Не знаю, сколько я так провалялся на земле, но, когда поднялся, вспомнил, что сегодня битва за лидерство. Здорово, а меня отколошматили! Может, это выглядело так, будто эта девчонка мне ничего не сделала, но на самом деле – сильная зараза. Глазищи злющие были, я уже думал бежать от греха подальше, а она как прыгнет. Пасовать не в моем стиле и принципах. Все-таки надо было полегче, не карябать ей пальчики. А потом это чудище все-таки вырвалось. Кровь та его отравила, надеюсь, подох. От него я эту истину скрыл, черт, сколько на это эмоциональной энергии ушло, а ведь копошился у меня в голове, ворчал, что я от него что-то скрываю.

А теперь меня волновал несколько вопросов: как я собираюсь сражаться за лидерство у рампиров? И как мне восстановить силы, если ее не понятная кровь полувампира-получеловека-полоборотня причинила и мне вред. Я стоял, облокотившись о стену здания, и думал, что делать дальше. Ведь, если я приду в наше логово, и все рампиры поймут, что дракон убит (я в этом не уверен), мне не сдобровать, а если меня убьют, то и превращение не удастся закончить. Но сражаться все равно придется, трусом я считаться не собираюсь. Я растворился во тьме и оказался под землей. Там было много коридоров, земля выстлана кафелем. Я вошел в просторное тускло освященное помещение. Эдар сидел на камене и с кем-то переговаривался. Моим врагом был он, который все время пытался захватить власть над рампирами, но я каждый год побеждал его. Завидев меня, он улыбнулся хитрой улыбкой. Что-то задумала эта сволочь! Не позволю я ему одержать надо мной верх, но сил было мало, чтобы нанести, хотя бы средней силы удар. Эдар подошел ко мне и отвел в сторону.

– Я вижу, ты славно повеселился, – так же улыбаясь, сказал он. – Я знал, что она подумает на тебя. Какой ты все-таки наивный, Алекс. Тебе еще надо многому учиться.

Я посмотрел на него яростным взглядом. Не понял, к чему эта гадюка клонит?

– Что ты задумал? – спросил я, еле сдерживаясь.

– Мой план сработал. И теперь вся власть моя. В бою ты проиграешь, силенок маловато. Но я помилую тебя и оставлю в живых.

– Какой план? – все еще не понимая, куда он клонит, снова спросил я.

– Узнаешь чуть позже, когда битва закончиться, – с этими словами он ушел к своему собеседнику. Что эта тварь сделала? И как подставила? Ну, Эдар, держись и последних сил не пожалею, чтобы глотку тебе разодрать!

Все расселись смотреть представление. Эдар был очень воодушевлен, что сегодня сможет наконец-то победить меня. Чувствую, без тумаков мне отсюда не выйти. Мне и моему противнику выдали деревянные копья. Правило было только одно - победить, а как сражаться ты будешь, это ты уже сам решаешь.

Как только я вышел в центр внушительного размера зала, Эдар бросился на меня, я легко увернулся, его лицо исказила злоба, но тут я его недооценил. Эдар снова кинулся на меня и два раза порезал грудь острым наконечником. Я поморщился от боли, но в долгу не остался, не обращая внимания на кровоточащую рану, которая возможно затянется через день, и ударил его по лицу копьем. Соперник перевернулся, но плавно опустился на ноги, всем своим видом показывая, что он все равно победит. Я и не сомневался, сил лишь хватало на то чтобы уворачиваться. Эдар наступал на меня и вновь бил так беспощадно, что я подумал – он убьет меня. Все тело было разодрано, из него хлестала кровь, но сдаваться я не собирался. Эдар тяжело вздохнул и резким движением двинул мне по лицу, я не удержался и упал. Когда поднялся, посмотрел на реакцию зрителей: они молча сидели, выпучив глаза, не веря в то, что я был побежден. Ноги меня не держали, я ухватился рукой за стену, тяжело дыша. Кровь непрерывно капала на кафель, я чувствовал, как по телу бегут бесконечные струи красной жидкости и как отвратительно болят раны. Ко мне подошла Ада, которую я считал сестрой, и которая знала меня лучше всех.

– Алекс, ты как? – она вытерла полотенцем мне лицо, но я одернул ее руку.

– Не трогай меня! Я ухожу! – я направился к выходу. Там меня ждал Эдар с довольной рожей, по которой хотелось съездить чем-нибудь тяжелым.

– Алекс, кажется, ты хотел узнать о моем плане, – я выжидательно на него посмотрел. - Чистосердечное признание: это я убил Старейшину, оставив твой подделанный отпечаток у него на шее, я знал, что Регина поймет, что это ты его прикончил, и будет мстить. Просчитав, все ваши ходы, я знал, что ты разозлишься тем самым, обратившись в дракона. Так же я знал, что ее кровь может отравить тебя и забрать достаточно сил, чтобы я выиграл бой. Думаю, все просто. Теперь ты можешь катить, куда душа пожелает, ах, я забыл, у тебя, ее нет. Ладно, проваливай, и не смей возвращаться.

Дослушав, до конца рассказ я телепартировался подальше отсюда, энергии мне хватило только для этого. Я шел по темной улице весь в крови, не разбирая дороги. Держась за забор, я дошел до дому Регины. Уж она-то мне не откажет в гостеприимстве, добродетельница еще та, помнится, когда я пришел в ее дом, Регина меня отпустила. Раны затянутся, и я потом свалю в Манхеттен или куда подальше, чтоб не видеть Эдара, пусть себе властвует, все равно свергнут в скором времени, знаю я его планы на счет захвата мира: Амулет, искать будет, который может дать ему силу и власть над всем миром. Я еле как дошел до подъезда, ожидая ее выхода, надеюсь, заметит, и сел возле ступенек, потому что держаться на ногах больше не оставалось сил. И с чего я взял, что она сейчас выйдет на улицу? Хотя кто знает, что у этой девки в голове твориться. Я услышал приближающиеся шаги. Я покосился в ее сторону. Она шла, скрестив руки на груди, видать чем-то недовольная и бубня что-то себя под нос от возмущения. Одетая в ночнушку: шорты и кофту. Я улыбнулся: разбудили и выперли из дома. Зеленые глаза были полны гнева, волосы переливались золотым и серебристым светом. Я насмешливо глядел на нее рассердившуюся. Она поднялась по лестнице, но, остановившись у двери, повернулась ко мне и грозно посмотрела.

– О, какая встреча! А я-то понадеялась, что ты наконец-то лапы откинул! - усмехнулась она. Я пристально смотрел на нее, ожидая, что Регина предложит мне свою помощь, но получил обратный результат. – Я, надеюсь, валяться долго ты тут не будешь? Потому что часам к шести подходит дворник, а выслушивать упреки я не собираюсь: о том, что я своего бывшего оставила ночевать под дверью, да к тому же еще и растерзала на последок! – я очумел от такого заявление. А я-то думал, что у нее есть сердце. – Мое сердце только для VIP-персон, то есть для избранных, – будто прочитав мои мысли, отрезала она. Ишь, какая самовлюбленная особа. Тьфу!

– Тогда, какого черта ты стоишь здесь и несешь пургу, раз помочь не хочешь? – она яростно сверкнула глазами. – Так, поможешь или нет?

– Ладно, снизойду до вашего величества. Вставай и пошли! Поднимать я тебя не собираюсь и так физическое состояние не ахти, а еще тебя затаскивать в дом! – она открыла дверь. Я встал и пошел за ней. Регина шла впереди, даже не оглянувшись. Ну, и отношение к гостям!

Квартирка у нее ничего, для одного человека. Первый раз я апартаменты не разглядывал. Она включила свет, он был бледным, чему я внутренне обрадовался. Я рухнул на кресло, изнемогая от бессилия. Она расстелила на диване, а я думал, что она на коврике меня положит. Я лег на диван и не желал ничего делать, кроме как лежать и не двигаться. Регина села рядом, и стала разглядывать порезы, еще при этом улыбаясь.

– Нашелся здравомыслящий рампир, который надавал тебе по шее! – сказала она и отвернулась. Я хмыкнул в ответ.

– У меня была битва за лидерство.

– Я вижу. Проиграл, да? – она снова повернулась с лицом, сияющим от счастья. – Вот и прекрасно.

– Это ты так считаешь. Я был ангелом, а тот, кто меня победил, разнесет людей и вампиров, к чертям собачим. Мне интересно, как он Амулет собирается искать?

– Чего?! Амулет?! Нет, я скоро совершу самоубийство с вашим чеканутым народом! – воскликнув, поднялась с дивана Регина, и, уперев руки в бока, грозно посмотрела на меня.

– В каком смысле? – не врубился я в ее истерический тон.

– Ты придурок или притворяешься! Мне Джон отдал эту побрякушку! – она глубоко вздохнула и продолжила: – Из твоих… Из них кто-нибудь знает, что он у меня?

– Нет, никто, кроме меня, – я нахально улыбнулся, смотря на ее реакцию. В глазах вспыхнул огонь, а потом погас, наверно, успокоилась.

– Ладно, сними футболку, я посмотрю, быстро это заживет или нет, – уже нормальным тоном, попросила она. Раздеться?!

– Может, тебе еще стриптиз на стуле станцевать, – ехидно заметил я.

– Вякать прекрати, а то разукрашу так, что ты себя не узнаешь, – рассержено сказала она и удалилась в ванную. Характерец еще тот. Шуток, не понимает что ли?