Отто и Юлиан завтракали на террасе, у кабинета, который недавно повредил взрыв. Проломленный купол, в который попали заряды, был уже восстановлен. Наступило свежее и прохладное утро. Горные вершины, видные с террасы, поблескивали в лучах солнца. На верхушке одного из далеких пиков лежал снег.

Завтрак подавала девушка по имени Геруна, одетая в простую короткую тунику, распространенную среди рабынь Империи. Когда ей было нечего подавать, она опустилась на колени неподалеку от стола, ожидая, пока не понадобятся ее услуги.

Она была красивой рабыней, и постепенно становилась все более умелой.

Рано утром, до завтрака, Юлиан и Отто попрощались с гражданином Империи и его рабыней. Они уехали на машине, у гражданина были с собой ловко сфабрикованные документы, которые не вызвали бы подозрения на постах. Его кошелек отяжелел от монет, а бумажник — от аккредитивов. Гражданин Империи был одет в простую одежду, распространенную среди высших хонестори — тунику и плащ. Такая внешность не должна была привлекать внимание. Рабыня, сопровождающая его, была одета в кожаный наряд, который выбрал для нее хозяин. Эта одежда позволяла держать ее руки связанными за спиной. На шее рабыни была веревка, которая тянулась под широкий кожаный ошейник, входивший в комплект одежды. Для нее не требовалось никаких документов, удостоверяющих личность — она была всего лишь животным, однако сертификат о здоровье был обязателен. Он хранился у хозяина. Там указывалось, что рабыня не является разносчиком опасных заболеваний и что ее можно на законных основаниях перевозить на другие планеты.

Юлиан и Отто пили свои утренние напитки. Юлиан предпочитал фелдис, иссиня-черную дымящуюся жидкость, которую приготовляли из растения с таким же названием. Напиток был популярен среди военных, особенно тех, кому приходилось участвовать в изнурительных походах. Юлиан терпеть не мог кемак, приготовляемый из листьев кемака, который охотно пили при императорском дворе. Отто потягивал орис, горьковатую, черную жидкость, обычно подаваемую горячей. Ее готовили из корня ориса, который рос только на планете Сибил-2. Напиток из этого корня считался дорогим и редким удовольствием. Отто нравился его вкус. Отто постоянно думал о том, сколько полезных вещей есть в Империи.

— Рабыни, — объявил стражник.

С ним вошли Рената и Флора. Обе были обнажены, к их шеям были привязаны плети, а руки связаны за спиной. Они опустились на колени возле стола и склонили головы.

У каждой из них были свои обязанности в доме. По этой причине они сейчас и были вызваны к Юлиану. Юлиан отставил чашку.

— Рената вела себя удовлетворительно? — спросил он стражника, которому позволили взять ее прошлым вечером.

— Да, господин, — сказал стражник.

— Она хорошо работала?

— Да, господин.

— Ты использовал ее как рабыню?

— Да, господин.

— И как она вела себя?

— Как полагается рабыне, господин.

— Во всех отношениях?

— Да, господин.

— Отлично, — заключил Юлиан и повернулся к Флоре. — Как я помню, тебя прошлой ночью отправили отнести легкий ужин в комнату моего друга, Отто. Ты должна была удостовериться, что ему предоставлены все удобства.

— Да, господин, — сказала рабыня.

— Все было в порядке? — спросил Юлиан у Отто.

— Да, — отозвался он.

— И ты использовал ее как рабыню?

— Конечно.

— И как она вела себя?

— Она была слишком сильно возбуждена, — ответил Отто. — Думаю, со временем она станет еще беспомощнее, будет ползать на коленях и умолять, чтобы хозяин хотя бы прикоснулся к ней.

— Значит, она удовлетворила тебя? — уточнил Юлиан.

— Да, для рабыни, чей цветок был только недавно сорван, на этом этапе обучения, она вполне удовлетворила меня.

— Отлично, — ответил Юлиан и обратился к стражнику: — Уведи рабынь на кухню.

— Да, господин.

Обе быстро поднялись на ноги.

— Подожди, — вдруг сказал Отто. Группа замерла.

— Одной из них выдайте на кухне десять ударов плетью.

Обе задрожали.

— Рабыне с черными волосами, — уточнил Отто.

Рената облегченно вздохнула, а Флора напряглась в испуге.

— Ты чем-то недоволен? — спросил Юлиан.

— Нет, просто надо напомнить и ей, что она — рабыня.

— Хорошо, — согласился Юлиан.

Он махнул рукой, и обе рабыни в сопровождении стражника покинули террасу.

— Сегодня ночью она будет стараться вдвойне, — сказал Юлиан.

— Нет, только когда я в следующий раз возьму ее, — возразил Отто. — Сегодня я позову Ренату.

Мужчины вновь подняли чашки.

— Аброгастес становится все опаснее, — задумчиво произнес Юлиан.

— Мне надо собрать войско на Тангаре, из оставшихся отунгов, — заметил Отто.

Отунги были одним из пяти племен народа вандалов. Не следует путать их с ортунгами, мятежным племенем дризриаков, одного из одиннадцати племен народа алеманнов.

— Да, все мои надежды рухнули из-за слишком долгой задержки с твоим назначением, — вздохнул Юлиан.

— Каким образом? — удивился Отто.

— У нас больше нет времени, — устало сказал Юлиан. — Следовало начать дело намного раньше.

— Почему?

— Потому что на Тангаре между отунгами начались войны, — грустно произнес Юлиан.

— Я слышал об этом, — кивнул Отто.

— Поэтому слишком опасно появляться там сейчас, — пояснил Юлиан.

— Я хочу выехать немедленно, — упрямо сказал Отто.

— Как захочешь, — ответил Юлиан.