Меня разбудил будильник, который зазвенел над самым ухом, как ненормальный. Я стукнула по нему кулаком, разбила. От него раздался предсмертный взвизг и будильник заглох. Я скинула его с кровати и завернулась с головой в одеяло, не желая вставать с теплой постели, потому что на дворе, как из ведра лил дождь, в какой раз. Небо закрывали тяжелые серые тучи, да к тому же дул сильный ветер. У взбесившихся деревьев, гнулись стволы в разные стороны. Взглянув в окно, у меня тут же отпало желание вставать и что-то делать. Мои планы, поехать в город и повеселиться, как следует, рухнули, и все из-за проклятой погоды. В итоге под одеялом мне стало душно, и я раскрылась. Подошла к окну резко задернула штору. По ней теперь показывали театр теней: ветви бросало то в одну сторону, то в другую, ветер разгулялся не на шутку.

Почесывая затылок, я направилась на кухню заварить кофе. Из-за этой чертовой погоды меня клонило в сон, словно наглоталась снотворного, но, выпив кофе, я немного взбодрилась. И что делать дальше, если даже на улицу невозможно выйти, ветром сдует? Я включила телик, но каналы не показывали, лишь скучный серый экран, книги до того достали, что смотреть на них было противно.

Из подъезда послышался шум. Что там на сей раз, случилось? Прошу заметить, что на моем этаже проживала почти одна молодежь, за исключением бабульки, которая наводила порядок, если бы не она, не знаю, что бы случилось с нашим этажом, разнесли бы что же еще. Я заглянула в глазок, как и следовало, ожидать – там стоял Джек и обнимал двух девушек за талию, рассказывая им что-то, лениво улыбаясь, а они как полные дуры велись на этот глупый трюк. В его глазах был всего на всего азарт, и он все время поглядывал на мою дверь, будто ждал, что я выйду и радушно приглашу его на чашку чая. Наивный! Я стояла и наблюдала за этим интересным представлением – обольщение, – которое не раз видела. До сих пор не перестаю дивиться, как бывшие девушки за все его выходки не собрались и не избили его в темном переулке. Он, видать, когда говорил, что нам нужно расстаться, при этом делал печальные глаза, внутренне смеясь. Спустя минуту, он снова посмотрел на мою дверь. Что он на нее постоянно пялиться? Я все-таки решила помешать ему в обольщении и вышла из квартиры.

– Джек, разве тебя девушка не ждет, она мне только что звонила, спрашивала, где ты, волнуется, – нежным голоском замурлыкала я, при этом насмешливо глядя на него. Он ведать, не ожидал такого поворота событий. Уж, кому-кому, а ему мне приятно сделать гадость! Девушки сразу запричитали, что он бабник и ушли каждая в свою квартиру.

– Какая же ты зараза, всю рыбы распугала, – покачал головой Джек и подошел к двери моей квартиры. – Можно войти?

– Тебе нельзя! У меня на тебя аллергия! – прикрывая дверь, ответила я.

– Мда… и на Драконов тоже… Слушай, я серьезно, мне по делу, – серьезным тоном сказал он и оттолкнул дверь. Таким я его еще никогда не видела.

Он зашел с деловым видом, все еще оставаясь серьезным в лице и во взгляде. Рассматривал мою квартиру внимательно и все время кивал головой, типо одобрял мой вкус. Джек сел на диван и указал на место рядом с ним, но я осталась стоять. Еще мне всякие не предлагали сесть на мой же диван в моем же доме. Я так и осталась стоять, выжидающе глядя на него и думая, скорей бы он убрался отсюда.

То, что он сказал, застало меня врасплох:

– Регина, отдай свитки и дело с концом, а не то плохо будет, – Джек пристально посмотрел на мою реакцию и заметно удивился. Я осталась стоять с каменным лицом, упорно глядя ему в глаза, и ответила:

– Значит, ты работаешь на Алекса… И это ты сказал ему, что его дурацкие бумажки у меня. Как мило с твоей стороны. Запомни, я ничего ему не дам, – ответила бесстрастным тоном, но внутри у меня все вспыхнуло от возмущения и предательства.

– Ты не понимаешь по хорошему, тебе надо что-то сделать, чтобы ты поняла.

Теперь Джек не казался ленивым полусонным котом - сейчас он был решительным.

– Я все понимаю. Но не понимаю только одного, как ты мог предать Совет! Что хорошего на стороне рампиров?

– А ты не знаешь? Я и сам рампир, просто ты этого не чувствовала, – он усмехнулся, видел, что в моих глазах вспыхнул огонь гнева.

– Скажи Алексу, что не шиша он не получит, пусть хоть вывернет меня на изнанку. Я предавать вампиров не собираюсь, как это сделал ты, пусть даже будучи рампиром! А теперь убирайся! – ровным тоном сказала я и указала на дверь, изо всех сил сдерживая себя.

– Как хочешь, – он пожал плечами и вышел. Надо же какой невозмутимый, блин.

Теперь я разобралась, откуда Алекс узнал, что его идиотский пергамент у меня: Джек сказал, все-таки не просто так эта зараза подходила ко мне. И по телефону Дракон тоже с ним беседовал. Прекрасно! А я все думала, откуда Алекс узнает о планах Совета, а шпионом оказался невозмутимый Джек. Что б его на части порвали.

Ко мне в голову пришла одна хорошая мысль: когда я брала свитки, они были вложены в книгу «История рампиров», тогда может там что-нибудь про этих тварей написано, за одно и узнаю, как они появились. Полезная информация, однако.

Я оделась и пошла в здание Совета. К моему счастью там было мало народу и никого в библиотеке. Эля – библиотекарь, попросила меня присмотреть, как она выразилась «за моими сокровищами» и ушла куда-то. Лучшего времени не найти. Я быстро нашла книгу в кожном переплете и, сев за тот самый дальний стол, открыла ее. Было видно, что этой книге не одна сотня лет, потому что странице выцвели. Так вот значит, как появились рампиры, интересно:

«Много лет назад на Земле правили только оборотни и вампиры, людей они держали в загонах (садисты!). Но в скором времени вампиры стали провозглашать себя властелинами мира и не одобрять оборотней, как расу, стоящую ниже себя. Завязалась кровопролитная война между бессмертными. Спустя много веков, один мудрый король, дабы прекратить бесконечную войну, предложил вампирам и оборотням соединить две расы. Многие отказались от этого эксперимента, чтобы сохранить чистокровный род. Но большинство согласилось. С помощью Магов (в то время они существовали), к оборотню перешла кровь вампира, а вампиру кровь оборотня. Так и получилось, что вампиры стали превращаться в животных и в тоже время не перестали питаться человеческой кровью, а оборотни приобрели жажду. С помощью соединения рас, была остановлена война, а чистокровных оборотней и вампиров становилось меньше, но многие вампиры стали превращать людей в себе подобных, оборотни вымерли, хотя может, кто-то остался в живых. А соединившуюся расу назвали рампиры»

Интересно, но все же это извращение! А говориться здесь о том, как убить рампира? Щас глянем. Я пролистывала каждый лист, но ничего не видела по своему вопросу. Как же можно было упустить это, если книга про рампиров. Я захлопнула, отложила книгу и глянула на нее с отвращением, она мне ничего не дала. Я подперла руку под голову и, смотря все так же на книгу, издала рык. Рык? Рык!!! Нет, я понимаю шипение, вампиры это умеют, но рычать, это что-то новенькое.

Я вышла из здания Совета и поплелась, не зная куда. Меня остановил звонок по телефону: это был Андрей. Как он меня достал, сил нет! Я ответила. Он сказал, что хочет встретиться во дворе возле моего дома.

Андрей сидел на скамье и в ожидании курил, даже вампир не может этого не делать. Я подошла, он окинул меня злым взглядом и я села рядом с ним.

– А теперь все рассказывай, – сказал он, выдохнув дым.

– Что тебе рассказать? Как я провожу время? Мне скучно, – с непониманием, чего ему от меня надо ответила я.

– Я не об этом. Я про все, что ты от меня скрыла. Ненавижу секретов. И тем более мы партнеры, так что выкладывай, – не смотря на меня, медленно проговорил Андрей. Я в недоумении похлопала ресницами и растерянно посмотрела на него. Все буду, как партизан на допросе!

– И нечего на меня так смотреть! Я на твои дохлые трюки не куплюсь.

– Ты о чем?

– Не о чем, а о ком! Черт бы тебя побрал, о Драконе! Не строй из себя дуру! А лучше скажи, что натворила! Ведь не зря же он, пытается все время тебя прикончить, – в негодовании он выбросил сигарету в урну и посмотрел таки на меня.

– Тебя это не касается! – взорвалась я.

– Регина, я ничего тебе не сделаю, просто расскажи и все, чего резину тянуть… Ладно, пошли, поговорим у тебя дома.

Когда мы пришли ко мне в квартиру и сели на диван. Я почувствовала комок в горле. Ох, какой он настырный бывает.

– Я… в общем… я взяла свитки из библиотеке, – проговорила я скороговоркой и посмотрела на реакцию Андрея: он стал еще бледнее, чем был; глаза заметно потемнели, а губы дрогнули.

– Так… это… ты, - наконец произнес он. – Ты понимаешь, что предала Совет?

– Я никого не предавала, но если бы я этого не сделала, то эти идиотские документы были бы у Дракона, а так они у меня.

– Почему ты мне ничего не сказала? – спросил Андрей, успокоившись.

– Потому что ты не понял бы и рассказал все Совету. Потому что ты никогда не одобрял моих поступков, следовал законам Старейшин по уничтожению рампиров: вот этих убить, а этих пока не трогать! А почему не трогать? Они не правильные оборотни и вампиры! И еще, ты всегда лез ко мне с вопросами, на которые мне не хотелось отвечать, но ты продолжал лезть и тем самым выводил меня…

– А ты всегда думала только о себе!

– Мне было лучше быть одной. Я эгоистичная с самого раннего детства, меня никто бы не воспринял такой, какая я на самом деле. Я всегда скрывала свои эмоции, под маской безразличия и вампиры считали, что меня ничего не интересует. Когда хотелось плакать, я сдерживалась изо всех сил. Я старалась скрыть свою истинную сущность, не говоря никому о том, что я полукровка, потому что их считают слабыми. А ты видел свое лицо, когда спрашивал меня об этом? Нет, на нем было отвращение. Ты считаешь, что я ничего не замечаю, но ты ошибаешься! – слова текли из меня рекой и, я не могла их остановить. Тяжело дыша от волнения, я посмотрела на лицо Андрея: он сидел с очумевшими глазами и пялился на меня. Но потом мягко улыбнулся и сказал:

– Так вот, ты какая – эмоциональная, а я уж думал, что чувств у тебя никаких нет, – со смешком добавил он. От такого заявления я в гневе отвернулась от него и подошла к окну. На душе стало легче, а на сердце еще тяжелее. Я сказала все, что думаю, о нем, и рассказала все о себе. Сколько лет я скрывалась и пряталась за каменной стеной. Теперь я не могла сдерживаться, слезы потекли по щекам, капая на подоконник. Андрей подошел ко мне и положил руку поверх моей.

– Наверно, это сложно быть не такой, какая ты на самом деле? Будь сама собой, я хочу увидеть тебя настоящую, – сказал он спокойным ровным голосом и поцеловал. Я не отвечала, а зачем? Я его не люблю, он всего лишь мой друг, только из всего. Я отстранилась от него.

– Друзья, да? – улыбнувшись, спросила я.

– Да, – печальным голосом ответил Андрей. – Знаю, я тебе не пара. Ты ждешь, что придет тот, с кем ты связана духовно? Верно?

– Ага. А ты жди ту, которая будет принадлежать тебе.

– Конечно. Но ты мне нравишься, просто очень хотелось поцеловать тебя! А знаешь, мы могли бы быть хорошей парой…

– Нет, не мог ли бы. Слишком похожи, – я улыбнулась и добавила: – Так, надо разобраться с Алексом, иначе беды не миновать, - я достала свитки и села на диван. Андрей подсел рядом с серьезным видом и посмотрел на них, как на врагов.

– И как это читать? Отвратительный язык, корявый, – с отвращением сказал он.

– Я тоже об этом подумала, но не стоит читать, а то еще что-нибудь произойдет… Кстати, Джек ушел из Совета?

– Да, и не назвал причину. А что?

– Он оказывается рампир и работает на Дракона. Сегодня ко мне заявился и раскрыл себя и еще сказал, чтобы я отдала ему свитки.

– А ты со своим упрямым характером, отказалась, – насмешливо добавил Андрей.

– Какая проницательность. Так что будем делать с ним? Ты знаешь, как убить рампира?

– Как-как, чем-нибудь из дерева, как и вампира, – растерянно ответил он.

– Ага, как же! Сколько раз я их убивала, ни черта не выходило, на следующую ночь снова нападали и при чем те же, которые были мной убиты.

– Да?! Это большая проблема…

– Ха! Я знаю как! Голову отрезать, да дело с концом. Я так от одного избавилась. Есть… Это мы решили, но Дракон-то сильный противник, он чувствует, когда мы идем за ним, – я задумалась и Андрей видимо тоже.

Когда на дворе показались сумерки, Андрей ушел домой, а я сидела в кресле со свитками, бумагой и ручкой, переводила заклинания. Хотелось узнать, что там настрочил Дракон. Про школу со всей этой заварухой я забыла. А на кой черт туда вообще ходила? Ответ: просто, чтобы время убить. И вообще я давно не пила крови, да и зачем? Я - полукровка, мне не всегда обязательно, но из-за этого регенерация становится слабее. Я, посасывая кончик ручки, пыталась перевести заклинания. Ни шиша у меня не выходило. Вот реально, у рампиров язык корявый и не понятный, как скажите это слово читать «Eskalglermabroniarle»? Язык можно сломать. И что оно означает? Кстати у вампиров язык круче и мелодичней «elandera» - объединение. А у них черт знает что. Надо бы купить словарь рампирского языка. Кстати слово «любовь» у нас звучит суперско - «elay».

Но все это время, со вчерашнего дня, мне было не по себе. Внутри меня до сих пор что-то менялось, будто организм перестраивался: слух обострился, восприятие к запахам и я стала намного лучше видеть, лучше, чем вампир. Я отложила бумаги и облокотилась о спинку кресла. Да, что же это такое! Что за извращение? И почему именно я? Мне кажется или это в моей комнате кто-то ходит? В глазах все расплывалось, а рассудок затуманивался, будто туда вторгались и насильно усыпляли его. Я сопротивлялась, тогда хватка становилась сильнее, и от этого мне стало еще хуже. Я сдалась и поддалась наваждению, закрыла глаза и погрузилась в леденящий душу, холод. Я снова почувствовала на шее чье-то дыхание: горячее и даже где-то решительное. К коже прикоснулись теплые губы и в шею вонзили клыки, острые. И то же ощущение, будто в мое тело одновременно воткнули тысячу лезвий; я не могла пошевелиться от удушающего холода. На смену ему пришло тепло, которое окутало меня и казалось, будто я нахожусь в вакууме. Оно нежно обволакивало меня, успокаивая. Клыки плавно вышли из моей шее, и дышать стало сразу легче. Я почувствовала прикосновение рук к месту укуса и слова, которых я не услышала: услышала только шепот и шаги, которые через мгновение растворились.

Я заставила силой открыть глаза и повернуть голову, осматривая комнату. Ног и рук я не чувствовала, было ощущение опустошения, которое образовалось внутри. Когда мозг начал усиленно работать и анализировать ситуацию, я поняла, а точнее вспомнила, что меня кто-то укусил. От одной только мысли становилось тошно. Что меня все норовят покусать? Как маленький ребенок, я потрясла руками и ногами, что бы они заработали, а не висели как переваренные сосиски. Я повернулась в сторону окна: оно было распахнуто настежь. Мда, наверно, тот, кто сюда ворвался, был не галантным «человеком» и не закрывал за собой окна. Если в третий раз такое случиться, и я увижу его, вот честное слово, ударю что под руку попадется, а затем разделаюсь, будет знать этот гад, как врываться ко мне в дом и кусать ни с того ни с сего! На дворе была глубокая ночь. Луна в своем великолепии среди звезд с величественным видом «Королевы ночи» освещала землю. Я выглянула в окно. По улице ходили тени, дул свежий ветерок и небо было темно-синего цвета. Я заметила темную фигуру. Почему темную? Да, потому что одет, был во все черное, блин. На кладбище собрался что ли? На встречу ему вышел из ниоткуда очень знакомый парень с белыми волосами. Это явно Джек! Он что-то говорил в темных одеяниях парню при этом, почесывая затылок, наверно, сильно волновался. Незнакомец кивнул и пошел дальше, туда, где находилось здание Совета. Я подпрыгнула и подорвалась с места как ошпаренная; взяла самое важное – меч и, выйдя из дома, направилась вслед этому незнакомцу, но, наверное, это слуга Алекса. Он без всякого труда открыл дверь и вошел во внутрь, а я следом за ним. Странно, что он меня не почувствовал. Незнакомец направился в Архив. Место больше походящее на подвальное помещение. Он отрыл ящик и стал рыться там. Я медленно подошла к нему и приставила кончик меча к шее, парень вздрогнул, но все так же продолжал выться в документах вампиров.

– Какие, однако, наглые слуги у Дракона, – заявила я. – Приходят и роются в чужих документах. А после грабежа решил на кладбище заглянуть? – ехидно заметила я. Парень молчал и рылся в документах, как будто меня вовсе не было. На меня напало чувство, что я вообще лезу не в свое дело, и должна была остаться дома, но видимо не судьба, люблю совать нос туда, куда не следует.

– Меня не интересуют ваши документы, а только свой, – ответил парень. Я точно его не знала.

– С какого фига здесь будут лежать документы рампира? Или ты попутал Архив?

Он не обратил внимания на мои вопросы и продолжил рыться в ящике, при этом что-то бубня под нос. Такого хамства я еще не видела. Проигнорировал! Да, что этот болван о себе возомнил? Я занесла меч, чтобы срубить ему голову, но незнакомец обернулся, схватил меня за руку и со всей силы ударил о стену. У меня посыпались искры из глаз.

– Кто тебя просит лезть туда, куда не следует! – прорычал парень. В его глазах вспыхнул огонь гнева. Но этот голос… Алекс! Какие у него здесь могут быть документы?

Я ударила его по голени, а затем хотела пнуть в его наглую рожу, но Алекс схватил меня за ногу и, я упала на пол. Встала с большим усилием, было такое ощущение, что он мне все ребра попереломал. Я развернулась и наткнулась на Алекса и его злой взгляд.

– Никогда! Слышишь? Никогда не пытайся ударить меня! – он посмотрел на мою шею и вздохнул. – Жаль, что твоя кровь для меня теперь отрава, – Алекс ушел, а точнее растворился во тьме, будто его здесь и в помине не было.

Я направилась домой. Прейдя, тут же плюхнулась на диван. В последнее время усталость наваливалась на меня с огромной силой. Либо она от этих укусов, либо оттого, что Дракон снова ударил меня. Но чего он медлит и не убьет меня? И вообще, что за папку он взял? Ух, любопытство, ни к чему хорошему не приведет! Но все же, почему он все время оставляет меня в живых? И почему я задала вопрос, вместо того, чтобы прихлопнуть его? Что за чушь твориться со мной последнее время!

Я проснулась через час после прихода, от шорохов в моей квартире. Нет, есть предел наглости! На кухни горит свет, какого черта именно там? Что больше не где поесть? Я встала с дивана и зашла туда. Моему оку пристало зрелище скорее из смешных, чем из противных. Рыжеволосый парень что-то пил и уплетал две булки сразу. Это нормально? С психикой у него в полном порядке? Нет! Вампир, а ест булочки. Ладно, я – полукровка, но он-то вампир. Я стояла в проеме двери: сначала хихикнула, а потом расхохоталась так, что парень подпрыгнул и подавился.

– Тебе что людей мало? – начала я.

– Ты издеваешься? Чего так пугать-то! Совсем с просони двинулась умом, – ответил Андрей и жалостливым взглядом посмотрел на меня. Я села напротив него и взглянула, как на ненормального.

– Ты вампир или кто? Зачем тебе булки с молоком есть?

– Промой глаза, булки с кровью. У тебя бутылка в морозилке стояла.

– Ты теперь приударил за моим запасом продовольствия. С чего ты такой голодный?

– Неделе две не пил, вот с чего.

– Мазохист! На диету сел?

– Нет.

– Ты знаешь, что у нас в Архиве были документы Дракона?

– Конечно, он раньше вампиром был. Только в него этот чеканутый король влил кровь оборотня. Экспериментатор чертов!

Я удивилась. Значит Алексу не 1000 лет, а больше? Старикашка!

– А почему именно в Дракона?

– Потому что Алекс больше подходил на роль сильнейшего рампира. Видите ли, будучи вампиром, он и так был жесток, а ни кто и не отрицает! Он-то и решил, чтобы людей в загонах держали! Это же ненормально! Мне людей жалко в те времена было, хотя тогда я еще на свет не появился.

– Да, уж! Решил сделать так, чтобы им жизнь медом не казалась. Покажется тут, когда столько нечисти.

– С чего ты у меня про Архив спросила?

– Сегодня туда заглянул Дракон, рылся в ящике, забирал что-то.

– Решил видать, с прошлым распрощаться и не числиться как вампир! Придурок! – воскликнул Андрей. Нда, вот так история. Оказывается, он был вампиром. Нет, надо быть таким садистом, а? Все, встречу убью!