Я ворочалась во сне, как ненормальная или мне казалось. Все тело жутко болело, передать не возможно. Мне было то холодно, то жарко. Темнота накрыла с головой, я хотела открыть глаза, но не могла. Сердце стучало, как бешеное. Но вскоре я поняла, что не двигалась, двигаться вообще не могу, будто руки и ноги приросли к кровати, но все было настолько страшно. Я не понимала, где нахожу, а где это «где»? Просто темнота и больше ничего. Я начала тяжело дышать, просто, чтобы убедиться, что душа все еще в моем теле. Никогда ничего подобного не случалось со мной, да, и с кем такое случалось? Из глаз потекли слезы. Но вдруг я почувствовала, что к лицу прикоснулась теплая рука, да, так нежно. Я хотела открыть глаза, пыталась, а чей-то голос сказал: «Не надо, не смотри. Я сделаю так, что тебе станет легче, только не пытайся открыть глаза» - шепотом сказал он. Голос был мне не знаком, может это Андрей? Кроме него никого нет в моей квартире!

Я почувствовала, что он мне убрал с шеи волосы и снова сказал все так же тихо: «Не бойся, ничего не бойся». Это успокаивало меня. И в тот же миг все это перекрыло ужасное ощущение, как будто в меня вонзили миллион острых лезвий. Он укусил! Как это больно, но я расслабилась, чтобы дать Андрею превратить меня в вампира. Он обнял и прижал меня к себе. Внутри меня что-то начало меняться, я ясно это ощущала. Потом почувствовала, что клыки выходят из шеи, и он осторожно кладет меня на кровать и что-то говорит, но я не слышу. И на этом все заканчивается. Я не своевольно погружаюсь в сон.

Утро. Я открыла глаза, солнце ослепило меня своими желтыми лучами. В комнате было светло, диван разобран, явный признак, что на нем спал Андрей. Я села на кровати, прищурясь огляделась, дотронулась до того места, куда укусил меня Андрей, там ничего не осталось, только гладкая кожа. Я чувствовала себя как никогда бодрой, это хороший признак. Посидев так с минуту, снова завалилась на кровать, растянувшись в блаженном состоянии, и потянулась. Так не хотелось вставать. Из кухни вышел Андрей с кружкой кофе. Я хотела сказать ему «спасибо», но передумала, вдруг он не хочет об этом говорить. Тем временем он стоял и со вниманием разглядывал меня пристальным взглядом серых глаз.

– Как себя чувствуешь? – поинтересовался Андрей.

– Великолепно! – ответила я с энтузиазмом. Он недоверчиво покосился на меня. Что ему опять не нравится?

– Ясно. А теперь взгляни на себя в зеркало и вздрогни, – с насмешкой ответил он, улыбаясь.

– Рот до ушей, хоть завязочки пришей! – процитировала я и подошла к зеркалу. Мда, волосы были до такой степени взъерошены, что любой, встретив меня на улице, спросил себя: «Где она шлялась ночью?» Я хихикнула, быстро расчесала голову и заплела косичку.

– Ну, вот, так намного лучше, – прокомментировал Андрей, окидывая меня оценивающим взглядом. – Ты выглядишь, как-то по-другому, – заметил он. А что могло во мне измениться?

– Что тебе на этот раз не нравится? – ехидно заметила я, и пристально посмотрела ему в глаза, он побледнел. – Что?!

– Я лучше промолчу, но не смотри больше на меня так! – сказал он и вернулся на кухню. Интересно, как «так»? Я пожала плечами и удалилась в ванну. Прилично одевшись, зашла на кухню. Андрей седел за столом и попивая, фиг знает, какую чашку кофе, читал книгу с непринужденным видом. Я, налив себя чаю, села напротив него. И думала, почему он не хочет говорить насчет того, что превратил меня в вампира. Но затрагивать этот разговор я не собиралась. Он может такое сказать… А потом думай, что ответить.

– Что делать дальше? – спросил Андрей, не отрывая глаз от книги.

– В каком смысле?

– Я имею в виду Дракона. Что нам с ним делать? Наверно, для того, чтобы одолеть его нужно не меньше тысячи вампиров, а уж если он превратиться в Дракона… – Андрей остановился и многозначительно посмотрел на меня, ожидая разумного ответа.

– Надо его убить, – ответила я. Но тут он вспыхнул:

– Я тебе говорю, что мы вдвоем не сможем его одолеть! Ты видела, что он с тобой сделал?!

– А я чем могу помочь? Ты же у нас «Гений». Вот, и думай как! А я пойду, прогуляюсь. Надеюсь, тебя можно тут оставить, квартиру не разнесешь? – с этими словами я вышла с кухни, услышав, что он что-то проворчал себе под нос, но мне ничего не сказал. Я порылась в шкафу и выбрала темно-синие джинсы, розовую кофту, надела красовки и вышла на улицу. В лицо подул свежий весенний ветер, в котором ощущалось уже присутствие лета. Голубое небо было усыпано белыми облаками, которые безмятежно плыли, словно корабли, по бездонному небу. Улица была освещена золотыми лучами солнца, которые играли в окнах домов, отражая свет. На деревьях появились маленькие почки; трава позеленела и потянулась ввысь к солнечному свету. Погода была хорошая, не то, что вчера, ливень, казавшийся серой стеной и мрачное небо.

Я зашла во двор, который находился рядом со школой. Там никого не было, сейчас все были на занятиях. Как странно, люди совершенно не знают о вампирах и рампирах, живут обычной жизнью - как и все человечество. Я села на качели. В детстве я любила часами качаться, забывая обо всех неприятностях. Покачиваясь, я закрыла глаза и вспомнила сегодняшнюю ночь. Все-таки странно, что Андрей не захотел рассказать мне об этом, но принуждать его не собираюсь.

Я открыла глаза: передо мной стоял Джек. Красивый парень с улыбкой ленивого кота и движения были полны какой-то сонливости, с белыми, как первый снег волосами и полуночным цветом глаз: фиолетовый в слиянии черного. Не назовешь его худым, но особого накаченного телосложения не было, что-то среднее. Вы спросите, почему я это написала? Просто, у всех парней вампиров в основном мускулистое телосложение. Джек был до того гадким вампиром – свинья! – каждый день его вижу то с одной девушкой, то с другой. Они летели на него, как мухи на… Обойдемся и тремя точками. Он смотрел на меня смеющимися глазами.

– Чего надобно, старче? – насмешливо начала я. Вот, ему-то от меня что нужно?! Ух, уродец! По характеру он не котенок, хотя очень смахивает на кота. Любит сказануть что-нибудь остренькое. В общем, он ко всему безразличен: украли свитки, а он сидел с ледяным лицом, как будто это его не касалось. Его не волнует Дракон – плевал он на него, в общем пофигист, хуже меня.

– Сказок начиталась? Ну, до ладно, как там ваше задание продвигается?… Я присяду? – и, не дождавшись ответа, сел рядом, на качель, и вытянул ноги.

– Зачем пришел? – напрямик вопросом на вопрос ответила я, с этим болваном даже разговаривать противно.

– Зачем? Зачем? Узнать, Совет меня прислал, – без всякого выражения ответил Джек.

– И ты потратил свое драгоценное время на поиске меня, чтобы об этом спросить? Надо же какое самопожертвование, – с сарказмом сказала я. Нет, надо было прийти ему и все настроение испортить!

– Ответь и я уйду, – медленно проговорил он.

– Ничего не вышло вчера. Достаточно? А теперь вали и не порть мне настроение! – я в ожидании посмотрела на него, но он сидел и смотрел куда-то в даль. – Я с кем разговариваю, с качелей?! Надеюсь, ты помнишь, какой сегодня месяц, а то с твоим поведением можно и не заметить, что зима наступила!

– Ясно. Ничего не получилось. Очень жаль, – он встал и пошел, засунув руки в карманы.

Я проводила его холодным взглядом и задумалась, чего это он поинтересовался? В Совет он не входит, хоть и приходил на собрание, а уж Старейшины, зная его, никогда бы не поручили что-то спрашивать у меня, и тем более они никого не присылали с расспросами, надо «Охотник» сам придет и доложит. Не нравится мне этот Джек! Скользкий он тип. Да, еще наделен Силой: когда о чем-то спрашивает, может выудить ответ на свой вопрос из вашего подсознания, пока вы говорите, это называется - извлечение. Противное название!

Не знаю, сколько я качалась на качели, но, думаю, довольно долго, но как увидела, идущего куда-то Алекса, и разговаривающего по сотовому телефону, да еще к тому же с улыбкой на лице и не проницательными глазами, я быстро встала с качели и спряталась за дерево, чтобы он меня не увидел. Я услышала обрывок его реплики:

– Ага… Понял… Сегодня наведаюсь в гости!.. О, еще как, – и пошел дальше, но уже заметно прибавив шагу. Ишь, какой деловой, блин! И все-таки что-то хорошее в нем явно присутствует, только у него более сильная сущность – Дракон – с ней даже добрая сторона справиться не может, наверно.

Я медленно пошла обратно, домой, думая над обрывками слов, не нравится мне все это. Я зашла в квартиру, Андрея там не оказалось. Дом был в порядке, а я уж думала: приду в квартиру, а от нее рожки да ножки остались, но все стояло на своем месте. Я плюхнулась на диван и, смотря в потолок, думала, как можно победить Алекса. Ведь есть же средство против рампиров, только какое? Но Дракон совсем другое. Он очень сильный противник и наверняка чувствовал, когда мы подошли к школе, и видел, как я пробежала, хотя бежала на сверхъестественной скорости. У него явно острый слух и сверхчувствительность. Чешуйчатый недоумок! Мне стало интересно, как выглядит Дракон на самом деле, но уж точно не как в сказке «Спящая красавица». Он не должен быть такого огромного размера. Ладно, поживем, увидим.

Я думала, что мне делать дальше. И вдруг встала и взяла из-за картины заклинания рампиров, и села обратно на диван. На бумаге желтоватого цвета и обгоревшего по краям, как пергамент, были написаны ровным мелким почерком слова, которые содержали в себе магическую Силу. Было всего два небольших листа. Чего в них ценного? Неужели, эти произнесенные слова могут уничтожить по всей Земле вампиров. Да, быть такого не может. Или все дело в том, что их собирался произнести Дракон? Уж, у него-то силенок побольше, чем у других рампиров. Я попыталась прочитать одно слово, которое означало «уничтожить». От него у меня язык в трубочку чуть не завернулся, надо было им придумать такие корявые словечки или это я так хорошо знаю язык. Надо бы выучить. Но я чувствовала, что от этих двух бумажек веет злом, так что лучше не читать вовсе.

День и вечер я провела скудно, смотря телик да читая книгу. На улице было уже темно, когда я дочитала последнюю главу. В мою комнату влился лунный свет, который я почувствовала, сидя к окну спиной. У вампиров особая чувствительность на ночное время. Как никак мы – Дети Ночи – так нас называли Старейшины. Днем – одни, ночью -–другие. Я услышала гул автомобилей – люди возвращались с работы домой. Отложила в сторону рампирский документишко и подошла к окну. Я хорошо видела очертание луны, настоящий ее цвет – не такой, какой привыкли видеть люди, глядя на небо, а видела намного отчетливее, различая цвета. Сейчас черное небо было усыпано миллионами или даже миллиардами звезд, сияющих, как бриллианты на солнечном свете. Старейшины так же говорили, что у вампиров «звездные» глаза, но только мы не носим очков в солнечные дни. Я открыла окно, чтобы впустить свежий воздух в комнату и направилась в ванну, оставив желтые бумажки на столе и выключив свет. Когда наступала ночь, я всегда его выключала, так мне становилось уютнее.

Вода смывала все мое напряжение за последнее несколько дней, если я не сбилась со счета. Тело освобождалось от тех самых неприятных ощущений. Но сейчас я чувствовала себя намного сильней. Я не сто не с сего вспомнила, что Андрей испугался моего пристального взгляда и сказал не смотреть на меня так. Но как «так», я до сих пор не поняла. Одевшись в ту самую футболку, которую я давала Андрею (теперь она была чистой), вышла в одну единственную комнату в доме, держа крабик в зубах, а другой рукой придерживая волосы, я направилась на кухню. Поставила в микроволновку еду и вышла обратно в комнату. Возле стола стоял Алекс и с деловым видом разглядывал свитки. Теперь я поняла значение фразы «Сегодня наведаюсь в гости». Извини, дорогой, но я тебя не приглашала! Я слегка опешила от такого неожиданного, но тихого вторжения ко мне в дом, да еще и без приглашения. А откуда он узнал, что свитки у меня, позвольте спросить?

Я подошла к Алексу и вырвала бумаги у него из рук. Он злорадно улыбнулся, но ничего не сказал.

– Конфисковано! – я отошла подальше от него, а то вдруг прыгнет, и увернуться не успею. Алекс издал гулкий рык, у меня кровь прилипла к щекам, похоже, я его разозлила, но внешне я оставалась холодной к его поведению, хотя все внутри дрожало от страха.

– Какая ты глупая, думаешь, я не смогу у тебя забрать заклинания? Ошибаешься, – немного насмешливо, но, выходя из себя, сказал Алекс. Я одарила его холодным взглядом и презренно фыркнула, как кошка. Алекс сделал шаг ко мне.

– Стой там, где стоишь или я разорву эти дурацкие бумаги! И запомни, Саш, я тебя не боюсь! Запугивай, сколько хочешь! – он вздрогнул, когда я произнесла это имя, которое сказал его друг-человек. Его глаза засверкали от ярости, но Дракон стоял.

– Давай, порви их! Думаешь, я не смогу написать новые? Снова, ошибаешься! – он приблизился ко мне внезапно, так что я вздрогнула от неожиданности. Его глаза изменились. Они стали темно-синего цвета с узкими ромбообразными зрачками, и складывалось такое ощущение, что они видят меня насквозь. Клыки выдвинулись, и он больше не походил на человека. Я застыла с ужасом, глядя на него. Быстро отошла от парня, крепко держа листы с заклинаниями, и услышала гул наподобие смеха. И тут я поняла, что этот рампир обратился наполовину в Дракона. Он быстро ринулся ко мне, повалил на пол и, прижимая меня к полу, произнес:

– Считаешь, я только за этим пришел? Я обещал, что поужинаю тобой, разве забыла? – я поняла, что это говорил не сам Алекс, а то существо, которое находилось внутри него.

– Как мило, надеюсь, ты подавишься! - злорадно ответила я. – Только знай, что у меня аллергия на Драконов и у тебя может случиться несварение желудка, – я ударила его кулаком в лицо, и он отцепился от меня. Потом ударила его ногой в живот, Дракон перевернулся и упал на пол. Я подошла к шкафу и взяла оттуда меч. Толкнула чудовище на спину и занесла над ним меч, целясь в голову и поставив ногу ему на грудь. Алекс открыл глаза, они стали нормальными, и клыков не было:

– Чего ты ждешь? Давай, убей меня и жить станет проще, но если промахнешься, мне ничего не останется, как уничтожить тебя!

– Как благородно! Позволь задать тебе вопрос: зачем ты живешь? Ну, уничтожишь ты вампиров, что дальше? – этот вопрос меня интересовал, я его и себе задавала довольно часто, но не находила ответа. Алекс молчал и тупо смотрел на меня отсутствующим взглядом. Я смотрела на него в ожидании ответа, мне хотелось знать ответ от эксперта, ведь он прожил более 1000 лет.

– Для чего мне дальше жить? – с еще более отсутствующим взглядом переспросил он скорее себя, чем меня. Видно было, что мысли его, улетели куда-то вдаль. Но вскоре уголки губ дрогнули в легкой улыбке. – Не твое дело! Убей, и вампиры останутся, живы, ведь ты этого хочешь! – я округлила глаза от удивления, но понимала, что говорить он не хочет и не скажет ничего. Ведь этой фразой «Не твое дело» я пользуюсь уже много лет, когда мне задают вопрос, а я не хочу на него отвечать. Нет, он не злой и не жестокий, все это его сущность – Дракон. Я улыбнулась во все тридцать два зуба, Алекс немного опешил от этого. Я бросила меч в сторону и отошла от него. Теперь я знала.

– С ума сошла! Я ведь предупреждал! – он решительно направился ко мне. Я повернулась и произнесла «Давай!». Алекс остановился, глядя на меня сверху вниз.

– Глупая девица! Когда-нибудь ты увидишь меня таким, какой я есть на самом деле. Сегодня ничья, – он спрыгнул с окна, легко приземлился на землю и растворился во тьме. Я закрыла окно, тяжело вздохнув, убрала меч и эти чертовы документы. Завалилась на кровать, растворяясь в ее мягкости. Как это ужасно, что внутри тебя сидит существо, готовое вырваться наружу. А представить Алекса в обличие Дракона даже воображение не поворачивалось.