Улла беспокойно посмотрела в окно. Арне пропадал где-то третий час, и она просто не знала, что и думать. Что там случилось? Он давно уже должен был приехать.

К сожалению, работа продвигалась далеко не так гладко, как хотелось бы. Водопроводчик в назначенное время не появился, а это означало, что ванная комната простаивала без изменений. Электрик тоже не спешил с проводкой.

Терпение. Вот чего ей не хватало. Улла поражалась спокойствию, которое сохранял Арне практически во всех, даже самых сложных ситуациях. Он, словно неваляшка, поднимался ровно столько раз, сколько его сбивали с ног всевозможные проблемы и недоразумения. Только Арне не был похож на неваляшку. С каждым днем он казался Улле всей красивее и красивее. Она вспоминала его загорелые обнаженные руки, широкую грудь, и сердце ее сладко екало.

Забравшись с ногами на диван, девушка раскрыла книжку. Место, где она остановилась в прошлый раз, было отмечено закладкой, но Улла никак не могла сообразить, о чем идет речь. Наверное, все позабыла. Сначала началась реконструкция, а потом пришлось каждый день мотаться к Стуре в больницу, и было не до чтения.

Рассеянно перелистывая страницы и автоматически скользя глазами по строчкам, Улла все время возвращалась мыслями к Арне. Куда он подевался? Резкий телефонный звонок вывел ее из задумчивости. Выронив книжку, Улла схватила трубку.

— Да?!

— Улла, это Агнесса. — Голос у подруги был испуганный и несчастный. — Я только что узнала про Стуре. Меня не было в городе, и Ларс никак не мог мне дозвониться. Что с ним, Улла?

— С ним уже все в порядке, Агнесса, не бойся. — Улла была настолько уверена, что звонит Арне, что не сразу сообразила, о чем речь. — Его скоро выпишут. У него сломана нога… и небольшое сотрясение… — затараторила она, с ужасом понимая, что еще больше пугает Агнессу.

— Улла, я вылетаю первым же рейсом!

— Ну конечно, конечно. Но, вообще-то, Стуре уже чувствует себя неплохо. Такой срочности нет. С кем ты оставишь малышей?

— Может быть, попрошу маму пожить у меня, если не наладится с… — Агнесса внезапно замолчала.

— С кем, Агнесса? У тебя появился новый друг?

— Не друг, а муж, и я не знаю, появился он или уже исчез, — всхлипнула вдруг та. — У меня все плохо, Улла. Как всегда. Сплошные неприятности, а тут еще Стуре. Как мне это надоело, если бы ты знала. Вот брошу все и уеду жить к тебе. Тогда они узнают… — Всхлипывания стали громче.

Улла похолодела. Только этого ей не хватало. С Агнессой они дружили со школы. Когда-то Улла обожала подругу и преклонялась перед ней. Из них двоих Агнесса всегда считалась красивее, умнее, интереснее. Она во всем была первой, и Улла с радостью уступала ей это первенство, искренне веря, что иначе и быть не может.

Первые тучки появились на горизонте уже в старших классах, когда Агнессе понравилось отбивать у Уллы мальчиков из чисто спортивного интереса. У нее всегда было полно ухажеров и, в общем, ей не стоило особого труда время от времени прибавлять к ним еще одного — Аллиного. Улла ревновала и плакала, и рвала с Агнессой всякие отношения. Но проходило какое-то время, и они снова оказывались вместе. Неужели мы с тобой рассоримся из-за каких-то мальчишек? — возмущенно говорила Агнесса. — Наша дружба крепче этого!

Окончив школу, они разъехались по разным городам и несколько лет не виделись. Встретились снова только после окончания института, когда обе приехали домой на летние каникулы. Именно тогда Ларс впервые обратил на Агнессу внимание. Пока девочки учились в школе, он, естественно, видел подружку сестры по десять раз на дню. Но тогда связываться с «этими малявками» было ниже его достоинства. Агнесса также никогда не воспринимала Ларса иначе, как старшего брата Уллы.

А тут они увидели друг друга — по-настоящему, впервые в жизни — и влюбились с первого взгляда. Роман был бурный и быстротечный, и очень скоро закончился шумной свадьбой. Через год родился Стуре. А еще через два года Агнесса и Ларс развелись. Как раздраженно объяснила Агнесса, потому что осточертели друг другу.

Маленький Стуре жил то с мамой, то с папой, в зависимости от того, как обстояли дела у них на личном фронте. Ларс после этого женился еще дважды. Агнесса через какое-то время тоже вышла замуж, родила еще двоих детей, снова развелась, а потом Улла сбилась со счету и перестала запоминать мужские имена, постоянно возникавшие в жизни подруги. Да они почти и не общались последние годы, а если и общались, то только из-за Стуре. Улла всегда очень любила племянника.

При одной мысли, что в ее доме — пусть даже ненадолго — может поселиться Агнесса, Улле стало дурно. И даже далекие всхлипывания подруги не вызывали у нее должного сочувствия.

— Послушай, Агнесса, может быть, ты преувеличиваешь? Все еще наладится? — сказала она слабым голосом.

— Ничего не наладится, — ответила та горько. — Жди меня, Улла, я скоро приеду. Уж тогда и наговоримся. Мы с тобой так давно не виделись, а ведь мы — лучшие подруги. До встречи, Улла.

— До встречи, — упавшим голосом сказала Улла и повесила трубку.

Что же делать? Она почему-то не думала, что Агнесса всерьез захочет приехать. Да она, скорее всего, и не приехала бы, если бы не поссорилась с мужем. Ведь Стуре уже идет на поправку, и Улла при нем. К тому же Агнессе страшно не нравился этот «несуразный, ободранный, старомодный дом». Именно так она о нем отозвалась, когда гостила здесь первый и единственный раз, старательно украшая свою комнату розовыми фестончиками и цветочками. Сколько же будет пренебрежительных взглядов и нелестных замечаний! Сама Агнесса жила в симпатичном суперсовременном коттедже — чистеньком, аккуратном, с новенькой мебелью. Она не понимала, зачем Улле понадобилось покупать такую развалину.

Стукнула входная дверь, раздались знакомые тяжелые шаги. Улла подскочила на диване. Наконец-то!

— Извините, что так задержался. — В комнату вошел Арне. — Возникли непредвиденные обстоятельства.

— Обстоятельства? — Она напряженно замерла.

— Ничего страшного. — Он легко махнул рукой. — У Леннарта классная машина. Надо будет купить себе такую же.

Такую же? Улла не интересовалась, где и кем работает Леннарт, но он одолжил Арне очень дорогую машину! Откуда у бедного плотника такие деньги? Хотя, возможно, человек, который любит наблюдать за птичками и нюхать цветы, просто не догадывается о стоимости подобного автомобиля. Лучше не разочаровывать бедолагу раньше времени.

Улла промолчала, но Арне, похоже, и не ждал от нее ответа. Подойдя к дивану, он поднял с пола книгу, которая упала во время разговора с Агнессой.

— Хороший роман, правда? — Он положил книгу Улле на колени.

— Только не рассказывайте конец! — вырвалось у нее, — Вы все испортите!

— Да я бы и не смог, если бы даже захотел. — Он улыбнулся. — До конца мне еще далеко. Но все же я вас обогнал. — Снова взяв с ее колен книгу, он пролистал вперед несколько страниц. — Я уже читаю здесь.

Улла недоуменно посмотрела в книгу, потом на Арне.

— Вы что, читаете мой роман?

— Надеюсь, вы не против? Я читаю его только тогда, когда вы не читаете.

— Логично. — Улла оскорбленно выпрямилась. Неудивительно, что она не могла вспомнить содержание. Закладка была не на месте.

— А в какое время вы читаете, можно узнать?

И тут же спохватилась.

— Извините, я поняла. Во время обеденного перерыва.

— Ничего страшного. — Он довольно ухмыльнулся, бросил книгу на диван. — Я не хотел дразнить вас. Просто книга лежала на столе, я заинтересовался и взял посмотреть. Я прекрасно могу купить себе этот роман.

Господи, сколько разговоров из-за дешевого романа в мягкой обложке! Улла покраснела от неловкости.

— Читайте на здоровье! Только не сдвигайте мою закладку.

— Ничего, ничего, я в состоянии купить себе такую книжку. А закладка просто выпала, когда я читал.

Уллу вдруг разобрал неудержимый смех. Какие они оба вежливые, предупредительные. Сколько реверансов — и все из-за такой ерунды.

Арне некоторое время держался, потом тоже расхохотался. Опустившись рядом на диван, он, не прекращая смеяться, дружески обнял Уллу за плечи, и она вдруг почувствовала, как отпускает напряжение и тревожные мысли об Агнессе уходят куда-то далеко-далеко.

Улла возвращалась домой. Целый день в банке, потом два часа у Стуре. Врач сказал, что через неделю его можно будет выписывать. Если будет куда выписать, напомнила она себе хмуро.

Ей не в чем было упрекнуть Арне. Он работал как вол, начиная рано утром и заканчивая поздно вечером. Но он делал столько, сколько мог, и не более того. К тому же, многое зависело от других мастеров. Водопроводчик, к примеру, закончил свою часть работы только вчера. Были и приятные новости. Утром позвонила Агнесса и сообщила, что приехать не может, так как у ее младшего — Кристиана — простуда. Мальчика, конечно, было жалко, но Улла невольно вздохнула с облегчением.

Но как помочь Арне? Как ускорить процесс? В первую очередь, конечно, надо закончить спальню и ванную. Гостиная с верандой могут подождать. Интересно, есть ли у Арне товарищи, которые могли бы помочь ему с работой? Этот Леннарт, чем он занимается? На плотника он, правда, не похож. Да и вообще на рабочего. Интересный человек.

Улла вздохнула. В душе ее боролись смешанные чувства. С одной стороны, она хотела, чтобы Арне как можно скорее закончил работу. С другой стороны, ей становилось страшно при мысли, что он исчезнет из ее жизни. Хоть бы эта реконструкция не закончилась никогда…

Поднимаясь на крыльцо, девушка привычно прислушалась. Обычно ее встречал стук молотка или рев дрели; в последнее время эти звуки казались ей райской музыкой. Но сегодня в доме стояла тишина. Уже начиная нервничать, Улла распахнула дверь. В холле пахло, как в дорогом ресторане. Девушка пошла на запах.

Она стремительно влетела в кухню и остолбенела. Арне стоял спиной к ней, колдуя у плиты. Из кастрюлек шел ароматный пар, на большой сковороде что-то громко шипело и скворчало. На кухонном столе лежала раскрытая кулинарная книга — единственная кулинарная книга в этом доме. Эйнар подарил ее Улле на Новый год. Видимо, в наивной надежде, что это поможет изменить что-то в их отношениях. Может быть, он ждал, что она пригласит его домой на обед? Улла приняла подарок с чувством недоумения и легкой брезгливости. Что прикажете делать с этой кучей рецептов? Она не открыла книгу ни разу, все как-то не до того было.

— Что вы делаете?

Арне от неожиданности чуть не выронил горячую крышку.

— Улли! Я не слышал, как вы вошли!

Еще бы! Вокруг стояло такое шипение и бульканье! Улла уперла руки в бока.

— Я вас спрашиваю, что вы здесь делаете?

— Угадайте. — Он расплылся в улыбке.

— Видимо, занимаетесь реконструкцией, — съехидничала девушка.

— И это тоже. — Его улыбка слегка поблекла. — Но в данный момент я готовлю праздничный ужин. Мой пикап наконец-то готов! Это необходимо отметить.

— Но… — Уллу охватило отчаяние. Он не поймет ее возражений. Он все время витает где-то в облаках.

Она беспомощно опустила руки.

— Арне, я признательна вам за внимание. Но я устала и…

— И голодна, — продолжил он.

Арне хотел сказать еще что-то, но Улла, понимая, что спорить с ним бесполезно, и в то же время желая договорить, легко прижала указательный палец к его губам. Поймав ее руку, Арне быстро поцеловал заставивший его умолкнуть палец.

Поцелуй эхом откликнулся во всем ее теле, и все суровые слова тут же вылетели у нее из головы.

— Я вернусь к работе после ужина, — мягко сказал Арне. — А пока расслабьтесь. Ужин будет готов через несколько минут. Заодно расскажете, как там Стуре поживает.

Улла послушно вышла из кухни. Но ее ждал новый сюрприз.

В гостиной был накрыт стол. На белоснежной, еще бабушкиной, кружевной скатерти был расставлен лучший фарфоровый сервиз, возвышались в подсвечниках свечи, давным-давно купленные и забытые за ненадобностью.

У нее даже не было сил сердиться. Оказывается, этот человек не только спит на ее подушке и читает ее книги, он еще и лазает по ее шкафам! И готовит для нее ужин! Помотав головой, чтобы прийти в себя от изумления, Улла отправилась к себе в спальню.

Скинув костюм и умывшись, она распахнула шкаф. Что бы такое надеть, подходящее к случаю? Легкое, простое, женственное… Сексуальное? Нет, не стоит. Улла, вздрогнув, торопливо перевела взгляд на стул, на котором валялись домашние джинсы и безразмерная футболка.

Но запахи, доносящиеся из кухни, наводили на другие мысли. Нет, футболка — это уж слишком грубо. Девушка снова заглянула в шкаф. Брючный костюм, брюки, закрытый пиджак, шелковое вечернее платье… Неожиданно у самой стенки она заметила тонкое джинсовое платье с кружевной вставкой на плечах и груди. Слегка приталенное, с короткими рукавчиками, застегивающееся спереди на кнопки. Женственное, но не слишком сексуальное.

Улла скользнула в платье и подошла к зеркалу. То, что надо. Она чуть-чуть подкрасила губы, затем подобрала волосы с боков и прихватила их сверху деревянной заколкой. Сунула ноги в босоножки без каблуков. Ну что же, теперь у нее вполне подходящий вид.

И тут снизу послышался голос Арне.

— Ужин готов!

Затем, судя по звуку, он начал бить ложкой по крышке кастрюли, изображая гонг.

Улыбнувшись собственному отражению и глубоко вздохнув, Улла смело вышла из комнаты.

Свет в гостиной был погашен, горели лишь свечи. При виде Уллы Арне подскочил к столу, выдвинул стул, дождался, пока она сядет. Все это время он не сводил с нее сияющего взгляда.

— Вы выглядите изумительно, Улли. И эта прическа очень вам идет. — Он провел рукой по длинным вьющимся прядям, спадающим на плечи.

— Спасибо. — У нее дрожал голос.

— Вы очень голодны? — Его рука скользнула с ее плеча на локоть.

Улла вздрогнула от этого прикосновения. Все ее чувства обострились до предела. Похоже, ее сейчас мучил совсем не тот голод, о котором спрашивал Арне. Она подняла глаза. Его доброе спокойное лицо было так близко… Ей вдруг захотелось прижаться губами к его губам, обвить руками его сильную загорелую шею, коснуться выпуклой мускулистой груди.

— Что-то не так? — Арне озадаченно смотрел на нее.

— Нет-нет. Так вкусно пахнет…

— Вот и хорошо, — ответил он. — Я хотел порадовать вас.

Словно во сне, Улла смотрела, как Арне накладывает ей на тарелку еду. Она попробовала ветчину с грибами в лимонном соусе, артишоки и маринованные овощи; затем молодую картошку с зеленью. За день у нее накопилась масса вопросов, связанных с ремонтом, но, глядя на Арне, она решила на время забыть обо всем. Ей было так хорошо.

— Как там Стуре? — спросил он, прерывая молчание.

Зачем он спрашивает? Ведь все это неизбежно приведет к деловым разговорам, которых так хочется избежать.

— Врач сказал, что неплохо. У моего племянника оказалась очень крепкая голова.

— Рад это слышать, — рассмеялся Арне.

— Его скоро выпишут. — Улла смотрела вопросительно, надеясь, что он одним словом развеет все ее тревоги.

— Скоро? — Он озабоченно нахмурился.

— Арне, а вы не можете пригласить помощника? Хотя бы для завершения спальни и ванной?

— Я предпочитаю работать в одиночку. — Теперь он смотрел в сторону.

Улла вдруг поняла, что по горло сыта всеми деликатесами.

— То, что вы предпочитаете, и то, что необходимо для дела, не всегда совпадает.

— Может быть, для вас — не всегда. А для меня — всегда. Послушайте, Улла. — Он взял ее за руку. — Я буду сегодня работать до поздней ночи. Могу остаться здесь и встать завтра чуть свет.

Остаться здесь. Только не это. Она слишком хотела его. Его нежные прикосновения и поцелуи будили в ней давно забытые чувства. Но у нее были свои принципы. Она лишится невинности только замужней женщиной или не лишится ее никогда. А у Арне, скорее всего, совсем другие взгляды на этот счет.

Когда-то давно она уже доверилась мужчине, а он предал ее. Больше это не повторится. Вряд ли Арне захочет жениться на ней ради одной ночи. Цена для него слишком высока. Он посмеется над ней, бросит ее, как тот, другой. Да и, скорее всего, у Арне уже есть женщина. Нет, Улла не вынесет такого унижения. Она не должна расслабляться, не должна терять бдительность.

Улла подняла взгляд на Арне. Он смотрел на нее выжидательно, с надеждой. Девушка глубоко вздохнула.

— Нет, Арне. Я думаю, мы найдем другое решение.

На лице его так ясно отразились огорчение и разочарование, что сердце ее сжалось от боли. Ну почему она не забудет про все свои принципы и не предложит ему остаться здесь навсегда?