерживают вид грозно орущего, идущего в атаку медведя, — сердито проворчала она, брезгливо отворачиваясь от барона и его людей. — Саму до пяток прошибает.

Не показывая вида, Димон сделал ещё одну зарубку на памяти. Что-то его "жена" последние дни слишком много раз проговаривалась. Ой, не к добру это. Нервничает девочка. Совсем у неё крышу снесло, за языком уже не следит, невольно постоянно раз за разом проговариваясь.

За городом.*

Что делать с дураком бароном, непонятно с чего задурившим, Димон искренне не знал. В его странном поведении было много странного. И чем больше Димон думал о то, тем всё белее и более приходил в недоумение. Но город приходилось теперь уже однозначно покидать и как можно скорее.

Тем не менее, оставлять такое наглое поведение какого-то обнаглевшего дворянчика просто так, безнаказанным, было нельзя. Иначе и другие подумают что на них можно безбоязненно наехать.

Но и убивать этого дурака, честно говоря не хотелось. Не хотелось лишней крови, за которой обязательно тут же вылезут серьёзные проблемы с местным дворянством. Впрочем, сомнениям он долго не предавался. Проблема разрешилась быстро и сама собой, когда в полдень к их сенному сараю в трактире подъехала весьма представительная делегация от выборных властей города и предложила выкупить пленного. Что Димон с удовольствием и совершил. И денег заработал, и решение проблемы отодвинул на будущее, когда можно будет разобраться с наглецом без лишних глаз.

Убивать этого дурака, не способного просчитать поступки людей хотя бы на шаг вперёд он в данный момент не собирался. Зачем? Что им с его смерти? Сейчас. Ни-че-го.

А вот проблем бы за собой это убийство потащило — ой-ёй-ёй сколько. Начиная с того что после этого ему бы нельзя было показаться ни в одном из баронств запада, где бы его немедленно потащили на виселицу, как простолюдина, посмевшего поднять руку на дворянина. И кончая этим же городом, где у этого дурака вдруг оказалось такая масса защитников. И не откуда-либо, а из самой верхушки города, что в будущем грозило весьма и весьма серьёзными неприятностями.

Правда, если только он думал ещё хоть раз когда-нибудь сюда вернуться, в этот занюханный городок.

Вот то-то и оно. Как раз это Димону и надо было. Какой-нибудь городок, где можно было бы спокойно остановиться на время его нахождения на правобережье и где можно было бы сбыть находки. Потому как надеяться на то же у себя в городе можно было и не мечтать. По всем меркам, Старый Ключ был чем-то вроде местного захолустья. Даже по сравнению с этим паршивым городком.

Опасаться же мести со стороны барона за унижение? Так одним больше, одним меньше. А после князей Подгорных иметь во врагах такую мелочь — было даже как-то… неудобно что ли.

Впрочем, Димон ничуть не обольщался тем что произошло и грядущими перспективами. И маленькая змея может смертельно ужалить. Только вот выглядеть в глазах всех в этом городе полным безбашенным отморозком не было ни малейшего желания. А именно так и произойдёт, потому как свидетелей их разговора не было, а ни ему, ни "Лие" никто здесь не поверит. Точнее — сделают вид что не поверили, потому как в городе старательно поддерживалась внешняя видимость общего благополучия. И на этом фоне Димон по всем статьям проигрывал настоящему природному дворянину.

Близость западных баронств, со всеми их атрибутами и нормами дворянского Права всё-таки серьёзно сказывалась, как это ни было обидно признавать.

Вот поэтому, потом, одному, в закрытой комнате, ночью, не на глазах у кого-либо, делай всё что хочешь. Или думай что делаешь всё что хочешь. А при свидетелях, прилюдно — не смей. Ни-ни!

Дурацкая мораль, но если хочешь ещё хоть раз попасть в этот городок, ей приходилось следовать.

— "Надо было шлёпнуть его там, за закрытыми дверьми, сейчас бы проблем не было, — мрачно думал Димон, глядя на увозимого барона и совершенно правильно оценив брошенный на него искоса взгляд того.

Сколько раз сказано, — бушевал он внутри себя, внешне оставаясь совершенно невозмутим. — Не оставляй за спиной врагов. Есть человек — есть проблема. Нет человека — нет проблемы.

Ну и в чём проблема, — внезапно успокоился он. — Сегодня ночью тишком и посетим нашего товарища на предмет его странного поведения. Поспрошаем, что и как, и почему это он так себя ведёт, а заодно и хвосты подчистим. Попробуем для себя прояснить. А с чего это, наш такой дружелюбный ранее барон, ни с того, ни с сего, вдруг проникся к нам такой искренней, незамутнённой ничем ненавистью".

Однако барон был совсем не дурак. И хоть отряд его обладал значительно более весомым численным превосходством над отрядом Димона, уже к вечеру тот исчез из города. А, когда схватившийся выяснять причины пропажи барона Димон бросился искать следы, выяснилось масса для него неприятного.

Сразу же по возвращению к себе, барон со всем своим отрядом быстро погрузился на какую-то лодью, дожидавшуюся его у речной пристани. И в сопровождении малого боевого ушкуя, оба корабля в тот же день быстро скрылись в сторону низовий Лонгары.

Проблема мгновенно перешла в разряд на данное время нерешаемых.

— Умеешь ты милый наживать врагов, — мрачно констатировала "Лия", как только услышала эту весть. — Хотя, мне тоже непонятно. Что это с ним произошло, что он сбежал. То буквально в ногах валялся, уже соглашаясь на любые проценты, лишь бы получить доступ к водолазному оборудованию, то вдруг бросает всё и бежит сломя голову куда-то в Приморье.

Ничего не понимаю, — недоумённо пожала она своими хорошенькими плечиками.

Но с его бегством возникает другой вопрос. Что делаем дальше? — вопросительно глянула она на Димона. — Остаёмся в городе на зимовку, или всё же попробуем ещё чего до зимы поискать.

Или что, хочешь вернуться домой? — подняв правую бровь, вопросительно посмотрела на Димона.

— Сидим, ждём, — невозмутимо отозвался Димон. — Хоть и холодно, а до снегов ещё далеко. Дома делать уже нечего. Весь урожай давно уже и без нас собран. А тут, глядишь, и ещё чего интересненького подвернётся. Но не такого бредового, как у предыдущего "компаньёна", — ядовитым голосом подчеркнул он.

У тебя там нет ничего ещё на примете? Такого же, — с невинным видом поинтересовался он у "Лии", добившись в ответ лишь возмущённого фырканья.

Ну, нет, так нет, — скроил он невинную физиономию. — Тогда я сам чего поищу, если ты не против, конечно, — улыбнулся Димон.

Но меня больше другое интересует. У тебя нет ещё каких знакомых в окрестностях города. Чтоб можно было недельку, другую перекантоваться до того как подвернётся какая-никакая оказия, или ещё что-либо.

У тебя столько знакомых в этом городе, аж завидки берут. Поспрошай? Может кто ещё пустит на сеновал десяток парней? А мы ему дровишек на зиму порубим, плетень поправим, или ещё чего нужного по хозяйству подсобим.

Денег нет, так хоть отработаем проживание и стол. А то уж больно неприятно трактирщик на нас зыркает, каждый раз когда в воротах с ним сталкиваешься.

— Я поспрашиваю, — отвернулась амазонка. — Обещать ничего не обещаю, но подруг по училищу у меня здесь много. Из тех, что осели здесь на границе. Глядишь, у кого и местечко на пару, другую ночёвок найдётся.

— На пару не надо, — неожиданно лениво зевнул Димон. — На пару недель давай. А на пару ночёвок — даже не трудись. Если что, и в трактирной конюшне пока перебьёмся. Чай, трактирщик потерпит.

Пусть лучше на будущие прибыля рассчитывает, шельмец.

 

Глава 8 Реликты Стражи

Тайная вечеря.*

То что в этом вполне рядовом трактире окажется такая глухая, тайная комната, которую, не зная где расположена неприметная потайная дверца в неё и как её открыть, при всём желании ни за что не обнаружить, "Лия" даже не предполагала. Ничто на подобное не указывало. Как и на то что кабатчик окажется агентом Пограничного Легиона, и чуть ли не такого высокого ранга, перед котором ей, жалкому десятнику пограничной стражи тянуться и тянуться. Да к тому ж мужиком.

Правда, с отношением к последнему факту, у несчастной амазонки за последнее время произошли просто разительные перемены. Теперь она уже не смотрела свысока на всех представителей данного племени. Амазонка банально влюбилась в собственного мужа и на все привычные до того вещи смотрела теперь уже совершенно другими глазами. Правда, для неё самой данный факт был совершенно недоступен. Как и все влюблённые до неё дуры, она была слепа и глуха.

Чего, впрочем полностью лишены были её непосредственные руководители, как раз по сему поводу и вызвавшие её, как говорится, на ковёр. С отчётом по выполненному заданию и по ближайшим перспективам.

И судя по их лицам, хмурым и недовольным, восторженный лепет по уши влюблённой в своего поднадзорного дурочки, ничем не напоминающий сухой деловой отчёт хорошего агента, их совершенно не удовлетворил.

Собравшаяся возле горящего камина в глухой тёмной комнате компания была довольно странная по своему составу, хотя, если смотреть по половым признакам, довольно однородная.

Две крупные, плотные амазонки, среднего возраста на тонких гнутых стульях возле стола, и ещё две какие-то смутно видные тени в углу комнаты у камина в глубоких, с высокими спинками креслах, хорошо скрывающих тех кто в них сидит от взора со стороны двери.

— Ну, хватит, — резко хлопнула ладонью по столу сидевшая справа за накрытым скатертью столом седая пожилая амазонка.

Перетянутое тонкой кожаной портупеей её крепкое крупное тело недовольно заворочалось на хлипком для такого массивного тела стуле. Красивое немолодое лицо с крупными чертами недовольно поморщилось, сердито нахмурив густые брови, а толстые, чувственные губы сердито сжались в тонкую нитку.

— Мне лично всё ясно. С заданием, милочка, ты не справилась.

— Я не милочка, — мгновенно возмутилась "Лия".

— Молчать! Смирно! — рявкнула на неё в полный голос первая.

Добившись того, что ошалелая от неожиданности девчонка замерла перед сидящей за столом двойкой, словно кролик перед удавом, вытянувшись во фрунт и не моргая глазами, нервно пожевала губами.

— Какое у тебя было задание? — суровым, жёстким голосом холодно проговорила она. — Тебя за чем посылали, шалава? Ноги раздвигать? Станком работать?

Так на такое весёлое дело и без тебя охотниц хватает. И поискусней будут, и с гораздо большим опытом. У которых любой мужик в первую же ночь соловьём запоёт и сам выложит всё что надо. Особенно такой, как этот твой "муж", — ядовитым голосом особо подчеркнула она последнее.

Небрежно откинувшись на жалобно скрипнувшую под её мощным телом спинку хлипкого стула, ещё более ледяным тоном как отрубила:

— И ты нам в таком качестве не нужна.

Что тебе было приказано? Достать карту сокровищ. Или, если её нет, разузнать, откуда твой любовник получает информацию о своих будущих находках.

А что мы получили в результате? Карту спокойно купили у твоего же "мужа" без всякого твоего участия. И жалкий лепет ни о чём. Бред о каком-то призраке и невнятную просьбу помочь достать волокуши. И это всё?

Нам разве эта дрянная карта была нужна? Нет! Место, которое десятки других отрядов знают? Нет!

Нам надо то, чего нет у других. Не тот жалкий обобранный твоим же мужем склад старых испорченных боеприпасов, за который идёт теперь такая драчка, а что-то гораздо более серьёзное.

А почему, ты поняла? Потому что некоторые дуры из Совета Матерей вдруг с чего-то решили что нам для нашей деятельности вполне достаточно прежних луков со стрелами и пары карабинов на сотню, для представительства.

Идиоты! Тут каждый второй вооружён не то что карабином, тут и автоматы не редкость. И во вьюках, чуть ли не в каждом поисковом отряде минимум по паре пулемётов имеется. А у некоторых и тяжёлый пулемёт не в диковинку будет. А про миномёты я вообще помолчу.

Дорого, но патронов они имеют, не как мы, по десятку на ствол. А минимум по два боекомплекта.

И кто с нами после подобного будет считаться? — звонко хлопнула она ладонью по столешнице.

Луками много не навоюешь, чтоб ты знала! Прошло их время, — снова хлопнула амазонка ладонью по столу, словно припечатывая сказанное. — Только эти дуры из Совета этого не понимают. А точнее делают вид, что не понимают, прикарманивая большую часть идущей отсюда и так небогатой добычи для вооружения своих личных отрядов. А меньшую отправляя на эту дурацкую войну с ящерами на границе с Империей.

Нам же не оставляя ни-че-го!

Теперь о перевооружении Второго Пограничного Легиона можно смело забыть на ближайшие несколько лет. Блестяще! — снова звонко хлопнула она ладонью по столу. — Блестяще! — повторила она злобно.

Только вот об этом провале не забывают наши противники. И если мы в самое ближайшее время не выйдем на собственные источники обеспечения, так и скатимся в аутсайдеры.

Знаешь что такое аутсайдеры? — рявкнула она на съёжившуюся под её напором амазонку. — Знаешь, — констатировала она, довольная произведённым эффектом.

Поэтому тебе и поставили задачу подстелиться к твоему бывшему "мужу" и постараться добыть у него если не новую карту сокровищ, то хотя бы сведения, откуда он получает такую точную и достоверную информацию.

Новую, дурёха. Новую информацию. А не то старьё, из-за которого все уже тут в городе передрались.

Не может у него нового не быть. Не мо-жет! — громко, по слогам рявкнула она в полный голос на несчастную амазонку.

Дважды он был на нашем берегу. И дважды, — повысила она голос, — возвращается отсюда с немыслимой для новичка добычей. Это что, по-твоему, простое везенье? Удача? Или, сказки какого-то "призрака"?

Бред! Сотни поисковиков копаются в окрестных холмах и ничего не находят. Или находят жалкое, никому не нужное ржавьё. Этот же просто тыкает пальцем в якобы "первый попавшийся холм", и находит такое, что за его находки тут же начинается немыслимая прежде войны! Где такое видано?

Никто не находит, а он нате вам, пожалуйста. И так ровно два раза подряд. И после этого ты меня будешь уверять что у него нет подробной карты сокровищ? Есть! Не может не быть. Должна быть! Обязана!

У него даже оборудование специальное, оказывается есть для работ под водой. Ни у кого нет, а у него есть. И это, по-твоему, что, тоже случайность?

А вот эти твои слова, что он вдруг, ни с того ни с сего, крайне заинтересовался нашими волокушами для доставки тяжестей. Это что, по-твоему?

Не слишком ли много странностей для одного человека.

— Насчёт одного, это ты, пожалуй, погорячилась подруга, — вдруг вставила и своё слово сидящая чуть в стороне другая амазонка. — По нашим агентурным сведениям, они довольно плотно контактируют с краевыми властями левого берега, и в частности, с так хорошо нам всем знакомым Ведуном.

Ванька, конечно, жук тот ещё, но что муж твой действует не сам по себе, а по его наводке, можно смело предположить.

— Ну конечно, — резко развернулась к ней первая амазонка. — И поэтому данный хлыщ прогнал его представителей из своего отряда сразу же, как только понял что от тех ничего толкового не получишь. И сразу же стал действовать в одиночку. И намного эффективнее.

Не смеши меня. Это значит, у него есть свой источник, независимый. И информации о некоем "призраке", от которого твой "муж" получает столь ценные указивки, полагаю можно верить. Знать бы только где обитается этот его "призрак", — сквозь стиснутые зубы зло процедила первая амазонка. — Я бы его плотно так поспрашивала бы, с кусочком калёного железа в паху.

— Вечно тебе б калёным железом в кого ткнуть, Мара, — недовольно отозвались вторая амазонка. — Мягче надо быть, Мара, мягче. И тогда к тебе потянутся люди. Лаской и таской, милая, большего можно достичь, чем одной таской или одним твоим калёным железом.

— Ну конечно, — сердито развернулась в её сторону другая. — Тебе бы, Светик, всегда бы лаской. Не хватает видать…

Массивное тело Светика, с гибкой грацией матёрого хищника быстро повернулось в гневе к своей собеседнице.

— Прекратить, — тихий неопределённый голос из тёмного угла комнаты разом оборвал начинающийся скандал.

Амазонки мгновенно присмирели. "Лия" замерла, словно кролик под взглядом удава, неверяще глядя на удивительную метаморфозу с такими казалось бы хорошо знакомыми командирами. Оказывается она многого ещё не знала.

— "Тара? Сама Тара? — пронеслась в голове ошалелая растерянная мысль. — Тара из Сенка? Мятежница и смутьянка? Бунтовщица! Бывший командир Речной Стражи, а ныне мятежный вождь восставшего штрафного легиона? Здесь, у нас в пограничье? Мамочка! Во что же это я вляпалась. Уй-й-й".

— Не о том мыслишь, девонька, — донёсся из угла коротенький сухой старческий кашель.

— "Уй, — мысленно схватилась "Лия" за голову. — Ещё один реликт Стражи. Ещё одна легенда. Сама Рысь Белая Ольга Заболоцкая".

— Вляпалась ты крепко, девонька, — тихо рассмеялись из угла. — Куда нам надо! Прямиком в жернова. И теперь у тебя отсюда один только выход. Цени это девонька, не всем выпадает. Или ты с честью справишься с порученным тебе делом, и получаешь в конце сахарную косточку, или так на всю жизнь и останешься нищим десятником пограничной стражи, без малейших перспектив и не вылезающим из каждой глухой дыры, куда тебя вечно будет совать твоё же начальство.

Выбор за тобой, девонька.

Но, об этом ты подумаешь потом. А сейчас, повтори что ты сказала о волокушах. Это интересно.

С чего это твой пройдошистый муженёк, вдруг ни с того ни с сего, не имея, по твоим же словам, за душой ни одной, самой жалкой медной монетки, вдруг озабочивается поиском волокуш для перевозки тяжестей. Да не каких-либо, а тех, найм которых даже для крупных и богатых групп трофейщиков представляет немалую тяготу.

Это что же выходит? Он рассчитывает до начала зимы ещё на какую-то крупную добычу? Значит, подсунутый ему барон с десятком танков на дне озера уже не представляет для него серьёзной ценности? Так, что ли выходит по твоим словам?

Хм, — задумчиво протянула старушка. — Тогда это в корне меняет дело.

Запоминай. Есть тут у нас поблизости пара, другая волокуш, как раз подпадающая под его требования. Передашь своему место где их взять можно и цену, десятины с добычи я думаю хватит. А мы тем временем посмотрим куда он двинется. И двинется ли вообще. Или так и дальше будет из себя бедную сиротку изображать. Глядишь, на косвенных-то его и прокачаем.

Если парню нужна волокуша, то значит он вышел на танк или на тягач, или на что-то подобное. И это хорошо. Это одним только металлом с него мы окупим содержание всей твоей сотни.

Да-да, милочка, не удивляйся, — из угла донёсся коротенький старческий смешок. — Выгорит дело у тебя, быть тебе сотником. Не выгорит — не серчай. Так и останешься на всю свою короткую жизнь десятником. Потому как срок жизни простого десятника в наших краях короток. А там, куда тебя будут посылать, и ещё короче. А если надеешься сбежать — забудь. У тебя дома крючок есть, крепкий.

Который, как я уже вижу, ты скоро подкрепишь ещё парочкой, — донёсся всё оттуда же сухой старческий смешок. — Не удивляйся, мы за всем следим. И особенно за твоими циклами, когда ты на задании. Так что наше знание пусть тебя не удивляет.

И если вздумаешь избавиться от плода — забудь, тебе же будет хуже. Ты нам нужна именно в этом качестве и с такими якорями. Всё будет хорошо — и у тебя всё будет хорошо. Нет — не обессудь.

Так что он говорил по поводу волокуш? Повтори.

— Э…, - поперхнулась пересохшим горлом амазонка. — Речи не шло об одной, двух.

— Не проблема, — взмах руки поторопил её. — Надо, так скажем где и четыре взять можно, и шесть, если надо. Это, как раз не проблема. Куда он собирается двигаться?

— Думаю, — запнулась амазонка, — что и нашему невольному наводчику надо бы тоже что-то предложить, — упрямо набычившись, упёрлась амазонка. — Вряд ли он в следующий раз поведётся на подобное, если и ему не оставить какую-то часть добычи.

Тихий смех из угла мгновенно погасил поднявшийся было ропот за столом.

— Не беспокойся. Твой протеже получит мотор со своего танка. Один, два — по обстоятельствам. И того будем считать ему хватит. Тем более что и ты сама постоянно это отмечала в его разговорах. Что им зачем-то нужны моторы.

Кстати. Это будет твоё второе задание. Выяснить, зачем. Узнай, зачем им нужны старые моторы. Этот бесполезный для нас хлам? Только ради денег, или ещё на что путное есть мысль использовать?

А сейчас, не отвлекайся на мелочи. Я тебе задала вопрос, — неожиданно прорезавшимися властными нотками в голосе повторила она вопрос.

Амазонка почувствовала что подошла к грани, после которой любое отвлечение будет безжалостно наказано, и тут же подобралась. С этими хищницами надо было держать ушки востро. Иначе она действительно на всю жизнь останется нищим десятником в этом глухом степном углу.

— Речи не было ни об одном, ни о двух волокушах, — решительно начала она уверенным деловым голосом.

— Как так, — растерялась первая амазонка.

— Речь шла об одном, двух десятках, а то и о трёх, четырёх. Десятков! — решительно подчеркнула "Лия" уверенным голосом.

Озадаченное молчание было весьма ей характерным откликом.

— Он что, собрался грабить князей Подгорных? Он что у тебя, идиот?

Чей это был вопрос так и осталось без ответа, настолько лица у всех присутствующих сейчас в комнате были потрясены и ошарашены.

— Западный переход, через который идёт основной груз с Торфяного Плато укреплён так, что туда и с пятью тысячами бойцов бесполезно соваться, — медленно и веско проговорила первая амазонка. — А у него всего-то жалкий десяток молодых неопытных сопляков. А если учитывать вторую его ходку, когда он к своим делам привлёк большее число мужиков, то и тогда их общее число не превышало двух с половиной сотен бойцов за раз. Он что у тебя, идиот?

С такими жалкими силами он хочет напасть на Западный проход Подгорных князей? Или думает, что сможет взять княжеский караван на трассе?

Тогда он у тебя ещё больший идиот чем мы тут думали, глядя на то, что он творит в городе. Хотя, этот его ход по стравливанию разных баронских отрядов поисковиков с трофейщиками, не лишён изящества. Так отомстить — не всякий догадается. Сразу видно — землянин, сволочь та ещё.

Но тем лучше. Проще управлять будет. Тот, кого можно просчитать, легко управляем.

— "Ну-ну, — проскочила неожиданно сердитая мысль в голове у "Лии". — Посмотрим какой Димочка преподнесёт вам сюрприз. А то ишь что удумали. В тёмную, без моего согласия использовать моего же мужика. Ну-ну. Да и поводочки то я вам оборву, стервам, чтоб не думали что это так легко".

— И третье, последнее, — донёсся до глубоко задумавшейся амазонки старческий голос. — Организуй встречу Тары и этого, твоего мужика. Им есть о чём поговорить.

Завтра же, — ещё большим холодом повеяло от приказного голоса. — Место тебе укажут.

Предложишь своему посмотреть пару мест где можно какое-то время перекантоваться. Без оплаты, раз у него денег нет. А за стол и кров расплатятся работой. Починят обветшавший забор и пару крыш соломой перекроют. Чай парни у него не городские, деревенские, дело должны знать.

Заодно и представишь рысканье по городку как поиск места где можно голову приткнуть.

Ещё одна нечаянная встреча.*

— По-моему, надо было останавливаться в предыдущих развалинах.

Ехидный комментарий Васьки того что во всей красе предстало перед ними, ясно показал обуревавшие всех чувства. Больших чем эти развалин трудно было себе даже представить. А уж на фоне всего остального в этом городке, где и так всё было какое-то неказистое, жалкое и убогое, даже здесь убожество это выделялось.

— Да-а-а, — задумчиво протянул Димон. — Те же яйца, только сбоку.

— Зато даром, — бодро возразила "Лия" разом обоим критикам. — Ты же Димочка, сам сказал, что трактирщик требует или немедленной платы или нашего выселения, раз денег на оплату проживания нет.

Вот, — протянула она руку вперёд. — Это всё что можно было в городе найти на заданных тобой условиях: без денег, только за работу, за мелкий ремонт. Крышу почини, и живи сколько хочешь. Хоть на веки вечные здесь поселись, хозяева и слова не скажут.

— А кто у нас хозяева? — нейтральным тоном полюбопытствовал Димон.

— Моя старая подруга ещё по воинской школе. Это её родовое гнездо. Сама-то она живёт теперь у мужа, там поместье получше, а с этим домом не знает что и делать. То ли чинить, то ли сломать и заново всё здесь отстроить. Забросила одним словом.

Димон едва сдержался, чтоб не нахамить. На что уж он был непритязательным к условиям временного проживания, но "Лия", кажется, переплюнула его самые смелые предположения.

Догадывался он, что если её попросить, она найдёт жильё. Но чтоб такое…

Старый гнилой перекошенный плетень, держался, казалось, на одном честном слове, и натурально раскачивался, тихонько поскрипывая от слабого, задувавшего со стороны степи ветерка.

Непонятная куча каких-то низких глинобитных построек с тёмными провалами на месте бывших когда-то ранее окон смотрелась как что-то… сюрреалистичное. Дверей не было вообще. Нигде! По крайней мере, всё, что можно было бы назвать этим словом валялось рядом с входной дырой на земле, рядом с тёмными провалами в стене, чуть большими размером чем лаз в собачью будку.

Окна же являлись таковыми лишь номинально.

Но всё равно, к сожалению тут было намного больше места чем во всех остальных развалинах, осмотренных ранее. Как это было ни неприятно, но, похоже, придётся соглашаться на эту помойку.

— Как она тут жила? — в искреннем недоумении поинтересовался Димон. — Твоя школьная подруга, — уточнил он, повернувшись в сторону "Лии". — Тут же свиньям место, не людям.

— А она тут и не жила, — бодро отозвалась "Лия", не замечая что противоречит только что самой сказанному. — Её дом чуть дальше, в сторонке будет. Но он пару месяцев назад сгорел. Так что для проживания предлагаются лишь эти строения. Это ферма, где у неё ранее жили сезонные рабочие. Дом сгорел, а бараки — остались. Их она и сдаёт.

Бесплатно, — сердито уставилась она на Димона, понимая уже что тому не понравилось её последнее предложение.

Это всё что можно найти в городе на твоих условиях. Не нравится — ищи сам. Только вряд ли что найдёшь. За городом — пожалуйста. Всё что угодно. А в стенах — только это. И скажи спасибо, что хоть это есть.

А в предыдущем месте — рядом были городские бойни — возмущённо ткнула она пальчиком в сторону изумлённого перспективой проживания в ЭТОМ Васьки. — Там вам воздух не понравился, запахи видите ли не те. Тут — дверей, видите ли нет. Вам не угодишь.

А хотя бы и нет, — флегматично пожала она плечами. — Ну и что. Зато внутри довольно уютненько. И если затянуть оконные проёмы бычьими пузырями, которых навалом задаром набрать можно на городской бойне, денёк там поработав, то, вполне даже ничего.

Димон задумчиво покосился на неё. Его явственно передёрнуло, как только он вспомнил запахи в том краю города.

— А дверь можно сплести из лозы, — невозмутимо вещала меж тем "Лия". — Её у реки полно.

Бесплатно, — ехидно добавила она, глядя на Димона с ухмылкой.

Пошли, посмотрим что там внутри, — соскочила на со своей лошади. — А ты здесь оставайся, — вдруг резким жёстким голосом одёрнула она собравшегося было спешиться Ваську. — На улице подождёшь, посмотришь, чтоб никто с тыла не подобрался, — неожиданно весьма двусмысленно расхохоталась она.

— У, вредина, — сердито проворчал Васька, тем не мене оставшись сидеть в седле.

Незаметный жест Димона намертво припечатал его к седлу.

Раз барышня не хочет чтоб кто-то ещё смотрел на эти развалины кроме него, то не стоит ей в том сопротивляться. Да и вообще. Что-то его жёнушка уж слишком упорно весь день тянула его в этот дальний, самый глухой угол города, где они в конце концов и упёрлись в эти развалины. А теперь не менее упорно и аккуратно, как ей, наверное, кажется, постаралась избавиться от Васьки, как от ненужного свидетеля. Явно девонька что-то задумала, раз развела подобную таинственность.

И судя по той деловой уверенности, с которой она быстро направилась к дальнему низкому строению, ничем не отличавшемуся от двух стоящих по соседству точно таких же развалин, Димон в своих предположениях был прав. Девонька явно что-то задумала. Гадость какую вряд ли, но поберечься всё ж стоило. И хоть их невидимо для "Лии" сзади сопровождала группа поддержки, в составе всех наличествующих на данный момент в городе егерей, бережёного, как говорится, и Бог бережёт.

Тихий щелчок сдвоенных дуг старого испытанного ящерового арбалета, остался неслышим в хрусте уверено спешащей по захламлённому двору "Лии", и привычное ложе старого испытанного оружия, привычно легло в руку.

На стрельбу в городе из огнестрельного оружия городские власти смотрели крайне неодобрительно. Да и самому ему шуметь не хотелось, дабы не привлекать к себе лишнего внимания. В таком раскладе, старый верный товарищ арбалет прекрасно подходил.

Нырнув низко нагнувшись в невысокий узкий проём, лишь по какому-то недоразумению называемый здесь входной дверью, Димон сразу же убедился что прав был на все сто процентов. Его тут ждали.

— Проходите, Дмитрий Александрович, проходите. Присаживайтесь. Что ж вы застыли то в дверях, как просватанный.

Так, кажется, в ваших краях называют неуклюжих, не знающих как себя повести гостей?

— Где-то, как-то, — согласно кивнул Димон, наконец-то размораживаясь и медленно проходя вглубь неожиданно просторной, залитой слепящим светом от низкого солнца горницы, раскрывшейся внутри такого внешне неказистого помещения.

— Извините за непритязательность обстановки, — с ехидцей прокомментировала его нерешительность принимающая сторона. — Присаживайтесь, Дмитрий Александрович, присаживайтесь.

— Как у нас говорят: "В ногах правды нет". Так что садитесь на пенёк и давайте поговорим.

— Садись на пенёк, съешь пирожок, — вроде как не к месту вспомнилось Димону.

— Как вы уже, надеюсь, поняли, встреча наша с вами здесь совершенно не случайна. А обстоятельства, — широким жестом собеседница повела рукой вокруг себя, — сугубо вынужденные. В другое время и в другом месте я бы вас встретила совсем не так, — несколько двусмысленно заметила она, чем вызвала на лице Димону откровенно саркастическую ухмылку.

— Да-да, — покивала головой собеседница. — Не делайте такое лицо, Дмитрий Александрович. В иное время и в ином месте мы бы с вами по-другому встретились бы, но, как я уже сказала, обстоятельства.

— И что же это за обстоятельства такие, что вы, сударыня, оказались вдруг здесь и сейчас, когда, по моим сведениям вы должны находиться сейчас там. Где-то там, далеко.

Димон с невозмутимым видом спокойно присел на предложенный чурбачок и небрежно махнул куда-то в неопределённую сторону левой рукой. Правая так и осталась неподвижной, с взведённым в ней двойным арбалетом, направленным в сторону собеседницы.

А ты постой, подожди на улице, — остановила хозяйка собравшуюся было устроиться рядом с Димоном "Лию". Настороженного арбалета в руке Димона она словно и не видела. — Составь компанию стоящему там пареньку. А нам с Дмитрием Александровичем, кой о чём потолковать надо. О своём, о девичьем.

Проводив взглядом безропотно вышедшую из комнаты амазонку, пронзительно посмотрела на Димона.

— Не ругай её потом, — невозмутимо проговорила она. — Девочка послушная. Ей что сказали, то она и сделала. А что не всё по-твоему, так и что ж. иногда мы не властны в своих поступках.

Теперь о дела, из-за которого мы организовали столь таинственную встречу с тобой.

— Тара, — встрепенувшийся Димон, вдруг резко подался вперёд. — Тара из Сенка!

— Боже мой, — расплылся он в улыбке, распрямляясь и как бы откидываясь назад. — А я тебя сразу не признал. Изменилась. Богатой будешь, — усмехнулся он, тем не менее не спеша убрать взведённый арбалет.

— Каторга никого не красит, — тихо отозвалась замершая было неподвижно амазонка. — А штрафной легион он лишь по названию штрафной. А так — натуральная каторга с одним входом и без единого выхода.

— Вот, значит, почему ты здесь, — понимающе кивнул Димон.

— Почему, — удивлённо подняла брови Тара, невольно отстранясь от низкого колченого стола, за которым они оба теперь сидели. — Ну ка, мыслитель, поведай. Почему это я здесь оказалась? — с усмешкой лукавого превосходства поинтересовалась она.

Я всегда была превосходного мнения о мысленных способностях вас обоих. Что тебя, что друга твоего Сидора. Подтверди их.

Про дуру вашу подругу, я помолчу, — вдруг как-то мягко, ностальгически улыбнулась она.

— Тебе нужно оружие, — с улыбкой проговорил Димон, глядя на её улыбку. — Любое оружие, любой ценой. Поэтому ты здесь, где его можно взять наиболее дёшево.

— Я прав?

Прямая, неподвижная спина Тары в этот момент могла бы послужить эталоном для какой-нибудь классной дамы в старорежимной гимназии.

— Значит, я не ошиблась, когда попросила твою девочку организовать нам встречу, — сухим казённым голосом отозвалась амазонка. — И раз мы так сразу, без подготовки перешли к делу, то я бы хотела и сразу услышать ответ.

— Ответ — нет, — Димон с сожалением развёл руками в стороны. — Из всего оружия что у нас есть, только пулемётные пневматические системы можем тебе предложить, да гильзовое производство, довольно убогое, скажу я тебе. И всё.

Ни то, ни то тебе не подойдёт.

Пневматика как правило стационарная, тяжёлая. А тебе, как я понимаю, нужно что-нибудь лёгкое, ручное и огнестрельное. Можно было бы предложить тачанки, но они в ваших болотах верховья, где ты нынче обитаешь просто застрянут в грязюке. А пустые гильзы вам наверняка не нужны. Накой они вам, если у вас наверняка пороха для их начинки нет, как нет, впрочем, и всего остального.

Зато могу предложить арбалеты. Недорого и много. Но арбалеты это уже прошлый век и многого ты с ними не навоюешь. Особенно против ящеров, впрочем как и ваших же амазонок.

— Ну, почему же, — кривая гримаса исказила лицо Тары. — На безрыбье, и сам, как говорится, раком встанешь. А против подгорных — самое то будет. Вопрос лишь в одном. Сколько болтов к ним вы можете сразу поставить и каких. Сколько бронебойных, сколько срезней, сколько охотничьих… И сколько можете чуть погодя.

Расход у нас планируется велик зело, даже по предварительным расчётам, так что возьмём всё что дадите.

От неожиданных слов амазонки и её скорого согласия Димон на какое-то время даже растерялся. Он уже давно и привычно записал арбалеты в отстой и быстрое согласие Тары на их поставки стало для него полной неожиданностью.

— Блин, — полез в задумчивости чесать он свой многострадальный за последние дни затылок. — Ну ты, мать, и задачки ставишь. Не знаю, — виновато развёл он руками. — Подобными вещами у нас Сидор заведует или его жена Белла. А я всё как-то по другой части, — растерянно сознался он.

— Угу, знаю, — невозмутимо кивнула головой Тара. — Ты больше баб топчешь и спишь, бока отлёживая. Петухом работаешь. Или, принимая во внимание сколько тобой за последнее время было выпито — питухом, — усмехнулась она.

— Ну, не совсем, — поморщился Димон, показывая что понял и не одобрил её весьма грубую и двусмысленную шутку. — На мне ещё и всё виноделие, и ягодники в нашей компании. Как старые, так и будущие. А также освоение наших зерновых посевных площадей. Поверь, дел там хватает.

Поэтому, если тебе что-то надо, то подготовь списочек поподробнее, а мы подумаем как сможем удовлетворить ваши нужды.

— Список давно готов, — Тара невозмутимо протянула ему свёрнутый в тонкий рулон небольшой кусок пергамента. — Там и то что нам надо, и примерные цены, по которым мы согласны были бы у вас брать, — тут же уточнила она. — По цене не удивляйся и не думай что мы такие уж добренькие.

— Угу, — неопределённо кивнул головой Димон, разворачивая пергамент и углубляясь в изучение.

Действительно, — впав в глубокую задумчивость, настороженно глянул он на Тару. — Цены настораживают. Раза в два выше обычных. С чего бы такая щедрость?

— В цене сидит и доставка, — невозмутимо отозвалась Тара. — Надеюсь, ты догадываешься куда надо всё это доставить?

— В верховые болота? — уже начиная догадываться в какую ж… ему предлагает сунуться амазонка, Димон ещё надеялся что он ошибся. Действительность жестоко разочаровала.

— Не просто в верховые болота, а конкретно на правый берег. На правую сторону имперского волока.

— Это того волока, что соединяет верховья Большой Лонгары с Малой? — неверяще переспросил Димон. — Того, что находится под контролем бурлаков?

— Блин, — взъерошил он волосы на голове. — Ну и задачки ты ставишь.

А другого пути нет? — с надеждой посмотрел он на Тару.

Цены в списке были очень уж заманчивые, как и перечень ей потребного. Но вот доставка…

— Про доставку нам чего-либо по Лонгаре или же по самой Амазонии я даже не заикаюсь, — вдребезги разбила его надежды Тара. — Так что, другого пути нет. Потому к вам и обращаюсь, что только у вас есть дорога вдоль гор по предгорным террасам к верховьям Лонгары.

— Это ты про нашу предгорную систему озёр, что ли? — начиная уже догадываться откуда тут ноги растут, глянул на неё Димон.

— Про неё родимую, — согласно кивнула та головой. — Кроме как у вас, ни у кого туда доступа нет. А искать иные пути, пытаться договориться с кем другим из Старшины вашего города я не могу. У всех, с кем стоило бы вести переговоры, слишком тесные связи с верхушкой Амазонии, и никто из них на контакт со мной не пойдёт. Слишком велики потери для них будут. И не только в деньгах.

— А с нами, значит, договариваться можно, — хмыкнул Димон.

— У вас нет столь плотных родственных связей с Правобережьем, — сухо отрезала амазонка. — И у вас единственных есть обходной путь, по которому можно тайно доставить в верховья всё что угодно.

— А дальше мы уж сами, — вдруг понимающе улыбнулась она. — Главное, вы туда доставьте всё, согласно списка, а уж с бурлаками, контролирующими волок, мы сами договоримся. Им ведь всё равно что куда тащить, лишь бы платили. Сверху вниз, снизу вверх, справа налево, или слева направо.

— Это уже легче, — задумчиво покивал головой Димон. — Вот это уже больше похоже на что-то реальное.

Тогда последний вопрос. Что это за непонятные значки против каждого вида товаров? Что это за ка с точкой?

— Каучук в стандартной расфасовке по пол пуда, — суховато, недовольным тоном проговорила Тара. — Как ты понимаешь, этого добра у нас пруд пруди. Да и не вам одним предлагали договориться по поставкам, как ты мог бы и сам догадаться. Но, увы. Никто не желает связываться с контрабандой. Боятся санкций со стороны властей Амазонии.

— Никто не хочет лишиться официальных поставок каучука из-за пуда другого контрабандной дешёвки.

Но с этим можете не заморачиваться. Расчёт произведём золотом, или, на худой конец, серебром.

— А насколько дешёвого? — вдруг перебил её Димон.

— Достаточно, чтобы это было интересно. — насторожилась Тара, более внимательно посмотрев на него.

— Дешевле, по отношению к приведённым здесь ценам? — медленно покачал перед собой свитком Димон.

— На треть можешь смело опустить, — ещё медленней проговорила Тара, внимательно глядя на него. — А будете только каучуком брать в оплату поставок, так сказать натурой, то и о ещё больших скидках подумать можно.

Увидев задумчивый согласный кивок Димона, медленно продолжила:

— Значит, можно считать, что договорились?

— А время? — не отвечая прямо на поставленный вопрос, поинтересовался Димон.

— Думаю, что если в начале зимы мы всё согласуем, а в середине начнём поставки, чтоб к весне кончить, то это нас полностью удовлетворит. Получится раньше — ещё лучше. Тогда можно подумать и о дополнительных скидках.

Каучука у нас много, а неудовлетворённых потребностей ещё больше, — медленно и веско проговорила Тара. — Начиная от хлеба и кончая патронами.

И тот кто нам друг, получит весомые преференции перед другими.

Получится начать поставки лишь на весну — хуже, но не смертельно.

Я достаточно ясно излагаю?

— Вполне, — кивнул головой Димон.

Связь?

— С вами свяжутся, Дима, — вдруг улыбнулась Тара. — И не удивляйся, если для вас личность связного окажется неожиданностью.

— "Ну, конечно, — Димон мысленно насмешливо хмыкнул над развёдшей такую таинственность амазонкой. — А то мы не знаем кто и с кем постоянно сносится, и о чём бабы меж собой треплются. Ну-ну, поиграйся в секреты, лапочка. Посмотрим что у тебя получится".

Это всё?

— Последнее, — улыбнулась Тара. — Будет что-то интересное для нас, из того что вы здесь найдёте, с радостью купим. Оружие, патроны, снаряды, амуниция — всё нам надо. И как понятно, много. Ценой не обидим. Надеюсь, вы меня поняли.

— Тогда до встречи в середине зимы, — кивнул Димон головой Таре, подымаясь.

— Совсем последнее, — остановила его в дверном проёме Тара. — Совет. Для жилья займите эти развалины. И не смотри что здесь натуральная дыра. В подполье есть тайный подземный ход за стены города в дальний овраг у реки. Здесь, прямо подо мной, — с невозмутимым видом потыкала амазонка указательным пальцем себе под ноги.

Так что, занимайте строения, делайте вид что занимаетесь ремонтом, а я жду от вас вестей. И чем скорее я их получу, тем скорее и вы что-то на этом заработаете. Поэтому, мой вам добрый совет, Дмитрий Александрович, не засиживайтесь вы на правом берегу. Не надо. Делать вам здесь нечего, да и слишком много врагов за последнее время вы здесь нажили. Лучше б вам вернуться домой. Глядишь, целее будете. А со временем всё плохое забудется. Тогда и вернётесь.

— Я подумаю, — невозмутимо отозвался Димон, кивая на прощанье.

"Ну да, — чуть матом не выругался он, выходя. — Вот так всё бросил и побежал впереди паровоза, лишь бы тебя ублажить. Ишь ты, как глазки то как заблестели довольные. Видать, здорово их прижало, раз из своих болот даже сюда, далеко на запад, с другого края республики добралась. Нужда и не туда загонит".

Бегство из города.*

Смываться откуда-либо можно по разному. Можно громко, с треском с боем, а можно и по-тихому. Димон со своим отрядом ушёл тихо. В полном соответствии со своей натурой.

Появление в городе парней с Ягодного, прибывших сказать что наконец-то прибыл долгожданный обоз и ждёт их в оговоренном месте за городом, все в отряде Димона восприняли с огромным, нескрываемым облегчением. Растительная жизнь в городе, где они все старательно изображали из себя группу туповатых сельских лодырей, проживавших случайно доставшееся им богатство, изрядно к этому времени уже всех утомила.

К тому ж, хоть никто ничего и не говорил и меж собой это не обсуждалось, но все буквально шкурой чувствовали сгущающиеся у них над головами тучи. Да уже и без всяких догадок можно было заметить, что всех их в городе едва терпят, и только чтоб не нарушать давний обычай по защите и нейтралитету, городские власти ещё не выкинули их просто за ворота, на растерзание всем желающим. Где вдалеке от посторонних глаз желающие расправиться с ними незамедлительно бы воспользовались представившимся прекрасным шансом.

Потому как количество желающих добраться до горла наглых, не чтущих традиций левобережцев росло прямо на глазах.

В город постепенно возвращались все те, кто позарился на лёгкость покупки карты сокровищ и бездумно сунулся в пасть к трофейщикам, в надежде перехватить у тех выгодный кусок. А теперь, жестоко получив по зубам от значительно превосходящих разрозненные силы поисковиков хорошо организованных и прекрасно вооружённых трофейщиков, ни с чем возвращался домой, мечтая лишь об одном, поквитаться с так подставившим их мерзавцем Димоном Счастливчиком.

О том что сам "мерзавец" их всех предупреждал именно о подобном развитии событий, если они не последуют его совету и не объединят своих разрозненных сил, все благополучно к этому времени уже забыли, мечтая лишь ободном, отыграться хоть на ком-то за собственную неудачу. И от расправы над виновным всех сдерживало пока лишь то, что по упорно циркулирующим в городе слухам, с самого виновника всего произошедшего взять было нечего. Пропил мерзавец всё то, что с них получил.

Правда, сам "мерзавец" на сей счёт не обольщался. Ещё день, два, ещё один вернувшийся в город из получивших по мордасам соискатель халявы, теперь уже точно последний, и плотину "народного гнева" прорвёт. Так что, появление в городе долгожданных гонцов с Ягодного стало для их отряда натуральным спасением. Оставаться в городе и дальше уже не было никакой возможности.

В тот же вечер все они исчезли из города.

И лишь безмерное удивление было на их лицах, когда в середине ночи они выбрались из тайного лаза в дальнем от города глубоком овраге.

Ничто не указывало на то, что там, где они поселились, могло быть хоть что-то подобное тому с чем они столкнулись. А вот, поди ж ты. Никогда не знаешь что где найдёшь. Эти глухие места явно когда-то давно были плотно заселены, и если судить по этому старому, давно забытому подземному ходу, по которому ни выбрались из города, весьма и весьма плотно. И нынешняя глушь, когда-то ранее была совсем не характерна для этих мест.

— Дорогая, когда в следующий раз ты приведёшь нас ещё в какую-либо развалюху, пожить недельку, другую в тишине, нищете и спокойствии, предупреждай сразу, что под ней устроен натуральный туннель метро, где можно на поездах ездить. Тогда я точно буду уверен в завтрашнем дне. Три метра ширины, два метра высоты и хоть на лошадях езди в обе стороны. Жуть, — ехидно прокомментировал Димон ширину и высоту подземного хода, по которому они вместе с лошадьми без проблем незаметно выбрались из города.

Это кто ж такое сооружение то отгрохал? — вопросительно уставился он на неё. — Мало того что человек пройдёт, так ещё и лошадь легко провести можно?

Растерянный, недоумевающий вид жены был самым недвусмысленным ему ответом.

— Ладно, проехали, — махнул он рукой.

"Про то, откуда Таре про него оказалось известно и откуда ты знаешь саму Тару, я уж так и быть, спрашивать тебя не буду. И так всё ясно"

В этом внешне ничем не примечательном городе оказалось слишком много тайн. И ещё одна большая совершенно ненужная им загадка ему была совершенно не нужна. Не то было сейчас время, чтоб ещё и забивать себе голову. Одной непоняткой больше, одной меньше, какая разница. Выбрались без проблем, и ладно. А на будущее — отложим в памяти, до лучших времён.

— Ну-с, — вскочив на своего коня, Димон терпеливо подождал пока его жена управится с чего-то забузившей своей кобылкой. — Из города мы выбрались, слава Богу живые. Теперь показывай свои волокуши, что предложили тебе очередные твои знакомые, — ядовитым тоном выделил он слово "очередные".

Это хоть недалеко? — полюбопытствовал он.

— Зависит от того сколько тебе надо, — сердито буркнула в ответ амазонка.

Постоянные последнее время полколки Димона по поводу очередных появившихся новых друзей, знакомых, школьных и училищных приятельниц уже давно начали её злить. Но приходилось терпеть и молчать. Потому как нормального объяснения своим вдруг проявившимся здесь большим возможностям и знакомствам толком найти не могла. Со стороны глядя, всё это действительно выглядело весьма и весьма странно. Да к тому ж она чувствовала постоянно растущее недоверие со стороны Димона, что почему-то больно её задевало. Разобраться в себе самой у неё никак не получалось, да и времени катастрофически уже не хватало. Оттого и злилась ещё больше.

— К утру будем на месте, — сердито бросила она. — А там уж сам решай. Подойдут они тебе или нет. А то уж замучил своими вопросами, что да почему. Сказала же — не знаю, смотреть надо. Вот будем на месте, сам и посмотришь. Заодно и определимся, подходят они тебе или нет. И сколько их тебе надо на самом деле.

Достал уже, — сердито пришпорила она свою кобылку, посылая вперёд. — То две волокуши ему надо, то десять, а то и вообще о двух десятках речь заводит. Определись сперва, а потом спрашивай.

Утром на самом деле были на месте.

Небольшой уютный хутор, обнесённый по кругу высоким деревянным частоколом на невысоком земляном валу, в укромной небольшой долине, краем которой протекал бурный порожистый ручей, производил самое приятное впечатление. И хоть действительно серьёзного штурма большими силами это укрепление явно бы не выдержало, но и взять его сходу, изгоном, вряд ли б у кого получилось.

— Серьёзная фортеция, — одобрительно кивнул головой Димон, осторожничая и старательно держась кромки леса, близко подступающей к стенам укрепления. — А ров с водой и наплавной мост сразили, можно сказать в самое сердце. Серьёзные у тебя знакомые, — бросил он взгляд на "жену". — Голыми руками не возьмёшь.

Ну-с, и как мы поступим? Раз у тебя, милая, на все случаи жизни есть свой ответ, говори. Как мы туда попадём. А точнее, как мы получим оттуда то что нам надо?

— Легко, — бросила амазонка, уверенно выезжая из леса и направляя свою лошадь к запертым наглухо воротам.

Поцокав копытами кобылки по деревянному настилу моста, она медленно подъехала к запертым наглухо воротам хутора и уверенно постучала нагайкой в мощную воротину.

— Хозяева! Фроська! Открывай зараза, мы прибыли, — громко прокричала "Лия".

Жалобно тонко скрипнув, тяжёлая даже на вид левая створка ворот медленно распахнулась и оттуда вышла смутно чем-то знакомая Димона амазонка.

Опустив бинокль, в который Димон внимательно разглядывал укрепление, он задумчиво покусал губу. Эту девицу он определённо видел ранее в Гультяй-Доле.

— Ефросинья Парнова. Для своих — Фроська, — донёсся до него тихий голос Васьки справа. — "Лия" встречалась с ней как раз перед нашим бегством из города. Все связи чётко укладываются в область интересов местных погранцов. Ни с кем из тех, кого мы подставили с нашими картами, не связана.

По крайней мере я о таком не знаю, — тут же поспешил уточнить он, в ответ на брошенный в его сторону косой взгляд Димона.

— О! А вот и наши волокуши, — задумчиво пробормотал Димон. — Гляди ка, словно нас тут стояли и ждали…

— Мама дорогая, — ахнул Васька рядом.

По неразборчивым восклицаниям, раздавшимся сзади, Димон понял что не одного его впечатлило то что они сейчас увидели. То убоище, что сейчас медленно выползало из широко уже к этому времени распахнутых ворот хутора, иначе чем монструозной конструкцией и назвать нельзя было.

— М-да, — медленно задумчиво протянул Димон. — Всякое я раньше видал, но подобного монстра… Как только бедные лошадки его тащат то? Хотя, такие битюги…

— Танк увезти можно, — согласно поддакнул Васька.

А лошади то, лошади! — ахнул он. — Если это лошади, то я Императрица Ящеров, а наши лонгарские тяжеловозы — выродившиеся в задохликов жалкие мутанты.

— Муравей тащит на себе груз в одиннадцать раз превышающих его собственный вес, — недовольно буркнул Димон, сам не менее остальных потрясённый открывшимся видом. — Подумаешь, всего-то, наверное, сантиметров на десять в холке повыше. Но мощные заразы. Мастодонты, — довольно промурлыкал он, опуская бинокль. — Натуральные мамонты. Клыков жаль только нет, а так, натуральные мамонты б и были.

Может, это какие-то местные слоны? — бросил он на Ваську вопросительный взгляд.

Увидев в ответ лишь растерянные глаза верного ординарца, задумчиво подёргал мочку левого уха.

— М-да, — хмыкнул он. — Не для меня одного сюрприз, однако.

Зашевелившиеся в голове интересные мысли, появившиеся как только он увидал на ком "Лия" собралась вывозить непонятно что, по одной его просьбе, открывали весьма и весьма радужные перспективы на будущее. Надо было лишь узнать сколько таких вот "волокуш" с таким вот монстрами можно было достать у этой "подруги" Фроськи, и тогда можно было смело планировать налёт на князя.

Туманные было ранее перспективы зримо обрастали мясом.

— Вперёд, — дал он шпоры коню, посылая вперёд. — Проверим кое-какие появившиеся у меня мысли.

— "Полагаю, наш князь не раз ещё пожалеет, что с нами связался, — проскочила быстрая злая мысль. — Надо будет лишь весточку нашему "другу" оставить, чтоб знал, сволочь, кого благодарить".

 

Глава 9 Большой грабёж

Налёт.*

К этому наглому, горластому княжескому сотнику из новеньких, недавно принятых князем на службу, оттого наверное таким наглым и горластым, за прошедшую неделю на сортировочной все уже успели привыкнуть. Да и как тут не привыкнешь, если тот каждое утро начинал с разноса местного руководства и формирования очередного обоза трофеев. А к вечеру утаскивал сформированный обоз к морю.

А следующим утром, словно и не спал, снова безжалостно гнал измождённых рабов на промывку и комплектацию вывозимых ценностей.

Доставалось и охране с вольнонаёмным рабочим персоналом, которых тому даже в голову не приходило жалеть. Один только маленький штрих. Рабочий день у него начинался в шесть утра, задолго ещё до рассвета. И продолжался, пока очередные двадцать, тридцать, а то и все сорок возов с добром со складов сортировочного лагеря не убудут к побережью.

Причем, заканчиваться рабочий день мог и далеко заполночь, если рабы не справлялись с дневным уроком. Или если этому безжалостному монстру только казалось, что что-то не так.

Эти семь дней был просто какой-то ужас. Такого дотошного и въедливого приёмщика товара никто из лагерной охраны допреж не встречал. Поговаривали, что это какой-то дальний родич князей Подгорных, за какие-то свои прегрешения сосланный владетельным князем на Плато и оттого ныне тут и зверствующий, желая делом вымолить прощение старого князя и вернуться обратно.

Иначе не было никакого объяснения тому, что он буквально под метёлку вымел всё со складов, до пустых полок опустошив хранилища и вытащив из дальних пыльных углов давно и прочно забытые находки.

А такой дотошности в проверке работоспособности и комплектности моторов и прочих агрегатов, здесь никогда ранее не встречали. Да и не их это было дело. Такими вещами занимались не здесь, а в приморском сортировочно-ремонтном лагере, где и мастера были получше, и выбор деталей был побольше, да возможностей там было поболе, поскольку к побережью стекалась вся добыча с плато. А здесь что? Два типа тракторов, первый да второй, которые только и добывали из торфа. Ну, редко когда попадались и случайно оказавшиеся тут танки в довольно приличном состоянии. Но чаще, годными лишь на переплавку.

Десятник княжеских тыловых служб обеспечения Рома Медведь, получивший свою кличку за исключительную схожесть фигурой со своим прототипом, да и характером тож, чего уж там скрывать, лениво переложил пачку накладных на отгруженный товар на другой край стола, и с облегчением вытянул на столе ноги.

Конечно, честнее будет сказать, что кличку ту он получил по совершенно другой причине, когда-то с испугу обделался в штаны при штурме замка какого-то за давностью забытого мятежного барона. Но про тот неприятный, дурно пахнущий случай все давно уже и прочно забыли. Чему и сам Рома немало поспособствовал своей активной деятельностью на ниве безжалостных тайных расправ со слишком памятливыми. А сам Рома о собственной неприятности старался лишний раз не вспоминать, озвучивая для всех иную, давно ставшую правдивой версию.

Сладостно потянувшись, расправляя мышцы ещё до конца не проснувшегося тела, Рома довольно зажмурился.

Полдень — самое сладостное время дня, когда после сытного обеда, или позднего плотного завтрака, как придётся, можно было безмятежно отдохнуть, предаваясь сладостным мечтам или не менее приятным воспоминаниям. Это уж как выпадет.

Кто-то, сейчас уж не упомнишь кто именно, сказал ему однажды, что задранные на стол ноги — яркий показатель крутости босса. Поначалу он ничего не понял из сказанного, а потом дошло. Точнее, рабы земляне старательно разъяснили, подмазываясь к нему, хозяину лагеря, чтоб сильно не зверствовал и нормы выработки не завышал.

Ну да он не злой. За такую благую весть можно было и послабление дать, ненадолго правда, чтоб не разленились и не отвыкли работать.

Десять прошедших дней, без этого сумасшедшего княжеского снабженца, буквально вынесшего мозг несчастному Роме Медведю и всем в его лагере, были воистину настоящим блаженством.

— "Боже, как хорошо и спокойно без этого бесноватого офицерика из княжеской свиты".

Закинув ноги на стол, чтоб дать хоть немного отдохнуть натруженным стопам после всего того дурдома, что развёл здесь дальний княжеский родственник, Рома с блаженным видом сцепил руки на затылке и мечтательно уставился в потолок.

— "Всё! Все обязательства перед князем полностью выполнены. Даже с походом. И теперь на следующие полгода можно обо всём спокойно забыть. И о возне в этом проклятом болоте в первую очередь".

Всё же было что-то человеческое в том дальнем княжеском родственнике. Обещал больше до весны не трогать, в благодарность за полностью до последней мелочёвки опустошенные склады, буквально наизнанку вывернувшегося десятника, и не трогает. Вот уже десятый день пшёл как нет ни его, ни его бешеных помощников, буквально затерроризировавших и Рому и всех в лагере своим безумием.

По крайней мере до дня весеннего солнцестояния, когда всё опять завертится по новой, о работе можно забыть.

— Нет, после недавнего дурдома, жизнь определённо налаживается. А ещё и начальник соседнего лагпункта приглашал посетить на днях его вотчину, когда я смогу выбрать свободное время. Обещал, будут молоденькие девочки. Из новеньких…"

Рома Медведь не сводил мечтательного взгляда с замысловатых разводов чёрной копоти на когда-то белёном потолке. Комната давно уже требовала проведения хотя бы косметического ремонта, или простой покраски потолков и стен, да за каждодневной суетой всё как-то руки не доходили.

— Ваше благородие, ваше благородие!

Чей-то настойчивый, смутно знакомый голос вырвал начальника сортировочного лагеря из грёз, безжалостно развеяв сладостную картину будущего беззаботного отдыха.

— Ну чего тебе, Боря, — обречённо, с мукой страдальца на лице, повернулся к своему личному помощнику начальник лагеря. — Сколько раз я тебя просил не беспокоить меня после обеда. Ох, когда-нибудь накажу я тебя, — пригрозил он своему помощнику, прекрасно зная, что грозит он ему лишь на словах.

Ничего-то он ему не сделает. Слишком много было меж них обоих обоюдных грешков, чтоб отпускать слишком далеко от себя своего секретаря, или серьёзно относиться к собственным подобным обещаниям. Слишком много тот о Роме знал, чего посторонним знать не следовало бы, впрочем, как и тот о нём.

Они оба много чего знали друг о друге, и жажда спокойной, сладкой жизни буквально толкала их вечно быть вместе.

Так что отношения начальник — подчинённый давно уже у обоих переродились во что-то иное, чему сразу и не подберёшь точное определение, но оттого не менее крепкое.

— К вам сотник Подгорного князя, Фёдор Валовой.

Широко распахнутые, перепуганные глаза секретаря даже позабавили в этот момент Рому. Подумаешь, какой-то сотник, пусть даже и сам Валовой, постоянный потребитель добычи из его лагеря. Если уж он самого родственника князя, пусть и дальнего, только что ублажил, то что ему какой-то рядовой сотник. Тем более что тот клятвенно обещал ему прикрыть его от каких-либо посягательство со стороны обычных рядовых снабженцев. Пусть даже и тех, что появляются из самого сборного приморского лагеря.

Свои обязательства он перед князем выполнил. С этой стороны он чист. А других его тайных грешках, по тайным связям с амазонками, никто здесь не знает.

Правда, откуда это стало известно княжескому родственничку, — поморщился десятник, — это над будет всё же озаботиться и найти. Такую утечку требуется срочно заткнуть. А то, что сегодня знает один, завтра знать будут сотни. А это уже ставит крест на всей его будущей безбедной жизни. Впрочем, как и на ней самой.

Ну да ничего. Рома Медведь не из пугливых будет. И эти все страшилки для идиотов, не торговать, не передавать тайно, на сторону найденные на болотах богатства, это не для Ромы. Чтоб кого обвинить в чём-либо, ещё до того поймать надо.

А Рома Медведь в таких делах был крайне аккуратным. И высокая смертность среди рабов на его участке, наверное тем и объяснялась, что все случайно прикоснувшиеся к его тайнам, долго не жили.

— "Кроме некоторых", — недовольно покосился он на своего помошничка, что-то уж очень настойчиво опять вещавшего ему прямо на ухо.

— Да что там такого с этим Федей? — недовольно проворчал начальник сортировочного лагеря. После визита княжеского родственника у него вдруг проявилась не свойственная ему прежде барственность и покровительственное отношение ко всем окружающим. — Как он вообще здесь оказался? Чего ему надо? До весны здесь вообще никого не должно быть.

— Что значит не должно?

Недовольно поморщившись, Рома сердито посмотрел на ввалившегося без спросу в его личный кабинет наглого сотника.

— "Нет, этого хама определённо надо ставить на место, — сердито подумал он. — Слишком многое он себе позволяет. Надо окоротить".

— Что здесь, чёрт возьми, происходит, — продолжал меж тем бушевать в его кабинете залётный посетитель. — Объясните мне, что здесь происходит? Где мой груз?

— Что? — удивлённо поднял брови Рома. — Груз?

— Груз? — не менее удивлённо уставился и Боря на своё начальство.

— Какой груз? — синхронно спросили оба, удивлённо оба глядя на визитёра.

— Где моя партия тракторов из двадцати штук, которую вы должны были подготовить к передаче ещё десять дней назад? И которой я так и не увидел ни на складской погрузочной платформе, ни на мотодрезине, уже готовой к отправке.

— Где она?

— И где, чёрт возьми, сама мотодрезина? Где вагоны? Куда вы всё умудрились деть?

— Что значит куда? — растерянно переспросил Рома. — Поставили князю согласно его личного распоряжения о внеплановых поставках всего имеющегося в наличии на складах.

— Чего? — вытаращился на него сотник. — Поставили? Куда?

— Как куда? — удивился Рома. — В порт, конечно, для вывоза заказчикам. Куда ж ещё? Отсюда никуда больше и не поставишь. Болота ж кругом. А дорога — одна.

— Или, — вдруг замолчал он, вглядываясь в растерянные лица лагерной администрации, — у вас ещё есть куда вывозить? — вдруг необычно тихо, без привычной для него самоуверенности и нахрапистости, медленно проговорил сотник.

— Что у вас здесь происходит? — тихим, с прорезавшимися вдруг неизвестно откуда жёсткими ледяными нотками, властно спросил сотник.

— Отвечать! — рявкнул он в полный голос. — Именем князя, отвечать!

— Так вывезли ж всё, — совершенно обескуражено пробормотал Рома. — По распоряжению князя всё и вывезли. Не далее десяти дней назад.

— Куда? — рявкнул на него сотник.

Схватив за отвороты кафтана тщедушный внешне сотник как пушинку выдернул Рому из его кресла и с нечеловеческой силой приблизил его лицо к своему.

— Я тебя, тварь болотная, русским языком спрашиваю. Где находки? Где товар? Где вся добыча за полгода? Где мотодрезина с грузовым эшелоном, которая должна была меня тут ждать?

— Так, отправили ж всё, — изумлению Ромы не было предела. — Вам же всё и отправили, согласно именному приказу самого князя.

— Где приказ? — тихо процедил сквозь зубы сотник.

— Вот, — ткнул пальцем в ящики стола, стоящий рядом Боря.

Боря первым, в отличие от своего впавшего в ступор начальства почувствовал что что-то идёт не так. Совсем не так. И мгновенно развил бурную инициативу.

Быстро выдвинув верхний ящик стола, он схватил лежащую верхней папку со скоросшивателем и сунул под нос разъярённому сотнику.

— Вот приказ князя. Вот накладные, согласно которым отпущены были находки. Вот полный перечень отпущенного. Вот график отпуска. Вот…

— Кому, — тихий, полный ярости голос сотни ка вверг теперь уже и Борю в транс.

— Боярину Петрову Дмитрий Александровичу, — тихо прошелестел его испуганный голос. — По личному, именному указу князя.

— Где он?

— Вот, — мгновенно поняв о чём спрашивают, уже Рома включился в разговор.

И до него уже начало доходить что что-то в недавнем прошлом было не так. Но что, он ещё окончательно не понял, но от смутных догадок у него на голове от ужаса зашевелились волосы.

— Вот, именной приказ князя начальнику сортировочного лагерного пункта Роману Медведю об отпуске без счёта всего на данный момент найденного со складов.

Выхватив из поспешно раскрытой папки приказов другой подшитый туда документ, он судорожным, рваным движением сунул его прямо в лицо сотнику, не обращая внимания на то что задел его по лицу.

— Всего, — немеющими губами повторил Рома, видя как стремительно бледнеет лицо впившегося в пергамент взглядом сотника.

— В окружении князя нет боярина Петрова, — тихо, мёртвым голосом проговорил сотник. — Ни Дмитрий Александровича, ни какого-либо другого. Ни в ближайшем, ни в дальнем его окружении, бояр Петровых нет. Нет и никогда бояр не было. Как и не бояр тож.

И на приморскую сортировочную базу, находки из этого куста лагерей не поступали последний месяц. И никакого эшелона отсюда не было. Потому-то меня сюда и прислали, разобраться на месте. Почему из вашего куста лагерей ничего не поступает, и что у вас здесь происходит.

А вы оказывается, торговать находками на сторону вздумали, — тихим, безцветным голосом вдруг констатировал он.

— Здесь тупик, — в упор глянул он на бледного до синевы, перепуганного до смерти начальника лагеря. — Где мотодрезина? Где грузовые платформы? Где всё? — заорал он, так что зазвенели даже драгоценные стёкла в оконных рамах.

— Отправили вам, — онемевшими от ужаса губами, бессвязно промямлил Рома. — Всё отправили. Всё! Богом клянусь.

— Зуб даю, — вдруг звонко щёлкнул он себя ногтём по переднему клыку. — Всё отправили.

— Вот накладные, — вдруг лихорадочно засуетился он, — Растерянно пытаясь отыскать среди вороха бумаг нужную.

— Хватит! — вдруг припечатал его папку с бумагами ладонью к столу сотник. — До выяснения всех обстоятельств, властью, данной мне князем и моим рангом, я всех здесь арестовываю.

— До выяснения ВСЕХ обстоятельств, — медленно, веско проговорил он, глядя в упор в круглые от ужаса глазки Ромы.

— Теперь, я здесь командую, — ещё более тихо проговорил он.

— Фу-у-у! — брезгливо отстранился он от Ромы Медведя. — А ты неисправим, Медведь, всё такой же. Как прижали, так сразу обделался.

— Но ничего, зато теперь я знаю что говорить ты будешь правду. Одну только правду.

— И долго, — веско припечатал он, презрительно глядя на бывшее лагерное начальство.

Тем же днём проведённое быстрое и тщательное расследование показало, что ни в лагере, ни в его окрестностях, нигде, там где имелись в наличии рельсы узкоколейки, мотодрезины с последними ушедшими с сортировочного лагеря платформами с грузом найдено не было. И лишь в одном месте, где насыпь узкоколейной железной дороги проходила по какой-то возвышенности, найден был тщательно замаскированный свежезарезанным дёрном широкий и глубокий след от волокуш, ведущий куда-то в бездонную топь.

Сунувшихся было прямо туда охранников из поднятой на уши лагерной охраны едва сумели потом вытащить на верёвках обратно. Было ясно что дорога там под водой есть. Только вот куда она идёт — надо было искать. Уж больно замысловато начинала вихлять тропа, сразу же с этого края болотного островка.

Но что тропа там есть, и по ней совсем недавно проволокли что-то тяжёлое, сомнений уже ни у кого не было.

Последним доказательством тому послужил чёткий след гусениц лагерного тягача, захваченного с собой пресловутым боярином самым последним перед отъездом.

Теперь становилось окончательно ясно куда пропали все находки из этого сортировочного лагеря, минимум за последнее полгода. А также, куда делась и мотодрезина с грузовыми платформами, которая так и не появилась на соседней узловой, и следов которой так и не было найдено.

Ошибка…*

В бессильной злости сжатые кулаки ничем не могли помочь. Очередная колёсная пара, снятая с одной из грузовых платформ княжеской узкоколейки, свалилась на землю. Плохой крепёж опять не выдержал. И теперь опять придётся останавливать обоз и возиться с погрузкой.

— Никак не пойму, Дмитрий Ляксандрыч. Зачем тебе эта тяжесть? Объясни ты нам, бестолочам, зачем мы тащим эту тяжесть с собой? Мало того что чуть ли не сутки угробили на то чтоб отломать эти штуковины от платформ, так ещё и тащим надрываясь чуть ли не на своём горбу.

Ладно, были б верёвки у нас, так хоть закрепили б покрепче. А то ведь всё ранее извели до последнего кусочка, пришлось тряпки с себя снимать, рвать на полосы и приматывать к волокушам. И всё равно, ничего толком не получилось, только шматьё хорошее извели, ходим голы и босы. А колёса твои, то одна, то другая пара обязательно один раз в день да упадёт. Сколько времени потрачено напрасно, жуть просто.

Может, бросим? Да и народ поуспокоится. А то как бы нас лагерные то охраннички не догнали.

— Не боись, Васька, — устало зевнул Димон. — Им ещё пару дней в сортире сидеть, не продристаться. А потом пока-а-а ещё с отравленными мозгами разберутся что и как, пока-а-а сообразят. Пока-а-а соберутся что-либо начать. Так что время у нас ещё есть.

Для беспокойства и недовольства Васьки, как впрочем и всех остальных егерей с амазонками были очень веские причины. Даже более чем. Проклятые колёсные пары, снятые с грузовых платформ узкоколейки никак не хотели успокаиваться и так и норовили при очередном наклоне волокуш свалиться на землю. А поднять их было не так-то легко. Тяжёлые были заразы. Приходилось каждый раз останавливать весь обоз, устанавливать ворот и с помощью полиспастов аккуратно затягивать свалившийся тяжёлый груз обратно.

Пробовали управиться вручную, так сказать, для ускорения процесса — выходило плохо.

А потом ещё приходилось долго крепить неудобные колёса обрывками крепежа к волокушам.

Беда была в том, что весь хороший крепёжный материал давно был использован для крепления более ценных грузов и крепить приходилось всем чем под руку подвернётся. Вплоть до срезанных в ближайшей болотине веток ивняка. Хотя, следует признать, именно они-то и были самым крепким крепежом, что хоть как-то позволял им держать неудобный груз на месте и двигаться, а не стоять на одном месте, раз за разом поправляя тряпки, которыми колёсные пары первоначально были закреплены на волокушах.

Можно было бы конечно загрузить колёса в отдельные фургоны… Но! Очередное проклятое но. Беда была в том, что свободных фургонов не было. И свободных волокуш не было. Всё было так забито под завязку, что лошади еле тащили груз. И найти свободное место, чтоб пристроить неудобный, негабаритный груз было уже невозможно.

Со всех сторон идея Димона прихватить с собой домой колёса с грузовых платформ узкоколейки себя не оправдала. Постоянная возня с ними сильно задерживала караван.

А бросить было жалко. Натурально душила жаба. И так большую часть пришлось сразу утопить, несмотря на то, что сердце у Димона в тот момент натурально разрывалось.

Будь у Димона возможность и время, он бы и рельсы поснимал с той узкоколейки, да и грузовые платформы лагерные, всё вывез бы с собой, а не утопил в болоте.

Пусть они были и неказистые, и без слёз на них не взглянешь, но всё вместе это была настоящая действующая железная дорога. И хоть он особо то и не вникал в хозяйственную деятельность компании, но понять значение железной дороги для развития торговли и перевоза грузов, хотя бы на участке от литейного завода до перевала, мог бы и идиот.

И хорошо, что хоть и с трудом, но мотодрезину сумели разобрать и целиком вытянуть с собой из болот.

Жаль только что парни, которым приходилось каждый день возиться с падающим с волокуш тяжёлым неудобным грузом, этого совершенно не понимали. И не хотели понимать.

Они понимали одно. Того что уже взяли со складов княжеского сортировочного лагеря, хватит и им, и их потомкам для безбедной жизни на несколько поколений. И зачем нужно было возиться ещё с какими-то тяжеленными чугунными колёсами, к тому же не разбирающимися на части, никто из них искренне не понимал.

Впрочем, Димону довольно быстро надоело объяснять всем и каждому, зачем они мучаются с этой дурной тяжестью, и все дальнейшие его объяснения сводились к одному лишь мату, которым он каждый раз и отвечал на такие вот, как сейчас у Васьки каверзные вопросы.

Он уже и сам давно понял что прокололся с этими колёсами. И если колёсные пары с мотодрезины ещё можно было с собой взять, даже надо, чтоб дома не возиться с изготовлением, то остальные можно было смело утопить в болоте. Потому как при ближайшем рассмотрении у них выявилась куча недостатков. И литьё худое, и металл не ахти, и, главное, они были плохо отцентрованы.

Теперь Димону становилось понятна вибрация, преследовавшая их всё время пока они вывозили на платформах грузы из сортировочного лагеря. Тогда, больше по жадности и торопливости, когда некогда было прислушиваться, на это не обращалось внимания. Теперь же познакомившись с колёсными парами поближе, потаскав их на своём горбу, пощупав пальцами, Димон уже всё проклял, не зная как от них и избавиться.

Да, доставь он их на место, колёсные пары можно было тут же пустить в дело. Но какое же это оказалось дерьмо, при ближайшем то рассмотрении.

Только вот бросить их сейчас посреди поля он не мог. Урон его чести и предусмотрительности. Как же так. Столько положили времени и сил чтоб разобрать, погрузить, вывезти… И бросить? Нельзя — подрыв репутации.

Но как же хотелось! А мельком замечая с каждым прошедшим днём всё более ехидные физиономии своих парней, как только речь заходила о колёсах, Димон от бессильной злости лишь скрипел зубами. Все всё давно уже поняли, и теперь лишь развлекались, наверняка делая ставки меж собой, когда он прикажет выбросить это дерьмо.

Димона всё чаще и чаще стала посещать одна и та же мысль: "А может плюнуть на репутацию самого предусмотрительного и выбросить нафиг эту дрянь?"

Но, пока он терпел. Назло всем. И хоть возня с ними их серьёзно задерживали, так и что. Время у них пока ещё было.

Пока княжьи людишки разберутся куда делись эшелоны с добром, пока просто поверят что их ограбили, пока соберутся начать что-либо делать… пока брюхо хотя бы чутка вылечат, чтоб не бегать каждый раз в кусты…

Да и с такими работничками, с которыми встретился Димон в том сортировочном лагере, они ещё год будут валандаться, пока соберутся. И не то чтобы начать погоню, а просто хотя бы чтоб выбраться за пределы лагерной ограды, им понадобится столько времени, сколько ему хватит добраться до реки. Даже с таким тяжёлым и неудобным грузом.

Так что, за эту часть своей воровской эпопеи он был спокоен.

Жёсткий расчёт по времени и знание психологии профессиональных лодырей охранников — гарантия успеха всего этого предприятия.

Да и Сучок сработал на отлично. Молодца, ничего не скажешь. Умудриться чуть ли не две недели незаметно подсыпать отраву в котлы с пищей рабочих, ремонтирующих насыпь, и их охране, чтоб и те, и те больше думали о кустах при дороге чем о работе, это надо ещё суметь.

Пусть лучше княжьи люди как можно позже попадут в ограбленный сортировочный лагерь. Пусть думают, что это дожди размыли неудачно уложенную насыпь узкоколейки, а не три дня трудились какие-то воры, старательно имитируя на местности природный катаклизм. Всем спокойнее будет.

Да и тропку, где они свернули от насыпи узкоколейки в болото, надо было постараться ещё найти. Даже Сучок, благодетель, пока отыскал, да пока вывесил вешками боковины прохода и проверил грунт, чтоб не вляпаться в какую ямину, семь потов наверное сошло. Причём, отнюдь не фигуральных. Димон сам видел как молодой лешак натурально потел, высунув от усердия язык и разрисовывая ему подробную карту болот со всеми найденными им там тайными тропами.

Жаль только что обследовал он лишь малую часть болот, захватив только участок непосредственно примыкающий к лагерю Паши и к сортировочному узлу. А основная масса топей так и осталась не исследованной. Но тут уж ничего не поделаешь. И времени Сучку с парнями не хватило, да и зима уже на носу. Не сегодня, завтра снег пойдёт. А лазить по болотам в такую погоду удовольствие то ещё.

Димон. Расчёты по ходу.*

В то, что амазонки поведут себя честно и не сунутся к нему позже в расчёте переиграть заключённые ранее соглашения, с самого начала Димон совершенно не верил. И все обещанья их он не ставил ни в грош. Как и ничуть не сомневался в том, что сразу после выхода из болот их обязательно попытаются ограбить. Логика воров во всех странах, во все времена была одна: "Грабь награбленное". Поэтому, когда первые вытащенные из болота волокуши с добром не встретили в лагере "горячей" встречи от милых союзничков, поначалу даже сильно удивился. Впрочем, удивление длилось не долго. Сразу стало понятно что амазонки "уважают себя" и по мелочам не работают. Ну а то, что добычи будет много больше, чем он притащит одной первой ходкой, догадался бы и дурак.

Да и мудрено было не догадаться, зная какие бумаги он с них вытряс "в нагрузку" к волокушам за обещанные десять процентов с добычи: "Представитель самого князя Подгорного Гёргия I! Да к тому ж какой-то его дальний родственник!" И где? В какой-то богом занюханной дыре на болотах!

Тут и дураку станет понятно, что Димон со своими орлами замутил что-то весьма и весьма серьёзное, а главное, учитывая сколько всего можно было вывезти на двадцати нанятых им волокушах — наверняка весьма и весьма прибыльное.

Что ни говори, любой догадается, что вовремя сунутая под нос чиновнику бумага со всеми положенными печатями и подписями, да подкреплённая предварительно тщательно проработанной легендой о сосланном на исправление родственничке самого правящего князя, дорогого стоит. И в перспективе обещает немалые прибыли.

А раз на кону стоит такой куш, то и сомнений в том, что амазонки попытаются переиграть заключённые ранее соглашения, у Димона не было ни малейших. И раз не напали сразу, то скорее всего это произойдёт сразу же, как только они достанут из болот всё, за чем сюда пришли, и покинут укреплённый лагерь.

А значит — их постараются встретить где-нибудь трассе, где они наименее всего будут защищены.

Поэтому во время торгов за волокуши он особо не торговался, лишь немного, "для порядка" поломавшись, и легко согласился на первый предложенный процент. Уже было понятно, что основные договорённости будут впереди, и на совершенно других условиях. И что придётся в дальнейшем ещё чём-то серьёзно уступать, сомнений у него не было.

За прошедшее время он не раз уже пожалел, что перессорился практически со всеми более-менее серьёзными людьми в Гультяй-Доле. И если на всяких там мелких добытчиков трофеев из числа нищего поречного дворянства ему было откровенно плевать, то ссора с фактическими хозяевами этого края Трофейщиками его серьёзно напрягала. Не стоило ему всё же так нагло, и так откровенно по хамски сталкиваться с одной из самых влиятельных и сильных группировок всего этого края. Даже несмотря на всё между ними произошедшее. В конце концов они действовали в рамках принятых в этом крае норм и правил. И не ему было читать кому-либо мораль и пытаться исправить местные нравы.

И если до визита на болота его этот вопрос особо не волновал, точнее, совершенно не волновал, будучи твёрдо уверенным в силе своего собственного отряда, то после ограбления складов сортировочного лагеря князей Подгорных, вопрос наличия союзников встал крайне остро. С имеющимися у него в распоряжении силами, безпрепятственно вывезти весь захваченный хабар было более чем проблематично.

И в этой связи всё его поведение последнего времени иначе как идиотским и назвать нельзя было. Самоуверенный болван, не иначе.

К тому ж, была ещё одна большая проблема, напрямую вытекающая из всего предыдущего. По его твёрдому убеждению — растаяла как бздох в воздухе вся та скрытность, с которой он ранее вёл здесь на территориях свои дела. И теперь ни о какой его незаметности в этом крае, не могло быть и речи.

В то что он сумел пропасть из Гультяй-Дола не оставив за собой никаких следов, он не верил совершенно. Более менее уже хорошо зная местную публику следопытов, их возможности и умение находить и читать нужные следы, в том что его рано или поздно найдут, был уверен абсолютно. Ему таиться смысла уже не имело никакого. Он стал слишком заметен.

И то, что кто-нибудь из города за ним уже к этому времени наверняка проследил, он был уверен если и не на все сто, то на пятьдесят процентов — точно.

Как не исключал уже и того, что и в этот момент наверняка кто-нибудь чужой тайно наблюдал за ними с окрестных холмов.

Надо было с кем-то договариваться.

И среди всех прочих, ставка на амазонок была выше всех. По одной простой причине. Он сам, своими руками отрезал себе все дороги назад и у него теперь просто не было выбора.

Впрочем, сидеть на попе ровно и ждать когда амазонки наконец-то покажут свой норов и соберутся его пощипать в удобный для себя момент, или, поняв своё эксклюзивное положение, навяжут ему свои условия, Димон тоже не собирался. Вечером первого же дня, по выходу первого обоза с добычей из болот, он дал тайный сигнал держащимся далеко в стороне от лагеря парням с Ягодного. А дальше уже было всё проще.

Утром лагерь полностью был окружён подошедшими за ночь сдвоенными чёрными фургонами, и две сотни пеших егерей со своей полусотней конных амазонок плотно перекрыли все возможные пути побега из лагеря у болот, лишив возчиц с волокуш любой возможности тайного сношения со своими.

Попытки же возчиц вступить в тайный контакт уже с их амазонками, конно-стрелковой группы поддержки, наткнулись на такой жёсткий ответ, что половина из тех, кто вздумал склонять на предательство, надолго выбыла из строя, так и пролежав в импровизированном лазарете всё то время, пока из болот таскали хабар.

Можно было бы, конечно, и вовсе теперь отказаться от их услуг, сославшись на "неправильное поведение", прогнав и конфисковав транспорт с лошадьми, но… всё то же пресловутое "но".

Димон страшно нуждался в союзниках, пусть даже в таких изменчивых.

Даже в три нитки сформированный караван, растягивался в степи на добрую версту и в любой момент мог стать лёгкой добычей при внезапной атаке с любой из сторон. Двухсот егерей с полусотней конной группы поддержки из своих амазонок, для надёжной охраны полутора сотен сдвоенных фургонов и двадцати огромных волокуш, было крайне мало. Так сложилось, что и в этот раз Димон взял много больше, чем мог сохранить. Увезти — мог, сохранить — нет. Хош, не хош, а надо было договариваться с кем-либо. Либо с амазонками, либо с любым другим.

Потому и доводить дело до открытого конфликта Димон с возчицами не стал, клятвенно пообещав справедливый расчёт в конце.

Правда, судя по характерным гримасам на лицах последних, те не шибко-то в его обещания поверили. Однако и саботаж не стали объявлять, внешне согласившись на отложенный расчёт. Что для любого, знающего натуру амазонок, более чем определённо указало, что у тех ещё есть что-то в загашнике. Амазонки явно не собирались упускать из своих изящных ручек что-либо.

Впрочем, мощный гуляй-город из сцепленных цепями чёрных фургонов, гарантировал отряду Димона определённые козыри в будущем. А четыре пулемётных броневика с мортирой, стреляющей шрапнелью, давали им определённую надежду на успех в будущих переговорах.

Оставалось лишь убедить в том самих амазонок, и тогда можно было спокойно двигаться к реке.

Встречи на марше…*

— О-ля-ля! Вот так сюрприз.

Правая из двух крепких немолодых амазонок, на рослых мощных конях, первыми выехавших на вершину невысокого степного холма, небрежно указала на виднеющуюся далеко впереди их нынешнюю цель.

По какой-то причине остановившийся посреди равнины большой, вытянувшийся в три нитки чуть ли не на целую версту обоз стоял неподвижно, а собравшиеся в одной его стороне толпы мужиков увлечённо с чем-то там возились.

Чем они были там заняты, отсюда, с вершины холма видно было плохо, но судя по матюгам и энтузиазму, возни там было надолго.

— А мы-то всё гадали, какую такую пакость наш дорогой Ляксаныч нам устроит. Вот она, любуйтесь, — снова махнула первая амазонка рукой. — Прошу любить и жаловать.

Мощный гуляй-город, в который сдвоенные высокие чёрные фургоны по бокам превратили обычный степной обоз, навевал самые неприятные мысли.

— Так сколько ты там говорила у него бойцов в отряде? — насмешливо повернулась первая амазонка к подруге. — Десяток? Полтора? Говорила я тебе, бестолочь, что что-то здесь не так. На полтора десятка своих людей взял два десятка волокуш и двадцать возчиц. Дура я дура, старая, — с сожалением покачала она головой. — Дважды два не сложить. Совсем из ума выжила старая перечница.

Вот, — с насмешкой махнула она рукой вниз, в сторону длинной вереницы чёрных высоких фургонов. — Тебе не кажется подруга, — усмехнулась она, — что со времени нашего с Димой последнего разговора количество его людей резко увеличилось? Зуб на холодец конечно дам, но там нас наверняка с нетерпением ждут не менее двух сотен бойцов. А то и все три.

Глянь! Нет, нет, ты только глянь, подруга, сколько тут собралось этих их чёртовых чёрных фургонов. Ой-ё-ёй, — покачала она головой. — Когда же это Ляксаныч то наш подсуетился, прохвост. И ведь всё время же был под наблюдением. А я-то всё, дура, голову ломала. Как это он добро-то всё своё утащит? Неужто на одних наших волокушах? И как же это он умудрится то?

А оно вона что. Фургоны свои чёрные пригнал.

Ох же дура я, дура, — покачала она головой. — Это же просто. Могла б и сразу догадаться.

Хитёр, мужик, — зло прошептала она. — Ох, хитёр….

Глянь ка, Мара, на те гробики на колёсах. Ничего не напоминает? — внезапно помрачнела она. — Пара спереди, и пара сзади. Напрягись, вспомни.

— Надо было брать не две, а пять сотен, — раздражённо отозвалась подруга. — Говорила я тебе, Светик, что трёх сотен мало. Пять надо было сотен брать, пять!

— Ты, подруга не туда смотришь.

— Куда, по-твоему, я должна смотреть? — буквально взорвалась вторая.

— На этот гуляй-город смотри, — жёстко отрезала первая. — Вон на те четыре гробика в первой линии смотри. Знаешь, что это такое?

Пневматические пулемёты левобережцев, провались они пропадом, — мрачно констатировала она. — Всё. Выскользнул, подлец. Теперь его уж не принудишь.

— Это то что они называют тачанками? — раздражённо поинтересовалась вторая, понемногу успокаиваясь.

— Это то, что у них называется пулемётный броневик, — холодно отрезала Светик, бросив презрительный взгляд на подругу. — Пневматика! И ей что три, что твои пять сотен одно…, - запнулась она, не желая материться, — … одинаково. Вся разница — возни больше трупы закапывать.

— Явно держались где-то в стороне и ждали удобный момент для появления. Дождались, — мрачно констатировала вторая амазонка. — Вроде нас, но явились раньше и вовремя. А мы не успели, — с горечью проговорила она.

— Вот теперь многое становится понятным, — задумчиво пробормотала Светик. — И почему он так легко пошёл с нами на контакт, и почему так легко согласился на наш процент. Этот мужик с самого начала и не думал никому ничего платить.

Вот, значит, почему не было вестей о происходящем в лагере, — раздражённо проворчала она. — Ай, да Ляксаныч, — медленно покачала амазонка головой. — Ай, да мушшинка. Всё рассчитал. И что мы подождём, пока он всё не вытащит из болот, и что теперь к нему не сунешься.

— Вот тебе и пожалуйста, — флегматично отозвалась подруга. — Ну, погоди, соплюшка. В сотницы захотелось, — процедила она зло, сквозь стиснутые зубы. — Ну-ну. Ты у меня узнаешь…

— Брось, — насмешливо перебила её Светик. — Обвести неопытную юницу, задурить голову влюблённой в тебя как кошка молодой девке, для такого прожженного дельца, как Ляксаныч — проще только два пальца обрызгать.

— И о волокушах наших можно теперь спокойно забыть, — флегматично согласилась с ней вторая. — Ты права. С нашими тремя сотнями мы для них корм для червей, не больше. Если, конечно, могилы копать, а не бросить, как собак, где придется, — мрачно пошутила она. — И ни одного миномёта под рукой, — совсем уж помрачнела амазонка. — Думала же взять, думала! Ду-у-ура, — мрачно протянула она. — С тяжестью возиться не захотела. Вот теперь получи.

Четыре мощных пневматических броневика по обороняемому периметру, мортира в центре гуляй-города, примерно равное число по людям и дальнобойные пневматические снайперские винтовки, в наличие которых никто даже не сомневался, не оставляли амазонкам ни малейшего шанса. Самоубийц среди них никогда не было.

Если этот гуляй-город и можно было взять, то такой кровью, после которой и победа нападавшим была бы уже не нужна.

Тем не менее егерям из гуляй-города даже при таких условиях они могли серьёзно помешать. Ночи впереди были длинные, а преимущество пулемётов в темноте — не такое подавляющее.

Белое красивое облачко с лёгким хлопком расцвело недалеко, в стороне от группы стоящих на вершине всадниц. Звонкий цокот шрапнели, горохом прокатившийся по сухой, побуревшей осенней траве склона холма, лишь чудом не задев стоявших на вершине всадниц, спугнул группу, и уже через пару минут там никого не было.

— Твою мать! — плётка раз за разом обжигала жеребца первой амазонки, торопя выбраться из зоны обстрела. — Шрапнелью вздумали пугать. Ну, погоди, Лайка. Погоди, Димон. Ужо задам я вам обоим, как только до вас доберусь. Вы у меня на собственной шкуре почувствуете, как надо товарищей встречать. И шрапнель эту я вам обоим ещё припомню.

— Уж проблем то я вам доставлю. Попомнишь, Димочка Второй Пограничный легион и его умение работать по ночам. Лёгкой жизни у тебя не будет.

Вытянувшийся в три нитки более чем на версту длинный, тяжёлый, неповоротливый словно обожравшийся удав, обоз с наворованным княжеским добром, в их представлении был лёгкой добычей.

Удача сама шла им в руки.

Встреча…*

Что время спокойной жизни вышло, Димон сразу понял, как только его внимание привлёк выстрел из мортиры и звук длинной пулемётной очереди, ожившего броневика.

— "Ну вот, помяни чёрта, как он тут как тут", — мрачно констатировал Димон для себя, разглядывая лёгкий шлейф пыли, поднятый исчезнувшей с вершины ближнего холма небольшой группы всадниц.

Амазонкам определённо повезло, они появились первыми, — мрачно выругался он.

Спокойная жизнь кончилась. Прищурившись в задумчивости на солнце, Димон с силой потёр заросший щетиной подбородок.

Слава Богу, у амазонок хватило ума не проверять на прочность охрану каравана. Пара шрапнельных снарядов и очередь пулемёта сразу отбили всякое желание общаться.

Впрочем, терпенья спокойно ждать в сторонке у амазонок хватило ненадолго, часа на два. Стоило только обозу снова двинуться вперёд, как тут же на пути перед обозом появилась небольшая группа всадниц с белой тряпкой в руке и принялась деловито устанавливать прямо на пути движения большой, с распахнутыми в стороны крыльями пологи.

Амазонки выслали делегацию на переговоры и судя по их деловой суете, в том что им не откажут, не сомневались ничуть. Как и не выказали ни малейшей тени страха, уверенно размещаясь прямо под дулами наведённых на них пулемётов.

В чём-чём. А в трусости их обвинить невозможно было.

Две крепкие, не старые ещё амазонки, со знаками отличия сотников в петлицах верхних кафтанов, сидели с довольным видом под открытом на три стороны широком и удобном навесом шатра и с довольными ухмылками на лицах готовы были обсуждать назревшую проблему.

Можно было сейчас расстрелять их и двигаться дальше, а можно было и поговорить.

Димон выбрал переговоры.

В то, что перед ними вдруг окажется три сотни конных лучниц, удивления у него не вызвало совершенно. Чего-то подобного от амазонок он давно ожидал. Он ограбил князя, и по закону воздаяния амазонки пришли ограбить его. Всего делов то. Круговорот материи в природе.

Дождались когда он вывезет из болот всё что сможет, и пришли, как это у них в обычае и было. Явились, как они считали, "за своей долей", желая пограбить слабейшего.

А вот то, что их планам вышел облом, они видать совершенно не ожидали.

— Ну, здравствуйте, девочки

Неторопливо подъехав к шатру, Димон насмешливо поприветствовал двух сидящий под навесом амазонок.

Трое вооружённых старыми немецкими винтовками егерей аккуратно держались у него за спиной, настороженно зыркая на точно такую же группу из трёх вооружённых огнестрелами амазонок, держащуюся чуть в стороне от шатра.

— Никак пришли за своей долей? — насмешливо поинтересовался Димон. — Что-то вы нынче рано.

— Это ты, Дима со временем не дружишь, — с холодной гримасой на лице кивнула приветствуя его правая амазонка. — А права, Мара? — повернула голову она ко второй амазонке. — Кажется, ты ещё должен был быть у болот.

— Ты права, Светик, — согласно кивнула головой и та. — Наш друг Дима, как мне кажется, собирается нас кинуть и по-тихому свались с нашего берега к себе на историческую родину. А нас, сирых и убогих лишить честно заработанного.

— Ай-яй-яй, Дмитрий Ляксаныч, ай-яй-яй, — с искренним сожалением на лице, левая амазонка медленно покачала головой. — Как это нехорошо. Обманывать, в вашем-то положении. Нехорошо это

— Кто? — деланно возмутился Димон. — Я? Я, обманываю? Не-е-ет, — возмущённо раскинул он руки в стороны. — Как вы могли такое обо мне подумать, — ну, совершенно искренне возмутился он. — У нас с вами честный был уговор. Вы предоставляемее мне волокуши с лошадьми, оформляете мне все нужные бумаги, точнее пергаменты, якобы от князя, и не мешаете мне его грабить так, как я посчитаю нужным. А я вам за всё это отстёгиваю десять процентов от добычи.

Я не отказываюсь, — клятвенно прижал он руки к груди, глядя на хмурых амазонок честным, кристально искренним взглядом. — Ваша доля ждёт вас. Целиком вся и полностью. И как только мы прибудем на берег Лонгары, откуда я смогу спокойно переправиться к себе домой на левый берег, так вы сразу же получаете всё оговоренное.

— Мы так не договаривались, — стирая улыбку с лица, сухо проговорила первая. — Уговор был на расчёт сразу. Наша доля здесь и сейчас. Правда, Мара — повернулась она к подруге.

— Правда, — согласно кивнула та головой. — Уговор был однозначен. Бумаги и волокуши в обмен на десятину хабара. И ты должен был ждать нас там, на месте, возле выхода тропы из болот, и не начинать выдвигаться к реке, пока нас нет и мы отъехали по своим делам.

— Всё это не очень красиво выглядит, Димитр Ляксаныч, — тихим, жёстким голосом проговорила вторая амазонка. — Очень похоже на то, что ты собрался нас кинуть.

— Ещё более некрасиво выглядит то, что вы собрались кинуть меня, — жёстким, мгновенно ставшим холодным тоном проговорил Димон. — Вы должны были сидеть на месте и охранять лагерь, пока мы заняты грабежом. Вместо этого вы вдруг сорвались с места и куда-то вас унесло. Причём обеих разом. А вместо себя оставили какую-то молоденькую дурочку, которая на все вопросы отвечала одно: "Не знаю, Дмитрий, Ляксаныч. Не знаю, Дмитрий Ляксаныч. Сказали ждать. Скоро будут. Куда отбыли — не знаю".

Сколько ждать? — ещё более холодно поинтересовался он. — Когда будут? И каким это образом, отъехав с тремя бойцами, вы возвращаетесь с тремя сотнями.

Вы что, девоньки, белены объелись? Или вы за дураков нас держите.

Лагерь полон всякого добра, а охраны нет. У меня на хвосте висит княжеская погоня, каждый день на счету, а вместо того чтобы уносить ноги, вы предлагаете мне сидеть на краю болот и терпеливо ждать неизвестно чего. У вас, девоньки, с головой как, всё в порядке? — взорвался он.

Обоз еле двигается. Скорость — двадцать вёрст в день! Ваши кабысдохи еле ноги таскают, хотя мне прекрасно известно что они могут двигаться вдвое быстрей. Надо лишь увеличить число тягачей и водилов кобылов.

Тьфу ты, — раздражённо выругался Димон. — Совсем с вами зарапортовался. Не тягачей, а этих ваших тяжеловозов. Причём, на каждую волокушу ещё хотя бы по одной паре, а лучше по две. И тогда они сразу ускорятся.

Погонщицы вялые, словно работают из-под палки, а не за процент. Явно тянут время, словно надеются что нас догонит княжеская погоня. Зачем им это нужно — не знаю.

Но если ничего в их поведении не изменится, а начну их превентивно расстреливать. Каждую десятую. За саботаж!

Но и это ещё не всё. Вокруг круги нарезают хищники из числа наших общих знакомцев из Гультяй-Дола, а вы где-то шляетесь! Обоз еле тащится! И ничего не решается!

Договор был на помощь и охрану, а вас где-то черти носят!

Если вам отвалился где-то ещё один кусок, то это не значит, что можно в одностороннем порядке разорвать договор, а потом с невинным видом заявиться к прежним компаньонам и потребовать от другого выполнения прежних обязательств.

— Ц-ц-ц-ц, — медленно покачал он головой. — Не-е-ет, девочки, так дело не пойдёт. Игры в одни ворота не будет.

— Чё ты хош? — ледяным тоном спросила первая амазонка.

— Ма-а-ара, — повернулась она к подруге. — Он определённо чего-то хочет, — с кривой гримасой на лице сухо бросила она, кивнув на Димона. — Нагрузил наши волокуши так, что те просто трещат от перегруза. Практически загнал наших бедных лошадушек. А теперь ещё требует дополнительно лошадей и людей.

— Лошадей — да, а людьми я и своими обойдусь, — отрезал Димон.

— Обнаглел ты парень, — с осуждением покачала головой Светик. — Совсем обнаглел. Хочет за те же деньги получить лишку.

Нехорошо, Дмитрий Александрович, — осуждающе покачала она головой. — Нехорошо, — глаза её из-под гневно сдвинутых бровей сверкнули холодом.

А уж стрелять по своим — это уж ни в какие ворота не лезет.

— Нефиг соваться под руку без предупреждения, — сухо бросил Димон. — И скажите спасибо, что артиллеристам был отдан приказ лишь вас попугать, а не сразу стрелять с накрытием. Иначе бы мы с вами здесь и сейчас не разговаривали.

— Благодарю, — без тени улыбки вдруг склонили головы обе амазонки. — Что это была лишь демонстрация мы уже поняли. Иначе бы не сидели сейчас рядом с тобой, а постарались бы чтоб ты пожалел о своём нарушении наших первичных договорённостей.

— Ага, — с усмешкой кивнул Димон головой. — Первичных, значит. Интересно. И каковы же будут вторичные?

— Надо бы увеличить процент, — неприятно улыбнулась первая амазонка. — И немного изменить номенклатуру по расчётам. Эти твои трактора, — небрежно махнула она рукой в сторону высящихся за спиной Димона высоких, прикрытых плотной тканью бугров на волокушах, — дорогая штучка, но нам они даром не нужны.

А вот от оружия бы мы не отказались, — с усмешкой заметила она.

Танковые пулемёты с боекомплектом. Это — раз. Пусть даже из болота, пусть даже не проверенные на сохранность. Бог с этим, сами разберёмся. Но по два БК к ним чтоб было. Мы знаем, патроны есть.

И пушки танковые, что вы прячете в своих закрытых наглухо чёрных фургонах.

Думаешь, мы не знаем, что ты вывез с княжеских складов более полутора сотен танковых орудий разных калибров? Знаем.

Откинувшись назад, она с насмешливым видом смотрела на внимательно глядящего на амазонок Димона.

— Если уж мы смогли предоставить тебе все требуемые бумаги, так что у людей князя не возникло и мысли об их подложности, то неужели ты думаешь, мы не знаем что и сколько ты вывез оттуда, с болот?

— Какая наивность, — осуждающе покачала она головой. — Какое преступное недомыслие.

— Давно хотел спросить, — с не менее ядовито поинтересовался Димон. — А чего это вы, имея такие великолепные возможности по подделке документов, никак не можете наладить регулярный грабёж князей?

Довольное выражение на лицах двух амазонок мгновенно было смыто яростью.

— Не твоё дело, мужик, — синхронно рявкнули на него обе.

— Вот! — безмерно довольный произведённым эффектом, Димон поднял вверх указательный палец. — Что и требовалось доказать. Не можете. Кишка тонка.

А я могу, — усмехнулся. — Смог раз, сумею и второй.

А вы — нет.

Знаете почему, — слегка склонился в вопросе он вперёд. — Я отвечу.

Потому что у меня есть то, чего нет у вас. Дорога! Дорога по болотам! И не одна! Чтоб вы знали.

Зачем он сейчас ляпнул про вторую дорогу, которой не было и в помине, Димон и сам не понял. Но в тот момент ему показалось это правильным. Больше интереса у амазонок будет идти на соглашение с ним.

— Поэтому, не будем ссориться, девочки, — расплылся он в насмешливой ухмылке. — Давайте лучше договоримся так. Вы, конечно, можете попытаться отобрать у меня мою добычу силой, только у вас хрен что получится. А если получится, то стоить это будет вам такой крови, что ваш Второй Пограничный Легион прекратит своё существование. И о том, что эти места, пусть и номинально, но принадлежат Амазонии, вы забудете навеки. Жаждущих заполучить под себя эти якобы "пустые" территории пруд пруди. И вы в самом конце этого списка.

И вам это не нравится, как я понимаю.

Но и ссориться со мной не надо. Ни вам, ни мне не нужна война. Лучше жить, как говорится в дружбе. Худой мир всё ж лучше доброй войны.

Поэтому, давайте договоримся полюбовно.

Что я предлагаю, — с отчётливо прозвучавшим издевательским смешком уточнил Димон.

Вы мне предоставляете ещё кобыл для своих волокуш, для ускорения передвижения. А то ведь действительно, обоз еле тащится. Спохватится князь, вышлет погоню, если уже не выслал, и нам уже отсюда ноги не унести. И тогда и вы, и мы лишимся всей своей добычи.

А вот этого, не хотелось бы, — коротко хохотнул он.

И плюс к этому, вы обеспечиваете нашу охрану от сбежавшихся к каравану мелких хищников. Внешний периметр. Вам это как раз будет по силам, да и опыта не занимать. А нам не охота отвлекать лишних людей от груза. Сейчас главное убраться отсюда как можно скорее и как можно дальше, пока князь со своими людьми до нас не добрался. Сейчас главное скорость, скорость, скорость. И вы нам в этом существенно можете помочь.

Я не хочу потерять всё, только из-за того, что мои перегруженные возы еле тащатся.

— А почему кобыл, — вдруг совершенно спокойно, даже как-то равнодушно поинтересовалась вторая амазонка. — Почему не меринов, не жеребцов?

— Потому что ты сама уже обо всё догадалась, — холодно улыбнулся в ответ Димон. — Лошадей с волокушами мы забираем с собой. И чтоб потом не возиться с возвратом оборотной тары, мы оставим ваших чудных лошадушек себе. Так сказать, на развод и личное, персональное развитие нашей компании. Волокуши же свои можете потом сами забрать, если захотите. Нам такие монстры ни к чему. Свои есть, и много лучше.

Жаль только не получилось доставить их вовремя, — с сожалением цокнул он языком. — Иначе бы, эти ваши тяжеленные монстры волокуши, нафиг бы мне не сдались.

— И всё это за жалкие десять процентов? — неприятно улыбнулась первая. — Ты нас за кого принимаешь, Дима? За лохушек, как это принято у вас называть?

Или за кого? — повысила она голос.

Половина, — отрезала она жёстким голосом

— Чё!? — возмутился Димон.

Дальше пошёл обычный торг, если не считать конечно того, что в этот раз он затянулся допоздна, и к взаимному согласию стороны пришли уже лишь под утро, когда вымотанные взаимной неуступчивостью стороны согласились не полюбовный договор.

За охрану, лошадей и помощь в добыче и транспортировке, амазонки получали треть от всей добычи. Причём, ненужные им трактора и третью часть от танка с мотодрезиной Димон обязался выплатить из своей доли патронов и снарядов, утащенных с княжеских складов.

Обе стороны считали что отжали себе всё, что только было возможно. Поэтому, никем больше не задерживаемый обоз сразу тронулся с места, спеша к реке.

 

Глава 10 Возвращение

А у реки, а у реки, гуляют бабы, гуляют мужики…*

Осторожность, с которой в этот раз парни с Левобережья подошли к вопросу переправы через Лонгару на родной берег, откровенно попахивала паранойей. Но оно того стоило. Прошлая переправа слишком дорого всем обошлась, поэтому, допускать малейшей ошибки, грозящей гибелью отряду и потери ценнейшей добычи никто не собирался.

Сам Димон непосредственного участия в подготовке не принимал, да и остальные парни из группы, двинувшейся в Гультяй-Дол, никаким боком того не касались, поскольку все они в это время находились далеко от места будущей переправы, да и от самой реки. Никто из них даже и близко не предполагал в каком месте на реке всё произойдёт, поскольку находясь на Правом берегу никакого мало мальского влияния на этот процесс оказать не могли. Да и все прекрасно понимали: чем меньше людей знает в каком месте они переправятся обратно на свой берег, тем спокойнее пройдёт и сама переправа.

По крайней мере, никто лишнего не сболтнёт, даже случайно.

И было ещё одно безусловное требование, жёстко поставленное Димоном парням с Ягодного. Чёткий и однозначный приказ. Без артиллерии, а главное, без хоть как-то подготовленных артиллерийских расчётов, сюда на правый берег не соваться. Сроку на всё давался месяц, включая и дорогу туда и обратно.

Полное безумие по срокам, но выбора не было.

Одно, или даже два оставшихся целыми после той последней переправы орудия никак не гарантировали безопасность оной. Ещё одной такой стычки с трофейщиками отряд попросту мог и не пережить. Не только они учились на ошибках. Наверняка и трофейщики извлекли из случившегося урок и сделали серьёзные выводы. Подобных проколов они теперь гарантировано не допустят.

И было понятно, что как только последние узнают время и место переправы, добром для левобережцев это не кончится. Как умели мстить трофейщики, на реке знали все.

Потому то и те, кто остался на Правом берегу, до последнего часа и предполагать не могли, где и когда они будут переправляться обратно.

— Ну ты и замаскировался.

Восхищённый проделанной за последний месяц колоссальной работой, довольный Димон принимал у Шишляя Гурского, последние полгода занимавшего пост начальника учебного центра Ягодного острова, экзамен.

Заготовленные заранее камышовые плоты под перевоз тяжёлого груза, скрытые в соседнем речном затоне они уже с ним осмотрели, и теперь Димон осматривал позиции артиллерийских батарей прикрытия.

Вернувшийся полгода назад из Приморья, после работы в торговом караване брата Пахома и налаживания торговли шерстью с горцами, Шишляй, за свою расторопность и недюжинные деловые таланты, по согласованию с Корнеем, назначен был Сидором комендантом Ягодного учебного центра, и пока что полностью оправдывал недавно полученное звание сотника.

Удачно справившись ранее с торговлей в горах и здесь парень выказал недюжинные организаторские способности и оперативность.

Неверяще качая головой, Димон ещё пару раз прошёл в пяти метрах от замаскированного в береговых кустах семидесяти шести миллиметрового орудия, и даже сейчас, зная где оно расположено, ничего не заметил.

Ещё раз обернувшись назад, чтоб на глаз снова оценить достоинства маскировки, Димон снова в восхищении покачал головой.

— Значит, так, — начал он, останавливаясь у уреза воды. — Бегать по всему берегу и доставлять тебе удовольствие похвалой я не буду. Итак всё ясно. Давай рисуй схему где что и как. Будем проверять сектора обстрела.

Вот тебе чистый песок, — взрыхлил он ногой ровную словно стол песчаную косу у берега, — давай, рисуй. А я потом на местности посмотрю как вы справились.

Спустя два часа, после тщательной проверки сделанного, одобрительно хлопнул парня по плечу.

— Good, — одобрил он его старания. — Чувствуется, что времени вы здесь зря не теряли и хорошо подготовились.

Полностью восстановить разбитую батарею, — одобрительно крякнул он. — Трошины постарались? — глянул он на новоявленного артиллериста.

Увидев согласный кивок, Димон довольно потёр руки.

— Честно скажу. Не ожидал, и даже не надеялся. Больно уж страшно они смотрелись в тот момент.

— Месяц без сна. Даже ночами работали, — смущённо улыбнулся парень. — И вот — результат. Четыре чуть ли не новеньких семидесяти шести миллиметровых орудия и пять немецких тридцати семи миллиметровок. Пак какой-то там, забыл, — смущённо улыбнулся Пахом. — Всё что могли собрать из запчастей, собрали. Но три из 37-ми миллиметровок — без лицевых щитков. Не успели сделать, да больше и не из чего было, — виновато развёл парень руками. — Если только не из чёрной фанеры склеить, но для этого пришлось бы мастера каретника на Ягодный тащить, а значит и нарушить секретность. Пришлось отказаться.

— Не беда, — махнул Димон рукой. — Сделаем потом. Вот вернёмся, и сам лично заставлю его склеить вам по щитку на орудие. Да и с остальным посмотреть что можно облегчить. Главное, что сами орудия у нас есть. А насчёт фанеры, — задумчиво глянул он на парня, — это ты здорово придумал. Фанера — не металл. Она всяко полегче будет, да и по прочности мало чем уступает, если не превосходит.

Димон на миг задумался, оценивающе глядя на парня.

— Если вы также и стрелять ещё будете, как быстро орудия починили, — пробормотал он, — то… Тьфу, тьфу, тьфу, — сплюнул он через левое плечо, опасаясь сглазить, и постучал костяшками пальцев себе по голове. Улыбнувшись, весело продолжил. — Глядишь и спокойно переправимся. А не так как в прошлый раз.

Надеюсь, месяц тренировок и куча расстрелянных снарядов сделали из вас если и не настоящих снайперов, то по крайней мере и не таких мазил как в прошлые разы.

Димон никак не отделял себя от новоявленных артиллеристов и все их успехи и промахи готов был разделись вместе с ними, чего бы это ему ни стоило.

Растерянный взгляд парня и неподдельное его смущенье, разом ввергли Димона в меланхолию, развеяв по ветру появившийся был оптимизм.

Э-э, — замялся сотник, явно собираясь ещё чем-то Димона "порадовать", да не зная как начать. — Тут такое дело. Я, вообще-то, больше по части организации работ буду, а вот он, — Шишляй ткнул пальцем себе за спину, указывая на всё это время там державшегося парня, — он всё больше по стрельбе. Вообще-то это он у нас артиллерист, а я — комендант Ягодного. Артиллерия — не моё дело.

Если что не нравится, все претензии к Сидору, — выставил он ладони вперёд, как бы защищаясь. — У меня чёткий приказ. Я комендант и не более.

Димон недобро глянул на смутившегося самозваного артиллериста. Вереня О?Решек, разорившийся дворянин откуда-то с низовий Лонгары, ещё в младенчестве неведомыми путями попавший на границу с Ящерами, потом прижившийся в Старом Ключе, и бывший десятник егерей с Ягодного. Ныне же, как оказывается, самозванный командир всей их артиллерии.

— "Стоп. Почему самозванный, — мысленно одёрнул сам себя Димон. — Сам же я его и назначил. Только забыл. Блин, устал. Память уже дырявая стала".

Первым вызвавшийся перейти в артиллеристы, и им же самим назначенный командиром батареи семидесяти шести миллиметровых орудий, ещё при первой переправе, Вереня О?Решек явно был чем-то смущён. И тут же вывалил на Димона причину собственного смущения.

Димон сильно спал с лица. Голову кольнула острая боль и он с силой потёр пальцами правый висок. На миг появилось горячее желание дать парню в ухо, от всей души, но он тут же задавил в себе этот порыв. Сам виноват. Количество потраченных О?Решком на учёбу снарядов зашкаливало за все разумные пределы. В тот момент Димон явственно представил себе, как уже он сам будет озвучивать данную цифру Сидору и что тот ему в ответ на это скажет. Точнее, какими словами он пройдётся по его умственным способностям, когда он отдаёт такие вот приказы: "Снарядов не жалеть".

Оставалось надеяться, что оно того стоило. Безопасность всего каравана с добычей, наверное, стоила того, чтоб заранее подготовить хороших артиллеристов.

Не отличных, но хотя бы хороших. Хотя и в этом Димон сильно сомневался. Тут уж нечего было лукавить, тем более перед самим собой. Времени на учёбу было потрачено ничтожно мало, несмотря на количество расстрелянных снарядов, и говорить о серьёзном качестве подготовки определённо не стоило. Но уже было хорошо то, что не мазали в четырёх выстрелах их десяти.

— Ладно, — шумно выдохнул из себя воздух Димон, медленно подавляя вспыхнувшую было злость. — Проехали. Будем считать что наша общая безопасность того стоила. Но впредь, заранее согласовывай. Дорвались до халявы и пока всё что было под рукой не расстреляли, не успокоились.

— Да ты что, Димон, — мгновенно вспыхнул Вереня.

Судя по загоревшимся алым пламенем щекам парня, именно так всё и было. Но признаться что сюда привезли лишь то что случайно осталось, он не мог. Да и как на то ещё посмотреть. Для кого и малость самую, а иному и одного снаряда вполне хватит чтоб попасть куда надо.

— Мы всё чётко просчитали, — бросился уверять он Димона. — Половину на учебные стрельбы извели, остальное на охрану переправы оставили. Расстреляли б всё, с чем бы сюда пришли? Что б тогда мы здесь делали?

Да и отобрали сюда лучшее из того что было. Отказов снарядов не должно быть.

— Ну-ну, — скептически хмыкнул Димон.

Делать всё равно было нечего. Количество оставшихся у них снарядов не дотягивало и до одного боекомплекта на орудие, но тут уж ничего не попишешь. Что есть, то есть. И с тем и придётся переправляться. Оставалось надеяться на то что проскочат.

Всё, свободен, — одобрительно хлопнул он парня по плечу. — И ты тоже, — кивнул он Шишляю. — Все по своим местам. А я пойду разбираться с амазонками. Надо бы их отделить, а то уж косо посматривать начали.

Боятся, — ухмыльнулся он, — что под прикрытием твоих батарей смоемся.

Беспокоятся, девочки, — ядовито закончил он. — Ну и дуры. Господь велел делиться. По-честному. Жаль, что они этого не понимают, — хмыкнул он.

Да и пора уже на тот берег. Ждать и ловить здесь нечего. А то, не дай Бог, ещё кто чужой при переправе нас здесь застукает. Проверять на практике ваши умения у меня нет ни малейшего желания.

Делёжка…добычи.*

Внезапно на берегу реки оказавшись под прицелом нескольких пулемётных броневиков и скрытых где-то в кустах нескольких артиллерийских орудий, амазонки оказались на удивление миролюбивыми и покладистыми товарищами, и обычной для них самоуверенности и мелочности в подсчёте доли доставшихся им трофеев, в этот раз совершенно не проявили.

Видать понимали что сейчас полностью зависят от доброго расположения хозяев и немалый их по численности отряд, в данный момент на стоит ничего. Парочка неожиданно оказавшихся в тылу пулемётных броневиков не располагала к скандалу. Что это такое, они имели возможность убедиться пару раз за прошедшие дни на марше.

Однако и Димон обижать их не хотел. На амазонок у него впереди были большие планы, которые впрочем озвучивать раньше времени он не хотел, чтобы совсем не сели на шею.

Амазонки сами прекрасно отдавали себе отчёт, что свою часть работы по охране каравана сделали на отлично, и свои проценты с добычи отработали с лихвой, последние дни с настораживающей регулярностью отгоняя от каравана чужие шайки любителей до халявного добра, которых на пути обоза вдруг образовалось неприятное множество.

Впрочем, их самих нечестность при расчётах никогда не останавливала. Поэтому, когда они полностью получили оговоренную треть, лишь выучка прошедших не одну схватку вояк помогла им не показать насколько они были удивлены. Судя по их первой реакции, честные расчёты в конце пути между компаньонами в их практике случались не часто.

Что не укрылось от внимательно взгляда Димона, сделавшего себе зарубку в памяти на будущее — никогда не доверять любым их клятвам.

Больше уже ничто не задерживало на правом берегу, и сразу же после окончательного дележа добычи, Димон отдал приказ грузиться. Нудный холодный осенний дождик, заморосивший с самого утра, не располагал к долгим проводам и задержкам, торопя побыстрей убираться домой. Да и постоянное постороннее внимание к ним на этом берегу заставляло всё время быть настороже, ещё больше усиливая накопившуюся усталость.

Эпопея этого года на Правобережье для него заканчивалась.

— Дима, я давно хотела тебе сказать…

Вечер, холод, мокрота, грязь, в которой за прошедшие дни вывалились все по уши, не настраивали на лирический лад, и Димон в раздражении обернулся.

Незаметно подошедшая к нему амазонка осторожно тронула его за рукав.

— Постой, Дим, надо поговорить.

Димон холодно смотрел на подошедшую к нему женщину.

Чуть в стороне от неё держался словно невзначай оказавшись рядом Васька с небрежно закинутым на плечо кавалерийским карабином. И рядом держалась ещё одна пара егерей, старательно изображавшая какую-то возню в стоящем неподалёку фургоне с откинутым задним бортом, откуда выглядывал тонкий ствол ручного пулемёта.

Мрачно окинув взглядом собравшуюся у него за спиной толпу, Димон сердито чертыхнулся. Ещё одно неоконченное дело.

После того как к ним присоединились три сотни амазонок и взяли на себя внешнюю охрану всего каравана, Димон с "Лией" ни разу с тех пор так и не говорил. А надо было.

Количество странностей, происходящих вокруг его жены уже зашкаливало за все разумные нормы, а объяснения до сих пор он так никакого и не получил.

После того дня, как к ним присоединились амазонки, между ними словно чёрная кошка пробежала. И хоть ни тот, ни другой ни слова друг другу не сказали, но напряжение между ними росло с каждым днём. И сегодня, похоже, назревший гнойник должен был прорваться.

— "Ещё только пары пулемётных броневиков тут по соседству не хватало и можно смело писать картину: "Гордая амазонка в стане врагов".

Не надо, — голосом смертельно усталого человека оборвал жену Димон.

Заканчивалась погрузка последних плотов и пришло время объясниться. Но как же этого не хотелось.

— Не надо, — устало повторил он.

Сил на объяснения с этой женщиной не было. Он давно уже ждал разрыва и по одному уже тону начавшей разговор женщины понял, что она ему сейчас скажет. Чуда не будет. Она остаётся здесь, на правом берегу.

Смертельная усталость напряжения последних месяцев тяжёлым грузом сразу навалилась ему на плечи. Хотелось здесь же лечь и больше не вставать. И спать, спать, спать.

Или…, Что уж тут было скрывать. Димон сейчас оборвал не свою жену, а чужого человека, сотника амазонок, женщину, которая всё это время его обманывала.

Тускло блестящие в петлицах знаки отличия сотника пограничной стражи Амазонии, второго её легиона, притягивали взгляд и чётко расставляли акценты по своим местам.

Низкие, набухшие влагой дождевые тучи над головой, ледяной ветер с реки и противная морось в лицо усиливали мрачное настроение. Желания разговаривать не было никакого. У Димона было странное чувство дежавю, словно он уже один раз когда-то проживал этот момент.

Вот так же он когда-то стоял на берегу большой реки, и вот также суетилась рядом толпа народа, нагружая камышовые плоты хабаром для переправки на тот берег. И также надо было прощаться. Только теперь уже с дорогим тебе человеком

— Я всё знаю, — отвернувшись, тихо проговорил он.

— Что всё? — не менее тихо донеслось в ответ.

— Что ты никакая не Лия и не Лэя, а их сестра Лая. Третья сестра из тройняшек. И тоже с именем из трёх букв на "Л". Та самая, про которую они много чего говорили, но ни разу так и не показали, — грустно усмехнулся Димон. — И которая, как оказывается, меня всё это время обманывала, представлявшись чужим именем.

— Я не обманывала, — тихо прошелестела Лая одними губами. — По крайней мере, не во всём, — запнулась она. — И не всегда, — подняла она голову, буравя его горящим взглядом.

— Да ну? Может, напомнишь мне, в чём именно? Хотя бы — когда это мы с тобой познакомились? — стараясь скрыть раздражение проворчал Димон. — Если только постель можно назвать знакомством.

— В прошлой жизни, — тихо откликнулась Лая, вдруг неожиданно тепло улыбнувшись слабой робкой улыбкой. — Когда наше официальное посольство приезжало к вам в город на переговоры по выкупу пленных. Тогда мы и увиделись с тобой в первый раз. Правда, тогда ты так ничего и не заметил.

Подумаешь, какая-то невзрачная молодая девчонка из вражеского посольства. Внешне не яркая, как некоторые, не богатая, никакая. Третья безродная сестра. Сирота, мышь серая. Кто на такую обратит внимание, — со скрытой горечью проговорила она.

— Точно, постель знакомством можно не считать, — разозлился Димон. — Перепихнулись с мышкой и адью. Мимо пробежала, хвостиком махнула.

"Вот, значит как. Значит, тогда ему точно ничего не показалось. Выходит действительно была у него тогда связь ещё с одной женщиной, а не только с двумя его жёнами, не смотря на то что те обе старательно тогда уверяли его в обратном. Значит, тогда они действительно подсунули ему в постель третью свою сестру, как он одно время и предполагал".

Вот три прохиндейки, — вдруг почему-то совершенно беззлобно выругался Димон. Злиться на своих девчонок он почему-то совершенно не мог.

Выходит, трофейщик был прав, — задумчиво пробормотал он.

"Блин, — холодок пробежал по спине. — А трофейщик выходит что не ошибся. Это я чего-то недопонял. Значит, у меня действительно шестеро детей".

"А ещё это значит, что за мной, также как и за Сидором внимательно следят, отслеживая каждый мой шаг, — мрачно подумал Димон. — Оп-па-па. Плохо. Всё это очень плохо. С чего это я-то удостоился такой сомнительной чести. Сидор то понятно, он влез не в своё дело, баронство жены на собственную шею повесил, и с ним всё ясно. А меня-то чего пасут? Неужто с ним на пару? Зачем?

Или они на самом деле считают меня этаким удачливым сукиным сыном, которого нельзя ни в коем случае убивать, а надо только внимательно за ним следить, а потом отбирать то что он найдёт?

Это что? Амазонки — как местный аналог Головы со Старостой, только уже для Правого берега? Очередное доилово? Фигово.

Это я вообще без добычи останусь. Нет, конечно понятно, что периодически будут кидать кусок, другой, чтобы совсем не бросил промысел и не затосковал от безденежья. Не без того. А вот к большой, серьёзной добыче подпускать не будут. Типа того же Ведуна, что норовит отобрать самое вкусненькое, а тебе подсунуть оставшийся хлам. А будешь возмущаться, ещё и попеняют, что недоволен. Не нравится — гуляй дальше. Здесь вам не тут. Здесь иные есть, более достойные.

А это не есть хорошо, — ещё больше помрачнел он. — Удивительно, как с этой-то добычей проскочили.

Хотя. Тут-то как раз ничего удивительного.

Учитывая то, что осталось ещё на болотах Плато, достались нам сущие крохи. Да и от того треть, считай что уже хапнули. А вот действительно жирный кусок всё одно уйдёт амазонкам. Как действовать они теперь поняли. Так дальше и будут регулярно отщипывать от княжеской добычи по кусочку малому, но зато долго и плодотворно.

Если конечно князья не спохватятся и не наведут у себя порядок, — ехидно отметил он про себя. — А это вряд ли, учитывая то, сколько раз в году они там появляются, и как ведут дела.

И если я не ошибаюсь", — вдруг озадачился он.

— В чём? — донёсся до глубоко задумавшегося Димона голос женщины. — В третий раз тебя спрашиваю. В чём трофейщик был прав?

— В том, что у меня шестеро детей, — невозмутимо проговорил Димон, словно надолго и не замолкал в своих раздумьях.

Ведь, не зря же ты приезжала к сёстрам в наш город. Значит, детей собиралась завести.

Чувствовать себя быком осеменителем, Димону, при всех его многочисленных связях с разными женщинами, было весьма странно. И неприятно. Раньше женщины его в таком сугубом качестве осеменителя никогда не рассматривали. И не использовали.

— Скоро будет восемь, — со смешком донеслось до него. — Ты так старался, пока мы были вместе, что твои труды не пропали даром. У тебя ещё будут дети.

Собственно здесь я именно из-за них.

— То есть? — внимательно наконец-то взглянул на неё Димон.

Такой красивой Лаю он ещё никогда не видел.

— Понимаешь, Дима, — с трудом подбирая слова, тихо начала амазонка. — Мы, амазонки, умеем в некотором роде планировать пол будущего ребёнка, как и время зачатия. Поэтому первая двойня от тебя у меня и были девочки. Они останутся со мной.

Сотник пограничной стражи, даже если погибнет, сумеет обеспечить своим дочерям и достойное образование, и мощный рывок на старте. Даже если они воспитываться будут в приюте.

А вот сейчас, в отличие от прошлого раза, я была неосторожна. Ты меня совсем закрутил, так что я даже голову потеряла, — улыбнулась смущённо Лая. — И у меня должны будут теперь родиться мальчики.

А судьба мальчиков в женском обществе незавидна. Прислуга, в лучшем случае. А чаще — муж-приживал или топтун по вызову. Получить разрешение завести собственную семью или собственное дело, как и поселиться где-нибудь на земле — никто ему не позволит. Даже если он вдруг этого захочет, что крайне сомнительно. Воспитание не то будет.

Детей, рождённых сотником пограничной стражи никто и близко ни к какому серьёзному делу не подпустит. Тем более от такого отца. Побоятся генов.

Поэтому, я тебя прошу. Когда они родятся, возьми их к себе.

В принципе, с сёстрами я обо всём договорилась на подобный случай. Так что с этой стороны проблем у тебя не будет. Нужно только твоё согласие.

Димон изумлённо смотрел на амазонку. Такого он совершенно не ожидал. Всего чего угодно, но не такого. Чтобы мать сама отказывалась от своего будущего ребёнка, тем более от двоих? И это в патриархальном то обществе?

— Ты хочешь отказаться от детей? Подкинуть мне парочку близнецов? — потрясённо выдохнул он.

— Если бы только парочку, — смущённо проговорила амазонка, мило покраснев. — Вполне может родиться и тройня, как у нас с сёстрами. Ты уж очень старался, — ещё больше смутилась она. — Поверь мне, вполне может быть и тройня.

— Упс, — едва слышно прошептал Димон.

— Во всяком случае, в нашем роду, тройня всегда шла вторыми помётом.

Димона явственно перекосило. Собачий сленг, регулярно прорывавшийся в речи подруги, весьма характерный для всего сообщества амазонок, всегда его коробил. Сейчас же просто вывернул наизнанку.

— Можешь об этом не беспокоиться, — сухо проворчал он. — Детей я заберу.

А тебе вот что скажу. Сама больше на Плато не суйся и подруг своих не пускай. По крайней мере тех, кого хочешь ещё хоть раз увидеть в живых. Тем более по той тропе.

Карту я вам конечно оставлю, можешь не беспокоиться. Как говорится: "Уговор есть уговор".

Оставлю, оставлю, — грустно улыбнулся он всё понимающей улыбкой. — Знаю что ты обязательно об этом напомнишь, поэтому сразу и говорю. Передай своим, что если ты сама туда сунешься, или тебя заставят туда сунуться, никакого сотрудничества в будущем меж нами больше не будет. Так им и передай.

Да и я сам, пожалуй, им о том ещё разок повторю, — прищурив глаза, Димон холодно глянул на смутившуюся жену. — Мне б хотелось в будущем видеть тебя живой, а не героически погибшей за кусок ржавого железа.

Если надеются на дальнейшее плодотворное сотрудничество, то чтоб на Плато тебя не было.

Там вас гарантировано встретят. Князья не дураки и не заметить пропажи такой весомой части из своей годовой добычи, с целого куста рабочих лагерей, может разве что идиот. И то что не хватает многих подготовленных к вывозу моторов и всех вытащенных за последние полгода из болот тракторов, они очень скоро заметят. Сразу как приедут за находками, — насмешливо уточнил он. — А уж про танк я вообще помолчу. Пропажи его не заметит разве что идиот. А князья не идиоты, и не слепые.

Раньше не хотел тебе говорить, а теперь снова повторю. Не ходи туда. Тем более сейчас. Иначе дочки твои осиротеют, а другие дети так и не народятся.

Надеюсь, ты меня поняла, — глядя ей прямо в глаза, тихо проговорил Димон.

Вот, значит, как, — тихо проговорила Лая, не сводя от него глаз. — Значит, тропы нет.

Тропа есть, — хмыкнул Димон. — Де-юре — есть, — поправился он, — де-факто — сама понимаешь. Она уже к вашему туда возвращению будет под полным контролем князей. Где вход они наверняка уже знают. Где выход, если ещё не нашли, то со дня на день найдут. Там вообще пол берега разворочено. Следов — уйма. Так что, воспользоваться ею, я бы вам категорически не советовал.

— А как же наш уговор?

Димон с ехидной насмешкой на лице сердито передёрнул плечами.

— Уговор в силе, — раздражённо проворчал он. — О чём договорились — получите. А что цены этой карте — только в сортире подтереться, так могли бы и сами догадаться. Чай, голова на плечах есть.

Теперь, ещё одно. Захотите в другой раз поучаствовать в выгодном дельце — милости просим. Если вас в узде держать, то дело с вами можно иметь. Так что. В другой раз будет тебе и другая карта, и другое место. Но одно останется неизменным. Без меня, лично без меня, никакие карты недействительны. Так что — учтите это на будущее. И уже чтоб без обмана.

Как связаться со мной — ты знаешь. Если мне что-то от тебя понадобится — я сам свяжусь с тобой через девочек.

Хоть они мне всего и не рассказывают, но то что между правым и левым берегами Лонгары есть самая тесная связь между вами, я прекрасно осведомлён. Не слепой, чай.

Так что, захочешь приехать в гости — приезжай, буду рад тебя видеть. Девочек своих хорошо бы посмотреть, — усмехнулся он. — И ещё. Нужна будет помощь — дай весточку. Всё что могу, сделаю. Не будет рядом меня — обращайся к Машке, Сидору, Корнею, профессору, Белле. Все наши для тебя всё сделают, не сомневайся.

— И Паша твой? Тот, который ушкуйник? — робкая улыбка тронула лицо амазонки.

— А вот к Паше и близко не подходи, — тихо проговорил Димон, глядя ей прямо в глаза. — Что-то у него в последнее время с головой стало не то. Так что, лучше обойди его стороной, мне оно как-то спокойнее будет, — тихо закончил он.

— Прощай, — едва слышно откликнулась амазонка, глядя на него глазами побитой кошки.

— До свиданья, — вдруг улыбнулся Димон. — Буду дома, девочкам привет от тебя передам. И скажу чтоб больше так не делали, — расплылся он в ехидной ухмылке.

— До свиданья, — лёгкая улыбка робко тронула губы амазонки. — Жди скоро подарок, — щёлкнула она пальчиком его по носу и на миг прижалась.

— Всё, ушла, — тихо прошептала она, резко отстраняясь и быстро, чуть ли не бегом двинувшись к держащейся в стороне группе своих.

Проводив её долгим тоскливым взглядом, Димон медленно перевёл взгляд на стоящих рядом с ним хмурых парней.

— А у нас ведь ещё одно дельце есть, так и не решённое, — тихо проговорил он, буравя их злым взглядом.

— Где это пропадает некая особь, проходящая у нас под кодовым названием "корабел"? Где эта сволочь?

— Обычно возле кухни ошивается, — тут же ожил Васька. — А нынче сидит у кромки воды, ждёт сигнала на погрузку.

— Ждёт, значит, — мстительно прищурил глаза Димон. — Ну-ну. Долго ждать придётся.

— Вон он, гад, — прищурил он глаза, только сейчас заметив далеко в стороне сутулую фигуру корабела, сидевшего на краю топляка у уреза воды.

Не торопясь, стараясь подавить вспыхнувшее сразу в душе чувство злости, он медленно двинулся в ту сторону. Надо было закрыть и этот вопрос.

Корабел.*

— Ну, Панас Дуб, пришло время определяться, — начал он, подходя и присаживаясь рядом. — С нами ты или без нас. Мы уже почти всё переправили и на этом берегу делать нам больше нечего. Предлагаю тебе ещё раз подумать и принять окончательное, устраивающее меня решение. В последний раз озвучиваю наше предложение. Ты едешь с нами в город Старый Ключ и работаешь там пару лет у нас на верфях. Строишь десяток, другой судов, сколько получится, как бы в благодарность за освобождение из лагеря смерти. Ну и параллельно подготавливаешь нам парочку специалистов по своему делу. А мы твою работу оплачиваем по очень и о